Казино изнутри. Игорный бизнес Москвы. От расцвета до заката. 1991-2009 (Аарон Бирман, 2017)

По сути своей, казино и честная игра – слова-синонимы. Но в силу непонятных причин, они пришли между собой в противоречие. И теперь простой обыватель, ни разу не перешагивавший порога официального игрового дома, считает, что в казино все подстроено, выиграть нельзя и что хозяева такого рода заведений готовы использовать все средства научно-технического прогресса, только бы не позволить посетителю уйти с деньгами. Возникает логичный вопрос: «Раз все подстроено, зачем туда люди ходят?» На что вам тут же парируют: «А где вы там людей-то видели? Одни жулики и бандиты!» И на этой радужной ноте разговор, как правило, заканчивается, ибо дальнейшая дискуссия становится просто бессмысленной. Автор не ставит целью разрушить мнение, что казино – это территория порока и разврата, место, где царит жажда наживы, где пороки вылезают из потаенных уголков души и сознания. Все это – было, есть и будет. И сколько бы ни развивалось общество, эти слова, к сожалению, всегда будут синонимами любого игорного заведения в нашей стране.

Оглавление

  • Плутовская галерея

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Казино изнутри. Игорный бизнес Москвы. От расцвета до заката. 1991-2009 (Аарон Бирман, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© А. Бирман, 2017

© «Центрполиграф», 2017

Плутовская галерея

Предисловие

«Казино – игорное заведение, в котором с использованием рулетки, игровых столов для карточных игр и игры в кости, игровых автоматов, а также другого игорного оборудования осуществляется проведение азартных игр с объявленным денежным или иным имущественным выигрышем. Настольная игра проводится с помощью ассистентов – крупье».

В различных словарях можно найти самые разнообразные определения «казино». Так, в объяснении 25 000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, со значением их корней, изданного в 1865 году под редакцией А. Д. Михельсона, «казино» – общество в итальянских городах, собирающееся преимущественно для игры; также – род кофейной.

Результат большинства игр, проводящихся в казино, для ее участника зависит прежде всего от элемента случайности.

В играх, проводящихся в казино, организатор азартных игр может выступать как собственно организатор (рулетка, блек-джек, крэпс), так и как обслуживающая сторона (техасский покер, омаха-покер, баккара и т. д.). Такое определение дает нам Википедия.

По сути своей, казино и честная игра – слова-синонимы. Но, в силу непонятных для меня причин, они пришли между собой в противоречие. И теперь простой обыватель, проживающий на территории нашей страны и ни разу не перешагнувший порог официального игрового дома, считает, что в казино все подстроено, выиграть нельзя и что хозяева такого рода заведений готовы использовать все средства научно-технического прогресса, только бы не позволить посетителю уйти с деньгами. Имея такие вводные, возникает логичный вопрос: «Раз все подстроено, зачем туда люди ходят?» На что вам тут же ответят: «А где вы там людей-то видели? Одни жулики и бандиты!» И на этой радужной ноте разговор, как правило, заканчивается, ибо дальнейшая дискуссия становится просто бессмысленной.

Я не ставлю целью разрушить мнение, что это – территория порока и разврата, место сборища бандитов, жуликов, шулеров и проституток, место, где царит жажда наживы, где пороки вылезают из потаенных уголков души и сознания, гипертрофируются и выходят на всеобщее обозрение в виде уже ясно сформированных понятий – ДЕНЬГИ, АЗАРТ, АЛКОГОЛЬ, НАРКОТИКИ, СЕКС. Все это – было, есть и будет. И сколько бы ни развивалось общество, эти слова, к сожалению, всегда будут синонимами любого игорного заведения в нашей стране.

Я также не буду разбираться, почему именно эти нарицательные слова превалируют в сознании людей, а их отношение к человеку, имевшему опыт работы или сотрудничества с казино, – настороженно-негативное. Причина, по которой я ухожу от комментариев на эту тему, проста и банальна – слишком сложно бороться с уже сформировавшимся общественным мнением, над которым изрядно потрудились средства массовой информации в преддверии закона, вступившего в силу с 1 июля 2009 года и запрещающего деятельность казино на территории Российской Федерации, за исключением игровых зон, куда весь бизнес был отправлен в безвременную ссылку без права реабилитации.


У нас всё любят сравнивать с заграничными аналогами. Принято считать, что там казино – настоящие храмы и дворцы. И чтобы попасть туда, нужно быть как минимум очень состоятельным и выглядеть соответствующим образом. Россияне уверены, что в силу своего менталитета иностранцы не будут что-либо подстраивать или каким-либо образом ставить палки в колеса играющим в казино. И играют у них по-другому, а пропасть между российской жалкой пародией на казино и тем, каким оно действительно должно быть, не преодолеть никогда. Может быть, в этих словах и была доля правды, но смею вас уверить, что со временем мы смогли переплюнуть своих учителей и оставить их далеко позади в их роскошных «дворцах», привнеся в игорный мир много того, чего иностранцам даже и не снилось. Но это произошло не сразу, а в начале 90-х страна только начинала учиться. Учиться организовать игорный бизнес, учиться играть в новые для нас игры, учиться выигрывать, учиться проигрывать.

Цель данного повествования – рассказать вам о событиях, происходящих в игорных заведениях любого уровня, узнать людей, работающих, а точнее, работавших в сфере индустрии отдыха и развлечений, понять, кто и зачем приходил в казино. Увидеть и разобрать ошибки, случающиеся всегда, когда речь заходит о новом бизнесе, да и бизнесе в целом. Поможет мне в этом мой хороший знакомый, основываясь на чьих историях, я и буду вести повествование. Он вместе с игорным бизнесом прошел путь длиной 18 лет. В беседе со мной Аркадий выделяет четыре основных этапа игорного бизнеса в нашей стране:

ПОЯВЛЕНИЕ, пришедшееся на период с 1991 по 1996 год;

РАЗВИТИЕ – с конца 1996 по 2002 год;

ЗОЛОТАЯ ЭРА – с 2003 по 2007 год;

УПАДОК – с 2007 по 1 июля 2009 года.

Глава 1. Первая работа

Аркадий был студентом. В 1992 году он учился на втором курсе факультета международных экономических отношений государственного института. Казалось бы, что еще можно желать? Будущее было в его руках. Хорошие оценки и знание двух иностранных языков должны гарантировать после окончания вуза прекрасные перспективы – работу в одной из развивающихся африканских стран. Для молодого человека, родившегося в Стране Советов, такая возможность являлась пределом допустимых грез и желаний. Это теперь в Москве как государственных, так и коммерческих вузов пруд пруди. А тогда буквосочетание «МЭО» вызывало приятную гордость и уверенность в завтрашнем дне у человека непосредственно причастного и жгучую зависть у тех, кто не сидел в лодке с таким вожделенным названием.

Вне зависимости от принадлежности к учебному заведению у всех и всегда в тинейджерском возрасте возникают одни и те же проблемы. И главная из них – где взять деньги для личных трат. Обращаться к родителям в высшей степени неудобно. Те суммы, которые периодически папа Аркадия выдавал ему, безусловно, позволяли тому чувствовать себя в своей тарелке среди однокурсников. Но постоянно подпитываться подобным образом было неправильно, к тому же самое страшное – первый курс, на котором выполнялся план по отсеву, был уже позади, и многие из друзей стали задумываться о постоянном дополнительном приработке.

Это было время, когда страна, шедшая по пути социалистического развития, резко свернула в сторону капитализма. С ветром перемен в жизнь врывались такие понятия, как совместные предприятия, индивидуальное частное предпринимательство. Открылся занавес, и в страну сначала тоненькой струйкой, а потом мощным потоком хлынули иностранцы. Туристы и бизнесмены. Профессионалы и любители. Самозванцы и аферисты. Многое из того, что находилось под запретом, стало доступным. И даже статья за валютные операции не казалась уже такой страшной.

Друзья Аркадия выбирали различные направления трудоустройства: кто-то «работал» на Арбате, занимаясь фарцовкой, кто-то устроился в Ирландский дом, некоторые продолжали просто учиться, надеясь, что главный приз ждет их впереди.

Нашему герою хотелось независимости от родительских дотаций, и он стал просматривать газету с бесплатными объявлениями, но фанатизма в этом не проявлял, считая, что если уж суждено что-то выловить, то он это обязательно сделает. Его поколение очень сильно отличалось от поколения родителей, которые ночами могли разгружать вагоны и работать дворниками, чтобы немного заработать. Ни Аркадий, ни его друзья не могли себя представить с лопатой в руках или с мешком на плечах.

И вот однажды он увидел маленькое объявление в бесплатном рекламном приложении к газете «Вечерняя Москва», что проходит набор девушек и юношей презентабельной внешности и с московской пропиской в школу крупье для работы в казино… Кто такие крупье, он догадывался. Но что собой представляет казино, Аркадий представлял, только основываясь на информации из книг, фильмов (сразу вспомнился Шерлок Холмс и доктор Ватсон и их визит в клуб «Боготель») и из разговора с родителями. Любовь к карточной игре была у него в крови с детства. Две его тети по линии отца, заменившие бабушек, играли с ним в разные настольные игры. На них Аркадий оттачивал свое умение играть в преферанс. Надо признаться, что он достиг в этой игре определенных успехов, ибо, уходя на летние каникулы после окончания первого курса института, имел в активе долгов со своих менее удачных картежников-однокурсников на сумму порядка 1300 рублей. И это в 1991 году, когда «деревянный» еще не претерпел катастрофических изменений своего курса. Поэтому, показав это объявление родителям, он сказал, что работа никак не отразится на его учебе и в Африку через четыре года он поедет, ну а сейчас он находится в том возрасте, когда надо слезать с родительских плеч и зарабатывать на свои развлечения самостоятельно. Родители не стали чинить препятствий, просто потребовали сдачи экзаменационных сессий в срок и дали добро.

Как нынешний современник представляет казино, если он ни разу в нем не был?

Первое, что приходит в голову, – это однорукие бандиты. Звучит крайне смешно. Понятно, что речь идет об игровых автоматах, но когда человек заканчивает фразу словами про «одноруких бандитов», то в голове сразу рисуется картинка, что именно в казино находятся все калеки преступного мира, за что-то наказанные своими собратьями путем отрезания одной из двух передних конечностей.

После «одноруких» следуют уже вполне нормальные и внешне здоровые представители криминалитета, без которых, по общему мнению, не обходится ни одно заведение подобного рода. Ну а дальше – пошло-поехало: девушки легкого поведения (возникает вопрос, что они там делают? Это же – не улица и не бордель, но мы об этом не думаем! Сказали, нужны в казино проститутки, значит, они там есть, и баста!), карточные шулера и всевозможные мошенники, которые только и ждут, чтобы обобрать зазевавшегося посетителя. Алкоголь льется рекой, и всякие непонятные личности предлагают запретные удовольствия. И ни слова о ее величестве игре! Ну а кто о ней думать-то будет? Все же подстроено! Забудь надежду всяк сюда входящий… Сначала тебя напоят дармовым алкоголем, напичкают до состояния невменяемости различными наркотическими и психотропными препаратами, затем передадут в нежные руки жриц любви, после шулера выпотрошат содержимое твоих карманов, а если что-то останется, то от «одноруких бандитов» ты уже точно не уйдешь, а если и уйдешь, то далее тебя ждет встреча уже не с инвалидами-калеками, а с реальными бандюками, и после них ты либо будешь «поставлен на счетчик», либо забудешь напрочь дорогу в этот вертеп!

Примерно такой сценарий прокручивается в голове у нашего с вами современника. Детское воображение Аркадия рисовало несколько другие картинки. Во-первых, он считал, что посетители подобного рода заведений – всегда люди с хорошим достатком (очень важно!) и хорошими манерами, общающиеся друг с другом на вы и не позволяющие себе сильное проявление эмоций. Ему казалось, что крупье – это люди среднего и старшего возраста, в чьих руках находится ключ к богатству, а чтобы они тебе его вручили, нужно не только хорошо и вежливо попросить их об этом, но и совершить какие-то действия в игре, чтобы соответствовать званию Баловня Судьбы. Спорить с ними не то что недопустимо, а категорически запрещено!!! Иначе они отдадут ключ от счастья кому-то другому. Камерная атмосфера внутри лишь подчеркивает напряжение, витающее в воздухе, официанты в черных фраках разносят на золотых подносах дорогие напитки и сигары… Тишина нарушается только произнесением ставок и предложениями крупье делать свою игру… Все сосредоточены на игре и на своих действиях…

Примерно с такой ерундой в голове Аркадий в указанный день и час приехал на собеседование в гостиничный комплекс на северо-востоке Москвы. Войдя в корпус и поднявшись на нужный этаж, он не смог подойти к заветной двери – вокруг нее толпились юноши и девушки примерно его возраста, которые тоже приехали попробовать счастья в поиске работы. Самому старшему из кандидатов едва ли было больше 25 лет. Минут через десять-пятнадцать после указанного для начала собеседования времени вышла девушка и громко, перекрикивая всеобщее бормотание, объявила, что собеседование сейчас начнется, оно будет проходить на английском языке и что будет необходимо подтвердить московскую прописку, показав паспорт. Соискатели сразу зашептались друг с другом, обсуждая полученную информацию, задаваясь вопросом, что делать тем, кто не знает английский. Были варианты со знанием немецкого и французского, но их носители, как и не знающие языки вообще, не вызывали особого сочувствия со стороны Аркадия. Он лишь тихонько про себя злорадствовал, что большая группа конкурентов уедет домой ни с чем. Легкое сочувствие вызывали миловидные девушки, которые вообще с языками не дружили и приставали ко всем с дурацкими вопросами, что им теперь делать и неужели их теперь не возьмут? Сочувствие было обусловлено их внешними данными, и наш герой жалел, что у него не будет возможности познакомиться с ними ближе и поделиться своим английским, который он начал плотно изучать с репетитором с 4-го класса и продолжил в институте как предмет номер один с занятиями пять раз в неделю.

Собеседование началось. Все шли в порядке общей очереди, и примерно через полчаса Аркадий зашел в комнату, где за длинным столом сидело три человека – мужчина и две девушки. Мужчине, сидящему посередине, на вид было лет сорок – сорок пять. Одетый очень элегантно, он производил впечатление стопроцентного иностранца. Девушки были не намного старше Аркадия, но всем своим видом подчеркивали важность происходящего. После предложения сесть напротив одна из девушек попросила паспорт, а другая сказала, что сейчас мистер Майкл начнет задавать вопросы, а она поможет с переводом. Она была более энергична, чем ее напарница, сверявшая паспортные данные. Но наш герой поблагодарил ее и сказал, что уже давно изучает язык и не нуждается в ее помощи. Он сказал это на английском и сразу же получил от мистера Майкла вопрос с пожеланием рассказать немного о себе и объяснить причину интереса к работе в казино. На все про все понадобилось не более двух минут, и, когда мистер Майкл поблагодарил Аркадия за то, что тот нашел время и пришел на интервью, и пожал ему руку, девушка, проверяющая паспорт, сказала, что о результатах собеседования будет объявлено через день и их можно будет узнать по такому-то телефону.

Два дня прошли в обычном режиме. Никаких волнений и сомнений не возникало. Порой проскальзывала мысль, что если не возьмут, то оно и к лучшему. Больше времени останется на друзей и подруг, а деньги опять удастся в карты выиграть: ибо пока есть Русская земля, не переведутся люди, садящиеся играть на деньги в игры, смысл и особенности которых они не очень понимают. Был у Аркадия один такой знакомый, первый человек, с которым тот познакомился после поступления в институт.

Аман

Он был наполовину казах, наполовину русский. Его отец занимал должность директора на каком-то крупном заводе или что-то в этом духе. Деньги у него водились, Амана никто и никогда не мог назвать жмотом. Он с удовольствием участвовал почти во всех студенческих мероприятиях, претендуя на роль лидера, ну или, по крайней мере, идейного вдохновителя. В студенческую организацию AIESEC вступить для него было делом чести.

«AIESEC – это платформа для молодых людей, которые хотят развиваться и делать позитивный вклад в общество. AIESEC дает возможность участвовать в молодежной программе стажировок, а также получать лидерский опыт, руководя различными проектами и направлениями деятельности организации», – было сказано в проспекте организации.

В начале первого курса представитель AIESEC пришел в институт, в котором учились Аркадий и Аман, и предложил массовое членство, расписав удивительные возможности, открывающиеся у тех, кто пройдет тестирование на знание иностранного языка. Как не сложно догадаться, иностранным языком был английский, и Аркадий с Аманом благополучно сделали шаг навстречу «новым перспективам». За два года под эгидой AIESEC были проведены выставка в Экспоцентре на Краснопресненской набережной и конференция в гостинице «Космос», где ребята выступали в качестве переводчиков. Но если в Экспоцентре было интересно и приобретено много полезных навыков и знакомств, то в гостинице «Космос» они только раз увидели тех, кому следовало переводить. Целую неделю ребятам приходилось веселить себя, играя в боулинг и карты. Хотя Аман из карточных игр хорошо знал только «дурака» и «буркозла», природная гордость заставляла его надувать щеки и делать вид, что он – профи в игре. А для пущего подтверждения он предлагал высокие ставки, пользуясь тем, что немногие могли конкурировать с его денежным запасом. Апогей настал в день закрытия конференции, когда вместо того, чтобы поесть и напиться на банкете, посвященном закрытию, Аркадий и Аман уединились с колодой карт и сели играть в упрощенный вариант игры «up and down». Карта явно не благоволила Аману, и за первые четыре кона он проиграл порядка 400 рублей (за неделю работы на конференции предлагалась зарплата в 100 рублей). Как известно, отец сына бил не за то, что тот в карты играл… Самым простым способом отыграться или зарыться еще глубже было, есть и будет повышение ставки. И вот Аман горит желанием назначить ставку в 1 доллар за игровое очко в надежде одним махом вернуть все проигранное. А в это время остальная компания, наевшись кулинарных изысков космических поваров и налакавшись халявной импортной алкашки, проявляла активный интерес к молоденьким помощницам и секретаршам участников конференции. И те платили им взаимностью. К нашим игрокам периодически подходили их друзья с кралями и уговаривали закончить страдать фигней и присоединиться к общему веселью – составить компанию девушкам, скучающим в одиночестве. Но жажда наживы не покидала Аркадия и Амана. Они провели весь вечер вдвоем, и, когда уже было глубоко за полночь и большинство их друзей разъехалось по домам, прихватив с собой пьяненько-веселых секретарш и помощниц, молодые люди вместе сели в такси и поехали в сторону юго-запада.

Игра «up and down» – развлечение школьных времен, в которую обычно играют большой компанией. Смысл игры – заказывать и брать столько взяток, сколько ты объявляешь. Игра ведется, как правило, колодой в 36 листов, но если собралась действительно большая компания и свободного времени девать некуда, то допустимо использование и 52 листов. Количество карт, из которых тебе приходится заказывать, с каждой раздачей сначала увеличивается: 1, 2, 3… – up и т. д. (максимальное количество карт зависит от числа игроков). А потом все движется в обратном порядке вниз. (Максимальное количество – …, 3, 2, 1 – down). Если участник игры заказал на своих картах 2 взятки и взял ровно 2, то он получает +20 очков; заказал 5 и взял 5, получает +50 очков; заказал 3 и взял 2, то игрок штрафуется: –10 очков за каждую недобранную взятку; если заказал 2, а взял 3, то игрок получает +3 очка, по числу взятых им взяток. Заказанный и сыгранный пас оценивается в +5 очков. Но есть одно условие: число заказанных взяток не должно равняться количеству розданных карт. То есть если у всех игроков по 4 карты на руках, то сумма заказанных всеми участниками игры в этой раздаче взяток должна быть или больше, или меньше чем 4. Ответственность в этой ситуации несет игрок, раздающий карты, – он последним объявляет, сколько взяток хочет взять, и следит за выполнением этого правила. Очень обидно бывает, когда на первом круге (когда раздается по 1 карте) у тебя на последней руке козырной туз, а все партнеры играют «пас» и ты волей-неволей обязан тоже сказать «пас», понимая, что все получат по +5 очков, а ты лишь 1. И диаметрально противоположна ситуация, когда у тебя на руках некозырная 6, а один из игроков заказал взятку, и тебе, для выполнения условия, приходится тоже заказывать взятку. В институте, в котором учились Аркадий и Аман, игра немного преобразилась. Во-первых, в нее перестали играть девушки (сложно представить девушку, «забившую» на лекцию ради игры в карты). Во-вторых, ее адаптировали под игру вдвоем, чтобы этим удобно было заниматься «на паре»: ввели ограничение в 10 раздач по 10 розданных карт в каждой и назначили цену за игровое очко. Уважаемая публика понимает, что игра один на один очень сильно отличается от игры в компании – отсутствуют различного рода случайности в виде глупостей, которых невозможно избежать, играя в «массовке», и на первый план выходят аналитические способности и умение считать карты и разыгрывать масти. Очень хорошим подспорьем является опыт игры в старый добрый преферанс. Но вот именно этим опытом Аман и не обладал. Зато он компенсировал его азартом, очень свойственным «восточным» людям, огромным желанием победить и хорошим денежным запасом. Лучшего партнера для игры на деньги сложно найти. В абсолютно честной и «упорной» борьбе 700 американских долларов перекочевали в карман Аркадия в добавку к 400 рублям… Был назначен матч-реванш, что явилось еще большим успехом!

Работники ножа и топора

В назначенный день Аркадий без дрожи в руках и голосе набрал телефонный номер и поинтересовался, есть ли он в списках, прошедших собеседование. И получил ожидаемый ответ: «Да, вы успешно прошли собеседование, и мы вас ждем такого-то числа в 10 утра с паспортом для прохождения обучения».

Уже по дороге к гостиничному комплексу Аркадий начал узнавать ребят, которых видел на собеседовании. К 10 утра собралась довольно большая группа в 30–40 человек, причем мальчиков было примерно столько же, сколько и девочек. Ровно в 10 к ним вышла девушка по имени Уна, которая на собеседовании переписывала паспортные данные, и пригласила всех зайти в комнату.

Это была большая зала, в которой стояли 6–7 одинаковых столов необычной формы с рядом высоких стульев. Как стало понятно из надписей на материи, обтягивавшей столы, они предназначались для игры в блек-джек. В центре комнаты ребят ожидали пятеро молодых людей. Все они были не старше 30 лет. Переводчица представила их как Линду, Дебору, Стива, Ника и Рэя. Входящих в залу «счастливчиков», признанных годными к обучению в школе крупье, делили произвольно на группы по 6–7 человек, и каждый из иностранцев брал свою группу и уводил за один из столов. Получилось 5 групп, у каждой из которых был свой учитель. После беглого знакомства стало ясно, что все сформированные группы будут проходить обучение именно в таком составе и все вопросы, возникающие в процессе, находятся в компетенции учителя данного «стола». Это не означало, что нельзя общаться с другими, но должно было возникнуть понимание, что каждая из групп будет «жить» по своему распорядку и он может отличаться от распорядка других.

Первый день тренинга, как и последовавшие две недели, посвятили чипованию – сбору разбросанных по столу фишек и установке их в колбаски, называемые стеками, по 20 фишек в каждом. При этом не разрешалось считать количество собираемых фишек, а предлагалось, подержав в ладони правильный стек, запомнить ощущения и собирать и ставить стеки, уже основываясь на этом ощущении 20 фишек в руке. На данном этапе было не так важно, что в одном из собранных стеков 23, а в другом 19 фишек. Ощущение того, как в твоей руки лежит двадцатка, должно со временем привести к устойчивой механической памяти.

В конце 1993 года школа выпустила новую группу ребят, большинство из которых пошло работать в открывающееся казино Чака Норриса в одной из сталинских высоток. Среди них выпускался один персонаж, уже успевший пройти службу в армии в десантных войсках и поработавший в продуктовом магазине мясником. Он был невысокого роста, но очень широким в плечах. У него в ладони помещалось ровно 20 игровых фишек. Если он вдруг счиповывал 21 или 22 фишки, то «избыток» просто не помещался в его маленький кулачок. В силу этой физиологической особенности он считался одним из наиболее способных выпускников.

Во время десятиминутных перерывов в конце каждого часа ребятам, оказавшимся за одним столом с Аркадием, удалось друг с другом познакомиться. Большинство из них курили, а чем еще можно заниматься в курилке, нежели как заводить дружеские знакомства и налаживать общение? Причины, по которым они откликнулись на объявление в газете, совпадали: каждый хотел заработать денег, выполняя «непыльную» работу. Среди будущих коллег были студенты дневных и вечерних вузов, те, кто не смог поступить, просто не хотевшие сидеть дома (это о девушках), ребята, прошедшие службу в вооруженных силах, встречались и те, кто жаждал встречи с новым и неизведанным. Всех их объединяло одно: они жадно внимали словам учителей-иностранцев и боялись, что не смогут пройти завершающее испытание в конце обучения, о котором объявили в первый же день.

За каждым столом был «свой» переводчик – тот, кто мог лучше остальных изъясняться на английском. Через него и строилось все общение с учителями. Кстати, об учителях. Ни у кого из них не было семьи и детей, и до приезда в Москву они посвятили игорному бизнесу не более 5–6 лет. Получив приглашение отправиться в Москву, как говорил Стив, предполагали, что будут учить играть в карты медведей. Когда по радио, всегда работающему для фона, звучала песня Стинга Englishman in New York, концовка всегда менялась на Moscow, и в голосе отчетливо слышались нотки ностальгии.

По субботам и воскресеньям обучение не проводилось, и иностранцы скучали. Им очень хотелось посмотреть Москву туристическую, но пригласившая их сторона могла обеспечить их только бесплатным проживанием и помощью в получении рабочей визы. А вот досуг организовывать никто им не обещал и не собирался. Обладая минимальным объемом информации о месте их нынешней дислокации и полным набором классических «знаний» и предрассудков в отношении всего того, что ассоциировалось с Россией, как то: Красная площадь, Кремль, Большой театр, медведи на улицах, 40-градусные морозы зимой, русские, пьющие водку вместо воды, – горемыки-иностранцы предпочитали выходные проводить дома, редко выходя на улицу, чтобы не потеряться и не нарваться на неприятности в чужом и негостеприимном городе. И Аркадий со своим английским стал для них палочкой-выручалочкой. В первую же пятницу после начала обучения, ближе к концу дня, к Аркадию подошел Рэй и поинтересовался его планами на ближайший уик-энд. Рэй всячески подчеркивал, что отличается от остальных и поведением, и манерой общения, и, как выяснилось позже, занимаемой должностью и сексуальной ориентацией. Но Аркадий тогда еще об этом ничего не знал и честно ответил, что до понедельника абсолютно свободен. А когда Рэй предложил ему выступить гидом и показать в субботу достопримечательности Москвы, с радостью согласился.

И вот в субботу Аркадий во главе группы из пяти иностранцев отправился показывать им столицу. Маршрут был согласован и утвержден заранее: сначала вернисаж около гостиницы, а затем – гулять в центр. В начале 90-х годов самым популярным местом среди иностранцев по праву считался Старый Арбат. Он еще не был обустроен сувенирными магазинчиками и всевозможными барами и кафешками, которые сейчас расположены на каждом углу, но с какой-то только ему свойственной силой притягивал толпы туристов. На столах-прилавках, стоявших на всем его протяжении, можно было приобрести все, что душа пожелает. Это сейчас мы перестали удивляться и принимаем как должное разнообразие вещей и товаров. Тогда же матрешки с Горбачевым и Ельциным и классические шапки-ушанки с красной звездой разбирались гостями столицы на ура. А обычного москвича не покидало чувство удивления: откуда с такой невероятной скоростью берется весь этот ранее запрещенный к производству и сбыту товар? Представить в 1986 году футболку с надписью «I LOVE GORBY!» было просто невозможно: тому, кто ее произвел, и тому, кто ее продавал, светили бы реальные и долгие сроки! А если бы у тебя при этом нашли бы несколько денежных купюр с портретами американских президентов, то гарантия того, что ближайшие несколько лет ты проведешь в местах не столь отдаленных, увеличивалась в разы. Помимо торговцев там встречались все те персонажи, без которых сейчас невозможно говорить о свободе, гласности и демократии: музыканты-одиночки; музыканты, объединенные в группы по 2–3 человека, примкнувшие к ним веселенькие девицы, атакующие прохожих с целью выманить у тех хоть какую-то денежку, молодежь, объединенная общим интересом и с вполне осознанной целью тусующаяся и привлекающая внимание к своей тусовке. Тогда, в 90-х, стена Цоя никогда не пустовала и считалась местом для обязательного паломничества любителей творчества группы «Кино». Именно на Старом Арбате проводила время молодежь, желавшая «подняться» над своими более скромными и простыми товарищами и выглядеть как герои американских фильмов, на которых, для поддержания образа, можно было посмотреть тут же в видеозалах. Здесь проводили время и друзья Аркадия, совмещавшие учебу в своих институтах с фарцовкой. Узнав, что к ним плывет такая аппетитная английская «рыба», они заранее пришли на свои точки.

Совершив экскурс по вернисажу и всячески отговаривая делать там покупки, мотивируя это высокой ценой и неудобством дальнейшей прогулки с занятыми руками, Аркадий после Красной площади привел компанию на Арбат. Октябрь в том году выдался дождливый и ветреный, и после двухчасового променада с фотосессиями все довольно сильно продрогли и окоченели.

Шоу было разыграно в лучших традициях постановочного искусства. Подводя экскурсантов к «нужным» развалам, Аркадий начинал общение с продавцами и после передавал в их цепкие руки своих замерзших спутников. Результатами арбатского шопинга стали две шапки-ушанки для Рэя и Ника, комплект матрешек – лидеров Коммунистической партии для Стива и два платка с тройками и цветными узорами для Ди и Линды. На все купленное предоставлялась «хорошая скидка», полученная Антоном у своих дружков, чему друзья-иностранцы радовались, как малые дети. А закончился день в Ирландском доме на Новом Арбате, где собирались экспаты, сотрудники компаний, приехавших в Москву по контракту, посольские, да и просто интуристы, зашедшие пропустить пинту-другую темного гиннесса или харпа и встретить соотечественников. Два питейных заведения – Ирландский дом и бар «Рози О’Грэддис» – были островками английской речи в самом центре Москвы. Устроившись за столиком, уставленным пивными бокалами, экскурсанты в один голос благодарили своего гида и не могли налюбоваться на свои покупки.

Аркадий с интересом осматривался: до сегодняшнего дня он ни разу не был в подобного рода заведениях. Весь его предыдущий опыт основывался на совместных походах с родителями в рестораны и с друзьями в пивные бары. А как выглядели подобного рода заведения времен Советского Союза – ни для кого не секрет. Про это снято много фильмов и написано много книг. Бар в Ирландском доме был чисто питейным заведением: его посетители приходили туда, чтобы:

а) выпить;

б) узнать новости из газет на родном языке, стеллаж с которыми располагался рядом с входом;

в) встретить земляков и соотечественников.

Телевизоры, подвешенные к потолку, транслировали спортивные и информационные каналы на английском языке через спутниковые тарелки – еще одно новшество, ворвавшееся в нашу жизнь. Как таковую еду никто особо не заказывал. Да и выбор ее ограничивался сэндвичами с ветчиной и сыром и картофельными чипсами. Ни о каких традиционных для меню русского пивного бара курице, супе и салате и речи не шло. Этот бар был местом общения! Удивительно, но никто не требовал раздеваться при входе – обязательное условия посещения советского аналога, и люди в куртках сидели у барной стойки. Для желающих снять верхнюю одежду стояли вешалки-треножницы, завешанные плащами и пальто уже согревшихся посетителей. Поразительно, но никто не боялся за содержимое карманов и вещей, оставленных таким образом без персонального присмотра. Эта особенность резко контрастировала с заученным с детства текстом: «За оставленные без присмотра вещи и ценности администрация ответственности не несет». У посетителей Irish Pub даже и не могло возникнуть подобной мысли! В то удивительное время расплачиваться за выпитое можно было и в валюте – параллельно с рублем имел хождение американский доллар, и цены указывались именно в нем. Итак, приобщившись к неизвестному для себя ранее миру и выпив пару пинт халявного «родного» гиннесса (кому расскажешь – не поверят!), ибо иностранцы бесплатным угощением благодарили своего гида, Аркадий под благовидным предлогом засобирался домой и в качестве оплаты такси получил от Стива еще 10 долларов. Ясное дело, что ни на каком такси он ехать даже и не думал, а спешил за причитающимся процентом к своим арбатским подельникам.

В понедельник Аркадий начал обращать внимание, что на него как-то особенно смотрят учащиеся дилерской школы. Во время перерывов многие подходили и расспрашивали про экскурсию. Большой интерес к событиям субботы проявляла мужская половина. Особенно они вдохновлялись, когда речь заходила о посещении Ирландского дома. Масло в огонь подлили и русские, участвующие в проекте создания казино. Гуляя по вернисажу, компания случайно встретилась с людьми, осуществляющими защиту заведения от потенциальных конкурентов. Их представитель постоянно находился в помещении, в котором проходило обучение, и нес на себе также и административные нагрузки. Вот его-то, в сопровождении трех персонажей с грустными лицами, и встретили англичане со своим гидом. Об этом в понедельник стало известно всем, так как, обращаясь к Аркадию в шутливой форме, он поинтересовался о следующем подобного рода походе и пообещал присоединиться. И тут же подкинул прекрасную идею: 22 октября в Кубке кубков «Спартак» должен был играть в Москве с «Ливерпулем». А какой англичанин не любит футбол?

Как показал мгновенно проведенный опрос среди учащихся, футболом и «Спартаком» интересовалось от силы 7–8 человек. Женская половина проявила себя приверженками традиционных женских ценностей, в чьи интересы футбол никак не входил, и на предстоящее мероприятие никого не делегировала. Группа же футбольных болельщиков, куда вошел и Аркадий, договорилась провести работу с иностранцами на предмет организации совместного культпохода. Каждому из активистов ставилось задачей выяснить самому или через «переводчика» заинтересованность учителей в этой новой идее. По прошествии времени, когда нужно было начинать озадачиваться покупкой билетов, стало ясно, что ни Ди, ни Линда на матч не пойдут, более того, у Линды намечалось на этот день романтическое свидание… Рэй вежливо отказался, сославшись на большой объем работы, предшествующей скорому открытию, а Стив, поддерживавший свою любимую команду «Челси», прозябавшую на тот момент где-то среди середняков английской «Премьер-лиги», сказал, что проводит вечер со своей девушкой и будет смотреть игру по телевизору. Один лишь Ник, абсолютно равнодушный к футболу, с радостью загорелся этой идеей пойти и поддержать английский футбольный клуб.

Тем временем обучение продолжалось. Каждый день с понедельника по пятницу с 10 утра и до 7 вечера ребят учили премудростям работы крупье. В их обязанности входило знание правил всех игр, имевших место в казино, умение вести игру и контролировать ситуацию за игровым столом, быстро и четко решать в уме математические задачи. Первое впечатление было таково: работа крупье очень схожа с работой ведущего аукциона. Важно все проговаривать, анонсировать, предлагать дальнейшие возможные ходы. И обязательно говорить, говорить, говорить. Такая манера поведения крупье за игровым столом предотвращает возможные спорные ситуации, помогает гостям казино принимать правильные решения и призвана обезопасить непосредственно себя и своего помощника-инспектора от потенциальных конфликтов.

Например, если крупье раздавал карты за столом блек-джека, а игрок играл на три бокса (бокс – место для ставки) и на первой руке у него по первым двум картам было 13 очков, на второй – 11, а на третьей – 19 против 6 у крупье, то прежде, чем разрешить удвоить ставку на второй руке[1], нужно получить четкий и ясный ответ про судьбу первой руки с 13 очками: нужна ли дополнительная карта или на этот бокс «достаточно». Произнесенное игроком решение громко дублировалось вслух. И лишь после этого можно было перейти ко второму боксу, а после него – к третьему. Это – очень важное правило. Его требуется выполнять в любых ситуациях, вне зависимости от того, кто сидит за столом. Косноязычие, неумение расслабиться и должным образом выполнять свои обязанности, равно как и страх перед сидящим напротив клиентом или боязнь допустить ошибку, не могут служить оправданием для невыполнения данного пункта. Вы увидите, по ходу моего повествования, к чему это может привести.

Самой «опасной» из игр, в плане возможного мошенничества, считался и считается покер. Если во всех остальных играх клиент казино большую часть времени выступает в роли наблюдателя за игровым процессом (визуально оценивает силу той или иной ставки на блек-джеке, так как карты раздаются в открытую, смотрит за вращением шарика в колесе рулетки и пытается «вычислить» сектор падения, делая ставки на игровом поле), то покер – единственная игра, в которой для принятия решения о судьбе первоначальной ставки (ante) игрок должен взять карты в руки. Именно в момент нахождения карт в руках игрока и сконцентрирована наибольшая опасность. Важно, чтобы все карты находились над столом в поле зрения крупье и инспектора (сотрудника казино из числа крупье, в чьи обязанности вменяется осуществление контроля ситуации за игровым столом). Недопустимо, взяв карты в руки, встать и выйти из-за стола или часть карт держать в руках, а другую, к примеру, положить себе на колени или дать подержать соседу. Карты, розданные на бокс с надписью «Ante», может брать только один человек (даже если пришли парень с девушкой и девушка в покере ничего не понимает, то ее спутник, объясняя, что и как надо делать, не может разрешить ей взять из 5 карт 3, а сам смотреть 2). В связи с потенциальной угрозой, таящейся в возможности совершать с картами какие-либо махинации, во многих московских игорных заведениях существовал «классический» запрет на игру в покер на 2 бокса, успешно доживший до 2009 года.

Наличие инспектора за любым столом обязательно: он и подскажет, что нужно делать, если вдруг крупье[2] «потеряется», поможет уточнить сумму выплаты[3], продублирует вслух названную ставку (это касается рулетки) и не позволит нечестным игрокам исправить сделанные ставки после объявления выигрыша. Другими словами – поможет, поддержит, подскажет и разделит ответственность.

Я очень четко помню свой поход в казино на юго-западе Москвы в 1994 году. Вечер выдался свободным, а у всех моих товарищей уже были планы. Дома сидеть не хотелось, и я собрался «проверить масть» и заодно пропустить стаканчик-другой для поднятия настроения. В пяти минутах ходьбы от подъезда моего дома в гостинице находилось казино «Пара». Игра там велась на рубли. Мне захотелось растянуть процесс пребывания и не сразу пустить в игру все свои денежные средства. Поэтому я выбрал самую «спокойную» и неторопливую игру – покер. За покерным столом было только одно свободное место на последнем боксе, и я его занял. Игру вела девушка-дилер, а рядом с ней на высоком стуле, больше напоминающем царский трон, восседал юноша-инспектор. Игра шла ни шатко ни валко с небольшим перевесом (вполне законным и обоснованным) в сторону крупье. Крупных выплат не происходило, интересные комбинации не показывались, и ante за ante наши фишки перекочевывали в дилерский флот[4]. За столом начал возрастать дух недовольства, обычно выражаемый крепким матерным словцом или целой тирадой, направленной в адрес дилера. Когда же девушка-крупье открыла себе комбинацию straight (в простонародье называемую «straight» – пять карт разных мастей в порядке возрастания – и «убила» большинство играющих в этой раздаче боксов (я, к счастью, не нашел в своих картах комбинации, а блефовать не стал и просто сбросил их вместе с ante), обычное бубнение под нос с перечислением всех тех действий, которые будут или были уже совершены с ней и с ее ближайшими родственниками, прекратилось и начался сумасшедший крик. Один разыгравшийся и неудачно выступивший в этой партии представитель кавказских республик (кстати, эта гостиница, построенная к Олимпиаде-80, находилась и находится под «крышей» именно выходцев из Закавказья) очень рьяно выражал свое неудовольствие и требовал немедленной смены дилера. К столу подошел русскоязычный молодой человек в сером костюме и попытался успокоить собравшихся. Выслушав жесткие требования немедленной смены дилера, он отпустил как девочку, так и мальчика-инспектора и сам встал за стол. Собравшиеся никак не прореагировали на то, что теперь игру у них ведет человек, занимающий в иерархии казино руководящую позицию. Уважения к его пиджаку никто не испытывал. Все то же монотонное бормотание про руки, лицо и родственников вновь пожаловавшего дилера ни на секунду не прекращалось: то чуть притихало, то разгоралось с новой силой, в зависимости от происходящих за столом выплат. Парень в пиджаке абстрагировался от всего вокруг, всем своим видом показывая, что он ничего не слышит и все слова вовсе не о нем.

Тем временем запас моих фишек немного поубавился. Ничего достойного хорошей оплаты ко мне не приходило, и комбинации лучше, чем пара десяток, я за час игры не видел. И вот, открыв карты, я обнаруживаю там пару тузов! Несмотря на то что это запрещено (смотреть в чужие карты, а также обмениваться информацией о своих картах категорически возбраняется!), я с удовольствием разделяю радость соседа за столом, у которого есть пара королей. У его товарища тоже есть король, но при этом еще и присутствует какая-то маленькая пара. Все решают поставить ставку bet[5]. За столом царит «дружеская» атмосфера, все участники игры знают, что у кого-то есть одна дама (одна из пяти карт дилера всегда кладется открытой, и в данной раздаче открыта была именно дама), и почти все ставят bet. «Пиджак» переворачивает свои карты и выдвигает вперед комбинацию – три дамы!!! Вздох разочарования раздается за столом – трудно представить, что у кого-то есть что-то большее! Некоторые в сердцах резко двигают в направлении крупье проигравшие карты и ставки, кто-то ждет, что крупье раскроет его карты и вдруг там окажется что-то невиданное. Сначала дилер собирает ставки, которые признаны проигравшими своими хозяевами. Он вправе не открывать подвинутые в его направления карты и, прежде чем их забрать, должен проверить наличие всех фишек, участвующих на данном боксе в игре, и сначала забрать их, а потом уже только карты. Дальнейшая оплата боксов происходит слева направо (первым оплачивается бокс, наиболее отдаленный от инспекторского кресла). После того как наш крупье выполнил приятную процедуру «окучивания» сдвинутых боксов, он вскрыл мои карты (так как я сидел за последним боксом и начинать сравнивать комбинации надо было с меня) и убедился, что моя пара тузов слабее его трио дам, и сложил фишки во флот. Я только собрался посочувствовать своему соседу с парой королей, как – о, чудо! Его два короля размножились, и их стало три!!! Я не верил своим глазам! Я же видел его карты! И там их было только два! Как такое могло произойти? На самом деле ларчик просто открывался. У его товарища, как я говорил раньше, была маленькая пара. Она у него и осталась, только король с его бокса перепрыгнул на соседний. В результате этой маленькой аферы мои соседи слева выиграли 2 ставки bet или 4 ante (в Москве модно приравнивать что-либо в покерной игре к ставке ante и, основываясь на этом, производить все расчеты) на двоих и были очень довольны собой.


Время, выделенное на проведение обучения, заканчивалось, и неумолимо приближался день Х, на который было назначено финальное тестирование. Волновались все без исключения. Никто даже предположить не мог, что это будет за испытание. Иностранцы молчали и «не кололись», несмотря на все попытки Аркадия и других «переводчиков» выяснить хоть что-то. Только Рэй однажды сказал, что никто не потребует делать того, чему их не учили. За каждым столом были свои лидеры – те, кто обладал ловкостью рук, и аутсайдеры – у кого, наоборот, все валилось. Аркадий относился к последним – про его криворукость и неловкость до сих пор слагают легенды. Стив пообещал, что первые три победителя (испытание должно было проходить на время) получат замечательные призы. Информация об этом разлетелась моментально и лишь только добавила нервозности в общую обстановку.

Финальный тест оказался предельно прост: нужно было счиповать фишки, потом правильно «порезать» их, приравнивая к якобы выигрышным ставкам, а затем опять собрать в ровные стэки по 20 штук в каждом. Казалось бы, что может быть проще! Тест сдавали по три человека, рядом стоял Рэй с секундомером и отмечал, сколько времени понадобится каждому участнику, в специальной ведомости. Первыми шли лидеры своих столов, а затем – по нисходящей. За столом Аркадия лучшей была Марина. Она все схватывала на лету, четко и быстро выполняла, и многие видели ее в числе призеров. Именно на нее возлагал надежды их учитель, поскольку каждый из англичан хотел, чтобы именно его «ребенок» занял первое место. Как это обычно бывает, прошедшие испытание рассказывали своим товарищам по столу, что им пришлось выполнить и испытать. И тем самым только еще сильнее нервировали их. Марина пришла за свой стол грустная – многое из того, что она умела, у нее не получилось из-за того, что она не совладала со своим волнением. Стив ходил чернее тучи – он понимал, что шансы стать «лучшим учителем» у него стремительно тают.

Награждение победителей и празднование окончания школы планировалось на следующий день. Англичане устроили за свой счет party в одном из баров гостиницы. Они его полностью арендовали, и чужим вход был воспрещен. Пиво и водка лились рекой, тарелочки с канапе и легкими снеками улетали одна за другой. Ощущение праздника и того, что все самое страшное позади, не покидало всех присутствующих. Играла фоновая музыка, все улыбались и выглядели довольными. И вот Рэй, как старший по должности, взял микрофон и обратился к собравшимся. В первую очередь он поздравил всех с окончанием школы и успокоил особо волнующихся тем, что всем, прошедшим обучение, будут предложены контракты. Радостный гул пронесся по небольшому помещению бара. Кто-то с облегчением выдохнул, кто-то немедленно выпил.

После Рэй позвал Ника и вместе с ним вручил главный приз – бутылку Black Label его ученику, молодому человеку по имени Сергей. Он быстрее всех справился с заданием. Может быть, именно благодаря этой победе, а может быть, потому, что Сергей учился на врача, за ним закрепилось прозвище Проф – сокращенное от профессор, – которое сопровождало его всю дальнейшую жизнь в казино. Это был юноша, чьей победе искренне радовались все: и иностранцы, и будущее коллеги. Сергей обладал тем набором качеств, которые делали его всеобщим любимцем: отзывчивый, открытый, хороший и надежный друг, умеющий сгладить любую сложную ситуацию интересной и поучительной историей. За время работы в казино он приобрел множество друзей и знакомых и остался верен себе, не прогибаясь и не подставляя своих товарищей в разных непростых ситуациях.

Второе и третье место, к неописуемой радости Стива, достались его ученикам. Сережки Swarowski получила девушка по имени Катя. Обладательница благородной грузинской фамилии, оканчивающейся на «дзе», она своим поведением, безупречными манерами, правильной речью и прекрасными внешними данными вызывала восхищение представителей мужского пола и жгучую зависть девушек. К ее минусам можно отнести только курение фирменных тонких женских сигарет. Всем своим видом она давала понять, что хорошее воспитание, правильная речь, чувство вкуса – это не просто набор качеств, но образ жизни. Приз за третье место, тоже бутылку, но более простую – Red Label – Стив передал в руки одного из тех «неходячек» по имени Артем, которого для простоты и удобства все называли на американский манер Арт, по его же собственной просьбе, в чей успех не верил никто, даже он сам. Может быть, именно потому, что Арт понимал, что ему не светит, он абсолютно спокойно выполнил все задания теста и смог обойти более ярких и способных сотоварищей, переживавших за результат.

После награждения веселье продолжилось. Как это делают русские на халяву, вы можете себе представить. Рэй, догадываясь или основываясь на собственном опыте, понимал, чем и как все закончится, и поторопился после награждения сделать еще одно очень важное объявление. В ближайший выходной день планировалось провести «обкатку» открытия, и на него приглашались все желающие из числа друзей, родственников и знакомых. Ставки в этот день назначались символические. Цель мероприятия – проверить дилерские способности, отрепетировать координацию действий и правильность выполнения инструкций и указаний. Я не ошибусь, если скажу, что предложили еще одну забаву, и ее с радостью подхватили.

Честно говоря, мало кто всерьез воспринимал происходящее во время обучения в школе. Иностранцы были молодыми и улыбчивыми, наказания за проступки – смехотворными, деньги, прописанные в контрактах, – более чем хорошие, и не только для молодежи, желающей подработать, и самое главное, работа действительно казалась непыльной и на работу не походила вовсе!!! Все напоминало игру!!! Игру, за участие в которой платят… Сказка, не правда ли?

Генеральная репетиция

Иностранцы были в бешенстве. Наши «переводчики» не успевали за скоростью их возмущения. Даже всегда спокойная и улыбчивая Линда в этот день выглядела хмурой и крайне возбужденной от негодования. С появлением Рэя инициатива перешла к нему. Он, как «старший», прекратил всеобщий шум и начал пункт за пунктом разбирать предыдущий вечер.

Как и было объявлено, к 19:00 в помещении казино «Государь» собралось человек сто двадцать – сто пятьдесят. Это были родители, родственники, друзья, да и просто знакомые будущих крупье-дилеров, приглашенные на тренировочное открытие. В 19:05 за игровые столы уже невозможно было сесть. Чтобы сделать ставку, гостям приходилось протискиваться сквозь строй стоящих вокруг. На столах для блек-джека, на каждом боксе играло одновременно по 3 человека. По правилам казино, на боксе могут играть до 3 человек включительно, причем сумма поставленных ими ставок не должна превышать разрешенного максимума, а минимальная ставка каждого из них не может быть меньше минимальной ставки, разрешенной за столом. Решение в таком «коллективном» творчестве принимает «хозяин» бокса, чья ставка стоит первой. Как правило, это – человек, уже играющий за столом и разрешивший к себе «примазаться». В реальной жизни подобные ситуации возникают крайне редко, но имеют место. В случае с покером это запрещено, но у любого правила всегда есть исключения, и в подобных ситуациях карты берет именно «хозяин», даже если его ставка меньше, чем ставка «прилипалы». Нет и не может быть никакого деления типа: я возьму 3 карты, а вы – по одной. Чтобы дотянуться до вожделенного бокса и сделать ставку или забрать выигрыш, гости прикладывали серьезные усилия. Как показалось Аркадию, англичане не ожидали такого наплыва людей. Они что-то слышали о широте русской души, но даже не могли себе представить всего ее размаха. К тому же они допустили роковую ошибку – разрешили своим ученикам тоже поучаствовать в игре. Поэтому, вместо положенного отдыха после работы за столом, дилеры просто переходили за другую сторону и превращались в игроков. Так же вели себя и инспекторы. Сравнительно небольшое (примерно на 8 игровых столов) помещение было забито так, что яблоку негде было упасть. Как умудрялись работать официантки, продираясь, в прямом смысле этого слова, через толпу желающих, к столам с подносами, полностью уставленными всевозможными напитками и пепельницами, Аркадий понять не мог. В такой обстановке выполнения заказа приходилось ожидать неопределенно долго, но наши люди всегда отличались от иностранцев не только умением легко адаптироваться к подобного рода условиям, но и способностью их прогнозировать. Следствием этого явились на столах напитки, предусмотрительно принесенные с собой из дома. Это облегчало работу официанток – после выполнения первого заказа отпадала какая-либо нужда возвращаться к этому столу, потому что у всех все было! Особо выделялась компания, играющая в покер, принесшая с собой крепкую настойку женьшеневого корня в количестве 5 бутылок и пытавшуюся напоить бедного Ника, ответственного за этот стол, убеждая его непременно отведать сей целительный эликсир, способный излечить различные заболевания, и особенно полезный при половых расстройствах… Как ни пытался Ник на ломаном русском объяснить, что у него все хорошо, ему на таком же ломаном английском говорили, что у него не будет больше шанса отведать этот волшебный напиток и лучше пить сейчас, иначе потом поздно будет… И Ник пил… И не только Ник. Пили все. И гости, и иностранцы, и дилеры, и инспекторы, выходя из-за столов, немедленно присоединялись к общему празднику. Только 3 человека были чужими на этом пиршестве – бедные кассирши, сидящие в своей «будке» и находящиеся под строгим контролем их непосредственной начальницы-китаянки. Шансов отдохнуть у них не было – официантки в кассу заходить не могут. Три часа, отведенные на мероприятие, пролетели как пять минут. Домой все возвращались веселыми и пьяненькими, а кому-то потребовалось продолжение банкета…

Рэй суммировал всеобщее английское недовольство, и в результате получилось следующее:

1) Распоряжения, отдаваемые иностранцами своим русским подчиненным, в большинстве своем полностью игнорировались последними.

2) Дилеры за столом не слушали замечаний своих инспекторов.

3) Работа официанток не может быть оценена, потому что ее (работы) не было. О чем можно говорить, если пепельницы на столах не могли вместить всех желающих в них попасть бычков и последние, от безысходности, валялись на столах (о, ужас!!!) и на ковролине.

4) Единственным «светлым лучом в темном царстве» стала работа кассы – ошибок в выплатах не было.

Наиболее серьезными были первые два пункта. Рэй очень четко дал понять, что в случае повторения подобных ситуаций виновные в неповиновении будут серьезно оштрафованы, или отстранены от работы, или вообще уволены. Причем не обязательно, что будет «выдержана» вся таблица штрафов: если проступок серьезен, то он может стать причиной немедленного увольнения. Выбор метода воздействия на нерадивого сотрудника всегда в руках его начальника – одного из менеджеров казино: Стива, Ника, Линды и Ди.

Глава 2. Кто в лес, кто по дрова

Чаевые

Казино «Государь», в котором работал Аркадий, открыло свои двери для всех желающих испытать удачу в игре 3 ноября 1992 года. Руководили игровым процессом в нем исключительно англичане, приезжавшие в далекую и холодную Москву по приглашению Майкла Ботчера, человека, проводившего отбор кандидатов на должность крупье в самом начале нашего повествования. График работы у этого игорного заведения был круглосуточным. За несколько дней до открытия Ник составил расписание, основываясь на пожеланиях персонала. Как ни странно, но нашлось немало волонтеров работать в ночную смену с 23:00 до 07:00[6], в основном это были студенты дневных отделений. Дневную смену с 15:00 до 23:00 оккупировали те, кто любил потусоваться или просто не спешил домой и мог позволить себе утром поспать подольше. В утро же (с 07:00 до 15:00) выходили самые бодрые «жаворонки».

Московские игорные заведения того времени в большинстве своем ориентировались на ночную работу, полагая, что именно ночью чувство наживы не дает людям уснуть. Вместо трех смен по 8 часов практиковалось наличие только ночной смены (примерно с 21:00 до 5 утра). С точки зрения владельцев, совсем не обязательно содержать большой штат персонала и можно ограничиться только одной бригадой. Если же оставались желающие в таких заведениях продолжить игру после указанного часа X (время закрытия), то объявлялись 3 или 5 последних раздач на карточных столах и такое же количество запуска шарика (английское spin) на рулетке. Потом те, у кого оставались игровые фишки, шли в кассу и обменивали их на деньги.

Как правило, первые московские игорные заведения создавались из расчета на долгосрочную перспективу. Для обучения персонала приглашались специалисты из Англии и Югославии. Англичане делали упор на умение создавать «атмосферу» за игровым столом и в зале. У югославов в приоритете стояло беспрекословное выполнение приказов и распоряжений. Позже появились «русские» школы обучения персонала. Ими руководили бывшие крупье из числа русскоязычного персонала. Качество обучения в таких школах заметно отличалось от иностранных. А с появлением в Москве крупных казино из системы «Замков» процесс обучения дилеров превратился в конвейер. Люди, прошедшие обучение, больше походили на роботов, способных быстрее калькулятора сосчитать выплату на рулетке и блек-джеке (комбинация, давшая название игре, представляет собой сочетания туза и любой карты-картинки или десятки по первым двум розданным картам и оплачивается в соотношении 3:2). Но все личностные качества у них уничтожались – они должны стать винтиками большой машины под названием КАЗИНО.

В советские времена на улице Горького в доме № 4 находилось известное кафе-мороженое. Оно считалось элитным местом. Там даже разливали шампанское по бокалам. За столиками сидело много гостей, а в вечерние часы сюда залетали ночные бабочки, работающие в расположенной напротив гостинице «Интурист». «Ветер перемен» переименовал улицу Горького в Тверскую. Кафе-мороженое превратилось в «Английский клуб», где, как понятно из названия, хозяйничали представители Туманного Альбиона. Они подошли к созданию казино с чисто английской практичностью. Чтобы уменьшить расходы, положили всему персоналу минимально допустимые оклады. Но гарантировали выплату 100 % чаевых. Это вовсе не означало, что крупье должны проигрывать. Наоборот! Высшим пилотажем считалось создание атмосферы доброжелательности к гостям, безупречность в работе и скорость исполнения заказов в баре и ресторане. Человек, не способный улыбаться, не мог даже и думать найти там работу. По Москве ходили слухи о сказочных гонорарах, получаемых персоналом «Английского клуба». Говорили, что дилеры после смены регулярно имеют по 300, а то и больше американских долларов в качестве чаевых. И им завидовали. Серьезно завидовали.

В других местах руководство верило, что чаевые – благодарность игрока заведению, и порой забирало весь «чай» себе. В большинстве московских казино, как правило, выплачивалась только какая-то часть от всей суммы, не превышающая 30–50 %. А в начале 2000-х годов в популярном казино «Старый Свет» (о нем будет отдельная история) руководство запрещало крупье брать чаевые. Если же игрок хотел отблагодарить дилера и давал ему фишки со словами благодарности, то «чай» на глазах удивленного игрока клался без лишних эмоций во флот. Дилер всем своим видом должен был показывать, что он – богатый и счастливый и ни в каких подачках не нуждается. Это делалось для того, чтобы игрок не слышал бесконечные: «Поздравляем вас!», «Спасибо большое!» и т. д. и т. п. и не отвлекался от игры.

Первые московские казино представляли собой небольшие помещения (примерно 100 кв. м), в которых устанавливали около 6 столов для игр (рулетка, покер, блек-джек). Для дилеров, как правило, не предполагалось никакой особенной формы. Единым требованием был черный низ и белый верх. При этом у девушек длину юбки и высоту каблука никто не регламентировал. Дополнительным аксессуаром к дилерскому наряду служила «бабочка». Позже стали шить жилетки с соответствующей символикой игорного заведения, но в начале 90-х о такой опции никто даже и не думал. В целях безопасности персоналу запрещалось иметь карманы. Этот запрет был актуален и под занавес работы московских казино. Поскольку первые хозяева не озадачивались покупкой формы, то дилеры, кассиры и официантки должны были зашивать карманы самостоятельно. Провинившихся либо штрафовали (югославский путь), либо, пожурив, предлагали сразу исправить ситуацию (английский путь). В дальнейшем от уговоров перешли к системе штрафов, осознав, что, к сожалению, большинство людей не понимает хорошее отношение. В эру зарождения игорного бизнеса в Москве менеджеры-иностранцы были для русских крупье старшими товарищами. В случае возникновения какой-либо проблемы дилер напрямую шел к менеджеру и рассказывал ему о случившемся. Можно было после работы легко «тусоваться» с иностранцами, и последние не видели в этом ничего зазорного. Единственное, что требовалось от наших крупье, – проводить грань между работой и свободным временем.

Лесбиян

В казино «Государь» вместе с Аркадием работал молодой человек по имени Сергей. Игроки прозвали его Лесбиян. Внешне он выглядел точь-в-точь как солист «гремевшей» на всю страну группы «На-На». На одной из вечеринок, которые очень любили устраивать англичане, Сергей много и упорно на ломаном английском общался с Шэрон – англичанкой, приехавшей по приглашению Майкла работать менеджером. Шэрон олицетворяла представление об англичанках в прямом смысле этого слова: довольно высокая, ширококостная, рыжая, веснушчатая, она разительно отличалась от миниатюрной европеоидной Линды. Алкоголь она пила за двоих и не боялась смешивать разные напитки. По-русски Шэрон не говорила совсем. Но каким-то образом именно у нее за столом оказался Сергей.

Самое интересное на любой вечеринке начинается ближе к концу. В начале люди ведут себя прилично: разговаривают, выпивают и закусывают. Но чем дальше, тем интереснее и страшнее. Алкоголя потребляется больше и больше, и становится заметным, что потихонечку образуются «кружки по интересам». Кто-то с кем-то начинает часто и эротично танцевать, кто-то уходит в более темный угол помещения. Отдыхающие делятся на парочки, иногда на небольшие группы, которые потом уезжают в неизвестных направлениях. Было замечено, что Сергей в тот вечер после окончания вечеринки уехал вместе с англичанкой.

На следующий день Шэрон было тяжело: она много пила минеральной воды и жаловалась на головную боль. Клиентов в казино не было, Аркадий стоял на рулетке дилером и запускал шарик, а Шэрон вяло обозначала игру, делая незамысловатые ставки. И тут, спустя два часа после начала смены, появился Сергей и прямиком направился к Шэрон.

Подойдя к рулетке, Сергей спросил:

– Шэрон, я могу приступать к работе?

– Сергей, почему ты опоздал? Во сколько начинается твоя смена? (Вопрос про смену просто замечателен! Он относится к категории «общих знаний» и задается с целью заставить человека еще больше ощутить свою вину.)

– Ну, ты же знаешь, в три часа.

– Так почему же ты опоздал?

– Шэрон, ну ты же знаешь.

– Сергей, если ты опаздываешь на работу, ты должен предупредить заранее! И сообщить причину. Как я вижу (она посмотрела на него без улыбки), у тебя сейчас нет причины, не так ли?

Сергею нечего было ответить.

– Иди домой и подумай об этом. Сегодня ты получаешь прогул. – Шэрон повернулась к Аркадию и продолжила делать ставки.

Отстранение от работы грозило Сергею неоплаченной сменой и штрафом. В комнате отдыха персонала, в простонародье называемой стаффом, он долго и упорно возмущался ее решением, изредка вспоминая о том, каким «хорошим собутыльником» Шэрон была вчера. После этой истории Аркадий уяснил для себя одно из важнейших правил: никогда не переносить личное на работу.

Охрана

Все игорные заведения начала 90-х имели одну общую особенность: в каждое из них ежедневно, как на работу, приходила определенная группа людей. Исключение, как правило, составляли выходные дни, когда они не появлялись. Существует мнение, согласно которому, если ты посещаешь казино раз в месяц, то ты – руководствуешься нормальным желанием и ничего страшного в этом нет. А если частота твоих визитов «зашкаливает», то, безусловно, ты болен. Название этой болезни – игромания, но не каждый из тех, кто приходил регулярно, страдал этим инфекционным заболеванием. Как станет понятно дальше, у каждого из них были свои причины, и не всегда безобидные. Таких людей мой друг Аркадий называл «домовыми».

В середине 90-х при входе почти в каждое казино клиенту стало необходимым миновать стойку ресепшен, работающие за которой красивые молодые девушки выполняли несложные процедуры по регистрации посетителей и потом сопровождали гостей до игрового зала, рассказывая о возможностях, предоставляемых этим заведением. Также они могли заказать такси, и на этом их функционал фактически исчерпывался. Как правило, ресепшеонистки обладали превосходными внешними данными, ибо являлись «лицом» заведения. Но у первых заведений такой стойки не было, как и не было регистрации. Поэтому кто пришел, откуда приехал, как кого звать – не знал никто. И это было очень удобно для «лихих» людей. Позже многие заведения создали специальные базы неблагонадежных посетителей и обменивались ими. Но в самом начале об этом никто не думал, и имена своих клиентов сотрудники казино узнавали в процессе работы с ними.

Казино «Государь» располагалось в гостинице, и, как следствие, среди посетителей было много постояльцев, приехавших в Москву по делам. Для попадания в игровой зал нужно миновать пункт охраны, на котором тебя проверяли на наличие холодного и огнестрельного оружия. Если говорить откровенно, то людей, работавших в охране, лишь номинально можно назвать охранниками. В большинстве своем они работали в соответствии с одним из классических законов Мерфи, гласящим, что «если заваривается крутая каша, то самое главное – вовремя смыться»! В их случае слово «смыться» можно безболезненно заменить на «не вмешиваться», «исчезнуть» и другие слова-синонимы. Это и понятно. Какое-либо оружие им не выдавали. Их «жертвами» становились обыкновенные подвыпившие люди, от алкоголя и азарта потерявшие ориентацию и понимание происходящего. А свои профессиональные навыки они оттачивали на крупье: при входе и выходе заставляли тех выворачивать сумки для досмотра личных вещей. Предполагалось, что такая «бдительность» уменьшит вероятность краж. Когда же речь заходила о более серьезных и «увесистых» посетителях, то стражи порядка предпочитали не вмешиваться, в лучшем случае наблюдая за ситуацией со стороны с расстояния в два-три метра, и делать вид, что не понимают или не слышат команду «Фас!», означающую немедленное выдворение разбушевавшегося и неадекватного посетителя. В те веселые годы огнестрельное оружие лежало за пазухой у каждого второго, а жить-то хотелось всем… Вот и у охранников была своя линия поведения, способствующая выживанию… К сожалению, методы работы службы охраны за все время существования игорного бизнеса мало изменились. Единственное серьезное отличие в том, что после 1996 года охрану игорных заведений стали осуществлять ЧОПы. И ее можно было совмещать!!! При графике сутки – трое дома приработка в казино являлась неплохим доходом! А в целом как обыскивали сумки, так и продолжали обыскивать. Как надували щеки, показывая свою значимость, так и продолжали надувать. Как дистанцировались в лихие 90-е от конфликтов, так в 2009-м и стояли поодаль, наблюдая за ситуацией и боясь вмешаться, несмотря на полученное распоряжение. Случаи, когда с помощью службы охраны удалось предотвратить конфликтную ситуацию, единичны, но им будет уделено время в нашем повествовании.

Понимая это, от «крыши» в игровом зале почти всегда находился кто-то, способный вмешаться и «разрулить» любую ситуацию, используя не совсем традиционные методы.

Домовые

Домовые условно могут быть разделены на две категории: первые приходили не с целью игры, но с пользой провести время: пообщаться, выпить (желательно на халяву) и, может быть, немного поиграть в удовольствие. Вторые же приходили играть каждый день в понравившееся им заведение. Частота их «обновления» зависела от глубины кошелька и других финансовых возможностей. Нередко персонажи из второй категории, проиграв все на свете, перекочевывали в первую. И тогда на первый план выходила деградация. Человек начинал считать за счастье, когда ему удавалось «выкружить» пару сотен долларов, уже не вспоминая о том, что проиграл тысячи тысяч. Для достижения этого не брезговали ничем: начиная от банального воровства фишек у подвыпивших игроков и заканчивая «легким разводом» у выигравших – типа дай немного, на удачу. Самое смешное, что добытые таким нелегким путем деньги моментально пускались в игру и счастья не приносили. Зато разорившиеся «домовые» привлекали к себе повышенное внимание службы охраны, для которых опустившийся человек не представлял никакой угрозы, и, в случае необходимости, с ним можно не церемониться и показать всему миру, что не зря получаешь зарплату.

Одним из ярчайших представителей «домовых» был человек по прозвищу Перец. По мнению Аркадия, он имел непосредственное отношение к группировке, контролирующей «Государя». Основывалось это на крепких мужских объятиях и дружеских поцелуях каждый раз, когда он пересекался с различными представителями «крыши». На вид ему было лет тридцать, невысокого роста, черноволосый. Он всегда садился за стол к тем, кого знал, и поддерживал компанию разговором и шутками. Сам он играл не часто, разменивая не больше 200–300 долларов.

Напротив входа в казино располагался бар «Карлсберг». Постояльцам гостиницы предлагался традиционный ассортимент с добавление «новшеств», нетипичных для пивных баров советской эпохи. Имеется в виду бочковое импортное пиво, тогда как в Союзе импортное пиво продавалось исключительно в бутылках и имело чешское и немецкое происхождение. Вечером одного дня Аркадий стоял крупье за покерным столом. В казино уже пришла пара гостей, и Перец, в ожидании своих друзей, ужинал, комментируя игру одного из клиентов. Но какой был ужин!!! Перед ним стояли две пенные кружки свежайшего пива с «шапкой» и огромное блюдо вареных раков. (Для людей непосвященных: в казино вход со своими напитками и тем более едой – категорически воспрещен.) Этот ужин еще раз доказывает близость Перца к определенным кругам. У Аркадия пересохло горло, и, вместо того чтобы сконцентрироваться на работе, он с вожделением смотрел, как Перец медленно и со смаком поедает раков и запивает пивом… Правда, на работе это никак не отразилось, а на следующей день утром после ночной смены Аркадий и его товарищи – коллеги разместились за столиками «Карлсберга» и наверстывали упущенное, активно подражая Перцу.

Другой завсегдатай, молодой человек по имени Сергей, носил прозвище Сорока. Узнав об открытии нового заведения, Сорока поспешил перекочевать в «Государя», в надежде поживиться на неопытных крупье. Одной из его «фишек» были махинации с картами. Не с игровыми, в казино ему не давали возможность показывать свои трюки. Он всегда имел в кармане колоду и, выпендриваясь, показывал девицам-дилерицам, как нужная карта «выползает» из рукава. Он не был пассивным зрителем, играл, но понемногу, каждый раз, когда приходил в казино, и великолепно ругался. Причем такими словами, которых многие раньше даже и не знали. Как всякая зараза, эти слова подхватывались и разносились, прочно входили в словарный обиход единожды их слышавших.

Леша Сникерс, долговязый юноша лет двадцати, «поселился» в «Государе» и тем самым зарабатывал на жизнь. Смешное прозвище, данное кем-то из игроков, прочно за ним закрепилось. Он подсаживался к гостям казино и давал советы, как поступить в той или иной ситуации. Сопереживал, радовался, когда казино проигрывало. В качестве благодарности получал какие-то крохи. Что-то в пределах 50 долларов. Но, как говорится, с миру по нитке – голому рубаха. Сам Сникерс любил играть в рулетку. Обычно это был медленный онанизм, идеально описанный в книге Дмитрия Лесного и Льва Натансона о том, как выиграть в казино. Когда система давала сбой, Сникерс позволял себе крепкое словцо в адрес стоящего за столом дилера. Это его не красило, и каждый раз ему предлагалось «встретиться» с обиженным им человеком и «объяснить» причину возникшей ненависти. Дилеры не стеснялись вызывать Лешу на дуэль, понимая, что сам за себя он постоять не сможет и отпор не даст. Ему в лицо говорили, кто он есть на самом деле, с точки зрения персонала, и Сникерсу приходилось это проглатывать. Зато когда он «доезжал» (угадывал номер на рулетке), щедрее человека свет не видывал! Сникерс давал на чай и всегда мог вовремя остановиться, унося с собой выигрыш.

Постоялец гостиницы Ганс был выходцем из Чечни. Среднего роста, черноволосый, но всегда идеально выбритый, он мало походил на представителей этой национальности. Его выдавал акцент – мягкое произношение согласных букв, характерное для чеченской диаспоры. У московских казино всегда были непростые отношения с представителями этого народа. Надо отметить, что там, где играют чеченцы, как правило, редко можно встретить представителей русской и других национальностей. На вопрос почему ни Аркадий, ни я не можем дать вразумительный ответ. Может быть, он всплывет в дальнейшем, или кто-то из вас, дорогие читатели, сам сможет найти его, прочитав мое повествование. Но пока мы находимся в 1993 году, когда русские, чеченцы и представители других национальностей радостно и вместе испытывают удачу за игровыми столами московских казино.

Ганс играл в покер. В тот самый «жесткий» покер, который был в Москве только на заре становления игорного бизнеса и который сохранился до сих пор в Европе. Когда тебе дают 5 карт и у тебя есть только 2 варианта, как с ними поступить: либо играть, либо сбрасывать. Никаких обменов, покупок, а тем более страховок. Все очень просто: да – да, нет – нет. Учитывая, что минимальная ставка равнялась 10 долларам, подумайте сами, как относились к Гансу при его ставке в 300 долларов в ante. Как и все представители кавказских республик, он приходил с многочисленной свитой. Выглядит это так: свита занимает сидячие места за столом, но играет один Ганс, ну максимум еще один приближенный. Разговаривают на своем родном языке, игнорируя требования персонала общаться на русском. Активно потребляют алкоголь и закуски (хотя религия не позволяет, но соблазн велик, а человек слаб). Когда встаешь работать за такой стол, то тебя не покидает впечатление, что ты оказался на восточном базаре. Опасность может прилететь с любой стороны. Ежедневные вечерние походы не могли не отразиться на состоянии кошелька и бизнеса Ганса. И через три-четыре месяца Ганс, уже с окладистой бородой, подсаживался к новым «домовым» и со знанием дела советовал, подсказывал и давал характеристики дилерам, в надежде получить копеечку. На наших глазах некогда уверенный, богатый, солидный человек потерял много. В первую очередь деньги и бизнес. А друзья и свита отвалились сами собой…

В конце 1995 года по центральному телевидению прошел репортаж о военных действиях в Чеченской Республике. Иностранная съемочная группа вела репортаж из лагеря боевиков, оказывающих сопротивление силам регулярной армии. И одним из попавших в кадр оказался наш старый знакомый Ганс…

Такие, как Ганс, были в любом заведении. Богатые и серьезные, они проходили весь «жизненный цикл»:

1) ВЫХОД В СВЕТ – знакомство с казино;

2) СТАНОВЛЕНИЕ ИГРОКОМ – момент, когда человек начинает увлекаться игрой, ему нравится процесс, а выигрыш приносит особое чувство ПОБЕДЫ. Чем больше выигрыш, тем сильнее чувство внутренней гордости и самоудовлетворения;

3) РАСЦВЕТ – ежедневные походы, когда ждешь с нетерпением момента начала игры, а результат уходит на второй план. Баланс выигрышей и проигрышей смещен в сторону последних, но память о прошлых победах (крупных выигрышах, больших выплатах) заставляет продолжать игру еще и еще, чтобы повторить, а лучше – превзойти прежние достижения;

4) ЗАКАТ – суммы долгов растут, все труднее находить деньги на игру. Но ПАМЯТЬ О ПОБЕДАХ заставляет тебя изыскивать все новые и новые средства всевозможными способами: правдами и неправдами, в ущерб себе и близким, чтобы ОДНИМ УДАРОМ «ОТБИТЬ» ВСЕ РАНЕЕ ПРОИГРАННОЕ;

5) УХОД С АРЕНЫ – когда человек переходит на самый низший уровень «домовых» – побирушек. Приходит в казино уже по привычке и, как правило, без денег, в надежде на счастливый поворот событий, который позволит ему «выкружить» энную сумму (своровать у зазевавшегося клиента, выпросить, попросить и получить в долг, зная, что никогда не вернешь), чтобы затем пустить их в игру, успешно проиграть и ждать следующего дня, более счастливого, чем нынешний. Ему все равно, что о нем думают другие посетители и сотрудники; охрана начинает им все больше и больше интересоваться, и уже не возникает никаких сложностей, когда руководство заведения требует немедленно вывести попрошайку, чтобы он не мешал остальным гостям. Позор, унижения и негативное мнение окружающих не имеют никакого значения. Важно лишь найти деньги на игру…

Вова

Человек, изучавший маркетинг, сразу обратит внимание, что эти пять пунктов соответствует жизненному циклу товара, прекрасно описанному Филиппом Котлером. И не важно, что здесь в качестве товара представлен человек. Важным считается длина пути от первоначального посещения до последнего, когда денег больше нет. А для нас с вами наибольший интерес представляет амплитуда движений денежных масс, с которой человек погружается в пучину собственной страсти.

Его появление в «Посланнике» осталось незамеченным. Только разбирая карточки посетителей за предыдущий день, пит-босс наткнулся на человека, ушедшего «в плюсе» со смешной по меркам тогдашнего казино денежной суммой в 500 долларов. По записям, человек играл в блек-джек со средней ставкой в 50 долларов. Потом его карточка гостя стала регулярно попадаться на глаза, и вскоре наступил день, когда они встретились.

Вова покупал в кассе фишки на 500 долларов и шел к столу. Обменивал их на пяточки и начинал делать ставки на один-три бокса. Выигрыш просил выплачивать пяточками, выстраивая их в башню. Иногда, из-за «обилия строительного материала», она искривлялась и принимала форму Пизанской. Таких «строителей» Аркадий уже достаточно много перевидал на своем казиношном веку. У всех игроков есть свои мулечки, а построение огромных фаллосов из фишек одного номинала – очень распространено в их среде.

Со временем цвет и номинал построения стали меняться: из красного он стал зеленым (зелеными в казино были фишки достоинством в 25 долларов), что свидетельствовало об увеличении денежных разменов и переходе клиента на другой, более дорогой, уровень. И как раз вовремя: начался летний сезон, когда большинство людей уезжают из Москвы, и «Посланник» вынужден был простаивать большую часть суток вхолостую. Вова тем временем вошел во вкус и, пользуясь тем, что он – единственный посетитель, просил открыть на месте покера второй стол для блек-джека с тем, чтобы иметь возможность одновременно параллельно играть сразу на двух столах и растить зеленые пенисы разной величины. Аппетит приходит во время еды: вот и наш игрок к середине лета разошелся не на шутку: требовал, чтобы ему открыли одновременно аж три блек-джечных стола и, как заправский гроссмейстер, давал сеанс одновременной игры, удивляя таких мастеров, как Слава и Эрик.

Ближе к сентябрю, когда летние краски уступают место теплым осенним тонам, поменялся и цвет фишечных небоскребов, приобретя характерные для сотен черные оттенки. Соответственно менялась и сумма первоначального обмена: в самом начале она варьировалась в диапазоне 500–1000 долларов, потом, в эпоху всеобщего озеленения, стала колебаться от 5000 до 15 000 долларов, а по осени, когда принято цыплят считать, достигла размаха от 25 000–50 000 долларов. Гостю, случайно забредшему в «Посланник», могла открыться замечательнейшая картина: в пустом казино за тремя столами стоят крупье в сопровождении инспекторов, а между ними носится человек, выстраивая из фишек удивительные высотные фигуры черного и зеленого цветов… И так продолжалось всю осень. А потом начался спад. Это почувствовалось после того, как начались пропуски с посещением. Но расставания долгими не были – максимум один-два дня. Постоянные гости тоже стали волноваться, когда членостроитель не носился между блек-джеками, его отсутствие ощущалось… И даже старались проявить о нем некую заботу, предлагая поиграть в другую и более интересную игру, под названием «открытый» покер. Но наш Вова помешался на блек-джеке: если пушкинскому Герману виделась подмигивающая ему Пиковая дама, то Вове улыбалось «очко».

В один из дней он даже попросил у Эрика в долг, и тот почти уже согласился, зная, где его в случае чего искать, но взял паузу «на подумать» и получил хороший совет от одного из сотрудников, рассказавшего тому в беседе с глазу на глаз, что у Вовы наметился некий дефицит в денежных средствах…

По словам Перца, произошел «закат солнца вручную» – Вова проигрался полностью и пропал. А через некоторое время в «Дорожном патруле» вышел репортаж о человеке, осуществлявшим аферы с кредитными автомобилями, и всем пострадавшим от его действий предлагали связаться по указанным ниже телефонам. На экране же во всей красе сиял наш строитель пизанских башен…

Игроки

Игорек, по прозвищу Боксер, был одним из представителей группировки, осуществлявшей контроль над «Государем». На вид ему было не больше 25–27 лет. Спортивного телосложения, со всеми соответствующими атрибутами того времени (массивной золотой цепью и огромным браслетом и «гайкой» на пальце), он был идеальной моделью для написания картины о братках. Приходил 1–2 раза в неделю и играл исключительно в покер – игру, по существующим тогда правилам, не требующую никакого интеллектуального вмешательства. Много не проигрывал и воспринимал поход в казино как необходимый элемент образа жизни. Наверное, он занимал не самую последнюю ступень в иерархии той организации, к которой принадлежал, и поэтому очень любил популярную в то время песню группы Ace Of Base. Не обладая знаниями иностранного языка, он адаптировал припев на свой манер и вместо слов All what she wants, напевал «О, мальчик-босс». Как говорится, текст по Фрейду… Проблем для персонала он не представлял, всегда с удовольствием общался с друзьями и имел «группу поддержки» в лице Перца и Сороки.

Илья, ровесник Сникерса, являлся его антиподом. Примерно того же возраста, что и Сникерс, Ильич (один из вариантов обращения к нему) тоже работал в казино. Лишившись передних зубов за чрезмерную болтливость, он носил гордое прозвище Стоматолог. Заигрывая с женской частью персонала, он любил задавать вопрос:

– А ты знаешь сумму чисел на рулетке? (Имеется в виду сумма чисел от 0 до 36.) – И загадочно улыбался… В случае отрицательного ответа предлагал заняться математикой и сосчитать самому. Кстати, а вы знаете ответ на этот вопрос?

Как это обычно бывает, жизнь преподносит сюрпризы, и Аркадий восемь лет спустя работал вместе с Ильичом в одном из элитных московских казино «Посланник». Даже занимая пост менеджера смены, Ильич не нашел времени, а точнее, денег для того, чтобы устранить этот обидный физиономический недостаток. Какие зубы, если можно купить что-нибудь для машины или пойти поиграть?! Лишь под напором друзей и опасаясь лишиться хорошей позиции, Стоматолог решился на поступок и в 2003 году стал удивлять весь мир и знакомых новой голливудской улыбкой. Но пока шел 1993 год, и он на это просто не обращал внимания. Ильич чтил кодекс чести работников казино, не позволяя себя оскорблений и матерных слов в адрес сотрудников заведения. Он всегда считался интеллектуалом. Когда его карьера пошла вверх, он «изменил» изначально обожаемой рулетке и переключился на игры, требующие определенных знаний и навыков. Получилось даже так, что некоторые московские казино не желали видеть его среди числа своих гостей и торжественно вручали Ильичу черную карту – запрет на посещение, тем самым отдавая должное его способностям.

Барон

Александра Сергеевича можно смело назвать одним из первых учителей. Но так сложно, по имени-отчеству, к нему никто не обращался. Все его звали Бароном. Прозвище было производной от его фамилии и осуществлялось заменой одной гласной на другую, ничего общего с благородными дворянскими титулами она не имела, а свидетельствовала о твердолобости ее обладателя. Реденькие светлые волосики, зачёсанные на пробор, заостренное личико, очочки, которые он надевал, чтобы «лучше видеть», «клубный» малиновый пиджак – все свидетельствовало о нем как об отрицательном персонаже из детских сказок. И то, что он поначалу кошмарил дилеров, не стесняясь в выражениях, лишь подтверждало первое о нем впечатление… Но затем к нему отношение изменилось, и все смотрели на Барона как на обязательного сказочного персонажа. Ну а как могло быть иначе?! Одни его глаза чего стоили! Когда они начинали вращаться и закатываться, в них отражался счетчик денег. Персонал не сразу «выкупил» эту его особенность. Дело в том, что глаза приходили в движение тогда, когда Барону приходила сильная комбинация (он играл только в покер). Тогда, оценивая предстоящую выплату в долларах, его зрачки и начинали безумное вращение, а когда ожидаемый результат был уже скалькулирован, закатывались в блаженном расслаблении. Но при этом все его тело напрягалось, и особенно руки, которые старались незаметно увеличить первоначальную ставку ante, путем набрасывания на нее нескольких фишек[7]. Как правило, Барон ставил в ante от 10 до 25 долларов пятидолларовыми фишками. Представляете себе удивление дилера, когда на его глазах эта ставка трансформировалась в 40 или 50! Эти махинации иногда прокатывали, иногда – нет. Запомнился случай, когда он играл с крупье по прозвищу Гнома – абсолютно спокойной и расслабленной девушкой, находящейся в мыслях далеко от работы. Барон сосчитал потенциальный выигрыш и ловко набросил на ante фишек при полном попустительстве инспектора, контролирующего стол. Гнома совершенно отстраненно поинтересовалась, указывая на подросшее ante:

– Что это?

– Ты что, не видишь, ante, – ответил Барон.

Гнома пожала плечами, взглянула на инспектора, спрашивая о поддержке. Но инспектор момент увеличения ставки просмотрел и боялся спорить с клиентом и его друзьями, которые радостно улюлюкали, видя, что афера прошла.

Девушка молча перевернула карты и выдвинула вперед комбинацию. Straight!!!

Ставки игроков направились в дилерский флот. Когда очередь дошла до фишек и карт Барона (у него была «тройня»), то он, на полном серьезе, глядя на Гному, сказал:

– Ну, если ты против, я могу лишнее забрать!

К сожалению, такие ситуации с наказанием нечестных игроков случались крайне редко. В то время еще не было систем видеонаблюдения, осуществлявших дополнительный контроль, и правильность ведения игр возлагалась только на дилера и инспектора. В силу различных причин такие трюки проходили и оставались безнаказанными. Но мы помним, что это было становление игорного бизнеса и дилеры учились на своих ошибках. Как известно, опыт – сын ошибок трудных…

Мазист

Если можно было провести опрос у персонала казино «Государь» на тему, кого бы они хотели видеть в зале во время смены, то, без сомнения, все назвали бы имя Володи Мазиста. Этот человек – живая легенда игорного бизнеса Москвы. Он не проигрывал миллионы, не пускал в игру состояния. Сумма его максимального выигрыша не настолько велика, чтобы об этом стоило говорить. Он, не задумываясь, в случае проигрыша употреблял крепкое матерное словцо в адрес крупье, а порой и целую тираду. И эти слова всегда были очень обидными. Но… Его любили и ждали…

Сын еврейского народа, Мазист никогда не скрывал и не стеснялся своей национальной принадлежности. Под расстегнутым воротом его рубашки можно и сейчас легко рассмотреть довольно массивную цепь со звездой Давида. На момент описываемых событий Мазисту было около тридцати пяти – тот самый возраст, когда ум берет верх над эмоциями, но место для здоровой авантюры и маленького безумства еще есть. Среднего роста, черноволосый, с небольшим брюшком, выдававшим любовь к хорошей кухне, Мазист всем видом показывал, что в его жизни все хорошо. Прозвище свое он получил благодаря любви к различного рода мазам – пари. Причем диапазон его интересов не ограничивался какой-то одной областью. Владимир предлагал мазы на спортивные матчи (футбол, хоккей и т. п.), на политические события, на события, которые могут случиться в течение ближайших минут или секунд. В любой момент времени от него могло последовать предложение заключить пари. Из его случайных знакомых за игровым столом мало кто мог подумать, что этот балагур серьезно разбирается во многих вопросах и отслеживает жизненно важные и интересные события, знания в сфере которых помогали ему увеличивать толщину кошелька и быть интересным собеседником.

Все 19 лет официального существования игорного бизнеса Мазист провел вместе с казино. Аркадий познакомился с ним в «Государе», куда тот приходил провести свободный вечер и «почувствовать масть». Всегда с шикарной улыбкой на смуглом лице, зайдя в игровой зал, он произносил свое сакраментальное:

– Здравствуйте, дети Арбата!

К кому он обращался и что конкретно подразумевал под «детьми Арбата», не понимал никто, но каждый принимал это обращение на свой счет. А потом начиналось действо… Поскольку «Государь» являлся первым пунктом в программе развлечений на день, то подразумевалось, что на момент прихода у Мазиста было хорошее настроение, а денежные запасы находились в полном порядке. После традиционных рукопожатий и лобызаний, если было с кем, Владимир выбирал либо стол посвободней, либо присаживался к своим знакомым. Персонал очень любил именно второй вариант развития событий, когда искрометный юмор и смешные шутки, как в адрес своих друзей, так и про партнеров по игре, а также про работающих за столом дилеров вызывали всеобщее веселье. Первая часть «мерлезонского балета» под названием «прелюдия» начиналась.

Придя на работу, Аркадий с удивлением увидел за игровым столом дилера, чье лицо показалось ему знакомым. И действительно, это оказался Макс – его однокурсник. Окончив школу крупье, он вышел первый день на работу. Обладая высоким ростом (2 метра 2 сантиметра), Макс неоднократно становился объектом насмешек со стороны игроков, а вопрос про его отношение к баскетболу сидел уже в печенках. В институте Аркадий учился в 4-й группе, а Максим был староста в 3-й. Однокурсники рассказывали, что в 3-й группе очень странный староста: его видели в институте два раза в месяц. Первый раз в день получения стипендии. Стипендия группы выдавалась старостам, и Макс, получив ее, исчезал почти на месяц. Второй раз он появлялся дня за два до получения следующей и отдавал сокурсникам деньги за прошедший месяц. И так на протяжении всего первого курса, пока терпение его одногруппников не лопнуло и его по-тихому не переизбрали. И надо же было такому случиться, что именно Максим попал в то казино, в котором работал Аркадий. Судьба какое-то время вела их вместе: оба взяли академический отпуск в институте, оба независимо друг от друга перешли в другое заведение этой же компании. Но потом пути их разошлись. Максим не стал продолжать обучение и прекратил учебу в вузе. Аркадий же нашел в себе силы и получил диплом о высшем образовании. Они продолжали работать в казино, принадлежавших одной и той же компании, только в плане карьерного роста Максим заметно отстал, затормозив на уровне инспектора, Аркадий же поднялся почти на самый верх профессионального игорного Олимпа.

Однажды вечером Мазист пришел поздно, когда игра была в самом разгаре. Выполнив обязательный приветственный церемониал, он присел за стол к своим знакомым: Перцу, Боксеру и их товарищам. Небольшие ставки, алкоголь, начавший понемногу всех раззадоривать, дружественные отношения между участниками процесса – все способствовало созданию веселой расслабленной обстановки за столом. Дилером был Максим. В одной из раздач он открыл себе неплохую игру и с высоты своего роста начал собирать проигрышные ставки. Тут же последовали колкие высказывания игроков, но Макс упорно делал вид, что все высказывания не о нем и его не касаются. И тут свой вопрос задал Мазист:

– Макс, а какой у тебя рост? (Тогда еще на груди у дилеров не висели беджики (таблички) с именами, но постоянные игроки знали многих дилеров по именам.)

– Два ноль два, – ответил Макс.

Тогда Мазист позвонил в колокольчик, который стоял на каждом столе и использовался для привлечения внимания официанток. Когда девушка подошла, он сказал:

– Неси штангенциркуль, мы будем его измерять!

Весь стол взорвался дружным смехом. Не успели еще успокоиться самые эмоциональные, как Мазист позвонил в колокольчик и, когда подошла еще раз та же официантка, спросил у Макса:

– А какой у тебя вес?

Тот назвал какую-то цифру, на что Мазист, обращаясь уже к официантке, сказал:

– Неси безмен, мы будем его взвешивать!

Дружный хохот пронесся уже по всему казино. Те, кто переваривал первую шутку про штангенциркуль, не успев отсмеяться, захлебнулись новой волной смеха, те же, кто только начал прислушиваться к происходящему за тем столом, от неожиданности речевого поворота даже прослезились.

У Владимира была своя квалификация игровых столов: рулетку он называл «вольными упражнениями», покер – «обязательной программой», блек-джек не имел определенного названия, потому что Мазист крайне редко обнаруживал себя за столом для этой игры, а если и обнаруживал, то в основном в качестве зрителя. Последовательность менялась «по мнению»: если «было мнение» начать с вольных упражнений, то заканчивалась игра на покере. И наоборот. Важным было «слышать мнение».

В тот день Мазист пришел днем и был единственным игроком в зале. Где-то через два часа подтянулся Перец и с порога спросил:

– Вова, как твои успехи?

Не отрывая глаз от карт, тот выдал серьезный ответ:

– Душу проигрываю!

Подойдя к столу и понаблюдав за происходящим, Перец задал второй вопрос:

– И сколько же стоит твоя душа?

И немедленно получил абсолютно «правдивый» ответ:

– Двести долларов!

Порой случалось, что кто-то из новых посетителей не всегда разделял хорошее настроение Мазиста и тогда, обменявшись с ним парой-тройкой острых фраз, перекочевывал в категорию персонажей, над которыми тот позволял себе подтрунивать. Владимир не говорил ничего такого, что могло спровоцировать серьезную ссору, но своими фразами ставил в тупик оппонента.

Говоря о таком человеке в третьем лице, он часто подчеркивал для всех окружающих, что «вон тот скромный старикашечка (и показывал на человека рукой) позволил себе разговаривать со мной на равных. Наверное, я его слишком близко к себе подпустил…».

Редко находился кто-то, способный что-то достойное ответить…

Вечер пятницы получался интересным. Большинство из игровых столов уже работали, в казино собрались помимо новых гостей почти все известные «домовые» и постоянные игроки. Барон с Боксером и компанией играли в покер. Тут на пороге появляется Мазист и с места в карьер ошарашивает всех следующей фразой:

– Как давно ты, Александр Сергеич, пополнил ряды правоверных иудеев? А ведь по стрикашмарику и не скажешь – абсолютно русское, интеллигентное лицо!

Крысиные глазки Барона завращались с удвоенной энергией. Не потому, что к нему пришла хорошая комбинация, а потому, что он не понимал, как следует реагировать на эти слова и о чем, собственно, идет речь. Все его соседи по столу перевели недоумевающий взгляд с Мазиста на Барона и приготовились к очередной веселой истории.

Подойдя к столу, возмутитель спокойствия продолжил:

– Я сегодня вечером по делам был в таком районе. Потом мы поехали… а по дороге проезжали мимо твоего ресторанчика. (Барон хоть и не был известным ресторатором, но свой маленький легальный бизнес имел. А в конце 93-го он даже установил у себя покерный стол, добавив к вывеске с надписью «Ресторан» табличку «Казино». Этот «маркетинговый ход» был сделан с целью повышения популярности его заведения среди местных выпивох.) – И вы представляете, что я увидел? (Одесский акцент был безупречен.)

Все собравшиеся вопросительно посмотрели на него, а потом на совсем потерявшегося Барона. Выдержав театральную паузу, Мазист продолжал:

– Ну, наконец-то ты набрался смелости и поменял вывеску. Теперь твой ресторан не будет знать отбоя от желающих кошерно покушать.

Глаза Барона совершали очередной круг, не в силах остановиться, тогда как сам их обладатель никак не мог понять, в чем, собственно, заключается подвох. Первым встречный вопрос задал Перец:

– Сергеич, ты никак мацу заводишь?

– И не только! Как ты думаешь, старикашечка, какая кухня может быть в ресторане у «Арона»? – отвечал Мазист.

Лишь после этих слов не все и не сразу поняли, что новому названию ресторан обязан перегоревшей первой букве «Б»…

Когда глубина осознания достигла предела, Барон перестал вращать глазами и успокоился, потому что самое страшное уже позади и объектом всеобщих насмешек он не станет. С облегчением он выпил рюмку и примкнул к веселью, пообещав исправить ситуацию с названием, сострив, что новая вывеска скорее отпугнет, нежели привлечет клиентов.

Отличительной особенностью хорошего игрока от начинающего является способность вовремя остановиться. Мазист называет это умением «отработать гимнастический этюд соскок». Те, кто «дружит с гимнастикой», уходят домой с деньгами. Аркадий знал игрока по имени Тамерлан. Тот рассказывал, что, когда в Москве только появились казино, он с друзьями частенько в них захаживал. И, как правило, всегда возвращались домой «пустыми». Не потому, что они не умели играть и не знали правил. Не потому, что фортуна поворачивалась к ним не тем местом. Причин было две:

– не могли вовремя отработать соскок;

– не понимали, сколько нужно выиграть, чтобы уйти.

В любой игре при правильной стратегии почти всегда наступает момент, когда ты выигрываешь. Каждый может себе задать планку – время ухода. Но следует помнить, что если ты вложил в игру 100 долларов, то вряд ли ты сможешь с них «поднять» 5000. Хотя из любого правила есть исключения…

Классический, «правильный», игрок довольствуется 100 %-ным результатом. Разменял 200 долларов и обнаружил перед собой фишек на 400 – встань и уйди. Разменял 5000 и удвоился – бегом домой!!! Но если ты, по словам Мазиста, хочешь раскрутиться «с дорожной пыли», то велика вероятность возникновения ситуации, когда ты «пришел ни с чем, а ушел налегке».

Аркадий как-то рассказал мне историю об одном из своих первых походов в казино. Как и полагается, он захватил с собой друга, чтобы тот его в нужный момент увел. На самом деле друг ему в этом походе нужен был, чтобы было перед кем повыпендриваться. Всегда приятно подчеркивать свое превосходство в чем-либо над своим ближним. И вот они пошли в игорное заведение, располагавшееся в пяти минутах ходьбы от их дома. Аркадий решил испытать себя «в вольных упражнениях». В том казино находилось два рулеточных стола: на одном ставки принимали в рублях, на другом – в долларах. Молодые люди отправились к валютному столу. Разменяв на игру 200 долларов, Аркадий спин за спином увеличивал количество стоявших перед ним фишек. При этом он не забывал делать так называемые устные ставки. Когда кидаешь дилеру крупную фишку с денежным номиналом и называешь тот сектор, который хочешь закрыть этой ставкой. Названия ставок произошли от французских слов, и их произнесение в обществе людей не посвященных в тонкости и особенности игры в рулетку увеличивает авторитет человека, использующего их в игре, а в совокупности с небрежным броском фишки – производит магическое воздействие на зрителей. Когда Аркадий сосчитал свои фишки, сумма денег равнялась 1100 долларам. Молодые люди решили взять паузу и вкусным алкоголем отпраздновали победу. Отдохнув и обсудив перипетии игры, Аркадий решил попробовать сыграть еще раз и пустил в игру 200 долларов… Но ему не повезло. Тогда он разменял еще 200 долларов, и они тоже перекочевали в дилерский флот. Вот тут-то и понадобился Аркадию товарищ, который ни под каким предлогом не соглашался выдать еще денег (зная, что может разойтись, Аркадий отдал другу их на сохранение и попросил не давать больше 400 долларов). А так как шуметь и громко спорить в игорных заведениях считается дурным тоном, молодые люди в отличном расположении духа отправились по домам.

Лежа в постели, Аркадий никак не мог заснуть. Он прокручивал у себя в голове, раз за разом, выигрышные ставки и убеждался, что он очень силен «в вольных упражнениях». Единственное расстройство исходило от 400 бездарно проигранных долларов. Молодой человек корил себя за невнимательность и излишний авантюризм. Именно этим он объяснял безвольный проигрыш. Еще бы! Если человек способен с 200 долларов выиграть почти 1000, то это о чем-то да говорит! Неужели он не сможет выиграть каких-то 400 долларов? Да запросто! Надо только встать, одеться и прогуляться 5 минут…

И вот Аркадий опять стоит за тем же рулеточным столом, разменяв для игры магические 200 долларов… Друга рядом нет, он, как все нормальные люди, ночью предпочитает спать… Но фортуна явно уже не интересуется Аркадием. И после непродолжительной борьбы деньги в фишечном эквиваленте перекочевывают в рулеточный флот. Потом следует поход в кассу, достаются из бумажника новые купюры… И так до тех пор, пока все выигрышные 700 долларов не закончились. Но наш герой разошелся не на шутку. Он идет домой и возвращается с деньгами. Потом опять идет домой за деньгами… и так несколько раз. Когда закрома родины оказываются пустыми, Аркадий ложится спать и засыпает с чувством выполненного долга… Возникает вопрос: почему, проиграв 1000 баксов, он легко и непринужденно заснул, а находясь в выигрыше 700, не смог? Ответ очень прост: ему не давала спать жадность… Ему было безумно жалко 400 долларов, не проиграв которые он насладился бы полным триумфом. Но жадность порождает бедность. И это – еще один урок, который Аркадий запомнил навсегда. Но не все люди способны учиться на своих ошибках. Именно это одна из причин процветания казино.

На следующий день Аркадий вместе с товарищем, с которым ходил играть, сидели в кругу друзей и пили пиво. Друг рассказывал о вчерашнем походе взахлеб, не переставая восхищаться интуицией Аркадия и его способностями угадывать не только выигрышный сектор, но и выпавший номер…

Лоховник

Лоховник располагался за углом. На тот момент он существовал почти год. Но пальму первенства первого московского казино держало заведение в гостинице «Ленинградская» у трех вокзалов. Лоховник носил гордое название «У…». После «У» шла фамилия хозяина, указывавшая на его национальное происхождение. Тогда было модно «увековечивать» свое имя в названии заведений, ибо предполагалось, что они просуществуют бесконечно долго. Да и сейчас эти пережитки прошлого имеют место быть, но уже в названиях пищевых продуктов. С открытием «Государя» многие серьезные игроки сменили место дислокации и, повернув за угол, попрощались с лоховником. Это вовсе не означает, что они туда не ходили, просто первенство в проведении вечера отдавалось «Государю». К тому же ставки в новом казино были долларовые и более высокие, а выигрыши выплачивались американскими президентами, тогда как в лоховнике играли на рубли.

Но, как известно, свято место пусто не бывает. И пустующую игроцкую нишу в лоховнике заполнили… дилеры казино «Государь»! А как вы хотите? Знать правила игр, смотреть, как играют другие, и самому не попробовать? Среди московских дилеров трудно найти человека, хоть раз да не вставшего с другой стороны стола. Вот и дилеры «Государя», сравнив уровень ставок в лоховнике с уровнем своей зарплаты, поняли, что могут себе позволить периодически наведываться в гости к соседям. И пошло-поехало…

Поскольку первоначальное помещение, в котором располагался «Государь», не могло вместить всех желающих, а игровых столов явно не хватало, было принято решение расширить зал за счет комнаты отдыха персонала, а саму комнату отдыха перенести в арендуемый гостиничный номер на 7-м этаже. Это был обычный двухместный номер с двумя диванами, ванной и душем. В перерывах между выходами в зал дилеры могли в нем отдохнуть, посмотреть телевизор, попить чай или кофе. Курили тоже в номере. Голосов некурящих курящее большинство не желало слышать, и меньшинству пришлось подчиниться. В чем все были единодушны, так это в запрете на курение советских сигарет. В то время все табачные киоски предлагали богатый ассортимент для курильщиков, и помимо традиционных «Явы», «Космоса», болгарского импорта, американские, английские и французские сигареты занимали львиную долю на прилавках. Как вы понимаете, какой-либо контроль за происходящим в стаффе (комнате отдыха) отсутствовал напрочь. Да и как его можно осуществить? Менеджер никогда не бросит игровой зал, а его ассистент (пит-босс), в случае необходимости, мог вызвать дилера в зал с помощью телефонного звонка в номер. Сколько спиртного было там выпито! Случалось так, что, отработав последнюю перед выходными смену, человек оставался и проводил в стаффе все свои выходные. Менялись только собутыльники… И потом вновь выходил на работу… Ну а чем будет заниматься подвыпивший дилер? Правильно, попытает удачу в игре. Это потом в комнате отдыха появились нарды и шахматы – подарок от заведения для борьбы со скукой. А карты в стаффе были всегда! Колоды, которые нужно было уничтожить, продырявливались и отдавались дилерам на забаву.

Пользуясь близким соседством, дилеры «Государя» повадились во время 20-минутных брейков[8] бегать в лоховник. Что можно успеть за 20 минут? Сыграть раздач шесть в покер[9], «разорвать» рулетку или «порваться» самому, сделать несколько ставок на блек-джеке. Задачи закончить весь процесс в 20-минутный временной отрезок не ставилось, и при возвращении на работу карманы дилеров «Государя» странно топорщились, а лежащие там игровые фишки из лоховника весело побрякивали… Хотя, как мы помним, карманов быть не должно или, если они и были, их следовало наглухо зашить!

Отстояв в зале положенные 20 или 40 минут, дилеры вместо комнаты отдыха бежали в лоховник, чтобы разыграть оставшиеся «патроны». Представьте себе ситуацию, когда ты час назад играл за столом с кем-то из гостей заведения, человек ушел, а потом ты стоишь вместе с ним, но по другую сторону стола, находясь с ним уже в одной лодке… Как правило, такие набеги имели всегда отрицательный финансовый результат из-за лимита времени и сами собой со временем прекратились.

Пломбир

Его звали Алексей. Свое прозвище он получил благодаря сети кафе-мороженых, разбросанных по всему Измайлову, хозяином которых он являлся. В казино Пломбир обычно приходил слегка навеселе. В процессе игры потребление алкоголя не уменьшалось, при этом концепция поведения оставалась «правильной»: он выпивал для поднятия настроения и боевого духа. Все мы знаем людей, под воздействием алкоголя начинающих цепляться к словам, ищущих повода для конфликта, неадекватно ведущих себя. Даже очень пьяный Пломбир не представлял никакой угрозы для здоровья персонала казино и других гостей. Он лишь только начинал громко возмущаться и выражал свое недовольство, активно жестикулируя руками. Прекрасно разбираясь в играх, Алексей знал принципиальное отличие между неписаными правилами для новичков и стратегией игры. Его нельзя причислить к «счетчикам» – в игре он руководствовался прежде всего раскладом и играл по логическим и эмоциональным правилам своей интуиции. Его считали «сладким», так как он проигрывал больше, чем выигрывал. В игре он активно общался с персоналом, знал многих по именам и давал дилерам забавные прозвища, метко подметив какую-то характерную особенность. Так, одну девочку в казино «Марракеш» он прозвал Галиной Кулаковой – именем легендарной советской лыжницы, обратив внимание на то, что при ходьбе та активно размахивала руками, как будто шла на лыжах с палками. К тому же в игре с ней ему катастрофически не везло. И когда девочка собирала проигранные ставки, он всегда акцентировал внимание на этом процессе, сравнивая ее движения с движениями лыжницы, идущей по дистанции:

– Смотрите! Во как почесала! Прям за «золотом»! Давай, палками работай, палками работай! А то не успеешь все собрать!

В очень пьяном состоянии он, обращаясь к стоящему за столом дилеру мужского пола, часто вспоминал историю, как покупал ему рабочие туфли. Он не помнил, кому именно он покупал, но в правдивости его слов никто не сомневался, но вот кому именно… В принципе это было не важно. Если взять всех, кому он говорил:

– А вот ему я, когда он только начинал, туфли купил, его-то рваные были… – то ряды осчастливленных будут бесчисленны.

Но была одна история, произошедшая на глазах у всего персонала казино «Государь» и также ставшая одним из его коньков.

Вместе с Аркадием работал дилером молодой человек по имени Валера. Он выгодно отличался от других крупье тем, что вел правильный образ жизни: не курил, не пил, на работу ходил без пропусков и прогулов. В набегах на лоховник не участвовал, тихонечко посмеиваясь над неугомонными товарищами по работе. На все предложения пойти «покатать» (поиграть в казино) всегда отвечал отказом.

Но вода камень точит. И вот в один прекрасный день Валера согласился поучаствовать в коллективном походе в лоховник. У Аркадия нет ответа, почему его коллега изменил своим принципам и решился на такой поступок. Одной из версий может служить классическая французская фраза: Cherchez la femme! (Ищите женщину!) Наивно предполагать, что только мальчики высказывали предрасположенность к игре. Среди девиц-дилериц было немало таких, которые могли в плане азарта дать фору представителям сильного пола.

Чем бы Валера ни руководствовался, принимая приглашение, но это решение очень сильно изменило его дальнейшую жизнь. Сейчас уже невозможно сказать, как прошел первый визит, чем он закончился и что произошло потом. Факт остается фактом: Валера заболел. И заболел очень тяжело. Болезнь быстро прогрессировала, и он за очень короткий срок умудрился буквально «пролететь» тот конфетно-букетный период, который бывает у каждого «влюбившегося в казино» и не представляющего себе ни вечера без игры. Ситуация развернулась неимоверным образом: Валера успешно пополнил ряды самых настоящих «домовых» лоховника. Через три месяца среди персонала «Государя» нельзя было встретить человека, к которому Валера не обратился с просьбой о денежном займе. Аркадий отказал коллеге в инвестировании, он понимал, что если сейчас даст деньги в долг, то совершенно непонятно, когда они вернутся обратно и вернутся ли вообще. Валера демонстрировал удивительную изобретательность, так свойственную людям, попавшим в финансовую бездну: предлоги, под которые он пытался занять, отличались друг от друга и не повторялись. Упоминались и желание сделать кому-то из домашних подарок, и необходимость срочной покупки лекарств и т. д. и т. п. В ход шло все, что можно придумать, единственное, о чем умалчивалось, – это истинная причина. Нашлось немало отзывчивых и искренних ребят, которые вняли просьбам и помогли Валере. Как он с ними потом разбирался, Аркадий не знает. Дошло до того, что приезжала его мама и слезно просила руководство не выдавать ее сыну зарплату. А Валера как ходил в тонкой синей курточке и вязаной лыжной шапочке с надписью «Динамо», так и продолжал носить эти вещи в любую погоду. По этой причине Аркадий не исключает вероятность того, что именно Валере Пломбир покупал туфли…

Пломбир знал Валеру как дилера казино «Государь». Он совершенно не удивился, увидев знакомые лица в лоховнике, куда он тоже захаживать не гнушался. Пломбир, как и Мазист, по словам последнего, «готов был играть даже в 6-й кабинке туалета на Ярославском вокзале: лишь бы масть шла». Поэтому, когда Валера обратился к Пломбиру с просьбой о денежном займе, Алексей отказал, ибо своими глазами видел все симптомы болезни. Но предложил поиграть с ним вместе, войти в долю. Валера отодвинул от себя оставшиеся фишки и этим мизерным взносом заслужил право называться «партнером». Играл Пломбир, а Валера смотрел. Менялись дилеры, «партнеры» переходили со стола на стол, стопка фишек то уменьшалась, то увеличивалась. История умалчивает, сколько длилось это «побоище», его финансовые результаты тоже покрыты тайной. Но одна вещь известна всем: в тот вечер Валера покинул лоховник с деньгами. Причем с гораздо большей суммой, нежели пришел.

Как вы понимаете, вторым «коньком» была именно история о том, как он помогал дилеру отыграться. С годами стерлась память об имени дилера, история обрастала новыми, но малосущественными деталями. Но рассказывалась регулярно. Не из желания похвастаться и выставить себя в выгодном свете. А просто потому, что так было на самом деле.

Афганцы

Придя на работу в утреннюю смену после выходных, Аркадий стал узнавать последние новости. Главным событием в жизни заведения за прошедшие два дня стали новые клиенты, пришедшие сутки назад и с тех пор так и не уходившие. Эти ребята играли в покер по высоким ставкам (от 500 долларов в ante). Чужих за свой стол они не пускали. Менеджмент казино спустил в стафф директиву, запрещающую общение во время работы за этим столом на посторонние темы, кроме комментариев по игре. Говорили, что новые гости – русские ребята, но какие-то очень непростые. И чтобы потом не было мучительно больно и обидно, предлагалось по отношению к ним выдерживать классическую линию поведения.

Выйдя в игровой зал на смену, Аркадий увидел трех человек, сидящих в креслах в зоне отдыха, и одного молодого человека за игровым столом. Рассмотреть получше его удалось, только попав за тот стол. Он обладал незаурядной внешностью. Очень высокий (когда он поднялся, то оказался ростом не ниже, чем Макс – однокурсник Аркадия) и очень худой, с благородными чертами лица, обрамленного черными как смоль волосами, он напоминал рок-музыканта. Его звали Сергей. А друзья к нему обращались только по прозвищу – Игла. Его лидерство в компании не оспаривалось, все пожелания выполнялись по-военному четко и без лишних разговоров. Спиртное компания не употребляла: как потом узнал Аркадий у подружки-официантки, кто-то из русскоязычных хозяев заведения категорически запретил наливать им любые напитки, содержащие алкоголь. Ибо эти ребята, выпив, становились невменяемыми и, самое страшное, неуправляемыми.

Получив столько интересных вводных, Аркадий немного оробел, когда пришла его очередь идти работать. Игла играл на два бокса, молча поднимая карты. Его лицо не выражало никаких эмоций: ни радости от выигрыша, ни досады от поражения, ни огорчения оттого, что сильная комбинация не сыграла… Одним словом – poker face. Аркадий делал свое дело, произнося лишь то, что должен говорить дилер. Оплатив хорошую комбинацию, Аркадий по привычке поздравил клиента.

– С чем ты меня поздравляешь?

– Я поздравляю вас с оплаченным full hause (комбинация из пяти карт: пара + «тройка», оплачивается в семикратном размере).

– А ты знаешь, сколько ты мне должен таких фулей раздать, чтобы мы могли вернуть хоть часть своих денег?

Сумничать, типа «Я никому ничего не должен», Аркадий не решился. Но что-то говорить надо было, и Аркадий нашел самый безобидный вариант продолжения разговора:

– Ну, начало же положено… – И тут же получил на чай за сообразительность.

Как потом рассказал Стив, эти ребята проиграли о-о-очень большую сумму наличными и взяли кредит у хозяев на аналогичную сумму. Когда и эти деньги перекочевали в кассу казино, они предложили в качестве залога новую и дорогую машину, на которой приехали. Кредитные деньги должны были подвезти, и, чтобы не скучать, ожидая гонца с деньгами, они хотели продолжить.

Когда на следующее утро Аркадий пришел на работу, то увидел ту же компанию афганцев, все так же сидящую в зоне отдыха в креслах, и примкнувшего к ним Иглу. Стив сказал, что пока не привезут долг, им нельзя выйти. Представьте себе людей, 3 дня (72 часа!), проведших без сна в казино! При желании они раскидали бы охрану, сели бы в свой автомобиль, стоящий при входе, и уехали бы восвояси. Но они спокойно сидели и ждали, не проявляя никакой агрессии. Ближе к обеду раздался звонок им на мобильный телефон (в 1993 году мобильник напоминал мини-чемодан с огромной антенной), и все подумали, что сейчас начнется вторая серия. Через полчаса дверь открылась, и все ахнули: в казино помогли зайти молодому человеку лет двадцати пяти без руки и обеих ног! Именно его ждали Игла со товарищами. Примерно в то же время подъехал один из лидеров группировки, державшей казино… Переговоры продолжались до вечера.

Придя на третий день на работу, Аркадий афганцев не увидел. Все тот же Стив сказал, что именно парнишка-инвалид привез нужную сумму денег, и Игле позволили уйти. Но их дорогущая машина еще неделю стояла у входа, пока на ней не уехал новый владелец…

Цыгане

Первое правило, которому обучили Аркадия в школе крупье, – правило «чистых рук». Смысл его таков: человек, приходящий работать за стол, ничего кроме колоды принести не может. И унести со стола тоже. Выглядит это так: дилер, которого меняют, перед уходом показывает ладони рук, демонстрируя их «чистоту» (отсутствие чего-либо в них), а дилер, заступающий за стол, делает точно такой же жест, подтверждая, что он тоже ничем не может повлиять на игру. Данное правило уходит к истокам игорного бизнеса. Оно призвано вызвать чувство безопасности и уверенности у клиента. В «чистых руках» невозможно спрятать карту, тем более целую колоду, дилеру это правило не дает возможность что-либо со стола украсть или незаметно унести (например, фишку крупного достоинства). Особенно важно его соблюдение при работе с наличными деньгами. В начале 90-х некоторые игорные заведения, играющие на валюту, предоставляли такую услугу, как обмен денег за столом. Для игрока это очень удобно: не надо идти в обменник, а потом в кассу. Просто кладешь деньги на стол, крупье их считает и выдает фишки прямо из флота. Деньги же с помощью бланшера (как правило, пластмассовой прозрачной лопатки) проталкивались в кэш-бокс (небольшой ящичек под столом, предназначенный для хранения разменянных в процессе игры наличных денег). Инспектор, осуществляющий контроль над работой стола, с помощью специального устройства, называемого кликер[10], набивает количество обменянных денег, из расчета одно нажатие за каждую сотню долларов. Если на кликере число 43 – это означает, что клиенты поменяли 4300 долларов, и они лежат в кэш-боксе. Теперь вопрос к вам: сколько денег лежит в кэш-боксе, если на кликере число 123? Кстати, в некоторых авиационных компаниях можно видеть, как стюардесса перед взлетом идет с кликером, пересчитывая пассажиров.

Вся эта информация нужна для того, чтобы иметь возможность подсчитать результат заведения в любой момент времени. Обычно такой подсчет производится раз в час (в небольших казино) и раз в два часа – в крупных. Человек, осуществляющий контроль, – пит-босс (буквально: босс пита, где пит – деревянная тумбочка для хранения необходимых бумаг и папок, тумбочка, на которой устанавливается компьютер). В маленьких казино (на 10–12 столов) работает в смену один пит-босс, изредка два. В крупных – 6–8 человек, и каждый несет на себе различные функциональные обязанности. Но мы с вами находимся в 93-м году, и на смену выходит один пит-босс – правая рука менеджера смены.

Для осуществления проверки подлинности меняемой валюты на каждом столе лежала «долларо-прокатывающая» машинка, работавшая на обычных «пальчиковых» батарейках. По идее она на хорошие доллары горела зеленым светом, если же попадалась фальшивка, загорался красный.

Дилер выкладывал доллары, кидаемые на обмен, по пять штук ступеньками: пять купюр, потом ступенька вниз, пять купюр, потом ступенька вверх, пять купюр, ступенька вниз и так далее…

Существует много поговорок на тему умения обращаться с деньгами. Многие не придают им значения, а зря! В деньгах друзей нет!

Аркадию от его любимых теть по отцовской линии досталась квартира в центре Москвы. Любая недвижимость должна приносить доход, и семья начала искать арендатора. Одна серьезная югославская строительная компания искала квартиру в центре для сотрудников высшего руководящего состава. Кто ищет, тот всегда найдет. И они нашли друг друга. Заключили договор на условиях предоплаты за 3 месяца вперед. Сотрудничали более 10 лет и расстались хорошими друзьями.

Владелец компании – господин Божидар – 60-летний джентльмен, очень неплохо говорящий на русском. Он снимал под офис шестикомнатную квартиру в самом начале Кутузовского проспекта, напротив гостиницы «Украина». Когда он отсутствовал, всеми процессами руководили его сыновья. Для получения арендной платы Аркадию надо было всего лишь позвонить за 1–2 дня до предполагаемой даты приезда. И вот примерно на 3-й год сотрудничества Аркадий позвонил и сказал, что на следующий день приедет за деньгами.

Ни Божидар, ни его сыновья не гнушались общаться лично с Аркадием, не перекладывали функции передачи денег на секретаря. Обычно Аркадия встречала секретарша, приглашала в кабинет, предлагала очень вкусный кофе с пенкой. Аркадий отдавал ей квитанции об оплате коммунальных платежей, и, пока та их ксерила и подготавливала необходимую рублевую наличность, появлялся кто-то из семьи и после непродолжительного разговора на отвлеченные темы расплачивался. В тот день все проходило в соответствии с данным сценарием. Божидар был в отъезде, и вместо него вышел пообщаться его сын. Он был лет на десять старше Аркадия. После традиционных политесов и кофе перешли к финансовой части. Так как сумма за три месяца получалась приличная, требовалось минут десять-пятнадцать для того, чтобы ее приготовить. Пока хозяева отсутствовали, Аркадий рассматривал картины и предметы интерьера в комнате. За столько лет общения он помнил каждый элемент и тренировал память, мысленно называя деталь и после, поворачивал голову, чтобы убедиться в своей правоте. Вышел сын Божидара и положил на стол пачку денег. И попросил расписаться в квитанции – отчетном документе для бухгалтерии. Стандартная процедура, оставалось взять деньги, поблагодарить и уйти. За столько лет ни одной ошибки ни в ту ни в другую сторону не было, и прежде, чем заплатить, деньги, безусловно, пересчитывались. Но, опять-таки, по сложившейся традиции, Аркадий показал «чистые руки» и взял пачку денег. Голова говорила, что пересчет – пустая трата времени, а внутренний голос требовал досконального соблюдения всех процедур, чтобы потом не было мучительно больно… Разложив деньги на столе, Аркадий с удивлением обнаружил, что до нужной суммы не хватает 300 долларов. И немедленно сообщил об этом. Сын Божидара не выразил ни удивления, ни растерянности. Он вообще не проронил ни слова. Тогда Аркадий собрал деньги со стола, предварительно показав «чистые руки», и пересчитал их еще раз. Ошибка была налицо. Хозяину офиса ничего не оставалось, как пойти в «закрома» и принести недостающую денежную сумму…

Приехав домой, Аркадий рассказал об этом родителям. Было выдвинуто несколько версий происшедшего.

Обычная ошибка (хотя раньше таких ошибок не было!).

Преднамеренный умысел.

– Если бы Аркадий взял деньги, не показав «чистые руки» до и после пересчета, то можно было бы подумать, что несколько купюр каким-то волшебным образом прилипло к нему…

– Если бы он не пересчитал деньги, то ошибка вскрылась бы по приезде домой, а после драки кулаками не машут…

«Теорию заговора» решили не рассматривать и списали все на невнимательность сына Божидара… Как вы видите, элементарное выполнение принятых процедур позволило Аркадию сохранить лицо и продолжить сотрудничество с арендаторами, не понеся ни финансовых, ни моральных потерь…

В тот день в «Государь» приехал табор… Человек семь-восемь цыган в сопровождении женщин играли на разных столах. У цыган всегда играют только мужчины. Женщины «используются» в качестве эскорта и «кошелька» для хранения денег и фишек. Они умудряются засовывать деньги в самые неожиданные места, на что у других людей фантазии не хватит. Представьте себе картину, когда женщина в возрасте (молодых с собой не берут) достает из лифчика пачку денежных знаков!!! А может и из трусов…

У людей других национальностей существует предубеждение против цыган. Кто украл ребенка? Цыгане. Кто предлагает погадать и развести на деньги? Цыгане. Кто не имеет постоянной работы и живет случайными заработками и мошенничеством? Цыгане. Именно по этой причине к ним проявили повышенное внимание. За каждым столом сидел серьезный инспектор из числа опытных работников, пит-босс из зала не отлучался ни на минуту. Игра проходила спокойно, с переменным успехом. Кто-то выигрывал, кто-то – проигрывал… Проигрывающие меняли за столом деньги: доставали из кармана мятые доллары мелкого номинала: десяти-, пяти- и однодолларовые купюры. Нашелся и такой персонаж, который пустил в игру двухдолларовую купюру! Это произошло за столом Аркадия, и наш друг, позвав пит-босса, попросил разрешения выкупить ее. Получив менеджерское благословение, на столе был поставлен маркер (отметка) об изъятии денег на сумму 2 доллара, пит-босс отнес их в кассу, проверил на подлинность, и после смены Аркадий их выкупил по продажной цене обмена валюты.

Все закончилось так же стремительно, как и началось: в какой-то момент «старший» подал сигнал, и все засобирались. Те, кто был в плюсе, – более радостно, чем проигравшие. Суммарный результат их выступления был примерно равен нулю. Пустив в игру примерно 3000 долларов, цыгане ушли при своих. Менеджер и пит-босс радостно выдохнули: на сей раз обошлось без шельмования, жульничества, криков и внутренних разборок…

На следующий день утром в казино никого не было, и крупье развлекались, играя в карточные игры. Аркадий сидел рядом с менеджером Джессом, абсолютно лысым англичанином, недавно приехавшим в Москву. Джесс по-русски не говорил, а в утренней смене только Аркадий и пит-босс Борис знали английский. Сказать, что Борис знал английский, можно с большой натяжкой: его вялое беканье и меканье безумно злило англичан. Именно потому, что Борис коверкал английские слова и изображал из себя лингвиста, водрузив на себя функции великого переводчика, Стив дал ему прозвище Boris Bag of shit[11], перековеркав его фамилию, которую любому иностранцу выговорить не представлялось возможным из-за огромного количества содержащихся в ней букв. Стиву казалось, что bag of shit звучит созвучно, но схожести не было, совпадали только первые буквы имени и фамилии: две буквы Б. Надо отдать англичанам должное, так они его называли только за глаза… Из русских об этом знал только Аркадий…

Аркадий рассказал Джессу о вчерашней удаче – покупке редкой двухдолларовой купюры. Джесс поинтересовался, проверял ли ее Аркадий на подлинность. Получив утвердительный ответ, Джесс сказал, что Аркадию действительно сказочно повезло… Потому что все те деньги, которые цыгане разменивали за столами, оказались нарисованными!!! После утреннего подведения итогов обнаружилось, что более 2500 долларов мелкими купюрами являются фальшивками… Аркадий попросил Джесса показать фальшивку. Тот принес две банкноты по доллару, которые при попадании воды начинали расплываться… Вы спросите: а что же детекторы на столах, призванные проверять подлинность? Дело в том, что никто даже подумать не мог, что люди изготовят мелкие фальшивые доллары, и по внутреннему правилу, существовавшему в «Государе», их закидывали в кэш-бокс без проверки. Проверялись только 50- и 100-долларовые банкноты. Фальшивки не представляли никакой ценности, и Джесс по просьбе Аркадия дал ему эти две купюры, чтобы тот показал их родителям в качестве примера человеческой хитрости и изобретательности…

Как-то возвращаясь вместе с другом, с которым ходил играть в рулетку, Аркадий увидел, что его пачка сигарет пуста. А курить очень хотелось. У друга оставалась одна сигарета, но брать ее было неправильно. Вечер еще мог иметь продолжение, и друзья отправились к одной из коммерческих палаток. Купив пива, сигарет и еще какой-то ерунды, ребята поняли, что им немного не хватает, чтобы расплатиться. Крайне неприятная ситуация! И тут Аркадий увидел два американских доллара, скромно притаившиеся в одном из отделений бумажника.

– Вы не будете против, если я доллары добавлю? – спросил он.

– По какому курсу? – поинтересовалась продавщица.

Посмотрев на горящую вывеску рядом стоящего обменника, Аркадий предложил купить 2 доллара на рубль дешевле каждый, чем предлагал обменник. Внимательно изучив купюры со всех сторон, продавщица согласилась. Упаковала покупки в пакет и дала какую-то сдачу. Потом, попивая пивко и покуривая сигареты, Аркадий поведал товарищу историю о недавнем выступлением цыган у них в казино. И добавил, что именно эти 2 доллара пошли в стоимость оплаты покупки…

Про цыган Аркадий рассказал мне еще одну историю. В ближайшем пригороде Москвы на востоке располагался развлекательный центр. Помимо традиционных ресторанов и ночного клуба, в комплексе имелось и небольшое казино «Трасса» столов на восемь. Цыгане регулярно туда наведывались. В один из дней им выпала несказанная удача: им раздали и оплатили максимальную комбинацию на покере: royal flush (пять карт одной масти в порядке возрастания от десятки до туза). Англичане говорят, что такая удача приходит раз в 100 лет… В казино существуют инструкции, в соответствии с которыми надо поступать, когда игроку так везет. Следует взять паузу и проверить «честность» раздачи. А пока видеонаблюдение прокручивает запись, пит-босс выражает искреннюю радость и поздравляет клиентов. В казино «Трасса» поступили иначе, и, самое главное, быстро: быстро оплатили ставку, выплатив весь выигрыш, не забыв при этом поздравить…

После того как радостные гости немедленно обналичили фишки и ушли, оставив на чай 500 долларов, дилер принялся сортировать по мастям колоду карт (эта процедура после работы за столом применялась почти во всех игорных заведениях Москвы). Какого же было его удивление, когда в этой колоде обнаружились две пиковые десятки, два пиковых валета, две пиковых дамы, два пиковых короля и два пиковых туза… Оказывается, royal flush был принесен из дома!

Шел 2005 год, и московские казино уже давно регистрировали своих гостей. Регистрация проводилась по паспорту или водительскому удостоверению. Все данные о «карманных покеристах» тут же отправились тем людям, которые были крайне заинтересованы в возврате выплаченных денежных средств. В результате цыгане все деньги отдали и еще «попали» на те самые 500 долларов, которые дали на чай (они входили в сумму выплаты)…

«Коля-ваня»

1993 год ознаменовался открытием огромного числа заведений под гордой вывеской «Казино». Те, кто уже начал заниматься этим бизнесом, стали думать о его расширении. Были и насмотревшиеся на успехи других, как наш новый знакомый Барон. Они тоже попытались заскочить в движущийся поезд под названием «Казино». У станций метро появлялись павильончики с 2–3 игровыми столами, в многочисленных барах и ресторанах убирались сидячие места и вместо них ставились столы. Именно так и поступил Барон: убрал в своем ресторане гостевые места и прикупил стол-перевертыш, позволяющий играть и в покер, и в блек-джек. Среди подвыпивших посетителей всегда найдется желающий испытать удачу… Обратите внимание, что мы не говорим об игровых автоматах. В 93-м году их эра еще не наступила. Приоритет отдавался «живым» играм. Компания, в которой работал Аркадий, тоже думала о расширении и использовала для этого любые подходящие возможности.

В одну из смен к Аркадию подошел менеджер по имени Мо. Он имел мозамбикские корни и говорил на английском с небольшим акцентом. Так, слово «мани» – деньги[12] – Мо произносил как «муни», «янг» – молодой[13] – как «юнг». Он сказал, что через неделю открывается новое казино и если Аркадий не против, то он с удовольствием возьмет его с собой. Аркадию стало интересно, и он согласился. В указанный день он и еще трое дилеров ждали у входа «Государя» автомобиль, который отвезет их в новое заведение.

Площадка под казино располагалась в помещении бильярдной в районе Марьиной Рощи. Эта богадельня даже имела официальное название: «Коля-Ваня». Безусловно, в честь владельцев. Туда приходила абсолютно разношерстная публика. Никакого фейсконтроля не было и в помине. Аркадий утверждает, что не было и «миноискателя» для проверки посетителей на входе на предмет колюще-режущих и огнестрельных предметов. Кто приходил, зачем приходил, с чем приходил – непонятно.

Помещение имело Г-образную форму. В углу располагалась барная стойка. «Длинная» часть буквы Г предназначалась для игры на бильярде, а в «маленькой» – стояли столы для настольных игр: карт, нард, шахмат. Именно настольным играм пришлось немного подвинуться, чтобы «новые партнеры» смогли установить стол для покера и для блек-джека. Позже к ним добавили рулетку.

Пока команда дилеров под предводительством Мо идет через весь зал к своему рабочему месту, представьте себе картину: возглавляет процессию лысоватый Мо в безупречном английском костюме. За ним в черных брюках, белых рубашках и пестрых бабочках дефилируют 3 дилера мужского пола. А вокруг – люди в серых кофтах, непонятного вида свитерах и джемперах, а то и просто в футболках. Дым стоит, хоть топор вешай… Раздаются удары шаров, матерные крики, то ли от радости, то ли – от разочарования. И тут, как по мановению волшебной палочки, наступает тишина. Игра останавливается, и все посетители, находящиеся на данный момент в бильярдной, направляют свои взоры на маленький отряд под предводительством Мо. Те, кто находился за карточными столами, передвинулись поближе к бару, чтобы не пропустить это замечательное шествие. В клубах дыма и при полной тишине, но под пристальным «прицелом» трех-четырех десятков глаз, Мо и компания наконец достигли места своей дислокации.

И сразу принялись за работу: начали распечатывать и раскладывать карточные колоды, готовя столы к открытию. Никто не торопился, потому что видимость работы как бы давала иллюзию безопасности и создавала ореол значимости перед всеми этими Колями и Ванями.

Сказать, что все прибывшие на новое рабочее место были в шоке, – это ничего не сказать. После родного, теплого и комфортного «Государя» оказаться в этой помойке… Мо изображал полнейшее безразличие и лишь только нервно курил одну сигарету за другой. А тут и Майкл приехал…

Приезды Майкла всегда носили особый характер. Их боялись не только дилеры, но и менеджеры. Каждый такой приезд чем-то да ознаменовывался. Для дилеров это были штрафы. Так, близкий друг Аркадия Сергей, у которого было прозвище Барон из-за его способности подражать безумному вращению глаз известного нам с вами персонажа, был оштрафован на 100 американских долларов за то, что недостаточно громко (по мнению Майкла) анонсировал обмен 100-долларовой купюры за игровым столом. Вместе с ним аналогичное наказание понесла девушка-инспектор с аргументацией, что она не продублировала этот обмен. Лесбияна Майкл увидел уходящим на брейк в коричневых туфлях. Коричневые туфли – явное несоответствие положенной униформе и как следствие штраф – 100 американских долларов.

Покупная способность американской валюты в те времена очень сильно отличалась от нынешней. Чтобы вы, дорогой читатель, поняли и оценили эту бездну, я приведу простой пример. Барон – не тот, который игрок, а тот, что друг Аркадия, решил один месяц ездить по Москве, куда бы то ни было, исключительно на такси (машину он еще не купил). Жил он с родителями в районе Алтуфьево, его девушка, Баронетта, – в Строгино. Барон работал в районе Таганки, Баронетта – в районе Измайлово. Цена всех его месячных передвижений на такси составила 100 долларов США… А теперь скажите, пожалуйста, как далеко вы уедете сегодня на 100 баксов?

Аркадию тоже доставалось от Майкла. Причем дважды. В первый раз к Аркадию подошел пит-босс и протянул сторублевую купюру.

– Что это? – спросил Аркадий.

– Это Майкл поинтересовался про твою прическу, – ответил пит-босс.

– И что он спросил?

– Он спросил, что у тебя с волосами.

– А что у меня с волосами? Что ты ему ответил? – поинтересовался Аркадий.

– Что у тебя такая структура волос…

У Аркадия в молодости были длинные и вьющиеся волосы, очень трудно поддающиеся укладке.

– Майкл сказал, отдай ему, пусть расческу себе купит…

Во второй раз, спустя полгода после первого случая, Майкл зашел в комнату отдыха персонала[14] и, увидев Аркадия, достал из бумажника сторублевую купюру и дал ему со словами: «Купи себе расческу».

Эти деньги Аркадий употреблял по назначению – покупал пиво себе и друзьям и выпивал его с удовольствием за главного спонсора олимпийской команды – Майкла… Как вы понимаете, на те 100 рублей можно было купить немало пива…

Вот и в тот день в «Коле-Ване» сердце тревожно забилось: Майкл!.. А Майкл, в окружении двух длинноногих и короткоюбочных девиц-переводчиц и водителя-телохранителя Сергея, с голливудской улыбкой на лице шел через игровой зал бильярдной. Сразу вспоминается Крылов с его бессмертным: «По улицам слона водили, как видно – напоказ…»

Игра в очередной раз пришла в упадок, и все присутствующие начали плотоядно пялиться на девиц и на роскошного американца. А Майкл первым делом заказал в баре виски и лишь после этого осмотрел свои новые владения. И надо же такому случиться, что именно в этот момент из общей серой массы отделилось нечто и направилось прямиком к столу блек-джека, за которым дилером стоял Аркадий.

– Это что, «очко»? – спросило Аркадия нечто в сером вязаном свитере.

– Это – блек-джек.

– Ну, надо же 21 набрать?

– Да или близкую к 21 комбинацию.

– Ну, так что ты мне мозги тут… (последовало ругательство)! Давай раздавай! На! – Нечто бросило на стол 500 долларов. – Дай мне фишек.

Аркадий разложил на столе все 6 колод и дал возможность убедиться игроку, что все карты на месте. Так всегда происходит при открытии игрового стола: все колоды «растягиваются» по длине стола и игрок может убедиться в наличии всех карт. Потом карты перемешиваются и загружаются в шуз[15]. Все последующие требования игроков проверить, все ли карты на месте, руководством казино всегда должны игнорироваться! Во время игры «отыгранные» карты складываются в «уголок» – специальный отбойник для их хранения, и есть вероятность, что кто-то может воспользоваться тем, что дилер зазевался, «свистнуть» несколько карт и после предъявлять претензии. Во избежание подобного карты «проверяют» только при отсутствии клиентов. Хотя из любого правила всегда есть исключения: в том же «Коле-Ване» год спустя после описываемых нами событий произошла ситуация, когда проигравшийся в блек-джек пьяный клиент позвал менеджера (им тогда уже был русский мальчик, а не Мо), достал из кармана пистолет, навел на дилера и велел пересчитывать при нем карты. Ребятам помощи ждать было неоткуда… Но все закончилось благополучно: все карты оказались на месте, а спустя какое-то время и «бойцы» подъехали.

Пришел инспектор, и Аркадий приготовился раздавать карты. Игрок сделал ставки на все боксы, причем расставил все 500 долларов разными кушами (где-то ставка больше, где-то меньше). Долго думал над каждым боксом. А тем временем с соседних столов и бильярда куча зевак и любопытных подтянулась и облепила стол, за которым должно было начаться действо.

Все закончилось, не успев начаться. Была сыграна одна раздача, в которой дилер перебрал, а игрок выиграл, умудрившись не спалить ни одной своей ставки. Удвоившись, нечто сразу захотело получить все деньги, что и было моментально исполнено. Начало было положено, и первый блин комом для заведения говорил о хороших перспективах на будущее… Ибо лучшая реклама любого игорного заведения – это выигрыш клиента! И чем выигрыш больше, тем реклама лучше. Но не все это понимали и понимают.

В тот день больше желающих испытать судьбу не нашлось. Майкл вскоре уехал, и трое несчастных дилеров во главе с Мо откровенно скучали. Уже ближе к утру Аркадий попросил Мо уделить ему пару минут и сказал, что был бы очень рад не возвращаться сюда и продолжить работу в «Государе». Мо сделал вид, что принял и понял доводы, и разрешил Аркадию выходить на смену в «Государе». Но обиду за «предательство» затаил. Хотя какое может быть предательство: человек ищет, где лучше… Кто бы мог сказать тогда, что уже через три месяца без Мо и без Аркадия заработная плата в «Коле-Ване» будет в два раза, а то и больше превышать зарплату дилеров «Государя» за счет чаевых. Но охраны как не было, так и не будет…

Глава 3. «Государыня»

Когда Аркадий был тинейджером, его родители познакомили со сверстником Маратом – сыном друга отца Аркадия. У ребят знакомство задалось: было много общих интересов и они с удовольствием проводили время вместе. Родители тоже плотно общались и, видя хорошие отношения между детьми, стали дружить семьями. Марат частенько приезжал на дачу к Аркадию в Подмосковье во время летних каникул и жил там пару месяцев вместе со своей мамой и собакой. Позже, когда его родители купили дом под Херсоном на Черном море, уже Аркадий ездил летом к нему в гости.

Во время летних каникул в Подмосковье отцы приезжали проведать свои семьи на выходные. Ну а какой же летний отдых без шашлыка? Отец Марата работал директором пивбара, располагавшегося в районе Абельмановской заставы и широко известного в простонародье как «Клешня». Здание было двухэтажным: зал нижнего этажа предназначался для всех желающих испить пенный напиток. На втором же, в огражденные шторками кабинетики, доступ широкой публики был закрыт, и попасть в комнату за шторкой удавалось либо по блату, либо по хорошему знакомству… Качество пива на двух этажах тоже различалось: на втором этаже вам могли предложить чешское бутылочное пиво «Золотой фазан» или «Пилзнер урквел», в то время как посетители первого этажа пили «Жигули», при условии что они были в наличие. И не бутылочные «Жигули», а разливные… А какие чебуреки и шашлык готовила для посетителей второго этажа Любовь Егоровна – шеф-повар заведения!

На дачу отец Марата привозил замечательно замаринованную свиную шейку и несколько ящиков вкуснейшего «родного» чешского пива. И чебуреки… И все ели и нахваливали Любовь Егоровну… Ребятам родители тоже выделяли по бутылочке – приучали к хорошему, давали почувствовать разницу между обычным советским гражданином и тем, кто чего-то смог достичь. Смысл пива ребята тогда не понимали, но свою дозу выпивали четко, а когда уставшие родаки теряли бдительность, удваивали, а то и утраивали количество выпитого пива… Но отцовское учение не прошло даром: аксиома «чтобы хорошо жить – надо хорошо учиться» запала в сердце на всю жизнь.

В 1993 году здание бывшего пивбара имело двух хозяев: первым этажом, на котором установили игровое оборудование, владела фирма, на благо которой трудился Аркадий. Второй этаж отошел некоему Сергею Артемовичу – смуглому армянину с короткими вьющимися седыми волосами, решившему устроить там ресторан, благо все необходимое досталось в наследство от почившей «Клешни». Насчет рентабельности ресторана я не могу утверждать ничего конкретного. В нем периодически устраивались stuff party для персонала, используя современную терминологию – корпоративы, его иногда арендовали под различные мероприятия, а порой кто-то из клиентов устраивал себе в нем трапезу. Причем, как отмечали все посетившие «Радугу», качество еды там было сказочно отменное. В совокупности с соответствующим антуражем: угловой лестницей с перилами, массивными деревянными скамьями и длинными столами, деревянной обшивкой стен создавалось впечатление, что ты попал в старую русскую избу и что сейчас выйдет «Государыня», взмахнет рукой – и полетят на стол деликатесные яства и напитки разные. И чудеса продолжатся…

«Государыня», говоря современным языком, уступала в звездности флагману – «Государю» за счет того, что в ней игра велась на рубли. Если его величеству смело можно давать 4 звезды, то ее величество, по всем меркам, тянула максимум на троечку. Также у компании имелось заведение на западе столицы со смешным названием «Сливки общества», ибо публика, приходящая туда, ну никак не соответствовала гордому названию, а скорее, наоборот, наглядно напоминала о том, что ты попал в клоаку районного значения… Было еще заведение в мотеле на выезде из столицы и памятная нам бильярдная «Коля-Ваня». Для того чтобы обеспечить работу (желательно непрерывную и круглосуточную), требовался специально обученный персонал. Людей явно не хватало. И тогда приняли соломоново решение – брать на работу не только москвичей с пропиской, но и приезжающих из других городов. И началось! Что началось – догадаться не трудно. Те, кто приезжали и приезжает в Москву, заинтересованы в двух вещах: работе и деньгах. А деньги, как известно, не пахнут…

Самый глупый способ воровства

Наверное, так рассуждали многие, кто попал в игорный бизнес и видел, как «просто и легко» люди расставались с огромными деньжищами. А если из большего взять немножко, то это не кража, а просто – дележка… Я ни в коем разе не хочу обидеть тех, кто приехал в Москву с целью ее покорить, обосноваться и достичь высот. Среди них очень много достойных и уважаемых людей, которые смогли, невзирая ни на что, добиться и воплотить в жизнь свои мечты. Своим упорным трудом, знаниями, талантом, целеустремленностью… Перед ними я снимаю шляпу и отвешиваю нижайший поклон!

Но когда открываются шлюзы и снимаются запреты, то наряду с порядочными людьми в образовавшиеся пустоты стремятся и те, кто не прочь половить рыбку в мутной воде…

А казино начала 90-х были самыми что ни на есть наимутнейшими. Никакой тебе регистрации посетителей, ни видеонаблюдения. Даже охрана не везде присутствовала. И на работу стали брать всех подряд. Идеальные условия для жуликов и проходимцев всех мастей. Причем не только выступающих в роли игроков. Я не говорю, что все изначально работавшие в казино москвичи были кристально честны. Но случаи воровства москвичами хозяйских денег в первый год работы можно пересчитать по пальцам одной руки. Другое дело, если ты приехал из села Кукуево, расположенного там, где только собаки и то редко бегают. Ясно, что даже если ты проштрафишься, то не поедут за твоими 500 украденными долларами бойцы правду восстанавливать…

В России всегда воровали. А тут появилось новое Эльдорадо – казино!!! Так почему же не пощипать зажиточных буржуев, гребущих деньги посетителей лопатой? Воровство со стороны персонала в казино 90-х годов – вещь широко распространенная и даже, можно сказать, обыденная. Владельцы маленьких помоечных заведений на 2–3 стола редко думали о внутренней безопасности, целиком полагаясь на совесть и честность сотрудников. Они не устанавливали камеры, дополнительно следящие за игрой, разрешали одному дилеру работать за игровым столом без инспектора. Наличие инспектора – важнейшее правило внутренней безопасности. Во-первых, он может подсказать и подстраховать дилера, дав ему четкую команду, что нужно делать, и не допустить неправильную денежную выплату, во-вторых, с одним человеком всегда легче войти в сговор, чем с двумя. А хороший инспектор может «сэкономить» ой как много хозяйских денег! Уже в 2000-х инспекторы высокой категории носили пиджаки, как правило, не стояли за игровыми столами в роли дилера, а лишь контролировали процесс игры, за что получали существенно большую заработную плату.

Самым глупым и примитивным, но в то же время – распространенным способом воровства денег игровым персоналом казино является банальная кража фишек из флота игрового стола. Владельцы игорных заведений ввели правило зашитых карманов на всей одежде крупье и официанток – всех тех, кто так или иначе соприкасается с фишками. За распоротые карманы полагался штраф. Позже серьезные и большие московские казино уже сами заказывали униформу персоналу без карманов вообще. Но даже в 2000 году, когда все мало-мальски уважающие себя заведения обзавелись видеонаблюдением, люди продолжали воровать фишки, не мудрствуя лукаво.

В развлекательном комплексе «Альтаир» в районе Чертаново у персонала была классическая черно-белая униформа. В ее комплект входили голубая бабочка и жилетка, расшитые звездным небом, в честь звезды, именем которой назывался клуб. Игра велась на условные единицы, соответствующие американской валюте. Классическая расцветка игровых фишек такова:

5-долларовая фишка – красного цвета;

25 – зеленого;

100 – черного;

500 – розового (ее ласково называли «хрюшечкой»);

1000 – обычно окрашивали в оранжевый цвет, но выбор цветовой гаммы для фишки такого крупного значения отдавался на откуп хозяевам заведения.

В некоторых местах вместо тысячных фишек использовали плаксы – прямоугольные таблички с обозначением номинала. К примеру, в казино «Старый Свет» было 2 вида плакс: на 25 000 долларов – красного цвета, на 100 000 долларов – темно-зеленого. Не удивляйтесь дорогие читатели, я не ошибся, именно 25 000 и 100 000! Такими суммами оперировали некоторые игроки на рубеже 2005–2009 года и брали плаксы для удобства хранения наличности за игровым столом.

Тогда «Альтаир» переживал не лучшие времена: зарплата не платится, клиентов мало. Но люди по-прежнему ходят на работу в надежде на светлое будущее. По словам Мазиста, вера в светлое будущее – основное качество советских лохов…

На перерыв в комнату отдыха приходит молодой человек, у которого прозвище Макдоналдс (он какое-то время там работал и с удовольствием об этом рассказывал). Снимает душащую бабочку, расстегивает жилетку и берет сигарету. Вместе с ним в комнате отдыха только один человек – Ира, старая, по меркам казино, женщина (возраст около 40 лет), также работающая крупье и уже активно подумывающая о завершении дилерской карьеры, потому что будущего в силу возраста и небольшого опыта у нее в этом бизнесе нет. Макдоналдс откидывает полу жилетки, и изумленному взору Ирины предстает нагрудный карман, в котором что-то кругленькое зеленеет. Что бы это могло быть? Правильно! Это – 25-долларовая фишка! Макдоналдс не понял, что подставился, и преспокойненько пошел курить, а Ирина направилась прямиком к менеджеру-иностранцу, по имени Чарли, призванному спасать «Альтаир». Результатом общения с Чарли стало немедленное увольнение вороватого сотрудника, а Ирина дала новый толчок своей умирающей карьере и сделала шаг вверх по карьерной лестнице. Июль 2009 года она встретила в должности ассистента менеджера (старшего пит-босса) крупного казино на Воробьевых горах. Ситуация, случившаяся с Макдоналдсом, абсолютно рядовая. Вы себе даже представить не можете, сколько фишек различного достоинства вываливалось на всеобщее обозрение из туфель, штанов, незашитых карманов и даже лифчиков! Сколько раз раздавался характерный звук стучащих друг о дружку фишек, заботливо спрятанных их рачительным добытчиком где-то в недрах своей одежды! Но люди, идущие на это, понимали, какой опасности они подвергают себя. Это в 2000-х годах к жуликам стали применять цивилизованные методы воздействия, а в лихие 90-е ни о каком гуманизме речи не шло.

Хозяин лоховника, того, что располагался рядом с «Государем», в один прекрасный день засомневался в честности своих сотрудников. И решил выяснить, крадут у него деньги или нет. В дилерском туалете (туалет, куда ходили только сотрудники) он установил микрофон с камерой и стал ждать. Результат превзошел все ожидания! Ничего не подозревавшие работники, безо всякой задней мысли, пересчитывали уворованные фишки и хвалились друг перед другом, кто и сколько смог ужуковать. Как оказалось, в экспроприации участвовала почти вся смена! Преступление было раскрыто, а наказание долго себя ждать не заставило.

Игорный мир Москвы потряс рассказ о массовом воровстве фишек в казино «У………» и тем, как хозяин восстановил справедливость. Рассказывали, что утром, к окончанию ночной смены, к казино подъехал микроавтобус, загрузил всех сотрудников и уехал в неизвестном направлении. Не попавшихся на воровстве скоро отпустили, а вот провинившихся… Говорили, что одного мальчика не было дома три дня. Когда его, избитого, в крови, со сломанными пальцами и руками, выбросили из машины, он смог лишь попросить какой-либо еды. Ему кинули, как собаке, шоколадку «Сникерс», с предложением самому ее открыть. Много ходили по Москве зловещих историй об этом событии. Говорили, что кто-то вообще пропал, а девушкам «субботник» устроили. Но в том, что такая ситуация имела место, не сомневался никто. Близкий друг Аркадия Алексей подтверждает ее правдивость. Алексей работал в этом казино, но за месяц до инцидента уволился и перешел в более перспективное – заведение «Феникс» Чака Норриса.

Казино «Сливки общества» работало только ночью. Каждое утро после ухода посетителей происходил подсчет результата работы заведения за ночь – так называемое «закрытие». Флоты на всех игровых столах наполнялись соответствующим количеством игровых фишек. Это делалось в присутствии пит-босса и менеджера, дилеры заполняли бумаги, свидетельствующие, сколько и какого достоинства фишек положено во флот или изъято, и все это скреплялось подписями. После все помещения, включая кассу, закрывались, люди уходили, а входная дверь в игровой зал – ажурная металлическая решетка – запиралась на замок. Оставались только охранники, призванные не позволить полуденным ворам расхитить собственность заведения. Открывая вечером казино, менеджер проверял правильность комплектации игровых флотов, заставляя пересчитывать дилеров в его присутствии фишки вновь. Убедившись, что за время отсутствия персонала ничего не пропало, начинал новый рабочий день, точнее, ночь.

Каково же было всеобщее удивление, когда однажды вечером при проверке правильности комплектации столов обнаружилось, что в каждом стэке (на каждом столе!) не хватает ровно по одной фишке. Менеджер заставил пит-босса еще раз все перепроверить, но это ни к чему не привело – фишки не появились. Тогда менеджер стал судорожно звонить своему коллеге, закрывавшему утром заведение. Тот подтвердил, что на момент, когда в заведении не осталось никого из персонала, все столы были полностью укомплектованы. Прямо полтергейст какой-то.

Ночному менеджеру не осталось ничего, кроме «звонка другу» – русскоговорящим владельцам казино. Через какое-то время приехали их представители, и началось следствие. Версию о потустороннем отмели сразу. Как известно, деньги ниоткуда не берутся и никуда не исчезают. Подозревать персонал бессмысленно – никого в помещении не было. Оставались лишь охранники. Вызвав людей, которые охраняли казино днем, и немного «нажав» на них, получили следующую картину: один из стражей воспользовался тем, что его напарник пошел в ближайший магазин за продуктами для обеда, и открыл ажурную решетку. Подойдя к игровому столу, он перочинным ножичком поддел замок и снял по верхней фишке каждого номинала. Эту процедуру он проделал за каждым из столов. С чувством выполненного долга он запер решетку и занял боевой пост. Своему напарнику ничего не рассказал. О дальнейшей судьбе ловкого сторожа история умалчивает.

Одним из наиболее «весомых» аргументов в пользу такого вида мошенничества служило отсутствие регистрации посетителей. Украденные фишки передаются номинальному Васе Пупкину, и тот, изображая из себя клиента, приходит в казино, трется у столов и после преспокойненько меняет фишки на деньги. Вопросы типа «Кто вы?» или «Откуда у вас фишки?», «А вы разве были у нас?» никогда не задавались, потому что запомнить всех, кто когда-либо приходил даже в самое занюханное заведение, не представлялось возможным. С введением регистрации гостей казино другой вид внутриказиношной аферы – сговор с клиентом – вышел на первую роль, но индивидуалы-одиночки так никуда и не делись…

Карлос и его команда

Генеральным менеджером «Государыни» был Карлос – представитель народов Австралии. В возрасте 30 лет, смуглый и черноволосый, невысокого роста и субтильный, в набедренной повязке, с копьем в руках, огромными серьгами в ушах и бусами на шее, Карлос стал бы замечательным вождем племени аборигенов-каннибалов. Но он носил изящный костюм, душился дорогим парфюмом и немного даже понимал по-русски. Карлос одним из первых приехал на территорию бывшего Союза и, судя по тому, что до сих пор его можно встретить в Москве, влюбился окончательно и бесповоротно. Но вот вопрос: что же полюбил здесь так сильно Карлос? Легкие деньги? Безусловно, никто из работающих в казино не продавал ни свои знания, ни свой опыт, ни, тем более, свое время дешево. А к иностранцам, говорящим на родном английском языке, русские всегда благоговейно относятся. И зарплата у него в качестве генерального менеджера была немаленькая. А если добавить, что в профессиональном плане от него почти ничего не требовали, потому что результат работы заведения давался сам собой в силу бума в начале становления игорного бизнеса и работе он мог уделять себя ровно столько, сколько считал нужным сам, а не сколько полагалось или предполагалось, то сочетание «зарплата + рабочее время» у Карлоса выходило идеальным: высокая зарплата – минимальная ответственность – куча свободного времени. Не говоря уже о множестве небольших, но приятных «бонусов»: личный водитель, оплачиваемое проживание и т. д., и т. п. А может, он остался без ума от русских… мужчин? Достоверно известно, что ориентирован он был на представителей сильного пола.

Специально к открытию «Государыни» приурочили выпуск школы крупье. Перебросив из уже работающих заведений «старичков»-дилеров и объединив их с выпускниками школы, получили готовый stuff – полностью укомплектованный штат крупье для данного заведения. Одним из выпускников школы был Саша Цаплин. Своими габаритами он напоминал Карлоса, правда с тремя но: белый, не говорящий по-английски и чуть выше ростом самого «вождя». Саша приглянулся Карлосу. Какие знаки внимания оказывал наделенной властью австралиец скромному 20-летнему пареньку, догадаться не сложно. Факт, что Карлос дожидался окончания дневной смены (23:00), в которую работал Саша, и они вместе уезжали в неизвестном направлении на машине с личным водителем Карлоса, подтверждают многие. Мало кто удивился (а чему тут удивляться-то), скорее возмутились (но тихонечко, про себя), что через полгода работы Саша получил повышение и стал пит-боссом. Обычно на эту должность назначали людей, окончивших первую школу крупье и уже имевших и опыт, и представление о работе в казино, а таких в «Государыне» на тот момент было предостаточно. Но Карлосу было плевать на общественное мнение: казино давало отличный доход, им были довольны. Он мог творить что угодно. И Карлос творил. Творит до сих пор, организовывая подпольные заведения.

Мартин – типичный англичанин, откликнувшийся на призыв Майкла и приехавший в Москву поднимать игорный бизнес. 35-летний, он много чего видел и много где поработал. Говорят, что плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Мартин очень хотел «генеральское» звание, но трон под Карлосом стоял прочно, и англичанин захандрил. На работу ходил поскучать. Ничем особенно не интересовался. Просто получал хорошую зарплату. Как-то его грустящим увидел некто Яков – один из самых ярких и довольно серьезных ловцов рыбы в мутной воде. Как известно, голь на выдумки хитра. Якова нельзя назвать бедным или побирающимся – он всегда имел при себе приличную денежную сумму и приходил в окружении свиты из 3–4 друзей. Они целиком занимали стол, как правило, для игры в блек-джек. И уж чем они там занимались – знают только они. По легенде, которую всем рассказывал Яков, он отвечал деньгами перед друзьями за казино, а его друзья играли за себя. И не надо смотреть, что ставки невелики. По их внутренней математике куш увеличивался в разы. Так звучала его официальная версия. На самом же деле Яков высматривал дилеров, способных сыграть с ним «на руку», и зазевавшееся руководство, которое можно либо скомпрометировать, либо на что-то подсадить.

Как-то зайдя в «Государыню», Яков увидел Мартина, игравшего в нарды с кем-то из персонала. Этот день оказался роковым в судьбе Мартина.

Вскоре на глазах изумленной публики началось великое многоматчевое противостояние: представитель Туманного Альбиона против выходца из региона Кавказских гор. Играли, как и положено, на деньги. Изначально расплачивались сразу после партии. Но чтобы не компрометировать менеджера казино «при исполнении обязанностей», решили деньги не светить, а копить долги и одним махом все покрыть.

Игра на деньги в нарды настолько затянула Мартина, что он перестал обращать внимание на все вокруг. Его не интересовал ни игровой процесс, ни текущий результат. Он как бы находился на работе, и в то же время его не было. Этот турнир вызывал неподдельный интерес и у других гостей заведения. Вездесущий Яков предлагал делать ставки на исход каждой конкретной партии – этакий Мазист грузинского происхождения. В небольшой, по всем меркам, «Государыне», где всего-то стояло семь столов, любители нард оккупировали пустующий и на нем вели свое сражение.

Когда же Яков со товарищами отсутствовал, Мартин откровенно скучал: потягивал виски или приходил на работу с уже «напудренным» носом.

Мишель – единственный француз, с кем Аркадию довелось познакомиться за время работы в игорном бизнесе. Он говорил немного по-английски, Аркадий учил вторым языком французский, и на такой англо-франко-русской смеси они успешно общались. Мишель действительно болел за свою работу: на смене выкладывался и никогда не прятался в менеджерской, если возникала критическая ситуация. А в «Государыне» подобное случалось с завидной периодичностью. Разная публика заглядывала на призывные огоньки, которыми переливался вход в заведение. Это и постоянные гости, каждый день, как на работу, приходившие в казино, это и «залетные», приехавшие один-два раза и поднявшие неожиданно крупной игрой панику, как среди персонала, так и среди «домовых». В основном в гости заходили люди, жившие неподалеку, и дилеры из других казино. Так что атмосфера в «Государыне» была самая что ни на есть семейная – все и всё друг про друга знали и старались закрывать глаза на простые человеческие слабости, иногда даже им потакая…

Ариф

Вот тот, кто за все время существования «Государыни» не получил ни одного прогула без уважительной причины. Каждый день хоть на пятнадцать минут, но забегал. Даже чтобы просто выпить чашечку чая. Проверить, все ли нормально в его втором доме, ничего неожиданного не случилось? Он знал всех сотрудников по именам, а если забывал имя, то вспоминал прозвище, закрепившееся за этим человеком. За руку здоровался с русскоязычным директоратом, частенько с ним попивал чаек, располагаясь в зоне отдыха – мягких креслах, установленных в самом центре зала, с удовольствием делясь своими наблюдениями и замечаниями, давая характеристики как сотрудникам, так и новым гостям. Нет, вы не подумайте, он не был стукачком! Просто Ариф не мог себе позволить, чтобы кто-то иной занял трон негласного короля игроков в «Государыне». А король должен быть королем во всем: в том числе и во внешней политике – монопольном общении с руководством заведения – и тогда, как он считал, хозяева будут лояльны к его мелким пакостям. Смех смехом, но Ариф даже давал советы, кого назначать, а кого не назначать на ту или иную должность. И самое удивительное, к нему прислушивались!

Маленький (не выше 170 см), щупленький, с вечно расстегнутым воротом темно-бордовой шелковой рубашки, из-за которого виднелись на волосато-седеющей груди две золотые цепочки, с зачесанными назад волосами, он очень напоминал бандерлога из мультфильма о Маугли. Сходство утраивалось, когда Ариф начинал скакать по казино, перепрыгивая через мебельный гарнитур в chill out zone (зоне отдыха), сотрясая воздух проклятиями в адрес дилеров и постукивая себя в грудь маленькими кулачками, приговаривая, со свойственным кавказцем акцентом, как заговоренный: «Что вам всем от меня надо? Кто вас всех на меня готовит?» Порой казалось, что он вот-вот перепрыгнет через стол и сойдется в рукопашной с дилером, посмевшим выиграть у него деньги. Это шоу можно было наблюдать фактически через день, и все попривыкли к такому проявлению эмоций и относились с пониманием к горячей азербайджанской крови. Не обладая хорошей фантазией и будучи весьма косноязычным в плане русского языка, все, на что сподобился Ариф, стараясь подражать своим более колким на язык товарищам, – это добавление всем подряд отчества Моисеевич.

– Здравствуйте, Игорь Моисеевич, здравствуйте, Юля Моисеевна! – так говорил Ариф, заходя в казино в хорошем настроении.

При всей своей нелепости и комичности поведения Ариф считался неплохим игроком. Вы спросите, что значит – неплохим?

С точки зрения игрока – Ариф мог удовлетворяться малым. Цитируя Мазиста: «отработать гимнастический этюд соскок», имея в плюсе 500 долларов. Он знал «базовую стратегию» блек-джека и понимал, что не всегда надо «добирать» карты до числа, близкого к 21. В покер играл редко, только когда выиграл больше, чем планировал, или, наоборот, безвозвратно «замазался» (проиграл больше, чем ожидал) и старался «отбиться».

С точки зрения менеджмента казино Ариф имел определенную ценность: играл в блек-джек исключительно на 1–2 бокса (как сам признавался – мозгов на большее у него не хватает – трудно оценивать ситуацию при большем количестве ставок), карты не считает, увеличивает ставку в 2 раза с проигрыша, темпераментный, способный от отчаяния пойти ва-банк. Мечта, а не игрок. Такой хоть кусает, но рано или поздно «приплывет» на «все». Вопрос времени. И Ариф приплыл. В 1996 году. За 2–3 месяца до лужковского закрытия всех маленьких козявочек. Чтобы потом как-то поправить свои дела, он скооперировался с Пломбиром, и они уже играли вместе. После закрытия «Государыни» они перебрались в «Хрустальный замок». Но уже вести себя подобно тому, как он это делал в «Государыне», не представлялось никакой возможности: к тому времени почти все московские казино ввели систему регистрации клиентов на входе и в случае неадекватного поведения могли запретить посещение тому или иному персонажу. И Арифу пришлось сменить образ, по меткому определению все того же Мазиста: «написать себе новый сценарий». Он перестал походить на безумно скачущего бандерлога, надел пиджак на вечную темно-бордовую рубашку (но цепи продолжали биться по волосатой груди, как и прежде выглядывающей из-за расстегнутых пуговиц), залачил зачесанные назад уже темно-седые волосы – «вошел в образ» бобра средней руки. Иногда он водружал на нос очки (для солидности), и сходство с бобром становилось стопроцентным. Хотя где вы видели бобра в очках?

Но все эти перемены произойдут еще в далеком 1996 году, а пока у нас 1993–1994 годы и Ариф – счастливый совладелец расположенного в 300 метрах от «Государыни» ресторана «Вологодские кружева», в котором также установлены три игровых стола. Как-то разоткровенничавшись с Аркадием, Ариф признался, что столы ставили специально, рассчитывая на дилеров «Государыни». Использовалась следующая логика: «Раз в «Государыню» приезжают дилеры со всей Москвы, то, в свою очередь, дилеры «Государыни» должны же ходить куда-то сами? Куда? Конечно, в «Вологодские кружева»! Благо всего 300 метров идти!» Весь стафф знал, что если намечается сабантуй и вероятен поход к соседям, то следует только предупредить Арифа – и он устроит скидку в ресторане и откроет, в случае неудачи, кредитную линию порядка 200–300 долларов США. За всю недолгую историю существования ресторана-казино «Вологодские кружева» такое случалось пару-тройку раз. Единственное, чем прославилось сие заведение, – это сообщением в газете «Московский комсомолец» о заложенной бомбе и немедленной эвакуации всех посетителей, среди которых были и дилеры из «Государыни».

Недавно, проезжая площадь Абельмановской заставы, уже на другой ее стороне, я увидел ресторанчик с до боли знакомым названием: «Вологодские кружева»…

Мариачи

Как и положено, их было трое. Виктор был гением рулетки, Рашид практиковал покер, Валентин – ждал клиентов для игры в «Деберц». Без них рассказ о «Государыне», куда они ходили ежедневно, лишился бы своего колорита. В отличие от Арифа, сумевшего склонить нескольких дилеров к игре на руку, эту троицу даже очень жадные до денег крупье старались обходить стороной.

Виктора, хозяина плодоовощной базы, не любили все. Среди дилеров его называли Верблюдом – в силу привычки плеваться в случае проигрыша. Причем плюнуть он мог куда угодно: начиная от ковролина и стен, заканчивая дилером и инспектором. Большую часть времени он сидел и ждал: то ли «счастливого дилера», который будет выбрасывать его номера, либо – у моря погоды, уповая, что звезды построятся правильно и на него обрушится удача. Попивая чай или что-то безалкогольное, он демонстрировал чудеса интуиции, прогнозируя, какой сектор или даже номер выпадет на рулетке. Каждый раз сокрушаясь, говоря: «Вот только стоит мне начать играть, как перестаю что-либо угадывать. Пока смотрю – знаю все!» Его даже кто-то из гостей казино хотел назначить «почетным консультантом», премировав хорошим ударом в область тушки, чтобы не мешал играть, но Виктор сумел уйти от удара, а с помощью друга Арифа, имевшего авторитет в своем районе, – от разборок. С него можно было даже писать картину «Предсказатель цифр в раздумье». Частенько он надолго «зависал» в классической позе мыслителя за рулеточным столом: одна нога заброшена на другую, правая рука подпирает подбородок, левая держит дымящуюся сигарету, и сквозь клубы дыма виден профиль горбоносого лица, а полуоткрытый рот периодически выкрикивает выигрывающие номера или извергает слюну… Презираемый стаффом, Виктор смог найти себе покровителя среди высшего руководящего состава. Заручившись такой поддержкой, он неоднократно «трогал» казино на очень хорошие суммы…

В казино пришел Рашид,

Ставки делать не спешит.

Это двустишие очень четко характеризует того, кому оно посвящено. Высокий и худой, он не вызывал неприязни. Общался с дилерами шуточками-прибауточками, многим давал веселые прозвища, которые надолго закреплялись. Рашид играл только в верную игру (по крайней мере, он так считал). Ибо выбирал в партнеры по игре тех, кто мог ему помочь. Ни Ариф, ни Виктор, ни Рашид, ни Валентин не обладали знаниями, необходимыми для проведения грандиозной аферы. Поэтому использовали второй по глупости способ мошенничества – подставку. На рулетке это выглядело так: досидев до времени, когда все нормальные люди ночью начинают засыпать, и увидев закемарившего на стуле инспектора, пытались подставить на «равных шансах» (красное-черное; большое-маленькое; четное-нечетное) или дюжинах с колонками. Если удавалось, то нормо-день считался выполненным, ибо Рашид довольствовался, в отличие от Виктора, скромной суммой в 200–300 долларов. Или начинал играть в покер по маленькой, ожидая, когда за стол придет «его человек» и за 20 минут насыплет ему немного денег. Чтобы смошенничать на покере, нужно, чтобы дилер не промешал верхние «заряженные» карты. А вот зарядить их нужным образом должен сам игрок. Но никто из мариачи не хотел особо напрягать мозги и заморачиваться складыванием карт, доверяя этот процесс своему дилеру, имевшему за помощь 50 % от выигрыша. Попивая чай в центре зала и внимательно изучая обстановку, Рашид выискивал дилеров, играющих с кем-либо на руку, с целью потом их перевербовать; наблюдал за клиентами казино, особенно за теми, кому везло…

Валентин выглядел лет на пятьдесят. Невысокого роста, седой, с белыми усами, он напоминал дворового пса из мультфильма «Бобик в гостях у Барбоски». Друзья называли его Гоголем. Ибо, если сбрить усы, расчесать волосы в пробор и смотреть на него в профиль, то сходство будет впечатляющим! Одетый в брюки и серый вязаный свитер, Гоголь производил впечатление сельского жителя из далекой глубинки. А если к внешнему виду добавить его манеру окать, то образ сказочного лоха будет перед вами. Знали бы вы, сколько людей попалось на эту простую удочку! Хотя правда находилась совсем рядом: он действительно родился в деревне на берегу Волги и подался в Москву в поисках лучшей жизни. Валентин – профессиональный карточный шулер. Виктор со своими карточными фокусами ему в подметки не годился. Заманив в сети рыбу, заинтересованную в карточной игре, Рашид и Виктор передавали ее Гоголю, зная, что от него она никуда не денется и «комар носа не подточит» – как говорил сам Валентин.

Во времена Советского Союза любители перекинуться в картишки частенько собирались с поздней весны и до конца золотой осени в парках и скверах. Ближе к зиме перемещались на катраны – игровые квартиры. Именно в этих местах промышлял Гоголь. И настолько успешно, что холодильник дома ломился от обилия черной икры. Что такое работа, Валентин уже не помнил, его орудием труда стала колода карт. Общаясь со своим «высоким покровителем» в игровом зале, Виктор частенько доставал крапленую карточную колоду и предлагал раздать на выбор либо каре[16], либо royal flush[17]. В 9 случаях из 10 у него фокус получался. А вот проделать его новой, только что распечатанной колодой Виктор не мог. А Валентин, после недолго общения с ней (колодой), мог.

Ни у кого из них не было семьи: Арифа дома ждала бабка, на чьи деньги он играл, – любимая его шутка. Родственники Валентина остались в деревне, он раз в полгода к ним наведывался и привозил гостинцы. Односельчанам рассказывал, что работает на заводе «Серп и Молот».

Какие могут быть развлечения в сельской глубинке? Правильно, выпить и перекинуться в картишки. А как не выпить за встречу? Подвыпившие знакомые просто принуждали Валентина составить им компанию в карточной игре. А тот всячески сопротивлялся, отнекивался, говорил, что не умеет. Когда же, после очередной рюмки, разговор переходил в стадию: «Ты меня уважаешь?», дальнейшее сопротивление становилось бессмысленным, и начиналась игра… Результат ее был очевиден: прикармливая и подтравливая «рыбу», Валентин собирал джекпот с непутевых односельчан и уезжал в Москву с их зарплатой за три месяца. Именно поэтому не имело смысла приезжать на малую родину чаще – «рыба» не успевала обрасти жиром. А так и отдохнул, и пообщался, и полезное с приятным совместил…

Походами в казино они зарабатывали деньги на жизнь. И заодно проводили время – ведь их никто дома не ждал. Тут тебе и общение, и друзья, и лохи, которых можно и нужно «разводить». Плюс ко всему – халява в буфете.

Особняком от мариачи стоял Коля Мнение. Он одно время «жил» в «Государыне». И конечно же знал всех постояльцев. Коля был слишком «шпилевым» – не мог вовремя остановиться. Даже имея перед собой хорошую денежную сумму в фишечном эквиваленте, «поднятую» кровью и потом с «дорожной пыли», Коля не мог сказать себе «Стоп!». Он проигрывал свое, проигрывал то, что должен был отдать за «помощь» дилерам, проигрывал деньги, взятые в долг… Облажавшись в очередной раз, Коля придумывал новую махинацию и так до тех пор, пока себя не изживал. И тогда он уходил. Навсегда. В другое казино. Ибо в 1993 году в Москве можно было хоть каждый день в году ходить в новое заведение.

Мариачи тихонько посмеивались над ним: подойдя к столу блек-джека или рулетки, он делал моментальный прогноз на выпавший номер или следующую карту. В качестве аргумента, подтверждающего правильность своих слов, произносил сокровенное: «Есть такое мнение». Как известно, существует два вида мнения и одно из них – ошибочное. Колино мнение было в большинстве своем ошибочное. Но ведь важен не результат, а с каким видом ты делаешь прогноз. Вот что-что, а входить в образ великого прорицателя и важно надувать щеки, показывая свою осведомленность в том или ином аспекте игры, Коля умел. Этим и жил. Дилеры связываться с ним не хотели – шла молва, что он не сразу расплачивается за «услуги» и копил долги, под конец о них забывая.

Когда в «Государыне» начал работать Аркадий, Коля находился в состоянии готовности перехода на новое место. Но, увидев «свежее мясо», попытался заполучить полезное знакомство. Выяснилось, что они с Аркадием – соседи и чуть ли не близкие друзья, правда заочно. Мнение вторым браком был женат на женщине, живущей в доме, расположенном аккурат напротив дома Аркадия, а сын от ее первого брака ходил в ту же школу, что и Аркадий. И что сейчас он сидит за грабеж. И этим дружественно-родственным фактом он пытался манипулировать, чтобы заманить в свои сети очередного идиота-дилера, который будет рисковать своей пятой точкой, чтобы продлить Колину агонию в этом казино. Если бы Коля только знал, что в том районе Аркадий не то что не жил, а никогда даже не бывал и учился он не в обычной школе на востоке столицы, а в элитной английской спецухе на западе… В результате Коля все-таки совратил пришедшего на месяц позже Аркадия новенького дилера, которого позже уволили за курение марихуаны в гостевом туалете. По крайней мере, так звучала официальная формулировка. На самом же деле Ариф получил информацию от мариачи, что у Мнения открылось «очередное дыхание». И во время дружественного чаепития с директоратом заведения (экс-сотрудниками ГБ, окружавшими всюду себя, по привычке, системой оповещения) поведал им эту новость. А так как руководство не хотело всяких непонятных слухов и кривотолков о своем казино, то покладистого дилера потихонечку уволили, запустив в стафф информацию о его тяге к наркотикам.

Самые большие заблуждения

Когда Аркадий только устроился на работу в казино и на семейном празднике поведал об этом собравшимся родственникам, его стали забрасывать вопросами:

– Можно ли выиграть в казино?

Получив утвердительный ответ, продолжали:

– А ты можешь сделать так, чтобы я/мы выиграли?

– Как?

– Ну, ты же все знаешь! Вот и скажи нам как!

Такой разговор наверняка состоялся у каждого, пришедшего работать в казино. Удивительно, но люди в большинстве своем свято верят, что от дилера зависит результат. В соответствии с этой логикой, крупье является вершителем судеб, выбирая на свое усмотрение, кому дать выиграть, а кому – нет. Давайте мы с вами разберемся, соответствует ли это действительности, и постараемся ответить на сакраментальный вопрос: «Как?»

Сразу скажу, что никто из дилеров не рождается с колодой карт в руках. Более того, среди них много таких, которые вообще не играют в карты! Ни в дурачка, ни в преферанс. Работу в казино воспринимают исключительно как способ заработать деньги, а в домашних условиях стараются забыть о ней напрочь. Так же как представители других профессий, они обладают определенными профессиональными навыками: правилами и знаниями ведения игр. Дилер беспристрастен: он всего лишь является проводником денег от посетителя казино к его владельцу и наоборот. Дилер не получает дивиденды в случае проигрыша клиента, так же как у него не производят вычеты из зарплаты при проигрыше. Его можно рассматривать как партнера по игре – опытный дилер способен поддержать любую беседу, дать правильный совет во время игры, создать атмосферу за столом. Верхом признания считается, что игрок приходит в заведение ради честной игры с определенным крупье.

В армии существует правило: старший по званию дрючит среднего, средний – младшего, а младший дрючит матрас. Так же и в казино: менеджер отдает распоряжения пит-боссам, пит-боссы – инспекторам, а инспекторы доводят их смысл до дилеров. Единственным звеном в этой цепи, отвечающим за результат, является менеджер. В большинстве случаев он получает процент от результата работы казино за определенный период (как правило, месяц). Остальные же звенья сидят на заработной плате и чаевых – тех деньгах, которые клиент дает дилеру в знак благодарности. В США, на которые так принято ориентироваться, львиную долю в месячной получке крупье составляют именно чаевые. Их сумма зависит от качества предоставляемых услуг. На должности крупье там работают люди в возрасте глубоко за 30, и это считается абсолютно нормальным. Ибо у них есть три неоспоримых преимущества перед юными коллегами: умение общаться, быть индифферентным к результату работы за столом, искренне радоваться успеху посетителя.

Для представителей любых специальностей характерно обсуждение рабочих моментов. Нередко, обсуждая в стаффе случившееся за столом, произносятся фразы: «Как я его сделал!» или «Я не дал ему ни малейшего шанса!». В первую очередь эти фразы свидетельствуют о глупости их произносящих. Безусловно, спортивный азарт никто не отменял, и многие, пришедшие работать в казино, ему подвержены. Такие люди проигрыш воспринимают как личную обиду. А выиграв, радуются как дети, хотя ничего, кроме морального удовлетворения от победы над клиентом, не получают.

Во-вторых, попросите такого умника рассказать, как он добился победы. Это поставит его в тупик: ничего, кроме меканья и беканья, вы в ответ не услышите. А что он может сказать? На блек-джеке карты раздаются из ящичка-шуза. В игре используется минимум 6 колод, 312 карточных листов, на последовательность их выхода из шуза нельзя повлиять. На покере раздать нужную комбинацию может исключительно шулер, причем крапленой колодой. В школе крупье ни крапу, ни мошенничеству не учат. В череде игр, практикуемых в казино, особняком стоит рулетка. И вот почему.

У дилера, работающего на рулетке, возникает иллюзия, что он может повлиять на выпадение выигрышного номера. Не с помощью педали или магнита, останавливающих движение шарика. Наличие этих приспособлений – еще один устойчивый миф, регулярно эксплуатируемый в различных фильмах и книжках про казино. Ни того ни другого нет и быть не может! Есть только колесо, которое нужно закрутить, и шарик, запускаемый в противоположную сторону движения колеса. Многие дилеры свято верят, что, «рассчитав» скорость вращения колеса и шарика, могут не только спрогнозировать выпадение определенного сектора, но даже конкретного номера!

В «Государыню» одно время часто заходил игрок, практиковавший покер по крупным ставкам. Как-то вечером «карты от него отвернулись», и он решил испытать удачу на рулетке. Тогда еще в «Государыне» стояли 2 рулеточных стола, один из них позже заменили на блек-джечный. Чтобы не заставлять ждать уважаемого клиента, Мартин снял с инспекторской позиции за другим столом Аркадия и открыл стол. Игрок явно не знал, что нужно делать, и призвал на помощь группу «советчиков» во главе с Рашидом. Рашид – еще тот специалист: кроме ставок на красное-черное и дюжины-колонки, не знал принципов расставления ставок по полю, но как в этом сознаться? В результате поступили элементарно просто: взяли максимально возможное количество фишек и заставили все номера, кроме одного. Смысл такой игры непонятен: в лучшем случае выигрываешь совсем немного, и это немного не оправдывает затраченных финансовых усилий, если выпадает пустой номер – проигрываешь все. Пустой оставили девятку. Аркадий прицелился и запустил шарик… Ко всеобщему ужасу, выпал номер 9! После следующего запуска шарика Аркадий забрал оставшиеся фишки, и игра закончилась.

Другой посетитель казино очень любил ставить комбинацию tier (ставка на рулетке, перекрывающая 12 номеров, расположенных на колесе напротив 0 – zero). «Упершись» в свой сектор, за 20 минут проиграл приличную сумму денег. Когда же у него осталось совсем немного фишек, перед спином, сказал дилеру:

– Ты – красавчик! Обыграл меня полностью! Снимаю перед тобой шляпу!

И «обложил» номер 23. Дилер только улыбнулся. Тогда, во время движения шарика по колесу, игрок взял и передвинул ставку с номера 23 на номер 26 – соседа по игровому полю, но находящемуся на другой стороне рулеточного колеса, рядом с zero. И выпал номер 26! Сумма выплаты превысила предыдущие проигрыши. И уже дилер аплодировал игроку.

Вся эта дилерская бравада про способность «выбросить» нужный сектор – чушь чистой воды. Если они действительно могли сотворить такое чудо, то давно уже были бы владельцами казино, а не заштатными работниками. Чтобы в этом убедиться, достаточно провести простой эксперимент: произвести довольно большое количество запусков шарика и посмотреть, сколько раз выпавший сектор совпадет с заказанным. Чем больше выборка, тем меньше процент совпадения.

Хорошим дилером на рулетке, с точки зрения менеджмента казино, считается тот, кто может разнообразить скорость запуска шарика и силу вращения колеса. Может, как бы случайно, вывести клиента из себя: видя, что игрок расставляет в поле много фишек, дать ему время до запуска шарика, чтобы поставить несколько ставок и, сделав «короткий спин» (когда шарик, совершив несколько оборотов, быстро падает в колесо), прекратить их принимать, со словами «Ставок больше нет!». Когда игрок делает ставки на «равных шансах», не закручивать шарик со свистом на полчаса. Когда же удача сопутствует игроку, уменьшить темп, чтобы много не проиграть. И вообще, очень важно уметь контролировать скорость игры, помня, что результат достигается за счет количества запусков шарика за единицу времени. У югославов есть негласное правило: девочки хороши на карточных играх, мальчики – на рулетке. По их мнению, девушки более ловко и аккуратно обращаются с картами, поддерживая быстрый темп (особенно на блек-джеке). Рулетка же требует определенной силы, решительности и математических способностей – черт, более характерных для юношей. При всем своем скепсисе в отношении югославских методов работы, Аркадий является адептом данного убеждения.

По простоте душевной начинающий дилер свято верит в невозможность жульничества. Лишь спустя какое-то время Аркадий узнал ответ на вопрос «как можно помочь выиграть…».

Как обмануть казино

Свидетельством спонтанности принятого решения об организации казино «Государыня» в этом помещении являются сразу бросающиеся в глаза серьезные упущения в разделении зоны нахождения клиентов от зоны, принадлежащей персоналу. Во-первых, вход для тех и для других был единым – через главные двери. И тех и других радостно встречал Иваныч – местный гардеробщик. Он обслуживал всех: и гостей казино, и посетителей ресторана, и приходящих на работу сотрудников и охранников.

Наш дядя Юзик – гардеробщик в ресторане:

Он всех повесит без разбора на крючок…

(Вилли Токарев)

Соответственно, и личные вещи гостей висели рядом с вещами сотрудников, правда в разных рядах. Но за своими манатками сотрудники ходили сами и имели гипотетическую возможность проверить содержимое карманов посетителей, если Иваныч отлучался или отсутствовал. Вторым, и самым важным упущением, являлся туалет. Он, опять-таки, был общим. И для гостей, и для сотрудников. А это, как говорил известный персонаж детективного фильма, – «золотое дно, Бонанза!». Проще говоря, в «Государыне» существовала уйма мест, где клиент мог пересечься с сотрудником и пообщаться на любые темы вдали от посторонних глаз и ушей, а в случае необходимости даже передать что-то из рук в руки. Всем известно, что соблазн – велик, а человек – слаб. Поэтому и случались случаи воровства среди персонала. В самом казино висели камеры, обыкновенные «панасоники», продававшиеся в любом электронном магазине. Они всегда «смотрели» в одну точку и были призваны оказывать больше моральное воздействие, чем реальную помощь при возникновении какой-либо ситуации. Ими раз в год пользовались в надежде что-то увидеть, но делалось это больше для очистки совести, чтобы потом сказать: «Наши камеры ничего такого не зафиксировали». Да и специально обученного человека, призванного обеспечить качественную работу видеонаблюдения, в штате не существовало. Его заменял либо очень любопытный менеджер, резко вспомнивший о своих обязанностях или решивший проявить служебное рвение (среди иностранцев таких не было), либо Карлос. А что с их помощью он пытался рассмотреть, знает только он. Вместе с Аркадием в «Государыне» дилером работал Вованыч, так его ласково называл Ариф. Позже он переквалифицировался в оператора видеонаблюдения, когда появилась целая служба операторов, носящая гордое название CCTV[18]. Необходимость в этом возникла только в 2000-х годах! Больше всего Вованыча интересовал не процесс игры и не поведение посетителей, в приоритете стояло рассматривание, под многократным увеличением, женских прелестей, скрываемых униформой. Используя разные камеры, он забирался в самые укромные уголки женского платья и мог наблюдать волновавшие его кусочки обнаженного женского тела.

«Ловкость рук и никакого мошенничества». Эту поговорку можно считать девизом тех жуликов-одиночек, которые играли на руку с клиентами казино. В середине 90-х, когда еще не было серьезного деления на дилеров, людей работающих только руками (не умеешь работать головой – работай руками – одна из любимых поговорок тети Аркадия), и инспекторов, тех, кто не раздает карты и не запускает шарик, возможность смошенничать была у каждого, кто оказывался дилером за игровым столом.

Самыми простыми и сравнительно безопасными можно считать подставки на рулетке. Их реально осуществить, когда за столом действительно играют, а не выкруживают на равных шансах с колонками. Под игрой понимаются ставки по всему полю во время движения шарика. Как правило, за 3 оборота до его падения дилер объявляет, что «Ставок больше нет!», проводит руками над полем и возвращает игрокам все сделанные после слов и жеста руками ставки. Но порой очень сложно остановить игроков, вошедших в раж. А иногда человеку просто физически не удается перекрыть игровой сектор – вот он и старается успеть, делая «поздние ставки». А кто-то надеется на последних оборотах шарика вычислить сектор его падения. Мало ли у кого какие причины! Вот именно в момент падения шарика, увидев выигрышный номер, игрок может совершить подставку. Обычно подставляют на равные шансы или колонки – поля для ставок, находящиеся на наибольшем расстоянии от дилера, за которыми можно и не уследить. Вот тут должен проявлять себя инспектор, обязанный запоминать все ставки на аутсайдах – за пределами игрового поля. «Поздних ставок не бывает, бывают поздние дети», – любил приговаривать Рашид, когда его очередную подставу снимали с поля и возвращали неоплаченной. А если инспектор – разиня, то у дилера есть железобетонное основание совершить оплату такой ставки при условии, что человек, ее сделавший, с ним заодно. В любом случае с дилера спрос невелик: ответственность за происходящим на столе лежит на инспекторе, значит, ему и отвечать. Если же инспектор внимателен, то у дилера есть оправдание – запарился, с кем не бывает. Опытный игрок второй раз подставлять не будет, если первый случай не прошел, – побоится «запалить» своего подельника. Есть и более интересные способы подставок на рулетке, когда свой дилер не нужен. Но об этом мы поговорим позже, тогда, в 1993 году, такие сложные приемы еще не были в ходу. Зачем огород городить, когда можно, не мудрствуя лукаво, постараться пропихнуть… С такими подставками с удовольствием «работали» и Верблюд, и Рашид, и Коля Мнение.

С карточными играми все выходило намного сложнее. Как таковую, подставу на выигрышный бокс там осуществить невозможно из-за минимального расстояния между фишками и дилером. Хотя наш с вами общий знакомый Барон достиг в этом определенных высот. На блек-джеке клиент и дилер заранее договаривались об условленной фразе под конец раздачи карт из шуза. После чего игрок запоминал их последовательность, а дилер не промешивал этот небольшой слой карт. И когда в следующем карточном «замесе» выпадал непромешенный кусок, игрок резко поднимал ставку, полагаясь на свою память. Если быть честным, то немногие могли совершить такое. Нужно регулярно тренировать память, а кто этим будет заниматься в свободное время? Еще один наш знакомый, Яков, был гуру этой аферы. Завербовав в «Государыне» дилера по имени Роман, он его берег и лелеял, чтобы тот однажды «выстрелил»… И выстрел произошел. В «Альтаире». И полетело много голов.

Ариф не мог похвастаться хорошей памятью на карты. Он старался ни с кем не делиться, только если само провидение отправляло к нему за стол «его» дилера. Глупо отказываться от идущей в руки удачи. Или когда ситуация в игре принимала острый характер, и один неверный шаг мог иметь катастрофические последствия. Ариф очень любил другой вид блек-джечной «разводки», когда упор делается не на самой игре, а на правилах синтаксиса русского языка. Обычно он играл на два бокса (двумя игровыми ставками). Выше мы давали объяснение, почему именно только на два бокса, да и Ариф этого не скрывал.

Представим, что на первом боксе у него выпало 15 очков, а на втором – 12 против 7 у дилера. Ариф просит карту, говоря: «Карту!» Выходит 5. У Арифа на втором боксе становится 17 очков. Ариф произносит «Себе!», и дилер достает 4, а за ней 10 и набирает 21. В результате оба бокса проигрывают. Ариф моментально начинает возмущаться, утверждая, что имел в виду совсем другое, что он вовсе не просил карту на второй бокс, а хотел, чтобы дилер набирал себе: «Карту себе!» Типа «казнить нельзя помиловать»! (поставьте правильно запятую). Несложно сосчитать, что если бы он сыграл именно так, то у дилера случился перебор и обе ставки Арифа выиграли (7 + 5 + 4 + 10; на 16 очках дилер обязан брать карту). Слово «возмущаться» не может передать в полном объеме того, что на самом деле происходило с Арифом. Он визжал, бился головой об стол, рвал волосы на груди. По меткому выражению Пломбира: «орал, как потерпевший». В адрес дилера неслись матерные оскорбления и угрозы. Инспектор вызывает пит-босса, и тот принимает решение. Иногда, зная, какое будет принято решение, дилер и инспектор сами «решают» ситуацию, делая все так, как того хочет Ариф. Такому человеку было проще дать, чем выслушивать и наблюдать за всем тем дерьмом, которое каждый раз происходило в подобных ситуациях. Ариф не злоупотреблял этим светопреставлением: устраивал его только при большой ставке или в «переломный» момент игры. Также он очень любил «поймать» дилера. К примеру, на первом боксе у него 16 очков, на втором -10 против 5 у дилера. Ариф удваивает ставку на втором боксе, произнося: «Дабл!» (в случае выпадения на бокс 9, 10 или 11 очков по первым двум картам игрок мог удвоить ставку, при этом получив только одну карту. Позже дабл разрешили делать на любых двух картах). Приходит 5. Дилер начинает набирать себе на пятерку: 10 + 2 = 17. Первый бокс и удвоенная ставка на втором проигрывают. На что Ариф абсолютно спокойным голосом заявляет: «Я хотел карту на первый бокс, а ты меня об этом не спросил!» И тут он прав! Тысячу раз прав! Миллион раз прав! Дилер обязан удостовериться, что игрок хочет получить карту именно на этот бокс. И если он даже поставил дабл на втором боксе, дилер должен сперва получить четкий ответ о судьбе первого. Этому прописному правилу учат в дилерской школе, но очень многие, после ее окончания возомнив себя непонятно кем, забывают о нем. И в этой ситуации пит-босс обязан выступить на стороне игрока, ибо ошибка в работе персонала налицо. Аркадий, достигнув определенного ранга в иерархической лестнице, всегда строго штрафовал как дилера, так и инспектора (инспекторский штраф обычно в два раза больше) за такую оплошность, с формулировкой «создание конфликтной ситуации». Когда же к Арифу за стол попадал «его человечек», то, обладая информацией о том, что камеры только для вида, делалось следующее: Ариф играл как обычно, а вот дилер, набирая карты себе, добивался перебора любой ценой. К примеру, у дилера лежит 10. Он достает себе из шуза еще 10. 20 очков! Но дилер кладет эту десятку аккуратненько на первую, закрывая ее полностью, и тянет карты дальше, пока не находит «прокладку» в виде 2, 3, 4, 5 или 6. Тогда он перекладывает одну из десяток так, чтобы было видно, что у него перебор.

Ариф благосклонно относился ко всем, кто был лоялен по отношению к нему, и не заострял внимание руководства на «мелких» аспектах, урегулируя ситуацию самостоятельно, без участия пит-босса и менеджера. К чести дилеров «Государыни» надо отметить, что таких было немного и в основном стафф состоял из честных и порядочных ребят и девушек. Встречались и такие, которые осознанно шли на конфликт каждый раз, когда попадали к нему за стол. И не важно, в каком качестве: дилером или инспектором. Таких Ариф страшно ненавидел и, пользуясь возможностью общения с генералитетом, пытался их всячески очернить, обвиняя в игре на руку с другими клиентами. Аркадий рассказал мне историю о «трех шахтерах», подтверждающую правоту вышесказанного.

В «Государыне» в ночную смену работали три «крупногабаритных» дилера: Артем (тот самый, который занял третье место в финальном соревновании школы крупье), Андрей и Сергей. Рост каждого из них превышал 185 сантиметров, да и весовая категория позволяла участвовать в боях в супертяжелом весе. Когда они шли на смену, то Рашид, сидя в кресле и поглядывая на них с улыбкой, любил беззлобно приговаривать:

– Глядите, «шахтеры» пошли! Этим бы детинам да в забой или в гальванический цех завода «Серп и молот»! А то выбрали себе работенку – карты кидать и народ дурить!

Данное прозвище прижилось, и порой из разных уголков игрового зала раздавалось: «У, шахтер хренов!» – и это уже произносили разные посетители.

Может быть, потому, что он себя неуверенно ощущал в присутствии этих ребят, а может быть, потому, что они никогда не давали ему «поблажек», действуя четко в соответствии с правилами игрового заведения, Ариф их терпеть не мог. Постоянные конфликты грозились перерасти в нечто большее: несколько раз в ответ на его крики потерпевшего и угрозы «шахтеры» закрывали флот крышкой – действие, означающее, что стол закрыт и продолжить на нем игру можно будет только с разрешения менеджера – и вставали в позу, готовые при малейшей попытке чуть ближе к ним придвинуться дать немедленный физический отпор. Понимая, что «спокойно жить» ему не дадут, Ариф стал жаловаться генералитету на этих ребят. Сначала, в качестве доводов, говорилось о полном отсутствии уважения к его сединам, затем – о постоянном употреблении алкоголя дилерами (тогда пили все и вся, и, как ни странно, менеджмент смотрел на это сквозь пальцы) и закончилось все обвинением в игре на руку с другими посетителями. Вода камень точит – вот и постоянные кляузы и доносы на определенном этапе возымели действие, и сверху дали команду: «Проверить надежность сотрудников».

В ту ночь менеджером был Мартин, а пит-боссом – Саша Цаплин. Мартин обрадовался новому заданию – оно его немного развлекло и отвлекло от хандры и мыслей о результатах игры в нарды. Он дал указание пит-боссу: ставить «шахтеров» только дилерами, а где возможно, даже без инспектора (по ночам много гостей приходило поиграть, и персонала не всегда хватало для того, чтобы открыть все столы с дилером и инспектором), с целью выявить подельников и поймать за руку на месте преступления. Сам же Мартин отправился в менеджерскую, чтобы наблюдать за «охотой» через камеры.

Артем поймал вдохновение: игровая удача сопутствовала ему, и, к счастью для казино, он выигрывал везде, куда его ни ставили. Он всегда отличался фартовостью, а тут просто зашкалило. С покерного стола от него ушли все игроки, на блек-джеке под него попал Вова Могила (директор рядом располагающегося кладбища) со своим семейством. Артему даже пообещали бесплатный участок и особые льготы для скорейшего туда переезда. На рулетке гостям тоже изрядно досталось. Правда, потом к нему подошел Цаплин и спросил, куда «ушли» две пятихатки, на что Артем показал на сидящего в торце стола мужичонку, делающего ставки на колонках. Больше вопросов не возникало, и, поссорившись с большинством посетителей, Артем в одиночестве караулил покерный стол – с ним никто не хотел играть.

У его же друзей была обычная рабочая ночь: выигрыш чередовался с проигрышем. Ничего такого, что свидетельствовало «про» и «контра». Задание по выявлению «пятой колонны» было завершено и успешно провалено.

Под конец смены Мартин пригласил в менеджерскую по очереди Андрея и Сергея. И объявил об их увольнении, мотивируя отсутствием московской прописки. Сказав, что компания возвращается к прежним стандартам и что они – первые в череде увольнений, которые последуют в ближайшее время (на тот момент более половины стаффа попадали под такую формулировку). Перспектива, что еще кто-то лишится работы, мало волновала ребят. Андрей, родом из Одессы, был потомком известного белогвардейского генерала. Во времена Союза, чтобы дистанцироваться от опального родственника, но сохранить фамилию, была добавлена буква «Ь» между согласными в середине фамилии. Сергей же вообще имел обнинскую прописку. Объяснения Мартина ребята восприняли как нелепую попытку сделать хорошую мину при плохой игре. А играл Мартин действительно плохо, как в прямом, так и в переносном смысле – его долг за партии в нарды становился уже неприлично большим…

Теперь поговорим о покере – самой сложной игре в плане осуществления контроля. Главная проблема заключается в том, что игрок берет карты в руки и нужно предельно внимательно смотреть, что он с ними делает.

Как-то в «Государе» по большим ставкам (от 200 до 500 долларов в ante) играли два молодых человека. Они даже показывали свои карты персоналу казино: дескать, смотрите, мы принимаем решение коллегиально с вами. Мы даже готовы блефовать – абсолютная глупость, которую может совершить человек, играющий против казино[19]. «Интуиция» подсказывала им, когда нужно сбросить даже небольшую комбинацию, – дилер находил в своих картах более сильную. В связи с этим пит-босс проводил специальный инструктаж, прежде чем отправить человечка за тот стол. Требовалось обращать внимание на все: как люди берут карты, не меняются ли ими, не обмениваются ли информацией. И если такое происходит – немедленно пресекать. На самом деле данные указания были абсолютно лишними – около стола на постоянной основе дежурил менеджер, а сам пит-босс, забросив остальных гостей и весь зал казино, караулил с другой стороны. Так что, если бы возникло малейшее подозрение, его бы тут же пресекли люди, наделенные большей властью, чем дилер. «Сказочное везение» длилось несколько часов. За это время казино «потрогали» более чем на 50 000 американских юаней. И продолжали трогать… пока кто-то не догадался заменить игровые карты.

В 1992 году новый дилер, приходящий за покерный стол, выполнял следующую обязательную процедуру: хлопал по плечу своего коллегу, давая понять, что пришла смена. Показывал жест «чистые руки», убеждая сидящих за столом, что ничего, способного повлиять на игровой процесс, с собой не принес. Пересчитывал колоду, оставленную предыдущим дилером, проверяя наличие 52 листов, и только потом возобновлял игру. Только ближе к 2000-м дилеры стали приходить за стол со «своей» колодой и после работы сортировать ее, проверяя наличие и состояние карт.

После процедуры замены колоды клиенты какое-то время еще посидели, а потом засобирались и решили обналичить выигрыш. Позже, внимательно изучая колоду, которой велась игра, обнаружили крап, сделанный с помощью иглы. А спустя 10 лет эти же ребята пожаловали в дорогое заведение «Посланник» в центре Москвы. Причем сначала пришел один из них и играл по минимальной ставке, крапя колоды. Сидел долго, более 4 часов, и ушел, проиграв смехотворные по меркам того заведения 500 долларов. Буквально через полчаса после его ухода пожаловал один, а еще через полчаса – другой из его подельников. Они всячески показывали, что не знают друг друга. Играли крупным кушем, и через час перед ними стояли солидные столбики игровых фишек. Однако, проверив игровые колоды, менеджмент заведения пришел к выводу, что правило fair play в данной игре нарушено, и в момент ожидания получения выигрыша пригласило господ на профилактическую беседу с представителями организации, осуществляющей обеспечение безопасности работы данного казино. Доподлинно известно, что под воздействием неопровержимых фактов и видеозаписи жулики сознались и от «выигрыша» добровольно отказались.

На покере существовал еще один способ жульничества, аналогичный блек-джечному. Имеется в виду «непромешивание» определенной части карт. Он возможен, когда игрок, сделавший ставки на 1 или 2 бокса, «собирает» определенным образом карты для следующей раздачи, а дилер, находящийся с ним в сговоре, определенным образом кладет свои и его карты и не промешивает их. Данная система работает идеально, когда за столом сидит один игрок. Когда же полон стол гостей, от дилера требуется определенная ловкость и умение быстро и четко «собирать» карты самостоятельно. Таких специалистов крайне немного, но они существуют. В самых неожиданных обличьях. Вы спросите, а как же обязательное подснятие? Ведь каждую раздачу предваряет подрезка колоды с помощью специальной cutting card (буквально: режущей карты – более толстого цветного листа пластика, по размерам совпадающим с размером игровых карт, которым в казино осуществляется обязательное подснятие колоды перед раздачей). Если игрок отказывается «подрезать», то это делает дилер. Хитроумные мошенники нашли способ, как решить и данную проблему: непосредственно перед тем, как предложить игроку «подрезать» колоду, дилер осуществлял вольт, перемещая непромешанную часть вниз, оставляя маленькую щелочку, куда и нужно засунуть подрезную карту, для того чтобы «заряженная» часть опять оказалась наверху.

Аркадий вспоминает случай, приключившийся с ним в самом начале работы в «Государыне». Он работал в ночную смену, а в вечернее время очень часто был аншлаг и дилеров не хватало. Поэтому предлагалось всем желающим, кто работал до 11 вечера, остаться поработать в overtime[20] за оплату по существующим расценкам. И многие с удовольствием соглашались.

В дневную смену работала семейная пара из Молдавии. И в тот вечер они решили остаться поработать дополнительно. Аркадия распределили инспектором за покерный стол, где дилером стояла девушка из этой семьи. Добрые люди предупредили Аркадия: чтобы не «попасть» – надо смотреть в оба. К тому же он был новеньким, и никто о нем ничего толком не знал – мало ли какого лоха по объявлению взяли!

За столом играли все боксы. На первых двух сидели двое друзей, которые часто посещали «Государыню», особенно в дневное время. В одну из раздач девушка открыла у себя пару десяток: начиная собирать проигравшие боксы и оплачивать выигрышные, она в последнюю очередь дошла до первого бокса. Открыв карты, она выдвинула вперед имеющуюся там комбинацию: пару десяток! (При наличии одинаковых комбинаций сравнивается следующая по рангу карта, и у кого она выше, тот и побеждает; если и они равны, то вторая по старшинству, а если необходимо, то сравнение проводят и по третьей карте. Если же все карты равны, то объявляется ничья – stand off: никто не проигрывает и не выигрывает – очень редкая ситуация в покере.) Тогда по старшей карте победил игрок, а у Аркадия внутри екнуло, он понял, что следующая раздача будет очень и очень интересной. Как ни старался он рассмотреть качество шафла (перемешивания карт), ему с его инспекторского стула виден был лишь один торец колоды, обращенный к нему. И в момент подрезания Аркадий видел лишь все тот же торец и немного бока колоды – все остальное загораживала рука девушки. Пошла раздача, и тут на первом боксе раздались радостные крики:

– Милая, ну дай игру! Вот тебе… – тут игрок подвинул по направлению к дилеру фишку крупного номинала, – если откроешь себе любую комбинацию!

Но тут от девушки уже ничего не зависело: она не могла изменить «содержимое» лежащих перед ней карт. К великому огорчению ребят на первых двух боксах, у дилера не оказалось игры, и всем, кто не сбросил карты, оплатили ante. И тогда более толстый и эмоциональный из двух друзей в сердцах швырнул карты на стол, они перевернулись, и все увидели, что за комбинацию им раздали. Каре! На десятках! Случайность? Совпадение? Об этом думал только Аркадий. Остальные участники игры выразили внешне свое сочувствие, а в душе тайно позлорадствовали. За оставшееся время за этим столом больше никаких сюрпризов не возникло, и Аркадий вместе с девушкой пошли на брейк. В курилке, когда они остались вдвоем, Аркадий подошел к ней и тихо сказал:

– Если ты еще раз при мне попытаешься «исполнить» подобное, то никакой муж тебя не спасет…

Через неделю после описанных событий молдавская семья в полном составе срочно уволилась, сославшись на чрезвычайные обстоятельства, случившиеся на ее родине. Карлос вошел в положение и отпустил их без положенной двухнедельной отработки.

Также можно упомянуть случаи, когда игроки пытались передавать карты с одного бокса на другой. Но, если четко выполнять прописанные процедуры, вероятность такого мошенничества минимальна. Хотя встречались деятели, которые, пользуясь огромными ручищами, в которых незамеченным останется и футбольный мяч, пытались с упорством, достойным лучшего применения, практиковать этот вид мошенничества. И даже в 2005 году. И даже в казино «Старый Свет».

Ужасы

Случай в мотеле

В 1994 году выпускники первой школы казино «Государь» разлетелись по новым местам, открываемым под эгидой фирмы. Кто-то уходил на аналогичную должность, кого-то брали с повышением. Делалось это в том числе и для того, чтобы «старички» могли научить новеньких правилам работы и поддерживать определенные стандарты компании. В одно из таких мест – мотель на окраине Москвы – перешел на должность пит-босса Алексей, первый человек из казино, с которым Аркадий познакомился. Знакомство выдалось несколько курьезным: в первый день работы школы крупье ничего не подозревающий Аркадий пришел после жуткой пьянки без копейки денег, но с жетоном на метро для поездки домой. Когда объявили, что предстоит полноценный восьмичасовой рабочий день, Аркадий загрустил: оставшись без завтрака, он очень хотел есть, а еще сильнее – пить. Во время получасового брейка все направились купить себе что-то съестное. И Аркадию волей-неволей пришлось обратиться к Алексею, проходящему с ним обучение за одним столом, с просьбой занять до завтра энную сумму денег. Почему именно к нему – нет ответа на этот вопрос. Наверное, интуитивно Аркадий нашел родственную душу. И тот, видя плачевное состояние своего будущего коллеги, вошел в его положение и одолжил.

Вместе с Алексеем туда перевелись Лесбиян, отвергнутый Шэрон и отправленный с глаз долой, и миссис Пигги – девушка довольно зрелого, по казиношным меркам, возраста, похожая на небольшую свинку, очень любящую запускать свой пятачок во все мыслимые и немыслимые места.

Во время ночной смены в «Государыне» ранее аморфная охрана пришла в движение. Даже делегировали в зал двух мужичков покрепче. Столь резкое изменение линии поведения не осталось незамеченным. Все понимали, что есть какая-то причина, расшевелившая это болото. Когда Аркадий пошел на брейк, то заглянул к гардеробщику Иванычу, с которым они за ночь, когда совпадали сменами, традиционно «уговаривали» бутылочку беленькой, чтобы разузнать, что же произошло. Как раз в иванычевской каморке находился Сергей – старший смены, он-то и поведал ужасную историю.

Информация, которой он владел, была неполная и сводилась к следующему: в казино в мотеле стреляли, и был ранен пит-босс. Пуля попала ему в глаз. Больше ничего конкретного Сергей не знал. Последовало распоряжение: усилить охрану и не допускать подобных инцидентов.

Лишь через некоторое время удалось восстановить последовательность событий, приведших к таким последствиям. Сестра пострадавшего Лиза рассказала Аркадию, что же на самом деле там случилось.

Казино в мотеле работало исключительно в ночном режиме. Шла обычная смена. Как таковой охраны внутри не было, ее заменяли «бойцы» группировки, осуществлявшей контроль над заведением. По каким-то неизвестным причинам их в момент инцидента в казино не оказалось. А случилось следующее: один из гостей, изрядно перебрав и проиграв деньги на рулетке, потребовал от менеджера немедленно их вернуть и в качестве «аргумента» достал пистолет. Менеджер, не будь дурак, немедленно ретировался в помещение кассы, оснащенное бронированной дверью и пуленепробиваемым стеклом. И вместе с кассиром спрятался под стол – чтобы не представлять собой мишень для выстрела через небольшое расстояние между столом и стеклом, куда посетитель кладет деньги и забирает фишки. Весь остальной персонал, понимая, что дело принимает крутой оборот и помощи ждать неоткуда, позакрывал столы и лег на пол. И как раз вовремя, потому что ненормальный посетитель начал стрельбу, пытаясь все-таки попасть в менеджера. Алексей, работающий в эту смену, тоже попытался укрыться за рулеточным столом. Выстрелы раздавались один за другим, но дверь выдержала и стекло не треснуло. Одна из пуль, отразившись от стекла, срикошетила о стену и каким-то невероятным образом попала в глаз Алексею…

Как после писала популярная московская газета в разделе «Чрезвычайные происшествия», зачинщик стрельбы был застрелен самими же посетителями заведения. Что же касается Алексея, то он выжил, но остался без глаза. За счет компании его отправили в Германию для проведения операции, а после – для реабилитации. В связи с тяжестью ранения процесс восстановления затянулся, но все это время Алексею выплачивалась зарплата в размере 1000 долларов США. Говорили, что она со временем перейдет в пожизненную пенсию. Но как бы то ни было, когда открылось новое флагманское казино в центре Москвы, напротив Большого театра, Алексея сразу взяли на должность менеджера CCTV.

Бильярдный клуб

Это не единичный случай, когда руководство компании оказывало помощь сотрудникам. В «Государыне» сначала на должности пит-босса, а потом менеджера работала девушка Юлия. Отличительной чертой ее внешности был тяжелый волевой подбородок. А характера – моментальная смена настроения. Все полагали, что причину стремительных перепадов в поведении нужно искать в ее личной жизни. Она была замужем. Ночные смены ее мужа Ромы заканчивались чуть раньше Юлиных, и он, чтобы не сидеть один дома, ездил играть на бильярде в клуб, располагавшийся неподалеку.

Тогда всю Москву потрясла история о бандитской разборке, случившейся в Ясеневе. В бильярдную под утро зашли неизвестные, потребовали денег. Получив отказ, вышли на улицу и забили досками входную дверь и окна. После чего подожгли. В дыму и огне погибли люди из числа работников и посетителей, кому-то удалось спастись… Среди погибших оказался и Юлин муж.

Руководство компании взяло на себя все расходы, связанные с организацией и проведением похорон. А поминки устроили в ресторане «Радуга», и тоже за счет фирмы.

Когда в столице происходят подобные события, как может чувствовать себя человек, работающий в «злачном месте»? Незащищенным? Мягко сказано…

Красная Шапочка

Почему-то большинство историй, рассказанных нами, случалось в смену Саши Цаплина. Вот и эта произошла при нем…

Аркадий стоял дилером за покерным столом. На протяжении двадцати минут он открывал у себя игровые комбинации, младшей из которых была пара тузов. Разогнав всех покеристов, он скучал. А когда Цаплин оставил его еще на двадцать минут – совсем загрустил: с ним играть не хотели и требовали немедленной смены, а вокруг ходил Иваныч, приглашая зайти к нему в каморку и выпить по полтинничку… Отстояв таким образом сорок минут, Аркадий, когда его поменяли, направился в стафф и только собрался взять сигарету, как увидел Цаплина, с выпученными глазами ворвавшегося в комнату отдыха и скомандовавшему Аркадию немедленно идти дилером за другой покерный стол. Казино – военно-спортивная организация, и приказы сначала исполняются, а потом лишь обсуждаются. Убрав сигарету, Аркадий направился в зал. Там играл лысоватенький мужичонка среднего роста с большим брюхом. Играл один и во время игры стоял, хотя это и запрещено правилами, зато рядом с ним сидел шкафоподобный лысый амбал, больше любого из «шахтеров» раза в два. Мужичонка играл крупными ставками. Все мы знаем поговорку, что если где-то что-то убыло, значит, где-то что-то прибыло. Вот и у Аркадия наступил час расплаты: за одним покерным столом он все забирал, а за этим пришло время отдавать. Даже паре тузов его досталось – были убиты «допером» (двумя парами) и тройней. За двадцать минут в абсолютно честной борьбе Аркадий насыпал пузатому довольно приличную сумму денег. И даже получил черную фишку на чай со словами:

– Большой человек – хороший человек. А то ведь пришлют водолаза еб…го, так он за двадцать минут все деньги отсосет!

Когда наступило время смены, пузатый, увидев, кто идет на смену Аркадию, злобно сказал:

– У, б…ть, водолаза прислали!

Обернувшись, Аркадий понял, что имел в виду пузатый: менять его пришла Вера Зонтова – миниатюрная блондиночка в больших очках. Уйдя в стафф, Аркадий пошел к Иванычу, а когда вернулся минут через пятнадцать, увидел раскрасневшуюся Веру. Спросив ее: «Почему так быстро?», получил лаконичный ответ: «У него деньги закончились». Так Аркадий познакомился с грозой и бедой московских казино, по прозвищу Красная Шапочка.

Откуда взялось такое прозвище – неизвестно. Сей персонаж никогда не носил ни кипу, ни берет, ни тюбетейку, ни шляпу, ни тем более шапочку красного цвета. Единственное из его гардероба, имевшее какое-то родственное отношение с красным, был малиновый клубный пиджак. Но в игорной Москве его знали именно под этим прозвищем.

В казино Шапочка приезжал не за деньгами. Никто не помнит случая, чтобы он ушел с выигрышем. Фишки он покупал сразу при входе, вернее, отправлял своего телохранителя Сашу в кассу. Сумма обмена всегда варьировалось в диапазоне от 1000 до 3000 долларов США. Несмотря на то что он знал, какая серьезная организация стояла за спиной руководства казино, правильно «наехать» на сотрудников заведения ему удавалось абсолютно безнаказанно. Смысл «разводки» и последующего «наезда» прост как белый день: все та же игра в правильную расстановку знаков в предложении: «Казнить нельзя помиловать». Как вы поняли, он практиковал игру в блек-джек и там вытворял что-то неописуемое. В отличие от Арифа, чьи крики и обезьяньи прыжки по казино вызывали легкую усмешку, в словах и поведении Шапки чувствовалась реальная угроза, а гладковыбритый амбалоподобный спутник Саша, сдававший при входе в казино огнестрельное оружие старшему смены, мог легко и непринужденно выполнить все те обещания, которые его патрон щедро разбрасывал налево и направо.

– Карту! Себе! – эта фраза не раз и не два раздавалась в стенах казино во время игры красношапочного монстра, пугая пит-босса необходимостью как-то выпутываться из ситуации. Единственное подразделение, чувствовавшее себя во время его визитов более-менее спокойно, – любимая наша охрана, которую как ветром сдувало из игрового зала. Только старший смены Сергей, пытавшийся как-то урезонить и успокоить разбушевавшегося гостя, стоял поодаль и вел душещипательные разговоры с его спутником на предмет их поведения. Когда же начиналась «разборка» за столом по поводу: кто, чего и как сказал, то даже клиенты предпочитали сидеть тихо и не отсвечивать. Говоря образно, во время охоты страшного и большого хищника все остальные звери старались не попадаться ему на пути. Особенно это касалось пожилого бандерлога, который либо забивался в угол, либо вообще убегал из заведения. И к сожалению, надо признать, что не было никого, кто мог поставить на место охамевшего ублюдка.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. И всякий раз при возникновении очередной ситуации именно дилеры, инспекторы и пит-боссы вставали грудью на защиту хозяйских денег. Менеджмент обычно отсиживался у себя в комнатушке. Только Юля и Мишель не боялись и присутствовали при игре. Мишель неоднократно закрывал хаму стол, на время прекращая игру, а на все угрозы в свой адрес не реагировал, делал вид, что не понимает. Однажды он даже прочел Шапке небольшую лекцию на английском языке, смысл которой невозможно было не понять:

– Пид…ас – это международное слово! На английском, французском, итальянском и других языках слово «пид…ас» означает пид…ас. Ты назвал меня пид…асом, а я говорю тебе – пошел вон, в моем казино никто не смеет меня так называть!

– Я не тебя назвал пид…асом, а это чучело, стоящее за столом, – ответил по-русски Шапка.

Но Мишель по-русски немного петрил:

– Хорошо, ты назвал пид…асом моего дилера. А я не хочу, чтобы ты его так называл. Пошел вон!

– Ах ты, лягушатник еб…ый! Ты думаешь, что сможешь выйти из казино? Я тебя, суку, положу прям на пороге рядом с этим гандоном! – отвечал Шапка, указывая на дилера.

Выступив в роли громоотвода и немного «поломавшись», Мишель разрешал продолжить игру.

Юля же обычно делегировала к столу, за которым играл Шапка, пит-босса, чтобы он стоял там как приклеенный и не допускал возникновения конфликта, собирая на себя всю злость и негатив. А как его можно было не допустить? Если дилер уточнял, нужна ли карта на такой-то бокс, в ответ он слышал:

– Ты чё, урод, не понял?! Я же сказал, карту!

При этом Шапка не уточнял, куда именно нужна ему карта. Если же дилер осмеливался на повторное уточнение, то в ответ неслась уже другая текстовка:

– Ты – пид…ас еб…ый! Совсем о…л, что ли? Я тебе, б…дь, сейчас умнику конченому… (и дальше шло перечисление всего того, что грозит слишком любознательному дилеру). Неоднократно крупье получал по рукам – Шапка не гнушался и такого рода запугиванием. А прицельное метание фишек вообще считалось в порядке вещей.

Аркадий вспоминает, что как-то, играя в покер (довольно редкое событие, обычно все-таки блек-джек) и оплачивая Красной Шапочке ставку, боковым зрением увидел, как что-то красное отделилось от его руки и полетело в направлении головы Аркадия. Обладая отменной реакцией и несмотря на расстояние в метр, отделяющее игрока от дилера, Аркадий увернулся от брошенного в него предмета. В него летела пятирублевая фишка – знак «благодарности» за оплату ставки. Теперь вы понимаете, почему лицо Веры Зонтовой горело маковым цветом, когда она вернулась в стафф после игры?

Как правило, дилера, вошедшего в конфликт с Шапчонкой, сразу же менял инспектор, стоящий за этим столом. Делалось это с целью уменьшения агрессии в адрес одного конкретно взятого человека. За двадцать минут возможность «поиграть» и заодно получить дозу адреналина в среднем доставалась двум крупье.

Показателен случай, произошедший в Юлину смену. Юля, как капитан корабля, стояла на мостике (возле пита) и смотрела за происходящей игрой на покере, общаясь с гостем заведения. Тут в казино вваливается Красная Шапочка в сопровождении верного Санчо Пансы. С порога кричит дилеру, стоявшему на блек-джеке: «Давай, мешай!», а сам садится за рулеточный стол. Пока дилер делает шафл (мешает карты), Шапка меняет за рулеткой пятисотенную фишку на пять фишек по 100, обставляет ими единственный номер 20, так что если он выпадет, выплата составит 10 300 (так называемая picture bet – «картинка» 103: четыре сплита и стрэйт-ап). Девочка-крупье закручивает колесо и запускает шарик. Выпадает номер 14, и дилер сгребает проигранные ставки. Казалось бы, ничего особенного не случилось… Случилось! За номером 14 в рулеточном барабане следует номер 20! И видя, что он находился в одном номере от победы, Шапка, как из пращи, запускает тяжелую хрустальную пепельницу, стоящую на углу рулеточного стола и предназначенную для любителей сигар, в сторону дилера. Если бы попал – убил бы! Но пепельница пролетела над инспекторским креслом (хорошо, что вызванный на инспекторскую позицию человек не успел дойти, а то ведь точно бы погиб при исполнении), пролетает над покерным столом, за которым идет игра, точнехонько между головами дилера и сидящего напротив него клиента, ударяется о пит, рядом с которым стоит Юля, и разбивается на мелкие осколки. В казино воцаряется гробовая тишина. Первым звуком, нарушившим ее, был Юлин плач.

Шапка довольно долго терроризировал «Государыню». А потом исчез. Через какое-то время в популярной московской газете в разделе «Криминальная хроника» появилась заметка об убийстве в своей квартире некоего… с фотографией. По мнению следствия, преступление совершил кто-то из ближайшего окружения убитого. И как это ни кощунственно, но многие, узнав в убиенном Красную Шапочку, с облегчением выдохнули. А телохранитель Саша, говорят, подался в бега…

На самом деле ситуация с Шапочкой не стоила и выеденного яйца. Я не думаю, что им так уж дорожили из-за денег – сумма в 2–3 тысячи долларов не давала и не дает право человеку вести себя подобным образом. Почему его сразу не поставили на место – вопрос к менеджменту казино и генералитету. Неужели боялись, что он уйдет в другое казино? Даже если бы и ушел – пес с ним, имидж заведения стоит дороже. А так стали появляться подражатели, которые, в отличие от него, уходили домой с деньгами, и первым, взявшим на вооружение такую манеру поведения, был Ариф. Уже через два года таких вот шапочек охрана десятками выбрасывала на улицу. Но в 1994 году в большинстве московских казино клиент мог позволить себе все. Ну, или почти все.

Чем многие с удовольствием пользовались. Игрок же – как ребенок. Он каждый раз испытывает допустимый предел поведения. И стоит сделать раз исключение и позволить укусить себя за палец, в следующий раз объектом нападения станет целая рука, и пошло-поехало. Как говорится, коготок увяз – всей птичке пропасть…

А следующая ситуация заставила Аркадия задуматься об ответственности за свои слова и поступки. Действующие лица те же: Аркадий, Саша Цаплин и «примкнувший» к ним Валериан Питерский.

Валериан Питерский

Как-то вечером в «Государыню» заехал высокий, поджарый, подвыпивший мужчина, все руки и пальцы которого были украшены татуировками, свидетельствующими о том, что их владелец совершил не одну ходку. По национальности он был славянин. Сопровождал его товарищ, ничем таким не приметный, за исключением таких же синих перстней. Друзья застолбили стол блек-джека и пошли ужинать в «Радугу». Вернувшись, вели себя за столом очень буйно, причем в этом усердствовал высокий и худой, к которому его товарищ обращался не иначе как Валериан. Позже промелькнула фраза, что они прибыли в Москву на «гастроли» из Питера. Поэтому и Валериан Питерский. Играли всю ночь, запивая проигрыш огромным количеством водки. Валериан шумел по поводу и без повода: кричал, матерился, в общем, ничего необычного – все как всегда. В отличие от Красной Шапочки с девушками старался держаться галантно, насколько позволяло его состояние, но на ребятах-дилерах отыгрывался по полной. Поэтому менеджер дал указание пит-боссу ставить к нему дилером за стол только представительниц слабого пола, чтобы криков было поменьше. Аркадий в качестве инспектора попал за его стол под утро, когда все деньги уже были обменяны на фишки, а фишки аккуратненько лежали во флоте. На столе перед Валерианом грудилось штук 10–12 четвертачков – остатков прежней роскоши. Выпив немерено водки, Валериан еще пытался как-то играть, а его друг откровенно спал, опустив голову на стол.

Оставшиеся фишки за две раздачи переместились во флот, и Валериан тут же расслабился и успокоился: нет фишек – и не за что сражаться и переживать. Выпив рюмку и откинувшись на спинку стула, сказал, обращаясь к откровенно спящему товарищу:

– Ну что, Вась, проиграли мы. Ну да ладно. У них свое казино, а у нас – свое.

С этими словами он достал из кармана брюк два металлических колпачка, очень похожие на наперстки, используемые при шитье. Из другого кармана вывалил на стол всю мелочь. Собрал в стопку 3 или 4 монетки по копейке и накрыл их одним из колпачков. Сделав возвратно-поступательное движение каждым из них, причем каждый из колпачков он двигал разными руками, толкнул в бок своего товарища:

– Ну, Вась, где копейки?

Но Вася спал глубоким сном и не то что не слышал слова, не реагировал на толчки в бок, которыми его пытался разбудить неугомонный Валериан.

Тогда, обращаясь к девушке-дилеру, спросил ее:

– В каком монетки?

Та лишь плечами пожала. И тут настала очередь Аркадия:

– А ты как думаешь, где?

И тут что-то нашло на молодого человека. Потом он сам себе не мог объяснить, зачем он это сделал. Видя, что никаких других передвижений, кроме единственного, колпачки не совершали, Аркадий указал на тот из них, который изначально накрыл мелочь. Валериан поднял его, и, конечно, копеек под ним не оказалось…

– Ну, парень, ты попал! Кто тебя просил открывать? Никто не просил. Ты сам взял и открыл. И не угадал. Я вот тоже у вас тут не угадал. Так что теперь вернешь мне все проигранные деньги.

Опьянение куда-то улетучилось, и чем больше говорил Валериан, тем трезвее он становился, и тем быстрее входил в агрессивное состояние, накручивая сам себя. Заводя себя подобными разговорами, вошел в «образ», из которого очень сложно выйти, особенно если этот образ – твоя жизнь.

– Теперь ты от меня никуда не денешься! У вас тут один выход, поэтому я вот сяду на диванчик и буду тебя ждать. А когда ты закончишь, мы вместе с Васей поедем к тебе домой, и ты отдашь мне все мои денежки!

Матерные словечки во всех этих фразах отсутствовали полностью, хотя свою виртуозность в обращении с ними Валериан продемонстрировал в самом начале своего визита, и от этого Аркадию становилось еще страшнее…

Увидев, что клиент по каким-то непонятным причинам ожил, менеджер отправил Цаплина узнать причину преображения. И как раз вовремя. Ситуация уже начала выходить из-под контроля. Было принято решение немедленно снять Аркадия со стола. Зайдя в менеджерскую, Аркадий рассказал о том, что произошло. И менеджер велел ему нос в зал не показывать, а прямиком идти домой через черный ход – ворота, предназначенные для въезда на территорию машин, привозящих продукты для ресторана. Ключа от них не было, и Аркадию в 5 утра пришлось перелезать через них. Оглядываясь и оборачиваясь, Аркадий «огородами» добежал до метро. Впереди было два выходных, и о Валериане можно на время забыть…

Возвращаться на работу Аркадий реально боялся. По дороге в казино встретил Рашида, который с серьезным видом сказал:

– Ну как ты с Валерианом? Порешал дела? Он, бедный, волновался, что ты куда-то пропал. Уходить не хотел – все сидел, тебя ждал… Так ты иди, иди, он до сих пор тебя караулит…

У Аркадия все опустилось… Но, видя, что молодой человек близок к обмороку, Рашид подмигнул и улыбнулся. Валериана в казино не было. И в «Государыне» он больше не появлялся.

Marlboro Man и Володя Ашхабадский

Примерно раз-два в месяц в «Государыню» приезжал отдохнуть Володя Ашхабадский. Так звали знавшие его посетители. Отдохнуть – это хорошо провести вечер в приятной компании: сначала – ужин в «Радуге», затем – игра в покер. Приезжал не один, а с очень красивой женщиной и другом-телохранителем. Из раза в раз женщины менялись, а друг оставался. Придя в казино, садились за стол, занимая его целиком. Атмосфера во время игры царила расслабленно-благодушная: Володя не ставил во главу угла победу, его занимал сам процесс и радовало то, что заботу о прекрасной спутнице всегда на себя брали сотрудники, обучая правилам и подсказывая, как поступить в той или иной ситуации. Он запомнился еще и тем, как реагировал на проигрыш: во время нового шафла брал cutting card (подрезную карту) и перед подснятием колоды проводил ею по руке дилера, поглаживая пальцы и даже забираясь между ними, приговаривая что-то типа:

– Сейчас мы тебя (руку) легким массажиком расслабим, и ты покажешь все, на что способна. Только не перепутай, хорошая карта должна прийти к нам, а не к твоему хозяину!

Не всем нравилось, когда по руке водили подрезной картой. Но веселая, беззлобная улыбка Ашхабадского и приятная обстановка за столом плюс ко всему – всегда хорошие чаевые позволяли дилерам закрывать глаза на эту необычную причуду посетителя. Порой даже отрадно было оказаться за его столом, чтобы «глотнуть» немножко позитива.

Ковбоем Мальборо дилеры прозвали помощника действующего тогда президента РФ по вопросам… Другого прозвища быть не могло: он всегда приезжал одетым в джинсовый костюм (причем каждый раз это был новый костюм), иногда в ковбойской шляпе, в расшитых узорами «казаках» ручной работы, изготовленных явно на заказ, и кожаных перчатках. Вернее сказать, его привозили на длинном лимузине, и, пока он играл, вооруженная охрана ожидала у входа в казино. Если бы его встретил Мазист, то наверняка посоветовал «написать новый сценарий», потому что «старикашечка слишком глубоко вошел в образ и может из него случайно не выйти». В каждой шутке есть доля правды: вероятность того, что помощник президента останется «в образе» навсегда, реально существовала. Слишком уж в «интересном» состоянии он каждый раз приезжал. Оккупируя стол блек-джека и дождавшись, когда его личный охранник поменяет деньги на фишки, расставлял максимальные ставки на все боксы или жестом руки предлагал дилеру осуществить эту процедуру за него. Играть с ним было просто: Ковбой находился в состоянии, когда очень сложно говорить и вообще осуществлять какие-либо телодвижения. Он мог лишь пальцами, облаченными в перчатки, менявшимися в зависимости от цвета костюма, указывать на бокс, на который требовалось дать карту. Если же появлялась возможность сделать дабл или сплит (карты одинакового достоинства можно разделить и набирать на каждую, как на самостоятельный бокс, предварительно поставив ставку, равную первоначальной), то он с трудом «выдавливал» из себя нужное слово. И тогда дилер, показав жест «чистые руки», сам брал необходимое количество фишек из беспорядочной кучи, лежащей перед ковбоем, и ставил их на бокс. Ковбой же, достав из мини-хьюмидора (ящичка, поддерживающего определенную температуру и влажность, для хранения сигар) длиннющую сигару и отрезав с помощью золотой гильотины ее кончик, погружал стол в клубы дыма. Пил исключительно «Хеннесси ХО», так как его любимого виски в баре не было, а менеджер по закупкам даже не слышал подобного названия.

Однажды Ковбой снял с рук перчатки. И все, находившиеся в непосредственной близости от стола, были в прямом смысле слова ослеплены… сиянием драгоценных камней. На каждом пальце он носил перстень! Даже несведущему в ювелирном деле человеку стало ясно, что цены они неописуемой! Под неярким светом лампы, освещающей стол, камни переливались и играли. Зеленые, красные, желтые камни в дорогущих массивных золотых оправах… Стоимость любого из них превосходила цену самого казино, вместе с менеджментом и дилерским составом в нагрузку. Зрелище завораживающее. Раньше Аркадий думал, что только женщины могут позволить себе подобное. Тогда он понял, как глубоко заблуждался.

Для казино Ковбой Мальборо, как и Володя Ашхабадский, были идеальными клиентами. Если первый привозил с собой огромные денежные суммы и успешно их проигрывал, то Володя привносил определенный колорит и создавал атмосферу, располагающую к хорошему времяпрепровождению. Таких клиентов необходимо ценить и беречь, любить и уважать, оказывая всевозможные знаки внимания. Тем более удивительно, что по воле случая они оказались по разные стороны баррикад…

Той ночью Marlboro Man пребывал в перманентном состоянии: двигал пальцами рук в направлении боксов, на которые требовалась карта. Перед ним лежали фишки крупного номинала, вызывая зависть сидящих за другими столами. На другом конце казино, в обществе прекрасной дамы и верного товарища, за игрой в покер отдыхал Володя Ашхабадский. Остальные гости рассредоточились по заведению, выбирая игры по предпочтению. Все выглядело мирно, ничто не предвещало беды.

Но тут в приоткрытой двери появилась небольшая компания во главе с Яковом. Войдя в казино и не увидев свободного стола для блек-джека, они расположились в зоне отдыха и, попивая чай, решили подождать. Время шло, а столы не освобождались. Тогда Яков решил отправиться на разведку. Оставив друзей с очередной порцией напитка, подошел сначала к столу, где велась игра по минимальной ставке. Ничего интересного для себя он там не обнаружил: вялотекущая игра грозила затянуться до утра. Тогда он направился к столу Ковбоя. Якова сложно чем-либо удивить. Но даже этот видавший виды грузин обалдел от увиденного: человек в джинсовом костюме и перчатках на руках знаками отдавал команды, а послушные крупье четко и быстро их исполняли. Перед ним лежала гора фишек крупного достоинства, и все они были перемешаны между собой так, что сосчитать их сумму было невозможно. Безразличными движениями игрок показывал, что надо либо доставить фишки в случае проигрыша, либо сдвинуть их в общую кучу. Посмотрев на то, какие решения принимает джинсовый незнакомец, Яков понял, что перед ним – не просто «рыба», а такой лакомый кусок, о котором и мечтать страшно.

Если слышишь денег шелест —

Это лох спешит на нерест.

А упустишь такого пассажира – всю жизнь волосы на себе рвать будешь. И ничтоже сумняшеся Яков пошел в атаку. Для начала он обратился к Ковбою с какой-то глупостью. Но старый плут не знал, что в его нынешнем состоянии собеседнику слова практически не даются. Но раз принято решение – надо воплощать его в жизнь. И Яков продолжил наступление по всем фронтам. Что он говорил, о чем вещал, что предлагал, об этом может поведать только его молчаливый собеседник. Более часа Яков брал эту неприступную крепость. Уж он и вьюнком вился, и подсаживался рядышком, и пытался дать совет по игре, и бранил дилера, и даже менял пепельницы – ничего не помогало. Наблюдавшим за его тщетными попытками приходила на ум история про смоляное чучелко и братца Кролика из одноименной сказки. И как оно произошло в сказке, так случилось и в жизни, Яков перегнул палку. Такой прыти от Ковбоя не ждал никто: прокричав что-то нечленораздельное, но, судя по интонации, жестко-агрессивно-приказывающее, он выскочил из-за стола и прыжками отправился к выходу, оставив незаконченной раздачу. Не прошло и минуты, как он вернулся, эдакий техасский рейнджер, с сигарой во рту, шляпой на голове и помповым ружьем в руках. Направляя поочередно дуло на всех посетителей, явно пытался найти и взять на мушку Якова, который понял, что перестарался и что теперь самое время – дать задний ход, постарался забиться подальше в угол рядом с кассой, в непосредственной близости от стола Володи Ашхабадского.

Пропустив в казино человека с ружьем, охрана не стала его преследовать и требовать сдать оружие или покинуть зал, а клиенты заведения, увидев обращенное на них дуло, моментально замолчали и стали вжиматься в спинки стульев, в надежде слиться с ними. Дилеры четкими отработанными движениями набросили на флоты крышки и поприседали под столы. Яков, забившись в угол рядом с кассой, стал зеленым под цвет стен, портьер и сукна игровых столов – настоящий хамелеон! Всем показалось, что даже радио стало звучать тише…

И тут из-за покерного стола встал Володя Ашхабадский. Закрыв собой стул, на котором сидела его спутница, он, разведя руки в стороны, подошел к Ковбою.

– Слушай, я не знаю, что у тебя с ним произошло. Это – не мое дело. Если хочешь его убить – убей, но не здесь. Выведи его отсюда и делай что хочешь. Мы здесь отдыхаем, понимаешь? Не мешай нам.

С этими словами он взялся за ствол ружья и опустил его вниз. Затем Володя подождал, пока Ковбой выйдет из игрового зала, и сел на стул за своим столом, обняв дрожащую спутницу, позвал официантку. Трясущегося Якова схватили товарищи и стали отпаивать чаем. А Ковбой, выйдя с ружьем из казино, бросил его на заднее сиденье, сам уселся рядом и уехал, оставив на столе гору крупного кэша. Больше в «Государыню» он не приезжал.

Избегать таких ситуаций нужно во что бы то ни стало. Есть несколько способов. Самый простой из них – отправить играть такого клиента, как Ковбой Мальборо, в ВИП-зал, вход куда разрешается в случае обмена определенной крупной денежной суммы (обычно от 10 000 долларов) или обладателям «золотой» карточки гостя. Но в «Государыне» не было ВИП-зала. Поэтому здесь мы видим явную ошибку в работе менеджмента. Вместо того чтобы сидеть и непонятно чем заниматься в менеджерской, нужно было всеми возможными способами оградить Ковбоя от приставания других клиентов. Есть же специально обученные люди, от пит-босса до охранника, способные выполнить это немудреное задание. Но в 94-м году менеджеры не сражались за клиентов, и, получая хорошую зарплату и бонусы, могли запросто поплевывать в потолок. К сожалению, политика руководства компании, в которой работал Аркадий, по отношении к ВИП-клиентам не претерпела изменений и десять лет спустя, а нерадивых менеджеров так и не научились наказывать.

Алкоголь

При всей кажущейся легкости, работа крупье – очень тяжелый труд. Тяжелый не физически, а морально. Постоянно слышать про сексуальные извращения, которыми занимались с твоими ближайшими родственниками и с тобой всякие разные отвратительные рожи, невзирая на твой пол, просто невыносимо. Но приходится молчать и глотать. Вы когда-нибудь видели крупье из кавказских республик? Если да, то вам повезло. Их необходимо вносить в Красную книгу. Потому что не умеют прощать и спускать обиду. В 2005 году в казино «Старый Свет» работал один такой мальчик. Не качок, не спортсмен-борец. Обычный кавказский мальчик. Работая дилером на рулетке, услышал от клиента:

– Я твою маму…

За словом в карман не полез и ответил:

– А я твою…

Что тут началось! Игрок верещал, как будто ему на хвост наступили. Уж он орал как умалишенный. Требовал немедленной казни. Даже подбежал, в попытке вступить в рукопашную. Но и тут получил достойный отпор. Дилера со стола тут же сняли. Менеджеру смены он объяснил причину страшных воплей посетителя. Удивительно, но мальчика даже не оштрафовали, а от греха подальше перевели на видеонаблюдение.

Почему-то многое прощается представителям Кавказа: их молодежь не призывают в армию, предпочитая видеть праздношатающейся. Государство объясняет это «особенностью национального воспитания». Так или иначе, но в структуре игорного бизнеса представители Кавказа и Закавказья выступали исключительно как игроки или совладельцы заведений. А трудились в них негры-русские, украинцы, белорусы и т. п. – представители национальностей, наученных историей и временем глотать и копить обиду и унижение. А как принято у русских снимать стресс? Правильно, алкоголем.

О работе и самостийных вечеринках в «Государе» мы уже упоминали. Одно время там появилась даже традиция: вместо фишек, кидаемых на чай, просить игрока купить что-нибудь в баре. А началось все с такой ерунды, как брелок с несуществующей фишкой достоинством 1000 долларов и черной бейсболки с надписью «Государь Casino». Ясное дело, что эта рекламная продукция предназначалась в первую очередь для гостей. Но каждый из сотрудников хотел приобщиться. Но платить 10 баксов за бейсболку и столько же за брелок выходило дороговато. Поэтому и обращались с просьбой – в качестве вознаграждения купить безделушки с логотипом своей фирмы. А дальше – больше. Игроки дилерам покупали сигареты блоками. Особой популярностью пользовался «Парламент», только появившийся на табачном рынке столицы. Ну а после сигарет дело дошло и до спиртного. Домашние бары дилеров могли составить достойную конкуренцию бару любого заведения и даже переплюнуть. Чего только не получали в знак благодарности дилеры: виски, джины, ликеры, ром всех цветов радуги, коньяки, конфеты… Часть выпивалась, а часть уносилась домой. Неудивительно, что при наличии такой «вкусняшки» многие оставались в стаффе на 7-м этаже на все выходные. Но пили исключительно после работы. Первое время руководство не обращало внимания на эти детские шалости, радуясь выручке бара. Но, увидев, куда все уходит, приняло решение запретить брать чаевые в «вещевом эквиваленте». И вовремя: дилеры, пресытившиеся дорогим алкоголем и хорошим табаком, напоминали толстых домашних котов, наевшихся сметаны.

В «Государыне» все обстояло несколько иначе. Добро на покупку из бара алкоголя никто не давал, и дилеры самостоятельно приносили на работу немудреный ассортимент столичных магазинов. Самой частой гостьей в комнате отдыха была водка. Ее пили все, ну или почти все. Сначала требовался повод – день рождения или что-то типа того. А потом начали отмечать все подряд: 23 февраля, 8 Марта, 1 Мая, 9 Мая, день взятия Бастилии (14 июля), хорошее настроение, удачную покупку в магазине, отсутствие Арифа в казино… Все это действо происходило в ночную смену. В утреннюю как-то было не принято, да и состояла она в основном из молодых мам, в дневную – не имело смысла, потому что после работы можно пойти культурно посидеть в каком-нибудь недорогом заведении. А вот что делать ночью? Ясное дело – пить! И пили. Много пили.

Англичане учили ребят не обращать внимания на весь тот поток брани, который проигравший клиент направляет на дилера. Пропускать его мимо ушей. Если не удается, по крайней мере, не воспринимать на свой счет. Но как бороться с накопившимся внутри тебя негативом? Куда его выплеснуть, не причинив никому вреда? Можно ли поставить «заслон», чтобы все плохое разбивалось об него? Оказалось, что алкоголь – универсальное средство, обладающее как «защитными», так и «исцеляющими» свойствами. Выпивший дилер становится невосприимчив к оскорблениям, а бутылка-другая, распитая в хорошей компании, моментально снимает стресс. Более того, в состоянии легкого подпития дилер перестает переживать за конечный результат работы за столом. Задача выиграть во что бы то ни стало уходит на второй план. А когда ты не переживаешь и не волнуешься, все получается само собой.

Руководствуясь этими соображениями, дилеры ночной смены в «Государыне» потребляли алкоголь килограммами до, во время и после смены. И ничего, никто не падал, и профессиональных ошибок стало меньше. Менеджеры закрывали на откровенное пьянство глаза. А может быть, они и сами были не против пропустить стаканчик – для поднятия настроения. Но делали это в гордом одиночестве или с клиентами в зале, что по меркам работы менеджера считается допустимым и правильным. О чем можно говорить, если даже пит-боссы стимулировали распитие спиртного в рабочее время! Наш любимый Саша Цаплин, выйдя работать в ночную смену и не почувствовав привычного запаха перегара, восклицал:

– Как?! Еще трезвые? Быстро за водкой!

И даже отпускал со смены человечка в ближайший ночной магазин. А если водка в стаффе неожиданно заканчивалась, то делегировали Славу, мальчишку лет восемнадцати, подъедавшегося у казино мытьем машин клиентов.

Аркадий рассказал, что его коллега – Артем, один из «шахтеров», как-то отмечал в казино в ночную смену свой день рождения. Пит-боссом работала Юля. Под утро, видя весело-невменяемое состояние изменника, она не рискнула отправить его работать дилером за стол, а посадила инспектором на блек-джеке, где сама встала дилером, – еще один профессиональный «пережиток» того времени, ибо пит-босс ни при каких обстоятельствах не может самостоятельно распределиться ни дилером, ни инспектором за игровой стол. Никогда! Так вот, потом Артем рассказал Аркадию по секрету, что у него впервые в жизни двоилось в глазах. Игрок делал ставку на один бокс. Юля раздала ему два туза против своей шестерки. Дальше Артем увидел, что клиент сплитует тузы, набирая на каждого по одной карте, а дилер… сплитует шестерки! Холодный пот прошиб инспектора. Такое невозможно! Подкорректировав зрение путем вращения пальцами роговиц глаз, Артем понял, что у него просто двоится в глазах!

Пришедший на смену Карлосу югослав Душко подлил масла в огонь, сказав, что дилер, как солдат, должен быть гладко выбрит, надушен и слегка пьян. Призыв восприняли буквально. Только вот понимание слова «слегка» у всех было свое. Но генерального менеджера такой порядок вещей вполне устраивал и даже понятно почему.

Иногда возникали курьезные ситуации. Ни с того ни с сего рабочую обстановку в игровом зале нарушал громкий возглас клиента:

– Смотрите! Так дилер же пьяный!

На что знающие люди успокаивали шокированного гостя, мол, не переживай, ничего страшного, здесь почти все такие.

После 1996 года явление пьяного дилера в игровом зале практически не наблюдалось. Менеджмент начал активную борьбу с пьянством в рабочее время путем системы штрафов и отстранения от работы[21]. Тот же Артем, достигнув позиции пит-босса, а позже – менеджера, проявил себя непреклонным борцом с алкоголем, раздавая штрафы налево и направо, не допуская и отстраняя от работы всех тех, от кого исходил запах. В результате активной борьбы распитие спиртных напитков в рабочее время было побеждено, но стихийные пьянки после работы как были, так и остались. Аркадий рассказал историю о дилерах казино «Марракеш», любивших после работы потусоваться с бутылочкой пива рядом с метро. Однажды душа потребовала продолжения банкета, и с пива перешли на водку. Но в самый разгар «празднования» на горизонте появился милицейский «козлик», и всех участников «утренника» забрали в обезьянник за распитие спиртных напитков в общественном месте. Но чтобы врагам ничего не досталось, отважные дилеры, уже сидя за решеткой в «козле», допивали остатки водки прямо из ствола.

На западе столицы заведение со смешным названием «Колобок» предлагало редкий вид забавы – тараканьи бега. В них участвовали не традиционные «прусаки», а «элитные» южноамериканские монстры, достигавшие в длину трех и более сантиметров. Говорят, их закупили и привезли в Москву за баснословные для этих существ деньги. Хранились они в пластмассовых контейнерах, аналогичных продовольственным, в холодильнике, чтобы минимизировать активность, погрузив бегунов в спячку. Когда же приходили желающие сделать ставки на тараканьем тотализаторе, тараканов, прежде чем выпустить на беговые дорожки, слегка «разогревали»… в микроволной печи – для скорейшего пробуждения и придания спортивной формы. Даже несмотря на эту забаву, заведение не пользовалось популярностью, и гости заезжали крайне редко. А чем заниматься дилерам в отсутствие гостей?

Как-то под утро в казино завалила группа товарищей, желающих посмотреть на чудо-монстров и угадать, который из них ловчее. По команде «Подъем!» персонал привели в боевую готовность. Когда же выяснилось, что нужны тараканы, отправили одного из крупье готовить их к выходу на большую арену. Нетвердой походкой «сильный тренер» направился к холодильнику, где дремали его подопечные. Загрузив контейнеры в СВЧ-печь, отвлекся на поддержание собственной формы – решил пропустить с коллегами еще по рюмочке. А потом еще по одной. Занятие по приведению себя в порядок немного растянулось, и про насекомых он забыл… Когда же вспомнил – было уже поздно: его «подопечные» не выдержали обилия тепловой энергии и сгорели.

Если с алкоголем все более или менее просто (есть запах – значит, пил), то вот пришедшие к нему на смену наркотики не позволяли себя так просто обнаружить. Но в середине 90-х только единицы позволяли себе кумар, вся остальная страна пила.

Инопланетянин

1995 год ознаменовался серьезными изменениями в компании, на которую работал Аркадий. Русская сторона прекратила сотрудничество с Майклом. Решив, что раз все уже функционирует и приносит хороший доход, значит, мавр сделал свое дело и может удалиться. Зачем платить большие деньги ему и его людям, когда можно набрать не хуже и подешевле? Да и наши ребята уже многому научились, используя терминологию Шварценеггера: I am not so long in this business but I am quick learner (Я не так давно в этом бизнесе, но я легко учусь) и готовы занять вакантные позиции. Так и поступили. Правда, Майкл забрал с собой большинство из приглашенных им людей: Мо Адамса, Карлоса Инглеса, Стива Джонса, Мишеля Давида, Кевина Кукоу. Фактически «обезглавил» принадлежащие ему ранее казино. Единственным русским, кто пошел вслед за учителем, оказался Кеша, пит-босс из «Государя», закончивший школу крупье вместе с Аркадием. Если бы Аркадий знал о таких переменах, то, безусловно, последовал за Майклом. Но он прозябал дилеришкой в «Государыне», не догадываясь о грядущих переменах. Но вскоре их ощутил.

На должность Карлоса пришел югослав Душко Иванович. Толстый, нелюдимый, зато говорящий на русском языке и не требующий слишком высокой зарплаты.

Инопланетянин и верблюд

В силу перечисленных выше особенностей характера Душко большую часть времени проводил в менеджерской, разглядывая в камеры происходящее в зале. Так как денег за генеральство новое руководство компании предложило немного, то он решил совмещать должность генерального менеджера с работой shift-менеджера[22]. Брал на себя дневные смены – наиболее спокойные. Чтобы еще реже появляться в зале, изменил расписание пит-боссов, и с 6 вечера до 6 утра маленькая «Государыня» находилась под неусыпным контролем трех человек: менеджера и двух его ассистентов.

Душко очень не любил, когда пит-босс заходил за ним в менеджерскую. По возможности ребята старались избегать визитов в эту «тайную комнату». Хотя порой обстоятельства складывались так, что требовалось присутствие капитана на мостике.

Как-то в дневную смену в казино пожаловал новый игрок. Разменяв небольшую сумму денег, он, в атакующей манере, за 20 минут игры смог ее увеличить в 10 раз. Ничего критичного не произошло, однако, выйдя в зал и увидев на столе перед игроком аккуратненькие столбцы фишек и, получив информацию о размене, Душко вызвал пит-боссов в менеджерскую и устроил им разнос.

– Почему я не знаю, что у нового человека уже две тысячи долларов? Как он смог за двадцать минут так быстро выиграть? Где я, по-вашему, нахожусь? На Марсе?

Именно после этого случая генерального менеджера прозвали инопланетянином, а менеджерскую – Марсом.

Основная игра, как правило, начиналась после семи вечера, когда заканчивался рабочий день. Днем же приходили дилеры из других заведений и «домовые». Рашид с Гоголем подтягивались ближе к одиннадцати, Ариф – набегами, по маршруту казино-дом-казино. Только лишь Виктор выделялся. Полдня он проводил на своей базе, ему становилось скучно в окружении овощей, и он решал поменять их общество на более приятное – общество генерального менеджера казино «Государыня».

Их знакомство было предопределено: как правило, одним из первых посетителей был Виктор, а Душко тоже уставал от общества мониторов и выходил в зал проветриться. Таким образом они увиделись раз, затем второй, третий. В конце концов познакомились. Стали вместе пить чай (начинать потреблять алкашку днем – моветон), общаться на казиношные темы. Виктор все больше жаловался, что его не любят, постоянно обыгрывают, привилегий не дают. И даже за алкоголь, который он потребляет раз в год, норовят взять деньги. После этих слов чайничек куда-то испарился, и на столе возникла бутылочка «Хеннесси ХО». Что может скрепить новую дружбу? Конечно, совместно выпитый стакан. А еще лучше, если не один и не два. Виктор умел ценить хорошее отношение к себе. Отрабатывая близость знакомства, веселил югослава карточными фокусами, раздавая ему своими краплеными картами любую комбинацию. Когда карты надоедали, они переходили к любимой игре Виктора – рулетке. И там уже начиналась самая веселая часть: один клялся, что «читает» рулеточное колесо, как открытую книгу, и, при определенном стечении обстоятельств, угадывает все, другой утверждал, что просчитать рулетку невозможно: «И оба сошлись не на страх, а на совесть…» За таким общением время пролетало незаметно, и вот уже Душко начинал собираться домой…

Придя на работу на следующий день, Душко с удивлением узнал от утреннего менеджера, что ночью произошел инцидент с участием Виктора. Расставив фишки в поле и не угадав номер, плюнул и попал дилеру в лицо, за что был выдворен охраной из зала по распоряжению ночного менеджера. Более того, ночной менеджер собирается дать верблюду черную карту – запрет на вход в казино. Искреннее удивление отразилось на челе югослава: как же так, такой хороший человек Виктор и такой неблаговидный поступок? Может быть, ночному менеджеру показалось, и плевался Гоголь, а не Виктор (потерю Гоголя никто не заметил бы)? И вообще, надо посмотреть камеры, может, плевка и не было вовсе. В любом случае Виктора выгонять нельзя – он хороший клиент и приносит деньги, а вот Гоголя выгнать надо… «Когда Виктор придет, я буду с ним говорить» – так резюмировал Душко.

И он с ним говорил. И предупреждал. И выпивал дорогой коньяк. И смотрел карточные трюки. И шли угадывать номера на рулетке. И Виктор клялся и божился, что такого не повторится, что он сам не знает, что на него нашло, что он готов на колени встать перед дилером и слезно вымаливать прощение… Ну как тут не поверить в искренность раскаяния? Но не проходило и недели, как все возвращалось на круги своя: плевок или хамский поступок ночью – реакция ночного менеджера – доклад утреннего – недоумение «генерала» – объяснения провинившегося – совместное распитие алкоголя – угадывание номеров на рулетке. И так из раза в раз…

Но одно действо, произошедшее на глазах Арифа, развело друзей навсегда.

В субботу серьезная игра начиналась поздно. Зато «домовые» приходили рано. Вот и Ариф заглянул в казино около пяти вечера и увидел сладкую парочку, сражающуюся с рулеткой и потягивающую коньячок. Если быть честным, то Ариф завидовал Виктору, что тот смог заиметь такую дружбу, дававшую карт-бланш практически на любые поступки. Ставки ставили оба, но на деньги Виктора. Поприветствовав всех собравшихся, Ариф уселся за блек-джек, наблюдая за происходящим на рулетке. Через какое-то время у Виктора и Душко цветные фишки закончились, но разменивать кэшевые Виктор не торопился – он находился в плюсе. Выполнив свой товарищеский долг: напоив и выиграв с ним и для него долларов пятьсот, Душко отправился по делам – сел в центре зала и стал разговаривать по телефону с кем-то из друзей-югославов.

Оставленный в одиночестве, Виктор начал баловаться: выбирал один номер, который, по его мнению, должен выпасть, и обставлял его сотенными фишками, а когда дилер произносил: «Ставок больше нет!», резким движением сгребал ставки с поля. В казино существует правило, что без ставок дилер запускает шарик трижды. Зная об этом, Виктор занимался имитацией ставок, чтобы дилер для него крутил. И надо же такому случиться – он угадал! После слов дилера, что ставки больше не принимаются, Виктор опять все сгреб, и тут выпал его номер… Казино потряс вопль: даже Душко моментально прекратил телефонный разговор и подбежал к рулетке, чтобы узнать, что случилось. Ариф бросил свой блек-джек и поскакал на помощь товарищу. К тому моменту вокруг рулетки уже собрались оба пит-босса и другие игроки. Помощь Арифа не требовалась: рядом уже находился всесильный югослав, отодвинувший его на второй план.

Начался разбор ситуации, и тогда Виктор сказал:

– Вот этот (показывая на дилера) объявил об окончании ставок, а ставка-то уже стояла! А после слов ее же нельзя менять! Вот и я не успел ее забрать, а она возьми и выпади! А теперь они не хотят ее мне оплатить!

Такой наглости не позволял себе даже Ариф. Каково же было всеобщее удивление, когда Душко одной фразой: «Чего стоишь, плати!» – дал всем понять, что его власть не знает ни границ, ни правил, не боится никого! Между прочим, выплата составила 15 600 рублей, что в пересчете на доллары по тому курсу 6:1 равнялось 2600…

Инопланетянин и Sega Mega Drive-2

Как таковой, текучки кадров в «Государыне» не было. Существовал крепкий костяк, работавший совместно более двух лет. Но иногда появлялись персонажи, вносившие «оживление» в дружный коллектив: то травы накурятся в гостевом туалете, то напьются до невменяемого состояния, то расскажут про секс с бабушкой Арифа в деталях при полном зале игроков… За все эти провинности людей немедленно увольняли. Однажды на работу взяли мальчика, безумно любившего компьютерные игры. Он принес в стафф телевизионную приставку и смог отвлечь работающих в ночную смену от традиционного потребления алкоголя и просмотра видеоклипов на MTV. Желающих поиграть оказалось очень и очень много. Единственным камнем преткновения стал телевизор: некоторые представительницы прекрасного пола, равнодушные к компьютерным дракам и футболу, яростно оспаривали свое право на просмотр музыкальных программ. Каким-то образом консенсус был найден, а культурно-спортивная жизнь – налажена. В пылу спортивных баталий дилеры иногда опаздывали с выходом в зал после перерыва, чем вызывали справедливые упреки со стороны пит-боссов и обещания прекратить это безобразие волевым решением. Некоторые даже жаловались менеджерам. В результате информация о том, что ночью играют, дошла и до инопланетянина, долетев до Марса.

Как выяснилось, он тоже любил поиграть в телевизионную приставку и с пониманием отнесся к происходящему. Рассказав о своих любимых картриджах, нашел отклик у Артема, нашего с вами старого знакомого. Выяснилось, что NHL (заокеанский хоккей) – наиболее популярная и любимая игра. Артем утверждал, что лучше его никто в хоккей не играет, на что Душко высказывал сомнения, полагая, что № 1 – это он. Чтобы расставить все точки над i, решили провести серию из трех матчей до двух побед, с целью выяснения сильнейшего. Обозначали и главный приз, который достанется победителю, – бутылка дорогого французского коньяка. Как вы видите, инопланетянин был крайне придирчив в выборе круга общения и любил разнообразие в спиртных напитках.

В назначенный день, точнее, ночь, когда Душко подменял ушедшего в отпуск менеджера, состоялась встреча Звезд Востока со Звездами Запада. Зрители в стаффе не торопились раскрывать карты, какую из команд они поддерживают. И игра началась! Сам Аркадий не присутствовал на матче, но получил полный отчет в кратком изложении: для выявления победителя понадобилось сыграть две игры. Первая закончился со счетом 18:7, а вторая – примерно с такой же разницей в счете. В обоих случаях победил Артем. Все посчитали, что он допустил огромный позиционный промах – при всем честном народе дважды разорвав генерального менеджера, как Тузик тряпку. И многие начали прогнозировать его скорое увольнение. Еще больше всех поразило то, что Артем нагло поинтересовался о сроках получения приза за победу. Никто не сомневался, что приза он не получит. Так и произошло. Приз остался неполученным. Зато когда появилась вакансия на позицию пит-босса, Душко назначил на нее… именно Артема!

Три года назад Аркадий на своем джипе ехал на дачу. Балуя машину хорошим топливом, заправлялся по возможности на BP. Подъехав к колонке, крикнул заправщику: «Девяносто пятого, полный бак!» – и только собрался пойти в магазин, как услышал, что заправщик к нему обращается:

– Аркадий, привет! Ты меня не узнал?

Приглядевшись, Аркадий под зеленым козырьком разглядел лицо любителя компьютерных игр, когда-то принесшего в «Государыню» Sega Mega Drive 2.

Мирко

Тем временем дела старины Мартина шли все хуже и хуже. Увидев деградацию своего работника, Майкл Ботчер решил не брать его с собой в новое плавание, а оставить в подарок новым хозяевам. Игра в нарды, поначалу приносившая доход, теперь все больше и больше загоняла Мартина в долги. Партнер по игре поначалу немного заинтересовал англичанина, отдав несколько партий, а потом вырвался вперед. И уже в качестве отыгрывающегося Мартин пытался сократить величину проигрыша, на самом деле раз за разом все больше и больше увеличивая дистанцию, – классическая линия поведения карточного каталы, апробированная на сей раз в нардах. Ничего удивительного в этом нет: нарды – исконно восточная игра, и где вы видели англичанина, способного на равных сражаться с человеком, познавшим все ее премудрости с молоком матери? Когда долг превысил месячную зарплату менеджера в несколько раз, Мартину предложили расплатиться. О неприятностях у англичанина знали все постояльцы казино. Налицо были и перемены, происходящие с ним: пропал интерес к работе, алкоголя во время смены стало потребляться больше, все мысли его занимала игра. И на этом печальном отрезке жизни руководство приняло кадровое решение отказаться от его услуг.

Вместо него Душко привел своего соотечественника Мирко – «высококлассного специалиста и профессионала». Высокого роста, худой, с вытянутым длинным лицом и таким же носом, Мирко выглядел полнейшим антиподом толстого и круглолицего Душко. Ничем таким в плане работы Мирко не запомнился. Он четко выполнял инструкции и претворял в жизнь немудреную политику своего босса: дружил с его приятелями и прессовал неугодных шефу людей. Не мешал дилерам пить и старался избегать проблем с игроками. Но была у него одна слабость: Мирко очень любил женщин. Он не прятался в менеджерской, а постоянно бродил по залу, приставая к гостям женского пола, девицам-дилирицам и официанткам с различными глупостями, в надежде заманить в свои сети и поразвлечься во внерабочее время. Справедливости ради стоит отметить, что популярностью он среди женщин и девушек не пользовался. Как сказал классический персонаж детективного фильма: «Кабаки и бабы доведут его до цугундера». Кто бы знал, насколько справедливы оказались эти слова!

Раза два в месяц в «Государыню» заезжала потянуть картишки проститутка Анжела. На вид ей было лет двадцать пять, с округлыми формами, но с широким и плоским лицом. Была, как говорится, на любителя. Таких Мазист называл «представителями отсталых народов», имея в виду овал лица и национальную принадлежность. Приезжала либо со своими клиентами, либо одна. Наверное, именно кто-то из них и приобщил ее к покеру. Разыгрывала немного, получая удовольствие от процесса «натягивания карт» и великолепных коктейлей, которые приготавливал бармен Паша.

В тот вечер Анжела приехала одна. Еще днем, когда всем игровым процессом руководил инопланетянин. Быстренько «отстреляв» свои 300 долларов, поехала домой и привезла еще. Уже при Мирко оставила и их во флотах заведения. Но и на этом не успокоилась. Заказала такси и привезла еще денег. И снова проиграла. Села в кресле посреди зала, попросила приготовить коктейль и загрустила. С вожделением наблюдая за огромной круглой задницей в обтягивающей мини-юбке, Мирко не мог не воспользоваться случаем и подсел к ней. Поведав ему печальную историю сегодняшней игры, Анжела посетовала, что уже два часа ночи и что если она опять поедет домой за деньгами, то всех перебудит. А делать ей совершенно нечего: на работе выходной, а душа просит праздника…

Мирко, как настоящий джентльмен, пообещал, что постарается оказать ей посильную помощь. И совершил телефонный звонок шефу, результатом которого стало открытие для Анжелы кредитной линии на сумму еще в 500 американских долларов. Ох уж эти мне кредиты! Сколько казино пострадало из-за неправильной кредитной политики, сколько денег недосчитались хозяева московских заведений в результате ошибочно выданных кредитов, а скольких клиентов они потеряли, и сколько в результате полетело голов высшего руководящего состава! Но об этом в следующих главах, пока же Анжела, с благодарностью в глазах и на устах, берет фишки и садится за стол с более крупными ставками, с верой в скорую победу. Весь процесс занял не более получаса. В результате к проигранным личным деньгам добавляется и сумма кредита. Чуть не плача, Анжела вновь направляется в chill out zone, по дороге заказывая очередной коктейль для поддержания морального духа. И тут откуда ни возьмись нарисовывается Мирко и подсаживается к ней за столик. Надо сказать, что Анжела по дороге к креслу попыталась занять деньги у кого-то из игроков и что человек вроде даже собирался предоставить ей ссуду на определенных условиях и с обязательным обеспечением… Но появление Мирко отпугнуло сластолюбца, не решившегося при менеджере казино заключать сделку. Анжела немедленно упрекнула Мирко в том, что он ей мешает и отпугивает потенциальных клиентов. На что Мирко сказал, что готов помогать ей и впредь, если она не будет искать клиентов у него в заведении и воспользуется только его услугами. Поставленная в безвыходное положение, проститутка соглашается на условия менеджера. Мирко срочно звонит шефу, но, услышав родное: «Пичко матерь!», в растерянности кладет трубку.

Анжела, понимая, что произошла осечка, приходит в уныние. Но не время отчаиваться! На какие подвиги способен мужчина ради любви прекрасной дамы! Мирко подзывает официантку, заказывает очередной коктейль для девушки и чисто югославский напиток – кола с лимоном и льдом для себя – и начинает с ней о чем-то шушукаться. Затем они выходят на улицу, но буквально через пять минут Мирко возвращается. Еще минут через пятнадцать заходит Анжела и направляется сначала в обменник, а потом и в кассу казино. Обменивает на фишки непонятно откуда появившиеся деньги и садится за дорогой покерный стол. Тут же рядом оказывается и Мирко и начинает «консультировать», как поступить с той или иной картой.

Со стороны можно подумать, что опытный завсегдатай казино учит свою спутницу основным правилам игры. Он долго и пространно рассуждает на тему, что будет, если… а она, открыв рот, внимает его откровениям. Мирко подсказывает Анжеле правильные решения: когда нужно блефовать – она блефует, когда нужно сбросить – сбрасывает… Сказывается долгий опыт работы и безупречное знание правил и стратегии игры, которыми обладает югославский специалист. Мало-помалу количество фишек крупного достоинства перед девушкой увеличивается, настроение улучшается, чувство благодарности к помощнику растет пропорционально выигрышу…

Ближе к шести утра Мирко звонит своему утреннему русскому сменщику с просьбой приехать на работу как можно скорее и подменить его, в силу определенных обстоятельств. Как можно отказать хорошему парню в его просьбе? Особенно зная, что он – правая рука самого инопланетянина! К моменту приезда утреннего менеджера Анжела, пьяная и счастливая, сидела в кресле в центре зала и потягивала, глупо улыбаясь, очередной коктейль, приготовленный мастером своего дела барменом Пашей. Она могла себе позволить расслабиться: кредит, предоставленный казино, был погашен, личные деньги уютно лежали в дамской сумочке рядом с бесконечной обоймой презервативов, согревая своим присутствием женское сердце.

Передав всю положенную информацию о событиях смены, рассказав о погашенном кредите, Мирко собирается уезжать. Но как он может уехать один, бросив хрупкую даму в таком беспомощном состоянии? Он же – джентльмен! И, руководствуясь благими намерениями, предлагает подбросить девушку до дома (не оставлять же ее в таком состоянии одну среди всех этих животных, собравшихся сегодня ночью в казино и похотливо поглядывающих на резинки чулок, виднеющихся из-под короткой юбки), ибо, как выяснилось раньше, они – соседи и крюка давать не придется. А вот уже и такси подъехало. Распрощавшись со всеми, Мирко берет под руку шатающуюся Анжелу, и они уезжают.

Разговоры о «чудесном спасении» проститутки гуляют по казино и среди стаффа. И наконец доходят до Мирко. Тот негодует и клянется, что изживет со света каждого, кто посмеет распространять клевету на него и порочить репутацию милой девушки…

К несчастью для Мирко, он не совсем понял, куда попал. Зная, что камеры в «Государыне» только для вида, он был уверен в полной безнаказанности, и даже представить себе не мог, какую большую агентурную сеть имел экс-гэбэшный генералитет заведения среди дилеров и даже – игроков, гостей казино. И информация посыпалась. Со всех сторон. И из стаффа, и от Арифа и К°.

Дело в том, что то, как вел себя Мирко, помогая Анжеле отыграться, переплевывает все до этого происшедшие случаи кражи денег в «Государыне» в разы. Сидя рядом с девушкой и не касаясь фишек, Мирко говорил ей, какую нужно делать ставку, после брал карты дилера, пользуясь неограниченной менеджерской властью, смотрел их и, обладая информацией о наличии игровой комбинации и ее силе, советовал, как поступить: то ли сбросить, то ли играть. В открытый конфликт во время так называемой игры никто входить с ним не решился, а вот «застучать» зарвавшегося менеджера посчитали долгом многие. Все ожидали, что бонусом к проведенному дню любви с проституткой последует долгая и продолжительная экскурсия от хозяев казино по Измайловскому лесопарку… И действительно, через короткое время Мирко был уволен вместе с человеком, который его привел и за него поручился. Но если профессиональная репутация Душко не особо сильно пострадала и он продолжил работу в Москве в других казино, то Мирко пропал. Какого же было удивление Аркадия, когда десять лет спустя он встретил Мирко в добром здравии, продолжающим работу в сфере игорного бизнеса на позиции менеджера!

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Плутовская галерея

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Казино изнутри. Игорный бизнес Москвы. От расцвета до заката. 1991-2009 (Аарон Бирман, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я