X/2162. Узница башни Данг

Арабель Моро, 2018

Цикл научно-фантастических рассказов «Колеса времени» описывает альтернативные миры будущего, прошлого, текущего и параллельно существующих настоящих.Могут ли пересекаться параллельные миры, и что скрывает от нас завеса истории? Седьмой эпизод цикла, «X/2162. Узница башни Данг», повествует о столкновении двух кардинально противоположных реальностей – мира людей и мира зомби. У каждого из этих миров своя правда и свой способ существования. Но кто же из них одержит верх?

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги X/2162. Узница башни Данг предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Этот день показался мне бесконечно длинным. Не могу сказать, чтобы он был очень уж продуктивным, но бесконечная суета, связанная со сдачей последних экзаменов и защитой диплома, меня вконец измучила и довела до умственного и практически до физического истощения. Последние месяцы я жила в едином не проходящем нервном напряжении, и, хотя все, как один, старшие знакомые твердили мне о том, что волноваться нечего, и что защита диплома — не самое страшное из того, что может со мной приключиться в этом мире, я все никак не могла позволить себе хотя бы немножко расслабиться.

Сегодня я сдала два последних допускающих к защите диплома экзамена, а потом долго и нудно общалась со своим дипломным руководителем, который, уже не знаю в какой раз за последний месяц, проверил мой диплом и снова перечеркнул в нем все, сказав, что так не пойдет и что нужно все срочно переделывать. Понимая, что до защиты у меня осталась всего одна неделя, а моя дипломная диссертация так же, как и месяц назад, совершенно не готова, я пришла в полное уныние. Мне не хотелось ее переделывать, и даже просто смотреть на нее казалось теперь невыносимым. Я чувствовала себя подавленной и уставшей. А еще бездарной и глупой. Мне казалось, что ничего у меня никогда не получится и проще бросить эту глупую затею с высшим образованием и заняться чем-нибудь попроще — ногти, например, подругам наращивать.

Вздохнув, я облокотилась на стол и положила лицо на ладони, скрыв его там от себя и от всего мира в целом. Мне не хотелось больше видеть ни монитор с мелькающими перечеркнутыми буквами моего диплома, ни лицо своего научного руководителя, ни даже этой комнаты вообще, хотя, если честно, обычно я очень любила и гордилась ею. Я сделала здесь все сама и по своему вкусу, намереваясь не выходить отсюда никуда и никогда. Но теперь стены, оклеенные красивыми обоями с изображением листов старинных книг, давили на меня. Мне было душно. Я не могла больше находиться здесь и, хлопком выключив свет, вышла из комнаты. Я направилась на кухню, чтобы выпить чего-нибудь бодрящего.

Никогда не любила сублимированные энергетики. Они похожи на таблетки, только ничего не лечат, а просто придают дополнительной энергии организму. Многие мои знакомые постоянно употребляли их, утверждая, что в современном мире без дополнительного заряда энергии совершенно не обойтись. Я всегда считала их наркоманами, но сегодня мое настроение подсказывало, что сублимированный энергетик — это как раз именно то, что мне необходимо. Моя сестра, кстати, была одним из таких энергетических наркоманов, и поэтому я точно знала, что в нашем доме можно найти то, что требуется сейчас моему организму. Я даже знала, что она хранит энергетики где-то на кухне, вот только, где именно она их прячет, мне никогда не приходило в голову запомнить.

Пока я, вздыхая и ворча себе под нос слова ненормативной лексики, искала на многочисленных кухонных полках хоть что-то подходящее к моему настроению, в кухню вошла сестра. Она, прислонившись плечом к дверному косяку, несколько минут молча наблюдала за моими действиями, а затем сказала:

— Они в нижнем шкафчике. Если ты ищешь энергетики.

Я вздрогнула от неожиданности. Мы живем вдвоем с сестрой уже несколько лет, но я все никак не могу привыкнуть к тому, что она ходит по дому практически бесшумно. Впрочем, это далеко не единственная ее странность. Моя сестра старше меня на четыре года и уже несколько лет, как завершила учебу и стала работать при научно-исследовательском институте, в то время как я, вероятнее всего, так и останусь никчемным бездарным безработным.

— Это всего лишь диплом, — сказала она, словно прочитав мои мысли. — Не надо из-за него так убиваться. Все через это проходили, и все всё сдавали.

Сказав это, она прошла мимо меня, нагнулась к нижнему шкафчику, открыла его и извлекла оттуда коробочку с энергетиками. Она поставила ее на стол, а потом села рядом и знаком приказала мне присесть тоже.

— Так что случилось? — спросила она тоном учительницы начальных классов, отчитывающей двух подравшихся учеников.

Вообще-то, моя сестра отличалась неплохими талантами в психологии, но, начиная работать в научно-исследовательском институте, она внезапно изменила свою направленность с психологии на астрологию. Не имею ни малейшего понятия о том, что ее могло заставить совершить столь необдуманный поступок. Может, звезды так ей сказали? Так или иначе, теперь она ведет разработки и исследования по части связи космоса с мозгами людей. Ну, или что-то вроде того. Я в этом не разбираюсь. Я вообще ни в чем не разбираюсь. Я — бездарность.

Сестра все еще смотрела на меня, ожидая ответа. Я присела рядом с ней и стала ковыряться в коробочке с энергетиками, даже не зная наверняка, что именно ищу и что вообще мне сейчас может помочь.

— Он опять все перечеркнул, — проворчала я и почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза.

Сестра только мило улыбнулась и спросила:

— Неужели, прям все?

— Ну, почти, — созналась я.

— Вот видишь, что-то же осталось. А вообще не переживай ты так. Все исправишь и все сдашь. У тебя же целая неделя! Запомни, еще никто не умирал от диплома.

— Я буду первой, — проворчала я и опустила голову на стол. Стеклянная столешница приятно холодила мой разгоряченный мыслями лоб.

Сестра несколько минут смотрела на меня и молчала. Возможно, она ждала, что я еще что-нибудь скажу, но мне не хотелось. Мне хотелось умереть.

— Я тут вчера заходила в группу нейробиологов, — сказала она вдруг.

То, что она частенько заходит к специалистам группы нейробилогов из их института, не было для меня новостью. Во-первых, они работали над каким-то общим вопросом. А во-вторых, там работал Виктор — почти что ее бойфренд. «Почти что» означало, что в мыслях моей сестры они уже были несколько лет женаты и имели троих детей, преимущественно женского пола. Что же касается Виктора, то, увидев его единожды, я не была уверена в том, чтобы он вообще рассматривал мою сестру с точки зрения возможностей продолжения рода. На мой взгляд, его в этой жизни интересовали только мозги, причем, чужие, вытащенные из черепной коробки и препарированные. Но мою сестру все же не покидала надежда на то, что когда-нибудь в светлой голове Виктора зародятся мысли о сближении, и именно поэтому она заходила повидать его почти каждый день. Ожидая услышать очередную забавную только для нее историю из жизни Виктора, я оторвала голову от стола и взглянула на сестру. Странно, но ее лицо вопреки обычному глупо улыбающемуся выражению, которое сопутствовало всем рассказам о Викторе, оставалось сейчас спокойным и задумчивым. Я забеспокоилась. Не уж-то Виктор умудрился как-то обидеть свою самую страстную поклонницу?

— Виктор, — это имя она произнесла с особенным трепетом, давшем мне понять, что никаких изменений в чувствах сестры к этому ее другу все-таки не произошло. — Он производит сейчас тестирование новых синтетических стимуляторов мозговой активности. Кажется, эти таблетки очень хороши. Я попросила включить меня в группу испытуемых и взяла у него несколько таких таблеток. — Тут она запнулась, но потом все же добавила: — Кажется, тебе они сейчас нужнее, чем мне.

С этими словами она вернулась к тому же ящику, из которого достала перед этим коробочку с энергетиками, и вытащила оттуда маленький, похожий на колбу пузырек из темного стекла. На дне его лежало настолько капсул белого цвета. Она протянула пузырек мне.

— Только учти: они очень сильные. Пей их не позднее, чем часов за пять до сна. Виктор сказал, что иначе спать будешь очень плохо.

— Не люблю я эти таблетки, — проворчала я, скептически взглянув на колбу.

Я действительно не любила и не признавала никаких лекарств, никогда не посещала врачей, а предпочитала выздоравливать как-нибудь сама, за счет сил своего собственного организма.

— Я знаю, — кивнула сестра. — Но ты, и правда, выглядишь так себе. Уставшая очень. Это придаст тебе сил, и, глядишь, диплом сам напишется.

— Очень смешно, — проворчала я.

Я выпила таблетку, но никакого облечения от нее не почувствовала. Садиться за исправление диплома мне все так же не хотелось, и я решила посмотреть фильм. Несмотря на то, что выбирала я очень долго и тщательно, выбранная картина оказалась скучной и совершенно не захватила моего внимания. Впрочем, я и сама не знала, чего ожидала от фильма. Не желая заниматься дипломом, я все же, не переставая, думала о нем. Испытывая неприятное раздражение от неоправданных ожиданий, я выключила фильм и достала мультимедийную читалку, решив снова взяться за книгу, которую читала последние пару месяцев. Книга мне нравилась, но отчего-то читала я ее все равно очень медленно. Я лежала на кровати с электронной книгой в руках и чувствовала себя подавленной и уставшей. Я пыталась сконцентрироваться на чтении, но буквы сливались перед моими уставшими глазами. Очень скоро я почувствовала, как они слипаются, и поэтому отложила книгу, повернувшись на бок и намереваясь просто полежать немного в тишине и спокойствии. Я чувствовала, как мое сознание охватывает странный туман, и подумала, что, возможно, это действие таблеток, или, может быть, я просто настолько устала, что мой мозг решил дать себе отдых и отключиться на некоторое время.

Я довольно долго ощущала себя в тумане. Странным было то, что ощущение это не проходило и не усиливалось. Оно просто было. Когда же туман, наконец, рассеялся, я обнаружила себя, стоящей посреди узкой улицы, вдоль которой тянулись какие-то страшные обветшалые дома. Улица показалась мне отчасти знакомой, но сама атмосфера ее была чуждой моему сознанию. Как и все современные люди, я редко выбиралась из дома, но знала наверняка, что снаружи наши дома выглядят все же не столь ужасно. У нас на улицах работают роботы, которые поддерживают внешний вид зданий и контролируют уровень живой растительности, а здесь не было роботов, как, впрочем, и растительности, которая здесь казалась словно вытоптанной кем-то. Улица была сера, грязна и пустынна. Не понимая, ни как сюда попала, ни где, вообще, нахожусь, я медленно двинулась вперед. Мое тело, казалось, плохо слушалось меня, и все движения давались с трудом. Я кое-как дошла до середины улицы, когда вдруг откуда-то раздался долгий протяжный гудок, похожий на предсмертный зов какого-то огромного животного. На мгновение этот звук оглушил меня и заставил остановиться.

Едва звук гудка стих, двери всех домов на улице резко и практически одновременно отворились, и из них выскочили… Я даже не знаю, как описать их. Страшные, облезлые и ободранные существа, подобные людям… Людям, поднятым из могил… Наверное, их называют зомби. Они передвигались тяжело, но все-таки быстро. Их серая, покрытая волдырями кожа, казалось, вот-вот слезет с тел, оголяя местами мышцы или даже кости. Я хотела закричать, но вдруг поняла, что вместо крика из моего рта вырывается только какое-то хриплое шипение. Зомби ответили на него похожим шипением. Они, словно волны реки, проходили мимо, не обращая на меня даже малейшего внимания, а я стояла среди них, боясь не то, чтобы шелохнуться, но даже вдохнуть. Все зомби, а их было целое полчище, двигались куда-то в одном направлении. Отчего-то мне казалось, что там был центр города. Впрочем, наверняка я этого не знала.

Я стояла, замерев, пока зомби проходили мимо меня, но ни один из них так и не взглянул в мою сторону. Когда же последний зомби скрылся в конце улицы, я, наконец, вспомнила о том, что нужно дышать. Я была страшно напугана. Нет! Я была в ужасе! Мне хотелось бежать, но я не знала куда. С трудом переставляя дрожащие ноги, я пошла в сторону, противоположную той, где скрылись зомби. Я шла, как могла быстро, стараясь найти место, где можно было бы скрыться от обитателей этой улицы. Довольно быстро я нашла то, что искала. Это был старый, почти разрушенный гараж, примыкающий вплотную к такому же почти развалившемуся дому. Двери этого дома, в отличие от всех других зданий в округе, остались закрыты после звука страшной сирены, и это дало мне надежду на то, что здесь никто не обитал. Осторожно перебравшись через мусорные завалы и остатки забора, окружавшего когда-то этот двор, я подошла к дому, но его дверь и все окна оказались крепко забиты досками. Я обошла его кругом, но не смогла найти ничего, похожего на способ пробраться внутрь. Тогда я остановилась перед гаражом. Его единственная дверь была трухлявой, покосившейся от времени, но приоткрытой. Я осторожно заглянула в щель. Внутри было темно. Свет, падающий сквозь щель приоткрытой двери, осветил мне покрытый многолетней пылью пол и угол старого дивана. Никаких признаков жизни я не увидела. После увиденного на улице полчища зомби это место показалось мне относительно безопасным. По крайней мере, следов чьего бы то ни было присутствия я не увидела. Я попробовала открыть дверь сильнее, чтобы иметь возможность протиснуться внутрь. Дверь заметно покосилась от старости и поддалась с трудом. Она зашаталась в моих руках, а потом, вдруг пронзительно заскрипев, открылась. Я замерла, думая о том, что этот звук наверняка услышали все зомби, которые только существовали в округе, но к моему немалому удивлению никто так и не появился.

Внутри гаража я не увидела ничего, чтобы намекало на то, что здесь когда-то хранили транспорт. Внутреннее помещение было оборудовано под жилище. Здесь был диван, который я уже видела через щель снаружи, стол, огромная стопка рассыпающихся от времени книг, некое подобие раковины и зеркало над ним. Все было покрыто толстым слоем пыли, на которой не было ни единого следа, что очень меня обнадеживало. У дальней стены я увидела дверь, ведущую, очевидно, в дом, но и здесь она была плотно заколочена. Тот, кто жил здесь, почему-то не желал, чтобы кто-нибудь, а, возможно, и он сам, мог попасть внутрь дома, но я не хотела разгадывать эту тайну. Для меня и так сегодня оказалось слишком много тайн.

Я прошлась по комнате, не зная, что мне делать дальше, и ощущая постоянную усталость в теле. При каждом движении мне казалось, будто тело, в котором я нахожусь, совсем не мое. Вокруг было тихо, и я осторожно присела на диван, решив, что можно немного расслабиться, чтобы собрать мысли воедино. От моего движения с поверхности дивана поднялось облако пыли. Я чихнула и тревожно обернулась в сторону двери, ожидая увидеть там вбегающего сумасшедшего зомби, но все было так же тихо, как и раньше. Размышляя над тем, что делать дальше, я обшаривала глазами комнату и вдруг наткнулась на собственные ноги. Почему-то раньше мой взволнованный мозг смотрел только по сторонам и совершенно не пытался обратить внимание на свое собственное тело. Я тупо уставилась на свои ноги, не узнавая их. На мне были какие-то штаны, которых у меня никогда не было. Они были сделаны из серой жесткой ткани, которая местами порвалась, и в этих кривых рваных дырах виднелась кожа. Пепельно-серая, она была покрыта волдырями и, казалось, заживо гнила, отслаиваясь местами от кости. Я с отвращением и страхом смотрела на свои ноги и не понимала, когда со мной могло произойти такое изменение. Переведя взгляд на свои руки, я с ужасом обнаружила, что и они покрыты отвратительными язвами, а серая кожа слоями отходит от ладоней. Я не понимала, как раньше не обратила на это внимание, но, видимо, поглощенная страхом, я и не смотрела на саму себя. Уже зная, что увижу, я осторожно поднялась с дивана и направилась к зеркалу, висевшему на стене возле раковины. Я смахнула пыль с зеркала рукой и с отвращением увидела ошметки серой кожи, которая отошла с моей ладони, так и оставшись висеть прилипшей к поверхности зеркала. В сумраке гаража, сквозь окошечко в пыли зеркальной поверхности на меня смотрел зомби. Не сразу узнав свои черты в покрытом серыми струпьями удивленном лице, я оцепенела, не понимая, что происходит, и совершенно не зная, как на это реагировать. Я здесь, в незнакомом городе, полном зомби, не представляю, как оказалась тут, и, что самое страшное, сама являюсь зомби.

— Это сон, — прошептала я, но мой голос являл собой лишь хрип, в котором даже я сама с трудом разобрала слова.

Я отошла от зеркала и снова опустилась на диван. Каждое движение давалось мне с трудом, но теперь я понимала, почему. Это сон. Я уверяла себя в том, что это так. Сидя на диване, я смотрела в потолок и пыталась проснуться. То и дело я твердила в голове «Проснись! Проснись же!», но сон никуда не исчезал, а становился лишь все более и более осознанным.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я, наконец, бросила попытки пробудить себя ото сна и вновь осмотрелась, размышляя над тем, что теперь мне предстоит делать. Я чувствовала, что никогда в жизни не испытывала столь осознанного сна, но тем не менее была уверена в том, что это сон и ничего более. Я решила, что не могу проснуться, скорее всего, из-за действия тех таблеток, что Виктор дал моей сестре. Как только оно закончится, я проснусь — в этом я была уверена. Ну а пока этого не случилось, мне показалось интересным узнать об этом сне побольше. Я никогда не видела столь детальных сновидений и решила утром, когда проснусь, обязательно рассказать о нем сестре, так как знала, что она любит подобные истории.

Уверившись в том, что это сон, я не особенно боялась новой встречи с зомби. Тем более, что я и сама была зомби. Да и тот факт, что при первой встрече они прошли мимо, заметно успокаивал меня. Я вышла на улицу и пошла в ту сторону, куда ранее направлялись все зомби. Я шла медленно, больше прогуливаясь, чем следуя в какое-то определенное место, и совсем не таилась. Улица была пустынна. Все двери домов оставались такими же открытыми, как и в тот час, когда я шла сюда. Зомби нигде не было видно, и я терялась в догадках о том, куда они все-таки подевались. Дойдя до того поворота, где зомби скрылись с моих глаз, я остановилась, пытаясь вспомнить, в какую сторону они повернули. Направо улица уводила к частным домам, таким же, как те, среди которых я пыталась спрятаться. С левой стороны я видела многоэтажные дома, которые давали надежду на то, что там находится центр города. Я пошла налево. Отчего-то мне казалось, что зомби скрылись именно там.

Очень скоро я поняла, что была права. Мне навстречу попались двое из них. Они не обращали на меня никакого внимания, так как тащили куда-то огромную, наполненную чем-то тяжелым коробку. Не знаю, что было там внутри, но вид у них был очень сконцентрированный на процессе. Я прошла мимо них, удивляясь увиденному. Очень скоро я удивилась еще больше, когда возле одного из многоэтажных домов под серым в белую полоску навесом я увидела еще трех зомби, которые оживленно чинили какой-то громоздкий прибор, имеющий странную, ничего не говорящую мне форму. Эти зомби также не замечали меня. Двое из них с помощью инструментов, похожих на гаечные ключи, что-то прикручивали к аппарату, а третий ходил вокруг них, то и дело проверяя что-то на приборе. Я заметила, что они общались между собой. Поначалу мне показалось, что все, что вырывалось из их ртов, было просто шипением и хрипами, но вскоре я осознала, что начинаю распознавать слова. Я поняла не все, что они говорили, но я поняла главное — ОНИ ГОВОРИЛИ МЕЖДУ СОБОЙ! Читая научную фантастику или просматривая фильмы, я никогда не задумывалась о том, могут ли зомби быть разумными. И даже если бы я задумывалась над этим вопросом, то, скорее всего, пришла бы к мысли о том, что это невозможно. Зомби… Эти безмозглые полоумные существа, которые уничтожают все живое на своем пути, просто не могут быть разумными! Но сейчас перед собой я видела совершенно другую картину. Разве могут полоумные существа вести осмысленную беседу? Разве могут они слаженно и дружно трудиться? Я была поражена и растеряна своим открытием. Понимая, что это всего лишь сон, я подумала о том, что, скорее всего, мой мозг настолько утомился написанием диплома, что и я сама потихоньку начала сходить с ума. Нет, это не зомби сумасшедшие! Это я сошла с ума, и мой мозг просто выбрал такой аллегорический способ сообщить мне об этом.

Осознавая это, я торопливо пошла дальше по улице. Мысль о собственном сумасшествии была мне неприятна, но я никак не могла отделаться от нее. Я шла вперед, и зомби теперь попадались мне все чаще. И всегда они были заняты каким-либо делом, полностью поглощавшим их внимание. Очень скоро я вполне начала разбирать их речь, отчего еще более убедилась в их разумности и в собственном безумии. Некоторые из них замечали меня, бросали странные недовольные взгляды, но ничего не говорили и уж тем более не проявляли агрессии.

Когда снова прозвучала сирена, я находилась на узкой улице, ведущей к площади, в дальнем конце которой виднелось большое здание старинной архитектуры. Ее звук напугал меня, а как только сирена отзвучала, улица, на которой я находилась, снова наполнилась зомби. Они все побросали свои дела и почти бегом ринулись к площади. В узком пространстве улицы они толкали меня, заставляя двигаться вперед вместе с собой.

Словно волной меня вынесло на площадь и, страшась быть затоптанной, я постаралась прижаться к стене одного из домов. Я огляделась вокруг. Площадь оказалась очень большой, но тем не менее она быстро заполнилась зомби. Добравшись до площади, они все останавливались, словно ожидая чего-то. Большое здание со старинной архитектурой, которое я видела издалека, вблизи оказалось еще больше, чем я думала. В условиях этой облезлой, полуразрушенной действительности его даже можно было бы назвать красивым. Возможно, когда-то очень давно оно и было таким. На стенах еще присутствовала лепнина, да и массивные колонны еще сохранили очевидные остатки былой роскоши. Две башни, поднимающиеся высоко в небо с правой и левой его стороны, создавали ощущение строгой, холодной суровости. На крыше здания был установлен флаг, а вернее, выцветший разодранный кусок материи, который развевался сейчас под порывами ветра. Я сделала вывод о том, что это здание, скорее всего, являлось административным центром, хотя мысль о том, что зомби могут иметь свою правящую ячейку, показалась мне странно неприятной. На втором этаже здания, прямо над входом размещался широкий и совершенно пустой балкон, который опирался на колонны первого этажа. Часть площади перед зданием администрации была отгорожена. Там был установлен узкий длинный помост со столами, на которых находились огромные кастрюли с едой. Рядом со столами стояли зомби, одетые в желтые одежды и выглядящие достаточно опрятно в сравнении с другими своими согражданами. На площади повисла выжидающая тишина, и я, не зная, чего ожидать, просто всматривалась во все, что происходило вокруг.

— Вот ты где! — услышала я низкий хриплый голос совсем рядом с собой.

От этого голоса, а еще более от того, что я полностью поняла фразу, которая была произнесена, я вздрогнула, а затем, стараясь не выдать своего испуга, повернулась к тому, кто оказался рядом со мной. Несмотря на грубый голос, передо мной стояла женщина — зомби-женщина. Она была одета так же, как и я, в нечто серое и потрепанное. Она улыбалась, при этом выставляя на показ свои гнилые зубы. И еще она ожидала ответа.

— Это вы мне? — переспросила я, поражаясь хрипоте собственного голоса.

— Тебе, кому ж еще? — прохрипела в ответ женщина. — Ты не появилась на работе. Ты где была?

— Я? — растерянно отозвалась я.

— Эй, с тобой все нормально? — моя собеседница казалась слегка озадаченной моим поведением.

Я не знала, что делать. Притвориться ли, что все нормально или сказать ей правду о том, что я совершенно не понимаю, что происходит вокруг. Я все еще склонялась ко мнению, что все, что происходит вокруг, это сон, хоть и реалистичность его, казалось, превышала всякие возможные границы. Меня не пугало это место, как не пугали и зомби, окружавшие меня. Я не верила в то, что они могут причинить мне реальный вред, и поэтому решила попробовать выспросить у незнакомки все, что она была способна сказать.

— Могу я у вас кое-что спросить? — сказала я и сразу же поняла, что ошиблась. Женщина вдруг странно на меня посмотрела, отстранилась, но вновь потом приблизилась, внимательно вглядываясь в мои черты.

— Да что с тобой? — сказала она. — С каких это пор мы на «вы»?

Я поняла, в чем моя ошибка, и постаралась исправиться.

— Прости, — я потерла голову рукой, принимая расстроенный вид. — Я сегодня плохо себя чувствую.

Женщина заметно успокоилась и, улыбнувшись своей гнилозубой, но все же доброй улыбкой, прохрипела:

— Это заметно. Так где же ты была все утро?

Я уже собиралась соврать что-то о том, что очень плохо себя чувствовала и не могла встать, когда нас прервал всплеск бурных эмоций толпы. Все зомби вокруг вдруг принялись кричать, свистеть, улюлюкать и всякими другими способами проявлять свое ликование. Эта реакция была вызвана тем, что на балконе административного здания появились зомби. Видимо, это были их правители, иначе реакция вряд ли бы была столь шумной. Впрочем, моя реакция на тех, кто появился там на балконе, была не менее бурной, хоть и не такой радостной. Их было одиннадцать. В самом центре стояла женщина. Слово «огромная» не вполне описало бы ее внешний вид. Я бы сказала, что она была безграничной. Она занимала собой почти весь балкон, так что остальным десяти ее спутникам оставалось тесниться чуть позади и по бокам от нее. Я обратила внимание на то, что она отличалась от всех зомби, которых я видела до этого. Она казалась на две или три головы выше самого высокого из них. Ее кожа не была пепельно-серой, а, скорее, имела слабый зеленоватый отлив. Широкий рот с узкими зубками показался мне каким-то, скорее, лягушачьим, чем человеческим. На коже ее не было волдырей и струпных пятен, но она была дряблая и сморщенная, словно у старухи. Даже бесчисленные слои жира, превращающие эту женщину в нечто похожее на шар, не могли разгладить эти морщины. Две непропорционально коротких жирных руки, не способные соединиться вместе ни спереди ни позади нее, безвольно висели вдоль ее безграничного туловища. Женщина обладала густой копной черных волос, которые всей тяжестью спадали вниз до самого пола. На ней почти не было одежды. Только полупрозрачная накидка, которая совсем не скрывала трех ярусов огромных обвисших и заплывших жиром грудей. Чуть позади, по правую и левую сторону от нее стояли четверо мужчин. Они были крупные и мускулистые. И, насколько я могла судить со своего места, на них тоже не было ничего, кроме полупрозрачных накидок. Сбоку от них, с каждой стороны по трое, стояли зомби, одетые в одинаковые белые туники, доходящие почти до самых щиколоток. Все они были женщинами, и все имели зеленовато-серый цвет кожи и необычную форму рта, сходную с центральной дамой. Но они были не такими толстыми, хотя и столь же высокими.

Женщина-шар несколько минут высокомерно взирала на собравшуюся на площади толпу, а потом лениво махнула рукой. Это было даже не движение, а лишь попытка его сделать, но, казалось, именно этого жеста ждали все скопившиеся на площади зомби. Толпа зашевелилась и стала продвигаться к помосту, туда, где дежурившие у столов повара раздавали еду. Зомби поочередно, партиями по восемь существ подходили к помосту, брали пустую жестяную тарелку в большой стопке, а затем подавали ее одному из восьми одетых в желтые наряды зомби. Зомби-повара наливали в чашки горячую похлебку, после чего получившие свою порцию зомби подходили ближе к балкону, кланялись шарообразной женщине и поставляли свою чашку под трубу, которая выходила из стены административного здания. При этом, одна из облаченных в белые наряды женщин, нажимала на встроенный в стену здания рычаг, на который до этого момента я не обращала внимания, и из трубы в чашку с едой падал кусок сырого мяса. Получив свою порцию деликатеса, зомби отходили в сторону и приступали к еде.

Я удивилась тому, что, несмотря на огромное количество зомби, на площади не было ни давки, ни суеты. Все соблюдали очередь, зная, что каждому из них еда достанется, и она не будет ни хуже и ни лучше, чем у всех остальных.

— Ты идешь? — моя соседка подтолкнула меня в сторону помоста.

— А? — я, наконец, оторвала взгляд от этой жуткой картины кормления зомби и вернулась к собственной действительности.

Я вклинилась в стройную очередь зомби, следующих к помосту рядом со своей новой знакомой.

— Ты знаешь, кто это? — тихо спросила я у нее, указывая на огромную женщину, все еще стоявшую на балконе и наблюдавшую за кормлением зомби.

Моя новая знакомая посмотрела на меня так, словно я была не в своем уме. Впрочем, я и сама уже давно это знала. Мой рассудок помутился, и во всем были виноваты эти дурацкие таблетки, принесенные сестрой.

— Это же Мать! — прохрипела, наконец, моя новая знакомая.

— Мать, — повторила я. Очень хотелось спросить, чья она мать, но я воздержалась, понимая, что ни к чему хорошему этот вопрос не приведет. Я спросила другое: — А кто рядом с ней? Те, которые в прозрачном.

Зомби посмотрела на меня еще более озадачено, но ответила:

— Это Осеменители. Да что с тобой такое?

Я уже хотела спросить, какой вид полей они осеменяют, но внезапно ответ пришел мне сам собой. Схожесть полупрозрачных костюмов, в которые были одеты Мать и Осеменители, говорила сама за себя.

— Тогда кто же остальные? — вырвалось у меня, и я сразу же поняла, что не должна была задавать этот вопрос вслух.

— Скажи мне, что с тобой такое, — с хрипом выдыхая воздух, потребовала моя новая знакомая-зомби. — Я же вижу, что ты сама не своя. Лучше скажи мне, пока другие не узнали. Ты же знаешь, я всегда тебе помогу.

Я не знала, что делать. Открыться ей мне было страшно, но в тоже время я не знала другого способа все для себя прояснить. В это время мы уже получили свою еду и, приправив ее куском сырого мяса, отошли в сторону, чтобы не мешать другим. Моя новая знакомая ела жадно, сначала проглотив мясо и лишь потом приступив к похлебке, а я только водила ложкой по поверхности желтоватой жижи, которую выдавали здесь на обед.

— Так ты расскажешь? — вновь спросила она.

— Хорошо, — я вздохнула и решила сказать ей, но не всю правду, а только лишь часть ее: — Со мной что-то случилось… Кажется, я потеряла память, и теперь совсем ничего не помню.

Моя собеседница долго смотрела на меня, а потом кивнула.

— Я это заметила, — прохрипела она. — Ты не помнишь совсем-совсем ничего?

— Нет.

— Даже кто я?

Я кивнула. Зомби задумалась, при этом выражение ее лица сменилось несколько раз, но потом сказала:

— Во-первых, раз уж ты не помнишь, меня зовут Ми. Во-вторых, тебя зовут Хо, и ты моя сестра и подруга. А в-третьих, я должна показать тебя врачам. Вдруг твоя потеря памяти опасна или даже заразна?

— Стой-стой-стой, — остановила я ее. — Не надо меня к врачам. Давай немного подождем? Может быть, оно само пройдет, а?

— А вдруг не пройдет?

— Тогда я разрешу тебе отвести меня к врачу.

— Зачем мне разрешение? Моя социальная обязанность в том, чтобы вести больного к врачу. Хотя ты ведь не помнишь никаких социальных обязанностей.

Сказав последнюю фразу, она махнула рукой, как бы давая понять, что ждать от меня ничего адекватного она и не собиралась.

— Не помню, — согласилась я. — Но, может быть, ты пока мне расскажешь обо всем, а я постараюсь вспомнить то, что ты будешь рассказывать?

Ми ненадолго задумалась, видимо оценивая логичность этого предложения, а затем кивнула.

— С чего ты хочешь начать вспоминать? — спросила она.

— С них, — ответила я, кивнув в сторону удаляющихся с балкона зомби-правителей.

Ми пожала плечами.

— Ну про Мать я тебе сказала. Она — наша родительница.

— В каком смысле? — настороженно спросила я.

— В прямом: она родила всех, кого ты видишь вокруг.

— А другие не рожают?

— Зачем это нам? — удивилась Ми. — У нас же есть Мать.

— А Осеменители?

— Их главная задача оплодотворять Мать. Мать всегда носит под сердцем новую жизнь.

Я задумалась над этими ее словами, так как понятие «жизнь» у меня не очень ассоциировалось с заживо разлагающимися язвенными созданиями, окружавшими меня.

— Шесть сестер Матери называются Хранительницы. Каждая из них отвечает за свою сферу. Одна — покровительствует стражам, другая — сельскохозяйственным рабочим, третья — строителям, четвертая — врачевателям, пятая — поварам, а шестая — техникам.

— То есть, здесь есть кастовое деление?

— Какое? — переспросила Ми и нетерпеливо добавила. — Хо, давай вспоминай уже, мне надоело рассказывать.

— Постой, — сказала я. — Прости меня, если я плохо соображаю, но можно я еще спрошу? Ты сказала, что ты — моя сестра. Это ты образно, да?

— Мы все здесь сестры и братья, если так уж подумать, но мы с тобой всегда считали друг друга сестрами, потому что родились в одном помете.

— Помете, — повторила я. — А сколько нас в таком «помете» рождается?

— По-разному, — она пожала плечами. — Но редко бывает больше двадцати.

Я заметила, что все зомби, которые были на площади уже успели поесть и начали расходиться, очевидно, возвращаясь к прерванной работе. Ми тоже начала нервничать и поглядывать в сторону одной из мелких улиц, которые в большом числе уходили в разные стороны от площади, где мы находились.

— Тебе надо уходить? — спросила я.

— Как и тебе, — ответила она. — Обед закончился, пора возвращаться к работе. Тебя не было с утра. Ты же не хочешь и сейчас бездельничать?

— Я бы не против поработать, но я даже не помню, чем я занимаюсь.

— Мы с тобой — строители, — сказала Ми. — Сейчас мы занимаемся восстановлением домов на западных улицах.

Я подумала, что если посмотреть на окружавшие площадь дома, то можно сделать заключение о том, что в этом мире наука строительства не особенно развита. Впрочем, как и поварское искусство, так как съесть свою похлебку я так и не смогла.

— Ты будешь доедать? — спросила Ми, наблюдая за тем, как я откладываю в сторону нетронутую тарелку.

— Нет.

— Тогда можно мне? — она жалобно посмотрела на меня.

Я кивнула, и Ми тут же, жадно набросившись на тарелку, выудила оттуда руками кусок сырого мяса, запихнула его в рот и после этого удовлетворенно отстранилась. Со стороны это выглядело странно и неприятно, но ее это, казалось, совершенно не волновало.

Покончив с едой, мы с Ми двинулись в сторону, где велись так называемые строительные работы. Шли мы медленно, так как я чувствовала слабость в теле и не всегда могла с ним совладать. Ми не торопила меня, но пару раз вновь заговаривала о необходимости показаться врачу. В такие моменты я заверяла ее в том, что все со мной будет хорошо, а сама в тайне надеялась на то, что очень скоро сумею проснуться.

Когда мы дошли до места стройки, я не была ни удивлена, ни разочарована. Я увидела старое здание, в котором, может, от старости, а может, от какого-нибудь урагана обрушились две стены. Зомби пытались восстановить их и укрепить еще существующие стены. Едва придя на место, Ми сразу же включилась в общую работу, и так как я понятия не имела о том, что надо было делать, то всюду следовала за ней, помогая перенести что-нибудь или просто наблюдая за ее работой. Мы работали на уровне девятого этажа и занимались кирпичной кладкой. В основном, конечно, работала Ми, а я всего лишь подносила ей сложенные неподалеку кирпичи. Не знаю, сколько времени мы проработали, когда вдруг деревянная доска лесов, служившая мне опорой, треснула и я, потеряв равновесие, полетела вниз. В этот момент мне не было страшно. Я не успела испугаться. Я даже не поняла, что происходит, просто вдруг я стала падать. Летя спиной вниз, я понимала, что как только упаду, неминуемо умру. Никто не выживает после падений с девятого этажа. Даже зомби.

Не знаю, сколько минут, а может быть, часов я летела, так как для меня в этот момент время шло неописуемо долго. А потом я почувствовала землю… Я думала, что мне будет больно, что будет слышен звук ломающихся костей, но я ощутила лишь легкий, почти мягкий толчок, а когда открыла глаза, то обнаружила себя, лежащую на кровати в своей комнате. Все еще тяжело дышала, я крепко сжимала подушку, переживая события страшного сна. Несколько минут я лежала так, осознавая себя в привычной обстановке, и моя комната теперь казалась мне раем на земле.

Когда переживания и страх немного отступили, я осторожно поднялась с кровати. Вчерашняя усталость не покинула меня даже после сна, и теперь, проснувшись, я все также ощущала себя разбитой и подавленной. Желая приготовить себе какой-нибудь тонизирующий напиток, я вышла из комнаты и направилась на кухню, где за столом, завтракая и готовясь приступить к работе, сидела сестра.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги X/2162. Узница башни Данг предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я