План Арагорна. Расширяя границы (Сергей Бадей, 2012)

Ну да, у Арагорна – план, а отдуваться – мне! Мог ли предполагать я, обыкновенный неудачливый парень, что мне придется возглавить народы эльфов? Причем буквально взяться за их возрождение? Успокаивает только то, что есть еще несчастные, которым выпало возрождать по плану Арагорна другие народы. С Европой мы вроде бы справились, а вот как будет в Америке?

Оглавление

Из серии: Хроники Максима

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги План Арагорна. Расширяя границы (Сергей Бадей, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 5

Я сидел у окна в электричке, рассеянно наблюдая за пейзажами, которые мелькали за стеклом. Я ехал к родителям для того, чтобы определиться и, если возможно, сразу же провести инициацию. Олег рвался со мной, но я засадил его за историю эльфийского воина Вароэля, которую раскопал Вениэль в архивах. Там все описано в том стиле, который предпочитает Олег. Вот пускай почитает и разберется, что откуда растет. Клин клином вышибают.

В проходе появился пожилой контролер. Он устало просил билетики у пассажиров. За ним двигались двое мордоворотов, в которых я сразу же заподозрил орков. Вот обнаружился, за два ряда от меня, безбилетник. Он не успел объяснить причину, как был уже грубо вырван с сиденья. Один из сопровождающих контролера оттащил его в тамбур вагона для последующей беседы о том, как нехорошо ехать безбилетным.

Я спокойно протянул контролеру свой билет. Привычно просканировал его ауру. Не наш… и наткнулся на пристальный взгляд громилы.

– Что это вы так на меня уставились, любезный? – поинтересовался я, внутренне собравшись. – На мне что, узоры нарисованы?

«А ведь это шаман!» – озарила меня мысль, когда я почувствовал, как вокруг меня начала сплетаться «Сеть повиновения».

– Если вы не возражаете, мы с вами потом пообщаемся, в более располагающей обстановке, – мило улыбнулся я шаману, заставляя пространство вокруг себя содрогаться от наполнившего его напряжения. «Сеть повиновения» мгновенно была разнесена в клочья. – С вами очень хочет познакомиться один мой старинный друг.

Что-то мелькнуло в глазах у шамана. Он дернулся, бросил на меня злой запоминающий взгляд и устремился за контролером, который уже подходил к дверям тамбура. Я проследил за ним взглядом, также запоминая его ауру. Найдем тебя! Ох, найдем! Конечно, сила в тебе чувствуется немалая. Ну, да это не беда! Скрутим! И спросим, не ты ли нашего Виттораса пытал?

А они придумали неплохую тактику вербовки, вдруг осознал я. В электричках многие люди ездят. Набрать среди них подходящий контингент очень даже легко. Вот, к примеру, где тот парень, который ехал без билета? Я бросил взгляд на раздвижные двери тамбура, за которыми, нависая над безбилетником, что-то втолковывал ему громила. По испуганно-заинтересованному лицу безбилетника можно было понять, что разговор идет не о правилах проезда в пригородном транспорте.


Выскочив на платформу, я проводил взглядом удаляющийся поезд и с удовольствием вдохнул свежий ветерок, повеявший с поля, расстилавшегося неподалеку. После спрессованной городской атмосферы и еще более спрессованного воздуха электрички этот ветерок был поистине блаженством!

– Молодой человек! Вы поможете пожилой женщине с вещами? – услышал я за спиной.

Я обернулся и с некоторым удивлением увидел старушку с большим узлом в руках. Откуда она взялась? Ведь когда я выходил на перрон, никого тут не было. Тихонько тенькнул сигнал тревоги в голове. Взвыло пространство от закручивающихся вокруг меня защитных построений.

– Ого! – едва заметно улыбнулась старушка. – А Арагорн меня высоко ценит! Надо же, как он тебя настропалил. Не бойся меня, Максим. Я не желаю тебе зла. А в первую нашу встречу ты мне не показался таким уж сильным магом.

– Да и ты, Сильвана, в первую нашу встречу показалась мне более симпатичной и молодой, – неласково отозвался я. – Что тебе здесь понадобилось?

– А как же! – уже откровенно заулыбалась Сильвана. – Не могла же я не поинтересоваться родителями такого выдающегося эльфа, как ты…

– Если ты что-то посмела сделать им… – Я резко придвинулся к Сильване. – Я жизнь положу на то, чтобы отомстить!

– Ну-ну! – отодвинулась от меня старушка. – Неужели ты поднимешь руку на женщину? Да не волнуйся ты! Ничего я им не делала. Я не могу определить, откуда у тебя взялась составляющая дракона. Твои родители чисты, как слеза младенца. Ты, можно сказать, уникум. А значит, тем более желанный.

– Забудь! – разрешил я. – Обойдешься без драконов. Ты, я слышал, королева нежити. Вот и занимайся ею! Арагорн успел найти меня раньше тебя. И этот вопрос обсуждению не подлежит.

– Не торопись решать, Максим, – снова улыбнулась Сильвана. – Хорошенько подумай! Перед тобой открываются такие перспективы!

– Они передо мной уже открылись. И те, которые открылись, меня прельщают гораздо больше.

– И все же подумай! – донеслось до меня из облачка, которое накрыло Сильвану. – Я тебя еще навещу!..

Я втянул воздух сквозь стиснутые зубы и зашагал по направлению к домику, где осели мои родные. Пройдя по улочке, я привычно толкнул калитку. Отец задумчиво стоял посреди двора, рассматривая из-под очков замысловатый сучок, который держал в руках. Мама, громыхая кастрюлями, что-то выговаривала ему из-за открытой двери летней кухни.

– Привет всем! – бодро обозначил я свое присутствие.

– И ты здоров будь! – отозвался отец. – Хорошо, что заглянул. Поможешь мне забор отремонтировать. Какой-то зверь в дыру забора лазит и на огороде следит. Ты же знаешь, как мама к своему огороду относится трепетно!

– Трепетно-трепетно! – появилась из кухни мама и быстро подошла ко мне, чтобы обнять. – А то, что ты с молодыми красотками заигрываешь, это пустяки? Это с твоим-то сердцем, ловелас старый! Представляешь, Максимка? Выхожу я из дома, а тут такая картина. Стоит вот он, хвост распустил, как павлин, и шашни разводит с девчонкой.

– И ничего я не разводил! – запротестовал папа. – Она спросила, как пройти к сельсовету, я ей объяснял.

– Да? А как она глазками стреляла, ты, значит, не замечал? – сердито уперев кулаки в бока, поинтересовалась мама. – Ничего! Зато я заметила. Это и без очков было видно!

– Подождите-подождите! Это вы о чем? Вернее, о ком? – спросил я, заранее зная о ком, собственно, идет речь.

– Да была тут одна! – фыркнула мама. – Молодая, да, видать, из ранних! Видит, что тут порядок идеальный, газ, вода, свет. Вот и начала клинья подбивать. А он столько лет уже на свете прожил, а ничего не соображает!

– Не все так трагично, – вздохнул я, присаживаясь на скамеечку. – Все гораздо хуже. И интересовал ее не участок, не дом и даже не папа. Интересует ее моя личность.

– Что, нашкодничал? – поинтересовалась мама после недолгого молчания. – Она в положении?

– Нет! – вздрогнул я. – Это не то, что ты подумала. И потом, скорее всего, вам придется скоро переехать на другое место жительства.

– Ты что придумал? – нахмурилась мама. – Никуда я не поеду! У меня тут хозяйство, дом, запасы на зиму. Мне и тут хорошо!

– Постой! – прервал ее отец, присаживаясь рядом со мной. – Сначала надо выяснить, что хочет сказать Максим.

Я вспомнил, как Тарас говорил о том, что пожилые люди тяжело переносят стрессы. Но как обойтись без них? Вот мама решительно настроена в отношении переезда. Я с удовольствием рассматривал, как играет красками их аура, аура эльфов Крови. Отец, тот более склонен к компромиссам. Быть может, все-таки попытаться их подготовить к предстоящему?

– Ма…

– Что тебе, горе луковое?

– Понимаешь, тут такая ситуация… – Я замялся, подбирая слова. – Я же не прошу вас все сразу бросать. Я предлагаю поехать, посмотреть. Если ты не захочешь, то неволить не буду.

– То есть ты хочешь сказать, что уже присмотрел местечко? – поднял брови отец. – А на какие средства, позволь спросить? Помнится мне, что большими доходами ты не отличался. Или ты хочешь, чтобы мы продали нашу дачу? Даже и не мечтай об этом! И где же находится это место?

– Насчет средств это ты зря, – с достоинством ответил я. – Если мне понадобится, то средства будут. А местечко достаточно теплое. Причем буквально. Я все же предлагаю посмотреть. Много времени это не займет.

Родители переглянулись. Вот что мне нравится, так это то, что когда дело касается меня, то они понимают друг друга с полувзгляда.

– Максик, а может, ты отдохнешь сначала? – ласково сказала мама. – Я смотрю, что-то ты в последнее время совсем с лица спал. Что, работы так много? Потом пообедаем и поедем смотреть. У меня вон скоро борщ будет готов.

Обожаю мамины борщи! Она их готовит без мяса. Отец вычитал, что грибы вполне могут его заменить. Там всего каких-то двух аминокислот не хватает. Так что борщи у мамы – мечта вегетарианцев!

– Да мы еще до того, как он успеет остыть, вернемся, – вырвалось у меня.

– Так это что, где-то здесь? – даже подпрыгнул на стуле отец.

– Ну, не то чтобы здесь… – туманно ответил я, пытаясь наладить связь с Тарасом.

Пока родители пытались разобраться в моих словах, связь была налажена.

«Макс! Ты где это пропадаешь? – взорвался в голове гневный вопрос Тараэля. – Почему тебя дозваться было невозможно?»

«Это потому, что у Сильваны есть нехорошая привычка глушить ментальные сигналы», – отозвался я.

«Что? Опять она? – испугался Тарас. – Ты цел?»

«Да цел я, цел!»

«А она?» – с внезапным интересом спросил Арагорн, вмешиваясь в наш мысленный разговор.

«И она цела», – буркнул мысленно я.

«Жаль!» – вздохнул эфир, и, судя по ощущениям, Арагорн снова отключился.

«Нет! Ну что за наглость? Вот уж не ожидал, что и тут может быть прослушка! – возмутился Тарас. – Надо будет учредить в будущем что-то вроде прокуратуры и разрешать прослушивать ментальные разговоры только с ее санкции! Ослушников – задницей в муравейник!»

«Ты потом возмущаться будешь! – прервал я разглагольствования Тараэля. – Сейчас другая задача. Я сейчас попытаюсь переправиться вместе с родителями. Они оба наши. Ты подготовь там все!»

«Ух ты! Хорошо, подготовлю. Только ты там осторожнее, а то знаю я тебя! Твои методы сродни доброму удару дубиной по голове».

«Постараюсь», – отозвался я, отключаясь.

Я обнаружил, что мама со слезами на глазах пытается подсунуть мне под голову маленькую подушечку, а отец озабоченно роется в коробке, где хранились всякие лекарства.

– Что вы делаете? – удивленно спросил я.

– Миша, он очнулся! – повернулась мама к папе. – Как ты нас напугал, Максимушка!

– Это особый вид нирваны, – попытался выкрутиться я. – Полчаса заменяют несколько часов здорового сна.

– А по шее за такую «нирвану» не хочешь? – сердито спросил отец. – Предупредить не мог? Не посмотрю, что уже здоровый лоб!

– Мир! – вскакивая с кресла, предложил я. – Давайте мне руки! Помиримся!

– Тебе все же не мешало бы проверить свое здоровье, – сердито сказала мама, протягивая мне руку.

– И рассказать о своих фантазиях психиатру! – добавил папа, беря меня за другую руку.

– Обязательно! – пообещал я, закручивая портал.


Все-таки люди становятся похожи друг на друга, если очень долго живут вместе. Выражение изумления на лицах моих родителей было одинаковым. Тарас сердито хмурился, стоя у края площадки телепорта.

– Судя по выражению лиц, ты пренебрег моими рекомендациями! – заметил он.

– Максим, что происходит? – потребовал объяснений отец, в то время как мама слабо охала, рассматривая окружающую обстановку.

– Ты же не возражал, когда я предложил посмотреть место, – невозмутимо отозвался я. – Вот местечко. Осматривай! Домик можешь выбирать любой. Вон их сколько! Лично мне по нраву те, что возле озера. Там вечерами такие туманы поднимаются, что закачаешься!

– Как мы попали сюда? – не дал сбить себя с толку папа. – В первую очередь я требую, чтобы ты объяснил это!

– Ну, это он умеет, Михаил… э-э-э… – вмешался Тарас.

– Александрович, – обратил внимание на Тараса папа. – А что, собственно, он умеет?

– О-о-о! Он много чего умеет, Михаил Александрович, – покивал с приятной улыбкой Тараэль. – Видно, вы его мало пороли в детстве.

– Это да! – вздохнул папа. – Был такой недочет.

– Вы слышали о телепортации? – продолжал Тарас. – Так вот, то, что Макс только что провернул, и есть та самая телепортация.

– Да ну? – изумился папа. – Значит, Макс работал в секретном институте? И молчал? Уважаю! Но мне почему-то казалось, что для телепортации, если она существует, конечно, требуется уйма всякой техники и приборов. На начальном этапе хотя бы. Или вы хотите сказать, что вы уже прошли этот этап?

– Мы – прошли! – кивнул Тарас. – А вот вам еще предстоит его освоить.

– А где мы оказались? – с любопытством спросила мама. – Неужели техника достигла таких высот? Вот поживешь в глубинке, а тут такие вещи происходят, что диву даешься!

– Это Полесье, – любезно пояснил Тарас, наклоняясь к маме и показывая мне крепко сжатый кулак. – Хочу заметить, что этих высот смогли достигнуть только мы.

В этот момент я заметил Алекэля, бредущего в нашем направлении. Надо сказать, что отец Вадима быстро освоился со своим положением. Его заинтересовал процесс двух ипостасей, которыми мы владели. Вдвоем с тетей Надей они по уши зарылись в груды сохранившихся эльфийских свитков. Руководил всем этим наш архивариус Вениэль. Алекэль очень спокойно отнесся к тому, что он эльф. Для него это означало, что можно работать сутками, не уставая, и прерываться только на еду. Вот в этом они с Вениэлем были очень похожи. Тетя Надя, или Надина, взяла на себя тяжкую ношу куратора этого процесса. Именно она следила за тем, чтобы эти двое знали меру.

Алекэль заметил нашу группу и ускорил шаг. Еще издали, узнав папу, он заулыбался. Отец, отвлекшись от разговора с Тарасом, всматривался в Алекэля со все возрастающим изумлением.

– Михаил! – окликнул его Алекэль. – Очень рад тебя видеть! Наконец-то ты вырвался из своей сельской берлоги! Впрочем, чего еще было ожидать? Это с твоим-то сыном!

Папа стоял в шоке, рассматривая Алекэля.

– Мы знакомы? – осторожно спросил он.

– Что? – уточнил Алекэль.

Но спустя мгновение до него дошло, в чем дело. Он шлепнул ладонью по лбу и сменил ипостась.

– Александр?! – охнул папа. – Ты-то как здесь оказался? И что это за вид был у тебя несколько секунд назад?

– А вот он меня сюда притащил, можно сказать, в бессознательном состоянии, – ткнул в меня пальцем Алекэль. – И представь себе, превратил… Впрочем, я на него не сержусь. Такое впечатление, что сразу после черно-белого телевизора перешел на цветное изображение и очень высокого качества. Я уже не говорю о физическом состоянии. Просто изумительно!

– О чем вы говорите, Саша? – вмешалась мама.

Она, хоть и была знакома с родителями Вадима давно, все так же обращалась к Алекэлю на «вы».

– Я говорю вот об этом деятеле! – снова указал на меня Алекэль. – Нет, вы посмотрите! Он еще и улыбается, как кот, добравшийся до сметаны. Ни стыда, ни совести! Надя переживает, что цветы на подоконнике оставила не политыми.

– Так и Надежда здесь? – уточнил отец. – Вот уж не знал, что и ты работаешь над этой проблемой! Так ты мне не пояснил, что это за вид у тебя был? Или вы занимаетесь не только телепортацией?

Алекэль в некотором затруднении уставился на папу, потом повернулся ко мне.

– Максим, твои родители знают, что ты задумал? – почти ласково спросил он меня.

– По-моему, даже не догадываются, – очень честно ответил я.

– О чем? – мгновенно среагировал папа.

– А вот об этом! – сделал широкий жест рукой Алекэль. – Как вы думаете, где мы находимся?

Отец обвел взглядом окрестности и пожал плечами:

– Что-то мне чудится здесь дух Востока.

– Ну какой же это Восток, Миша? – вмешалась мама. – Я не вижу ни одной пагоды. Да и статуй Будды незаметно, а это непременная деталь. Я столько фильмов про Восток посмотрела, что знаю.

– Угу, – кивнул отец. – Ты этим фильмам верь больше. Они тебе такое покажут, что ни в какие ворота не лезет! Максим, ты слышал вопрос дяди Саши? Где мы находимся?

– Я же вам уже говорил – в Полесье, – вмешался Тарас.

Папа еще раз посмотрел по сторонам и наткнулся взглядом на наш мэллорн, который пышным золотистым облаком листвы прикрывал центральную площадь и прилегающие здания нашего поселения.

– Не вяжется! – сообщил он Тарасу. – У нас сейчас по календарю конец октября. Так? А у тебя тут деревья зеленые и листва не опадает. Не морочь мне голову! Это не может быть Полесье.

Папа достал из кармана очки и, водрузив их на нос, строго посмотрел на Тараса. Тот поморщился и, указывая на очки, сообщил:

– А вот это вам больше не понадобится! Как ваш лечащий врач, я прописываю вам острое зрение вкупе с отличным слухом.

– Слух у меня и так неплох! – печально улыбнулся папа. – А зрение… Зрение мне уже ни один врач не исправит!

– Так они еще не инициированы? – сообразил Алекэль, обращаясь ко мне. – Ну, тогда их ждут незабываемые впечатления!

– Что значит «не инициированы»? – поинтересовалась мама. – О чем идет речь?

– О вашем истинном виде, – любезно пояснил Алекэль, вновь принимая вид эльфа. – Очень, кстати, неплохом. Рекомендую!

– Как это?.. – Отец ошеломленно рассматривал Алекэля. – А, понял! Мне это снится!

– Ущипнуть? – раздвинул в улыбке губы Алекэль. – Максим, это с твоей стороны свинство – не объяснить родителям, что происходит!

– А ты, Алекэль, так сразу бы и поверил? – огрызнулся я.

– Максим, как ты разговариваешь со старшими! – одернула меня мама.

– Старший тут я! – обернулся я к ней. – Именно я отвечаю за народы эльфов. А предводителем народа, к которому мы относимся, является вот он. Прошу любить и жаловать, Тараэль! Впрочем, не будем откладывать. Сейчас мы вас инициируем, и вы все сами поймете.

– С кого начнем? – осведомился Тарас на квенья.

– Начинай с матери, – на том же языке отозвался я. – Именно она негласный лидер в нашей семье.

– С этим я согласен! – подтвердил Алекэль. – Начинай с нее, Тараэль.

– Максим! – сердито нахмурившись, заговорила мама. – Вот уж не ожидала, что мне придется учить тебя правилам поведения! И это в твоем-то возрасте! Я вижу, что мы с папой ошиблись, оставив тебя дома одного. Во-первых, мне не нравится, в каком тоне ты разговариваешь с людьми, которые вдвое старше тебя. Во-вторых, тебе что, не рассказывали о том, что в присутствии людей не положено разговаривать на языке, который эти люди не знают? Это прописные истины!

– Мама, – примирительным тоном заговорил я. – Не волнуйся. Через несколько минут ты будешь владеть этим языком в совершенстве. Прошу пройти вот сюда…

– Иди, Валя, иди, – заулыбался Алекэль. – Не пожалеешь!

– Это куда вы ее тянете? – осведомился отец.

– В лучшую и светлую жизнь, – провозгласил Алекэль. – Не переживай! Ты – второй на очереди.

Тарас, куртуазно изогнувшись, препроводил маму к Месту Силы. Мама, наткнувшись взглядом на скульптуру девушки, остановилась.

– Какая прелесть! – воскликнула она. – Ой! Она же светится! Как это вы смогли сделать?

– Мы не делали, – сообщил я. – Это она сама. Тарас, не тяни! Давай работай!

– Уже! Валентина… э-э-э…

– Антоновна, – быстро подсказал я.

– Да! Прошу вас прилечь на это ложе.

– Куда? – Мама с недоверием рассматривала слегка переливающийся воздух у тотема.

– Не бойся! Оно выдержит! – Я похлопал по поверхности «воздушного ложа». – Оно и не такое выдержит! Мы тебе сейчас цветной сон будем показывать.

Мама нерешительно взглянула на отца.

– Ложись! – пожал плечами тот. – Мы сейчас столько непонятного увидели, что одной непоняткой больше, одной меньше – не имеет значения.

– Миша! – ласково сказал Алекэль. – Вот эта процедура и служит для того, чтобы вы все понимали. Поверишь ли, я сам был в шоке, когда со мной провернули такую же процедуру. Но не пожалел! Быть эльфом – это что-то!

– Кем?! – поперхнулся папа.

– Эльфами, Миша, эльфами. И твой сын, действительно, этим руководит. Мой Вадька, кстати, тоже не пасет задних! Предводитель самого многочисленного из наших народов, Лесных эльфов. Каково?

– А ты? – поинтересовался отец, с беспокойством поглядывая на священнодействующего Тараса.

– Я?.. – Алекэль замялся и обернулся ко мне: – Макс, мы с Вениэлем обнаружили один момент, надо бы обсудить…

– Позже, Алекэль, – отозвался я. – После инициации.

– Да что за имя у тебя такое дурацкое? – спросил папа.

– И никакое не дурацкое! – оскорбился Алекэль. – Если хочешь знать, частица «эль» обозначает наше благородное происхождение. Мы как-никак Высшие эльфы – эльфы Крови…

Отец охнул. Мама начала изменяться. Прямо на глазах пожилая женщина помолодела. Разгладились морщины на лице, исчез второй подбородок, посветлели, удлинились и завились волосы. Ее фигура подернулась флером и снова прояснилась, одетая во что-то воздушное и прекрасное одновременно. Лицо стало удивительно похожим на лицо девушки-тотема.

Лицо отца посерело, и он схватился за левую сторону груди. Я рывком переместился к нему и подхватил на руки, одновременно накладывая «Целительное прикосновение».

– Миша! – подскочил к нам Алекэль. – Что это ты вытворяешь? Не хватало нам еще такой «радости»!

– Что у вас происходит? – крикнул Тарас, быстро направляясь к нам.

– Сердце! – озабоченно проговорил я, прокачивая потоки целительной энергии.

– Ничего-ничего! – прохрипел папа. – Это сейчас пройдет. Мне бы таблеточку валидола. У меня в кармане есть.

– Конечно, пройдет! – свирепо заговорил я, наблюдая, как уходит серость с лица отца. – Что же это вы с мамой молчали о том, что у тебя проблемы с сердцем?

– Макс, – заговорил Тарас, внимательно наблюдая за отцом и держа его за руку. – Ему необходимо полное превращение. Человеческая ипостась для существования уже непригодна. Я отмечаю у него целую цепь необратимых изменений.

– Выдержит? – строго спросил я Тараэля.

– Не знаю, – честно ответил тот.

Я напрягся, пытаясь решить, что же делать.

– А если вдвоем? Ты инициируешь, а я поддерживаю жизнь?

– Может получиться, – кивнул Тарас. – Но все же риск есть.

– Арагорн! – крикнул я так, что даже уши заложило. – Арагорн, явись! Заклинаю тебя!

Рядом зашелестело, рухнуло на землю и хрипло матюкнулось.

– Ты что себе позволяешь, несчастный?! – взревел Арагорн, ворочаясь на земле и пытаясь подняться. – Да я и за меньшее других пеплом развеивал!

– Помощь нужна! – отчаянно заговорил я. – А потом можешь и развеивать.

– Что случилось? – спросил Арагорн, наконец-то поднявшись и отряхиваясь.

– Отцу плохо! Он может не выдержать даже инициацию, – так же отчаянно пояснил я. – Я качаю энергию, а она как в прорву!

Арагорн всмотрелся в лицо папы и кивнул:

– Сердце! Восстановлению не подлежит… Переходим на искусственное. Учись, Макс! Это высшее искусство!

Нет-нет! Его нельзя сейчас класть! Поддерживай его под спину! – воскликнул Арагорн, заметив, что я сотворил воздушное ложе», и, обернувшись к Алекэлю, рявкнул:

– А ты, ушастый, помоги снять с него куртку и все, что под ней!

Алекэль не посмел возмущаться и начал быстро помогать Тарасу снимать одежду с папы. Арагорн положил ладони рук на грудь отца. Вокруг них взвилось зеленоватое облачко, которое очень быстро наполнилось кровавым цветом. Облачко начало ровно пульсировать, прогоняя кровь через себя.

– А теперь аккуратно и синхронно поднимем его и перенесем на ложе, – скомандовал Арагорн. – Не спешить! Тараэль, приступай к инициации! Его сознание чуть было не ускользнуло от меня, но я успел его ухватить. Принимай! Работай осторожно! Как только закончишь, я замкну контур на новом сердце.

Я увидел, как от тотема рванулась энергия, впиталась в Тараэля и уже через его руки достигла отца. Струи чистой магии вливались в тело, распростертое на «воздушном ложе».

– Не спеши, – тихо сказал Арагорн. – Никуда он от нас теперь не денется.

Тарас кивнул, и напор энергии слегка спал. Мама, безучастная ко всему, лежала на своем месте. Я жадно наблюдал, как изменяется отец. Исчез животик, заменившись пластинами пресса, подтянулись черты лица, светлые волосы покрыли лысину.

– Добавь немного энергии на сердце, – попросил Арагорн. – Я его сейчас запущу.

Пульсирующий объем над его руками втянулся в тело отца. Папа вздрогнул и глубоко вздохнул.

– Порядок! – с удовольствием констатировал Арагорн. – Мы его вытащили.

– Пора будить? – волнуясь, спросил я.

– Пусть отдохнет немного, – великодушно предложил Арагорн. – Тем более что его теперь не скоро на отдых потянет.

– Это еще почему? – удивился я.

– Вспомни Стана. Окончательное преобразование вызывает именно такой эффект. Твой отец будет переполнен жаждой деятельности. Несколько суток подряд он вообще не будет нуждаться во сне.

Я было облегченно вздохнул, но в этот момент Тарас ухватил пятерней меня за рубашку на груди и резко придвинулся ко мне. Его глаза зло сощурились:

– Я тебе сколько раз говорил, что стрессы очень опасны для пожилого человека! Мы только что чуть не потеряли твоего отца, дубина ты стоеросовая! Хоть это ты понимаешь?

– Понимаю, – тихо сказал я. – Руку убери! Если у тебя есть универсальный рецепт, как это делать, то поделись им. У меня его нет…

– Кто-нибудь поможет мне отсюда спуститься? – раздался мелодичный голосок. – Подайте даме руку!

Мы резко обернулись на голос. Мама восседала на ложе и грациозно протягивала нам руку.

– Не отвлекайся, Тарас! – хмыкнул Арагорн. – Продолжай воспитательную беседу.

Он быстро подошел к ложу матери и помог ей спуститься на землю.

– Что здесь происходит? – Мама испытующе взглянула на нашу живописную группу. – Где Миша?

– Да вот он! Отдыхает. – Резко отодвинувшись от меня, Тарас указал на мирно сопящего отца, рядом с которым торчал Алекэль.


Из записей вещего Олега

…И жили родители Перворожденного Максимиэля вдали от народа своего. Скрывали они истинную сущность свою под личинами людей обычных. Но пришел к ним Максимиэль и увидел он ауру эльфов под личинами. Взял он Михаэля и Валиэль за руки и привел их в Место Силы. И был рядом с ним великий целитель Тараэль. Словом и делом помогал ему Главный Друид народа нашего Алекэль…


– Как же это так? – Мама недоверчиво осматривала свое отражение в зеркале. – Неужели это я? Нет, наверное, это мне снится! А откуда на мне это платье? Кто это меня переодел?

– Одежда изменилась вместе с тобой, – пояснил я, посматривая на мирно спящего отца. – Не знаю, как это делается, но это очень удобно.

– Зато я знаю! – вмешался Арагорн. – Конечно, нелегко было сформировать именно такое условие преображения, но дело того стоило. Порой приходится преобразовываться в условиях крайне суровых. Это у оборотня сразу шкура с мехом, а вот для человека или эльфа погодные условия и правила морали играют большую роль. А теперь объясни мне, парень, как ты умудрился выдернуть меня сюда? Конечно, можно списать это на то, что я был расслаблен и не готов к такому повороту событий. Но до сих пор, даже в самом расслабленном состоянии, никому это не удавалось! Ты понял, о чем я спрашиваю, или мне повторить вопрос?

– Не знаю, – пожал я плечами. – Столько всего нахлынуло… Я готов был на все, лишь бы спасти папу.

– Что случилось с папой? – Мама испуганно прижала ладонь ко рту и большими глазами смотрела на меня.

– Уже ничего! – торопливо отозвался Тарас. – Просто он теперь не сможет вернуться к своему человеческому виду. Но, по-моему, это невелика потеря, посмотрите, какой красавец перед вами!

– Это Михаил? – недоверчиво спросила мама, всматриваясь в спящего отца.

– Он самый! – подтвердил я.

– Не похож, – поджала губки мама.

– А ты очень на себя прежнюю похожа? – прищурился я. – А Александр Николаевич? Я сейчас обернусь и тоже буду сильно отличаться. Пойми, ты имеешь две ипостаси: человеческую и эльфийскую. И порой они очень отличаются друг от друга. За примером далеко ходить не надо. Просто посмотри в зеркало. Да вот и Алекэль тоже на себя не похож.

Алекэль вздрогнул и повернулся ко мне:

– Макс! Мне с тобой необходимо поговорить! Это важно!

– Да что там у тебя такое случилось? – устало спросил я.

Алекэль вцепился мне в руку и отвел в сторонку.

– Мы с Вениэлем обнаружили одну деталь, – тихо сказал он. – И касается она как раз преобразования. Некоторые из нас могут преобразоваться в боевую форму…

– Это как? – нахмурился я. – Что значит боевая форма?

– Это мы еще не выяснили окончательно, – покачал головой Алекэль. – Предположительно это имеет вид какого-нибудь хищного животного.

– Стоп! – Я вспомнил сражение во Франции. – Пантеры? Один из бойцов Вадима принял ее вид.

– Очень может быть! – кивнул Алекэль. – И вот тут – самое главное! Приняв вид животного, мы можем потерять контроль над собой. А это означает, что мы можем навсегда остаться в этом теле. Что там с этим бойцом?

– Не знаю, – пожал я плечами. – Но если бы случилось что-то подобное, то Вадик наверняка бы сообщил мне.

– Ты так думаешь? – хмыкнул Алекэль. – Уж поверь мне, я знаю своего сына. Упрям, как сто ослов! Он будет пытаться решить проблему сам, не прибегая к посторонней помощи.

– Лучше будет, если ты сам с ним поговоришь на эту тему, – решил я. – Я его сюда призову. Как предводитель, он может телепортироваться ко мне.

Я посмотрел на Арагорна. Он, держа в руке бокал, что-то весело рассказывал маме и Тарасу, зачарованно ему внимавшим.

Оглавление

Из серии: Хроники Максима

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги План Арагорна. Расширяя границы (Сергей Бадей, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я