Ласточки и Амазонки

Артур Рэнсом, 1930

«Ласточки и Амазонки» Артура Рэнсома по праву стоят в одном ряду с лучшими приключенческими романами мировой литературы, такими как «Остров Сокровищ», «Робинзон Крузо», «Приключения Гекльберри Финна». Артур Рэнсом – человек с интересной, можно сказать – авантюрной судьбой, который успел побывать и активным участником Октябрьской революции, и (по слухам) агентом британской разведки, но в истории он остался автором увлекательных детских книг. «Ласточки и Амазонки» были написаны в то время, когда Рэнсом работал корреспондентом в газете «Манчестер гардиан» и учил детей своего друга управлять яхтой. Ходить под парусом, открывать необитаемые острова, искать пиратские сокровища – кто не мечтал о таких каникулах? Эта книга стала верным спутником детства многих мечтателей, а в 2016 году на ее основе был снят замечательный одноименный фильм. Настоящее издание примечательно тем, что роман впервые публикуется в прекрасном переводе Марии Семёновой и сопровождается важными сведениями, весьма полезными для начинающих морских волков.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ласточки и Амазонки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

3

Плавание на остров

Три моряка в порту Бристоля

Корабль готовили в поход:

Говядине, галетам с солью

И ветчине настал черед…

Теккерей

Когда на «Ласточку», пришвартованную у мола при лодочном сарае, погрузили все собранное, свободного места осталось очень немного. Под главной банкой стояла большая жестяная коробка с книгами, письменными принадлежностями и прочим, что следовало всемерно беречь от сырости, вроде ночных рубашек. Еще туда уложили небольшой барометр-анероид. Джон получил его в школе в качестве награды за успехи и с тех пор никуда без него не ездил. Под передней банкой, по обе стороны мачты, стояли большие жестянки: хлеб, чай, соль, сахар, галеты, говяжья тушенка, банки консервированных сардин, порядочное количество яиц (каждое было завернуто по отдельности, чтобы не разбилось) и еще большой кекс с тмином. В самом носу, перед мачтой, покоилась бухта прочной пеньковой веревки с якорем, однако метод проб и ошибок подтвердил, что юнга Роджер, он же впередсмотрящий, вполне мог там поместиться. Еще в лодке лежали две непромокаемые подстилки с завернутыми в них палатками и веревками для растягивания. Их разместили прямо за мачтой. Почти все оставшееся пространство на дне занимали два больших мешка, набитые одеялами и подстилками. И повсюду были распиханы вещи, упаковке не подлежавшие, но необходимые: кастрюля, сковорода, чайник, большой фонарь. Корзина с кружками, тарелками, ложками, вилками и ножами. Больше в лодку физически ничего не могло поместиться, кроме команды, — а на молу еще лежали четыре больших тюфяка, которые фермерша миссис Джексон лично набила сеном, чтобы они служили путешественникам постелями.

— Значит, придется второй рейс сделать, — сказал капитан Джон.

— Или два, — сказала старпом Сьюзан. — Даже если выгрузить из «Ласточки» вообще все, больше трех тюфяков никак не поместится.

Джон посмотрел на сарай, где виднелась большая гребная лодка, также принадлежавшая ферме. Он-то знал, что, по уговору, мама собиралась еще до наступления ночи их навестить: надо же ей проверить, все ли в порядке. Еще он знал, что, опять же по уговору, грести в обе стороны будет мистер Джексон, домохозяин. Что ж, мистер Джексон был туземец — туземнее не бывает.

Сейчас мама и нянька с Вики на руках спускались к ним через поле.

Джон пошел им навстречу. Итак, договоренность гласила, что тюфяки доставят на гребной лодке местные жители.

— Уверены, что ничего не забыли? — спросила мама, оглядывая с мола груженую шлюпку. — Люди, знаете ли, редко отправляются в дальнее плавание, ни единой мелочи не забыв…

— Все взяли по моему списку, — ответила старпом Сьюзан.

— Все-все? — спросила мама.

— Мам, что это ты там за спиной прячешь? — спросила Титти.

Мама показала руку. Она держала кулек с десятком спичечных коробков.

— Вот это называется «опаньки», — сказал Джон. — И как бы мы без них костер развели?

Потом они попрощались на молу.

— Если вправду готовы, лучше вам отправляться, — сказала мама.

— Итак, многоуважаемый старпом… — сказал капитан Джон.

— Все по местам! — крикнула старпом Сьюзан.

Роджер занят свое штатное место на носу. Титти уселась на среднюю банку. Джон подцепил реёк к бегунку на мачте, поднял маленький коричневый парус и закрепил фал. Флаг, сработанный Титти, — ярко-синяя ласточка на белом поле, — уже развевался над мачтой. Титти сама его там укрепила, когда после завтрака они ставили мачту. Джон перебрался на корму и взял румпель. Сьюзан выбрала шкот*, как следует натянув парус, и заложила за уточку.

Дул очень легкий северо-западный ветер, привлеченный, вне всякого сомнения, старательным свистом всего экипажа. Мама сперва держала конец швартова, потом, когда парус забрал ветер, бросила конец Роджеру, который свернул его и сложил под ногами. «Ласточка» медленно отошла от мола.

— Пока, мама! Пока, Вики! Счастливо оставаться, нянечка!

— Счастливого плавания! — отвечали с берега.

Мама махала им носовым платком, няня тоже, и даже Вики поднимала и опускала пухлую ручонку.

Команда «Ласточки» махала в ответ.

— Троекратное «ура» оставшимся дома! — распорядился капитан Джон.

Экипаж трижды прокричал «ура».

— Нам следовало бы петь «Красавиц-испанок», — сказала Титти.

И они запели:

Простите и прощайте, красавицы-испанки!

Не поминайте лихом, скажите: «В добрый час!»

Приказ нам вышел нынче, нас ждет причал английский.

Как знать, судьба ли будет опять увидеть вас?

Так грянем дружно песню, блюдя морской обычай!

Наш путь написан солью на картах старины,

Покуда нас не встретят фарватеры Канала,

Не вырастут в тумане холмы родной страны…

— Вообще-то, если уж на то пошло, мы в другую сторону плывем, — сказала Сьюзан. — Хотя какое это имеет значение!

«Ласточка» по-прежнему малым ходом миновала створ бухты. Сперва не было ни шума, ни плеска, ни кильватерной струи за кормой. Но после, когда суденышко уверенно миновало северный мыс, ветерок заметно посвежел, так что под скулой* жизнерадостно зажурчало, а позади начал пениться отчетливый след.

Их Дарьен, возвышенный мыс с южной стороны бухты Холли-Хоу, был длинней северного. Капитан Джон не хотел попусту рисковать. У оконечности Дарьена могли встретиться подводные камни. Поэтому Джон правил из бухты непосредственно в открытое море, пока не открылись соседние заливчики берега. Остров виднелся среди озера, по-прежнему вдалеке. Отсюда он казался даже дальше, чем с Дарьенского пика. Наконец Джон дал волю парусу и поднял румпель. «Ласточка» плавно повернула и легла на курс фордевинд, держа курс прямо на остров.

Мама с няней и Вики еще стояли на молу. Вот они в последний раз помахали уходящему парусу. Команда «Ласточки» дружно замахала в ответ… и бухта скрылась за мысом. Теперь был виден только Дарьен. Тот самый пик, с которого они впервые увидели свой остров. Теперь и этот пик как будто уменьшился. Все уменьшилось, кроме озера. Зато оно казалось куда обширнее прежнего.

— Гик у нас не перебросит? — спросила старпом Сьюзан. Ей был памятен невеселый денек в прошлом году. Тогда они тоже шли полным курсом, правда на другой шлюпке, и гик вдруг решительно устремился к противоположному борту, крепко приложив ее по голове, — ушиб долго болел.

— Поглядывай на флаг, — сказал капитан Джон. — Дует пока все время с одного борта. Значит, не перебросит.

Ветер тянул несильно и ровно. Джон втихомолку радовался тому, что в его самом первом самостоятельном плавании, да еще на перегруженной шлюпке, хотя бы погода не создавала дополнительных трудностей. Поди зарифь парус, когда повсюду под ногами палатки, жестянки, посуда… А так — хоть полюбоваться на все, что выглядело с воды совершенно иначе, нежели с Дарьенского пика!

Остров располагался не точно посередине озера. Он лежал гораздо ближе к восточному берегу, то есть к Холли-Хоу и Дарьену. С этой стороны береговая линия была сплошь изрезана небольшими мысами. Кое-где к самому урезу воды спускались поля, но большей частью берег покрывали густые леса. Там и сям среди деревьев виднелись дома, но довольно редко. А выше леса вздымались склоны холмов, покрытые верещатником.

Проходя мимо мыса, следующего за Дарьеном, впередсмотрящий Роджер отрапортовал о появлении корабля и указал в сторону берега. Парус был как раз с того борта, поэтому Роджер первым заметил судно. В бухте за мысом стояло темно-синее судно довольно необычного вида. Оно было длинным и узким, с высокой рубкой и рядом стеклянных иллюминаторов вдоль борта. Носовая часть заставляла вспомнить о старинных клиперах, а вот корма — о родстве с пароходами. Положенной мачты судно не имело. На ее «штатном месте», прямо перед застекленной рубкой, виднелся лишь небольшой флагшток. Над кормовой палубой был натянут навес, и под ним в кресле сидел какой-то рослый толстяк. Кораблик был причален к большому бую.

— Это плавучий дом, — сказал Джон.

— Что такое плавучий дом? — спросила Титти.

— Это судно, которое используется как жилище. В Фалмуте было одно такое, на нем люди круглый год жили.

— Вот бы нам круглый год в таком доме жить, — сказала Сьюзан.

— Я когда-нибудь обязательно такой заведу, — сказал Джон. — И Роджер тоже. Папа ведь, по сути, так и живет…

— Да, но у него все иначе. Эсминец — это не плавучий дом.

— В нем все равно команда живет.

— Только эсминец на одном месте не торчит. Это плавучий дом где причалил, там и стоит. Я тоже помню тот, в Фалмуте, — сказала Сьюзан. — Там семья жила. Мы их каждое утро видели, когда они в гребной шлюпке на берег за молоком ездили. И мясник с пекарем их посещали, как самый обычный дом. Выйдут, бывало, на берег — и ну орать: «Эй, на барже!» Тогда хозяин или хозяйка садились на весла и ехали покупать мясо и хлеб… Джон, Джон, осторожнее!

Капитан, занятый мыслями о плавучем доме, совсем забыл об управлении судном. Белый флажок с голубой ласточкой между тем уже полоскался на мачте, норовя указать на другой борт. Гик едва не перебросило, но Джон, спохватившись, тотчас опустил румпель и выправил ситуацию. После этого он отваживался лишь коситься на жилую баржу. Большой беды, собственно, случиться и не могло — легкий ветер грозил им разве что парой шишек на голове… однако урон для репутации капитана был бы нешуточный!

Матрос Титти устроилась на самом дне, втиснувшись между свернутыми палатками и безопасности ради придерживая корзинку с посудой. Такая позиция едва позволяла ей выглянуть через планширь.

— Интересно, у того дядьки на барже семья с собой? — спросила она.

— Сидит, по крайней мере, один, — сказал Роджер.

— Может, остальные внутри. Готовкой занимаются, — предположила Сьюзан.

— И вообще, он пират в отставке, — сказала Титти.

В это время над водой раскатилось что-то вроде хриплого карканья. На носовых поручнях дома-корабля распахнула крылья, отряхиваясь, крупная зеленая птица. До этого момента путешественники ее не замечали.

— Точно, пират! — сказал Роджер. — И попугай при нем!

Большего разглядеть им не удалось: баржу заслонил очередной мыс. Это, может, было и к лучшему, поскольку от искушения рассмотреть попугая не удержался даже капитан Джон, и это было чревато новой ошибкой в судовождении: ведь никакого толку не будет, если пытаться смотреть в двух направлениях одновременно.

— Пароход за кормой! — сказала старпом Сьюзан.

Действительно, из-за Дарьенского мыса, успевшего уже порядочно отдалиться, появился длинный пароход. Такие пароходы называют водными трамвайчиками: он курсировал по всему озеру, обходя его два или три раза в день. Пароход посещал прибрежный городок примерно в миле от Холли-Хоу и еще одну-две пристани. У городка было какое-то название в путеводителях, но команда «Ласточки» давным-давно окрестила его Рио-Гранде, и остальное было не важно. Так вот, после стоянки в Рио пароходы отправлялись на дальнюю сторону озера, причаливая лишь для того, чтобы высадить пассажира на какой-нибудь мол — или забрать, если с берега подавали сигнал. Пароходный маршрут пролегал неподалеку от острова, но со стороны внешнего берега.

Пароход быстро догнал и обогнал «Ласточку». Поднятая им волна так качнула маленькую шлюпку, что кастрюля и сковородка застучали о доски настила, а матрос Титти подхватила корзину с посудой. Очень скоро паровое судно превратилось в небольшую точку с плюмажем белого дыма — и пропало за островом.

Потом вдалеке послышался рев и начал быстро усиливаться. Из-за острова, где спрятался пароход, возникло нечто белое. Оно как будто неслось над поверхностью воды, стремительно приближаясь. Это был быстроходный моторный катер. Он был куда быстрей пароходика, а уж ревел!.. Разрезая гладь, он промчался в сотне ярдов от «Ласточки» и в считаные мгновения скрылся за Дарьеном.

Там и сям ближе к берегу виднелись гребные лодочки рыбаков. Собственно, никто не заставлял замечать их, если не хотелось. Поэтому «Ласточка» с экипажем знай себе шла на юг по безлюдному, неизведанному океану, никогда прежде не видевшему белых исследователей.

Остров приближался…

— Эй, на баке! Присматривай удобное местечко для высадки, — скомандовал капитан Джон.

— И поглядывай, чтобы дикари не набежали, — добавила Титти. — Мы же не знаем наверняка, обитаемый он или нет! Осторожность не помешает…

— Я пройду вдоль ближнего берега, потом развернусь, и мы осмотрим дальнюю сторону, — сказал капитан Джон. — Выберем самое лучшее место!

Остров сплошь зарос лесом. Среди прочих деревьев выделялась громадная сосна, далеко превосходившая дубы, рябины и буки, не говоря уже об орешнике. Эту сосну они часто рассматривали в подзорную трубу с Дарьенского пика. Она высилась ближе к северному концу острова. Под ней к воде спускался невысокий обрывчик. В нескольких ярдах от берега торчали из воды валуны. Здесь как-то не тянуло причаливать.

— Итак, мистер первый помощник, — сказал капитан Джон, — велите смотреть в оба: нам нужно безопасное место для высадки.

— Впередсмотрящий! — передала приказ старпом Сьюзан. — Заметите подводные рифы — сигнальте без промедления!

Джон вел лодку между островом и материком, держась поодаль от берега, чтобы не потерять ветер. Еще несколько мгновений — и вот уже «Ласточка» скользит по неподвижной глади, хотя ветра в парусе оставалось еще достаточно для малого хода. Примерно в трети пути вдоль восточного берега островка экипаж увидел бухточку. Очень небольшую, с галечным берегом. Поодаль от воды вроде бы просматривалась поляна.

— Подходящее местечко для лагеря, — сказала Сьюзан.

— И для высадки, — сказал Джон. — Правда, если задует с востока, здесь станет не слишком уютно. Сперва обойдем остров — посмотрим, не найдется ли места получше.

— Рифы по курсу! — предупредил Роджер, указывая на макушки валунов, чуть заметно торчавшие из воды. Джон переложил руль, взяв подальше от берега.

Берега острова были в основном скалистыми и крутыми. Та маленькая бухта выглядела практически единственным местом, годным для причаливания. Каменистые обрывы напоминали Дарьенский пик, разве что в миниатюре. Такой же вереск, мелкие цепкие деревца. На южном конце острова скалы сперва мельчали, потом вдруг вздымались высоким, почти совсем голым каменным мысом. Эта оконечность острова казалась раздробленной на множество незначительных островков. Джон старательно обошел самый дальний из них, потом начал подбирать парус и опускать румпель, готовя «Ласточку» к повороту.

— Итак, на той стороне всего одно хорошее место, — сказала Сьюзан.

— Пойдем вдоль этой стороны короткими галсами, чтобы все как следует рассмотреть, — сказал капитан Джон и сильнее натянул шкот, приводя «Ласточку» круче к ветру. Так она и шла, пока не удалилась от берега ярдов на сорок. Потом раздалась команда:

— К повороту бейдевинд* приготовиться!

Сьюзан пригнула голову. Титти, лежавшая между палатками, на всякий случай съежилась тоже. Роджеру, сидевшему перед мачтой, ничто не грозило.

Джон опустил румпель. Нос «Ласточки» быстро побежал к ветру. Увлекаемый бурым полотнищем, гик перешел на другой борт. Под скулой вновь размеренно зажурчала вода: «Ласточка» пошла левым галсом. Команда рассматривала западный берег своего острова. Здесь отсутствовали подводные рифы, но сам берег обрывался в воду высокой каменной стеной.

— Сигналь, если увидишь дно, Роджер, — крикнула старпом Сьюзан.

— Слушаюсь, сэр! — отчеканил юнга, вглядываясь в зеленую глубину.

— Нужно было сделать лот, — сказала Сьюзан. — Сейчас бы глубину мерили.

— Здесь все равно без толку, — сказал Джон.

Так они и шли дальше, пока до берега не осталось каких-то пять ярдов. Вода внизу по-прежнему была глубокой и темной, но двигаться дальше Джон не решился.

— К повороту!

Шлюпка уже закладывала поворот под самой стеной, когда подал голос Роджер:

— Вижу дно!

Вода здесь была хотя и глубокая, но очень прозрачная. Сьюзан сразу уставилась за борт, и с нею Титти, хотя ничего интересного там вроде бы не было. Маленькая шлюпка довершила поворот и вновь побежала в озеро, удаляясь от берега. На сей раз Джон не стал сильно уводить ее прочь — скомандовал поворот, и «Ласточка» направилась к острову.

Так она и шла галсами, постепенно продвигаясь вдоль берега.

Всюду была одна и та же картина. В воду обрывалась крутая скальная стена, не нарушенная ни отмелями, ни бухтами.

— Похоже, то местечко на восточной стороне — единственный вариант, — сказала Сьюзан.

— Гавань довольно скверная, — сказал капитан Джон. — Но раз другой нет, обойдемся той, что есть. Просто оттащим судно от воды, вот и все.

Следующим галсом Джон увел «Ласточку» подальше в озеро — и заложил поворот, с запасом миновав северную оконечность озера. Когда все ее валуны оказались позади, он отдал команду:

— По местам стоять! Поворот!

Старпом Сьюзан стала быстро выбирать шкот. Джон поднял румпель. «Ласточка» повернула к югу, гик пронесся над головой, Сьюзан вновь распустила парус — и вот уже они снова шли проливом между островом и материком. Когда опять показалась бухточка с галечным пляжиком, Джон подал голос:

— На грота-фале* приготовиться… Спустить парус!

Старпом Сьюзан уже держала в руках фал. Она стала отдавать его, не отпуская совсем. Парус пошел вниз.

— Лови реёк, Роджер!

И Роджер поймал его.

Сьюзан отстегнула бегунок, и они с Роджером окончательно спустили парус. Титти с корзинкой посуды спряталась в складках коричневой ткани. Все это произошло гораздо быстрей, чем я тут вам рассказываю. Итак, парус был свернут, но «Ласточка» сохраняла еще достаточно хода и продолжала скользить в направлении бухты.

— Смотри внимательней, Роджер! — сказала старпом Сьюзан. И сама обеспокоенно уставилась в воду.

— Риф по правому борту! — почти сразу оповестила она.

Джон слегка повернул руль.

«Ласточка» продолжала плавно скользить в тихой воде.

— А теперь… — сказала Сьюзан и поползла на корму прямо через Титти, которая только-только высунула из-под паруса голову. Сьюзан сделала это, чтобы разгрузить носовую часть шлюпки. Почти сразу под днищем негромко заскрипело, захрустело… и нос «Ласточки» выкатился на галечный берег. Как только соприкосновение произошло, Роджер выскочил на сушу, неся причальный конец.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ласточки и Амазонки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я