Заметки беременного папы. или Беременность и роды глазами мужа (Дмитрий Ашаев)

Это история о том, как я готовился стать, стал и, наконец, почувствовал себя папой. Иронично и сугубо субъективно я описал на страницах «Заметок…» события и ситуации, связанные с ярчайшим событием в моей жизни. Поделился своим опытом отцовства в первые три месяца малыша.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Заметки беременного папы. или Беременность и роды глазами мужа (Дмитрий Ашаев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Раздел 1. Подготовка к родам

Глава Первая. Котопапа

Что вы себе представляете, когда Вас спрашивают, думаете ли вы о том, чтобы завести семью? Как понять, что ты готов и хочешь детей? На эти простые вопросы ответить далеко не так просто. В силу своего личностного уклада я шел к тому, чтобы стать родителем.

Мой путь, вернее даже, наш с супругой путь к «родительству» начался с того, что мы завели кота. К слову сказать, именно моя любимая жена подтолкнула меня. Ее вопросы и ее желания.

К тому моменту мы уже притерлись друг к другу, объездили много стран вместе и почти два года вели совместное хозяйство. Как и многие – в своей квартире, купленной в ипотеку.

Мы перебесились по поводу холостых привычек в быту. Типа наполнять мусорное ведро настолько высоко, как будто мы играем в Jenga, или разбросанные носки. Бороться с этими сложившимися годами недостатками просто бесполезно. Это раздражало очень сильно, но сломать друг друга мы не смогли. Мы сменили отношение к нашим недостаткам.

Мы разделили обязанности в быту; очертили финансовые обязательства для ведения домашних дел, завели отдельный счет, на котором аккумулировали долю отчислений с наших зарплат. К общему счету были выпущены две пластиковые карты. Случаи оплаты этими картами были четко оговорены.

Было прикольно, потому что мы отдавали на бытовые нужны только часть дохода, и у нас все еще оставались личные деньги на зарплатных картах и на открытых счетах. Планировать совместные расходы стало даже интересно. На эти деньги мы покупали продукты, подарки общим друзьям, путешествовали и многое другое. При этом у каждого из нас были средства, позволявшие нам время от времени радовать друг друга неожиданными подарками, не вписывавшимися в совместный бюджет. Главное, что ушло недопонимание, что кто-то живет за счет другого.

Быт наладился. Споры и неприятные разговоры о деньгах исчезли из повседневной повестки. Мы повзрослели и были готовы сделать следующий шаг, почти ничего не изменив в своем образе жизни. Для нас таким шагом стало завести домашнее животное. Не тамагочи или покемона, коими являются рыбки и тому подобные бесхарактерные существа, а настоящее животное с собственным нравом.

Ранневесенним поздним вечером мы через Москву, вечно стоящую в пробках, поехали смотреть наше будущее чадо, – подрощенного вислоухого шотландца, точь-в-точь такого, как бегал в рекламе одного известного кошачьего корма. Маленький и тощий невзрачный котенок, у которого уши торчали и со слов хозяйки этого импровизированного питомника должны были опуститься со временем и «наступающими холодами» (лично я не понимаю связи, но именно так сказала хозяйка), привел в восторг мою жену и расцарапал мне руку при первой нашей встрече. Он жалобно мяукал и боялся всего. Чудо было наречено Марсель, или просто Марсик, а в зависимости от настроения хозяев – Марсоход, Марсон.

Оказавшись в новой обстановке, Марсель первым делом забился в туалете за гофрой для унитаза и сидел там два дня, чем очень сильно нас огорчил. Он почти не ел и не ходил в туалет. В отчаянии мы уже готовы были вернуть котенка обратно в его родную мытищинскую квартиру-питомник. Но на наше удивление на третий день он справил свои физиологические потребности, вышел за пределы уборной и признал в нас хозяев, а нашу квартиру своей территорией. Еще через какое-то время он стал и вовсе ручным. Даже пластилиновым. Его можно было гладить, мять, чесать и дергать за хвост, и тягать за шкирку. В ответ Марсоход только мило мурчал.

Вот так мы «окотились» – завели кота, мытищинского шотландца с подтвержденной родословной. Звучит противоречиво, но опять же со слов хозяйки это «чистая правда». У кота даже есть собственный паспорт.

Эта была проба нас, как родителей. Животное, пусть даже самое ручное и домашнее требовало не только ласки и игр, но воспитания, терпения, ухода и заботы. При этом появление домашнего питомца хорошо вписывалось в наши планы еще немного пожить «для себя». Мы чувствовали себя чуть-чуть родителями, в шутку называя друг друга «котопапа» и «котомама».

Появление котёнка в доме стало началом появления в нас ответственности за живое существо. Помимо более частых уборок в квартире из-за комкующейся в углах сизой кошачьей шерсти, мы завели график прививок. В квартире появилась «кошачья» мебель: когтеточка, лотки, посуда. Покупки продуктов стали дополняться кошачьими консервами и сухими кормами.

На тему воспитания хвостатого было прочитано несколько статей из интернета и даже одна изотерическая книга с мудреным названием, а-ля «О чем думает Ваша кошка?». Котенок оказался смышленым, а также изначально приученным к лотку.

Ключевым словом в воспитании стало слово «Нельзя!». Об этом мы вычитали где-то. Если коту случалось сделать что-то преступное, то он сразу слышал слово «Нельзя!» громко и отчетливо, а дальше следовал пугающий его звук. Авторы той статьи объясняли, что не нужно выкрикивать имя питомца и тут же наказывать его, потому что он не сможет разделить в своей голове свое имя и то, что делать не следовало. Команда «Нельзя!» давала ему четкий посыл, что вслед за тем, что он что-то натворил, непременно последует что-то пугающее его (шум или хлопок), а то и вовсе наказание.

Со временем он очень четко стал реагировать на это слово. Вредные привычки на этом почти полностью ушли. Марсик перестал прыгать на ноги, точить когти об мебель. Хотя коту на правах любимой игрушки было позволено многое: спать в спальне родителей в кровати с родителями, но не на подушке, а рядом с ней на специальном покрывале, гонять ватные палочки по коридорам, заползать на подоконники. Без перевернутых цветочных горшков, конечно, не обошлось, но это мы всерьёз за проступок не считали. Да и находили мы перевернутые горшки спустя какое-то время. Для того, чтобы Марсоход «связал» событие с последствиями, нужно было применять «воспитательные» меры сразу же, а не через какое-то время. Иначе цепочка «реакция – закрепление» безнадежно рвалась. Кот просто не понимал бы, за что с ним так поступают, и начал бы нас бояться.

Сейчас, когда я пишу эти строки, нашей дочери уже почти год (Да, время летит очень быстро!). В ее обиходе уже пару месяцев тоже присутствует слово «Нельзя!». Но история с этим словом несколько иная. Говоря ребенку «Нельзя!», нужно объяснять, почему ему нельзя это делать (например, есть крошки с пола).

Команда «Нельзя!» для кота сейчас вызывает путаницу в восприятии дочери. Об этом стоило сказать, чтобы вы не повторили нашей ошибки и были более дальновидными.


Также у кота появился режим питания. Правильнее сказать, у нас появился режим кормления, поскольку кот всем своим видом показывает, что он явно не докормлен. Пища его отличалась большим по сравнению с нашей разнообразием и призывно блистала яркими надписями: «нежные кусочки телятины под кремовым соусом» или «сочные кусочки крольчатины» и т. п.

Однажды мы серьезно испугались за жизнь нашего питомца. Это было нечто более ужасное, чем просто украденная и в углу съеденная мишура или кусочек целлофана, и чуть позже отрыгнутая назад. На сей раз это был настоящий аллергический приступ – реакция на сделанную профилактическую прививку. Через пару часов после инъекции кот стал вести себя беспокойно, без причины долго и протяжно мяукал. Потом Марсик начал активно чесать себе височные доли головы. Сколько бы мы его не сгоняли с места, кот отбежав на пару шагов, садился и с остервенением задними лапами расчесывал себе виски. Еще через несколько минут, я увидел, что в «открытых» местах, где шерсть недлинная, кожа стала краснеть. Симпатичная шотландско-мытищинская мордочка стала опухать. Отсюда и стало понятно, что это аллергический приступ. Тоже самое нам ответили из ветеринарной клиники по телефону. Супруга взяла кота на руки, а я побежал в ближайшую аптеку за супрастином. Удивительно, как быстро подействовало «человеческое» лекарство на животное.

Это был, пожалуй, первый случай, когда в не самой понятной ситуации, и когда счет идет на минуты, было необходимо принять решение только на основе того, что ты видишь и знаешь. Ведь тебе никто не скажет: «Эй, котопапа, у меня аллергический шок, а еще вот тут болит!».

Нам казалось, что мы растеряемся от беспомощности. Но на самом деле, нет. Звонок в ветеринарную клинику, четкий диагноз по симптомам, лекарство, быстрое улучшение.

Это событие стало своего рода очередным испытанием нас как будущих родителей.


Многие молодые семьи идут таким же путем. Они пробуют себя в качестве ответственных и заботливых хозяев своих питомцев, репетируя роль будущих родителей. В нашем случае примечательным стало то, что мы не ограничились разделением обязанностей по уходу за животным, а прожили это с четкой фиксацией наших ролей: котопапы и котомамы.

Спустя еще год, пережив бурное половое созревание кота, завершившееся кастрацией последнего, мы с супругой вернулись к разговору о детях. Вернее сказать, я уже был готов перешагнуть от «котопапы» к папе. Даже так… к Папе.

Я убежден, что нужно быть готовыми, чтобы стать родителями, готовыми к тому, что вы сами будете меняться вслед за тем, как меняется ваша жизнь и жизнь вокруг вас. Старинная русская мудрость «Стерпится-слюбится!» в данном случае не работает.

Все должно быть с точностью до наоборот, сначала слюбится, а потом и стерпится.

Из бытовой жизни нужно попробовать убрать все раздражающие в друг друге факторы. Это необходимо сделать всем будущим родителям. Если в раковине скапливается немытая посуда, а супруга говорит, что помоет потом, и вас это раздражает, то знайте, став родителями, эта посуда будет раздражать вас еще больше. Вы, как рациональная составляющая семьи, примите одно из правильных и своевременных решений – заведите «любимую» привычку сами мыть посуду либо купите посудомоечную машину. Только так это и работает.

Глава Вторая. Тесты не врут. Или все-таки врут?

Всё, как обычно, началось с разговора с супругой. Далее последовала двухмесячная алкогольная диета. Первенца хотелось не только зачать здоровым, но и сделать это красиво. Мы подготовились. Мероприятие было запланировано во время ночевки в гостинице Parador de Cañadas del Teide. Да-да, той, что расположена в кратере, или по-другому научно, красиво, но непонятно – в кальдере, потухшего вулкана Тейде на острове Тенерифе на высоте более трёх тысяч метров над уровнем моря. Идея, обстановка, звёзды, висящие так низко, виды гор захватывали дух. Но… не получилось. Тесты упорно не показывали нужное количество поперечных линий. Ни через пару часов, а я был убежден, что именно через столько заветные белые палочки выдадут нам результат, ни через пару дней.

Жена доходчиво мне объяснила, что струйные тестеры не выдают моментального результата (это случается только на девятый – четырнадцатый дни после даты предполагаемого зачатия) и что дело не в том, как долго и много писаешь на него. Они достаточно чувствительны к содержанию того самого гормона, который и говорит о беременности. Для самых любознательных – он называется хорионический гонадотропин человека (ХГЧ).

Мы продолжили наши усилия. Я помню тот день через несколько месяцев от описанных выше событий, когда супруга вышла из уборной с двумя положительными тестами в руке. Она слегка улыбалась, но видно, что была в легкой растерянности:

– Кажется, всё получилось. Но я не уверена.

– Два теста? Одного было не достаточно?

– Полосочка слишком слабая.

Жаль, что в тот момент, мы не поверили своему счастью. Только потом я узнал, что даже если тест показал слабую вторую полосочку, то стоит уже кричать и прыгать от радости. Вы беременны! Просто уровень того самого ХГЧ еще пока низок, а через пару-тройку дней он станет достаточно высок, чтобы явить после проведения обе полоски в полной красе.

Но даже в этот день до самого его окончания я улыбался.

Через три дня, повторив тест, всё окончательно стало понятно – я буду папой! Правда, с этой мыслью я жил уже несколько дней после первого теста и был готов. Всё равно, когда супруга второй раз мне сказала, что я буду папой, приятное тепло растеклось по телу. В голове заскакали мысли. О, Господи! Сколько же всего надо изучить, прочитать, сделать, купить, приготовить, сказать! Сказать! Нужно же еще как-то всем сказать! Как это сделать? Когда сказать? Это же не та вещь, о которой ты на вопрос «Как дела?» сообщишь ответом «Нормально. Забеременели». Тут нужен отдельный событийный контекст. Ну, вы поняли!

Думаю, так происходит с каждым. Ты думаешь. Ты ждешь. И все равно, новость застает тебя немного врасплох. Насколько бы не был готов.

Мы обнялись и поцеловались. В тот момент мы не задумывались ни над полом ребенка, ни над именем. Нам вдруг стало внутренне тепло. Это очень приятное чувство. Прямо таки доброта на ощупь.


Нас распирало от счастья. Этой новостью очень хотелось поделиться. Тем более с родными мы разговаривали по телефону ежедневно, и обманывать их совсем не хотелось. Мы решили не говорить никому, пока не поймем, что всё в порядке.

Время шло, а внешне ничего не изменилось. Не было ни токсикоза (супруга поправила меня, поскольку я сперва написал «токсикации»), ни пищевых капризов, ни гормональных всплесков. Животик никак не хотел округляться. Все было настолько тихо, что супруга повторно проходила тест на беременность. Он вновь был положительным. Но нас настораживало, что нет тех самых общеизвестных симптомов беременности. Ну и конечно, было совершенно преждевременно говорить о каких-то внутренних толчках. Для того, чтобы развеять сомнения и убедиться, что всё идет, как следует, супруга записалась на ультразвуковое исследование (УЗИ), хотя срок для планового исследования еще не подошел. Это была седьмая неделя беременности.

Мы вместе приехали в большой центр акушерства, гинекологии и перинатологии на юго-западе Москвы. Я волновался. Супруга тоже. Спустя несколько минут она сияющая вышла из кабинета ультразвуковой диагностики:

– Ну что, папаша, у нас всё хорошо!

– Уф! Отлично.

– Такая крохотуля, всего пятьдесят шесть миллиметров. Всё хорошо! Сердечко бьётся. Ручки-ножки. Пляшет внутри и кувыркается!

Чуть позже я внимательно изучил протокол ультразвукового исследования. Я увидел заветные цифры «КТР:56 мм». Копчиково-теменной размер. Это длина туловища от центральной точки головы до копчика. Именно по нему судят о нормальности развития плода.

Плановый скрининг мы сделали на 10-ой недели в женской консультации при родильном доме. Убедившись, что беременность протекает без осложнений и сюрпризов, и к тому же незаметно для нас обоих, нам стало намного веселее. Мы больше уже не боялись. Именно на этом сроке мы рассказали нашим родным.

В остальном мы продолжали избегать лишней публичности и не сообщали случайным знакомым и неблизким друзьям. От осознания, что придется не досказывать, было как то не по себе. Но мы пришли к внутреннему компромиссу. На прямой вопрос мы давали честный и прямой ответ. На вопросы типа «когда собираетесь» отвечали уклончиво «вы узнаете одними из первых» или «мы работаем над этим». Шутили, что «вы же знаете, что это просто приятно и увлекательно».

Это было пока нашей маленькой семейной тайной, искоркой новой жизни, такой слабой и не защищенной. Мы ограничили наши контакты с разными людьми, постарались избегать массовых и шумных мероприятий. Спустя еще три недели сообщили близким друзьям. Некоторые из них догадались сами из событийного контекста или по нашему загадочному виду, что вот-вот мы им скажем что-то такое. Другие просто знали. Видимо, друзья сговорились сохранить приватность наших новостей, посвятив в них друг друга, или проще говоря, по секрету всему свету.

Было сказано много теплых слов и пожеланий. Вот тут-то и возникли первые вопросы, кого ждем, и как назовем. Было забавно, потому что мы не думали еще об этом. Я по какой-то необъяснимой причине готовился к тому, что появится мальчик. Желая сделать супруге приятное, я купил сделанный вручную дневник беременности. Голубой. Заказывая через интернет, я не на секунду не засомневался в сбыточности моих мыслей. У меня даже был заготовлен список мужских имен. Жена была мудрее.


Пол ребенка нам предсказывали многие. Даже позднее, когда он был установлен следующим ультразвуковым исследованием. Это случилось на 21-ой неделе беременности. Я присутствовал во время этого исследования.

Вообще это незабываемо и совершенно не похоже на то, как это показывают в зарубежных фильмах. Врач пригласила супругу пройти за ширму и лечь на кушетку рядом с аппаратом. Живот нужно было оголить, а брюки спустить до уровня, где уже вот-вот бы стало стыдно. Обувь попросили не снимать. Никаких тебе голубых стерильных халатов, уютной, почти семейной обстановки. Все было прагматично. Мне указали на стул, стоящий в изголовье кушетки. Если опустить эти «бытовые» подробности, то далее все было очень познавательно. Доктор на мониторе показала нам части тела ребеночка в утробе, показала, как бьется его сердечко, и, конечно же, сказала пол будущего ребенка.

Здесь оговорюсь, что мы хотели знать пол ребенка. В моем кругу есть знакомые, которые сознательно просили докторов не говорить пол ребенка и не указывать его в протоколе исследования. Объясняли они это очень просто – желанием, чтобы это был сюрприз до самых родов. Как они справлялись с толмачами, предсказателями и провидцами, я у них не интересовался. Я понимаю, что им было комфортнее прожить свою беременность так.

Были и другие примеры, когда пол ребенка на первых УЗИ определить не удалось. Вернее его определили как «женский». Чуть позже, когда плод подрос и находился в более «однозначной» позиции, то пол изменили на «мужской». Так случилось у наших близких друзей.


– Похоже, девочка! У вас будет девочка, – заключила врач.

– Девочка? – переспросил я.

– Девочка, – жена улыбалась.

– Девочка. А вы хотели мальчика? – спросила врач.

– Нет-нет! Девочка – это отлично! – бормотал я. Этот момент впечатался в память, как один из самых трогательных и сентиментальных.


Чуть позже в метро я рассуждал, что со временем смогу полюбить розовый цвет в одежде и быту, кукол и единорогов. Я точно буду знать, чем отличаются Барби и Братц. Мы смеялись.

Тесты ни разу не соврали. Просто они сообщили нам новости именно тогда, когда мы готовы были их узнать, и когда ждали их уже с нетерпением. Предсказания и прогнозы, как и водится, оказались лишь прогнозами.

Итак, мы ждали девочку. Одну. Помню, я прочитал в заключении, что плод один, и меня это как-то удивило. А сколько их должно быть? Много времени спустя я заметил, как много людей прогуливаются с колясками для двоен.

В нашем случае все шло по намеченному плану. Сверхобязательств взять на себя жизнь нам не позволила.

Глава Третья. Внешние перемены

Превращение в кругляша

Супруга постепенно стала округляться. Сперва беременность была незаметна для окружающих. Через какое-то время скрыть положение было уже невозможно. Ей стали подходить не все вещи. В старых вещах ей со временем стало не просто тесно, но даже некомфортно. Пояс любимых брюк стал давить на живот. Она расстегивала пуговицы на брюках и ходила так большую часть времени, пряча это под свободными блузками. Позже мы сделали набег на пару магазинов для будущих мам и купили «специальной» одежды: брюки с низкой талией и поясом до груди; блузки из свободных и дышащих тканей; майки и т. д. Это было очень мило.

Я поделюсь с вами одним наблюдением, сделанным мной. На магазинах для будущих мам вы почти никогда не увидите волшебных пьянящих надписей «Распродажа», «Sale», «Sommerschlussverkauf» (если не умеете читать по-немецки, то звучит это как «зоммершлусферкауф») или еще более сильно действующих «Ликвидация». Спрос на товары для беременных не подвержен фактору сезонности. Может, кто-то и не согласится, но мне думается, что это примерно так. Разве что, незначительно зависит от количества государственных праздников и выходных, когда отдыхают все граждане, да бытующих предрассудков относительно названий отдельных месяцев.

Последняя мысль была сложно сформулирована, «переведу» ее на понятный русский язык. Рождаемость волнообразна. Люди планируют рождение к определенному времени в силу разных причин. Например, мы «метились» в лето, чтобы было тепло и не покупать на новорожденного большое количество очень теплых вещей. Также случаются всплески рождаемости после долгих праздников или событий из категории «отключили электричество».

Нужно не забывать делать жене комплименты и дарить случайные подарки, говорить, что она привлекательна на любом сроке беременности. Женщине нужно видеть не только внимание. Оно очень важно! Но ей также важно чувствовать себя привлекательной и желанной. О сексуальности во время беременности я распространяться не буду. Найдите и прочитайте сами. Это тонкая материя. Мой единственный совет – не бойтесь! Вы ничего не испортите и не навредите друг другу. Это нужно вам обоим. Расскажу о том, как мы подчеркивали привлекательность.

Мы смаковали это время, введя несколько ритуалов. Еженедельно мы делали снимок в одной и той же позе, одной и той же одежде. Заметить внешние перемены проще всего, сравнив несколько одинаковых снимков. Кроме того, позже можно собрать одинаково экспонированные снимки в забавную серию или даже какую-нибудь живую картинку (gif-картинку или что-то подобное). Также супруга стала вести таблицу изменения своих физических «габаритов» по следующим параметрам: объем груди, объем талии, объем бедер, объем таза, вес. Я чуть позже из этих данных сделал графики. Получилось очень наглядно.

Также мы сразу договорились выделить время и сделать фотосессию на одной из последних недель беременности.

Порой я задумываюсь над тем, какой объем информации, фотографий, видео мы оставим нашим детям. Тысячи и сотни тысяч гигабайт оцифрованных эмоций. С учетом того, как быстро развивается индустрия информационных технологий, наши дети оставят своим детям еще больше.

Например, к годику, когда я писал эти строки, мы накопили десятки видео разной длины, снятых на телефон, от самых первых дней, когда еще глазки смотрели в разные стороны и до первых шагов.

Это просто невероятно.

Животик превратился в живот, потом – в пузико. Моя худенькая супруга стала похожа на тётю-глобус. Внутри этого глобуса порой происходили очень активные движения. На небольшом сроке это просто толчки разной интенсивности. При чем ребенок реагирует на прикосновения и голос не мамы и замирает. На более поздних сроках малышу внутри стало тесновато. Временами активность в утробе была настолько сильной, что живот ходил из стороны в стороны. Порой изнутри то и дело торчала какая-то острая конечность, или ребенок шевелился в животе так, будто он переворачивался. Выглядит это страшно. Не ужасно, конечно, но по-доброму страшно.

Толчки такой силы невозможно игнорировать. От такой активности супруга просыпалась и не могла уснуть.

У кого наблюдаться? И пара слов о документах

Мы выбрали родильный дом и прикрепились к женской консультации при этом родильном доме. Это была 10-ая неделя беременности. Здесь важно отметить следующее.

В женской консультации становятся на учет по месту проживания. Адрес регистрации и фактического проживания могут не совпадать. Повторюсь и тем самым подчеркну эту мысль, встать на учет в женской консультации можно по месту проживания.

Женская консультация должна быть территориально легко доступна. Будущей маме придется бывать в ней не один раз. Если же ей придется добираться самой на автомобиле, то позаботьтесь о специальном ремне безопасности. Внешне он напоминает подушку на сиденье. Принцип действия в том, чтобы убрать давление стационарного ремня безопасности с живота, уведя его вниз. В нашем автомобиле такая подушка поселилась прямо на раннем сроке беременности.

Женская консультация бесплатна. Точнее условно бесплатна. Никто не запретит будущей маме наблюдаться где-то еще. И вот именно там, скорее всего, это будет платно.

Именно женская консультация выдает больничный (листок нетрудоспособности), необходимый для работодателя чтобы уйти в декретный отпуск, и родовой сертификат. Если с больничным по беременности и родам все более-менее понятно (выдается в 30 недель беременности (в 28 недель – при многоплодной беременности) на 140 календарных дней (70 дней до родов +70 дней после родов). При многоплодной беременности – на 194 календарных дня (84 дня до родов +110 дней после родов), то с родовым сертификатом все не так очевидно. Родовой сертификат это финансовый сертификат (как и следует из названия), с помощью которого оплачиваются медицинские услуги, оказываемые во время беременности и родов. Он включает в себя три корешка (талона): Первый талон – для оплаты услуг, оказываемых женскими консультациями и другими медучреждениями в период вынашивания ребенка. Второй талон – для оплаты в родильном доме или перинатальном центре услуг, связанных с родами. Третий талон состоит из двух половинок и нужен для оплаты услуг фельдшерско-акушерского пункта, поликлиники или другого учреждения, осуществляющего диспансерное обслуживание молодой матери с ребенком. Его первой частью оплачиваются услуги за наблюдения первых шестых месяцев, а вторая соответственно второго полугодия.

Написал об этом, потому что сам к моменту рождения дочери был не подкован в этом отношении.

О списках

Чуть позднее я стал приставать к супруге, что надо составить список вещей и дел. В голове вертелось слишком много хаотичных мыслей и казалось, что мы не успеем ничего.

Список вещей нужен и в том числе для того, чтобы понять, что вы приобретете сами, а что вам отдадут «донашивать» и пользоваться старшие поколения. Это приданое малыша.


Списки – это вообще мой пунктик. Списки дел, списки покупок, список целей и задач и т. п. Я панически боюсь забыть что-то и попасть впросак, не предусмотрев что-то. Я привык все планировать, контролировать. Отдельное удовольствие мне доставляет вычеркивать что-то из списка или просто ставить галочки.

В обыденной жизни повторяющиеся вещи я довожу до автоматизма. Если я не составил список того, что нужно взять с вечера, то «включится» автоматический режим сбора на работу. Порой это может быть очень комично.

На счет автоматизма у меня есть теория. Я называю ее теория расстегнутой ширинки. Многие вещи, которые мы совершаем ежедневно, делая их «на автомате», совершенно не задумываясь. Это определенный алгоритм действий, доведенный ежедневными повторами до полного автоматизма. Но стоит только что-то изменить в этом привычном каждодневном алгоритме, как вы не сразу заметите, что вы что-то да забыли сделать, а последствия могут быть самыми неприятными. Вы совершите то же количество действий, но какое-то из них забудете сделать.

Как когда-то говорил мой преподаватель физики Владимир Владимирович, разберем на абстрактном числовом примере. Каждое утро, надевая брюки, каждый мужчина проделывает 3 действия: застегнул пуговицу, застегнул ремень, застегнул молнию на гульфике. Эти 3 действия он делает автоматически. Что происходит, если в этом порядке что-то изменится? Например, появились другие брюки, на которых не только пуговица, но и скрытый крючок (знаете, такой бывает, чтобы брюки крепче держались). Мужчина «на автомате» совершает три действия: застегнул крючок, застегнул пуговицу, застегнул ремень, и где-нибудь в середине рабочего дня, вдоволь находившись по коридорам офиса, встает он над писсуаром, с облегчением глядя в кафельную стенку или потолок, тянется к молнии и… оп! День открытых дверей! И в голове сразу же карусель мыслей: «Где я был? К кому заходил? А еще я стоял у экономистов, да еще и руки в карманах держал!!!».

Вот вам теория действий, доведенных до автоматизма, на примере не застегнутой молнии на брюках, а также теория вероятных последствий, доведенная до абсурда.

Мой пунктик со списками с родни этой теории. Мне кажется, что если я что-то не запланировал, не перепроверил, то со мной обязательно случится подомный конфуз. Со списком полученных и приобретенных вещей такого не должно было случиться. Тем не менее, без списка я чувствовал себя не комфортно.

Я приятно удивился той солидарности и отзывчивости, которую демонстрируют люди, узнав о подготовке к родам. Вещи, книги и журналы о беременности и родах… Свои, своих знакомых, знакомых знакомых и далее в третьем круге находятся и передаются даром или даются на время. Я просто не представляю, сколько бы мы потратили денег, если бы покупали все новое. Некоторые вещи ребеночек успевает примерять только пару раз.

Нам очень здорово помогли наши друзья и моя сестра. Огромное спасибо им за это. В нашем случае список нужен был для того, чтобы не взять лишнее и чтобы понимать, кому и что вернуть.

Однажды в нашей квартире появилось огромное количество вещей для малыша. Казалось, что им не будет ни конца, ни края; что стирать мы их будем месяц, а гладить еще три месяца. Казалось, что тут вещей на первые 3 года жизни ребенка. Но говоря о списках подготовки к родам, нужно иметь в виду 2 главных списка: 1) список того, что нужно взять в родовой блок родильного дома будущей маме и будущему папе; 2) список того, что нужно взять в послеродовой блок родильного дома. Только составив такие списки и определив детские вещи на места их обитания, я успокоился. Эти списки я приведу в следующей главе «Планирование родов».

О выборе имени

Говоря о списках, забавно сейчас вспоминать, как мы с супругой подошли к выбору имени. Мы составили список. Да-да, я люблю составлять списки, ставить галочки и вычеркивать что-то из списка! Но об этом чуть позже.


Сначала мы написали каждый свой список желаемых, красивых, нравящихся каждому из нас имен. Отдельно обсудили имена, кажущиеся каждому из нас красивыми. Здесь селекция проводилась строго субъективно, примерно по такому принципу: «Я знал одну такую, и она была истеричкой…» или «Так звали соседскую собаку».

Этим путем идут, наверное, все. Имена прочно ассоциируются у нас с какими-то совершенно конкретными людьми, героями художественных произведений, фильмов и даже фольклора. Да и не только с людьми.

Мы неоднократно становились свидетелями споров будущих родителей об именах детей. Аргументация была именно такой, как сказано выше.

Так вот, из повторяющихся в обоих списках и оставшихся красивых имен был составлен еще один список – шорт-лист. Окончательный выбор имени из шорт-листа мы решили оставить до появления малыша, посчитав, что озарение придет к нам в тот момент, когда наши взгляды пересекутся.

Сейчас забавно вспоминать ответ моей покойной нынче мамы. На мой вопрос, почему меня назвали именно так, а не иначе, она, будучи человеком крайне образованным и серьезным, ограничилась ответом: «Имя модное было», – не развернув и не дополнив свой ответ более ни одним словом. «А как же быть с тем, что имя определяет судьбу человека?» – недоумевал я спустя годы, читая увлекательную книжку по антропонимике. Это такая наука, которая изучает значения имен собственных. О том, что имя в то время, действительно, было популярным, говорит тот факт, что на пятнадцать человек мальчиков в классе было четыре Димы.

Мне кажется, что мама мне что-то не досказала. С другой стороны – это всего лишь имя. Свою судьбу человек сложит сам.

Слишком много «беременности» в моей жизни

Мы набрали кучу журналов и книг, посвященных беременности родам. Мы стали посещать магазины для будущих мам. Непременным сувениром мы забирали оттуда каталоги товаров. Не знаю, сколько из этого всего успела прочитать моя супруга, но время от времени она подкладывала разные статьи для моей моральной подготовки, в том числе в книге с очень яркими, но очень пугающе натуралистичными иллюстрациями родов. Скажу честно, я не осилил и половину. Она подкладывала журналы в туалет. Понемногу это сработало.

В какой-то момент «беременности» в моей жизни стало очень много. О беременности говорило и кричало буквально всё вокруг. Реклама убеждала нас сделать какие-то неведомые, но абсолютно необходимые процедуры и исследования, а также уже сегодня принять решение сдать пуповинную кровь в репозиторий. Почти с каждой врученной или вложенной рекламной листовки на нас жалобно смотрели большеглазые дети, либо детские ручки тянулись к взрослым рукам. Это очень утомляет.

Также не всегда в пору приходилось внимание третьих лиц к положению моей супруги. Нет, это приятно, когда люди поднимаются в общественном транспорте, уступая место. Я скорее говорю про другую крайность – чрезмерное внимание. Буквально все хотели потрогать и погладить живот. Далеко не каждый догадывался спросить. Хотите избежать подобной ситуации, закажите супруге футболку с принтом «Не трогайте мой живот!». Она вам будет благодарна!

Нам удавалось отдохнуть от бесконечных разговоров о беременности и родах только когда мы гуляли вдвоем. Все остальное время, совершенно в любой компании только и было разговоров, что о беременности и родах. Мой мозг всякий раз вскипал, когда я слышал что-то похожее на «подтекание околоплодных вод», «меконий», «молозиво», «раскрытие» (если не поняли, то дальше узнаете раскрытие чего, и поймете, почему это важно знать) и т. п. Значение части этих слов я не знал. О значении остальных я догадывался из контекста. И намного позже узнал, как правильно пишутся эти слова. Смешно, но я даже не знал, кто такие погодки. Я шутил, что это дети, зачатые при одной погоде.

Хочу сказать, что знание и понимание этих слов никак не повлияло на мое чувство отцовства. Скорее даже наоборот. Поначалу мне были интересны эти новые непонятные слова, но я очень быстро от них устал. Я оказался не готов слышать и обсуждать это. Мне было не по себе. Я испытывал всю радугу чувств от смущения до брезгливости, когда говорили о физиологии беременности и родов.

Но это прошло. Довольно быстро прошло. Я понял, что в обыденном быту «до беременности» моя брезгливая реакция является нормальной. С внешними переменами пришли и внутренние. Эти слова, сначала непонятные, стали частью перемен, новой жизни. Я узнал их значение и постарался запомнить их.

Я довольно трудно запоминаю слова не из моего активного лексикона. Для некоторых из них мне приходится придумывать целый ассоциативный ряд, чтобы запомнить. Например, слово «сотейник» (Не имеет отношения к беременности и родам, просто я каждый раз впадал в ступор, когда жена просила достать его из шкафа.) я запоминал так: муж сойки – большой затейник, принес сковороду-ковш. Да, это звучит как бред, и это тяжело, но многие слова я запомнил именно так, выстраивая ряд созвучных ассоциаций. Так, меконий у меня стал радиоактивным элементом древнейшего происхождения, а молозиво – просто молочным месивом.

На всякий случай значения непонятных мне на тот момент слов вы найдете в последнем разделе книги «Словарь».

Также в квартире стали появляться вещи для будущей мамы, призванные сделать ее беременность более комфортной. Прежде всего, это подушка для беременных, по форме напоминающая букву П или букву U. Такая подушка помогает будущей маме справиться с напряжением мышц спины и одолеть бессонницу. Можно занять удобную позу, всячески обняв «ноги» подушки, и комфортно уложить растущий живот без опасности придавить плод.

Из таких подушек легко сделать гнездышко для кормления ребенка, сложив «ноги» подушки в необходимую конструкцию для позы кормления. Мамины руки и спина при этом не устают. Скажу вам, что я их заказал аж две штуки! Вторую для себя. Я прочитал где-то отзыв женщины, где она описала, что ее муж, страдающий недугами спины, обрел покой и спокойный сон с такой подушкой. И знаете, я сплю на такой подушке до сих пор. Это очень странно, но очень удобно.

О женской доминанте и мужском внимании

Поговорим о том, как меняется поведение женщины во время беременности. В ходе беременности в организме будущей мамы происходят физиологические изменения. Вы их не можете не увидеть. Также невозможно не заметить изменения в поведении будущей мамы. Это вызвано перенастройкой гормонального фона. Происходит это не совсем сознательно. Это и принято называть женской доминантой.

В народе популярны страшно забавные (и наоборот) истории о проявлениях женской доминанты. Рассказы о токсикозах, гормональных всплесках, резких сменах настроений в первом триместре и резких приступах гнездования и хозяйственности в последнем триместре.

Я не скажу, что все истории являются неправдой. Мне кажется, многие из них додуманы до формата анекдотов. Среди наших знакомых никто не будил мужей среди ночи и не отправлял за тушенкой и клубникой. Не то, чтобы вообще не было никаких пищевых капризов, но чего-то экстравагантного не было.

В нашем случае все также происходило довольно спокойно и на первых и на последних месяцах беременности. В первые месяцы у супруги были крайне редкие приступы тошноты. Это случалось в основном в местах, где не хватало притока свежего воздуха и укачивало. Однажды мы вынуждены были срочно ретироваться из полной электрички. В ней было многолюдно и душно. До обнародования содержимого желудка тогда не дошло. Другой раз супругу укачало в такси. В тот день она не выспалась и была утомлена. Водитель отнесся с пониманием. Тем более с некоторых пор у нее в сумке был непрозрачный гигиенический пакет для подобных случаев.

Близкие друзья рассказали о подобном случае из своей жизни, произошедший на схожем сроке беременности. Они попали в очень неловкую ситуацию, ведь приступ тошноты, вызванный духотой, приключился посреди торгового центра, а спасительного гигиенического пакета с собой не было. Никакого пакета не было! Не попадайте в такие обстоятельства. Подумайте о проблемных ситуациях заранее. Каждый из будущих родителей должен припасти гигиенический пакет в кармане верхней одежды и влажную салфетку.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Заметки беременного папы. или Беременность и роды глазами мужа (Дмитрий Ашаев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я