К чему приводят девицу… Объятия дракона
Анна Рассохина, 2016

Не сиделось девице спокойно в родном тереме на окраине Норуссии. Хотелось ей приключений да романтики! Боги приняли к сведению да исполнили желание Нилии мир Лоо’Эльтариус… События сменяют друг друга, словно узоры в калейдоскопе. Разные страны, новые знакомства и проверенные друзья. Да и возлюбленный объявился, устав скрывать свое настоящее лицо. К чему приведут неискушенную девицу объятия дракона? Вознесут до небес или бросят в пучину отчаяния?

Оглавление

Из серии: К чему приводят девицу…

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги К чему приводят девицу… Объятия дракона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Этим утром я была, безусловно, счастлива. На дворе светило яркое солнце, его лучи купались в прозрачном воздухе; в голубой вышине щебетали всевозможные певчие птахи; сбоку расстилалась безбрежная зеленая равнина, над которой пролетали деловито жужжащие пчелы и шмели.

Мы с сестрами топали по дороге, ведущей к лесу. Родителям было сказано, что мы отправились прогуляться к заброшенному имению. Естественно, для охраны нам был выделен десяток воинов. Но сестрицы обещали отвлечь дружинников, а я торопилась на встречу со своим драконом. Зверь уже сообщил мне, что ожидает в лесу.

Летний лес был полон разнообразными звуками. В вышине шелестели деревья, словно переговаривались между собой, на их ветках заливались птахи и прыгали проворные белки. В кустах копошились мелкие зверьки, над тропой вились и жужжали насекомые, где-то в глубине леса по сухой коре стучал дятел.

Ворот при входе в имение не было, но удивительно, что место, где раньше стояли Смотрящие, покрылось пушистой ярко-зеленой травой, выделяющейся на фоне лесной земли. По этому мягкому ковру мы прошли в заросшую кустами пустошь на месте бывшего родового гнезда. Я невольно вспомнила последнюю просьбу Смотрящих и призадумалась — как мне уговорить батюшку восстановить имение мир Лоо’Эльтариусов? Словно наяву перед моим мысленным взором возник высокий светлый терем с прозрачными окошками и лужайкой перед ним. На зеленой мураве располагался длинный стол, покрытый белоснежной ажурной скатертью, с пузатым блестящим самоваром посередине. За столом собралось все наше дружное семейство. Вот папенька дует на горячий взвар в кружке, смешно раздувая щеки, а маменька в это время подает ему сладкую сдобу. Тинара что-то нашептывает улыбающейся Латте. Вот Йена и Лисса заговорщицки перемигиваются, обнимая своих возлюбленных — Эльлинира и Ксимерлиона. Потом я представила тетушек, что-то живо обсуждающих за столом. А вот там, на солнечном лугу, разместился бы мой дракон, я же примостилась бы между его передних лап. И вдруг, как наяву, я увидела маленькую рыжеволосую девочку, бегущую к нам с Шайном. Малышка, смеясь, обнимает дракона и ласково шепчет: «Папуля…»

Я помотала головой. Пригрезится же такое! Это все мои неосуществимые мечты! Хотя не все. Неосуществима только последняя мысль, про дочку, а вот все остальное…

— Нилия, пойдем со мной. — Рыжая отвлекла меня, многозначительно подмигнув.

Взяв в руки лопату, кузина потянула меня в кусты, я безропотно последовала за ней. Утянув меня в заросли тонких березок и осинок, Лисса шепотом скомандовала:

— Иди уже к своему нареченному, а то уж, поди, извелась вся! Я здесь покараулю, а Йена иллюзию твою создаст — так, на всякий случай.

— Спасибо! — порывисто обняла кузину и, не медля ни ирны, бросилась в лес.

Я заранее отправила дракону вестника, где указала место нашей встречи. Это была неприметная полянка на берегу быстрой Велжанки. С отчаянно бьющимся сердцем бежала на свидание с Шайном. Где-то в сверкающей вышине шумели вековые красавицы-сосны, под ногами шелестела трава, а в ней копошились мелкие зверьки. Я пробегала мимо, не обращая внимания ни на кого. И вот впереди показался просвет между деревьями. Затаив дыхание, я вышла к речке.

Зверь возлежал на берегу. Наяву он был еще грандиознее, ошеломительнее и прекраснее, чем в моих снах. Мощный и величественный сапфировый дракон царственно кивнул мне. Я же не смогла произнести ни слова, разглядывая своего волшебного нареченного.

— Ну, здравс-ствуй, жена! — ехидно прищурился Шайн.

— Нареченная, — привычно поправила я.

— Да называй как хочеш-шь! — Он взмахнул лапой, и мы оба расхохотались.

Я радостно подбежала и обняла своего зверя. Наяву это было еще чудеснее, чем во сне. Целовала золотые и красные искорки на его грудине; они бегали, пытаясь ускользнуть от моих рук и губ.

Шайн несколько раз лизнул меня в щеку. Затем он освободил место между передними лапами. Я удобно устроилась там, скинула туфли, приподняла подол летнего платья до колен и подставила оголенные ноги ласковым солнечным лучам. Матушка всегда говорила, что иногда полезно позагорать.

— Рассказывайте, — попросила я.

— Что рас-сказывать?

— Как добрались сюда? Много ли трудностей было в пути?

— Нет. Я ночью летел.

Я жаждала подробностей, поэтому собралась продолжить свой допрос, но внезапно на поляне появился Василь. Поспешно вскочила, а нечистик, пристально осмотрев нас с Шайном, изрек:

— Так! А я думаю, кто тут всю живность переполошил?

— Это мой друг! — запальчиво объявила ему. — Это я его сюда пригласила! — Я собралась до последнего защищать своего зверя.

— С-собственно говор-р-ря, я являюс-сь нар-р-реченным этой девицы! — невозмутимо сообщил дракон, скосив на домового синий глаз.

— Ну-ну! Хотя я предполагал что-то подобное. Глупые гусыни этого семейства умеют находить неприятности на свою голову, — хмыкнул Василь.

— Вы теперь обо всем батюшке расскажете? — огорченно опустила голову я.

— Вот еще! Я, в отличие от некоторых, секреты хранить умею! — фыркнул он, а затем посмотрел на Шайна: — А ты, Сын Неба, почему в таком виде сюда заявился?

— Тебя спрос-сить забыл! — огрызнулся дракон.

— Негоже было местных пугать! — сверкнул красным глазом Василь.

— Ты вс-се выяс-снил? Теперь можеш-шь идти! — неласково отозвался зверь.

Нечистик, прищурившись, поглядел на него:

— Это позволь мне решить, что я выяснил, а что — нет.

— С-съем! — уверенно заявил дракон.

— Отравишься! — ядовито откликнулся домовой.

Мой зверь с грозным видом поднялся на все четыре лапы, но я поспешила вмешаться:

— Василь, может, вы и вправду вернетесь в терем? Я позже приду. Обещаю! Мы поговорим с Шайном, и я вернусь.

— Я же о тебе забочусь, глупая, — вздохнул нечистик, а после перевел взор на перворожденного и проницательно усмехнулся: — А-а-а! Я, кажется, понял, в чем тут дело! Эй, крылатый, ты, по-моему, нарываешься на неприятности! Только посмей обидеть сию девицу!

— Что вы, Василь, — вновь вклинилась я, — Шайн меня спас.

— Угу! — язвительно ответил домовой. — А ты, глупая гусыня, в благодарность решила обручиться с ним. Так?

— С-съем! Тепер-р-рь точно с-съем! — твердо повторил дракон.

— Нет! Все не так было! Я потом вам обо всем расскажу, — умоляюще поглядела на нечистика.

— Ты глупая слепая гусыня! — сварливо высказался в ответ Василь.

Я рассердилась.

— Да что же это такое?! Уже в который раз меня называют слепой! Только никто мне толком не объяснит, отчего меня так называют! Может, хоть вы, господин Шайн, скажете что-нибудь по этому поводу?

— О-о-о! Он-то как раз тебе может о многом рассказать! — проворчал Василь.

Мой зверь сделал шаг в его сторону, угрожающе прищурился и зловеще заявил:

— Уйди! Я с-сам разбер-р-рус-сь!

— Да я уж вижу, как ты во всем умело разбираешься, Сын Неба! — ехидно выкрикнул нечистик.

Дракон сделал еще один шаг в его сторону. Я встала на его пути, обняла Шайна, погладила его по грудине и попросила:

— Не обижайте, пожалуйста, нашего домового! Он хороший, несмотря на скверный характер!

Василь тут же возмутился:

— Это у меня-то скверный характер? На своего нареченного посмотри, глупая девица!

Зверь рассерженно рыкнул. Домовой красноречиво поглядел на меня, и я снова погладила своего дракона. Шайн шумно выдохнул темные струйки дыма из ноздрей, а затем спокойно произнес:

— Ос-ставь нас-с, домовой, и дай мне вр-р-ремя! Я ее не обижу!

Василь долго смотрел на моего дракона, потом кивнул ему, а мне коротко бросил:

— Не задерживайся! — и исчез.

Зверь снова шумно выдохнул:

— Вы где откопали этого чудика?

— Он сам нашелся. В старом имении. В прошлом году. Василь много лет служил моему семейству, а потом маялся без дела на воле. Мы его даже поначалу за траувля приняли. Представляете?

— Р-рас-сказывай. — Нареченный улегся на землю и пригласительно похлопал лапой по траве рядом с собой.

Я поведала ему историю знакомства с домовым, а затем резко сменила тему.

— Вы это о чем говорили с Василем? Я не настолько скудоумна, господин Шайн, и поняла, что вы от меня что-то скрываете. Рассказывайте, иначе обижусь! — грозно насупилась я.

Дракон как-то странно взглянул на меня, в очередной раз шумно выдохнул, хитро ухмыльнулся и принялся лизать мое лицо.

— Прекратите! — стала отбиваться я.

Но зверь все не унимался. Я визжала, уворачивалась и пыталась отбежать от него. Все мои старания оказались напрасными. И в результате я оказалась в речке. Дракон громогласно расхохотался, глядя, как я барахтаюсь на мелководье.

Выбравшись из воды, недовольно поглядела на него и велела:

— Высушите меня, господин Шайн!

Зверь, отсмеявшись, ехидно прищурился и вкрадчиво сообщил:

— А ты мне не пр-р-риказывай, а попр-р-роси по-хор-р-рош-шему!

— Что вы подразумеваете под словом «по-хорошему»? — нелюбезно осведомилась я.

Нареченный довольно улыбнулся и объявил:

— Поцелуй! В губы!

— Что-о-о? — возмущенно завопила я, недобро поглядев на Шайна. Зверь просто сиял!

Я рассвирепела окончательно.

— Обойдусь без вашей помощи! — И подошла к кустам ивы, которые в изобилии росли по берегам реки.

Здесь быстро огляделась, зло сверкнула глазами в сторону дракона, демонстративно отвернулась от него и сняла простое летнее платье, оставшись в легкомысленном комплекте, купленном у госпожи мир Ль’Виллен. Он был из непрозрачной светло-сиреневой ткани в белый горошек, отделанный кружевными оборками и атласными бантами. Я, не поворачиваясь к нареченному, развесила платье на раскидистом кустарнике, сделала пассы руками и высушила наряд с помощью заклятий бытовой магии. После с гордым видом повернулась к дракону.

Мой зверь выглядел обескураженным, он моргал широко открытыми глазами, но молчал. Переложила платье в тенек, чтобы оно не выгорело на солнышке, и направилась к нареченному. Он, поймав мой гордый взгляд, угрюмо спросил:

— Пр-р-риличные девицы нос-сят корс-сет и панталоны, а ты что это на с-себя нацепила?

— Не нравится — не смотрите! — дерзко заявила я и, немного подумав, добавила: — Приличные девицы сидят по своим светлицам и готовят приданое, а не обручаются с незнакомыми драконами!

Шайн страдальчески возвел глаза к голубому небу, — видимо, мысленно интересовался у Фреста, за что тот его так наказал. Я же подошла ближе и приказным тоном произнесла:

— Вытяните лапы вперед! Я лягу на них, чтобы понежиться на солнышке.

Удивительным было то, что зверь подчинился. Я улеглась на его вытянутые передние лапы и блаженно закрыла глаза.

Но наслаждаться ласковыми утренними лучами мне довелось недолго — их накрыла тень. Приоткрыв один глаз, увидела, что Шайн склонился надо мной и глумливо полюбопытствовал:

— Ты с-слыш-шала с-сказку о том, как с-страш-шный звер-р-рь пос-сле поцелуя девицы пр-р-ревратилс-ся в пр-р-рекрас-сного князя?

— Это вы, что ли, собрались превратиться в прекрасного князя? Не смешите меня, господин Шайн! Неужели вы считаете, что я все еще верю в сказки?

— Хм…

— Не загораживайте мне солнечный свет и не говорите глупостей!

Нареченный тяжко вздохнул и показательно отвернулся от меня, а я вновь мечтательно прикрыла глаза. Спустя несколько лирн устала молчать и сообщила:

— Мы в Шепчущий лес через Ранделшайн пойдем. Подробности батюшка обещал сегодня поведать. Ему утром вестник от эльфов прилетел.

— Хм…

— Что? Вы не удивлены? — несказанно изумилась я.

— Нет, — последовал четкий ответ. — Феи никого к с-себе прос-сто так не допус-скают!

— Дадите дельный совет? — Я приподнялась и посмотрела на Шайна.

— С-совет? Лучш-ше бы тебе туда не с-соватьс-ся! Ковар-р-рная Пус-стош-шь — это не площ-щадь в С-славенгр-р-раде.

— Я это понимаю, — спокойно сказала ему. — Вот и прошу у вас совета.

— С-со мной тебе лететь надо.

Выразительно взглянула на своего зверя, но он взора своего не отвел, а только промолвил:

— Пр-р-роводник вам нужен хор-р-рош-ший! Но гор-р-рода не бойс-ся. Ты моя нар-р-реченная, и Ранделш-шайн должен тебя пр-р-ризнать.

— Что значит — признать? И почему должен, а не точно? Вы не совсем уверены? — нахмурилась я.

Дракон глубоко задумался, а затем соизволил ответить:

— Я давно не был в Ранделш-шайне. Гор-р-род мог и позабыть обо мне, но я пос-стар-р-раюс-сь с-сопр-р-ровождать тебя от Бейр-р-руны.

— Погодите! Что значит — город вас позабыл? Он что? Живой? И откуда вы знаете, что мы выйдем из Бейруны? — буквально прокричала я.

— Хм, как тебе с-сказать… У любого гор-р-рода есть душ-ша. Вот и Ранделш-шайн обладает с-собс-ственной душ-шой, духом, ес-сли хочеш-шь. Кто знает, что там с ним случилос-сь за три с-столетия? А пойдете вы точно из Бейр-р-руны. Откуда же ещ-ще? — не моргнув глазом, отозвался зверь. — В нынеш-шнее вр-р-ремя в Ранделш-шайн из Нор-р-рус-сии прощ-ще вс-сего идти из Бейр-р-руны, пор-р-рталом до Вис-сдаля, а из него уже в Пус-стош-шь. Кто у вас-с пр-р-роводником будет?

— Не знаю. Эльлинир, наверное, — беспечно пожала я плечами. — Батюшка нам сегодня обо всем сообщит.

— Хм… Ладно! Отпр-р-равиш-шь мне вес-стника, только указывай пр-р-равильно адр-рес-сата. Эртар-р-ру Ш-шайнер-ру, а не др-р-ракону Ш-шайну, как ты это указала в прош-шлом пис-сьме!

— Так Шайнер — это ваше полное имя? — оживилась я.

Зверь нехотя кивнул, а я хотела продолжить расспросы, но кулон связи на моей груди нагрелся, давая знать, что меня зовет Лиссандра.

Я поспешила одеться.

— Господин Шайн, а как вы полетите обратно? — обеспокоилась я.

— Дождус-сь ночи, — бесстрастно ответил нареченный, затем лизнул меня в щеку и скомандовал: — Иди! А я пос-сплю в тенечке.

Обняла его напоследок.

— Мы увидимся во сне?

— Нет. Я занят. Но я буду ждать вес-стника от тебя. И помни: ничего не бойс-ся во вр-р-ремя путешес-ствия! Я р-рядом буду!

Попрощавшись с Шайном, отправилась к кузинам.

После ужина батюшка велел никому не покидать трапезную. Мы уже поняли, что разговор будет серьезным. Родитель был весьма задумчив, а матушка с тетушками выглядели очень напряженными.

— Итак, — начал папенька, — не вижу смысла затягивать наш разговор. Скажу одно: эльфы настаивают на скорейших поисках венца. Поэтому через шесть дней вы отправитесь в Бейруну. Оттуда порталом вас доставят в Висдаль. Из этого города вы со своими спутниками и тетей Ратеей пойдете через Пустошь и земли драконов в Шепчущий лес.

— А кто именно будет нашими спутниками? — полюбопытствовала Лисса. — Думаю, нужно больше воинов из крылатского гарнизона взять с собой.

Батюшка мрачно поглядел на матушку, на его скулах играли желваки. Мы молчали, с нетерпением ожидая ответа, и родитель поведал:

— Воины с вами только до Бейруны поедут. С большим отрядом в Пустоши делать нечего. Разве что нежить кормить. А небольшой группе, возможно, и удастся проскользнуть незамеченной. Мир Самаэль подобрал вам проводника, который утверждает, что сможет провести небольшой отряд через Ранделшайн и озеро это хмарное, что перед городом находится. Я хотел ехать с вами, но вынужден остаться в Западном Крыле. Ко мне маги из Совета пожалуют и мастера по постройке стационарных порталов. Я до последнего просил этих хмарных эльфов повременить с походом, но твой женишок, Нилия, торопится обручиться с тобой. Кстати, будь готова, дочь, он идет с вами!

Я с угрюмым видом кивнула: мол, ничуть не сомневалась в этом.

— А кто еще пойдет с нами? — с энтузиазмом поинтересовалась рыжая.

— Ир Бракс. Мы с архимагом посчитали, что в Пустоши вам пригодится некромант. Еще с вами в Висдаль поедет Ратея и тот самый проводник.

— Кто он? — озадачилась Йена.

— Хмар его разберет! То ли эртар, то ли какой-то странствующий ведьмак. Мне мир Самаэль толком не объяснил, сказал только, что доверяет этому проводнику, как самому себе, и что этот проводник лучший в своем деле. Он сможет провести вас через Пустошь, земли нагов, а также через город драконов.

Я нахмурилась. Что это за чудесный проводник такой? Может, стоит посоветоваться с Шайном? Сегодня же отправлю нареченному вестника! Да, еще бы про нагов не забыть и обязательно взять с собой браслет Андера. Только подумать, через шесть дней мы уже будем в Бейруне. Аж дух захватывает! Всего шесть дней осталось. Ой…

— У меня же день рождения через седмицу, — вслух поведала я. — Разве мы не отметим его в этом году?

Маменька успокаивающе улыбнулась:

— Не переживай, мы обо всем позаботились. Праздник твой отметим в Бейруне. К морю все вместе отправимся, даже Тинару с Латтой возьмем.

Младшие недоверчиво переглянулись, а затем радостно заулыбались. Только родитель по-прежнему оставался хмурым.

— Оставшиеся дни предлагаю тренироваться с утроенным усердием, — заявила тетя Ратея. — Все уже, наверное, позабыли?

— Я все помню, — вскинулась Лисса.

— А кто забыл, — прищурилась тетя Горана, глядя на Йену, — тому Ратея быстро напомнит.

— Марш на тренировку! — гаркнула на нас наша воительница.

— Это после ужина-то? — заморгала я.

— Чего ждать? Вперед!

— А тетя Ирана проверит ваши знания по боевой магии. Пригодятся в путешествии, — добавила матушка.

Тетушка-ведьма коварно улыбнулась, потирая руки и глядя на нас.

Мы с недовольными лицами последовали в сад. Где это видано, чтобы девицы после сытного ужина скакали, словно горные козочки!

Перед сном лежала без сил на своей кровати и диктовала домовой Леле текст посланий для Андера и Шайна. Нареченного я приглашала встретиться в моем сне. Когда диктовала имена адресатов, невольно замерла на полуслове, подумав: «Какое красивое имя у моего нареченного! Произносишь — и легкая дрожь пробегает по телу. Шайнер… Совсем как от имени Арриен…»

— Хмар! — ругнулась я вслух.

— Что случилось? — безмерно удивилась домовая.

Махнула рукой в ответ: мол, не обращай внимания. И в этот же миг ко мне в комнату прибежали все сестрицы. Впрочем, прибежали — это громко сказано. Вприпрыжку скакали только младшие, Лисса шла медленно, а Йена приковыляла самой последней. Мы обменялись с ней мученическими взглядами.

— Как же славно, что мы все вместе поедем в Бейруну! — радовалась Тинара.

— Если кое-кто доживет до этой поездки, — простонала я.

— Доживешь, куда ты денешься! — подбодрила меня Леля.

— Ага! И это для того, чтобы всю поездку мне терпеть общество женишка, — мрачно заметила я.

— Это хорошо, что Эльлинир едет с нами, — огорошила всех Лиссандра.

Все с недоумением посмотрели на нее, и рыжая с готовностью пояснила:

— Йене в пути будет проще соблазнить эльфа.

— Мне? — Иллюзионистка аж подпрыгнула и тут же скривилась. — Ой! Как же все болит!

— А Лисса права, — задумчиво отозвалась домовая. — Мой опыт подсказывает, что в ситуациях, связанных с риском для жизни, в мужчинах просыпается желание защищать всех слабых девиц, особенно тех, кто сам об этом попросит. Йена, ты слышала меня?

— Угу!

— Не «угу», а почаще обращай на себя внимание этого эльфа.

— Я постараюсь. — Иллюзионистка прикрыла глаза.

Лиссандра произнесла:

— А еще меня волнует тот загадочный проводник, хотя… гм… — Она поглядела на вскинувшуюся Йену, которая ответила ей странным взглядом.

Я скосила на них один глаз и поинтересовалась:

— Вы об этом что-то узнали?

— Мы только предполагаем, — осторожно проговорила разноглазка, а рыжая весьма уверенно заявила:

— Мы думаем, что это мир Эсмор!

— Что-о? Ой! — Я резко соскочила с кровати и тут же схватилась за поясницу, скривившись от боли.

— Я знала, что тебе понравится новость, — хмыкнула Лисса.

— Да ну вас! — вознегодовала я. — С чего вы решили, что с нами поедет этот ледяной нелюдь?

— Ну а кто же еще? Посуди сама: с нами отправили Эльлинира и Гронана, а кто их во всем превосходит?

Я недоверчиво переводила взор с Лиссандры на Йену.

— Мне бы очень не хотелось, чтобы эти ваши предположения сбылись! — попыталась отогнать от себя видение магистра в тот вечер, когда я спешила на выпускной бал. Эти неестественно синие глаза со стремительно расширяющимися зрачками…

— Нилия, ты влюблена в этого магистра? — простодушно полюбопытствовала Латта.

Все остальные сестры и домовая с ожиданием воззрились на меня. Я поморщилась:

— Нет. Просто я радовалась, что больше никогда не увижу ледяного магистра, и перед балом сообщила ему об этом.

— Н-да, — глубокомысленно протянула Лисса.

— А перед этим успела сказать хмарному нелюдю о том, как я сильно его ненавижу!

Леля хихикнула:

— Бедный магистр!

— Он это переживет, а вот я почувствую себя глупо, если снова увижу его, — с досадой отметила я.

Девочки переглянулись между собой, и Тинара первой улыбнулась:

— Интересно будет понаблюдать за вашей встречей!

Насупленно отвернулась от них.

— Да, интересная вам предстоит поездка, — заключила домовая.

— Буду надеяться, что ледяной магистр с нами не поедет, — буркнула я в ответ.

Шесть дней пролетели быстро, и вот мы всей дружной женской компанией направляемся в самую известную гостиницу Бейруны. Я с любопытством смотрела в окно многоместной кареты, которая везла нас по городу. Он был большим, ничуть не меньше Славенграда, а уж представителей каких только рас тут не было! Кроме того, здесь было очень солнечно, пахло морем и пряностями.

Мы двигались по самому центру Бейруны. На широких проспектах располагались такие важные здания, как муниципалитет, городская библиотека, филиал Совета магов, Дом дознавателей и Центральный дом со стационарными порталами. Мы проезжали мимо двухэтажных каменных особняков, прячущихся за коваными заборами и ухоженными садиками, где цвели фруктовые деревья. Из многочисленных таверн и ресторанчиков раздавались звуки музыки. Двигались мы медленно, и я с интересом отмечала, что архитектура Бейруны отличается от той, что я видела в других городах. Все здания были построены из камня светлых оттенков, а их черепичные крыши радовали глаз яркими красками, кроме того, мне запомнились небольшие балкончики с ажурными коваными перилами. В чистых окнах из хрусталя отражались солнечные блики, а еще все кругом было украшено всевозможными цветами. Растения вились по стенам, по кованым заборам, перилам балконов и лестниц. Кадки и ящики с цветами стояли у всех дверей, на всех подоконниках и балконах. Мне определенно нравился этот солнечный чистый город!

— Мам, а мы море увидим? — поинтересовалась я.

— Если захочешь, ведь завтра твой день рождения.

— Очень хочу, — умоляюще посмотрела на нее.

— И мы хотим! — разом воскликнули все сестрицы.

— Тогда мы обязательно съездим к морю, — улыбнулась маменька. — А сегодня вечером нас ждут в гостях у местного градоначальника.

— А я бы хотела узнать, где находится могила бабушки, — задумчиво проговорила Йена.

Родительницы переглянулись между собой.

— Надо подумать, — ответила тетя Ратея.

— А давайте завтра и сходим, — предложила я.

Матушка исподлобья поглядела на меня:

— Нилия, ты хочешь пойти на кладбище в свой день рождения?

— А что в этом такого? Мы же там отмечать не будем, а просто посмотрим, где похоронена наша бабушка, — беспечно отозвалась я.

— Тогда решено, завтра с утра идем на кладбище, а потом отмечаем день рождения Нилии на морском побережье.

— Хей-хо! — крикнула Лисса.

— Только вставать придется рано, чтобы успеть до жары, — объявила тетя Ирана.

Решив этот вопрос, я снова отвернулась к раскрытому окну. В воздухе витал запах приключений.

Вскоре мы выехали на большую площадь, вымощенную разноцветным камнем. Здесь на самой середине стоял самый настоящий парусник.

— Ах! — непроизвольно вырвалось у меня.

Светлый корабль со снежно-белыми парусами был просто сказочно прекрасным. Я восторженно замерла. Кузины вскочили со своих мест и приникли к обоим оконцам.

— Надо же, — удивилась тетя Ратея, — а двадцать два года назад здесь стоял дракон.

— Кто? — изумилась Латта, а я подумала: «Так вот где был мой зверь! Странно, что демоны не заметили его, ведь это самая главная — Державная — площадь Бейруны. Правда, она удалена от Центрального дома со стационарными порталами».

— Статуя дракона, — тем временем пояснила тетя, — и надо сказать, что смотрелась она не менее захватывающе, чем этот парусник.

Сестры все как одна посмотрели на меня. Я отвела взор.

Гостиница находилась сразу за площадью. Это было очень светлое и достаточно длинное трехэтажное здание, имеющее несколько обширных террас и высокие стрельчатые окна. Перед входом располагалась широкая лужайка. Я бегло осматривала окружающий пейзаж, пока наша карета двигалась по просторной подъездной аллее. И вот мои глаза широко распахнулись, ибо увидели нечто необычное.

— Пальмы! — воскликнула Латта.

Я тоже во все глаза рассматривала эти деревья — голые стволы, а наверху пучок резных листьев и охапки цветов меж ними. Между пальмами и аккуратно подстриженными в форме шаров цветущими кустами был ровный газон.

По подъездной, вымощенной ровными плитами аллее мы подъехали к белоснежному крыльцу, украшенному желтыми и розовыми цветами. Выйдя из кареты, мы шумной толпой вошли в гостиницу. Матушка и тетя Горана остались на крыльце дожидаться прибытия багажа.

Я вошла в переднюю гостиницы, которая была оформлена в светлых тонах. Кругом стояла плетеная мебель, мягкие диванчики и небольшие пальмы в высоких кадках. Нам навстречу вышла миловидная женщина.

— Светлого дня, сударыни мир Лоо’Эльтариус! Ваши комнаты уже готовы. Мы специально для вас выделили отдельное крыло.

Я безостановочно крутила головой, здесь меня интересовало все. И вот увидела, как ко мне навстречу вышел Эльлинир. Поспешила отвести взгляд, успев, однако, заметить, что эльф, как всегда, выглядит безупречно в этих светлых брюках и белоснежной рубашке. Он подошел и прикоснулся губами к моей руке.

— Моя террина, я рад вас снова видеть. Вы прекрасны!

— Благодарю, — опустила взор и присела в реверансе.

Тетушки с сестрицами тоже заметили Эльлинира и поспешили приветствовать его. Пока эльф обменивался любезностями с моими родственницами, я увидела, как по широкой лестнице, устланной светлым ковром с золотистым узором, спускаются магистры ир Бракс и мир Эсмор. Я резко отвернулась в противоположную сторону и с преувеличенным вниманием воззрилась на дверь. В гостинице двери сделаны из дерева, но в них вставлены оконца из горного хрусталя, сквозь которые в переднюю проникал яркий солнечный свет. Солнечные зайчики весело прыгали по мраморным плитам пола. Между тем за моей спиной послышался следующий разговор.

— Сударыни, знакомьтесь, — говорил Эльлинир, — это магистр ир Бракс, он один из тех, с кем нам предстоит отправиться в путь.

— Мы знакомы, — сдержанно ответила тетя Ратея, а Ирана добавила:

— Рада тебя снова видеть, Гронан. Надеюсь, ты сумеешь позаботиться о наших девочках.

— А которая из них твоя дочь, Ирана? — полюбопытствовал темный.

— У меня их двое, знакомься: это Лиссандра, а это Латта.

Позади меня раздались приветствия кузин.

— Полагаю, что в путешествие отправляется старшая? — снова спросил ир Бракс.

— Да. А кто еще будет сопровождать девочек и Ратею? — поинтересовалась тетушка-ведьма.

— Знакомьтесь, — откликнулся некромант, — это магистр мир Эсмор.

После послышался завораживающий голос ледяного нелюдя:

— Рад знакомству, шерры!

Я все еще стояла спиной ко всем, продолжая игнорировать всех мужчин, хотя нет, не всех, а только одного из них. Тетушки и кузины нестройным хором приветствовали мир Эсмора, а я убедилась, что, как и предполагали сестры, нашим загадочным проводником оказался именно тот, с кем я так опрометчиво поспешила распрощаться навеки.

— Нилия, — позвала меня тетя Ратея, — ты не желаешь познакомиться с нашим проводником?

— Мы знакомы, — угрюмо ответила я, но повернуться ко всем мне все равно пришлось.

Ир Бракс удивленно глядел на меня, Эльлинир подозрительно прищурился, а мир Эсмор насмешливо приподнял смоляную бровь. Обе тетушки недовольно косились на меня, а взгляды сестер были красноречивее любых слов.

— Вы извините, господа, я устала с дороги, — на ходу придумала я оправдание своей грубости.

— Тогда идите отдыхать, моя дорогая, — ответил эльф, — а вечером я жду вас на ужин.

Моргнула и бросила беспомощный взгляд на тетушек. Ирана произнесла:

— Вы извините, сударь мир Тоо’Ландил, но этот вечер у нас уже занят. Мы приглашены на ужин в дом местного градоначальника.

— Жаль, в таком случае я приглашаю вас, моя дорогая, отужинать со мной завтра.

Я снова моргнула, а тетя Ратея ответила:

— Сударь, к сожалению, завтра у нас состоится семейный праздник.

— Сударыни, я помню, что завтра у моей невесты день рождения. Дозволено ли мне будет посетить этот праздник?

— Вашей невестой моя дочь станет несколько позднее, а пока позвольте ей отметить этот день в кругу семьи! — К нам подошла разъяренная матушка.

Эльлинир явно собирался что-то сказать нелицеприятное, но его опередил Гронан:

— Здравствуй, Лекана!

Маменька разглядела темного, и ее лицо озарила приветливая улыбка:

— Гронан, рада тебя видеть! И мне необходимо срочно переговорить с тобой. Давай встретимся через осей в гостиничном ресторане?

— Я с удовольствием пообщаюсь с тобой, старинная подруга, — отозвался некромант.

Матушка кивнула ему и позвала нас с Тинарой наверх. Меня дважды просить было не нужно, я с радостью поспешила следом за родительницей к лестнице.

Пройдя по извилистым коридорам, мы оказались перед высокой двустворчатой дверью. Примечательным было то, что на самом верху было изображено солнце из алатырь-камня. При нашем появлении обе створки распахнулись, мы прошли в них и очутились в светлом коридоре, который выводил на балкон.

— Вы первые, поэтому выбирайте комнаты сами, — предложила нам служащая гостиницы. — Первая дверь ведет в трапезную, куда вам будут подавать еду.

Мы с сестрицей принялись исследовать комнаты. Я выбрала себе одну из них, оформленную в розово-голубых тонах. Покорило меня, что здесь был небольшой балкон с коваными перилами. С него открывался чудесный вид на сад с пальмами и разгуливающими по траве павами.

— Нилия, — в комнату вошла матушка, — отдыхай пока, скоро принесут багаж и легкие закуски. Когда перекусишь, займись делом. Разбери багаж, выбери платье на сегодняшний вечер, а заодно определись, что точно возьмешь с собой в поездку. Но не увлекайся!

Я кивнула и вышла на балкон. Ослепительно-яркое солнце освещало цветущий сад, павы горделиво расхаживали вокруг пальм, а с моря дул легкий ветерок. Вдохнула соленый морской запах, посмотрела в сверкающие небеса и поймала себя на мысли, что очень хочу увидеть Шайнера.

Вместо моего нареченного в саду показался мир Эсмор, одетый в белоснежную рубашку и черные брюки с широким поясом. Магистра окружали три жеманные девицы, беспрестанно обмахивающиеся веерами. Ледяной нелюдь что-то с улыбкой рассказывал им, попеременно целуя протянутые ручки.

— Вот уж новость! — фыркнула я и скрылась в комнате. Настроение мое отчего-то сразу испортилось.

К счастью, в комнату внесли оба моих сундука с вещами, поэтому я занялась делом. Для сегодняшнего ужина выбрала голубое платье с вышитыми незабудниками, на завтрашнее утро подобрала скромный серый наряд, а для похода к морю — легкое летнее платье. Затем отложила пару узких брюк и удлиненные туники, а еще комплект для сна. В отдельную котомку сложила путевой клубок, кое-какие снадобья, куклу-оберег и необходимые мелочи, вроде расчески и зубной щетки.

После трудов решила отдохнуть и выпить прохладный ягодный взвар с сахарным печеньем, а затем прилегла на кровать, но сон ко мне все не шел. Тогда решила прогуляться по саду. Заглянула к Тинаре; младшая дремала под шелковым балдахином, поэтому я отправилась на прогулку в гордом одиночестве.

Быстро спустившись по широкой лестнице, стремительными шагами покинула переднюю и выбежала в сад. Перед входом среди пальм прогуливался мир Эсмор, но мужчина на сей раз был один, без девиц. Вот хмар! Я поспешила обогнуть здание, а то, не дай боги, ледяному нелюдю захочется пообщаться со мной.

Двигаясь медленным шагом, забрела в дальнюю часть сада. Здесь роскошные пальмы соседствовали с сильно разросшимися кустами, на которых буйно цвели крупные ароматные цветы. Прикоснулась к одному из них. Запах, исходящий от цветка, был чуть сладковатым. Мне он понравился, а потом я узнала куст реймы. Об этом растении я часто читала в книгах и вот теперь увидела наяву. Остальные зеленые насаждения тоже весьма заинтересовали меня, и я решила обследовать сад дальше. Так, между делом, и дошла до небольшой беседки, увитой диким виноградом.

Осторожно заглянула внутрь; здесь царила приятная прохлада, а сквозь стебли растений в беседку проникали золотистые лучи. Я поймала ладошками одного из многочисленных солнечных зайчиков и поиграла с ним. Внезапно позади меня послышался слабый шорох. Резко оглянулась, и сердце замерло в груди. В дверном проеме стоял мир Эсмор. Мужчина лениво наблюдал за мной, расслабленно облокотившись о дверной косяк, тем самым перекрывая мне выход из беседки.

Я недовольно поджала губы и перевела взор на одно из растений, вьющихся по стене. Ледяной магистр молча смотрел на меня, а я ощущала себя музейным экспонатом. Из-за этого стала нервно постукивать каблуком по деревянному полу. С улицы слышалось пение птиц.

— Прекрасная шерра совсем не рада меня видеть? — послышался вкрадчивый голос мир Эсмора.

Отвечать на эту провокацию я не собиралась, с преувеличенным вниманием изучая вьющееся по стене растение.

— Шерра, у вас есть отвратительная привычка — вы смотрите куда угодно, но только не на меня, в то время как я спрашиваю вас о чем-то важном! — Бархатный голос мужчины очаровывал и требовал подчиниться соблазну.

Я продолжала нервно постукивать ножкой по полу и смотреть только на стену беседки.

— Моя дорогая, прошу вас, поговорите со мной, — с хрипотцой в голосе попросил магистр.

Удивленно вскинула голову и резко ответила:

— Не смейте называть меня так!

Мир Эсмор пакостливо ухмыльнулся:

— У меня язык не повернется назвать вас дешевой.

Я просто онемела, не зная, что ответить на это откровенное хамство. Сжала кулаки и отошла в самый дальний угол беседки. Сквозь стебли вьющихся растений с тоской посмотрела в сад. Несколько раз пришлось глубоко вдохнуть, чтобы унять охватившее меня раздражение. После повернулась к ледяному нелюдю, сделала шаг в его сторону и потребовала:

— Пропустите меня, сударь!

Мир Эсмор показательно отступил в сторону, но я недоверчиво посмотрела на него. Тогда мужчина издевательски поклонился, а я решила рискнуть и проскочить мимо него. Мне удалось дойти до самого выхода, только вот я позабыла о молниеносной реакции ледяного магистра. Выскочить из беседки мне не дали, едва я ступила на порог, как меня взяли в плен и заключили в кольцо горячих сильных рук. Разумеется, я стала вырываться, чувствуя себя птичкой в силках. Мужчина переместил свои руки с моей талии на стену так, что я по-прежнему оставалась пленницей этого загадочного ледяного нелюдя. Мой взор уткнулся в основание его шеи, туда, где пульсировала синеватая жилка. Я поймала себя на том, что хочу прикоснуться губами к этой жилке. Мысленно обругала себя и с дрожью в голосе спросила:

— Что вы себе позволяете, господин учитель?

— Вы забыли, прекрасная шерра, — горячее дыхание мир Эсмора обжигало кожу, — что с господином учителем вы распрощались в передней академии перед выпускным балом. В данный момент перед вами стоит обычный мужчина, которому нравится привлекательная девушка.

От его слов, сказанных по-прежнему с хрипотцой, по моему телу пробежали мурашки, а когда ледяной магистр нежно погладил мое запястье, все мои мысли позорно ретировались. Пока я приходила в себя, стараясь поймать сбежавшие мысли, мир Эсмор времени даром не терял. Он поднес мою руку к своим устам и нежно поцеловал запястье. Я, как завороженная, следила за ним, а затем покраснела до самых корней волос, ибо мужчина продолжил свое занятие, постепенно передвигаясь от запястья к сгибу моего локтя. Ощущение пробегающих по телу мурашек лишь усилилось.

— Опомнитесь, сударь, — поспешно отдернула руку. — У вас же есть невеста!

— Я знаю, — совершенно спокойно ответил ледяной магистр.

— А у меня есть жених, — срывающимся голосом напомнила я.

— И что с того? — хрипло прошептал мир Эсмор. — Вы ведь не любите этого эльфа, ма-шерра!

Как он меня назвал? Я вздрогнула и посмотрела на Эсмора, сразу же утонув в синем омуте его глаз с расширившимися зрачками, а затем сделала очередную попытку вернуть мужчину, а заодно и себя, к реальности.

— Сударь, да вы же мне в отцы годитесь… наверное, — выдала первое, что пришло в мою затуманенную страстью голову.

Мир Эсмора передернуло от подобного заявления. Он немного помолчал и тихо спросил:

— Милая шерра, вы видите во мне своего батюшку?

— Нет. — Теперь меня передернуло от подобного предположения, и я прикрыла рот ладошкой, проклиная свою несдержанность.

Уголки губ магистра чуть дрогнули, и спустя мгновение на его лице засияла самодовольная улыбка, а я вновь посмотрела в глаза своего бывшего учителя. Он, в свою очередь, не отводил своего взора от моего лица. Мне стало просто нестерпимо жарко от этого страстного взгляда, и я шепотом поинтересовалась:

— Сударь, что происходит с вашими глазами?

— А что с ними не так?

— Я помню, что у вас были холодные голубые глаза, но теперь они у вас темно-синие, а еще зрачки у вас бывают вертикальными, как у…

— Как у кого? — одними губами спросил ледяной магистр.

— Как у… драконов, — прерывисто произнесла я.

— М-да? — мурлыкнул он мне в ухо. — А вам это нравится, ма-шерра?

Ну вот! Опять это слово! Как в моем сне! Что же это такое творится? Сердце готово было выпрыгнуть из моей груди, я никогда еще не испытывала таких сильных чувств, поэтому всерьез решила, что окончательно сошла с ума.

Мир Эсмор пристально следил за мной и довольно улыбался. Вот уж новость! Я оттолкнула его, а мужчина неожиданно отпустил меня. Вот тогда я, подхватив подол платья, бросилась бежать прочь. Перед глазами мелькали кусты, цветы, птицы, пальмы, словно цветная карусель. В лицо дул ветер, а я бежала, позабыв обо всем на свете. Остановилась только у подъездной аллеи, выдохнула и судорожно огляделась — ледяного магистра поблизости не наблюдалось. Но я все-таки поторопилась к себе в комнату. Только там, закрыв за собой дверь и прислонившись к ней спиной, с облегчением перевела дыхание. В моей голове промелькнула мысль, что бежала я вовсе не от мужчины, а от самой себя, испугавшись своих новых, неизведанных ранее желаний. В очередной раз разозлилась на мир Эсмора. Девиц других больше не нашел и решил меня соблазнить? Ничего у него не получится!

Я решительным шагом прошла в ванную. Здесь стояла чугунная ванна на изогнутых ножках. Как пользоваться магическим краном, я уже знала, поэтому без проблем наполнила ванну прохладной водой, капнула в нее несколько капель экстракта лирлейника, а затем с наслаждением погрузилась в ароматную воду, чтобы охладить свое разгоряченное тело.

Пока расслаблялась в ванне, вспоминала Шайна. Прикоснулась к левому предплечью в том месте, где под мороком располагался обручальный узор. Представила сапфирового дракона и передала ему свое пожелание увидеться. В ответ ощутила неуверенность нареченного и легкую досаду.

Что это с ним такое? — удивилась я. Снова позвала своего дракона, представила, что обнимаю Шайна и успокаивающе поглаживаю его по грудине. В ответ почувствовала удивление и легкую досаду. Да что такое творится с моим драконом? Неужели он почувствовал, что мне понравились ласки мир Эсмора? Я помянула ледяного нелюдя недобрым словом и решила, что никогда больше не подпущу его к себе настолько близко.

Вечером принарядилась в голубое атласное платье, украшенное вышитыми незабудниками. Пока завивала волосы и повязывала в них ленту, ко мне постучались, а потом вошли все сестры.

— Где ты была? — с порога накинулась на меня Тинара. — Мы тебя разыскивали. У нас совет был.

— Сначала гуляла, — при этих словах моих щек коснулся румянец, — а потом ванну принимала.

— А-а-а, — протянула Лисса. — Теперь понятно, почему ты дверь не открывала, да и на вызовы не отвечала.

— А мы думали, ты чем-то другим занимаешься, — хихикнула Латта.

Остальные сестрицы поспешно шикнули на нее, а я подозрительно вскинулась:

— Чего это вы там напридумывали?

— Да ничего особенного, — попыталась отмахнуться Лиссандра.

— Говорите уже, раз начали!

— Мы решили, что ты с красавчиком-магистром по саду гуляешь, — выдала Латта.

— Что-о? — Я с возмущением вскочила со стула. — Да как вы могли такое подумать?

— Уж очень вы с ним выразительно переглядывались, — извиняющимся тоном ответила Йена.

— Что-о? — вновь возопила я.

— Да ладно, успокойся! Магистр и впрямь очень хорош собой, даже мне он приглянулся, — заявила Тинара.

Я даже задохнулась от этих слов.

— И это хорошо, что он с нами поедет, — решила отвлечь меня рыжая, — с ним и в Коварной Пустоши не страшно. И я уверена, что мир Эсмор без проблем доставит нас к границам Шепчущего леса.

Я шумно выдохнула и решила не продолжать разговор с сестрами.

Игнорировать их мне удалось лишь до того момента, как мы приехали в особняк градоначальника Бейруны. Едва карета остановилась у ворот, а мы покинули ее и пошли по аллее к дому, Лисса охнула и показала мне на что-то в глубине сада. Я повернулась в ту сторону и увидела статую дракона, затем Тинара дернула меня за рукав и указала в другую сторону аллеи. Там под дубравником красовалась очередная статуя дракона.

— Они тут совсем обезумели с этими статуями? — тихо спросила я.

— Ну а что ты хотела? Близость к Ранделшайну сказывается, — ответила матушка. — На севере кругом стоят статуи демонов, на юге — драконов.

Пока мы шли к крыльцу, скульптуры, изображающие драконов, попались нам еще раз пять, а на самом крыльце у основания ступеней тоже восседали два небольших каменных дракончика.

— Воспоминания еще не замучили? — на ухо мне шепнула рыжая.

— Нет, — четко ответила я.

Градоначальник Бейруны Сирус ир Илин вместе с женой встречал нас у самых дверей. Мы поздоровались с ними, а в передней нас ожидали две их дочери, наши ровесницы — Вира и Иванна, а также десятилетний сын Мирун.

За ужином царила непринужденная обстановка, а потом взрослые отправили нас прогуляться. Мы вышли в сад. На небе светила огромная желтая луна и кроваво-красный месяц. В свете магических фонарей летали большие диковинные бабочки, а в воздухе разливался пряно-соленый аромат моря и ночных цветов.

— Девочки, расскажите нам о славенградской моде, — попросила Иванна.

— Расскажем, — согласилась я, — а вы поведайте, отчего у вас в саду так много статуй драконов.

— Ну, это просто, — улыбнулась Вира. — В нашем городе уже не одно столетие живет легенда о смелой волшебнице, которая победила злого дракона и обратила его в статую.

— А подробности можно? — Я фанатично уставилась на девушку.

Мои сестрицы с горящими от любопытства глазами тоже обступили дочек градоначальника.

— Слушайте, — таинственным шепотом начала Вира. — Много веков назад жила-была великая волшебница, которую звали Мирана…

Я недоуменно нахмурилась, потому что уже где-то слышала это имя, а старшая дочка градоначальника продолжала:

— А в Ранделшайне, неподалеку от Бейруны, жил очень злой дракон. Он держал в вечном страхе всю округу, приказывая своим воинам ежедневно уносить в свои владения красивых девушек. Особенно старался исполнить приказ своего Повелителя рубиновый дракон. Никто из жителей Бейруны не осмеливался бросить вызов злым ящерам. И вот однажды красный дракон-воин похитил из отчего дома волшебницу Мирану и унес ее в чертоги Ранделшайна, к своему хозяину. Но девушка оказалась не так проста, она сделала вид, что покорилась воле злого дракона, и сумела украсть его ледяное сердце. С тех самых пор князь Ранделшайна ходил за Мираной по пятам, словно был привязан к ней невидимым поводком. Но отважная девушка не собиралась останавливаться на этом. Она решила освободить Бейруну от гнета драконов и обратила самого главного ящера в холодный камень. А затем повелела по всему нашему городу расставить статуи драконов, чтобы никто и никогда не смог расколдовать и освободить злого князя Ранделшайна!

Мы с кузинами переглянулись между собой, а мне вдруг стало обидно за своего зверя, ведь он был совсем не злой. Вспыльчивый, несдержанный, непредсказуемый, временами вредный и даже очень, но совсем не злой!

— Почему все поверили этой Миране? В других легендах сказано, что Ранделшайн был красивым городом и правил им справедливый дракон! — вскинулась я.

Дочки градоначальника удивленно посмотрели на меня, а Лисса выразительно постучала себе по лбу: мол, ты совсем сдурела.

Я выдохнула и произнесла:

— Спасибо за рассказ. Я люблю слушать разные легенды.

— Не за что! Мы сами в свое время увлекались историями про драконов. Рядом с нами находится Ранделшайн, он манит к себе неразгаданной тайной, — ответила Вира.

— Вам повезло, ведь вы совсем скоро окажетесь в этом городе, — с нотками зависти в мелодичном голосе добавила Иванна.

— Нам бы еще без проблем добраться до него, — вздохнула Йена. — Если хотите, я возьму с собой кристаллы для хранения иллюзий, а потом нарисую несколько иллюзорных картин с видами Ранделшайна.

— Хотим! — с неистовым блеском в глазах взвыли обе дочки градоначальника.

После мы поболтали о столичной моде, я описала им свое платье, в котором блистала на выпускном балу, а заодно оставила адрес мастера мир Милиниля.

В конце встречи отозвала Виру в сторонку и украдкой поинтересовалась, где у них в городе можно отыскать жилье или место под небольшой магазин. Девушка поведала мне, что на каждой площади есть стены с различными объявлениями, среди которых можно найти данные о найме и продаже домов и комнат. Вира предложила мне свою помощь в этом вопросе. Я обещала отправить ей вестника, и разошлись мы, довольные друг другом.

Во сне ожидала увидеть своего нареченного, но в пещере его не было. Я огорчилась и попыталась снова осмотреть запертые сундуки, но, потерпев неудачу, просто уснула на пушистых шкурах.

Утро встретило меня золотистыми солнечными лучами и щебетом птиц за распахнутым окном. Я сладко потянулась, а потом увидела, как утренний бодрящий ветерок, распахнув створку балконной двери, играет легкой шторой.

Накинула полупрозрачный халатик с тонким пояском и выбежала на балкон. Ступив на деревянный настил, я заметила, что на полу лежит незнакомый цветок, перевязанный синей лентой. Когда подняла растение, подробно рассмотрела его. Стебель был гладким, светло-зеленого цвета, а сам цветок — крупным, с белыми блестящими лепестками и желтой мохнатой серединкой. В целом он чем-то напоминал водяную лилию, только был крупнее. Я поднесла цветок к лицу и ощутила его нежный аромат. На ленте обнаружилась надпись, сделанная магическими чернилами. Она гласила: «С днем рождения, моя девочка!» Невольно улыбнулась: «Шайн каким-то образом узнал о моем празднике и поздравил меня!»

Затем ко мне опустился вестник от батюшки. Я раскрыла послание. Родитель сетовал, что его нет рядом со мной в день моего восемнадцатилетия. Еще папенька беспокоился обо мне, желал скорейшего возвращения из путешествия и надеялся, что наш поход будет успешным. Я снова улыбнулась.

Спустя лирну в комнату вбежала Тинара. У сестрицы в руках была коробка.

— Не удержалась! С днем рождения! — Младшая протянула мне подарок.

В коробке лежала шаль из тончайшего пуха. Мягкая, теплая, но в то же время легкая и воздушная. Я с благодарностью обняла сестру. После ко мне в комнату прошмыгнула Латта. Младшая кузина тоже пришла не с пустыми руками. Она подарила вязаную тунику.

— Держи! Пригодится в вашем путешествии. За седмицу связала!

— Спасибо, — улыбнулась младшим.

Не успела я одеться, как ко мне ввалились Лисса и Йена с букетами ромашек.

— С днем рождения! — Кузины бросились обнимать меня. — Держи! Мы специально с утра на рынок ездили!

— Спасибо! — Я, радостная и потрясенная, обнималась то с одной сестрой, то с другой.

Потом Тинара заметила необычный цветок, который стоял в вазе на комоде. Ленту я успела спрятать.

— Это что? — спросила сестрица, указывая на него.

— Это, — я загадочно улыбнулась, — Шайн подарил.

— Как? — выдохнули все девчонки разом.

Рассказала им, как обнаружила цветок утром. Сестрицы подивились и дружно потребовали предъявить им ленту для осмотра. Впечатлились!

Я сбежала в ванную, а когда выходила из нее, услышала следующее:

— Мы хотели сбегать на рынок по-тихому, — рассказывала Лиссандра, — но внизу нам повстречались ир Бракс и мир Эсмор. Они собирались в путь…

— В путь? — удивилась я.

— Ага, — внимательно посмотрела на меня рыжая. — Магистры отправились в Висдаль, чтобы купить дополнительное снаряжение, которое пригодится нам в пути.

— Так что радуйся, Нилия, — хихикнула Йена. — Мир Эсмор сделал тебе подарок ко дню рождения! Его не будет на твоем празднике!

— Очень смешно, — насупилась я, однако в душе поселилась какая-то неясная тревога.

— Ну так вот, — продолжала Лисса, — когда магистры увидели нас внизу, то спросили, куда это мы направляемся, а потом отругали нас: мол, это вам не Западное Крыло, нечего по большому городу разгуливать без сопровождения.

— И что? — нетерпеливо прервала Латта.

— Я и рассказываю, не перебивай! В общем, за цветами для Нилии нас сопровождал мир Эсмор. И знаешь, Нилия, он вовсе не ледяной магистр, как ты его называешь.

— Да-да, — подтвердила Йена, — он заботливый и очень веселый.

— Кто? — безмерно удивилась я. — Мир Эсмор? Веселый?

— Да, — кивнула иллюзионистка. — Он не дал нам скучать по пути. Напомнил о необходимых заклинаниях и правилах безопасности в дороге, а еще успокоил, что все будет хорошо. И сделал это очень деликатно.

Я с сомнением переводила взор с Лиссы на Йену, а последняя продолжала:

— Еще он обещал Лиссандре, что с этого года практике боевой магии их будет обучать настоящая демоница.

— Кто? — округлила я глаза.

— Демоница! — подтвердила Лисса. — Арриен сказал, что лично просил свою знакомую дуайгару обучать студенток нашей академии. Кстати, он сказал нам, что во время путешествия мы можем звать его по имени, без всяких титулов. Вот! Правда он замечательный?

Я внимательно посмотрела на рыжую и поинтересовалась:

— Уж не влюбилась ли ты в него?

— Нет, конечно, — фыркнула Лиссандра. — Я не стану отбивать возлюбленного у своей сестры!

Я вскинулась, но ответить ничего не успела, так как Лисса с нескрываемым ехидством произнесла:

— Он передавал тебе свои пламенные поздравления!

— Вот так и сказал — пламенные. — Йена выделила это слово и пристально посмотрела на меня.

— У вас любовь? — напрямик спросила Латта.

Тут уж я не выдержала:

— Да какая к хмару любовь? Я Корина люблю! А еще у меня есть Шайнер! А мир Эсмора я ненавижу! Слышите? Ненавижу!

— Ну ненавидишь так ненавидишь, незачем так громко кричать, — спокойно ответила Тинара. — Пошли лучше в трапезную, позавтракаем и поедем на кладбище.

Спустя какое-то время мы вышли из кареты, и я очень удивилась, ибо все погосты, которые мне довелось видеть ранее, отличались от того, что предстало моему взору здесь. За высокой кованой оградой, увитой эльфийским вьюном, шумел лиственный лес. Перед воротами и сразу за ними буйно разрослись цветы офиры.

Мы вошли в это царство вечного сна, и деревья-исполины обступили нас со всех сторон. Под ногами стелились узкие дорожки, выложенные темными мозаичными плитами. Солнце практически не проникало сюда через пышные древесные кроны, поэтому на могучих стволах были развешаны светло-голубые магические фонари.

— Да уж, — шепнула рыжая, — а я поначалу подивилась, отчего это нам велели взять с собой шерстяные накидки.

Я кивнула, соглашаясь с кузиной, ибо за воротами было достаточно прохладно. Среди буйной растительности то тут, то там располагались белокаменные склепы.

— А где склеп бабушки? — тихо спросила Тинара.

— Не склеп, а усыпальница. В Бейруне это строение называется именно так, — вполголоса ответила ей маменька.

Дальнейший путь продолжали в молчании, продвигаясь друг за другом по узким дорожкам. Вскоре я поняла, что мы поднялись на небольшой холм, а после разглядела темную сланцевую крышу храма Зеста. Когда мы вышли к самому святилищу, я подивилась мастерству неведомых строителей. Здание выглядело очень основательно с этими мощными колоннами, крепкими стенами, узкими проемами окон и высоким крыльцом. Но в то же время в архитектуре храма присутствовало и изящество. На каменных стенах были выложены мозаичные рисунки из камней темных тонов — оникса, агата, обсидиана, гематита, мориона и других.

На площадке перед храмом стояла статуя Зеста, выполненная из темного мрамора. Здесь хозяин подземного мира был изображен таким, каким он предстал передо мной на Темном Посвящении: суровым, мрачным, хищным и жестоким правителем. На голове Зеста красовалась корона в форме человеческого черепа, а в его руке находился жезл с крупным самоцветом.

Глядя на статую, Йена вздрогнула и стала нервно озираться по сторонам.

— Надо бы зайти в храм, — объявила тетя Ирана.

— Я вас тут подожду, — поспешно ответила разноглазка.

Родительницы с недоумением посмотрели на нее, и Йена с извиняющейся улыбкой сочинила:

— У меня что-то голова разболелась.

Мы настаивать не стали, по мраморным черным с белыми вкраплениями ступеням поднялись на высокое крыльцо храма. Внутри царила тишина, горели темные свечи, а по стенам между изысканными барельефами висели венки из цветов офиры. В центре зала находилась еще одна скульптура Зеста. Здесь хозяин подземного мира был изображен с мечом в вытянутой руке. Одет мужчина был в кольчугу, а на голове красовалась все та же пугающая корона.

«На мой взгляд, — невольно подумала я, — без нее Зест смотрится гораздо симпатичнее».

«Вы правда так думаете, маленькая госпожа?» — раздался в моей голове насмешливый голос.

«Ой! — заозиралась по сторонам, потом поклонилась статуе. — Здравствуйте!»

«Приветствую вас в своей обители, маленькая госпожа! Понравился ли вам мой подарок?»

«Если вы про туфли, то очень понравились. — Я призадумалась, вспомнила про кубок и невольно зарделась. — А вот кубок… Ну да, он мне тоже понравился… в целом».

«Вы что-нибудь смогли понять из своего сна, маленькая госпожа?»

«Э-э-э… мм…» — прикусила я губу, а Зест рассмеялся.

«Наверное, я кажусь вам совсем скудоумной, сударь?» — тихо предположила я.

«Нет, — опроверг меня собеседник, — я понимаю, что вам неизвестен один немаловажный факт. К сожалению, сказать напрямую о нем я вам не могу. Братец потребовал от меня клятву, что я больше не стану вмешиваться в дела его подопечного. Впрочем, у меня есть чем вас порадовать: скоро вы сами все узнаете!»

«Спасибо», — задумчиво поблагодарила я.

«Не за что. Вы забавная, мне интересно наблюдать за вашей жизнью».

Я поморщилась, а Зест снова рассмеялся:

«Не обижайтесь, маленькая госпожа. Нам, богам, порой бывает очень скучно, вот мы и ищем себе новые развлечения… Но давайте оставим эту тему. У вас сегодня день рождения. Что бы вы хотели получить от меня в подарок?»

Сразу вспомнила про Йену, но мой собеседник, читающий мысли, тут же изрек:

«Нет! О вашей сестре мы говорить не будем! Я даю ей время все обдумать. О большем пусть не просит, но и бояться меня ей тоже не следует».

«Ну, тогда придумайте для меня подарок сами!»

«Кхм, хорошо… Артефактов у вас предостаточно, но я подарю вам еще один, только не теперь, а позднее, когда вы захотите спрятаться от своего нареченного. Я предполагаю, что вы захотите сделать это».

«Вы знаете мое будущее? А как же ваша клятва?»

«Маленькая госпожа, любую клятву можно обойти, если знать, как правильно это сделать. Будущее туманно, но ваш дракон существо слишком предсказуемое, а значит, он любыми способами станет добиваться своего. В то же время, зная вас, я могу предположить, что вы будете сопротивляться. Тогда и пригодится мой подарок. Запомните, когда вам понадобится моя помощь, просто придите в мой храм, а я решу, как передать вам свой подарок. Согласны?»

«Согласна».

«Вот и славно! Тогда до встречи, маленькая госпожа!»

«До встречи, сударь».

Тут я отвела взор от статуи и заметила, что матушка слишком уж пристально смотрит на меня. Я нерешительно улыбнулась ей. Родительница покачала головой в ответ.

Огляделась по сторонам и заметила, что тетя Горана о чем-то беседует с одним из жрецов, видимо, Йена все-таки рассказала своей маменьке о предложении Зеста.

Когда мы дошли до бабушкиной усыпальницы, увидели, что это миниатюрный беломраморный замок с тремя точеными башнями.

— Какая роскошь, — подивилась Лиссандра.

— Это не мы придумали, а загадочный поклонник вашей бабушки, — поведала тетя Ирана.

— И как мы недавно узнали, им был Повелитель дуайгаров, — заметила маменька.

— И он может позволить себе подобную роскошь, — добавила тетя Горана.

— Да уж точно не обеднеет! — хмыкнула тетушка Ратея.

Мы прошли внутрь усыпальницы. Здесь было особенно холодно и царила мертвая тишина, даже мелких насекомых не было у узких стрельчатых окошек. Посередине украшенного позолоченными узорами и изящными барельефами зала лежала каменная плита, а на ней стояла статуя, изображающая бабушку в годы юности. Отважная боевая магичка с мечом в руке, выполненная в светло-сером камне, предстала нашим взорам.

Родительницы подошли к могиле своей матушки, с ними была и тетя Ратея. Все они опустились на колени, знаком повелев нам присоединиться к ним. Я встала на колени на твердый мраморный пол. Все закрыли глаза. Я тоже прикрыла очи и решила мысленно поздороваться: «Здравствуй, бабушка! Это я, твоя внучка Нилия!»

Больше не знала, о чем нужно говорить. Открыла глаза, — на меня поглядывала Латта. Теперь мы вместе с ней стали оглядываться по сторонам. И в разгар этого скучного занятия ко мне в руки опустился вестник от семейства ир Корардов, а следом за ним еще один, от Эльлинира. Послание эльфа гласило: «Дорогая моя террина, поздравляю вас с днем рождения! Сегодня вам исполняется восемнадцать лет, и это значит, что в этом году мы сможем обручиться. Я буду надеяться, что за время нашего путешествия вы сможете лучше узнать меня, и я буду верить, что между нами возникнут теплые чувства. А пока пусть эти цветы напомнят вам обо мне. Ваш Эльлинир мир Тоо’Ландил».

— Какие цветы? — вслух удивилась я.

— Розарусы серебристые, — недовольно ответила матушка. — Эльф прямо с раннего утра прислал, а я их служанкам отдала.

— А-а-а…

— Ты расстроилась?

— Нет.

— Вот и славно.

Я спорить не стала, тем более что ко мне снова опустился вестник. Он был от Нелики и Дарина. Друзья поздравляли меня с днем рождения и желали поскорее найти свою любовь.

Пока добирались до гостиницы, я получила вестники с поздравлениями от всех остальных друзей, а также от Тарниона, Демьяна ир Корарда и даже архимага.

В гостиницу влетела как на крыльях — все те, кто был мне дорог, тоже не забыли про меня. Особенно сильно волновался Андер, а Тарнион признавался в вечной любви. И откуда только демон прознал о моем дне рождения?

Поднимаясь по лестнице, догнала и подхватила под локоток Йену.

— Я разговаривала в храме с Зестом. Он сообщил, что дает тебе время подумать, и просил, чтобы ты его не боялась.

— Да что тут думать? — в сердцах ответила блондинка. — Я никого, кроме Эльлинира, не сумею полюбить! Эльф — единственный мужчина в моей жизни.

— Вот и займись его обольщением во время нашего путешествия, — запросто предложила я.

— В таком случае ты тоже не стесняйся и покажи свои чувства Арриену, — в упор поглядела на меня кузина.

— Да нет у меня никаких чувств к этому ледяному нелюдю!

— Хоть себе не ври! — Йена недовольно поджала пухлые губки и быстро направилась прочь от меня.

— Я и не вру! — запальчиво сообщила я ей в спину.

На обед к столу подали великое множество разнообразных блюд. Я еще подивилась — куда нам столько? Были здесь и зеленые щи, и уха из морской рыбы, и запеченная с творогом каша, и рябчики со сливами, и гуси с пшеном, и жареная рыба в окружении запеченного картофеля. В качестве напитков нам предложили травяной взвар, квас или мед. В общем, выбор был у нас большой. Мы с кузинами ели немного и время от времени поторапливали родительниц — нас манило море.

Отобедав, отправились на побережье. В карете тетя Ратея сказала:

— Гронан и наш проводник сегодня отправились в Висдаль, а послезавтра в городок прибудем и мы. Темный и мир Эсмор будут ждать нас в небольшой таверне на окраине.

— Мир Эсмор? — удивилась матушка.

— Да, наш проводник. Ты с ним разве не знакома? — еще больше изумилась тетушка Ирана.

— Не до этого было. Но Гронан сказал, что ручается за него, а ир Браксу я доверяю.

Карета остановилась на узкой улочке, которая вела к гавани. Жаркое солнце нещадно припекало, раскаляя камни мостовых, но свежий морской бриз дарил приятную прохладу, а внизу плескалось море. Мы с кузинами, стоя на верхушке холма, дружно заахали. Море! Моя мечта сбылась! Я жадно смотрела на это чудесное творение богов. Вода переливалась в солнечных лучах всеми оттенками синего и зеленого. У берега, где стояли корабли, море было темно-зеленым, удаляясь от пристани, оно постепенно становилось бирюзовым, а вдали вода казалась темно-синей.

Следом за родительницами мы спустились по длинной лестнице вниз. К многолюдной пристани мы не пошли, да и идущий с той стороны запах мне не понравился, там пахло рыбой. Мы прошли по деревянному настилу в другую сторону. Навстречу попадались нарядно одетые барышни под руку с кавалерами. Степенные матери семейств со своими мужьями чинно прохаживались вдоль берега, зорко поглядывая на детей. Между ними шустро сновали загорелые моряки, смуглые зилийцы сверкали белозубыми улыбками, а уж представителей других рас в таком количестве я видела впервые. Кроме того, весь берег был просто усыпан мелкими ресторанчиками, где стояли беседки, увитые вьющимися растениями, а в более мелких тавернах столики под навесами стояли прямо на песке.

Идти приходилось медленно, но посмотреть было на что. Так мы добрались до таблички, надпись на которой гласила: «Девичий пляж». Поднявшись на холм, мы увидели внизу небольшую уютную бухту в окружении крутых скал. По очередной деревянной лестнице мы спустились вниз. Здесь было царство женщин всех возрастов. Молодые девицы в простых длинных рубахах плескались в лазурном море, барыни возлежали на легких креслах под зонтиками и лениво обмахивались веерами. Миловидные служанки подавали прохладительные напитки.

Чуть поодаль стояли небольшие домики. Матушка указала мне на мою котомку.

— Идите и переодевайтесь, потом можете окунуться в море. Мы будем на берегу.

Мы с радостью бросились к домикам и, быстро облачившись в длинные белые сорочки, с визгом бросились в воду. Море у берега было прозрачным, солнечные блики весело перепрыгивали с камушка на камушек, озаряя их своим ярким светом. Мы бегали, плескались, брызгались, веселились.

— Я нашла ракушку! — торжествующе выкрикнула Тинара, вынимая из воды розовую раковину.

— Ой, фу, — скривилась Латта. — Там кто-то сидит!

Мы обступили сестрицу, рассматривая ракушку, и обнаружили, что в ее завитках прячется моллюск.

— Можно высушить раковину на солнышке, моллюск сам выпадет из нее, — с равнодушным видом посоветовала Лисса. — Я читала об этом в книгах.

Тинара немного подумала и бросила ракушку обратно в морские волны.

Вдоволь накупавшись, мы пили фруктовый взвар из запотевших хрустальных бокалов. Заодно я принимала поздравления от всех своих родственниц.

День рождения отметила очень хорошо. Вернулась в гостиницу усталая, но весьма довольная. Даже ожидающий под дверью Эльлинир с букетом розарусов не испортил моего настроения.

Перед сном написала Андеру вестника, где рассказала о море и Бейруне. Друг меня поймет!

Засыпала я счастливая, а во сне оказалась на ромашковом лугу, залитом ярким утренним солнцем, которое заставляло каждую капельку росы на цветах искриться и переливаться всеми цветами радуги. Посреди этого радужного великолепия возлежал мой дракон.

Я улыбнулась и подбежала к нему. Прижалась к горячему боку и прошептала:

— Спасибо! Но откуда вы узнали, что я люблю ромашки?

— Пус-сть это будет моим маленьким с-секр-р-ретом! — улыбнулся Шайнер. — С днем р-рождения, моя девочка! — Зверь лизнул меня в щеку.

— Спасибо за утренний подарок, господин Шайн! — поблагодарила я. — А что это был за цветок?

— Это др-р-раконья с-слеза! Цветок с Торр-Гарра!

— Красивый, а где именно он растет?

— Раньш-ше в лес-сах, а тепер-р-рь только в замковом с-саду, котор-р-рый находитс-ся под куполом!

— О! И вы ради меня летали на Торр-Гарр? — изумилась я.

— Я хотел пор-р-радовать с-свою девочку. — Дракон снова лизнул меня в щеку, а я прижалась к нему.

— А как вам удалось доставить его мне в гостиницу?

— Пус-сть это тоже останетс-ся моим маленьким с-секр-р-ретом!

— Как же много у вас секретов, господин Шайн, — озадачилась я.

— Да! Я такой! — ухмыльнулся он в ответ.

— Мне будет позволено узнать хоть один из них? — лукаво улыбнувшись, полюбопытствовала я.

— Хоть вс-се, ес-сли хорош-шо попросиш-шь! Но это пос-сле, а в данный момент я хочу услыш-шать о твоей поездке.

— Что вам рассказать? С нами идут Эльлинир, Гронан и ледяной нелюдь. — Произнося последние слова, я непроизвольно скривилась.

Дракон пристально поглядел на меня, а я с недовольным видом подтвердила:

— Угу! Он тоже едет! Придется терпеть его присутствие во время путешествия.

— Хм…

— Переживу как-нибудь, ведь вы будете рядом. — Я снова обняла своего невероятного зверя.

Он уткнулся носом в мою макушку и вздохнул.

— Что? Вы чем-то расстроены? — испугалась я.

Шайнер молчал. Тогда я посмотрела на него. Дракон с тоской глядел на меня пронзительно-синими глазами.

— Что? Вы не пойдете следом за мной?

— Пойду. Только я не с-смогу подойти к тебе, да и в с-сны пр-р-риходить не с-смогу.

— Жаль…

— Ты главное помни одно: я р-рядом, что бы ни с-случилось!

Я счастливо улыбнулась и предложила:

— Полетаем?

— Тебе вс-се дозволено! — Зверь подставил мне свое крыло в качестве опоры.

Не теряя ни ирны, я взгромоздилась на него, и мы взлетели над ромашковым лугом.

Оглавление

Из серии: К чему приводят девицу…

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги К чему приводят девицу… Объятия дракона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я