Хроники Горана. Прознатчик (Александр Башибузук, 2016)

Оказывается, и так бывает… Открыл глаза, а вместо медсестры рядом Яга. Да, самая настоящая. Правда, находишься ты не в избушке на курьих ножках, а в небольшом каменном домике, да и Яга, мягко говоря, совсем не смахивает на сварливую бабку с костяной ногой, но зато в антураже присутствуют домовой с лешим и громадный котяра по имени Буян. И всякие прочие кикиморы, шишиги и волкодлаки с упырями. Даже гномы с эльфами водятся местами, вполне настоящие, но почему-то зовутся хафлингами и алвами, да и видом немного не те. Про колдунов и чародеев, надеюсь, упоминать не надо? На первый взгляд может показаться, что попал в сказку, но очень скоро начинаешь понимать, что со сказкой окружающая действительность ничего общего не имеет…

Оглавление

Из серии: Хроники Горана

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Хроники Горана. Прознатчик (Александр Башибузук, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

«…драугры, альбо драуги, суть не более чем могильные упыри, однако ж отличие от истинных неупокоенных имеют тем, что подняты волей заклятий для определенных целей, коими являются в основном охрана некоторых мест. Глупо было бы размышлять, что сии монструмы обладают собственной волей и разумом, но собранные свидетельства позволяют полагать, что оные умертвия сохраняют примитивные инстинкты и даже некоторые проявления чародейской силы. Однако ж свидетельствую, что опасность от оных возрастает непомерно, ежели при жизни драугр принадлежал к владеющим али иным колдовским малефикам…»

(Преподобный Эдельберт Великоградский. «Бестиарий и описание рас Мира Упорядоченного»)

Звериные острова. Остров Быка. Предгорья Черного хребта.

12 Лютовея 2001 года от восхождения Старших Сестер. Поздний вечер

Тлеющие угли, вспыхивающие огненными звездочками под падающими на них капельками жира, отбрасывали гротескно причудливые тени на стены и отливающее бронзой обнаженное тело Малы. Девушка сбросила с себя меховой полог и, вольготно раскинувшись на кровати, мирно дремала.

Я осторожно перевернул в очаге вертел с насаженными на него ломтями оленины, отпил глоток ледяного ягодного меда и, откинувшись на медвежью шкуру, задумался…

Двое суток… двое суток мы не могли оторваться друг от друга, снедаемые безудержной страстью, вспыхнувшей подобно извержению вулкана. Мы не замечали ничего вокруг, полностью потерявшись во времени, прерываясь только для того, чтобы торопливо утолить голод и жажду. Что это было? Наверное, страсть. Других определений в отношениях мужчины и женщины я не помню. Или помню?..

– Что это ты делаешь? – Мала сладко потянулась, зевнула, прикрыв рот ладошкой, и повернулась на бок, подперев голову рукой.

– Мне кажется, я умею готовить.

– Каждый славен умеет готовить, – весело хихикнула Малена. – Только возникает вопрос – как? Для того, чтобы опалить кусок мяса на костре, большого искусства не надо.

Покрытые румяной корочкой, еще шипящие куски мяса мягко скользнули с вертела на блюдо. Я посыпал их кольцами лука, а потом добавил мелкопорубленной черемши.

– Ну-у-у, хватит томить… – Мала не выдержала и, соскочив с кровати, плюхнулась рядом со мной на шкуру. – Давай уже… – нетерпеливо наколола двузубой вилкой большой кусман и, на мгновение блеснув остренькими зубками, хищно вгрызлась в него, заурчав от удовольствия. – У-у-у… вкушно…

– Вкушно… – передразнил я Малу и подсунул ей ломоть хлеба. – Я же говорил, что умею готовить.

– Умеешь… – Девушка мазнула меня губками по щеке и схватила еще один кусок.

– Надо самому попробовать, а то за тобой не успеешь…

– И не успеешь…

Очень скоро от мяса даже следа не осталось, и мы переместились на кровать. Малена, положив голову мне на плечо, молча лежала и игралась с длинным ворсом медвежьей шкуры. Я тоже молчал, стараясь ни о чем не думать. Зачем думать? Многие мысли – многие печали. Память пословицу подсказала. И верную.

– Тебе надо поспать, – неожиданно произнесла Мала.

– Я не хочу.

– Ты хочешь! – настойчиво повторила девушка и провела рукой над моим лицом.

Мгновенно навалилась дикая усталость, я улетел куда-то в добрую и мягкую темноту… и так же мгновенно вынырнул из нее.

В окошке светилась розовыми лучами заря… Что? Проспал всю ночь? Или сутки?

– Зачем ты это сделала? – Я приподнялся на кровати и посмотрел на Малену, складывающую какую-то провизию в походную суму.

– Тебе надо было отдохнуть… – Девушка вдела ремень в пряжку и отложила суму в сторону. – Сегодня тебе пригодятся силы. Вставай и собирайся…

– Мне пора уходить?

– Нет… – отрицательно мотнула головой Малена и сразу же поправилась: – Пока нет…

– Тогда что? – Я рывком влез в порты и набросил на себя рубаху.

– Пойдешь в каирн под Кривой скалой и возьмешь, что должен.

– Что именно?

– Сам поймешь. – Малена взяла со стола какой-то медальон на кожаном шнурке и положила мне в ладонь. – Держи, это может пригодиться.

Я посмотрел на искусно вырезанное из черной древесины изображение…

– Буян?

– Да, – кивнула Мала. – Сожмешь покрепче деревяшку и позовешь его. Но учти, этого амулета хватает всего на один раз. Так что прежде чем использовать, подумай. И вот еще…

Через час я уже мчал вдоль петляющего в сугробах ручья. Настроение просто зашкаливало, и я знал почему. Но старался гнать от себя подальше эту отгадку. Нас ничто не связывает. Разве что только похоть.

Оттолкнулся древком рогатины и, съехав с холма, притормозил возле кустиков, покрытых черными, отблескивающими на солнце крупными ягодами. Содрал варежку, сорвал несколько ягодок и, прожевав терпкую ледяную мякоть, задал сам себе вслух вопрос:

– А если не похоть?

Отвечать не стал – и так все ясно. Зачем я ей? Просто развлечение, до тех самых пор, пока не надоест. А вообще странная она, эта Малена. Но красивая. А по большому счету обыкновенная баба и есть. Ладно, хватит голову забивать, что-то в последнее время я слишком много думаю. Лишнее оно. Натянул варежки, и осторожно переступая лыжами, стал взбираться на горку. Сверху уже можно будет рассмотреть эту Кривую скалу. Возьму что надо – и домой…

Немедленно в голове возник очередной вопрос. А что мне там надо? И вообще, что там есть? И кто есть?

– Да кто бы ни был… – сообщил я желтогрудой синичке, покачивающейся на ветке. – А заберу – все, что есть. Вернее – все, что унесу…

Кривая скала оказалась под стать своему названию – вершина скривилась набок, нависая уродливым наростом над глубокой пропастью. М-да… это очень хорошо, что на нее лезть не придется…

Дело шло к обеду, в желудке уже стало нешуточно бурчать, и я решил перекусить чем боги послали. Вернее, чем Малена собрала – с богами здесь как-то пока совсем неясно. Да и много их. Вскарабкался на невысокую скалу с плоской вершиной и решительно вцепился зубами в кусман копченой рыбы. Вкуснющей! На славу перекусил, запил клюквенным морсом и немедленно проникся окружающим великолепием. Даже мое ущербное, ограниченное на эмоции сознание прошибло. Вековые деревья, очень похожие на наши кедры, завораживающие величественные горы. Воздух, от которого можно захмелеть, и бездонное, кристально голубое небо, местами отмеченное пушистыми, сахарно белыми облачками. Птички поют, ветерок шуршит веточками. Красиво, даже как-то благостно.

Но… но, как ни странно, это великолепие просто кишит всякой нечистью… Кикиморы, шишиги, огры и обры, волкодлаки, верберы, вурдалаки, упыри десятков видов, полуденницы, мокрицы, лешаки… какие-то совсем странные присухи, баргесты, извери и бабаки. Даже чертулаи и мантикоры есть, правда, согласно бестиарию Эдельберта, совсем уж редкие и почти мифические. Как говорила Малена, Старшие Сестры четко разделили добро и зло, полностью сбалансировав мир, после чего он и стал называться Упорядоченным. Потом они самоустранились, как здесь говорят – «восшествовали», и оставили на хозяйстве множество других богов. Как я понимаю, рангом пониже. И служащих не только добру.

После таких мыслей мне стало немного не по себе. Нет, страх отсутствовал – кажется, я напрочь забыл о таком чувстве. Просто настораживало мое немного легкомысленное отношение к заданию Малены. Оружие еще толком не опробовал, а уже лезу хрен знает куда. А оно как раз вполне может пригодиться. Даже несмотря на то, что Мала абсолютно не упоминала о каких-либо опасностях. Но амулет почему-то дала…

Подтянул рогатину к себе. Довольно длинная, почти в мой рост. Древко толстое, но удобное – бугристое, рука никак не соскользнет. Из своего послезнания я осведомлен, что готовить деревце под древко рогатины начинают еще загодя, пока оно растет. Делают в нужных местах надрезы, которые, зарубцовываясь, и дают нужные утолщения. Потом срезают, морят в нескольких растворах и долго сушат, добиваясь просто каменной твердости. Так что перерубить его или сломать – довольно непросто…

Тихонечко щелкнул пальцем по клинку и прислушался к нежному музыкальному звону металла. Очень неплохо, действительно отличная руда у островитян. Длинный, в треть длины древка, откованный в виде лепестка клинок. В два пальца толщиной у основания, плавно сужающийся к концу. Заточка обоюдоострая, практически бритвенная, очень тщательной работы. И какие-то руны на ней… Но вот какие? И для чего? Не знаю… Мала не захотела говорить, а в книгах почти ничего не нашел. Вернее, не успел найти.

Ноги сами стали в позицию, рогатина взлетела и уставилась подрагивающим кончиком в лицо воображаемому противнику. Да, есть умение – память приоткрыла секреты прошлой жизни – кажется, таким образом прежний я себе на жизнь зарабатывал. И на потеху публике…

Уход, финт, перебор… и рогатина едва не вылетела из рук. М-да, все очень и очень плохо. Нет, баланс у рогатины идеальный, а в мозги умение вбито на уровне инстинктов – меня подводит тело, абсолютно не желающее слушаться приказов. Силен Горан, очень силен, но… но никогда не держал в руках оружие.

– Так это ведь не страшно, – сообщил я той же самой синичке, неотступно сопровождающей меня почти от самого дома Малены. – Я заставлю его слушаться.

Птичка весело чирикнула и долбанула клювом по ветке.

– Ладно, пойду уже… – насыпал птахе крошек и собрав суму, отправился дальше. Немного уже осталось. Вот обойду незамерзающее болотце, за ним каирн и будет. Каирн… вот же слово придумали…

Вскоре снег почти исчез, стало значительно теплее, даже душно – над болотцем поднимался зеленоватый туман. Пришлось взять правее – под ногами захлюпала ржавая, остро пахнущая тиной вода. На мгновение я даже потерял ориентир, все застилал туман, а голова непривычно кружилась, да еще почему-то стало мерзко подташнивать.

– Гор… Горан…

От неожиданности я чуть не провалился в бочаг. Мала? Откуда она здесь?

– Мала? – Я прислушался, определил направление и потопал к небольшому холмику, сплошь заросшему осокой. Нет, все-таки какого хрена она поперлась сюда? И голосок жалобный: неужели?..

Под кустом, облепленным пластами тины, стало угадываться скрюченное голенькое тельце. Меня буквально пронзили жалость и дикая тревога. Да как же ты умудрилась, бедняжка? Ну ничего, я сейчас… сейчас….

– Я иду! – Ноги, не разбирая дороги, понесли меня к девушке. – Держись…

Добежал, протянул руку… и мгновенно получил жесточайший удар, разом выбивший дыхание из груди и откинувший меня на несколько метров. Уже падая, успел заметить, что меня ударил сцепленными в замок руками какой-то карлик, материализовавшийся в облачке тумана на месте Малы. На сморщенном, покрытом уродливыми бородавками лице, гротескно и очень отдаленно напоминающем человеческое, светились желтым цветом круглые как плошки глаза с вертикальными зрачками. Уродливая, сгорбленная фигурка, покрытая лохмотьями, сплетенными из водорослей. Длинные, перевитые мощными мускулами руки. Спутанные, похожие на мох волосы…

Меня вдруг пронзило дикое омерзение: это существо было самкой – в прорехах лохмотьев болтались отвисшие груди с капельками молока на сосках.

Я попытался доползти до отлетевшей в сторону рогатины и с ужасом понял, что не успею – тело не слушалось, скованное непонятным оцепенением, а тварь удивительно быстро, помогая себе руками, уже бежала в мою сторону…

Решив подороже продать жизнь, потянулся за ножом, но вдруг между нами влетела маленькая синичка и, трепеща крылышками, что-то возмущенно чирикая, стала бесстрашно атаковать карлицу. Тварь резко остановилась, что-то пискнула удивительно тонким голосом, попробовала замахнуться на птичку, но… но вдруг жалобно взвизгнула, прикрывая рукой глаза, развернулась и медленно поковыляла обратно в туман.

Я наконец нащупал рогатину и, приподнявшись, изо всех сил метнул ее в болотную тварь. Гулко свистнула сталь, распарывая воздух, и с глухим стуком возилась карлице прямо в затылок, пробив ее голову насквозь. Тварь бросило вперед, исступленно загребая тину, задергались маленькие ножки, над болотом пронесся хриплый утробный вой и тут же стих.

– Какого хрена?.. – Я помотал башкой, сгоняя наваждение, и, выхватив нож, подбежал к скрючившемуся тельцу. Но сразу понял, что добивать не надо – шишига, а это была болотная шишига, уже дрожала в мелких конвульсиях, безжизненно распластав руки, оканчивающиеся узкими ладонями и пальцами с мощными загнутыми когтями. Из ее раззявленной пасти и глаза, через который вышло острие рогатины, сочилась черная жижа, а над самой башкой вздымалась вонючая струйка гари. Как будто клинок оказался раскаленным добела и сейчас сжигал плоть.

– Тьфу ты, падаль! – Я сплюнул и несколько раз осторожно вздохнул. Грудь тупо ныла, но ребра вроде как остались целы.

Оглянулся по сторонам, больше ничего опасного не обнаружил и, выдрав рогатину, отрубил шишиге пальцы.

«Болотной шишиги когти весьма уважаемы знахарями и алхимикусами. Порошок из оных выступает связующим звеном между элементами и продлевает действие снадобий», – я продекламировал вслух преподобного Эдельберта, завернул когти в тряпицу, спрятал их в суму и, не найдя глазами синичку, все равно поклонился ей в пояс. – Спасибо тебе, добрая пташка. Выручила.

Глянул на клинок рогатины и наконец понял, для чего были нанесены на него руны. Сталь и в самом деле оказалась раскаленной. Вернее, не сама сталь, а проступившая на стали рунная вязь, с которой, шипя, испарялась черная кровь шишиги. Хорошая, наверное, штука: не позавидуешь тому, в кого она врежется… Вот же дурь в голову лезет – а какого хрена я буду завидовать всяким монстрам?

Больше встречаться с болотными тварями не хотелось, так что оставшееся расстояние до скалы я преодолел с рекордной скоростью. Боль в груди постепенно утихла, но еще долго оставалось какое-то чувство мерзкой гадливости, будто искупался в дерьме.

Брр… мерзко-то как! И уродятся же такие твари… Но ничего, придется привыкать и быть всегда настороже. А ведь могли сожрать, если бы не синичка… Синичка?.. Кто же это был? Я опять поискал вокруг птаха, или птаху, но, кроме громадных воронов, вившихся высоко в небе, никого не нашел. Живность, в изобилии попадавшаяся на глаза в начале пути, куда-то напрочь исчезла.

– Мала? – В голову пришла неожиданная догадка. Но так же быстро пропала – подтвердить ее я ничем так и не смог. Может, и она, но, согласно книгам, полиморфи́ей – то есть искусством свободного перевоплощения, в этом мире могут владеть только единицы из смертных. Очень сильные чародеи, коих очень мало – считанные на пальцах одной руки. И еще боги. Ну не богиня же она? С другой стороны, в животных могут воплощаться некоторые стихийные духи. Как благоволящие к человеку, так и наоборот. М-да, слишком мало я еще знаю про этот мир, чтобы судить. Пока – слишком мало…

Вход в каирн нашелся у самого подножия скалы. Обыкновенный вход в пещеру, правда – явно рукотворного происхождения. Я побродил по мощенной истертыми каменными плитами, потрескавшимися от старости, небольшой площадке перед ним, поглазел на грубо высеченные в виде непонятных гротескного вида идолов, столбы у входа, и решительно шагнул внутрь. Страха, так же как и при встрече с шишигой, не было. Совсем. Он спрятался куда-то очень далеко и практически не напоминал о себе. Я только твердо знал, что поручение Малены очень важно в первую очередь для меня самого, и собирался выполнить его. Чем важно? Не знаю, но важно. В любом случае, не могу же я сейчас взять и вернуться обратно? Нет… конечно, могу, но что скажу своей хозяйке? Зараза, ну не могла же она послать меня на верную смерть? Хочется верить, мать его за ногу…

Прошел пару шагов по узкому, круто спускающемуся вниз ходу, и, когда солнечный свет стал пропадать, вытащил из сумы маленькую черную скляницу.

– Колдуй, баба, колдуй, дед… – неожиданно вспомнилась забавная детская поговорка из моего прошлого. Я чуть не рассмеялся и вытащил плотно притертую пробку. Тут же из узкого горлышка вылетел прозрачный, очень яркий – как будто сотканный из солнечного света – шарик и взмыл под потолок. Я даже прикрыл на время глаза – таким ярким показался свет в могильной темноте пещеры.

– Вот теперь нормально… – Спуск просматривался на добрый десяток метров вперед. Сделал пару шагов и облегченно вздохнул – шарик как привязанный следовал за мной.

Вниз вели вытесанные прямо в камне широкие ступени. Стены и потолок, оказались сплошь покрыты какими-то непонятными письменами.

– Клинопись? – В памяти нашелся аналог из прошлого. Провел рукой по шероховатому камню и вздрогнул от видения, подобно хлысту резанувшего сознание.

Жертвенники, много жертвенников… непонятные черные фигуры в глухих плащах с капюшонами, скрывающими лица, без устали работают кривыми ножами, вспарывая человеческую плоть. Потоки крови, трепещущие исходящие паром сердца, горы трупов и бесчисленные ряды рабов на коленях, покорно ожидающих своей участи. Видение было настолько ясным и острым, что я наяву почувствовал тошнотворный запах крови и хруст вспарываемой плоти.

Прерывая видение, я резко оторвал руку от надписи и с трудом удержался, чтобы не сесть на каменные ступени. Казалось, видение высосало из меня все силы и уже стало подбираться к разуму. Сразу расхотелось идти внутрь. Вот расхотелось – и все… Появилось такое ощущение, что кто-то выталкивает меня на поверхность. Мягко, но настойчиво.

– Ну нет!.. – Пересиливая себя, я сделал несколько шагов, а потом, как будто прорвав невидимую завесу, сбежал вниз.

Коридор окончился идеально круглой комнатой со сводчатым потолком. Посередине стоял прямоугольный каменный стол с мощной толстой столешницей, испещренной в центре неглубокими сколами и рытвинами. Я присмотрелся и увидел, что от центра стола к его углам идут желобки, оканчивающиеся небольшими сливами, а сколы в центре больше всего похожи… на следы от ударов клинка. Жертвенник… и очень старый, впрочем, как и все здесь.

– Сколько же на тебе принесли в жертву людей? – Я хотел прикоснуться к столу, но вовремя удержался. Повторять видение не хотелось.

В надежде найти ту загадочную вещь, которую я должен забрать из каирна, прошелся по комнате – и ничего не нашел. Вообще ничего, кроме старого жертвенного стола и толстого слоя пыли с паутиной. Стол, при всем своем желании, я точно унести не смогу, а мусор как бы и не нужен. Значит…

Подошел к черной металлической двухстворчатой двери, украшенной грубыми узорами. Как ни странно, она легко поддалась, я сделал пару шагов вперед и вздрогнул от глухого стука за спиной. Оборачиваться не стал: и так ясно – дороги назад у меня теперь нет. Во всяком случае, пока нет.

Светлячок сорвался с места и взлетел вверх, осветив большой круглый зал…

По его периметру стояли такие же идолы, что и перед входом, только здесь они простирали над залом свои руки, соединенные каким-то странным колесом. В стенах неизвестные строители расположили много ниш, больших и маленьких, из которых торчали… ссохшиеся ступни в обрывках бурых покровов.

Вокруг возвышения посередине зала стояли составленные кольцами столы с множеством разной посуды. Создавалось такое впечатление, что когда-то, очень давно, здесь неожиданно прервался пир, а сами гости исчезли. Даже еда сохранилась в своем первозданном состоянии. Вот запеченные целиком бараны, вот окорока, большие круги сыра – все кажется свежим, только покрыто паутиной и пылью.

А в самом центре… В самом центре расположился большой каменный трон. Спинкой ко мне.

– Очень интересно. Только не надо мне говорить, что на нем кто-то сидит… – Я на всякий случай взял на изготовку рогатину и, стараясь не отрывать взгляд от возвышения, стал обходить зал.

Десяток шагов – и стал виден краешек стола перед троном…

Еще немного – и показались подлокотники трона, украшенные мордами непонятных рогатых животных…

Еще пара метров – и…

И внезапно погас светлячок…

Все мгновенно погрузилось в кромешную, в буквальном смысле могильную темноту. Я на мгновение замер, а потом, перехватив рогатину, передвинул суму на живот. Рука нащупала склянку, как вдруг из центра зала донеслось скрежетание. Зловещее такое скрежетание, очень похожее на…

Светляк взлетел над залом, я сделал несколько быстрых шагов…

– Старшие Сестры!!! – невольно воскликнул я… Перед троном стоял закованный в доспех человек с длинным мечом в руках…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Хроники Горана. Прознатчик (Александр Башибузук, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я