ПРОТИВ: Протестная книга №1 в России (В. Т. Башкирова, 2012)

Эта книга – о беспрецедентных акциях протеста, охвативших мир и Россию в 2010—2011 гг. и продолжающихся в 2012 г. Массовые протесты убедительно показали: волю народа нельзя игнорировать или перетерпеть. Под натиском протестного движения приходится менять и/или реформировать систему власти и политическое устройство, а главное – сознание людей, причем по обеим сторонам противостояния.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги ПРОТИВ: Протестная книга №1 в России (В. Т. Башкирова, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

1. Открытая дата

Тунисский запал

17 декабря 2010 года – 14 января 2011 года


Массовые беспорядки в Тунисе начались 17 декабря 2010 года на юге страны. Вскоре волнения прокатились по другим районам, а потом достигли столицы: 24 декабря в городе Сиди-Бузид прошли первые демонстрации против коррупции и безработицы, в ходе которых были застрелены двое митингующих, а 27 декабря тунисские профсоюзы провели в главном городе страны демонстрацию, собравшую около тысячи человек. Однако сначала ничто не предвещало катастрофы – акции протеста в целом находились под контролем полиции и армии, 74-летний президент страны Зин аль-Абидин бен Али демонстрировал уверенность в своих силах.

В мире начало этой революции тоже почти не заметили. Во-первых, было достаточно других новостей, во-вторых, как сейчас признаются многие эксперты, никто и подумать не мог, что уличные протесты вызовут столь серьезные последствия. Похоже, разглядел тунисскую революцию только один человек. Британский журналист Брайан Уитакер 28 декабря 2010 года написал, что происходящее в Тунисе напоминает ему события 1989 года в Румынии, приведшие к падению режима Чаушеску. Тем не менее для большинства международных наблюдателей и для самого бен Али все это было не более чем беспорядками, вызванными повышением цен и ростом безработицы. Действительно, события в Тунисе были напрямую связаны с решением властей сократить государственные дотации на многие товары и услуги.

Тем не менее протесты против условий и качества жизни превратились в протесты против правительства.

Первым героем революции стал Мохамед Буазизи, уличный торговец из города Сиди-Бузид. Его передвижной киоск с фруктами конфисковали полицейские (причины этого до сих пор не установлены, возможно, Буазизи отказался платить мзду стражам порядка), и 17 декабря 2011 года он облился горючей жидкостью и попытался совершить самосожжение. Это удалось лишь частично. Огонь быстро сбили, и Буазизи в тяжелом состоянии был отправлен в больницу. В первые дни января его там навестил сам президент, пообещавший восстановить справедливость и помочь несчастному.

4 января 2011 года Буазизи умер от полученных ожогов. Смерть этого человека вывела на улицы тысячи людей по всей стране и породила череду аналогичных самоубийств. В знак протеста против властей кончали с жизнью торговцы, студенты, пенсионеры.

К концу года манифестации стали практически ежедневными и разгонялись полицией все более жестоко. Президент начал отправлять в отставку министров и губернаторов, но было уже поздно.

8 января 2011 года начались массовые беспорядки в городах Тала и Касерин на западе Туниса. Погибли более 50 человек. 12 января президент Туниса Зин аль-Абидин бен Али отправил в отставку министра внутренних дел Рафика Бельхаджа Касема и освободил часть арестованных демонстрантов. В столицу ввели войска. Во время беспорядков погибли восемь человек. 13 января тунисские демонстранты выступили с требованиями отставки президента. Зин аль-Абидин бен Али пообещал, что не будет участвовать в следующих выборах. Армейские части покинули столицу.

14 января, когда ситуация в Тунисе накалилась до предела, президент издал указ о роспуске правительства, которое вызывало бурю критики в связи с неэффективной экономической политикой. Зин аль-Абидин бен Али обещал создать новые рабочие места, призывая народ не поддаваться на провокации и давление экстремистов и террористов. Кроме того, для нормализации ситуации в Тунисе было введено чрезвычайное положение. Столичный аэропорт был под охраной войск, а небо над Тунисом временно закрыли, однако эти меры не помогли стабилизировать обстановку.

Вечером 14 января главной мировой новостью стала информация о том, что президент Тунисской Республики вместе с многочисленными членами своей семьи перебрался в Саудовскую Аравию и получил там убежище в обмен на обещание не заниматься политической деятельностью (это обещание власти королевства заставляют давать всех прибывающих в страну экс-диктаторов и президентов). Так рухнул режим Зин аль-Абидина бен Али, пришедшего к власти в 1987 году в результате бескровного переворота.

Решение о роспуске правительства Мохаммеда Ганнуши, на которого президент возложил ответственность за ужасающую ситуацию в экономике, приведшую к акциям протеста, судя по всему, и стало для Зин аль-Абидина бен Али роковым. Премьер, почти четверть века входивший в ближайший круг президента, отказался подчиниться патрону. Ганнуши объявил, что в связи с временной неспособностью президента исполнять свои полномочия обязанности главы государства переходят к нему. Он пообещал руководить страной строго в рамках конституции и провести ряд демократических реформ.

Триумф премьера был недолгим. Главу правительства отодвинул спикер парламента Фуад Мабаза, который привлек на свою сторону конституционный совет. Премьеру напомнили, что, согласно основному закону Туниса, в случае форс-мажорных обстоятельств функции главы государства переходят к председателю парламента. Впрочем, Ганнуши поручили формирование правительства национального единства, которое и было создано 17 января. По всей стране прошли демонстрации с требованием распустить партию президента Зин аль-Абидина бен Али. После этого в столице стали арестовывать не успевших покинуть страну родственников и приближенных свергнутого вождя. В частности, были задержаны глава президентской охраны Али ас-Сараяти и зять президента Салим Шайбуб. 26 января новое правительство Туниса выдало международный ордер на арест свергнутого президента страны, а на следующий день Евросоюз заморозил его счета.

К тому времени ситуация в стране окончательно вышла из-под контроля. Массовые акции протеста, начавшиеся под лозунгами борьбы с коррупцией, безработицей и кризисом в экономике, переросли в повальное мародерство. Многочисленные банды безработной молодежи, которые и стали движущей силой революции, на джипах из разграбленных автосалонов разъезжали по улицам и громили магазины, а также частные дома наиболее зажиточных граждан в богатых прибрежных городах. По словам очевидцев, в столице, например, практически не осталось неразгромленных супермаркетов, причем особое внимание вандалов привлекали объекты, принадлежавшие родственникам бежавшего главы государства.

В столице страны Тунисе бушевали пожары. Дезорганизованные армия и полиция не успевали реагировать на вызовы, и население создавало собственные отряды самообороны. Серия бунтов прокатилась по тюрьмам. В тюрьме города Монастирь во время пожара, вспыхнувшего в результате такого бунта, погибли 42 заключенных. Директор тюрьмы в прибрежном городе Махдия, испугавшись возможного кровопролития, вовсе открыл двери своего учреждения, отпустив более тысячи арестантов.

Масла в огонь подливали некоторые иностранные СМИ. Так, спутниковые телеканалы Аль-Джазира и Аль-Арабия, в прямом эфире освещавшие «жасминовую революцию», как уже окрестили события в Тунисе, неоднократно выдавали непроверенную информацию, например об отравлении воды в городских водопроводах или исчезновении тех или иных продуктов. Все это приводило к панике среди населения.

Из Туниса срочно эвакуировали иностранных туристов. Крупнейшие туристические компании Европы Thomas Cook и TUI Travel вывезли на родину 2 тысячи граждан ФРГ, 1,5 тысячи туристов из Великобритании, а также сотни отдыхающих из других европейских стран. За россиянами в Тунис вылетел самолет авиакомпании «Трансаэро» вместимостью 235 кресел.

Единственным политическим лидером, который осмелился вступиться за свергнутого президента Туниса, оказался Муамар Каддафи. Он заявил, что тунисцы навлекли на себя страшное несчастье, заставив бен Али бежать из страны. «Нет никого, кто мог бы управлять Тунисом лучше, чем бен Али. Тунис, развитая страна… становится жертвой… банд, воровства и огня», – говорил Каддафи.

Все остальные государства мира от США и Франции до Марокко и Ирана в той или иной степени выразили солидарность с народом Туниса и поздравили его с освобождением от тирании. Складывалось впечатление, что недавние друзья и сторонники бен Али заранее стараются обеспечить себе алиби на случай, если вдруг выяснится, что режим тунисского президента был не таким уж прекрасным, как это представлялось еще недавно.

Однако лишь очень предвзятый или очень испуганный возможными обвинениями в поддержке тирании комментатор мог называть президента Зин аль-Абидина бен Али кровавым диктатором или сравнивать его с Саддамом Хусейном либо, к примеру, с Хафезом Асадом. На фоне других арабских или африканских правителей бен Али был, пожалуй, самым мирным и либеральным. Во всяком случае считалось, что с ним «не стыдно» здороваться за руку или фотографироваться.

В отличие от большинства других арабских (и африканских) правителей бен Али и к власти пришел более или менее мирно – никого не убил и даже сохранил добрую память о свергнутом им президенте Хабибе Бургибе. Произошло это в 1987 году, когда состарившийся, но не желавший покидать свой пост первый президент независимой Тунисской Республики 84-летний Хабиб Бургиба был смещен с поста собственным премьер-министром. Зин аль-Абидин бен Али представил населению страны заключение личных врачей президента о том, что тот больше не способен управлять государством. Бургиба до конца своих дней (он умер в 2000 году) находился под охраной государства в одном из своих дворцов, а новым президентом страны, в полном соответствии с конституцией Туниса, стал премьер-министр Зин аль-Абидин бен Али.

Он не развенчивал культ личности своего предшественника, не переименовывал улицы, а после смерти Бургибы похоронил его со всеми государственными почестями в мавзолее в родном Монастире. Пожалуй, Тунис, столица Тунисской Республики, – единственный город в мире, где можно стоять на перекрестке улиц, названных в честь свергнутого президента и факта его свержения, – проспект Хабиба Бургибы и бульвар имени 7 ноября 1987 года пересекаются в центре.

Как и при Бургибе, при бен Али Тунис оставался показательным примером сосуществования арабского и западного миров. Тунис бен Али был светским государством со всеми элементами западной демократии вплоть до президентских и парламентских выборов и равенства полов, сохранившим прекрасные отношения с Францией – своей бывшей метрополией, США и со всем арабским миром. Прибавьте к этому рыночную экономику, небывало низкий уровень коррупции и высокий уровень жизни, и вы получите идеальную (с точки зрения западных политиков) страну, с которой можно иметь дело. Не забудьте, что долгое время в Тунисе располагалась штаб-квартира Организации освобождения Палестины и Тунис был, пожалуй, единственной страной Африки, имевшей более или менее дружеские отношения со всеми своими соседями, и вы получите государство, идеальное уже с точки зрения арабских и африканских политиков. Бен Али, как и Хабиб Бургиба до него, не обладал мощной армией, не спонсировал террористов и контртеррористов, не вставал на чью бы то ни было сторону и именно благодаря этому был одним из самых влиятельных и уважаемых государственных деятелей региона.

Еще пару лет назад предположение о том, что в Тунисе может произойти что-то вроде переворота, а самого президента начнут называть диктатором и тираном, было бы осмеяно. Тунис не колыбель революции, а Зин аль-Абидин бен Али не ненавидимый всеми диктатор, который должен был ежесекундно ждать покушения или переворота. И тем не менее переворот произошел.

Репрессии в отношении блогеров и общественных деятелей, которые при помощи интернета, в первую очередь сетей Twitter и Facebook, наладили если не координацию действий, то по крайней мере достаточно четкий обмен информацией, начались до бегства президента.

Несколько интернет-брендов сразу начали претендовать на то, чтобы считаться зачинщиками революции. Кроме сети микроблогов Twitter и социальной сети Facebook (через них велась антиправительственная агитация) о своей роли в случившемся заявил сайт WikiLeaks. На нем были опубликованы депеши американских представителей в Тунисе, нелестно отозвавшихся о самом президенте, членах его семьи и коррупции, которую бен Али покрывал с большой прибылью для самого себя. Якобы именно эти разоблачения, широко распространенные исламистскими оппозиционными сайтами в Тунисе (режим бен Али, спокойно относившийся к светским оппозиционным организациям, действовал чрезвычайно жестко, если дело касалось исламских группировок), и привели к революции.

Несмотря на все декларации о полном разрыве с прошлым, Мохаммед Ганнуши стойко ассоциировался в Тунисе со старым, коррумпированным режимом. Когда революционные массы осознали, что в состав нового кабинета вошли фактически те же люди, которые находились у власти при прежнем режиме, в стране начались манифестации с требованием убрать их из правительства. С середины февраля тысячи демонстрантов без перерыва митинговали у правительственной резиденции в столице с единственным призывом – отправить премьера в отставку. Агрессивно настроенные манифестанты пошли на штурм здания министерства внутренних дел, а также начали поджигать автомобили и бить витрины магазинов. В результате столкновений с полицией и армией погибли по крайней мере три человека, более десяти получили ранения. Почти 200 участников акции протеста были арестованы.

Ганнуши сдался: 18 января он объявил о своем выходе из правящего прежде Демократического конституционного объединения, а чуть позже вывел из состава кабинета своих соратников, но сам остался на руководящем посту. Этот шаг он мотивировал тем, что не готов принимать решения, которые могут привести к жертвам. И лишь 27 февраля, через несколько дней после начала митинга с требованием отставки премьер-министра, Ганнуши оставил свой пост.

Премьерское кресло пустовало всего несколько часов. Практически сразу исполняющий обязанности президента Фуад Мабаза назначил на этот пост 84-летнего Беджи Эссебси. На новом посту его задача заключалась в том, чтобы успокоить страну на ближайшие несколько месяцев, оставшиеся до внеочередных парламентских выборов. Новые власти Туниса начали избавляться от символов и структур прежнего режима. В начале марта министерство внутренних дел объявило о ликвидации управления госбезопасности, которое ранее выполняло роль тайной полиции. По данным Human Rights Watch, сотрудники расформированного подразделения преследовали инакомыслящих, применяли пытки в отношении исламистов и притесняли соотечественников. В новом руководстве тунисского МВД отмечали, что ликвидация тайной полиции была проведена в соответствии с ценностями революции, и выражали надежду на то, что это будет способствовать созданию атмосферы доверия и прозрачности в отношениях граждан со службами безопасности.

Мехди Хуас, министр торговли и туризма Туниса, сказал следующее: «Главным результатом стало то, что мы воплотили в жизнь стремление народа к свободе и демократии, сделав это по сравнению с другими странами региона максимально быстро и безболезненно. Демонтаж старой, изжившей себя политической системы занял меньше месяца – революция началась 18 декабря 2010 года, а закончилась уже 14 января… А из прежних министров во власти не осталось никого. Так же как и прекратила существование прежняя партия власти, а с ней и однопартийная система, порождающая несменяемых лидеров».

Причиной массового недовольства, уронившего прежнюю конструкцию власти, по мнению Хуаса, стала даже не коррупция. Коррупция ведь есть во многих странах. Что добило 23-летний режим президента бен Али, так это социально-экономическая ситуация, об остроте которой раньше говорить было не принято. Представьте себе небольшую североафриканскую страну, в которой армия безработных составляет 700 тысяч человек. Эта цифра не вписывалась в концепцию официальной пропаганды, рассуждавшей о стабильном и демократическом Тунисе. И вот произошел взрыв, аккумулировавший копившееся годами недовольство. Недовольство как видимостью стабильности, так и отсутствием реальной свободы… Тунисская политика оживает, после многолетнего застоя в нее приходит реальная конкуренция. «Мы намерены переписать прежнюю конституцию, – заявил М. Хуас, – чтобы исключить предпосылки воссоздания прежней системы. В политическом смысле мы хотим быть такой страной, как Франция».

В июне 2011 года начался суд над экс-президентом Туниса. Первый процесс над бывшим «диктатором» касался пыток офицеров тунисской армии, участвовавших в попытке государственного переворота… аж в 1991 году. В результате главу государства признали виновным и приговорили к пяти годам лишения свободы – заочно, поскольку он находился за пределами страны.

Следующий суд был намечен на конец декабря 2011 года. Экс-президенту пришлось бы отвечать за расстрел участников акции протеста в городах Кассерин и Тала в конце 2010 года. Кроме того, бен Али были предъявлены обвинения в масштабных хищениях и отмывании денег, хранении оружия и незаконном обороте наркотиков. Основные доказательства по этим эпизодам обнаружены в ходе обыска двух его резиденций – в одном из дворцов следователи нашли драгоценности и наличные деньги на сумму 27 миллионов долларов, а в другом – почти два килограмма марихуаны, много оружия и неучтенных археологических артефактов. По каждому из этих двух дел экс-президенту грозит до 20 лет лишения свободы.

В целом же в отношении бен Али и его ближайшего окружения гражданский суд Туниса планировал рассмотреть 93 дела. Еще 182 эпизода попадали под юрисдикцию военного трибунала. Самые серьезные обвинения касались случаев разгона массовых демонстраций, которые начались в Тунисе после самосожжения 17 декабря 2010 года торговца фруктами Мохаммеда Буазизи. По подсчетам новых властей, в результате столкновений с полицией погибли до 300 человек. По каждому из дел бен Али грозит суровый приговор вплоть до смертной казни.

Параллельно с судом Туниса расследование деятельности бен Али ведет прокуратура Парижа. 14 июня 2011 года французские следователи начали рассмотрение иска трех организаций – Арабской комиссии по правам человека, Sherpa и Transparency International, которые обвинили экс-президента в отмывании денег на территории Франции.

В конце октября 2011 года в Тунисе прошли первые после свержения президента Зин аль-Абидина бен Али демократические выборы. Как и предполагали эксперты, к власти пришла исламская партия «Ан-Нахда» («Возрождение»), запрещенная при прежнем режиме за экстремизм. Лидер партии Рашид Ганнуши обещал своим сторонникам львиную долю мест в учредительной ассамблее. Этот новый орган власти, избранный на один год, должен подготовить условия для перехода Туниса к демократии, то есть разработать новую конституцию и избрать временного президента, который, в свою очередь, назначит главу переходного правительства. Этот кабинет будет управлять страной в течение года, после чего в Тунисе должны пройти всеобщие выборы – и президентские, и парламентские, и муниципальные.

Тьма египетская

15 января – 10 февраля 2011 года


Вслед за Тунисом полыхнуло в Египте.

Начало беспорядкам так же, как это было в Тунисе, положили действия властей, объявивших о резком повышении цен на продукты первой необходимости. Египтяне, конечно, не голодали, но дефицит муки и других продуктов питания с середины 2010 года ощущался все острее. Свою роль в этом сыграла и Россия, которая летом 2010-го ввела запрет на вывоз из страны пшеницы. Главным покупателем российского зерна был как раз Египет, и действия России там встретили очень болезненно. Имелась и еще одна проблема – постоянно растущая безработица. По данным экспертов, именно безработица, вызванная стабильным приростом рабочей силы (4% в год), стала серьезной проблемой для египетской экономики. Как и в Тунисе, в Египте главной движущей силой антиправительственных выступлений оказалась молодежь. Люди в возрасте до 30 лет составляют около 60% населения страны, из них 90% не имеют работы. При этом больше всего безработных среди тех, кто получил высшее образование.

Власть в Египте была более авторитарной, чем в Тунисе. В стране многие десятилетия действовал режим чрезвычайного положения. Египтом управляла одна партия – Национально-демократическая, лидер которой, 82-летний президент Хосни Мубарак, находился у власти 30 лет. Как и в Тунисе, до тех пор, пока государство заботилось о том, чтобы цены на основные продукты были не слишком высокими, население могло мириться с отсутствием политической свободы, коррупцией и всевластием одного человека. Когда государство перестало выполнять свою часть контракта, население, как и в Тунисе, тоже посчитало себя свободным от обязательств.

Как и в Тунисе, первые протесты в Египте приняли форму публичных самосожжений. Так, 18 января 2011 года в Александрии и Каире было совершено два самосожжения в знак протеста против властей. В дальнейшем стало известно о десятках подобных случаев во всех крупных городах страны – Каире, Порт-Саиде, Александрии и Суэце. Эти акции широко освещались в Египте и за его пределами, а похороны погибших стали первыми маршами протеста.

Копирование тунисских беспорядков продолжалось: вслед за экономическими требованиями египтяне начали выдвигать политические, точнее одно политическое требование – отставка президента республики. Окрыленные результатами относительно легкой и бескровной «жасминовой революции», египтяне захотели устроить у себя ее ремейк. На этом, собственно, аналогии с событиями в Тунисе заканчиваются. Люди, вышедшие на улицы Каира, Александрии и других городов с требованием отставки Хосни Мубарака, достаточно быстро осознали, что Египет – это не Тунис.

Как заявил президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, ситуация в Египте напоминала ту, какая сложилась в Иране накануне исламской революции. «Тогда тоже было много светских оппозиционеров, но в итоге остался один аятолла Хомейни, – напомнил Е. Сатановский и добавил: – Рано или поздно к власти в Египте придет мрачный мужчина в чалме с бородой и автоматом».

15 января 2011 года десятки тысяч египтян приняли участие в Дне гнева, организованном молодежным движением «Шестое апреля» и рядом оппозиционных организаций. Манифестанты требовали отставки Хосни Мубарака, формирования кабинета национального единства, а также проведения демократических и экономических реформ, направленных на борьбу с бедностью, безработицей и коррупцией. Участники выступления не скрывали, что на акцию их вдохновил пример Туниса, где в результате «жасминовой революции» в середине января был свергнут президент Зин аль-Абидин бен Али. Люди жгли портреты египетского президента, а также его сына Гамаля, который должен был сменить отца у руля государства.

Но власти Египта тоже учли уроки Туниса. Полиция жестко разогнала выступления в Каире, Александрии, Суэце, Исмаилии и других городах. Стражи порядка использовали слезоточивый газ, водометы и резиновые пули. В результате столкновений, продолжавшихся почти сутки, погибли по крайней мере три манифестанта и один полицейский. Более 250 человек получили ранения. Чтобы лишить оппозицию возможности планировать совместные действия, силовые структуры Египта заблаговременно заблокировали работу сети микроблогов Twitter. Социальная сеть Facebook продолжала функционировать и активно использовалась для агитации. «Не ходите на работу. Не ходите в колледж. Мы все должны выйти на улицы и, взявшись за руки, отстоять свободный Египет. Нас миллионы» – такое сообщение передавали друг другу египетские пользователи сети. Впрочем, поняв, что оппозиционеры координируют свои действия через интернет, власти Египта заблокировали доступ и к Facebook, а затем полностью отключили интернет в Каире и других крупных городах страны. Кроме того, по словам очевидцев, перестала работать телефонная связь – как мобильная, так и стационарная.

16 января Каир напоминал город, готовящийся к войне. Отряды полиции в полном снаряжении и при поддержке бронетехники дежурили на всех мостах через Нил, а также на площадях и стратегически важных перекрестках египетской столицы. Под усиленную охрану были взяты штаб-квартира правящей Национально-демократической партии и здание государственного телевидения. Местные СМИ распространили специальное заявление МВД Египта, в котором говорилось, что полиция не потерпит никаких собраний, шествий или протестов. «При первых признаках антиправительственных выступлений силы охраны порядка немедленно пресекут незаконные акции», – было сказано в документе.

В вероятность смены власти в Египте эксперты не очень верили. «Хосни Мубарак устоит, – утверждала главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Ирина Звягельская. – В Египте всегда были очень мощные спецслужбы, которые могут иметь дело с такого рода уличными выступлениями». Судя по всему, власти Египта этот оптимизм не разделяли. Как сообщала арабская редакция CNN, 46-летний Гамаль Мубарак вместе с супругой и дочерью покинули Египет на частном самолете, вылетевшем с авиабазы в Каире в направлении Лондона. Как уверял телеканал, на борт погрузили 97 огромных чемоданов и 36 сундуков, доставленных на двух автомобилях прямо к лайнеру, минуя досмотр и таможенный контроль.

Сам президент Хосни Мубарак скрылся в своей зимней резиденции в курортном Шарм-эль-Шейхе, куда беспорядки так и не докатились. В результате гнев манифестантов в Каире обрушился на полицейских, пытавшихся обуздать толпу. Структуры МВД традиционно не пользуются в Египте симпатией населения. Стражи порядка ассоциируются у народа с взяточничеством и пытками, которым подвергают задержанных в полицейских участках, поэтому в Каире слуги закона просто снимали форму и разбегались. Правда, в Александрии руководство местной полиции отдало приказ применить оружие при наведении порядка. В результате были убиты десятки человек. Это лишь раззадорило толпу, и к исходу дня Александрия, как большинство других городов, оказалась в руках восставших.

В конце января в Каир ввели войска, и они взяли под контроль все ключевые объекты города. Параллельно с этим были арестованы лидеры запрещенного движения «Братья-мусульмане». Однако, несмотря на принятые меры, сразу после пятничного намаза в центре египетской столицы собрались тысячи сторонников оппозиции. Главными требованиями митингующих были демократические преобразования, роспуск парламента и борьба с коррупцией. По словам манифестантов, этого можно было достичь только после ухода в отставку президента Мубарака, который, как фараон, намеревался сохранять за собой этот пост до самой кончины.

Манифестанты начали бросать в полицейских камни, те в ответ применили водометы, слезоточивый газ и резиновые пули. Потом протестующие подожгли офис правящей Национально-демократической партии, а также несколько машин полиции. Вечером того же дня власти объявили в стране комендантский час, однако и эта мера оказалась бессмысленной. По предварительным данным, жертвами столкновений стали не менее 870 человек, несколько жителей египетской столицы погибли. Было арестовано как минимум 700 человек.

Особое внимание каирские стражи правопорядка уделяли бывшему генеральному директору МАГАТЭ Мохаммеду эль-Барадею, который прилетел на родину из Австрии. «Это решающий момент в жизни Египта, – заявил он в аэропорту, пообещав возглавить политические преобразования в стране. – Этого хотят многие молодые жители страны». Однако после намаза эль-Барадея долгое время не выпускали из центральной мечети столицы, не давая ему возможности присоединиться к сторонникам, а потом и вовсе заключили под домашний арест.

Подобные акции протеста прошли и в других городах. Во власти демонстрантов оказался Суэц. В Александрии митингующие подожгли здание мэрии и вытеснили из центра города полицию. Волнения были беспрецедентными по масштабам за всю историю Арабской Республики Египет. «Я хочу увидеть конец диктатуры. Тридцать лет Мубарака – достаточно», – цитировал каирский корреспондент BBC одного из протестующих.

Стало ясно, что власти Египта теряют контроль над страной. 29 января 2011 года президент объявил об отставке правительства. В условиях безвластия хозяевами городских улиц стали банды мародеров, уголовников и представителей радикальных группировок. Сначала разграблению подверглись полицейские участки. Распотрошив арсеналы, толпы людей в Каире, Александрии, Суэце и других городах принялись громить банки, продуктовые магазины, ювелирные лавки и музеи. Так, чуть не подвергся разграблению знаменитый Каирский музей – сначала его защищала группа сознательных граждан, а затем им на помощь подоспели военные. Тем временем грабители переключились на дома богатых горожан. Напуганные обыватели, которые еще вчера требовали низвержения режима, теперь взывали к нему о помощи. Наиболее организованные горожане объединились в отряды самообороны. Перегородив улицы баррикадами и вооружившись ножами и бейсбольными битами, они вели круглосуточное дежурство в своих кварталах.

Отдельной целью бандитов стали тюрьмы. По признанию официальных властей, нападению подверглось минимум десять учреждений пенитенциарной системы. При этом нападавшие четко координировали действия с заключенными – одновременно с атакой снаружи начинался бунт внутри. В результате на свободе оказались тысячи уголовников. Кроме того, из тюрьмы единомышленниками были освобождены 34 активиста запрещенной в Египте исламистской партии «Братья-мусульмане», в том числе несколько ее лидеров, арестованных накануне.

Военные, по свидетельству очевидцев, не вмешивались в происходящее, охраняя важнейшие объекты и посольства ведущих стран, в том числе и России, но, по сути, ограничиваясь ролью статистов. По мнению экспертов, военные выжидали не случайно – в высших эшелонах египетской власти шли активные консультации о дальнейших действиях. Президент Мубарак еще накануне понял, что, кроме армии, ему рассчитывать не на кого. В результате он объявил по национальному телевидению о возвращении поста вице-президента, упраздненного 30 лет назад. На эту должность глава государства назначил руководителя военной разведки генерал-лейтенанта Омара Сулеймана, пользующегося большим авторитетом и у армии, и у народа.

Хосни Мубарак, судя по всему, договорился с военными. Государственный канал Nile TV сообщил, что президент посетил главный штаб вооруженных сил, где встретился с Омаром Сулейманом, а также министром обороны Мухаммедом Хусейном Тантауи, начальником генерального штаба Сами аль-Ананом и другими высокопоставленными военными. Как пояснил телеканал, президент проинструктировал военных, на чьи плечи возложена задача обеспечения правопорядка в Каире и других крупнейших египетских городах, по вопросам проведения операций, направленных на стабилизацию обстановки в стране.

Жители Египта наконец ощутили сильную руку – армия стала постепенно брать ситуацию под контроль. В частности, военные жестко пресекли попытку манифестантов взять штурмом здание ненавистного народу МВД в Каире. Вечером армейская бронетехника блокировала подходы к площади Тахрир, ставшей традиционным местом сбора митингующих. В конфликт с демонстрантами, пытавшимися пройти на центральную площадь, солдаты старались не вступать, но и пропускали туда далеко не всех. Кроме того, армия взялась за зачистку городов от бандитов и мародеров, не церемонясь с ними и расстреливая их прямо на улицах.

Борьба президента Мубарака с оппозицией проходила с переменным успехом. Сначала силы были примерно равны. Обе стороны демонстрировали несгибаемость и готовность до последнего добиваться своей цели. Мубарак запрещал демонстрации и разгонял их. На следующий день демонстрации возобновлялись. Власти вводили ограничения на пользование интернетом и мобильной связью, но делали это как-то не очень уверенно. Кроме того, ведущие интернет-сервисы, гордые тем, что они помогли свалить режим президента Зин аль-Абидина бен Али в Тунисе, были полностью на стороне оппозиции и, как могли, помогали египтянам обходить запреты властей. К примеру, когда правительство Египта заблокировало доступ к сети микроблогов Twitter, компания Google включила специальный голосовой сервис, где пользователи могли оставлять сообщения, как на автоответчике.

Триумфом оппозиции стало официальное заявление Мубарака 1 февраля 2011 года о том, что он не будет выдвигать свою кандидатуру на очередных президентских выборах, которые назначены на осень этого года. А когда представители военного командования страны заявили, что ни при каких обстоятельствах не станут стрелять по мирным колоннам оппозиционеров, эксперты поспешили объявить, что протесты завершились полной победой.

Именно в этот момент режим нанес ответный удар. 2 февраля на улицах Каира появились сторонники Мубарака. Десятки тысяч египтян, желавших вступиться за «горячо любимого президента Мубарака», еще накануне стали стекаться в столицу с периферии. Многие приезжали на лошадях и верблюдах. Завязались драки с оппозиционерами, позже превратившиеся в настоящие городские бои. Военные, увидев, что протесты перестали быть мирными, принялись арестовывать оппозиционеров. Началась многочасовая перестрелка. По оппозиционерам стреляли из автоматического оружия с крыш ближайших зданий. В результате побоища погибли восемь человек, несколько сотен было ранено. В конце концов в дело вмешалась армия, которая разделила противоборствующие стороны с помощью бронетехники, выставив между ними коридор шириной около 100 метров.

Пропрезидентские активисты практически блокировали Тахрир, не пропуская туда машины с продовольствием и водой для оппозиционеров. Забаррикадировавшиеся на площади взывали к единомышленникам – просили выйти на улицы и помочь защитить революцию. Однако заявление президента Мубарака о готовности уйти в сентябре с поста главы государства достигло цели – оппозиция раскололась. Многие участники антиправительственных выступлений посчитали дело сделанным и разошлись по домам. Кроме того, ряд оппозиционных движений начали диалог о национальном примирении с вице-президентом Омаром Сулейманом и премьером Ахмедом Шафиком.

Впрочем, наиболее радикальные сдаваться не собирались. По словам очевидцев, о накалившейся до предела обстановке свидетельствовал и тот факт, что здание резиденции президента Египта в пригороде Каира Гелиополисе было обнесено несколькими рядами колючей проволоки, а на въездах в комплекс впервые с начала кризиса расставлена бронетехника. Как уверяли местные СМИ, на территории расположенного по соседству спортивного клуба «Гелиополис» разместилось еще не менее 60 танков – они могли оказать поддержку охране президентского комплекса, если оппозиция двинется на дворец. Как отмечали эксперты, речь шла не об армейских подразделениях, а о республиканской гвардии – считалось, что эти части абсолютно преданы президенту и готовы защищать его до конца.

Впрочем, по данным арабских СМИ, сам Хосни Мубарак находился вовсе не в столице, а с самого начала кризиса жил в своей зимней резиденции в Шарм-эль-Шейхе. При необходимости в Каир его якобы доставляли вертолетом, но в городе глава государства не задерживался и сразу после переговоров возвращался на Красное море.

По мнению экспертов, власти, сменив тактику, явно перехватывали инициативу. Так, премьер Шафик выразил сожаление в связи с гибелью оппозиционеров, пообещал провести расследование и наказать виновных. Но главное, он от имени властей извинился за случившееся, что нетипично для арабских авторитарных режимов. Более того, власти продемонстрировали готовность начать борьбу с коррупцией, как того требовали манифестанты. Генеральная прокуратура Египта запретила покидать пределы страны целому ряду бывших членов правительства, отправленного в отставку, а также некоторым лидерам правящей партии. Их счета в банках Египта были заморожены до завершения официального расследования. Наконец, в эфире государственного телевидения вице-президент Сулейман заверил, что сын Хосни Мубарака Гамаль не будет участвовать в сентябре в выборах главы государства.

Самая массовая, по оценкам очевидцев, акция протеста оппозиции состоялась на площади Тахрир в центре Каира в ночь на 9 февраля. «С утра в социальных сетях начали рассылать письма с призывами прийти на площадь после работы или учебы. К вечеру все близлежащие улицы были забиты манифестантами. Кто-то шел на Тахрир пешком, другие ехали на осликах, третьи – на Range Rover», – рассказывал корреспондент радиостанции «Коммерсантъ FM» в Каире Юрий Мацарский. По его словам, в итоге число митингующих превысило два миллиона человек, причем среди них были представители практически всех слоев египетского общества. На этот раз на площади оказалось особенно много молодых христиан и семей с маленькими детьми.

Толчком к началу нового витка массовых демонстраций стало освобождение из египетской тюрьмы менеджера компании Google Ваиля Гонима. Он признал, что был создателем и модератором сообщества в социальной сети Facebook, которое сыграло ключевую роль при координации действий противников президента Хосни Мубарака. Новый лидер египетских манифестантов, особенно местной молодежи, выступил с пламенной речью на площади Тахрир. «Я давно говорю, что эта страна – наша страна. У вас есть право голоса!» – заявил он, отметив, что сейчас не время для столкновений идей, группировок или идеологий.

Действительно, особого согласия среди представителей разных оппозиционных фракций не наблюдалось. Впрочем, подавляющее большинство присутствующих на площади Тахрир объединяло неприятие любых попыток Хосни Мубарака найти компромиссное решение выхода из кризиса – все требовали его немедленной отставки.

Кроме того, близкое к Аль-Каиде радикальное движение «Исламское государство Ирак» призвало граждан Египта к священной войне против властей страны. «Двери мученичества открылись», – заявили исламисты, отметив, что каждый египтянин должен внести свой вклад в создание в стране шариатского государства.

Еще в ночь на 11 февраля казалось, что Хосни Мубарак не собирается уступать требованиям миллионов протестующих. Его телеобращение к народу запутало не только египтян, но и многих мировых лидеров. Выступая, Мубарак, бодрый и подтянутый, несмотря на свои 82 года, выразил сожаление по поводу того, что не удалось избежать жертв (по приблизительным подсчетам, за время противостояния погибли около 300 человек, а ранены были более 5 тысяч), и пообещал наказать виновных. Он заявил о намерении внести изменения в некоторые положения конституции и подтвердил решение не принимать участия в сентябрьских президентских выборах. Но при этом Мубарак не сказал ключевую фразу, которую от него ждали миллионы: «Я ухожу». Вместо этого он заявил, что передает часть полномочий вице-президенту Омару Сулейману, сохраняя за собой президентское кресло, а также право роспуска правительства и парламента. «Мубарак де-юре остается президентом, а вице-президент де-факто является президентом», – путано разъяснил телеканалу CNN смысл заявления посол Египта в США Самех Шукри.

Маневр Хосни Мубарака не поняли не только египтяне, но и мировые лидеры. Президент США Барак Обама даже заявил, что властям Египта следует четко и недвусмысленно встать на путь демократии. Неудивительно, что улицы Каира вновь заполнили толпы несогласных со столь невнятным президентским решением. Сначала события развивались по сценарию, уже ставшему за эти дни привычным. К полуденной молитве на столичной площади Тахрир собрались сотни тысяч человек, требовавших отставки президента Мубарака. После завершения обряда они достали египетские флаги и начали выкрикивать лозунги, главным из которых по-прежнему был «Мубарак, уходи!». Манифестанты были готовы пойти на штурм штаб-квартиры государственной телекомпании Nile TV, но их отпугнули угрожающие маневры бронетранспортеров. Десятки тысяч оппозиционеров собрались и у президентского дворца. Военные и гвардейцы, охранявшие дворец, не вмешивались в происходящее и никого не трогали, а к вечеру стоявшие около него танки даже развернули башни в сторону от демонстрантов.

Тем временем о самом Хосни Мубараке поступали крайне противоречивые сведения. Одни источники сообщали, что он улетел из Каира, но не покинул Египет, другие заявили, что президент с семьей вылетел в ОАЭ. Последнюю новость, несмотря на отсутствие официальных подтверждений, манифестанты встретили танцами, посчитав, что бегство из столицы станет началом полной капитуляции Мубарака, которая завершится скорым отречением от власти.

Разрядившая обстановку главная новость появилась 10 февраля. В 19.20 по московскому времени вице-президент Омар Сулейман в телеэфире сообщил долгожданное и тем не менее сенсационное известие: «Во имя Аллаха милостивого и сострадательного, граждане, в эти очень тяжелые времена, которые переживает Египет, президент Хосни Мубарак решил оставить пост президента республики и передал высшему совету вооруженных сил управление делами страны. И да поможет всем Аллах!» Эти слова, как передавал BBC, сотни тысяч протестующих встретили радостными криками и гудками автомобильных клаксонов. «Народ сверг!» – скандировали люди, размахивая флагами. После этого вроде бы подтвердилась информация, что теперь уже экс-президент вместе с семьей находится в своей резиденции в курортном Шарм-эль-Шейхе.

Отставку египетского президента приветствовали в странах ЕС, США и Катаре. Отреагировала на эти события и Москва. «Мы воспринимаем последние новости из Египта как результат того процесса, который ведется внутри страны между основными политическими силами, – заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. – Это свидетельство того, что действующие власти подходят к проблемам ответственно и стремятся способствовать достижению внутринационального согласия».

Оппозиционеры тем временем ликовали. Один из лидеров оппозиции Египта экс-глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадей на радостях заявил: «Сегодня лучший день в моей жизни! Страна стала свободной после нескольких десятилетий репрессий». Он также выразил надежду, что процесс передачи власти будет «красивым». Стоит ли считать красивым тот факт, что управление страной, по сути, взяла на себя армия, лидер оппозиции уточнять не стал, хотя все это время демонстранты настаивали на приходе к власти гражданского правительства.

Между тем на фоне политического противостояния в Египте резко возросло недовольство социальными условиями. В разных городах страны прошли массовые забастовки профсоюзов, требующих повышения зарплаты и улучшения условий труда. В Порт-Саиде на всеобщую стачку вышли около 6 тысяч работников Суэцкого канала. Кроме того, несколько тысяч жителей трущобных районов города пришли к зданию администрации и потребовали предоставить им более качественное жилье. Случайно обнаружив, что поданные ими ранее властям жалобы и петиции были выкинуты в мусор, разъяренные манифестанты забросали здание администрации камнями, а потом подожгли его.


МУХАММАД ХОСНИ САЙИД МУБАРАК РОДИЛСЯ 4 МАЯ 1928 ГОДА В ДЕРЕВНЕ КАФР-ЭЛЬ-МУСЫЛЬХА В ДЕЛЬТЕ НИЛА. ОКОНЧИЛ ВОЕННУЮ АКАДЕМИЮ В КАИРЕ, АКАДЕМИЮ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ ЕГИПТА. В 1959—1960 И 1964—1965 ГОДАХ ХОСНИ МУБАРАК УЧИЛСЯ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ (ОН ОКОНЧИЛ ВОЕННУЮ АКАДЕМИЮ ИМЕНИ М. В. ФРУНЗЕ). В 2008 ГОДУ МУБАРАК ПРИЗНАЛСЯ, ЧТО ДО СИХ ПОР ПОМНИТ РУССКИЙ ЯЗЫК И В ХОДЕ ОФИЦИАЛЬНЫХ ВСТРЕЧ С РОССИЙСКИМИ РУКОВОДИТЕЛЯМИ ГОВОРИТ ПО-РУССКИ.

ДО ТОГО КАК СТАТЬ ПРЕЗИДЕНТОМ, ХОСНИ МУБАРАК СДЕЛАЛ БЛЕСТЯЩУЮ КАРЬЕРУ В ЕГИПЕТСКИХ ВВС. БЫЛ ПИЛОТОМ ИСТРЕБИТЕЛЯ, БОМБАРДИРОВЩИКА, КОМАНДИРОМ АВИАПОЛКА, АВИАБРИГАДЫ, НАЧАЛЬНИКОМ АВИАБАЗЫ, ПРЕПОДАВАТЕЛЕМ, НАЧАЛЬНИКОМ АКАДЕМИИ ВВС, НАЧАЛЬНИКОМ ШТАБА ВВС ЕГИПТА. В 1972 ГОДУ СТАЛ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ МИНИСТРА ОБОРОНЫ, КОМАНДУЮЩИМ ВВС. УЧАСТВОВАЛ В РЯДЕ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ: СУЭЦКОЙ ВОЙНЕ 1956 ГОДА, ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ В ЙЕМЕНЕ, АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИХ ВОЙНАХ 1967, 1970—1972 И 1973 ГОДОВ. МУБАРАК ЛЕТАЛ НА ИСТРЕБИТЕЛЕ SPITFIRE, БОМБАРДИРОВЩИКАХ ИЛ-28 И ТУ-16. В 1973 ГОДУ ПРИ ПОДГОТОВКЕ «ВОЙНЫ СУДНОГО ДНЯ» РАЗРАБОТАЛ ПЛАН ВОЗДУШНОЙ АТАКИ НА ИЗРАИЛЬСКИЕ ВОЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ. НАГРАЖДЕН ВЫСШЕЙ ВОЕННОЙ НАГРАДОЙ ЕГИПТА – ОРДЕНОМ «ЗВЕЗДА СИНАЯ».

ХОСНИ МУБАРАК ПЕРЕЖИЛ НЕ МЕНЕЕ ШЕСТИ ПОКУШЕНИЙ НА СВОЮ ЖИЗНЬ. САМЫМ ИЗВЕСТНЫМ БЫЛО НАПАДЕНИЕ В ИЮЛЕ 1995 ГОДА В ЭФИОПИИ, КОГДА ИСЛАМСКИЕ ЭКСТРЕМИСТЫ ОБСТРЕЛЯЛИ ЕГО КОРТЕЖ. ДРУГОЕ ПОКУШЕНИЕ ПРОИЗОШЛО В 1999 ГОДУ В ЕГИПТЕ – ТОГДА НА ПРЕЗИДЕНТА НАПАЛИ С НОЖОМ ПЕРЕД ЕГО ПУБЛИЧНЫМ ВЫСТУПЛЕНИЕМ.

ЗА ПРЕЗИДЕНТОМ ЕГИПТА ЗАКРЕПИЛАСЬ РЕПУТАЦИЯ УСПЕШНОГО ПЕРЕГОВОРЩИКА И ПОСРЕДНИКА В РЕГИОНАЛЬНЫХ КОНФЛИКТАХ. ОН ПРИНИМАЛ УЧАСТИЕ В ПОДГОТОВКЕ КЭМП-ДЭВИДСКИХ СОГЛАШЕНИЙ, РАЗРЕШЕНИИ СПОРА МЕЖДУ АЛЖИРОМ, МАРОККО И МАВРИТАНИЕЙ О БУДУЩЕМ ЗАПАДНОЙ САХАРЫ, ПЕРЕГОВОРАХ МЕЖДУ ИЗРАИЛЕМ И ПАЛЕСТИНЦАМИ, СУДАНОМ И ЧАДОМ. ПРИ ЭТОМ КАК ПРЕЗИДЕНТ ЕГИПТА ОН ВЫСТУПАЛ В КАЧЕСТВЕ КЛЮЧЕВОГО СОЮЗНИКА США НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ, ПОДДЕРЖАВ, В ЧАСТНОСТИ, ВОЕННУЮ ОПЕРАЦИЮ ПРОТИВ ИРАКА «БУРЯ В ПУСТЫНЕ» В 1991 ГОДУ. ОДНОВРЕМЕННО ЕГИПЕТ ПРИ ХОСНИ МУБАРАКЕ ЗАНЯЛ ВЕДУЩИЕ ПОЗИЦИИ В ЛИГЕ АРАБСКИХ ГОСУДАРСТВ.

У ХОСНИ МУБАРАКА ДВА СЫНА. СТАРШИЙ, АЛАА (СМ. НИЖЕ), ЗАНИМАЕТСЯ БИЗНЕСОМ. МЛАДШИЙ, ГАМАЛЬ, НАЗВАННЫЙ В ЧЕСТЬ КУМИРА ХОСНИ МУБАРАКА БЫВШЕГО ПРЕЗИДЕНТА ЕГИПТА ГАМАЛЯ АБДЕЛЯ НАСЕРА, СНАЧАЛА БЫЛ БАНКИРОМ, А С 2002 ГОДА ЗАНИМАЛ ПОСТЫ В ПРАВЯЩЕЙ НАЦИОНАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ.

БРИТАНСКИЕ СМИ ОЦЕНИВАЛИ СОСТОЯНИЕ СЕМЬИ МУБАРАК В 40—70 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ. ПРЕДПОЛАГАЛОСЬ, ЧТО БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ СРЕДСТВ ВЛОЖЕНА В НЕДВИЖИМОСТЬ ПО ВСЕМУ МИРУ И ХРАНИТСЯ В ЗАПАДНЫХ БАНКАХ.

В 1975 ГОДУ МУБАРАК СТАЛ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТОМ ЕГИПТА.

В КОНЦЕ 1970-Х ОН ВОШЕЛ В РУКОВОДСТВО ПРАВЯЩЕЙ НАЦИОНАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ, В 1981 ГОДУ БЫЛ ИЗБРАН ЕЕ ГЕНЕРАЛЬНЫМ СЕКРЕТАРЕМ. 6 ОКТЯБРЯ 1981 ГОДА, КОГДА ИСЛАМСКИЕ ТЕРРОРИСТЫ УБИЛИ ПРЕЗИДЕНТА ЕГИПТА АНВАРА САДАТА, РАНЕННЫЙ ПРИ ПОКУШЕНИИ МУБАРАК ЗАНЯЛ ПОСТ РУКОВОДИТЕЛЯ СТРАНЫ – НА РЕФЕРЕНДУМЕ 13 ОКТЯБРЯ 1981 ГОДА 98,46% ЕГИПТЯН ВЫСКАЗАЛИСЬ ЗА ЕГО НАЗНАЧЕНИЕ ГЛАВОЙ ГОСУДАРСТВА. ХОСНИ МУБАРАК ПЕРЕИЗБИРАЛСЯ НА ЭТОТ ПОСТ НА РЕФЕРЕНДУМАХ В 1987, 1993 И 1999 ГОДАХ И НА ВЫБОРАХ 2005 ГОДА.


13 февраля 2011 года власть в Египте перешла к Высшему совету вооруженных сил (ВСВС), который распустил парламент, отменил конституцию и очистил площадь Тахрир от демонстрантов.

Отрезвление после праздничного угара, охватившего Каир и весь Египет вслед за известием о низложении президента Мубарака, наступило довольно быстро. На рассвете на площади Тахрир появились шеренги солдат. «Вы добились своего! Президент ушел в отставку! Пора расходиться по домам!» – кричали военные через громкоговорители укрепившимся на площади сторонникам оппозиции. «Мы не хотим, чтобы после сегодняшнего дня тут кто-то оставался! По домам!» – повторял шедший во главе солдат командующий внутренними войсками Египта Мохаммед Мустафа Али.

Одни демонстранты безропотно повиновались приказам, начали убирать мусор и сворачивать установленные на площади палатки, простоявшие все 18 дней революции.

Другие пытались сопротивляться. «Вы не должны нас выгонять! Революция не окончена, надо прислушиваться к мнению народа!» – выкрикивали в мегафоны молодые активисты, однако их уже никто не слушал. Военные быстро рассекли толпу на мелкие группы и начали выдавливать демонстрантов с площади. Особо упрямых подгоняли дубинками. Как заявила группировка «Молодежь революции 25 января», сыгравшая не последнюю роль в свержении Хосни Мубарака, военные арестовали почти 50 человек и увезли их в неизвестном направлении. Так или иначе, к утру каирский «майдан» был зачищен, а затем на площади Тахрир впервые с момента протестов появился автотранспорт.

После отставки Хосни Мубарака всю полноту власти сосредоточил в своих руках Высший совет вооруженных сил – коллегиальный орган, объединяющий 16 наиболее влиятельных генералов.

Вскоре по центральному телевидению страны зачитали подписанный ВСВС декрет № 5, полностью снимающий все вопросы о том, кто будет руководить страной в переходный период. Хунта объявила о роспуске избранного в декабре 2010 года парламента, в котором 81% мест контролировала президентская Национально-демократическая партия (НДП). «Совет будет временно управлять делами страны на шестимесячный период либо до конца парламентских и президентских выборов», – отмечалось в декрете. Таким образом, хунта проигнорировала требования оппозиционных лидеров немедленно передать власть переходному органу, в котором были бы четверо гражданских представителей и лишь один военный.

В этих условиях ключевой фигурой в стране стал глава ВСВС и министр обороны 75-летний фельдмаршал Мохаммед Тантауи. Он входил в число наиболее верных соратников свергнутого президента – в одной из депеш WikiLeaks его назвали «пуделем Мубарака». Хосни Мубарак долгое время хотел именно Тантауи сделать своим преемником и лишь с начала 2000-х стал продвигать на президентский пост собственного сына Гамаля. По отзывам американских дипломатов, фельдмаршал – убежденный консерватор и небольшой поклонник либеральных свобод. В середине июля 2011 года площадь Тахрир в центре Каира вновь обрела облик, ставший знакомым всему миру в конце января. Так, 8 июля под лозунгом «Революция прежде всего!» там собрались несколько десятков тысяч человек, потребовавших от хунты выполнения взятых на себя обязательств.

«Все, что революционные силы хотят от Высшего военного совета, о котором мы по-прежнему очень высокого мнения, это ускорить суды над бывшими чиновниками режима и теми, кто причастен к убийству демонстрантов», – пояснил требования манифестантов член Коалиции революционной молодежи Амр Эзз. Впрочем, некоторые оппозиционеры были настроены куда более радикально. «Совет [военных] уже доказал, что сотрудничает с Мубараком, поэтому мы требуем гражданского совета, избранного из числа революционеров с площади», – заявил один из них, Ахмед Махмуд.

Военная хунта Египта ясно осознала, что оппозиционные движения, сформировавшиеся в ходе февральской революции, своей силы не утратили. Именно поэтому новые власти пытались по мере возможности не игнорировать требования манифестантов. Египетский суд огласил приговор в отношении трех министров правительства Хосни Мубарака. Экс-премьер Ахмед Назиф получил год лишения свободы условно за проведение незаконных сделок на внешних рынках, бывший глава министерства внутренних дел Хабиби аль-Адли был осужден на пять лет за растрату бюджетных средств, а его коллегу из министерства финансов Юсефа Бутроса Гали по аналогичной статье заочно приговорили к десяти годам тюрьмы. Чтобы опровергнуть все домыслы о связях с прежним режимом, новые власти Египта делали судебные процессы над приближенными свергнутого президента максимально публичными.

Постепенно под натиском манифестантов власти избавлялись от особо одиозных представителей режима Хосни Мубарака. Было принято решение об отставке Яхьи Джамаля – одного из его ближайших соратников, который в новом правительстве Исама Шарафа занимал пост первого зампреда. Масштабные чистки проходили и в правоохранительных органах. К 1 августа были разжалованы 505 генералов и 164 офицера среднего звена, обвиняемых в причастности к жестоким разгонам акций протеста борцов с режимом Мубарака.

Любопытно, что, сбивая волну народного недовольства, военные пытались играть по правилам молодых оппозиционеров и использовать свойственные тем методы коммуникации. Так, премьер Египта Исам Шараф на своей странице в социальной сети Facebook, сыгравшей существенную роль в свержении Хосни Мубарака, попросил сограждан о помощи при выборе кандидатов на министерские посты. Под этой записью было оставлено почти 9 тысяч комментариев. А ранее власти Египта, также в Facebook, провели «выборы» нового президента страны. По итогам голосования победу одержал экс-глава Международного агентства по атомной энергии Мохаммед эль-Барадей.

Хосни Мубарак еще в апреле был арестован в Шарм-эль-Шейхе. После отставки он находился в местном госпитале (немецкие врачи диагностировали у него рак), откуда его и привезли на суд. Перед судом он предстал в начале августа. Тяжелобольного 83-летнего Хосни Мубарака ввезли на каталке, которую установили в зале суда и на которой он пролежал все заседание. Зал разгородили на две части металлической сеткой, отделив родственников обвиняемых от других присутствующих на суде. Вместе с экс-президентом перед судом предстали его сыновья Гамаль и Алаа, бывший глава МВД Хабиб аль-Адли и шесть высоких полицейских чинов. Бизнесмен Хусейн Салем, которого называют финансистом свергнутого президента, обвинялся заочно, так как он успел покинуть страну и скрылся в Испании.

Как заявил председательствующий на процессе судья Ахмед Рифаат, подсудимым вменяются в вину коррупция, незаконное обогащение и использование властных полномочий в личных целях. Кроме того, экс-президента обвиняли в том, что именно он отдал приказ силам правопорядка применить против демонстрантов оружие, в результате чего были убиты около 850 человек и более 6 тысяч получили ранения. «Все эти обвинения, – устало сказал Хосни Мубарак, – я полностью отрицаю». Это были единственные слова, которые он произнес в первый день процесса. Вслед за экс-президентом обвинения в свой адрес отвергли остальные подсудимые, в том числе его сыновья Гамаль и Алаа, которые не выпускали из рук Коран.

Новые власти Египта не скрывали, что желают как можно скорее провести громкий процесс. «Мы не хотим, чтобы народ вернулся на улицы, возмущенный тем, что суд не состоялся», – признался глава МВД Мансур Исауи.

К концу ноября 2011 года вновь вспыхнувшие в Каире многотысячные акции протеста привели к неожиданному результату. Военное командование обещало передать власть гражданским политикам. Более того, армия отказалась от роли защитницы светских устоев Египта. Главными триумфаторами эксперты считали лидеров движения «Братья-мусульмане» – их приход к власти (единолично или в составе коалиции) теперь стал практически неизбежен.

Телеобращение главы Высшего совета вооруженных сил маршала Мохаммеда Хусейна Тантауи было похоже на обнародование акта о капитуляции, почти безоговорочной. Он согласился едва ли не со всеми требованиями демонстрантов и стоящих за ними исламистов. Военные устами маршала отказались защищать светские устои: Тантауи отозвал собственную инициативу о том, чтобы законодательно закрепить роль армии как гаранта конституционной законности и неконфессионального государства. Именно против этой идеи в первую очередь и протестовали исламисты. «Братья-мусульмане» не хотели делиться властью с армией, юридически наделяя ее особыми правами.

Египетские военные обнародовали имя нового премьера страны. Им стал 78-летний Камаль аль-Ганзури, уже возглавлявший кабинет в 1996—1999 годах. Назначение аль-Ганзури еще больше разозлило египетских революционеров – тысячи людей приняли участие в Пятнице последнего шанса, потребовав немедленной отставки военного руководства страны и безоговорочной передачи власти гражданским лицам.

В декабре 2011 года стало ясно, что триумфаторами первого этапа голосования, прошедшего 28 и 29 ноября, оказались исламисты. С солидным отрывом от преследователей победила Партия свободы и справедливости, набравшая чуть меньше 37% голосов. Она представляет движение «Братья-мусульмане», которое при прежнем президенте Хосни Мубараке было запрещено за экстремизм. Успех «братьев» ожидался: сегодня они – самая организованная политическая сила страны. А вот второе место салафитов из партии «Ан-Нур» стало для большинства аналитиков сюрпризом.

Салафиты – приверженцы радикального течения в исламе, они выступают за возвращение к учению пророка Мухаммада в его первозданном виде. При этом идеология салафитов не опирается на египетские традиции, она импортирована из стран Персидского залива – Саудовской Аравии, Катара и ряда других. Именно нефтяные монархии финансируют египетских радикалов, что позволяет им бесплатно раздавать населению продукты питания и таким образом повышать свою популярность. Раньше подобные «гуманитарные акции» проводили «Братья-мусульмане», но они не могут конкурировать с «Ан-Нур» по части щедрости.

Что касается светских движений, сыгравших едва ли не решающую роль в «февральской революции» и свержении Хосни Мубарака, их постигло жесточайшее разочарование.

Коалиция либеральных и левых партий «Египетский блок» набрала лишь 13,4% голосов, заняв третье место.

Расклад сил в будущем парламенте примерно ясен. Доминировать в нем будут исламисты: умеренные – из Партии свободы и справедливости и радикальные – из «Ан-Нур». Даже если салафиты не войдут в правящую коалицию, они смогут оказывать на нее постоянное идеологическое давление. Боясь прослыть соглашателями и предателями исламских идеалов, «Братья-мусульмане» будут вынуждены проводить жесткую линию – и внутри страны, и на международной арене.

Громкий успех на первых демократических выборах в Египте запрещенных при президенте Мубараке исламских радикалов напоминает о том, сколь незавидным бывает финал вроде бы непотопляемой правящей партии, служащей инструментом монополии на власть «несменяемого гаранта» и его окружения. Вдумайтесь: в декабре 2010 года, по итогам предыдущих выборов в Египте, пропрезидентская Национально-демократическая партия в очередной раз получила в парламенте свои неизменные, вполне ожидаемые 81% мест.

После ухода Мубарака сошла со сцены и египетская партия власти, существование которой потеряло всякий смысл. Нация, недооценившая мубараковскую стабильность, вдруг захотела большего – разгерметизации архаичной политической системы, реальной альтернативы и реальной многопартийности. Бывшие египетские «национал-демократы» подались кто куда: кто-то уехал, кто-то залег на дно, а кто-то быстро присягнул на верность вчерашней оппозиции. Те, кто при любой власти не мыслит себя без депутатских мандатов, на выборах 2011 года баллотировались в парламент уже совершенно под другими лозунгами, осваивая непривычное для себя дело борьбы за голоса избирателей без административного ресурса.

Между тем победа на выборах в Египте исламской Партии свободы и справедливости, созданной главными антагонистами прежнего режима – «Братьями-мусульманами», интересна не только тем, что показывает механизм неизбежно наступающего однажды обрушения авторитарной вертикали. В условиях многолетней зачистки египетской политической «поляны» от светских демократических сил, стоявших на умеренных позициях, воспользоваться внезапно обретенной свободой первыми сумели исламские радикалы – наиболее мотивированная и непримиримая часть египетского политического спектра. Иллюзия стабильности развеялась как дым.

Конец Муамаритании

16 февраля – 20 октября 2011 года


В ночь с 15 на 16 февраля 2011 года беспорядки вспыхнули в Ливии, одной из самых стабильных арабских стран Северной Африки. Несколько сотен человек устроили в городе Бенгази столкновения с полицией.

Информация о происшедшем в Бенгази была крайне скудной. По одной из версий, у представительства местной администрации собрались граждане, возмущенные арестом юриста и правозащитника Фатхи Тербиля, который занимался, в частности, вопросами содержания узников в известной тюрьме «Абу-Салим» в Триполи, куда отправляли противников режима Муамара Каддафи. Забросав камнями здание местной администрации, митингующие отправились на Шаджара, центральную площадь Бенгази. Люди выкрикивали требования об отставке премьера Ливии Баг дади аль-Махмуди и призывали власти освободить политзаключенных. Призывы к свержению лидера ливийской революции Муамара Каддафи в Бенгази не звучали. На площади Шаджара манифестантов встретили полицейские и сторонники правящего режима. В ходе завязавшегося столкновения стражи порядка применяли слезоточивый газ и дубинки. В результате ранения получили по крайней мере 14 человек, в том числе 10 полицейских. Государственное телевидение не стало замалчивать инцидент в Бенгази. Правда, случившееся было представлено как выступления граждан в поддержку руководства Ливии. Портовый город Бенгази всегда считался не вполне лояльным по отношению к ливийскому руководству. Доста точно сказать, что в 1969 году власти и население Бенгази не сразу признали законность военного переворота, организованного Муамаром Каддафи. Судя по всему, полковник этого не забыл – Бенгази если и не обходили с финансированием из центра, то выделяли необходимые средства в последнюю очередь.

Повторение египетских событий в Ливии считалось маловероятным. Отчасти потому, что благодаря постоянному притоку нефтедолларов уровень жизни ливийцев был довольно высок. Ливия с ее 44,3 миллиарда баррелей доказанных запасов нефти является девятой страной в мире по запасам углеводородов, опережая любое африканское государство, включая Нигерию и Судан. При этом, в отличие от перенаселенных стран Черной Африки, в Ливии живет всего 6,5 миллиона человек. Это, казалось бы, позволяло режиму перераспределять нефтяную ренту так, чтобы несогласных в стране не было. Внешне все и выглядело вполне благополучно. В 2010 году ВВП на душу населения составлял почти 19 тысяч долларов, а по рассчитываемому ООН индексу человеческого развития Ливия находилась на 53-м месте, занимая одно из лидирующих мест среди развивающихся стран (Россия, например, на 65-м месте). Нефтяные доходы позволяли Триполи реализовывать социальные программы, которые государственная пропаганда прочно связывала с именем национального лидера.

Впрочем, в дележе сырьевого пирога участвовало далеко не все население Ливии. С одной стороны, в последние годы власти начали пытаться исправить этот перекос – правительство объявило курс на модернизацию и диверсификацию экономики и одновременно запустило целую серию приоритетных национальных проектов, главным из которых стала программа «Доступное жилье». Кстати сказать, все эти планируемые новшества из-за коррумпированности госаппарата в большинстве своем остались на бумаге. С другой стороны, революционная ситуация в Ливии явно назрела. Муамар Каддафи находился у власти уже 41 год, что делало его долгожителем даже среди авторитарных лидеров. У населения явно накопилась усталость от бессменного вождя. «До сих пор Каддафи жестко зачищал пространство вокруг себя, исключая возможность появления ярких конкурентов, – пояснял президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. – Однако с возрастом хватка слабеет, и достаточно не оглянуться лишь раз, чтобы получить удар в спину».

Неудивительно, что в составленном Economist Intelligence Unit рейтинге арабских режимов, вероятность падения которых в 2011 году была наиболее велика, богатая углеводородами Ливия занимала вторую строчку после нищего Йемена. И вот ливийская оппозиция, преимущественно находившаяся за границей, призвала народ выйти на улицы и устроить ливийский День гнева. Агитация, естественно, велась через Facebook и Twitter.

На следующий день на митинг собралось уже более тысячи человек. Чтобы разогнать их, полиции пришлось применить водометы. Потом для усмирения недовольных в Бенгази были переброшены полицейские части из других областей страны. По некоторым данным, власти города даже выпустили из тюрем уголовников и раздали им оружие, пообещав свободу в обмен на борьбу с мятежниками. Впрочем, многие заключенные поспешили примкнуть к восставшим.

Кульминация противостояния наступила, когда до жителей Бенгази дошли вести из соседнего города Эль-Бейда, перешедшего в руки восставших. На улицы вышли уже десятки тысяч жителей, многие полицейские и военные отказались выполнять приказы своих командиров и начали брататься с противниками режима. В считаные часы революционерам удалось взять под контроль почти весь город, кроме центральных казарм, откуда лояльные властям силовики продолжали отстреливать мятежников.

19—20 февраля 2011 года в Бенгази произошло самое масштабное кровопролитие за два месяца революций на Ближнем Востоке. Эти события уже нельзя было назвать антиправительственными выступлениями – во втором городе страны шла настоящая война. Учитывая, что интернет и мобильную связь в Бенгази и его окрестностях отключили, точно воспроизвести картину событий было трудно, однако даже те отрывочные сведения, которые передавали жители города по телефону, позволяли представить себе масштаб бойни.

Город оказался под контролем восставших. Их ряды пополнили полицейские и солдаты расквартированных в городе частей. Единственное место, удерживаемое сторонниками Муамара Каддафи, – это казармы, вытянувшиеся вдоль центральной городской улицы имени Гамаля Абделя Насера. Именно она оказалась в центре самых кровавых событий за два месяца ближневосточных революций.

Утром в воскресенье улицу Насера заполнила толпа, которая несла тела почти 90 человек, погибших во время штурма правительственных зданий. Маршрут траурной процессии проходил мимо казарм. Из-за того, что накануне местные силовики начали переходить на сторону восставших, в Бенгази были переброшены элитные спецподразделения из Триполи. Усмирять мятежников отправили так называемые бригады Хамиза – самые подготовленные и хорошо вооруженные подразделения ливийского спецназа (ими командовал младший сын Муамара Каддафи Хамиз).

В тот момент, когда толпа проходила мимо казарм, военные открыли огонь. По словам очевидцев, стреляли не только снайперы, огонь вели и из крупнокалиберных пулеметов. По данным Associated Press, погибли более 200 человек, число раненых исчислялось сотнями.

К вечеру появилась информация о том, что казармы перешли в руки восставших.

До этого момента эксперты упорно отказывались рассматривать возможность скорой отставки Муамара Каддафи, уповая на всесилие верных ему сил безопасности. Этой осторожности в немалой степени способствовал сам полковник, за десятилетия правления создавший миф о собственной несменяемости и непотопляемости.


МУАМАР БЕН МУХАММАД АБУ МЕНЬЯР АБДЕЛЬ САЛЯМ БЕН ХАМИД АЛЬ-КАДДАФИ РОДИЛСЯ, ПО РАЗНЫМ ДАННЫМ, В 1940, 1942 ИЛИ 1944 ГОДУ В БЕДУИНСКОЙ СЕМЬЕ, ПРИНАДЛЕЖАВШЕЙ К ПЛЕМЕНИ АЛЬ-КАДДАФА, КОТОРАЯ КОЧЕВАЛА В РАЙОНЕ ЛИВИЙСКОГО ГОРОДА СИРТ. БУДУЩИЙ ЛИДЕР ЛИВИИ ПОСЕЩАЛ СРЕДНЮЮ ШКОЛУ В ГОРОДЕ СЕБХА. В 1961 ГОДУ ОН ОРГАНИЗОВАЛ ДЕМОНСТРАЦИЮ ПРОТИВ СИРИЙСКОЙ ВЕРХУШКИ, ПРЕДАВШЕЙ НАДЕЖДЫ АРАБОВ И ИХ ЛЮБИМОГО ВОЖДЯ НАСЕРА: СИРИЯ ВЫШЛА ИЗ СОСТАВА ОБЪЕДИНЕННОЙ АРАБСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. ЮНЫЙ КАДДАФИ ПРОИЗНЕС ГНЕВНУЮ РЕЧЬ. ЕГО ПОДВЕРГЛИ РЕПРЕССИЯМ – НА НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ИСКЛЮЧИЛИ ИЗ ШКОЛЫ.

ЭТО НЕ СЛОМИЛО РЕВОЛЮЦИОНЕРА: МУАМАР САМ СОЗДАЛ ПОДПОЛЬНУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ. ЕЕ ЧЛЕНЫ БОРОЛИСЬ, КАК И «СВОБОДНЫЕ ОФИЦЕРЫ» НАСЕРА, ЗА СВЕРЖЕНИЕ МОНАРХИИ, НО ОФИЦЕРАМИ ОНИ ЕЩЕ НЕ БЫЛИ. В 1963 ГОДУ КАДДАФИ ПОСТУПИЛ В ВОЕННЫЙ КОЛЛЕДЖ В БЕНГАЗИ, В 1965-М ПОЛУЧИЛ ЛЕЙТЕНАНТСКИЕ ПОГОНЫ. ПРОДОЛЖАТЬ ВОЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ЕГО ОТПРАВИЛИ В ВЕЛИКОБРИТАНИЮ, ОТКУДА КАДДАФИ ВЕРНУЛСЯ СРАЗУ КАПИТАНОМ.

В 1964 ГОДУ МУАМАР КАДДАФИ УЧАСТВОВАЛ В СОЗДАНИИ ОРГАНИЗАЦИИ СВОБОДНЫХ ОФИЦЕРОВ ЮНИОНИСТОВ-СОЦИАЛИСТОВ (ОСОЮС). 1 СЕНТЯБРЯ 1969 ГОДА ОН ВОЗГЛАВИЛ ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ ОСОЮС, КОТОРОЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ СМЕЩЕНИЕМ КОРОЛЯ ИДРИСА I И ПРИВЕЛО ЕГО К ВЛАСТИ. БЕЗРАЗДЕЛЬНЫМ ПРАВИТЕЛЕМ СТРАНЫ КАДДАФИ СТАЛ В 27 ЛЕТ.

ВЕЗУНЧИК, ГЕРОЙ. НО КАК 27-ЛЕТНИЙ КАПИТАН ВСТАЛ ВО ГЛАВЕ СТРАНЫ? КАК ОН ВООБЩЕ СТАЛ ОФИЦЕРОМ, ПОСТУПИЛ В ВОЕННЫЙ КОЛЛЕДЖ, ИМЕЯ ЗА ПЛЕЧАМИ АРЕСТ ПО ПОЛИТИЧЕСКИМ МОТИВАМ, ПОЛУЧИЛ ПРЕСТИЖНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ НА УЧЕБУ В АНГЛИЮ, ТАМ ЖЕ – ЗВАНИЕ КАПИТАНА? ОФИЦИАЛЬНЫЕ БИОГРАФЫ И САМ КАДДАФИ, МНОГО РАССКАЗАВШИЙ О СЕБЕ И О СВОЕМ РЕВОЛЮЦИОННОМ ПОДВИГЕ, ОПУСКАЮТ ФАКТ, СПОСОБНЫЙ ОБЪЯСНИТЬ МНОГОЕ. КАДДАФИ В ТО ВРЕМЯ БЫЛ ЖЕНАТ НА ФАТИМЕ, ДОЧЕРИ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАЧАЛЬНИКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА, ОДНОГО ИЗ ПРИБЛИЖЕННЫХ КОРОЛЯ ИДРИСА. БЛАГОДАРЯ УДАЧНОМУ БРАКУ МУАМАР ВОШЕЛ В КРУГ ЗОЛОТОЙ МОЛОДЕЖИ ПО-ЛИВИЙСКИ. КАДДАФИ, КСТАТИ СКАЗАТЬ, ПОСЛЕ ПУТЧА ПРИСВОИЛ СЕБЕ ЗВАНИЕ ПОЛКОВНИКА – И НЕ БОЛЬШЕ: СКРОМНОСТЬ.

ОТ ФАТИМЫ ОН ВСКОРЕ ПОСЛЕ УСПЕШНОГО ПЕРЕВОРОТА УШЕЛ, ЗАБРАВ МАЛЕНЬКОГО СЫНА. РАЗЛЮБИЛ, НАВЕРНОЕ. ДА И ЗАЧЕМ ЕМУ ТЕСТЬ-ГЕНЕРАЛ, КОГДА ОН САМ ВСКОРЕ СТАЛ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРОМ, МИНИСТРОМ ОБОРОНЫ И ВЕРХОВНЫМ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИМ? СКРОМНЕЕ НАДО БЫТЬ.

ЧЕРЕЗ ДВА МЕСЯЦА ПОСЛЕ РАЗВОДА МОЛОДОЙ ПРАВИТЕЛЬ ЖЕНИЛСЯ НА САФИЕ – МЕДСЕСТРЕ ИЗ ВОЕННОГО ГОСПИТАЛЯ. ОН ДО КОНЦА ХРАНИЛ ЕЙ ВЕРНОСТЬ – НЕ РАЗВОДИЛСЯ. ПРАВДА, САФИЮ МНОГО ЛЕТ НИКТО НЕ ВИДЕЛ. РЯДОМ С ПОЛКОВНИКОМ НЕОТЛУЧНО НАХОДИЛАСЬ ДРУГАЯ МЕДСЕСТРА – УКРАИНКА ИЗ-ПОД КИЕВА, 38-ЛЕТНЯЯ БЛОНДИНКА ГАЛИНА КОЛОНИЦКАЯ, И ТРИ ЕЕ ПОМОЩНИЦЫ, ТОЖЕ УКРАИНКИ И ТОЖЕ МЕДСЕСТРЫ (ВИДНО, У ЛИВИЙСКОГО ЛИДЕРА СЛАБОСТЬ К ЖЕНЩИНАМ ЭТОЙ БЛАГОРОДНОЙ ПРОФЕССИИ). УЖЕ МНОГО ЛЕТ ЛИЧНОЙ ОХРАНОЙ КАДДАФИ И ЕГО БРЕНДОМ БЫЛ ОТРЯД ОБВОРОЖИТЕЛЬНЫХ ТЕЛОХРАНИТЕЛЬНИЦАМАЗОНОК. ОДНА ИЗ НИХ, АЙША, ПРИКРЫЛА ЕГО СВОИМ ТЕЛОМ ВО ВРЕМЯ ПОКУШЕНИЯ В 1998 ГОДУ И ПАЛА СМЕРТЬЮ ХРАБРЫХ. ПРИДЯ К ВЛАСТИ, КАДДАФИ ВЗЯЛСЯ ЗА РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ. НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ, ЭКСПРОПРИАЦИЯ, РАСПРАВА С ОППОЗИЦИЕЙ, ДАЖЕ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ (КОММУНИСТЫ, КОНСЕРВАТОРЫ, АТЕИСТЫ, ИСЛАМИСТЫ И Т. Д.), ОТМЕНА ПРЕЖНЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, ВВЕДЕНИЕ НОВОГО КАЛЕНДАРЯ С ЛЕТОИСЧИСЛЕНИЕМ ОТ ДАТЫ СМЕРТИ ПРОРОКА МУХАММАДА, КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ… ОН ОБЪЯВИЛ ОБ ОСОБОМ ЛИВИЙСКОМ ПУТИ – ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ КОКТЕЙЛЕ ИЗ ИСЛАМА, СОЦИАЛИЗМА, АНАРХИЗМА КРОПОТКИНА И БАКУНИНА, ГОСУДАРСТВЕННОГО КАПИТАЛИЗМА И ВОЕННОЙ ДИКТАТУРЫ.

В СВОЕЙ «ЗЕЛЕНОЙ КНИГЕ» КАДДАФИ ИЗЛОЖИЛ РАЗРАБОТАННУЮ ИМ ТРЕТЬЮ МИРОВУЮ ТЕОРИЮ (ПОСЛЕ КАПИТАЛИЗМА АДАМА СМИТА И КОММУНИЗМА КАРЛА МАРКСА) – ДЖАМАХИРИЮ. ПЕРЕВОДИТСЯ ЭТО КАК «ВЛАСТЬ НАРОДНЫХ МАСС». ТАК ОН НАЗВАЛ НОВЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ СТРОЙ, ОТВЕРГАЮЩИЙ ПРИНЯТЫЕ ФОРМЫ ДЕМОКРАТИИ, ТАК КАК ВСЕ ОНИ СУТЬ ОБМАН И СКРЫТАЯ ДИКТАТУРА. ПРАВИТЬ ДОЛЖНЫ НЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА НАРОДНЫХ МАСС, А САМИ НАРОДНЫЕ МАССЫ.

КАДДАФИ УПРАЗДНИЛ ПАРЛАМЕНТ, ВЫБОРЫ, ПРАВИТЕЛЬСТВО, А ЗАОДНО И СОВЕТ РЕВОЛЮЦИОННОГО КОМАНДОВАНИЯ. ВМЕСТО НИХ ПОЯВИЛИСЬ ВСЕОБЩИЙ НАРОДНЫЙ КОНГРЕСС И ВЫСШИЙ НАРОДНЫЙ КОМИТЕТ, МЕСТНАЯ ВЛАСТЬ – НАРОДНЫЕ КОНГРЕССЫ. САМА СТРАНА СТАЛА НАЗЫВАТЬСЯ ВЕЛИКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ НАРОДНАЯ ЛИВИЙСКАЯ АРАБСКАЯ ДЖАМАХИРИЯ. ВЫБОРЫ? ЭТО ОБМАН. ПАРТИИ? ОНИ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮТ НАРОД. МАССЫ САМИ УПРАВЛЯЮТ СОБОЙ, А ВОЖДЬ – МАССАМИ. ИЗОБРЕТАТЕЛЬ НОВОГО СТРОЯ СЛОЖИЛ С СЕБЯ ВСЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ И НАЗВАЛСЯ ЛАКОНИЧНО – ЛИДЕР ЛИВИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

ЕМУ ПОВЕЗЛО: В 1973 ГОДУ ВЗЛЕТЕЛИ ЦЕНЫ НА НЕФТЬ, И КАДДАФИ ОБЪЯВИЛ: «НАРОДНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ СВЕРШИЛАСЬ! ВСЕ ФОРМЫ БУРЖУАЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И БЮРОКРАТИИ УНИЧТОЖЕНЫ». НИЩАЯ ЛИВИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА МГНОВЕННО РАСЦВЕЛА. В ОДИН ДЕНЬ КАДДАФИ НАЦИОНАЛИЗИРОВАЛ ВСЕ ЧАСТНЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ, ЗАМОРОЗИЛ БАНКОВСКИЕ СЧЕТА И ПРЕКРАТИЛ ХОЖДЕНИЕ БАНКНОТ ДОСТОИНСТВОМ БОЛЬШЕ ОДНОГО ДИНАРА. ДЕНЬГИ? ЗАЧЕМ ОНИ? ХОТИТЕ КУПИТЬ МАШИНУ? ИДИТЕ В БАНК, НАПИШИТЕ ЗАЯВЛЕНИЕ – ВАМ ДАДУТ МАШИНУ, ЕСЛИ ВЫ В НЕЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НУЖДАЕТЕСЬ. НУЖЕН ДОМ? ОБРАТИТЕСЬ В БАНК – ВАМ КУПЯТ ДОМ, ЕСЛИ НЕГДЕ ЖИТЬ. ВАМ ВЕДЬ НЕ НУЖНО ЛИШНЕЕ? СТРОГО ПО ПОТРЕБНОСТЯМ. ПОСЛЕ ВЫХОДА ЭТОГО УКАЗА АРЕНДАТОРЫ ТУТ ЖЕ СТАЛИ СОБСТВЕННИКАМИ ЖИЛЬЯ, А ВЛАДЕЛЬЦЫ ОКАЗАЛИСЬ НИ С ЧЕМ. ДЕНЬГИ БЫЛО НЕКУДА ДЕВАТЬ ПОЧТИ ВСЕ ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ КАДДАФИ, ДОХОДЫ ОТ НЕФТИ ДОСТИГАЛИ ИНОГДА 23 МИЛЛИАРДОВ В ГОД. БЫЛО ЧЕМ ЗАДОБРИТЬ НАРОД. ГРОМАДНОЕ ДОРОЖНОЕ И ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. БЕСПЛАТНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, БЕСПЛАТНОЕ ЛЕЧЕНИЕ. КАЖДЫЕ ДВА ГОДА – НОВЫЙ АВТОМОБИЛЬ. ЧЕМ НЕ ЖИЗНЬ? НЕДОВОЛЬНЫХ УБИВАЛИ – В ЗАСТЕНКАХ, НА УЛИЦАХ, ЗА ГРАНИЦЕЙ. ИНОГДА – В ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ – ИХ ВЕШАЛИ НА ПЛОЩАДЯХ, ПЕРЕД ТЕЛЕКАМЕРАМИ. ЕЩЕ ЛИДЕР РЕВОЛЮЦИИ СОБИРАЛСЯ ОТМЕНИТЬ АРМИЮ И ПОЛИЦИЮ, НО ПОВРЕМЕНИЛ, ЗАЯВИВ: «ЛИВИЙСКАЯ НАРОДНАЯ АРМИЯ НУЖНА НАМ ДЛЯ ЕДИНСТВЕННОЙ ЦЕЛИ – ОСВОБОЖДЕНИЯ ПАЛЕСТИНЫ». (ТОГДА ОН ЕЩЕ НЕ ЗНАЛ, ЧТО ЕЙ НАЙДЕТСЯ И ДРУГОЕ ПРИМЕНЕНИЕ – В СОБСТВЕННОЙ СТРАНЕ.)

ЕДВА ПРИДЯ К ВЛАСТИ, КАДДАФИ ВЗЯЛСЯ ЗА РЕАЛИЗАЦИЮ ДАВНИХ ЮНОШЕСКИХ МЕЧТАНИЙ О ЕДИНСТВЕ АРАБСКОЙ НАЦИИ. ОН УСПЕЛ ВСТРЕТИТЬСЯ СО СВОИМ КУМИРОМ – ГАМАЛЕМ НАСЕРОМ. ВМЕСТЕ С НИМ И СУДАНСКИМ ДИКТАТОРОМ ДЖАФАРОМ НИМЕЙРИ КАДДАФИ ПОДПИСАЛ В ТРИПОЛИ СОГЛАШЕНИЕ О ГРЯДУЩЕМ ОБЪЕДИНЕНИИ ТРЕХ СТРАН. НО НЕ ЗАЛАДИЛОСЬ. У НИМЕЙРИ НАШЛИСЬ БОЛЕЕ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. НАСЕР УМЕР. С ЕГО ПРЕЕМНИКОМ АНВАРОМ САДАТОМ (ОН ПОТОМ ПЕРВЫМ НАЗВАЛ КАДДАФИ ПОЛНЫМ ПСИХОМ, В КОТОРОГО ВСЕЛИЛСЯ ДЬЯВОЛ) ОНИ СОВСЕМ БЫЛО ДОГОВОРИЛИСЬ, ПОДПИСАЛИ ДОГОВОР О СЛИЯНИИ, НАМЕЧЕННОМ НА 1 СЕНТЯБРЯ 1973 ГОДА. ОДНАКО ГОРЯЧЕМУ ПОЛКОВНИКУ НЕ ТЕРПЕЛОСЬ. ОН ОРГАНИЗОВАЛ 40-ТЫСЯЧНЫЙ МАРШ ЛИВИЙЦЕВ НА КАИР. ЕГИПЕТСКИМ ВЛАСТЯМ ЕДВА УДАЛОСЬ ОСТАНОВИТЬ ЕГО В 300 КИЛОМЕТРАХ ОТ СТОЛИЦЫ. В КОНЦЕ КОНЦОВ ВМЕСТО СЛИЯНИЯ С ЕГИПТОМ РАЗРАЗИЛСЯ ВООРУЖЕННЫЙ ПРИГРАНИЧНЫЙ КОНФЛИКТ.

ЕЩЕ КАДДАФИ ВЕЛ ПЕРЕГОВОРЫ С ТУНИСОМ, СИРИЕЙ, МАРОККО, НО КАЖДЫЙ РАЗ ЧТО-ТО СРЫВАЛОСЬ. ОТЧАЯВШИСЬ СОЗДАТЬ АРАБСКИЕ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ, ОН СТАЛ РЕАЛИЗОВЫВАТЬ СВОИ АМБИЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЛИДЕРА, ВЛЕЗАЯ В ЧУЖИЕ ДЕЛА, БЛАГО ДЕНЬГИ БЫЛИ И ИДЕЙ ХВАТАЛО.

НАКАНУНЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРНОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ ЕГИПТОМ И ИЗРАИЛЕМ КАДДАФИ ПРЕДЛАГАЛ АНВАРУ САДАТУ ПОМОЩЬ В СОТНИ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ ЗА ОТКАЗ ОТ СОГЛАШЕНИЯ. ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ МЕЖДУ УГАНДОЙ И ТАНЗАНИЕЙ В 1978—1979 ГОДАХ ОН ОТПРАВИЛ НА ПОМОЩЬ УГАНДИЙСКОМУ ДИКТАТОРУ ИДИ АМИНУ 2,5 ТЫСЯЧИ ЛИВИЙСКИХ СОЛДАТ. ЕГО ПОДОЗРЕВАЛИ В РАЗВЯЗЫВАНИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В ЛИВАНЕ. ДО СИХ ПОР НЕИЗВЕСТНА СУДЬБА ЛИДЕРА ЛИВАНСКИХ ШИИТОВ И ОСНОВАТЕЛЯ ДВИЖЕНИЯ «АМАЛЬ» МУССЫ АЛЬ-САДРА, КОТОРЫЙ ПО ПРИГЛАШЕНИЮ КАДДАФИ ПРИБЫЛ В ЛИВИЮ И ВНЕЗАПНО ИСЧЕЗ. В 1980-Е ГОДЫ КАДДАФИ ОРГАНИЗОВАЛ В ЛИВИИ ТРЕНИРОВОЧНЫЕ ЛАГЕРЯ ДЛЯ ПАРТИЗАНСКИХ ОТРЯДОВ ИЗ РАЗЛИЧНЫХ СТРАН ЗАПАДНОЙ АФРИКИ. СНАБЖАЛ ОРУЖИЕМ И ДЕНЬГАМИ ИРЛАНДСКУЮ РЕВОЛЮЦИОННУЮ АРМИЮ, ЯПОНСКУЮ «КРАСНУЮ АРМИЮ», ИТАЛЬЯНСКИЕ «КРАСНЫЕ БРИГАДЫ», БАСКСКИХ СЕПАРАТИСТОВ ЭТА, САНДИНИСТОВ НИКАРАГУА И, КОНЕЧНО, ПАЛЕСТИНСКИХ ТЕРРОРИСТОВ. ТРОЕ БОЕВИКОВ «ЧЕРНОГО СЕНТЯБРЯ», УЧАСТНИКОВ УБИЙСТВА ИЗРАИЛЬСКИХ СПОРТСМЕНОВ НА ОЛИМПИАДЕ В МЮНХЕНЕ, НАШЛИ УБЕЖИЩЕ В ЛИВИИ. ПО АМЕРИКАНСКИМ ДАННЫМ, КАДДАФИ ПОДОЗРЕВАЛСЯ ВО ВМЕШАТЕЛЬСТВЕ ВО ВНУТРЕННИЕ КОНФЛИКТЫ 45 СТРАН.

ПО ЛИЧНОМУ ПРИКАЗУ КАДДАФИ 5 АПРЕЛЯ 1986 ГОДА ЛИВИЙСКИЕ СПЕЦСЛУЖБЫ УСТРОИЛИ ТЕРАКТ В ЗАПАДНОМ БЕРЛИНЕ, НА ДИСКОТЕКЕ LA BELLE, ПОПУЛЯРНОЙ СРЕДИ АМЕРИКАНСКИХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ. ТРОЕ ПОГИБШИХ, 200 РАНЕНЫХ… ИМЕННО ТОГДА РОНАЛЬД РЕЙГАН НАЗВАЛ ЛИВИЙСКОГО ДИКТАТОРА БЕШЕНЫМ ПСОМ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА. ЭТОТ АМЕРИКАНСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ НЕ ПРОЩАЛ УНИЖЕНИЙ АМЕРИКИ. ОН ОТДАЛ ПРИКАЗ О БОМБАРДИРОВКЕ ПЯТИ ОБЪЕКТОВ В ТРИПОЛИ И БЕНГАЗИ. 15 АПРЕЛЯ В ХОДЕ ВОЗДУШНОГО НАЛЕТА ПОГИБЛИ НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ ЧЕЛОВЕК, В ТОМ ЧИСЛЕ ЧЕТЫРЕХЛЕТНЯЯ ПРИЕМНАЯ ДОЧЬ КАДДАФИ.

«БЕШЕНЫЙ ПЕС» ОТВЕТИЛ 21 ДЕКАБРЯ 1988 ГОДА ВЗРЫВОМ САМОЛЕТА КОМПАНИИ PAN AM, СОВЕРШАВШЕГО РЕЙС ИЗ ЛОНДОНА В НЬЮ-ЙОРК. БОМБА ВЗОРВАЛАСЬ, КОГДА ПАССАЖИРСКИЙ «БОИНГ» ПРОЛЕТАЛ НАД ШОТЛАНДСКОЙ ДЕРЕВНЕЙ ЛОКЕРБИ. ПОГИБЛИ 270 ЧЕЛОВЕК. 19 СЕНТЯБРЯ 1989 ГОДА В ВОЗДУШНОМ ПРОСТРАНСТВЕ НИГЕРА ВЗОРВАЛСЯ САМОЛЕТ, ВЫПОЛНЯВШИЙ РЕЙС ИЗ БРАЗЗАВИЛЯ В ПАРИЖ. ПОГИБЛИ 170 ЧЕЛОВЕК. И ОПЯТЬ БЫЛ ОБНАРУЖЕН ЛИВИЙСКИЙ СЛЕД.

В 1992 ГОДУ СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ ООН ВВЕЛ ПРОТИВ ЛИВИИ САНКЦИИ. ЧЕРЕЗ ГОД ИХ УСИЛИЛИ. ДИКТАТОРА УДАРИЛИ ПО КАРМАНУ. ОН ЗАТРЕПЕТАЛ. В 1999 ГОДУ КАДДАФИ СОГЛАСИЛСЯ ВЫПЛАТИТЬ КОМПЕНСАЦИИ РОДСТВЕННИКАМ ПОГИБШИХ ВО ФРАНЦУЗСКОМ САМОЛЕТЕ И ВЫДАЛ ДВУХ СОТРУДНИКОВ СВОИХ СПЕЦСЛУЖБ, ПОДОЗРЕВАВШИХСЯ ВО ВЗРЫВЕ АМЕРИКАНСКОГО ЛАЙНЕРА. В 2003 ГОДУ ЛИВИЯ ОФИЦИАЛЬНО ПРИЗНАЛА ПРИЧАСТНОСТЬ К ВЗРЫВУ НАД ЛОКЕРБИ – ТОЛЬКО БЫ СНЯЛИ САНКЦИИ. США СОГЛАСИЛИСЬ. ФРАНЦИЯ ВОЗРАЖАЛА – КАДДАФИ МАЛО ПЛАТИТ. ОН ДОБАВИЛ ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО МИЛЛИОНОВ КОМПЕНСАЦИИ – УГОВОРИЛИ И ФРАНЦИЮ. САНКЦИИ СНЯЛИ.

А КОГДА В 2004 ГОДУ КАДДАФИ ОБЪЯВИЛ О ДОБРОВОЛЬНОМ ОТКАЗЕ ОТ ОРУЖИЯ МАССОВОГО ПОРАЖЕНИЯ, КОТОРОЕ У НЕГО, ОКАЗЫВАЕТСЯ, БЫЛО, ЕГО ПРОСТО ПОЛЮБИЛИ.

ОН ОПЯТЬ СТАЛ РАЗЪЕЗЖАТЬ ПО МИРУ СО СВОИМ ШАТРОМ, ГАРЕМОМ МЕДСЕСТЕР, НАЧАЛ ПОУЧАТЬ И ДАВАТЬ ИНТЕРВЬЮ. БИЗНЕСМЕНЫ ВЫСТРОИЛИСЬ В ОЧЕРЕДЬ ЗА БЛАГОСЛОВЕНИЕМ КАДДАФИ – ВЕДЬ ЭТО НЕ С НЕГО, А С НИХ СНЯЛИ САНКЦИИ.

ПРИДЯ К ВЛАСТИ, КАДДАФИ ВЫГНАЛ ИЗ СТРАНЫ ВСЕХ ИТАЛЬЯНЦЕВ – 20 ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК, ПРЕДВАРИТЕЛЬНО ОБОБРАВ ИХ ДО НИТКИ, ОТНЯВ ПРИНАДЛЕЖАЩИЕ ИМ ЗЕМЛИ. МОГИЛЫ ПОХОРОНЕННЫХ В ЛИВИИ ИТАЛЬЯНСКИХ СОЛДАТ ПОЛКОВНИК ВЕЛЕЛ РАСКОПАТЬ, А ОСТАНКИ ВЫБРОСИТЬ. ПРИ ЭТОМ ВИЗИТ КАДДАФИ В ИТАЛИЮ В 2008 ГОДУ БЫЛ ОБСТАВЛЕН КАК КОРОЛЕВСКИЙ. БЕРЛУСКОНИ ПООБЕЩАЛ ЛИВИИ ВЫПЛАТИТЬ 5 МИЛЛИАРДОВ ЕВРО В КАЧЕСТВЕ КОМПЕНСАЦИИ УРОНА ОТ ИТАЛЬЯНСКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ И БЛАГОДАРИЛ ЗА ТО, ЧТО ТОТ СОГЛАСИЛСЯ ПРИНЯТЬ ЕЕ. ДЕЛО В ТОМ, ЧТО ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ ЧАСТЬ НЕФТИ ИТАЛИЯ ПОЛУЧАЛА ИЗ ЛИВИИ, МНОГИЕ ИТАЛЬЯНСКИЕ БИЗНЕСМЕНЫ И СПЕЦИАЛИСТЫ РАБОТАЛИ В ЭТОЙ СТРАНЕ – С ОТЦОМ НАЦИИ НАДО БЫЛО ДРУЖИТЬ.

САРКОЗИ УНИЖЕННО ВЫПРАШИВАЛ У КАДДАФИ ПРОЩЕНИЕ ДЛЯ ПРИГОВОРЕННЫХ К СМЕРТИ БОЛГАРСКИХ МЕДСЕСТЕР, КОТОРЫХ НИ ЗА ЧТО ПЫТАЛИ В ЛИВИЙСКИХ ЗАСТЕНКАХ, А ВЫМОЛИВ, ТАК ЖЕ УНИЖЕННО БЛАГОДАРИЛ. И ГОВОРИЛ ПОТОМ: «НА ВОСТОКЕ КАДДАФИ НЕ СЧИТАЮТ ДИКТАТОРОМ».

В 2009-М ОТПРЫСК КАДДАФИ ГАННИБАЛ УСТРОИЛ В ШВЕЙЦАРСКОЙ ГОСТИНИЦЕ ДЕБОШ С МОРДОБОЕМ И ПОПАЛ В ПОЛИЦИЮ.

ПАПА ВСТУПИЛСЯ. ОБЪЯВИЛ, ЧТО ШВЕЙЦАРИЯ НЕ СТРАНА, А МАФИЯ, ЕЕ НАДО РАСФОРМИРОВАТЬ ПО ЯЗЫКОВОМУ ПРИНЦИПУ, ПРИГРОЗИЛ ЗАБРАТЬ СВОИ МИЛЛИАРДЫ ИЗ ШВЕЙЦАРСКИХ БАНКОВ. КТО ПРИНЕС ИЗВИНЕНИЯ? ПРЕЗИДЕНТ ШВЕЙЦАРИИ ХАНС-РУДОЛЬФ МЕРЦ.

А ВОТ КАДДАФИ ПОДНИМАЕТСЯ НА ТРИБУНУ ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ ООН, НАЧИНАЕТ РЕЧЬ СЛОВАМИ «ДАЖЕ МОЙ СЫН ОБАМА…» И ВМЕСТО ПОЛОЖЕННЫХ 15 МИНУТ ПОЛТОРА ЧАСА НЕСЕТ АХИНЕЮ С ОБВИНЕНИЯМИ ЗАПАДА.

ЕМУ НЕ ПРОСТО ПРОЩАЛИ ГИБЕЛЬ СОТЕН ЛЮДЕЙ. ЕГО НАГРАЖДАЛИ. КАДДАФИ ПОТОМУ И ВЕЛ СЕБЯ ТАК, ЧТО ЕМУ ПОЗВОЛЯЛИ ТАК СЕБЯ ВЕСТИ. ДЕЛО НЕ В ЕГО НЕФТИ. ЛИВИЙСКАЯ НЕФТЬ – ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ 1,7% ОБЩЕМИРОВОЙ ДОБЫЧИ. САУДОВСКАЯ АРАВИЯ, НЕ ГОВОРЯ О РОССИИ, ЛЕГКО ВОСПОЛНИТ ТАКУЮ НЕХВАТКУ. ДЕЛО В ТОМ, ЧТО ЧЕМ ЗЛЕЕ РЕЖИМ, ТЕМ СТРАШНЕЕ ЕГО ЗЛИТЬ.

ПЕРВЫМ РОССИЙСКИМ ПРЕЗИДЕНТОМ, ПОСЕТИВШИМ В АПРЕЛЕ 2008 ГОДА ЛИВИЮ С «ИСТОРИЧЕСКИМ ВИЗИТОМ», СТАЛ ВЛАДИМИР ПУТИН. В НОЯБРЕ 2009-ГО С ОТВЕТНЫМ ВИЗИТОМ В МОСКВЕ ПОСЛЕ ПОЧТИ 25-ЛЕТНЕГО ПЕРЕРЫВА ПОБЫВАЛ МУАМАР КАДДАФИ, КОТОРОГО ПРИНИМАЛИ ПРЕМЬЕР ПУТИН И ПРЕЗИДЕНТ МЕДВЕДЕВ. ПОХОДНЫЙ ШАТЕР ЛИДЕРА ЛИВИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, КОТОРЫЙ ОН ИСПОЛЬЗУЕТ В КАЧЕСТВЕ РЕЗИДЕНЦИИ В ЗАРУБЕЖНЫХ ПОЕЗДКАХ, БЫЛ УСТАНОВЛЕН В ТАЙНИЦКОМ САДУ КРЕМЛЯ, А НАД ШАТРОМ РАЗВЕВАЛОСЬ ЗЕЛЕНОЕ ЗНАМЯ ЛИВИЙСКОЙ ДЖАМАХИРИИ. «ЧТОБЫ БЕДУИНЫ РАСКИНУЛИ СВОЮ ПАЛАТКУ В КРЕМЛЕ – ЭТО У НАС ВООБЩЕ ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ. ЭТО ГОВОРИТ О ТОМ, ЧТО МЫ СТАНОВИМСЯ ВСЕ БЛИЖЕ И БЛИЖЕ ДРУГ К ДРУГУ», – ЗАЯВИЛ ТОГДА ВЛАДИМИР ПУТИН. НА КОНЦЕРТЕ В ГОСУДАРСТВЕННОМ КРЕМЛЕВСКОМ ДВОРЦЕ, ГДЕ ПРИСУТСТВОВАЛИ ПУТИН И КАДДАФИ, ПЕЛА МИРЕЙ МАТЬЕ, ТАКЖЕ ПОБЫВАВШАЯ В ШАТРЕ МУАМАРА КАДДАФИ.

ОСОБУЮ СИМПАТИЮ К ЛИВИЙСКОМУ ЛИДЕРУ ВСЕГДА ИСПЫТЫВАЛ ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ. ТАК, В 1993 ГОДУ, НАХОДЯСЬ В ГРОЗНОМ НА ПРАЗДНОВАНИИ ОЧЕРЕДНОЙ ГОДОВЩИНЫ ОБЪЯВЛЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ ЧЕЧНИ ОТ РОССИИ, ЛИДЕР ЛДПР НА БАНКЕТЕ ЗАЯВИЛ: «В МИРЕ ЕСТЬ ТРОЕ НАСТОЯЩИХ МУЖЧИН – ДЖОХАР ДУДАЕВ, МУАМАР КАДДАФИ И ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ».

ПОСЛЕ НАЧАЛА ВЫСТУПЛЕНИЙ В ЛИВИИ ЖИРИНОВСКИЙ ПРИЗВАЛ КАДДАФИ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ БЕСПЛОДНЫХ ПОПЫТОК ПОДАВИТЬ НАРОДНУЮ ВОЛЮ И ПОСЕЛИТЬСЯ В РОССИИ. «Я ПРЕДЛАГАЮ ВАМ ПЕРЕЕХАТЬ В МОСКВУ НА ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА, ПРИГЛАШАЮ ИСКРЕННЕ – КАК ДОРОГОГО ГОСТЯ», – СКАЗАЛ ТОГДА В. ЖИРИНОВСКИЙ.


Вскоре революция докатилась до столицы страны Триполи и сразу переросла в гражданскую войну. Волнения в столице начались, когда до Триполи дошли вести о том, что город Бенгази перешел в руки восставших. Тысячи человек немедленно вышли на улицы и начали поджигать машины, громить полицейские участки, а восставшие попытались захватить штаб-квартиры центральных телеканалов Аль-Джамахирия 2 и Аль-Шабабия. Штурм с трудом отбил спецназ, пустив в ход слезоточивый газ и огнестрельное оружие. Жертвами столкновений, по данным Аль-Джазира, стали более 60 человек. Напоследок демонстранты подожгли многие учреждения, включая здания правительства и национального собрания, а затем отступили за пределы центра города в окраинные районы, откуда полицейские разбежались.

Государственные каналы передали сообщение о том, что руководство страны выступит с важным обращением к нации, однако на телеэкранах появился не сам Муамар Каддафи, а его 38-летний сын Сейф-уль-Ислам, выглядевший крайне взволнованным. Прежде всего он заявил, что все слухи о бегстве отца в Венесуэлу – ложь (эту информацию вновь обнародовал глава МИД Великобритании Уильям Хейг, однако Каракас все отрицал). Не объяснив отсутствия Каддафи-старшего, Сейф-уль-Ислам пригрозил, что режим будет бороться с бунтовщиками до последнего патрона. Покончив с угрозами, он стал обещать реформы, прежде всего принятие конституции. Под конец Сейф-уль-Ислам с тревогой в голосе заявил: «Ливия находится на перепутье… Мы не можем допустить, чтобы страна была разорвана на части и стала лакомым куском для иностранцев. В случае гражданской войны Ливию зальют реки крови».

Вскоре вторая часть его пророчества начала сбываться. По данным телеканала Аль-Джазира, удары по демонстрантам наносили не только спецподразделения, но и вертолеты боевой авиации. Затем телеканал сообщил, что ливийские ВВС бомбят отдельные районы города. Понять, сколько людей погибло, было невозможно. В Ливии отрубили все каналы связи, причем не только интернет и мобильную связь, но и обычный телефон. Вооруженные силы начали операцию против «террористов и саботажников». Граждан призывали помогать спецслужбам искать врагов страны, а в качестве воодушевляющего примера показывали кадры с центральной столичной площади Сахат аль-Хадра, где якобы проходили массовые акции в поддержку национального лидера Муамара Каддафи. Впрочем, это была та же съемка, которую ливийские каналы крутили последние пять дней.

Несмотря на отчаянную акцию ливийских силовиков в Триполи, начала сбываться и первая часть предупреждения Сейфа-уль-Ислама – о скором распаде страны. Режим Муамара Каддафи надежно контролировал лишь центр Триполи. Региональные власти начали устанавливать контроль над своими территориями и дожидаться исхода противостояния в столице. Восток же страны, прежде всего область Киренаика, полностью оказался в руках восставших.

То, что режим уже не владеет ситуацией в стране, стало понятно после выступлений лидеров крупнейших племен, на которые делится арабо-берберское население Ливии (свыше 97% жителей), ведь именно племенная идентичность является определяющей для многих ливийцев. «Брат [Муамар Каддафи] должен проваливать из страны. Хотя какой он теперь брат?!» – заявил в эфире Аль-Джазира Акрам аль-Варфалли, лидер крупнейшего в стране племени варфалла (к нему принадлежат около 1 миллиона человек из 6,5-миллионного населения). Глава другого крупного племени – зувайя – шейх Фарадж аль-Зувай был еще резче: «Режим должен немедленно прекратить насилие, иначе мы в 24 часа перекроем экспорт нефти на Запад». Муамару Каддафи оставалось рассчитывать только на сплоченность своих сторонников, однако их ряды начали таять. Свои посты в знак протеста против действий властей один за другим оставили ливийские послы, сложил полномочия и глава министерства юстиции Мустафа Абд-аль-Джалиль, объяснивший этот шаг жестокостью режима.

Единства не было и в семье самого Муамара Каддафи – среди его семерых сыновей уже не первый год шла схватка за право стать преемником отца. Наиболее реальным претендентом казался старший сын от второй жены ливийского лидера Сафии Фаркаш – выступавший по телевидению 38-летний Сейф-уль-Ислам. Когда авиация бомбила Триполи, государственные каналы передавали, что именно он возглавит комиссию по расследованию событий. Доподлинно было известно одно: отношения между всеми братьями крайне непростые, что вряд ли добавляло режиму их отца стабильности.

Вскоре ливийские государственные телеканалы передали обращение Муамара Каддафи к нации. Полковник записал его в своем старом доме, разбомбленном американцами в 1986 году и превращенном в музей. Судя по этому полуторачасовому выступлению, ливийский лидер находился на грани нервного срыва: он кричал, хватался за голову, тряс кулаком, неожиданно замолкал, а потом вновь срывался на крик.

Как только стало известно, что Муамар Каддафи намерен обратиться к народу, сторонники оппозиции начали пересылать друг другу в социальных сетях сообщения, в которых выражали надежду, что полковник объявит о своей отставке, однако он прорычал: «Не дождетесь, крысы!». «Муамар Каддафи не какой-то там президент, чтобы уходить, он – лидер революции, – заявил полковник, говоря о себе в третьем лице. – Каддафи – революционер, принесший стране славу. Он не оставит Ливию, будет биться до последней капли крови и умрет как шахид!»

Муамар Каддафи сказал, что пока еще не отдавал приказа о применении силы, не приказывал выпустить ни одной пули, однако предупредил о готовности применить силу в соответствии с международным правом и законами страны. «Но если я сделаю это, все будет в огне! – прокричал он, после чего фактически призвал своих сторонников к гражданской войне. – Вы, женщины и мужчины, кто любит Каддафи, выходите из своих домов и заполоните улицы. Оставьте свои жилища и бейте этих тараканов в их логовах. Идите и бейтесь с ними, преследуйте их, арестовывайте их и передавайте силам безопасности. Их немного, и они – террористы! Вас же – миллионы!»

Ливийский лидер также обратился к молодежи, которая, по его словам, и стала организатором беспорядков, призвав не копировать события, происходящие в других арабских странах. Потом он начал читать вслух отрывки из своей знаменитой «Зеленой книги». Снятые на мобильный телефон кадры свидетельствуют о том, как отреагировали на речь полковника оппозиционеры из города Тобрук: они развели на центральной площади большой костер и начали один за другим кидать в него экземпляры той самой «Зеленой книги». «Чтоб ты горел в аду! – скандировала толпа. – Ливия будет свободной!»

Несмотря на заявления Муамара Каддафи о том, что силу режим не применял, по данным международных правозащитных организаций, число жертв беспорядков в Ливии уже превысило тысячу человек. И это по самым скромным оценкам. Как рассказал французский врач Жерар Бюффе, работавший в медицинском центре в Бенгази, только в этом городе могли погибнуть более 2 тысяч человек.

Жесткое подавление несогласных в Триполи уже вряд ли могло сохранить режим. По крайней мере, в его нынешних границах. Власть на востоке страны взяли в свои руки восставшие. Баланс сил в остальных районах менялся не в пользу полковника. Как написал в журнале The Time бывший сотрудник ЦРУ на Ближнем Востоке Роберт Баер, пообщавшись с одним из высокопоставленных ливийских чиновников, полковник мог рассчитывать на верность лишь 5 тысяч военных – своих соплеменников из племени каддафа, которыми были укомплектованы спецподразделения, ВВС и флот. Остальные 40 тысяч военных либо перешли на сторону революции, либо отказывались выполнять приказы из Триполи.

Судя по всему, Муамар Каддафи был на грани отчаяния. По словам Роберта Баера, полковник даже отдал своим силовикам приказ взрывать нефтепроводы, ведущие к ливийскому побережью, если лидеры племен откажутся ему повиноваться. «Это сигнал мятежным племенам – либо я, либо хаос», – отмечал Баер. Впрочем, попытка блокировать весь нефтяной экспорт Ливии вряд ли могла принести успех. Таким образом, Муамар Каддафи и его семья в лучшем случае могли сохранить власть в окрестностях столицы, а Ливия рисковала расколоться на части. Линиями разлома могли стать границы трех провинций, на которые страна делилась с середины XVI века до 1951 года при правлении османов и итальянцев: Триполитания (столица и побережье к западу от нее), Киренаика (восток страны с центром в Бенгази) и Феззан (юго-восток с центром в Сабхе).

Вооруженные отряды повстанцев медленно, но верно продвигались с восточного побережья на запад и в центр страны. Отряды под руководством так называемых народных комитетов взяли еще один город в провинции Киренаика – Тобрук, в 100 километрах восточнее Бенгази. Затем повстанцы значительно расширили зону своего контроля, захватив еще два стратегически важных населенных пункта: третий по величине город Мисурата (в 200 километрах восточнее Триполи) и город Зуара (в 120 километрах к западу от столицы), находящийся на побережье Средиземного моря. Ожесточенные бои шли уже в 50 километрах от столицы – в городе Эз-Завия, куда были стянуты крупные силы, верные Каддафи, и много военной техники. По свидетельству очевидцев, они с помощью зенитно-ракетных установок превратили в руины мечеть, в которой укрывались противники режима. Переживших ракетную атаку наемники добили из автоматов.

Тем временем от поддержки Муамара Каддафи одно за другим отказались ряд арабских и берберских племен, а также туареги. В числе тех, кто перешел на сторону оппозиции, называли племена тархун, варфалла, зинтан. «Теперь наша цель – Триполи. Мы должны освободить столицу, если она сама не может этого сделать», – заявил один из представителей восставших на состоявшейся в городе Эль-Байда встрече с офицерами, перешедшими на сторону оппозиции.

В Триполи ситуацию еще полностью контролировали проправительственные силы – отряды вооруженных до зубов чернокожих наемников, которые разъезжали на джипах и без предупреждения стреляли по группам людей, показавшихся им подозрительными, и спецназовцы на бронетранспортерах. Очевидцы говорили, что Триполи был похож на город-призрак. Кроме того, тысячи иностранных наемников выдвинулись на подступы к ливийской столице, создав там опорные пункты и перекрыв все дороги в город.

Готовясь к решающей битве, власти применили против восставших психологическое оружие. Народный комитет Ливии по общей безопасности – одна из ключевых силовых структур режима Каддафи – распространил официальное заявление с призывом к сторонникам оппозиции пока не поздно прекратить антиправительственные выступления. «Того, кто сдаст оружие и продемонстрирует раскаяние, не будут преследовать по закону. Тем, кто будет сотрудничать с властями и предоставит информацию о подстрекателях, выплатят большое денежное вознаграждение», – говорилось в заявлении, переданном в эфире ливийского государственного телевидения.

Государственные каналы поменяли концепцию освещения событий в стране – если до этого они просто игнорировали народные протесты, транслируя лишь записи митингов в поддержку режима и отрывки из выступлений Муамара Каддафи, то потом в новостях показали задержанных оппозиционеров. Мятежники лежали на земле лицом вниз, руки связаны за спиной, рядом лежало оружие и якобы принадлежащие им паспорта – египетские, алжирские, тунисские. Голос за кадром объяснил: эти люди исламисты, они приехали в Ливию, чтобы спровоцировать молодежь на бунт, убить полковника, захватить трубопроводы и установить в стране свой режим.

О том, что ливийскую молодежь подстрекают некие силы извне, заявил и сам Муамар Каддафи: «Этими молодыми людьми манипулирует Аль-Каида. Она пользуется ими, потому что большинству из них нет и 20 лет и они легко поддаются влиянию». При этом полковник сказал, что ситуация в Ливии абсолютно не похожа на таковую в Тунисе или Египте, потому что у ливийцев не было никакой причины жаловаться на жизнь. Муамар Каддафи обещал подумать над возможным повышением зарплаты госслужащим, но категорически отверг требование мятежников об ограничении его власти. По словам полковника, его власть и так является символической – как у королевы Елизаветы в Великобритании.

Последний план властей изложил в телефонном интервью газете The Financial Times сын ливийского лидера Саади. По его словам, в ближайшие дни в Ливии должна быть обнародована конституция, открывающая путь радикальным реформам, однако Муамар Каддафи останется отцом нации. По версии отпрыска полковника, верная ему армия сражалась не с народом, а с исламистами и Аль-Каидой, и в столице все было спокойно. «Мы бомбим склады с оружием, чтобы оно не попало в руки Аль-Каиды», – сообщил младший Каддафи.

Учитывая, что ресурс поддержки, на который опирался Муамар Каддафи, позволял ему удерживать только столицу, большинство экспертов считали происходящее агонией режима. Будущее же самого полковника предсказал в интервью шведской газете Ekspressen бывший министр юстиции Ливии Мустафа Мохаммад Абд-аль-Джалиль, перешедший на сторону восставших. По его словам, после падения Триполи Муамар Каддафи закончит свой путь так же, как после падения Берлина закончил Адольф Гитлер.

По данным французской газеты Le Figaro, Каддафи покинул столицу и находился в бункере на военной базе вблизи Триполи – именно там полковник пережил в 1986 году американские бомбардировки. Охраной руководил 29-летний сын диктатора Хамис, а безопасность обеспечивали выходцы из рода полковника. При этом, по некоторым данным, Муамар Каддафи настолько опасался покушения на свою жизнь, что даже внутри бункера носил под одеждой и тюрбаном бронежилет и каску. Полковник очень боялся умереть.

Западный мир и Россия выступили с решительным осуждением ливийского лидера. Президент США Барак Обама призвал Муамара Каддафи без промедления уйти в отставку. Этот призыв поддержала канцлер Германии Ангела Меркель, заявившая, что время Каддафи давно истекло.

Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони сказал, что, по сути дела, Каддафи и так уже не контролирует ситуацию в стране.

Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев тоже осудил уничтожение гражданского населения в Ливии и назвал действия режима преступлениями, которые могут повлечь вытекающие из международного права последствия. Заявление Д. Медведева свидетельствовало о том, что Россия впервые с начала ливийской революции окончательно определилась, на чьей она стороне. «Мы решительно призываем нынешние власти Ливии, всех ответственных политических деятелей страны к сдержанности, с тем чтобы не допустить дальнейшего ухудшения ситуации, уничтожения гражданского населения, – заявил президент России и пригрозил: – В противном случае подобного рода действия будут квалифицированы как преступления со всеми вытекающими из международного права последствиями». Вскоре президент Медведев подписал указ, запрещающий въезд в Россию Муамару Каддафи, а также его родственникам и высокопоставленным функционерам ливийского режима. Всего в списке насчитывалось 15 имен, в частности, был назван начальник личной охраны ливийского лидера, глава внешней разведки, министр обороны и другие чиновники, особо отличившиеся в подавлении оппозиционных выступлений. Запрещался въезд в РФ и близким родственникам Каддафи: его дочери Аише и семерым сыновьям. Президент РФ также ввел запрет на осуществление Каддафи и членами его семьи финансовых операций с находящимися в их собственности или под их контролем денежными средствами, финансовыми активами и экономическими ресурсами, имеющимися на территории Российской Федерации.

Совет Безопасности ООН единогласно одобрил введение санкций в отношении ливийского лидера и 15 лиц из его ближайшего окружения: дочери и семерых сыновей, двоюродного брата, зятя, начальника личной охраны, министра обороны, главы внешней разведки, руководителя пресс-службы правительства и ряда других чиновников. Все они отныне стали невыездными. Резолюция также предусматривала замораживание иностранных счетов и иных активов семьи Каддафи.

Кроме того, Совбез ввел эмбарго на поставку любых видов вооружения в Ливию – оружия, боеприпасов, военных машин и иной техники, запчастей к ним и товаров двойного назначения. Запрет касался и предоставления Ливии вооруженного наемного персонала. Важным пунктом резолюции Совета Безопасности стало поручение Международному уголовному суду в Гааге провести расследование гибели ливийцев в ходе подавления военными демонстраций сторонников оппозиции. По данным международных правозащитных организаций, за время противостояния в Ливии погибли до 2 тысяч человек, около 4 тысяч получили ранения. В документе говорилось следующее: «Масштабные и систематические атаки на гражданское население Ливии могли быть квалифицированы как преступления против человечности». Это означает, что Муамар Каддафи и его окружение могли быть признаны военными преступниками и отданы под международный трибунал.

Вскоре Совбез ООН принял резолюцию, в которой отмечалось, что международное сообщество обязано принять все необходимые меры по защите ливийского населения, за исключением ввода оккупационных сил. Это означало, что Ливию можно было только… бомбить. Пять стран —

Россия, Китай, Германия, Индия и Бразилия – при голосовании воздержались. Россия свое решение мотивировала тем, что в случае начала военной операции серьезно пострадает не только гражданское население Ливии, но и интересы обеспечения мира и безопасности во всем регионе. Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский заявил, что Россия, «глядя на Китай, наконец научилась действовать, исходя из своих собственных интересов». «С чего бы нам включаться в эту героическую штурмовую бригаду? Ведь это Николя Саркози, а не Владимир Путин, брал у Каддафи 50 миллионов долларов[1]. Это Сильвио Берлускони, а не Дмитрий Медведев, с ним девушек делил», – сказал Сатановский. В то же время он отметил, что Москва решила не использовать свое право вето, чтобы «не осложнять отношения с Европой, которая для нас является основным рынком энергоносителей». «Кроме того, за уход Каддафи высказалась Лига арабских государств, со многими членами которой у нас очень серьезные отношения», – заявил Е. Сатановский.

Лишь президент Венесуэлы Уго Чавес предложил направить в Ливию международную мирную миссию посредников. Венесуэльские власти заверили, что этот план поддержали генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Муса, а также руководители «левых» стран Латинской Америки, в частности Боливии, Эквадора, Никарагуа и Кубы. Но на Западе инициатива лидера боливарианской революции не нашла сколько-нибудь значимой поддержки.

Кольцо вокруг Муамара Каддафи сужалось. Про правительственные силы контролировали только центр Триполи, ряд городов на западе страны и родной для полковника Сирт на побережье. По данным телеканала Аль-Джазира, под властью Каддафи оставалось не более 15% территории страны.

В захваченном оппозиционерами Бенгази прошло первое заседание национального совета, созванного бывшим министром юстиции Мустафой Абд-аль-Джалилем. Перешедший на сторону оппозиции министр заявил, что вскоре будет создано временное правительство, которое в течение трех месяцев подготовит Ливию к выборам. По словам чиновника, последний оплот Каддафи должен был пасть в течение нескольких дней или даже часов.

Сначала ливийская оппозиция была раздроблена. Лидерами в каждом из отпавших от режима Каддафи населенных пунктов становились люди, малоизвестные за пределами своего города или поселка. Тем не менее к 27 февраля 2011 года на сторону восставших перешло достаточно много бывших соратников Каддафи, которые по итогам переговоров между собой и создали вместе с прочими оппозиционерами национальный переходный совет. Его членами стали либо видные деятели оппозиции, либо представители населенных пунктов, находящихся под контролем повстанцев.

Председателем совета и формально главным лидером революции стал Мустафа Мохаммад Абд-аль-Джалиль, до февраля 2011 года занимавший пост секретаря главного народного комитета юстиции Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии. Джалил родился на востоке Ливии в городе Бейда, получил высшее юридическое образование и некоторое время работал в городской прокуратуре Бейды. В 1978 году он стал судьей городского суда, а в 2002-м был назначен председателем верховного апелляционного суда Ливии. До назначения на пост министра юстиции Джалиль являлся председателем городского суда Бейды. Он стал первым высокопоставленным чиновником, ушедшим в отставку в знак протеста против чрезмерного применения силы против протестующих. Мустафа Мохаммад Абд-аль-Джалиль почти сразу перебрался в Бенгази, неофициальную столицу повстанцев, и заявил о готовности возглавить революцию.

Заместителем председателя совета и его официальным представителем стал Абдул Хафез Гуга – тоже юрист. Он одно время возглавлял ливийскую коллегию адвокатов. На Западе Гуга получил известность как правозащитник, поскольку представлял интересы семей заключенных тюрьмы «Абу-Салим» в Триполи, уничтоженных режимом Каддафи в 1996 году. По данным Amnesty International, тогда были убиты около 1,7 тысячи человек. Гуга и сам пострадал после начала восстания: в середине февраля его арестовали, однако довольно быстро освободили из тюрьмы. Как сообщала британская вещательная корпорация BBC, его переходом на сторону восставших особенно был недоволен сын Муамара Каддафи Саиф. «Еще две недели назад он сидел в шатре Каддафи и радостно аплодировал. А потом выступал по Аль-Джазира, защищая Каддафи. И вот он уже в первых рядах противников режима», – цитировала Саифа Каддафи ВВС.

При совете действовала так называемая группа исполнительной власти, фактически правительство страны, которой руководил Махмуд Джебрил, самый «западный» член совета. Он окончил Университет Питтсбурга, возглавлял Национальный совет по планированию (аналог советского Госплана), а затем Национальный совет по экономическому развитию. Американцы считали Джебрила «своим» человеком, о чем, например, неоднократно сообщал в депешах посол США в Ливии Джин Гретц.

Роль министра иностранных дел в группе исполнительной власти играл Али Иссауи, бывший секретарь народного бюро (посол) Ливии в Индии. Он был одним из первых ливийских дипломатов, перешедших на сторону повстанцев. Уроженец Бенгази, Иссауи имеет диплом экономиста и даже какое-то время возглавлял главный народный комитет по экономике. Кроме того, он руководил ливийским государственным фондом по приватизации. В марте 2009 года Иссауи неожиданно сместили с поста министра экономики. В стране и за рубежом ходили слухи, что это было связано с коррумпированностью чиновника. По другим сведениям, Иссауи не сработался с премьер-министром страны и другими людьми из ближайшего окружения Каддафи.

Министром обороны повстанцев стал Омар аль-Харири, герой революции 1969 года и некогда личный друг Муамара Каддафи. В 1975-м он возглавил группу военных, решивших сместить полковника. Заговор провалился. Харири был приговорен к смертной казни. Больше 10 лет он ожидал исполнения смертного приговора, однако в 1990 году Каддафи неожиданно простил Харири и даже перевел его из тюрьмы под домашний арест в родной город Тобрук на востоке страны.

Между тем Запад в любой момент был готов начать бомбардировки ливийских военных объектов.

Вооруженные силы целого ряда западных стран почти закончили подготовку к нанесению ударов по Ливии, подтянув военную авиацию поближе – на авиабазы Сицилии и Кипра. Также к берегам Северной Африки направились дополнительные тяжелые крейсеры ВМС Британии, которые должны были обеспечивать морскую блокаду.

Власти Ливии с негодованием отреагировали на военную активность у своих границ. Незадолго до голосования в Совете Безопасности Муамар Каддафи заявил, что, если мир сойдет с ума, он и его приближенные не останутся в долгу. «Мы будем сопротивляться. Мы превратим их жизнь в ад», – пообещал ливийский лидер. По словам полковника, при принятии решения члены Совбеза ООН руководствовались репортажами лживых информагентств. Он также сообщил, что Триполи направил запрос в Между народный суд о признании резолюции недействительной. Одновременно ливийские власти пригрозили в случае военного вмешательства распространить ответ на него за пределы своей страны. Приближенные Муамара Каддафи обещали обстреливать военные и гражданские самолеты и суда в районе Средиземного моря.

Но когда угроза бомбардировок военных объектов Ливии стала отчетливой, Триполи резко сменил тональность своих заявлений. Глава министерства иностранных дел страны Муса Куса сообщил о решении правительства прекратить все боевые действия против оппозиционеров. По его словам, власти Ливии решили открыть канал переговоров с повстанцами и взять под защиту всех находящихся в стране иностранцев и иностранные активы. Запад фактически проигнорировал эти высказывания, а ливийская оппозиция категорически отвергла заявление властей, назвав его очередным блефом хитроумного полковника. По словам очевидцев, они оказались недалеки от истины – боевые действия в районе городов Мисурата и Адждабия продолжились.

В марте 2011 года в Париже прошла экстренная встреча по ситуации в Ливии, в которой приняли участие 22 делегации, представлявшие ведущие страны Евросоюза, США и Лигу арабских государств. По словам генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, также присутствовавшего на встрече, во время обсуждения ему позвонил премьер-министр Ливии аль-Багдади Али аль-Махмуди. «Он уверял меня, что Ливия полностью выполняет резолюцию 1973 года и умолял не допустить военного вмешательства, – рассказал позднее Пан Ги Мун. – Честно говоря, он производил впечатление отчаявшегося человека». Для того чтобы убедиться в искренности его слов, премьер аль-Махмуди предлагал немедленно направить в Ливию наблюдателей ООН. «Но одновременно мы узнали, что правительственные войска начали наступление на Бенгази», – посетовал Пан Ги Мун.

Реакция Запада последовала незамедлительно: 19 марта ВВС США, Франции и Великобритании начали бомбить позиции войск Каддафи. В 19.45 по московскому времени истребители ВВС Франции нанесли первый удар по целям в Ливии. «По согласованию с партнерами наши ВВС пришли на помощь людям в Бенгази, которым угрожали войска Каддафи», – объявил французский президент Николя Саркози. Первыми целями западной коалиции стали механизированные части правительственных войск Ливии на подступах к Бенгази. В результате были уничтожены бронетранспортер и четыре танка. Так началась операция «Одиссея. Рассвет» (Odyssey. Dawn).

В течение следующих часов ракетно-бомбовые удары по территории Ливии нанесли ВВС и ВМС США, а также Великобритании. Меньше чем за сутки с кораблей и субмарин в Средиземном море было выпущено более 110 крылатых ракет Tomahawk. С американской стороны в налетах участвовало 19 самолетов, в том числе три бомбардировщика B-2.

На первом этапе нападению подверглись объекты ПВО Ливии, места базирования военных самолетов, а также скопления правительственных войск вблизи опорных пунктов повстанцев. Представители оппозиции с восторгом сообщали о десятках уничтоженных танков, бронемашин и автомобилей сторонников Каддафи. В Триполи удар был нанесен по штабу ливийских ВВС на базе «Матейга» на западе столицы, а в Мисрате разбомбили академию ВВС.

По информации ливийских властей, в ходе ударов западной коалиции погибли по крайней мере 64 человека, в том числе мирные жители, сотни ливийцев получили ранения разной степени тяжести. Как уверяло государственное телевидение Ливии, в пригороде Триполи местные силы ПВО сбили французский истребитель, однако министерство обороны Франции опровергло эту информацию, заявив, что все самолеты вернулись на аэродромы.

После первых налетов Ливия потребовала срочно созвать заседание Совета Безопасности ООН, а сам Муамар Каддафи в обращении к нации заявил, что ливийский народ выйдет победителем из схватки с Западом, действия которого он охарактеризовал как акт терроризма. В случае необходимости полковник пообещал раздать оружие населению, чтобы дать отпор агрессору.

23 августа 2011 года повстанцы захватили столицу Ливии Триполи. Они разгромили резиденцию Каддафи. Начались поиски свергнутого лидера.

В конце сентября силы Переходного национального совета (ПНС) Ливии начали новое наступление на родной город Муамара Каддафи Сирт. Взят он был через месяц. 10 октября 2011 года гражданская война в Ливии фактически завершилась.

За день до того, как силы Переходного национального совета предприняли решающий штурм Сирта, неожиданно посетившая Триполи госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила: «Мы надеемся, что скоро Каддафи будет схвачен или убит». Ее слова оказались пророческими.

Штурм Сирта длился полтора часа и увенчался успехом. Осознав, что сопротивление бесполезно, защитники города попытались вырваться из окружения на автомобилях. По беглецам нанесли удары самолеты НАТО. В одной из колонн находился полковник Каддафи. При бомбардировке он получил тяжелые ранения ног, живота и головы. Подбежавшие к догоравшим автомобилям бойцы ПНС узнали бывшего лидера. «Только не стреляйте», – попросил окровавленный полковник своих противников. Сопровождавший Каддафи главнокомандующий вооруженными силами джамахирии Абу Бакр Юнис Джабер погиб на месте.

Повстанцы утверждали, что пытались спасти Каддафи, однако он умер по дороге в больницу, но телеканал Аль-Джазира показал кадры, на которых видно, как толпа добивает еще живого полковника, а потом пинает ногами его бездыханное тело.

25 ноября Переходный национальный совет Ливии объявил, что тела Муамара Каддафи и его сына Мугтасима вывезли в пустыню и на рассвете предали земле с соблюдением исламских обычаев. Место захоронения власти держат в тайне, опасаясь паломничества каддафистов.

Накануне ливийское руководство пообещало прояснить все обстоятельства гибели полковника. К этому призвали ливийцев руководители ООН и госсекретарь США Хиллари Клинтон…

Гибель Муамара Каддафи означала фактическое завершение гражданской войны в Ливии. По мнению экспертов, дальнейшее сопротивление его сторонников теряло смысл. Никто из оставшихся в живых или на свободе сыновей Каддафи не был в состоянии заменить его, да и крупных очагов сопротивления в стране практически не осталось.

Теперь ПНС контролировал практически всю территорию страны, за исключением пустынных южных районов, где хозяйничали туареги, до последнего времени сохранявшие верность Каддафи. «Мы можем сказать, что военная операция [НАТО в Ливии] завершена», – заявил 21 октября в эфире радиостанции Europe 1 глава МИДа Франции Ален Жюппе. По его словам, необходимости в оказании военной поддержки бывшим повстанцам не было.

Но помощь им понадобится. Уже сейчас ясно, что на восстановление разрушенной страны нужны будут миллиарды долларов. Впрочем, особых проблем с финансированием не предвидится – в ближайшее время все деньги правительства Каддафи, хранящиеся за рубежом, будут окончательно разморожены и поступят в распоряжение ПНС. Кроме того, Запад наверняка захочет помочь молодой, встающей на ноги демократии, ведь восстановление лежащей в руинах, но при этом богатой нефтью и газом страны может обернуться для западных компаний не менее выгодными контрактами, чем восстановление Ирака после свержения Саддама Хусейна.

Намного серьезнее проблема восстановления единства Ливии. «В истории не было ни одного примера того, чтобы после ликвидации лидера гражданская война в стране прекращалась. Совсем наоборот. Вспомните Афганистан, Ирак после захвата Саддама Хусейна, Россию после расстрела царской семьи», – заявил президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. Не исключено, что от прежнего режима отвернутся не все его сторонники, а сам Муамар Каддафи станет символом борьбы за независимость Ливии от Запада.

О том, что полковника теперь будут вспоминать как мученика, сказал, в частности, его близкий друг – президент Венесуэлы Уго Чавес.

Такой вариант развития событий не исключают и в ПНС. Победители уже активно обсуждают будущее политическое устройство страны. Пока в связи с этим возникает больше вопросов, чем имеется ответов. Так, эксперты сомневаются в способности ПНС сформировать полноценное правительство, представляющее интересы всех слоев общества. Если раньше ливийскую оппозицию объединяла общая цель – захватить территорию страны и поймать Каддафи, то теперь оказалось, что ее раздирают серьезные противоречия.

По данным экспертов американского аналитического центра Stratfor, некоторые города и районы Ливии контролируют вооруженные группы, оппозиционные прежнему режиму и при этом ставящие под сомнение легитимность ПНС. При формировании правительства они неизбежно потребуют себе мест в кабинете министров, на что члены совета могут и не согласиться. По этой же причине потенциальным источником насилия, как считают аналитики, являются поддерживавшие Каддафи племена, которые будут продолжать борьбу до тех пор, пока не убедятся, что не останутся вне новых властных структур. Евгений Сатановский назвал еще одну причину для беспокойства: «Резня началась уже и внутри самого ПНС, хотя по-настоящему большие деньги и власть он еще даже не получил».

После гибели полковника возросла и актуальность вопроса о разделе богатств Ливии. Главную ценность в стране представляют запасы нефти (29,5 миллиарда баррелей) и залежи природного газа (1,6 триллиона кубометров). Первыми в очереди на подписание контрактов с новыми властями стоят страны, при активном участии которых произошла смена режима, – Великобритания, Франция, США, Италия и Катар.

Некоторые из них начали готовиться к дележу задолго до окончания войны. Депутат Европарламента от Великобритании Эндрю Бронс поведал о тайной сделке на сумму 1 миллиард долларов между лондонским нефтетрейдером Vitol и ПНС, совершенной при посредничестве британского министра международного развития Алана Данкана, бывшего консультанта Vitol. «Теперь эта компания может получить монопольные права на торговлю ливийской нефтью. Не надо быть сторонником подлого тирана Каддафи, чтобы усомниться в мотивах Запада, поддержавшего ливийских повстанцев!» – возмущался депутат. По мнению эксперта журнала Foreign Policy Джона Дали, большая часть ливийского нефтяного пирога достанется Франции. Он ссылается на письмо, отправленное еще 3 апреля одним из представителей ПНС эмиру Катара, в котором говорилось, что Франция получит 35% нефти в обмен на поддержку оппозиции. Копию письма в сентябре опубликовала газета Liberation. На остающуюся после британцев и французов долю претендентов, по словам эксперта, немало: «Есть итальянская ENI, американские и канадские компании Marathon, ConocoPhillips, Hess, Occidental и Suncor, прекратившие работу в Ливии в начале военных действий, есть бразильская Petrobras и российские «Газпром нефть» и «Татнефть», вложившие миллиарды в Ливию до начала войны».

Российские интересы в Ливии не ограничиваются энергоносителями. «Газпром» имеет доли в участках и концессиях с запасами 300 миллиардов кубометров газа и 110 миллионов тонн нефти. В январе компания подписала соглашение с итальянской ENI, по которому за 178 миллионов долларов получила 16,5% месторождения Elephant. «Татнефть» вела геологоразведочные работы на четырех участках. ОАО РЖД реализовывало проект стоимостью 2,2 миллиарда евро по строительству дороги Сирт – Бенгази. «Рособоронэкспорт» в прошлом году договорился о поставках Ливии вооружений на сумму 1,8 миллиарда долларов.

Вице-президент МКГ Ален Делетроз считает, что в новой Ливии российские компании не будут чувствовать себя столь вольготно, как при Каддафи. «Самые выгодные контракты будут распределены между представителями тех стран, которые наиболее активно поддерживали ПНС, – пояснил он. – В то же время россиян не надо списывать со счетов, у них есть шансы зацепиться за ливийский рынок, ведь Москва вела диалог с повстанцами еще до взятия Триполи».

Независимо от того, какие политические силы придут к власти в Ливии, принципиальный вопрос о будущем страны, похоже, уже решен. Глава ПНС Мустафа Абд-аль-Джалиль объявил, что отныне Ливия будет жить по законам шариата. «Мы, как исламское государство, приняли исламский шариат в качестве основного источника законодательства, – сказал аль-Джалиль. – И любой закон, противоречащий шариату, будет отменен».

Правда, пока не ясно, какую модель шариата введут в Ливии. «Похоже, ливийцы будут ориентироваться на Саудовскую Аравию и Катар, которые стоят за свержением Каддафи. Наивно думать, что в Ливию придет умеренный ислам. Уже провозглашен исламский эмират в городе Дерна на побережье – там уничтожают суфийские мечети, гробницы местных святых и шейхов. В глубинке бесчинствует Аль-Каида Магриба. Все это первые проявления шариата по-ливийски, и это еще цветочки» – так считает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. По его мнению, настоящая гражданская война Ливии только предстоит. «Дело вовсе не в сопротивлении сторонников Каддафи. Главное – вопрос межплеменной резни и кровной мести, возможный раскол страны, ее афганизация или сомализация, – говорит Сатановский. – Ливию населяют почти 200 арабских племен, около 100 племен берберов, во внутренних районах – туареги. Джабриль не случайно уходит в отставку, он понимает, что резня будет страшная. На первое место выйдут полевые командиры. Среди них самые влиятельные – люди из Аль-Каиды вроде Абдулхакима Бельхаджа, которому отдан Триполи. Дележ нефтяного пирога может затянуться на десятилетия».

В конце ноября в Ливии было совершено первое после свержения режима Каддафи покушение на представителя новой власти. Главу временного правительства Абдулу Рахима аль-Киба и его окружение обстреляли в пригороде Триполи. По мнению экспертов, за покушением могли стоять набирающие силу исламисты.

Акция была осуществлена после того, как временное правительство Ливии принесло присягу. Власти попытались замолчать происшествие, но через несколько дней подробности просочились в СМИ. В премьера стреляли у входа в здание государственной радиостанции. Сам он не пострадал, но двое охранников погибли и пятеро были ранены. Службе безопасности удалось задержать двоих нападавших. По одной из обнародованных версий, за покушением стоят сторонники убитого полковника Муамара Каддафи. Впрочем, многим экспертам версия о каддафистах не кажется очевидной – ливийскому руководству выгодно списать инцидент на «недобитых» сторонников лидера джамахирии.

«Во временном правительстве Ливии намечается серьезное противостояние между различными группами, – пояснил ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников. – Не исключено, что покушение связано с попыткой передела сфер влияния». Организовать нападение на премьера могли и исламисты. «До сих пор они держались в тени, но теперь поднимают голову», – заметил Сотников.

Эксперты считают, что Ливия стоит на пороге новой междоусобицы. По мнению президента Института Ближнего Востока Е. Сатановского, конфликт может развиваться по афганскому, иракскому и даже сомалийскому сценарию: в стране уже формируются альянсы боевиков и полевых командиров, среди которых замечены члены Аль-Каиды. Неизбежен также конфликт интересов многочисленных племен, населяющих Ливию.

Мрачную картину новой Ливии рисует и Организация Объединенных Наций. В докладе, подготовленном миссией ООН в этой стране, говорится, что на смену зверствам Каддафи пришло «революционное насилие»: в ливийских тюрьмах оказались 7 тысяч заключенных, неугодных новой власти. Среди них есть женщины и даже дети, они содержатся под охраной «революционных бригад» в условиях, которые вызывают серьезные опасения. Как следует из доклада, особенно репрессии и этнические чистки коснулись выходцев из Черной Африки, откуда полковник вербовал наемников.

«Мирный» йеменский вариант

18 января – 23 ноября 2011 года


Массовые протесты в одной из беднейших арабских стран – Йемене – начались еще в январе 2011 года. 18 января там прошла первая демонстрация с требованием отставки президента Али Абдуллы Салеха. Многотысячные манифестации проходили едва ли не во всех городах страны. Попытки властей подавить эти выступления были неудачными и не слишком активными: главные союзники и доноры Йемена – Евросоюз и США – предупредили руководство страны, что правящий режим потерял их поддержку. Без помощи Запада власти Йемена, имеющего к тому же отвратительные отношения с соседями, разумеется, не могли бы существовать.

В конце января 2011 года местная оппозиция пообещала властям День гнева, который распространится на всю страну. 27 января в столице Йемена Сане состоялась генеральная репетиция этой акции. Около 16 тысяч человек потребовали отставки президента Али Абдуллы Салеха, который правил страной с 1978 года (при этом парламент Йемена рассматривал поправки к конституции, позволяющие президенту Салеху занимать этот пост пожизненно), за что были жестко разогнаны полицией. Впрочем, сам Салех, понимая, насколько серьезна ситуация, заявил о том, что президентом нельзя быть больше двух сроков. Похоже, последней каплей для него стало решение короля Иордании, куда более близкого США и ЕС союзника, отправить в отставку кабинет министров. Кроме того, Салех объявил, что покинет свой пост в 2013 году, когда в стране должны пройти очередные президентские выборы. Он пообещал, что не передаст власть своему сыну и попытается организовать демократические выборы. «Я не стану выдвигать свою кандидатуру на следующий срок и не позволю своему сыну унаследовать президентский пост. Нет пожизненному президентству! Нет наследственной монархии! – заявил Салех. – Никакого продления полномочий, никакого наследования, никакого «подзавода часов». Нужно все спокойно обсудить, а не устраивать хаос. Йемен не Тунис».

Наряду с этим президент Йемена вдвое сократил подоходный налог и приказал правительству эффективнее осуществлять контроль за ценами на товары широкого потребления. Зарплата государственных служащих, в том числе военных, была повышена в среднем на 50 долларов в месяц.

Еще одним важным решением президента стал перенос запланированных на апрель 2011 года парламентских выборов, против проведения которых по причине отсутствия политических свобод выступала местная оппозиция. «Я пошел на эти уступки ради своей страны. Интересы нации выше моих личных интересов», – заявил Салех.

Президент Йемена обратился к парламенту за день до намеченных на 3 февраля 2011 года выступлений оппозиции, получивших по аналогии с акциями протеста в ряде стран арабского мира название «День гнева». Противники Абдуллы Салеха с воодушевлением восприняли его речь, однако массовые демонстрации протеста отменять не стали. Они помнили, что в 2005 году президент уже делал заявления об уходе из политики, что не помешало ему через год выдвинуть свою кандидатуру на выборах. Оппозиция говорила, что ждет от президента реальных шагов по изменению политической системы страны.

Впрочем, как предсказывали эксперты, на сей раз глава Йемена не осмелится повторить маневр пятилетней давности. «После того как Абдулла Салех увидел, что происходит в Египте, естественно, он начал думать о том, как бы самому не попасть в подобное положение», – пояснил главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Георгий Мирский. Он предположил, что начать процесс мирной передачи власти президенту Йемена посоветовали США, которые заинтересованы в сохранении стабильности в этой стране хотя бы на нынешнем уровне.

Тем не менее на будущее Йемена эксперты смотрели без оптимизма. «Все будет зависеть от того, удастся ли окружению Абдуллы Салеха удержать власть в своих руках. Пока же в Йемене сохраняется полувоенная ситуация, а опасности исходят сразу с трех сторон. Во-первых, Южный Йемен хочет отделиться от Северного. Во-вторых, друг с другом враждуют живущие на территории страны племена. В-третьих, некоторое время назад там появилась Аль-Каида», – сказал Г. Мирский.

Действительно, базирующаяся в Йемене группировка «Аль-Каида на Аравийском полуострове» все чаще привлекает к себе внимание. В частности, нигериец Умар Фарук Абдулмуталлаб, который в конце 2009 года пытался взорвать лайнер, следовавший по маршруту Амстердам – Детройт, проходил подготовку именно в йеменских лагерях боевиков, а в октябре 2010 года из этой арабской страны были разосланы посылки с взрывчаткой еврейским организациям Чикаго. Терактов удалось избежать лишь благодаря бдительности спецслужб ОАЭ и Британии.

Несмотря на заявления президента, 3 февраля 2011 года в столице Йемена Сане прошла массовая акция протеста сторонников оппозиции. Утром возле здания университета собрались более 20 тысяч манифестантов. «Мы здесь для того, чтобы свергнуть коррупционный и тиранический режим [президента Али Абдаллы Салеха]», – пояснил главный мотив манифестантов член оппозиционной исламистской партии «Аль-Ислах» Наджиб Ганем.

Параллельно с манифестацией оппозиционеров на центральной площади столицы прошел митинг правящей партии «Всеобщий народный конгресс», на который собрались несколько тысяч человек. «Мы с Абдаллой Салехом. Мы с Йеменом!» – кричали они, обвиняя оппозицию в попытке дестабилизировать ситуацию. Масштабных столкновений между представителями противоборствующих лагерей удалось избежать.

В другом крупном городе страны, Адене, без жертв не обошлось. Оппозиция собралась в квартале Эль-Кратер, но была разогнана полицией, которая использовала огнестрельное оружие и слезоточивый газ. В ходе начавшихся столкновений ранения получили по крайней мере два человека.

О своем видении причин революции в Йемене в интервью корреспонденту ИД «Коммерсантъ» Олесе Герасименко рассказала йеменская журналистка Ифтикар Саид. По ее мнению, это именно революция, а не просто волнения, и главная причина – сложная политическая ситуация, а также плохие экономические и социальные условия.


«У НАС ЖУТКАЯ КОРРУПЦИЯ, БЕЗРАБОТИЦА, ЗА ЧЕРТОЙ БЕДНОСТИ ЖИВУТ 40% НАСЕЛЕНИЯ, – РАССКАЗАЛА САЙД. – ВСЕ УСТАЛИ ОТ КЛАНОВЫХ И РОДСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ: ВСЕ РУКОВОДЯЩИЕ ПОСТЫ ЗАНИМАЮТ РОДСТВЕННИКИ САЛЕХА. ВСЕ – ЖИТЕЛИ ДЕРЕВНИ САНХАН, ОТКУДА САЛЕХ РОДОМ. ОНИ КОНТРОЛИРУЮТ НАЦИОНАЛЬНУЮ ГВАРДИЮ, СОВЕТ ПО НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, СУХОПУТНЫЕ ВОЙСКА. ВСЕ КЛЮЧЕВЫЕ ПОСТЫ В ЕГО РУКАХ.

А ПРЯМЫМ ПОВОДОМ ДЛЯ РЕВОЛЮЦИИ СТАЛИ СОБЫТИЯ В ДРУГИХ АРАБСКИХ СТРАНАХ. ИХ УСПЕХ ПОКАЗАЛ, ЧТО СИЛЫ АРАБСКОГО НАРОДА ЗАКЛЮЧАЮТСЯ В ДЕМОНСТРАЦИИ И АРМИЯ МОЖЕТ ПЕРЕЙТИ НА СТОРОНУ НАРОДА… ЛИДЕРОМ РЕВОЛЮЦИИ СТАЛА ЙЕМЕНСКАЯ МОЛОДЕЖЬ. САМЫМ АКТИВНЫМ УЧАСТНИКАМ ДЕМОНСТРАЦИЙ ПО 20—45 ЛЕТ. НАШИ ОППОЗИЦИОННЫЕ ПАРТИИ ХОТЯ И БЫЛИ ПРЕДСТАВЛЕНЫ В ПАРЛАМЕНТЕ, НО, К СОЖАЛЕНИЮ, РЕАЛЬНОГО ВЛИЯНИЯ НЕ ИМЕЛИ.

НАЧАЛОСЬ ВСЕ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ, ГДЕ НЕСКОЛЬКО ВЫПУСКНИКОВ УНИВЕРСИТЕТА ДОГОВОРИЛИСЬ МЕЖДУ СОБОЙ О ВЫХОДЕ НА УЛИЦЫ. СНАЧАЛА ПРИШЛИ 140 ЧЕЛОВЕК, А ПОСЛЕ ЭТОГО ВСЕ РАСПРОСТРАНИЛОСЬ ДАЛЬШЕ… В ДЕМОНСТРАЦИЯХ УЧАСТВОВАЛИ МИЛЛИОНЫ ЖЕНЩИН, ХОТЯ САЛЕХ ПЫТАЛСЯ ИГРАТЬ НА ТРАДИЦИОННОМ МЕНТАЛИТЕТЕ, ЗАЯВЛЯЯ С ТРИБУНЫ: “ДОРОГИЕ ЖЕНЩИНЫ, ИЗБЕГАЙТЕ РОЛИ МУЖЧИН, В ИСЛАМЕ ЖЕ ЭТО НЕ ПРИНЯТО!” ОН ПЕРЕД ВСЕМ МИРОМ СВОЙ НАРОД ВЫСТАВЛЯЛ ДИКАРЯМИ, ГОВОРИЛ ЗАПАДУ: “ВОТ, СМОТРИТЕ, МЫ С ВАМИ ГОВОРИМ НА ОДНОМ ЯЗЫКЕ, НАШИ ДЕТИ УЧАТСЯ ТАМ У ВАС, А ОСТАЛЬНЫЕ ТУТ, ОНИ ПЛОХИЕ, ОНИ МОГУТ СЪЕСТЬ КОГО УГОДНО, ЕСЛИ ИХ В УЗДЕ НЕ ДЕРЖАТЬ”. А НА САМОМ ДЕЛЕ В ЙЕМЕНЕ ОЧЕНЬ ДРУЖЕЛЮБНЫЙ НАРОД…

ЧЕГО ХОТЯТ ЛЮДИ? ИЗМЕНИТЬ КОНСТИТУЦИЮ, ЧТОБЫ БЫЛА МНОГОПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА, И ХОТЯТ, ЧТОБЫ У ПРЕЗИДЕНТА БЫЛО МАКСИМУМ ДВА СРОКА, А ЗАКОН О ВЫБОРАХ БЫЛ ДЕМОКРАТИЧНЫМ. ДРУГОЙ ВАЖНЫЙ ЛОЗУНГ ДЕМОНСТРАНТОВ – ЧТОБЫ АРМИЯ ЗАЩИЩАЛА РОДИНУ, А НЕ РЕЖИМ. ТРЕБУЮТ ИЗМЕНЕНИЙ В ОБРАЗОВАНИИ, ЧТОБЫ ПРИБЛИЗИТЬ ЕГО К СОВРЕМЕННОМУ УРОВНЮ – СЕЙЧАС ВСЕ РАСПУЩЕНО, ШКОЛЫ В ПЛАЧЕВНОМ СОСТОЯНИИ. БОЛЬНИЦЫ ХУЖЕ НЕКУДА. НЕТ СОВРЕМЕННОГО ОБОРУДОВАНИЯ, МЕДПЕРСОНАЛА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО НЕТ, ПОТОМУ ЧТО МАЛЕНЬКАЯ ЗАРПЛАТА И НИКАКИХ СТИМУЛОВ. НЕ ДАЮТ ДЕНЕГ НА СТРОИТЕЛЬСТВО ПОЛИКЛИНИК. МИЛЛИАРДЫ ВОРУЮТ ИЗ КАРМАНА НАРОДА, А САМИ ЖИВУТ ВО ДВОРЦАХ И ЛЕТАЮТ НА СПЕЦИАЛЬНЫХ САМОЛЕТАХ.

ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, В ЙЕМЕНЕ ДО СИХ ПОР ЕСТЬ ПРОБЛЕМЫ С ЭЛЕКТРИЧЕСТВОМ. ОНО ОТКЛЮЧАЕТСЯ, ПОТОМУ ЧТО НЕДОСТАТОЧНО МОЩНОСТИ ДЛЯ ПОКРЫТИЯ НУЖД ГОРОДА. Я ПИСАЛА МАТЕРИАЛ О ТОМ, КУДА ДЕЛИСЬ ВЫДЕЛЕННЫЕ НА ОБНОВЛЕНИЕ ЛИНИЙ ЭЛЕКТРОПЕРЕДАЧИ ДЕНЬГИ. ТАК МНЕ ИЗ АДЕНА ОТВЕТИЛИ: “МОЖЕШЬ ЭТУ СТАТЬЮ ОСТАВИТЬ В МОСКВЕ, ПОТОМУ ЧТО ЭЛЕКТРИЧЕСТВО У ТЕБЯ ТАМ ЕСТЬ”. ВООБЩЕ СТАТЬИ С КРИТИКОЙ НЕ ПРОПУСКАЛИ, СРАЗУ ГОВОРИЛИ: “ПЕРЕДЕЛАЙ ЭТО, ИЗМЕНИ ТО”. ПОЭТОМУ Я ПЕРЕСТАЛА ПИСАТЬ. А В САМОМ ЙЕМЕНЕ С КРИТИКУЮЩИМИ ВЛАСТЬ ЖУРНАЛИСТАМИ РАСПРАВЛЯЮТСЯ БЫСТРО.

ТАК ЖЕ РЕЖИМ ПОСТУПАЛ СО ВСЕМИ БОЛЕЕ ИЛИ МЕНЕЕ ЯРКИМИ ОППОЗИЦИОНЕРАМИ, ПОЭТОМУ СЕЙЧАС ОДНОГО ЛИДЕРА, КОТОРОГО БЫ ВСЕ ЛЮБИЛИ И МОГЛИ ПОДДЕРЖАТЬ НА НОВЫХ ВЫБОРАХ, НЕТ.

ЧТО ОЧЕНЬ ВАЖНО В ЭТОЙ РЕВОЛЮЦИИ – ОНА МИРНАЯ. А ВЕДЬ В ЙЕМЕНЕ 60 МИЛЛИОНОВ ЕДИНИЦ ОРУЖИЯ. ИСТОРИЧЕСКИ СЛОЖИЛОСЬ ТАК, ЧТО В КАЖДОМ ДОМЕ ПО НЕСКОЛЬКО ШТУК. НО К НЕМУ ДЕМОНСТРАНТЫ НИ РАЗУ НЕ ПРИБЕГАЛИ, ПОТОМУ ЧТО РЕЖИМ БЫ ТОГДА СКАЗАЛ, ЧТО ЭТО ВООРУЖЕННЫЕ ПОВСТАНЦЫ, И МОГ БЫ ИХ УНИЧТОЖИТЬ. А САЛЕХ ВЕДЬ ПУГАЛ, ГОВОРИЛ, ЧТО БУДУТ НА УЛИЦАХ СТРЕЛЯТЬ ИЗ ОКНА В ОКНО, САМИ СЕБЯ СОЖРУТ. В ИТОГЕ СТРЕЛЯЛ ТОЛЬКО САМ САЛЕХ.

САЛЕХ, МОЖЕТ, И ХОТЕЛ БЫ ВМЕШАТЕЛЬСТВА НАТО, НО ОТЛИЧИЕ ЙЕМЕНА ОТ ЛИВИИ – В ТЕХ САМЫХ 60 МИЛЛИОНАХ ЕДИНИЦ ОРУЖИЯ В ДОМАХ И ГОРДОСТИ СВОБОДОЛЮБИВОГО НАРОДА. ЭТИ ЛЮДИ НЕ ПУСТЯТ ЧУЖИХ В СВОЮ СТРАНУ.

РЕЖИМУ САЛЕХА 33 ГОДА, И ОН В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ УДЕРЖИВАЛ ВЛАСТЬ ЗАПУГИВАНИЕМ: “ЕСЛИ Я ДАМ ДЕМОКРАТИЮ СТРАНЕ, К ВЛАСТИ ПРИДЕТ АЛЬ-КАИДА”. ТАК ПУГАЛИ И МУБАРАК, И ОСТАЛЬНЫЕ…»


Между тем в Сане снова произошло побоище между противниками и сторонниками президента Али Абдаллы Салеха.

Свой митинг последние готовили заранее. Они, так же как и оппозиция, использовали для его организации Facebook и Twitter. По свидетельству очевидцев, сначала акция протекала довольно вяло. Ораторы, славословившие президента, не блистали красноречием. Для самореализации собравшимся требовался реальный враг, и он нашелся.

А на другой площади Саны собрались студенты местного университета. Молодежь планировала провести ставший уже традиционным митинг с требованием отставки президента, находящегося у власти 32 года, и проведения реформ. Когда к середине дня набралось около 3 тысяч демонстрантов, процессия двинулась к президентскому дворцу. В дороге демонстранты подбадривали себя и сопровождавших их журналистов криками: «Али, уходи! И сыновей забирай!». «Вчера Тунис, сегодня Египет, завтра Йемен откроет тюрьму!» – скандировали манифестанты.

На подступах к дворцу их встретили полицейские кордоны. Стражи порядка попросили людей разойтись, а через некоторое время применили силу. Демонстрантов били дубинками и использовали против них электрошокеры, но настоящее кровопролитие началось, когда на помощь полиции пришли сторонники главы государства.

Представители обоих политических лагерей начали с озверением швырять друг в друга камни и лупить оппонентов палками. «Слепцы! Коррупционеры!» – кричали студенты. «Трусы! Предатели!» – орали в ответ сторонники президента. Столкновения продолжались несколько часов. Никто не погиб, но десятки, если не сотни человек получили ранения.

Несмотря на то что ситуация в Йемене резко обострилась, эксперты полагали, что относительно скоротечный египетский сценарий маловероятен. По их мнению, неспешное развитие событий объяснялось вялой реакцией на них Запада. Во-первых, Западу в данный момент вполне достаточно было двух революций – в Тунисе и Египте. В Италии не могли справиться с потоком беженцев из Туниса, а экономические последствия от победы демократии в Египте западные компании будут расхлебывать еще долго. Во-вторых, события в Йемене могли стать катализатором взрыва на всем Аравийском полуострове, который остается для мира главным источником нефти. К тому же в Йемене мог возникнуть вакуум власти, что сделало бы еще более опасным судоходство в Баб-эль-Мандебском проливе, через который нефть Персидского залива попадает к западным потребителям. В нынешних условиях Запад вряд ли готов платить высокую цену за нефть даже ради осуществления американской мечты о демократизации Ближнего Востока.

Сначала президент прибег к жестким мерам, применив против демонстрантов силу, затем ввел в стране режим чрезвычайного положения, однако стало ясно, что закручивание гаек вызывает обратный эффект. 20 марта 2011 года Салех отправил в отставку правительство и вступил в переговоры с оппозицией, то заявляя о готовности досрочно уйти со своего поста, то давая задний ход.

Масштабную программу реформ президент Йемена Али Абдалла Салех обнародовал на митинге в столице страны Сане. Выступая на стадионе перед своими сторонниками, он предложил оппозиции сесть за стол переговоров и сформировать правительство национального единства. Перед новым кабинетом, согласно плану Салеха, должна стоять амбициозная задача – изменение текста конституции Йемена. В новой версии основного закона страны, в частности, предполагалось прописать принцип четкого разделения ветвей власти и закрепить переход от президентской республики к парламентской. По словам Салеха, итоги работы правительства должны были быть вынесены на всенародное обсуждение до конца 2011 года.

Впрочем, президент Йемена выразил сомнение, что его инициативы будут одобрены оппозицией. Данный прогноз оправдался. «Этот план запоздал. Народ на улицах уже требует большего», – заявил высокопоставленный член оппозиционной партии «Ислах» Мохаммед Кахтан. Противники власти добивались немедленной отставки Али Абдаллы Салеха.

В конце марта 2011 года около 100 тысяч противников президента вновь собрались в центре Саны, чтобы вынудить главу государства уйти в отставку. Оппозиция Йемена заранее назвала пятницу 25 марта днем отставки президента, однако запала хватило лишь на масштабную манифестацию на площади у университета Саны, где с конца февраля был разбит палаточный лагерь оппозиции. Люди выкрикивали антиправительственные лозунги, смысл которых сводился к одному: «Салеха – в отставку». Безопасность обеспечивали военные, которые за несколько дней до этого перешли на сторону демонстрантов. Их присутствие на митинге оправдалось: когда группа сторонников президента Салеха попыталась прорваться на площадь, военные сделали предупредительные выстрелы в воздух, после чего толпа отказалась от своих намерений.

В Сане состоялась и акция в поддержку президента Салеха, которая получила название «Пятница терпимости». Перед своими сторонниками выступил лидер Йемена. Он заявил, что готов пойти на уступки, так как заботится о том, чтобы не пролилась кровь йеменцев. Президент заверил, что не держится за власть, однако оговорился, что ее можно передать только в надежные, а не коррумпированные и омерзительные руки. Кого именно он имел в виду, Салех не пояснил.

Лидер Йемена выразил уверенность в том, что народные волнения организованы действующими на севере шиитскими радикалами, сепаратистами с юга и членами группировки Аль-Каида. Он предупредил, что их подрывная деятельность может вылиться в хаос и гражданскую войну. «Вероятность начала гражданской войны в Йемене велика. А вооруженный конфликт там обрушит Саудовскую Аравию, малые монархии Персидского залива и Султанат Оман», – заявил президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. По его словам, оппозиция в Йемене жестко консолидирована, а движение «Аль-Лика аль-муштарак» отлично вооружено. «До конца года, когда президент Салех обещает уйти из власти, никто ждать не будет», – резюмировал Сатановский.

Между тем президента Салеха один за другим начали покидать ближайшие соратники, а самые боеспособные части его армии перешли на сторону протестующих. Ряд высокопоставленных военных, в том числе командующий южным военным округом Мохаммед Али Мохсен и командир 1-й бронетанковой дивизии (ее многие эксперты считают наиболее боеспособным соединением во всей йеменской армии) Али Мохсин аль-Ахмар, объявили о переходе на сторону оппозиции и предоставили ей все находящиеся в их распоряжении силы. Вслед за военными на сторону оппозиции стали один за другим переходить министры и дипломаты.

Вскоре СМИ распространили информацию о том, что йеменский лидер и его сводный брат Али Мохсин аль-Ахмар сели за стол переговоров. Так или иначе, президент, похоже, активно искал пути преодоления кризиса. Он объявил амнистию всем военным, перешедшим на сторону оппозиции. Кроме того, Салех согласился выполнить программу оппозиции, состоящую из пяти пунктов: сформировать правительство национального единства, создать в стране избирательную систему пропорционального представительства, изменить состав верховной комиссии по выборам и референдумам, провести голосование по новой конституции и выбрать новый парламент.

«Инициативы, выдвинутые молодежным движением Йемена, к сожалению, были одобрены президентом Салехом очень поздно», – заявил посол Йемена в Российской Федерации Мохамед Салех аль-Хеляли. По его мнению, принятие этих норм могло бы удовлетворить оппозиционеров две-три недели назад, до расстрела демонстрации в Сане, но сейчас они требуют одного – немедленной отставки президента Салеха.

18 марта 2011 года при разгоне демонстрации в Сане погибли более 30 человек. На всей территории Йемена был введен режим чрезвычайного положения.

В конце марта планы ухода президента Йемена Али Абдаллы Салеха со своего поста начали обретать конкретные очертания. В Сане состоялось экстренное заседание руководства правящей партии «Всеобщий народный конгресс», на котором обсуждались условия возможной отставки президента Салеха. Ранее этот вопрос поднимался на встрече властей Йемена с представителями оппозиции. В переговорах также приняли участие представители США и европейских стран.

Незадолго до начала встречи глава министерства иностранных дел Йемена Абу Бакр аль-Кирби выразил надежду на то, что конфликтующим сторонам удастся достичь соглашения об отставке президента. По его словам, предполагалось, что президент предложит передать свои полномочия вице-президенту генерал-майору Абд Раббу Мансуру Хади и покинет свой пост в течение 60 дней. При этом Салеху и членам его семьи должны были быть предоставлены гарантии неприкосновенности.

Однако позже источники, близкие к Али Абдалле Салеху, заявили официальному информационному агентству Йемена Saba о провале переговоров. «Президент не расстанется с властью ни сегодня, ни через 60 дней», – сказал собеседник агентству, назвав разговоры о скорой отставке Салеха беспочвенными.

Впрочем, сам президент в интервью спутниковому телеканалу Аль-Арабия отметил, что готов за два часа передать власть, однако не абы кому. «Власть должна перейти не каким-то отдельным лицам, а народу через представительные институты», – заявил он, отметив, что в данный момент меньшинство выкручивает руки большинству.

По словам Салеха, если оппозиция и дальше будет действовать теми же методами, страна погрязнет в настоящем хаосе. Назвав Йемен бомбой с часовым механизмом, глава государства выразил обеспокоенность тем, что его страна может стать вторым Сомали. «Мы живем в племенном обществе. Каждый поддерживает позицию своего племени, создает угрозу разрушительной гражданской войны. 22 года назад Йемен состоял из двух государств и существует опасность, что в будущем он распадется на три-четыре неконтролируемые части», – заявил президент Салех.

Это утверждение не лишено оснований. На фоне массовых выступлений оппозиции в Йемене, в результате которых из ряда городов страны были изгнаны правительственные силы безопасности, заметно активизировались радикальные исламистские группировки. Произошло сразу несколько инцидентов с участием боевиков Аль-Каиды. В городе Лодер на юге Йемена они атаковали электростанцию, однако получили жесткий отпор местных сил безопасности. В результате столкновения погибли шесть террористов. Совершенно по другому сценарию развивались события в окрестностях города Мариб, где группа боевиков напала на армейский конвой. Там жертвы были уже среди военнослужащих: шестеро погибли, четыре человека получили ранения. Наибольшим же успехом для исламистов стало нападение на покинутый полицией Джаар в горном районе страны: они захватили правительственные здания и заняли КПП на въезде в город.

В конце апреля 2011 года президент Йемена Али Абдалла Салех и коалиция оппозиционных партий сделали решающий шаг к урегулированию конфликта, раздирающего страну с января. Прорыв был достигнут после того, как президент принял план Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), выступившего посредником между сторонами, и согласился уйти в отставку в течение 30 дней, передав власть правительству национального единства во главе с представителем оппозиции в обмен на предоставление ему иммунитета от судебного преследования.

О готовности принять последнюю инициативу состоящего из шести стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, призванную разблокировать тупиковую ситуацию во взаимоотношениях власти и оппозиции, Салех объявил на митинге своих сторонников. После этого предложенный ССАГПЗ план передачи власти, не дожидаясь истечения мандата президента Салеха в 2013 году, одобрила правящая в Йемене партия «Всеобщий народный конгресс» (ВНК).

В распространенном ею официальном заявлении выражалась полная поддержка «дорожной карты» по урегулированию кризиса, в соответствии с которой президент Салех, находящийся у власти 32 года, должен был уйти в отставку в течение 30 дней, передав власть правительству национального единства, которое возглавит представитель оппозиции. В обмен на эти уступки президент Салех, члены его семьи и ближайшее окружение должны были получить иммунитет от судебного преследования, а оппозиция – прекратить акции протеста.

Мирная инициатива Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива потерпела неудачу: президент Салех отказался подписывать соглашение, предусматривающее передачу власти в течение месяца.


ГОД РОЖДЕНИЯ АЛИ АБДАЛЛЫ САЛЕХА НЕИЗВЕСТЕН. НА ЕГО СОБСТВЕННОМ ВЕБ-САЙТЕ УКАЗАН 1946-Й, МНОГИЕ ЙЕМЕНЦЫ УБЕЖДЕНЫ, ЧТО ОН РОДИЛСЯ В 1942-М, А В НЕКОТОРЫХ ОФИЦИАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТАХ, НАПРИМЕР ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ДАННЫХ О КАНДИДАТЕ САЛЕХЕ НА ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРАХ 2006 ГОДА, ЗНАЧИЛОСЬ, ЧТО ЕМУ 65 ЛЕТ, ТО ЕСТЬ ОН РОДИЛСЯ В 1941 ГОДУ.

НАКОНЕЦ, В 1978-М, КОГДА САЛЕХ СТАЛ ПРЕЗИДЕНТОМ ЙЕМЕНСКОЙ АРАБСКОЙ РЕСПУБЛИКИ, ОФИЦИАЛЬНО ОБЪЯВЛЯЛОСЬ, ЧТО ЕМУ 40 ЛЕТ (ПО КОНСТИТУЦИИ ПРЕТЕНДОВАТЬ НА ПОСТ ПРЕЗИДЕНТА МОГЛИ ЛИШЬ ДОСТИГШИЕ ЭТОГО ВОЗРАСТА). ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО ГОД РОЖДЕНИЯ САЛЕХА – 1938-Й.

ВПРОЧЕМ, ДАТА РОЖДЕНИЯ НЕ ТАК УЖ ВАЖНА. НАМНОГО ВАЖНЕЕ ТО, ЧТО САЛЕХ РОДИЛСЯ В БЕЙТ АЛЬ-АXMAPE, ГЛАВНОМ ГОРОДЕ ОДНОГО ИЗ САМЫХ МОГУЩЕСТВЕННЫХ ПЛЕМЕННЫХ КЛАНОВ ЙЕМЕНА. ДО 1962 ГОДА ЙЕМЕН БЫЛ ЕДИНСТВЕННЫМ ШИИТСКИМ КОРОЛЕВСТВОМ НА АРАВИЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ. ПРИ ЭТОМ ВЛАСТЬ КОРОЛЯ БЫЛА ОГРАНИЧЕННОЙ: МОНАРХ НЕ ПРИНИМАЛ НИ ОДНОГО РЕШЕНИЯ, НЕ ПОСОВЕТОВАВШИСЬ С ГЛАВОЙ КЛАНА АЛЬ-АХМАР. ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО МОЛОДОЙ САЛЕХ ИМЕЛ ВОЗМОЖНОСТЬ ВИДЕТЬ ПОСТОЯННЫЕ ПРИЕЗДЫ КОРОЛЕВСКИХ ПОСЛАНЦЕВ К ВОЖДЮ КЛАНА И… ЗАВИДОВАТЬ: ЕГО СЕМЬЯ ПРИНАДЛЕЖАЛА НЕ К САМОМУ ВЛИЯТЕЛЬНОМУ ПЛЕМЕНИ, А ПОТОМУ РАССЧИТЫВАТЬ НА ЧТО-ЛИБО СЕРЬЕЗНОЕ ОН НЕ МОГ.

ТЕМ НЕ МЕНЕЕ САЛЕХ БЫЛ АМБИЦИОЗЕН И УМЕН И ПОТОМУ ПРЕКРАСНО ЗНАЛ, ЧТО ДЛЯ НЕГО ЕДИНСТВЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ СДЕЛАТЬ КАРЬЕРУ – СТАТЬ ВОЕННЫМ. ДАЖЕ НЕ ДОУЧИВШИСЬ В ШКОЛЕ, ОН ЗАПИСАЛСЯ В АРМИЮ, А ЗАТЕМ ПОСТУПИЛ В ВОЕННУЮ АКАДЕМИЮ В САНЕ, СТОЛИЦЕ ЙЕМЕНА. В 1962 ГОДУ В СТРАНЕ ПРОИЗОШЕЛ ПЕРЕВОРОТ, ИНСПИРИРОВАННЫЙ КОРОЛЕВСКИМИ ГВАРДЕЙЦАМИ, НАХВАТАВШИМИСЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ И АНТИМОНАРХИЧЕСКИХ ИДЕЙ ВО ВРЕМЯ ОБУЧЕНИЯ В ЕГИПТЕ. ЗА ПЕРЕВОРОТОМ ПОСЛЕДОВАЛА ДЛИТЕЛЬНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА, В КОТОРОЙ САМОЕ АКТИВНОЕ УЧАСТИЕ ПРИНИМАЛИ ВОЙСКА ЕГИПТА (НА СТОРОНЕ РЕСПУБЛИКАНЦЕВ) И ИОРДАНИИ И САУДОВСКОЙ АРАВИИ (НА СТОРОНЕ ИХ ПРОТИВНИКОВ). ВОЙНА ЗАКОНЧИЛАСЬ ЛИШЬ В 1968 ГОДУ.

АЛИ АБДАЛЛА САЛЕХ СРАЖАЛСЯ НА СТОРОНЕ РЕСПУБЛИКАНЦЕВ И ДОВОЛЬНО БЫСТРО СУМЕЛ ВЫДВИНУТЬСЯ.

ПОЛИТИЧЕСКУЮ КАРЬЕРУ МОЛОДОЙ ВОЕННЫЙ НАЧАЛ В 1967 ГОДУ, СТАВ ОДНИМ ИЗ ОСНОВАТЕЛЕЙ ЛЕВОРАДИКАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИОННО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ. К 1978-МУ ОН УЖЕ БЫЛ ВОЕННЫМ ГУБЕРНАТОРОМ ОДНОЙ ИЗ ПРОВИНЦИЙ СТРАНЫ, БЛИЗКИМ СОВЕТНИКОМ ПРЕЗИДЕНТА И, ЧТО САМОЕ ГЛАВНОЕ, ПРОТЕЖЕ АБДАЛЛЫ АЛЬ-АХМАРА, ВОЖДЯ КЛАНА АЛЬ-АХМАР. ЭТА ПОДДЕРЖКА ОКАЗАЛАСЬ КЛЮЧЕВОЙ, КОГДА 24 ИЮНЯ 1978 ГОДА ПРЕЗИДЕНТ АХМЕД БИН ХУСЕЙН АЛЬ-ГАШМИ ПОГИБ ВО ВРЕМЯ ТЕРАКТА. ПО НАСТОЯНИЮ АБДАЛЛЫ АЛЬ-АХМАРА (НАПОМНИМ, ЧТО В СТРАНЕ НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЛОСЬ БЕЗ СОГЛАСИЯ ГЛАВЫ ЭТОГО КЛАНА) САЛЕХА ВКЛЮЧИЛИ ВО ВРЕМЕННЫЙ ПРЕЗИДЕНТСКИЙ СОВЕТ, СОСТОЯВШИЙ ИЗ ЧЕТЫРЕХ ЧЕЛОВЕК, А УЖЕ ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ ПАРЛАМЕНТ СТРАНЫ ИЗБРАЛ ЕГО ПРЕЗИДЕНТОМ, НАЗНАЧИВ ТАКЖЕ ВЕРХОВНЫМ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИМ И НАЧАЛЬНИКОМ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ЙЕМЕНСКОЙ АРАБСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. ЧЕРЕЗ ГОД САЛЕХУ БЫЛО ПРИСВОЕНО ОЧЕРЕДНОЕ ВОИНСКОЕ ЗВАНИЕ – ПОЛКОВНИК.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги ПРОТИВ: Протестная книга №1 в России (В. Т. Башкирова, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я