К чему приводят девицу… Дивные сны

Анна Рассохина, 2016

Боги управляют Омуром, вершат судьбы его жителей. Вот и обручили приличную девицу Нилию с драконом то ли по своей прихоти, то ли в назидание, то ли еще зачем. И теперь корит себя главная героиня за то, что угораздило ее одной зимней ночью попросить романтики у богини удачи. С некоторых пор этой самой романтики в ее жизни хоть отбавляй! То эльф замуж позовет, то демон в любви признается, то дракон во сне явится, то некромант на свой праздник пригласит, а на торжестве этом девица познакомится с одним из богов. Сама же девушка мечтает о новом учителе, который прибыл в их академию по просьбе самого государя. Хорош новый боевой маг, вот только не человек он… а кто? Как во всем этом разобраться юному созданию?

Оглавление

Из серии: К чему приводят девицу…

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги К чему приводят девицу… Дивные сны предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Медленным шагом я поднялась в свою комнату. Да, все-таки не зря я вернулась домой! Здесь все свое, родное…

Поставила на подоконник горшок с цветущей овощной ягодой, улыбнулась. Обняла подушку и тихонько всхлипнула.

В комнату вошла матушка.

— Милая моя, что произошло? — спросила она.

Я покачала головой, чувствуя, что вот-вот разрыдаюсь. Маменька обняла меня. Постепенно я успокоилась в объятиях родительницы и решила поведать:

— Мам, меня Эльлинир поцеловал.

— Да как он… — Матушка вскочила, шумно выдохнула и повернулась в мою сторону.

— Только не говори мне, что половина девиц в Норуссии без любви выходит замуж! — запальчиво проговорила я.

Маменька с грустным видом покачала головой, а потом снова меня обняла.

— Не переживай! Я что-нибудь придумаю! Замуж за этого эльфа ты не выйдешь! — эмоционально пообещала она.

Я кивнула, а про себя подумала. Угу! Не выйду я за этого эльфа, но это потому, что я уже обручена с драконом!

Вечером ко мне в комнату проскользнула Тинара.

— Не спишь еще? — спросила сестрица.

Я похлопала рукой по кровати, приглашая младшую присесть.

— Рассказывай, ты отчего такая пасмурная? — осведомилась она.

— Расскажу обязательно, но сначала ты мне скажи, снится ли тебе еще оборотень?

— Нет, — со вздохом ответила сестра.

— Хвала богам! — возрадовалась я.

Тинара как-то неопределенно пожала плечами в ответ. Я подозрительно поинтересовалась:

— Ты предание про оборотней внимательно прочитала?

— Прочитала…

— И в чем тогда дело?

— Ругаться будешь! — насупилась младшая.

— Да говори уже!

— Мне плохо без него…

— Что-о-о? — не поверила я ее словам.

— Ну вот как тебе объяснить?! Не то чтобы совсем плохо, но грустно и скучно! Мне не хватает наших с ним пробежек при лунах по широкой сверкающей снежной равнине, — с тоской в глазах поведала сестра.

— Ничего страшного, — попробовала утешить ее я. — Потерпи еще два года, а там тебя ждет академия. В ней скучать не дадут! Поверь мне!

— Так этого еще дождаться нужно…

— Дождешься. Найдем вам с Латтой занятие.

— Это какое? — поморщилась Тинара. — Приданое шить?

— Смотрящих искать, — пожала я плечами.

— Мы вас ждали.

— Ну вот и займемся этим! — радостно воскликнула я.

— А еще? — настаивала на своем младшая.

— Еще? — Я призадумалась. — Сокровища можете поискать…

— Глупо…

— Почему глупо? Ты знаешь, что у нас на чердаке много лет пылился сам Светлогор?!

— Ну знаю и что дальше? — с сомнением посмотрела на меня Тинара.

— Ты знала, что меч этот живой?!

— Это как живой? — удивилась сестрица, и в ее глазах зажглись огоньки интереса.

Я довольно улыбнулась:

— Слушай…

Я пересказала младшей все, что узнала о Светлогоре, а затем поведала ей все, что случилось во время ритуала передачи меча Андеру. Тинара слушала меня очень внимательно, не перебивая, затаив дыхание. В конце она выдохнула:

— Это невероятно!

— Вот! А ты говоришь, глупо!

— Думаешь, у нас на чердаке еще что-нибудь подобное хранится?

— Не знаю… Да и в бывшем имении, помимо Смотрящих, есть что поискать. Там много легендарных украшений осталось. Помнишь, два года назад в руинах лазоревый гарнитур нашли?

— Ага! А закатный остался!

— И рассветный тоже так никто и не нашел! Вдруг вам повезет?

— Думаю, что ты права, — серьезно призадумалась сестра.

— Если заскучаете, то это неплохое занятие для того, чтобы разлечься.

— Почему бы нам прямо завтра не прогуляться до имения?

— Я не против, — ретиво закивала я, радуясь возможности отвлечься.

— Вот и славно!

Мы немного помолчали, сестрица поудобнее устроилась на кровати, а затем полюбопытствовала:

— Ты чего матушке такое рассказала, что она весь вечер ходила задумчивая и невеселая?

— Я поведала ей о том, что Эльлинир меня поцеловал.

— И?..

— Что — и? Мне не понравилось!

— Ни капельки? — хитро прищурилась Тинара.

— Совершенно! — отрезала я. — Мне нравится, когда меня Корин целует!

— О! А что у вас с ним? Вы после Астрамеаля виделись?

— Виделись, — вздохнула я. — Только никакого толку от этих свиданий не было! Мы ругались, мирились, потом снова ругались, а под конец вынуждены были расстаться!

— Ой-ей!

— Вот так вот! Его родители в Эртар учиться отправили вместе с Орином, а Корин не стал спорить с семейством!

— Дела-а…

— Погоди! Ты еще главного не знаешь! Я с драконом обручилась!

Сестрица моргнула, а затем как-то уж очень подозрительно посмотрела на меня. Я ответила ей:

— Да! У меня даже узор первого обручения остался! Только он скрыт под мороком.

— Йена иллюзию создавала? — пристально изучая меня, спросила младшая.

— Да.

— Мм… Давай попробую снять.

— Думаешь, сможешь?

— Попытаюсь! Это же чары кузины, а не чужого мага!

— Давай, — слегка повела я плечиком и закатала левый рукав на ночной сорочке.

Сестрица сосредоточилась, даже кончик языка от усердия показался. Спустя пару лирн морок с узора спал.

— Ух! Умаялась! — выдохнула Тинара, а затем ее глаза удивленно расширились, сестра изумленно взирала на обручальный узор. — Ой-ей! Нилия, расскажи!

Я незамедлительно поведала младшей историю, приключившуюся на балу. Она задумалась, а потом изрекла:

— Будем надеяться, что дракон где-то затаился, а не ищет тебя.

— На это я и рассчитываю!

— Но на всякий случай я тебе посоветую прикупить такой же амулет, что есть и у меня.

— Думаешь?

— На всякий случай!

Я согласилась с сестрой и кивнула.

Утром меня разбудила Леля.

— Вставай, соня! Солнце уже давно взошло! Сестры тебя ждут. В имение собираются!

— Я что? Спала дольше всех?

— Ты и Тинара. Остальные уже завтракать в трапезную спустились.

— Ого! Действительно, что-то я припозднилась!

— Поторопись! — посоветовала домовая.

Я вылезла из кровати, а Леля открыла шкаф, чтобы достать платье для меня. Внезапно она резко оглянулась и хотела о чем-то спросить, но взор домовой упал на мое левое предплечье, и она осеклась на полуслове. Ее глаза удивленно сверкнули. Я поморщилась, поглядела на узор и с досадой вспомнила, что вчера мы с сестрой забыли прикрыть рисунок мороком.

— Что это? — Домовая подошла ко мне и указала на венчальный узор.

— Никому не скажешь? — с недовольным лицом осведомилась я.

— Да когда я рассказывала о ваших проделках? — вознегодовала она.

Я в очередной раз поведала историю своего первого обручения. Рассказывала долго, и в дверной щелке показалось любопытное личико Латты.

— Нилия, ты уже проснулась? — тихо поинтересовалась младшая кузина.

— Да. Собираюсь идти на улицу.

— Я тебе завтрак принесла.

— Благодарю.

— Ой! А ты чего платье с рукавами надела? На улице жарища, уже с утра солнышко припекает! — сообщила Латта, удивленно поглядывая на мой наряд.

Я страдальчески закатила глаза, переглянулась с Лелей и закатила рукав платья.

— Эльф! — поразилась кузина.

— Нет. Дракон!

— Кто?

Я шумно выдохнула. На помощь пришла Леля:

— Давай я расскажу все, что поняла из твоего повествования, а ты пока завтракай, иначе и после полудня никуда не выйдете!

Конечно же вышли из терема мы только после полудня. Пока Йена вновь наводила на мой узор морок, пока мы все вместе обсудили произошедшее, подошло время обеда. Наскоро проглотив холодник, мы поспешили к имению. С нами отправили воинов и тетушку Ратею. Мы обрадовались последнему.

Вышли за ворота Западного Крыла — дорога светлой лентой петляла впереди, пробираясь между лесом и лугом. Солнце нещадно припекало, слепило глаза, заставляя прищуриваться. В траве стрекотали кузнечики, легкий ветерок пробегал по верхушкам луговых цветов: белых, голубых, розовых, сиреневых, желтых, отчего казалось, что по лугу разбегаются разноцветные волны.

Когда свернули на тропу, ведущую к заброшенному имению, то все вздохнули с облегчением. Пышные раскидистые кроны деревьев скрывали жаркие солнечные лучи, давая свежую тень. Вокруг звенели птичьи голоса, а в вышине тихо шелестели листья. Под ногами мягко стелился ковер нежной зеленой травы. Лучи, пробивающиеся сквозь кроны, рассыпались на земле тысячами солнечных зайчиков, которые весело прыгали между деревьев. Я вздохнула полной грудью, сердце восхищенно замерло. Я дома! А впереди еще целых три месяца каникул! Счастливо улыбнулась этому летнему дню.

Ко мне подошла Латта.

— Слушай, меня до сих пор оторопь берет от этой истории с драконом!

— А! — небрежно отмахнулась я. — Этот зверь меня не найдет! Если же он посмеет показаться мне на глаза, то Андер ему голову отрубит!

— Мм… — засомневалась младшая кузина.

— Все хорошо! — беспечно улыбнулась я и продолжила со счастливым видом обозревать окрестности.

Вскоре мы дошли до ворот старого имения. Два столба, а за ними заросшая пустошь — вот и все, что осталось от родового гнезда. Столбы были очень старые, изъеденные временем и жуками. Но они по-прежнему гордо возвышались над развалинами старой усадьбы.

Вспомнив свои ощущения, которые пришли ко мне ночью «й», когда мы проходили через ворота, я внимательно оглядела сначала один столб, затем другой. Ничего необычного не обнаружила, хотя в голове у меня уже мелькнула мысль, что эти столбы и есть Смотрящие, которых нам велено отыскать.

В имении разошлись в разные стороны. Йена, захватив с собой предметы, необходимые для рисования, отправилась к тому, что осталось от старого терема. Я пошла следом за ней, а остальные разбрелись по округе — искать семейные сокровища, а заодно и Смотрящих.

Мы с иллюзионисткой прошли вглубь усадьбы, туда, где белели камни старого фундамента. Воины помогли кузине поставить этюдник и, откланявшись, удалились на некоторое расстояние от нас, чтобы не мешать. Впрочем, отошли наши охранники не слишком далеко и внимательно оглядывали окрестности.

— Вот нарисую пейзаж и повешу его в нашей комнате в общежитии, чтобы в любое время мы могли видеть родовое гнездо, — поделилась своими планами Йена.

Я согласилась с ней и, чтобы не мешать нашей художнице, расположилась чуть дальше на мягкой траве. С собой у меня был эльфийский роман, тот самый, который подарила мне зимой Тинара. Я так и не успела дочитать его до конца на зимних каникулах и решила сделать это теперь, так как моя душа отчаянно требовала романтики. Очень хотелось, чтобы явился сильный и смелый воин и спас меня от свирепого дракона.

Открыла книгу на том самом месте, где лежала ажурная бумажная закладка. Называлось сие произведение «Мой возлюбленный пират». Главная героиня — молодая девушка из знатного рода по имени Лирра отправилась вместе со своей тетушкой на остров Зеланд, находящийся в Солнечном океане. По пути на их корабль напали пираты. Лирру похитили и привели к главарю — капитану Виллю мир Керну по прозвищу Морской Ястреб. Как и положено в романах, пиратский капитан был широкоплеч, силен, неотразим и излишне самоуверен. Лирру заперли в одной из кают, а ее родителям отправили требование о выкупе. Смелая и отважная девица сбежала от пиратов в первом же порту. Коим оказался город в Зилии Рейос.

Далее были описаны в подробностях те два дня, что Лирра провела в Зилии. Там девушка нашла друзей и, переодевшись мальчишкой, нанялась на торговый корабль юнгой. Это она сделала для того, чтобы вернуться в Норуссию.

Но эльфийский роман не был бы таковым, если бы корабль, на котором оказалась Лирра, вновь не подвергся нападению пиратов во главе с Морским Ястребом. Вот как раз на этом самом моменте я и прекратила сие увлекательное чтиво. С интересом продолжила читать дальше и выяснила, что пиратский капитан узнал Лирру даже в костюме юнги и вернул на свой корабль, где запер девушку в своей каюте, и, что уж совсем неприлично, сам остался там же.

Я призадумалась и внезапно боковым зрением заметила какое-то движение сбоку от себя. Резко повернулась, но ничего необычного не увидела. В вышине пели птицы, в небесах сияло солнце, легкий ветерок покачивал кусты и траву, Йена сосредоточенно рисовала, а воины бродили неподалеку.

Я снова уткнулась в книгу. События развивались с потрясающей скоростью. Морской Ястреб и Лирра спорили. Строптивая девица решила соблазнить пирата и сдать его дознавателям, а мужественный капитан решил сделать Лирру своей женой. Героиня романа, принарядившись, вовсю завлекала морского разбойника. Я с интересом вчиталась в следующие строки: «Поцелуйте же меня, мой капитан!» — с придыханием произнесла она и призывно провела языком по губам».

Ого! — удивилась я. Это как? Что значит призывно? Я облизала губы. Мм… нет! Наверно, не так! Надо попробовать перед зеркалом.

Воровато огляделась и достала из котомки небольшое зеркальце. М-да! Призывно облизать губы, оказывается, не так и просто! И Нелика все-таки права, читая эльфийские романы, можно запросто научиться искусству соблазнения мужчин. Нужно всего лишь слегка провести по губам кончиком языка, и все.

Довольная собой, я принялась читать дальше: «Морской Ястреб со стоном припал к ее губам и стал жадно их пить». (А это как?) Я вновь перевела взор — и снова увидела, как сбоку от меня промелькнуло светлое пятно. Недоуменно огляделась по сторонам. Вокруг никаких изменений не произошло. Я пожала плечами и продолжила изучать эльфийский роман. «Девушка обняла мужчину и растворилась в его поцелуе». И так бывает?! «Разбойник ласкающим движением провел по ее позвоночнику одной рукой, в то время как другая его рука исследовала шнуровку ее платья». (Мм… а это для чего?!)

В этот самый миг краем глаза вновь заметила что-то светлое, но я продолжила читать дальше: «Лирра запустила пальчики в его роскошную шевелюру, погладила шелковистые пряди. Мужчина хрипло застонал, а затем еще сильнее прижал ее к себе, и девушка ощутила всю силу его желания». Что она ощутила?! Это еще что такое?!

Я всерьез задумалась. Сила его желания… мм… Что за скрытый смысл заключен в этой фразе? Разве такое возможно?

С досадой прикусила губу и продолжила рассуждать про себя. Может, Андер сможет мне все объяснить? Он все-таки парень… Или нет! Ой! Точно! У него я о подобном даже спрашивать не стану! Он же парень! Хоть и мой друг. Ну и кого мне тогда обо всем расспросить? Маменьку? Этель? Да, Этель мне обо всем расскажет!

Внезапно сбоку я снова увидела какое-то смазанное движение. Что же там такое? Я призадумалась. Ага!

Сделала вид, что вновь занялась книжицей, а сама стала исподтишка наблюдать за окружающей обстановкой. Мое терпение было вознаграждено! В кустах напротив я успела разглядеть какой-то движущийся лохматый шарик. Может, зверь?

Я потянулась к кулону-полумесяцу. Сжала его и представила образ Йены.

— Ты чего? — Кузина с недоумением оглянулась на меня.

Я выразительно поглядела на нее, и Йена схватилась за свой кулон связи.

«Что-то случилось?» — «Пока не знаю. Ты понаблюдай за местностью… тайно. По-моему, за нами кто-то следит!» — поведала я ей свои опасения.

Йена отключилась, а спустя несколько лирн внезапно оглянулась на меня и громко проговорила:

— Нилия, подойди ко мне. Оцени… мм… мое творчество!

Я с готовностью поднялась. Подойдя к сестре и мельком глянув на ее работу, я с ожиданием воззрилась на Йену.

— Это ведь не зверь? — шепнула я.

Сестра слегка качнула головой и так же тихо проговорила:

— Смотрящий?

Я развела руками и схватилась за амулет, вызвав в памяти образ Лиссы. «Рыжая! — обратилась я. — Бегите сюда. Только тихо. Кажется, мы Смотрящего обнаружили!» — «Ждите!»

Мы с Йеной сделали вид, что обсуждаем будущую картину, и к нам вскоре подошли тетушка и все девчонки.

Они с любопытством поглядывали на нас. Потом мы, стараясь не шуметь, заняли наблюдательные позиции. Тетушка отошла к воинам, Латта села на траву и сделала вид, что переплетает Тинаре косу, Лисса скрылась в густом кустарнике, а я с преувеличенным вниманием открыла книгу.

Наше ожидание оказалось не напрасно. Вскоре из кустов раздался крик Лиссандры:

— Вот оно! Ловите!

Всей гурьбой мы бросились к кустам. Оттуда нам навстречу выкатился лохматый комок шерсти. Кто именно это был, рассмотреть не представлялось возможным. К нашей суете присоединились и воины с тетушкой. Все бегали, мы визжали, мужчины бряцали оружием, а непонятное существо металось между нами в попытках выбраться.

Вот комок покатился обратно к кустам, оттуда с громким топаньем на него вылетела Лиссандра, к ней присоединилась Йена, размахивающая кистью. Несчастная животина бросилась к фундаменту. Там ее поджидала я с книгой в руке и Латта, воинственно махающая расческой. По бокам стеной стояли воины, в середине прыгала Тинара, а тетушка как бы невзначай поигрывала двумя кинжалами.

Существо на ирну замерло, Лисса не растерялась и тут же, воспользовавшись заминкой, набросила сверху магическую клетку, прутья которой тускло отливали зеленью в ярких солнечных лучах.

Несколько лирн комок бился в западне. Все мы тем временем подкрадывались к неведомому пленнику. Потом существо село на траву и горестно завыло. Этот вой пробирал до самых костей, заставляя ежиться, как от мороза, в жаркий летний денек.

Воины, тетушка и Лиссандра подобрались совсем близко к клетке. Я вместе с остальными сестрицами держалась чуть поодаль.

Любопытство одержало верх над страхом, и я рискнула подойти совсем близко. И вот что я увидела: в клетке сидело небольшое, выше моего колена, незнакомое существо, все заросшее седой свалявшейся шерстью.

— Это кто? — прошептала позади меня Йена.

— Нежить! — уверенно заявила Лисса.

— Очень похоже на траувля, — придирчиво оглядев сквозь прутья нечто, возвестила тетушка.

— Мм, — засомневалась рыжая Лисса.

— А это кто? — поинтересовалась я, услышав незнакомое слово.

— У траувлей глаза красные и желтые когти, — пояснила тетя.

— Давайте заберем его в Крыло, там уж точно разберутся! — постановил десятник.

— Что? — возмущенно пискнуло существо в клетке.

— Ты говоришь? Оно говорит! Вы слышали? — послышалось с разных сторон.

— И что тут такого? — заявил комок шерсти, уперев руки в бока.

Мы с особым вниманием пригляделись к нему. На его руках, ну или лапах, были длинные желтые когти. Сквозь копну нечесаной шерсти проглядывали маленькие красные глазки.

— Траувль! Точно траувль! — уверенно объявила Лисса.

— Но траувли не разговаривают, — опровергла ее тетушка Ратея.

— Да какой я тебе траувль, глупая гусыня! Глаза пошире раскрой! — с непередаваемым раздражением сообщило существо.

Мы недоуменно переглянулись.

— Да что с ним разговаривать! — рявкнул десятник. — В Крыло этого траувля везти надо!

— Глупый ты солдафон! Не позорь звание воина! Хоть ты-то глаза раскрой! — послышался ответ из клетки.

Все обомлели от подобного заявления. Спустя пару ирн Латта скромно поинтересовалась:

— А вы, случайно, не Смотрящий?

Существо возмущенно засопело и выдало:

— Глупая неощипанная гусыня! Все вы здесь глупые-преглупые гусыни! Какой же из меня Смотрящий?!

— Ну и кто же ты тогда? — пришла в себя тетя.

— Кто-кто?! — передразнил ее шерстяной комок. — Глупая старая гусыня, неужели так сложно отличить траувля от честного домового???

— Кого? — возопили все сразу.

Тетушка махнула дружинникам, мол, отойдите, сами разберемся.

— Кого-кого? Говорю, неужели так сложно траувля от домового отличить?

— Так вы домовой? — изумленно уточнила Тинара.

— А кто же еще, по-твоему?

— Что-то не очень вы на домового похожи, — засомневалась Лиссандра.

— Так сколько лет назад старый терем сгорел? Сколько я без хозяйства маюсь? — вздохнул нечистик.

Мы снова переглянулись.

— И где же ты все это время пропадал? — подозрительно прищурившись, осведомилась тетушка Ратея.

— Где-где? Ух! Глупая гусыня! Прятался я! Неужели самой непонятно? То у лешего схоронюсь, то у болотника погощу, то к водяному на бережок сбегаю!

— А зачем вы сегодня сюда пришли? — спросила рыжая.

— Так это! Хозяйство пришел проведать. Думаю, опять глупые мелкие гусыни всей толпой заявились, снова безобразий натворят! Знаю я вас! Все кругом разроете и уйдете! А мне потом прибирать все приходится за вами!

Мы снова переглянулись, и я рискнула предложить:

— Может, хлеба с молоком желаете? У нас есть с собой.

— Глупая любопытная гусыня! Молоко с хлебом предлагать вздумала! Сначала ее сестрица меня в клеть заточила, а она мне теперь трапезничать предлагает! Глупая малолетняя гусыня!

— Ну знаете ли, — поджала я губы.

Тетушка Ратея со вздохом попросила:

— Лисса, убери клетку.

— Ага! А если оно сбежит?! — заупрямилась рыжая.

Домовой зло поглядел на нее, потом тяжко вздохнул и произнес:

— Да не сбегу я. Знаю я вас, глупые, любопытные гусыни! Вы теперь не оставите меня в покое! Еще охотиться надумаете, а оно мне надо?!

Тетя кивнула, и Лиссандра убрала клетку. Мы все недоверчиво косились на нечистика. Оглядев нас снизу вверх недовольным взглядом, домовой обратился ко мне:

— Ты это… Ты вроде молоко с хлебом предлагала?

— А? Да! — Я опрометью кинулась к дружинникам.

У них был небольшой походный ларь, где хранилась провизия. Плеснув в деревянную чашку молока и отрезав краюшку хлеба, я незамедлительно бросилась обратно и угостила нечистика.

Мы расселись на траве кружком вокруг домового и с ожиданием глядели на него. Впрочем, спрашивать никто не решался. Нечистик долго пил молоко и отщипывал куски от краюшки. За напитком для домового девочки бегали еще два раза.

Откушав, нечистик обвел нас своим взором и изрек:

— Благодарю за хлеб и за соль! Давайте будем знакомиться. Василь мое имя. Я домовой… был им в старом тереме. А теперь вот бездомным больше века маюсь.

— Здравствуйте!

— Рады знакомству!

— Рады они, конечно! — хмыкнул сварливый нечистик.

— Почему вы думаете, что мы не рады вам? — возмущенно поинтересовалась у него Тинара.

— Да он, похоже, просто людей не любит, — усмехнулась тетя Ратея.

— Так кто же вас, людей, любит-то?! — ехидно прищурился Василь.

— Чего же ты тогда служил нашей семье? — эмоционально полюбопытствовала Лисса.

Домовой недовольно покосился на нее, но смолчал, а тетушка продолжила допрос:

— А скажи-ка мне вот что! Почему ты не пришел в новый терем, когда твои хозяева вернулись?

— Это вы-то хозяева? Глупые гусыни вы все, а не хозяева! Девахи, одно слово! Вот ты хотя бы, сколько лет живешь, а ума так и не нажила!

— Это еще почему? — гаркнула тетя Ратея.

— Она еще спрашивает?! Баба, а в мужских портах ходишь! А сколь народу положила на ратном поле вместо того, чтобы деток рожать?! Во!

Тетушка отвела взгляд.

— Девахи! Я и говорю — девахи! Мужик нужен! Хозяин!

— А батюшка мой? Он разве не хозяин? — обиделась я за родителя.

— Батюшка твой? Хозяин! Воин! Настоящий! Ни чета некоторым! — Нечистик скосил взор в сторону тети Ратеи.

— Тогда отчего вы к нам в терем не пришли служить? — задала вопрос Тинара.

Домовой потупился, но мы смотрели на него во все глаза, и тогда он изрек:

— Так это… Хозяин-то с ИР, а я все МИРам служил.

— Ого! — округлила глаза Йена. — А кое-кто еще и высокомерием излишним страдает!

— Вот-вот! — поддержала ее тетушка. — А еще меня упрекал! Пойдемте отсюда, девочки! Ты, косматик, коль захочешь вернуться к службе в тереме, то милости просим. Я замолвлю за тебя словечко перед Оршаном ир Велаисом.

— Идите-идите, — пробурчал Василь в ответ.

Мы с явной неохотой поднялись и побрели обратно в Крыло. Смотрящих мы так и не обнаружили.

Зато к вечеру в терем прокрался Василь. Его отмыли, подстригли, принарядили, и батюшка подписал с ним соглашение о службе, к которой домовой приступил незамедлительно. И надо добавить, что исполнял он все требования с похвальным усердием.

Наступил день моего рождения. В свой праздник я планировала отправиться с родными на Велжанку, чтобы порыбачить, отведать ароматной ухи и искупаться в речке.

Но моим мечтам осуществиться было не суждено. Проснувшись, я увидела через окно, что на улице пасмурно и тоскливо. С утра зарядил сильный холодный ливень и задул ледяной северный ветер. Настроение испортилось сразу. Мне оставалось лишь смотреть на то, как перед входом в терем, у самой калитки лопаются пузыри на огромных мутных лужах.

— С днем рождения! — В комнате возникла Леля. — Давай собирайся! Внизу уже все только тебя и ждут!

— Угу! — хмуро кивнула я.

Внезапно рисунок на моем левом предплечье ужасно зачесался.

— Мм? — Домовая с сомнением посмотрела на меня.

— Чего? Ты что-то знаешь об этом?

— Э-э-э… что-то определенно знаю…

— Расскажешь? — сразу заинтересовалась я.

— Чего не рассказать? Это известный факт. Твой нареченный в данный момент собрался тебе изменить! Ну или что-то вроде того.

— Кто? Дракон???

— Вот и я засомневалась…

Я с удивлением смотрела на Лелю. Она же открыла шкаф, чтобы выбрать для меня платье. Я махнула рукой:

— А, хмар с ним, с этим драконом! — Потом призадумалась и поинтересовалась: — Леля, а когда меня кто-нибудь целует, то об этом может узнать мой нареченный?

— Думаю, да. Только не ведаю, что он при этом испытывает.

— Да?! — Я вспомнила, как Корин пытался поцеловать меня и что из этого получилось.

— Ты о чем подумала?

— О том, что надо бы повременить с поиском нового свиданника. Тогда, может, дракон и забудет обо мне.

— Не могу тебя ничем утешить. По крайней мере, на данный момент. В конце лета поеду к родственникам в глухую деревню. Там у нас живет прадед. Ему лет семьсот наверно. Авось он что и вспомнит!

— О! Отличная идея!

Я снова задумалась. Какая-то мысль мелькала на краю сознания и не давала мне покоя.

«Так, — размышляла я про себя. — О чем мы только что говорили? Об узоре… драконе и поцелуях. О, Корин! Поцелуй Корина и… Точно! Гронан!»

— Леля, позови, пожалуйста, ко мне маменьку, — попросила я.

Домовая кивнула и исчезла. Матушка пришла быстро. Я отпустила Лелю и задала родительнице интересующий меня вопрос:

— Мам, а что у тебя с Гронаном было?

— К чему тебе об этом знать? — нахмурилась маменька.

— Ну ответь! Сделай мне подарок ко дню рождения!

— Сделаю! Он внизу тебя дожидается, в коробке.

— Мам! — Я укоризненно посмотрела на родительницу.

Она вздохнула, но ответила:

— Гронан был моим первым возлюбленным. У нас даже было первое обручение, а когда мы готовились ко второму, то я встретила Оршана.

— И что было дальше?

— Влюбилась в твоего батюшку, как девчонка. Только его одного и видела.

— Ого! А что с Гронаном было?

— А что с ним могло быть? Поругались мы с ним, конечно. Я браслет с руки сняла и бросила ему в лицо. Потом они с Оршаном отношения выясняли, затем все успокоились. Теперь вполне мирно общаемся.

— Что? Так просто взяла и сняла браслет? А как же узор первого обручения?

— Какой узор? Они же обычно после венчания проявляются. Или ты про что? Про Истинные обручения? Так у нас такого не было. Все было вполне обыденно.

Я нахмурилась и спросила:

— Что значит — Истинные обручения?

— Самые редкие. Те, которые сами боги устраивают и люди не в силах их расторгнуть.

— А если это не люди?

— Разницы нет. Все созданы одними богами. Ты видела где-то подобные союзы?

— Я? Мм… нет. Кстати, тебе Гронан привет передавал.

— Да? Ты из-за этого решила, что у нас с ним что-то было? — подозрительно осведомилась маменька.

— Я его в коридоре академии видела. Мы с Корином обнимались, а Гронан мимо проходил.

— М-да?

— Да. И велел передать тебе привет.

— Тьма с ним, с этим темным! Что у тебя с мир Ль’Келем?

— Я его люблю, а он в Эртар отправился по настоянию семейства, — с грустью поведала я.

Матушка улыбнулась:

— Не переживай! Все будет хорошо!

— Надеюсь…

— Спускайся вниз. Все тебя ждут. Батюшка твой совсем извелся, так жаждет тебя поздравить с семнадцатилетием!

Одеваясь, я обдумала все услышанное и решила: «Вот гад этот дракон! Не успел ожить, а уже с девицами целоваться отправился!» Потом я махнула рукой на зверя, мол, нет рядом, и очень хорошо! Пусть занимается чем хочет!

Спустилась вниз. Там меня ждали все мои родные. Их веселые лица сразу подняли мне настроение.

Батюшка поджидал меня у подножия лестницы с огромным букетом белых эльфийских розарусов. Он обнял меня и произнес:

— Девочка моя, вот и прошел еще один год! Я даже оглянуться не успел! Ты повзрослела и стала серьезнее. Мне хочется верить, что так на тебя повлияла учеба в академии. Мне хочется пожелать тебе дальнейших успехов в учебе. Продолжай радовать нас своими достижениями!

Я, улыбнувшись, ответила:

— Постараюсь! И кстати, мне младший ир Корард работу предложил!

— Демьян? — удивился папенька.

— Он самый! Я обещала подумать.

— В Северные Ворота я тебя не отпущу! — заявила матушка.

Тетушки дружно фыркнули на это.

— Ладно! Потом это все обсудим, — постановил папенька.

Всей толпой прошли в трапезную. Здесь исполнили традиционную поздравительную песню «Веселого дня рождения». Я смеялась и пела громче всех. В разгар завтрака получила вестника с поздравлениями от Нелики. Мы тут же с сестрами хором поведали всем о новообретенной родственнице. Маменька сразу же заявила, что она так и думала. Всем семейством решили пригласить полуэльфийку в гости. С этим сообщением я отправила ей чуть позднее бумажного голубя-вестника.

Днем все разбрелись по своим делам, ведь дальнейшее празднество отложили до ужина, а я отправилась на поиски Василя.

Нашла домового практически сразу. Он и Тенгвин шли по коридору. Василь с нашей первой встречи очень изменился. От комка шерсти, которого мы поймали в имении, ничего не осталось. Теперь моему взору предстал вполне симпатичный седой старичок, правда, нрав нечистика ничуть не поменялся, он по-прежнему оставался язвительным и сварливым. Вот и в этот момент Василь вовсю отчитывал нашего дворецкого и такого же домового, как он сам.

— Ты все делаешь не так! Меня же слушать не желаешь! Ну что за молодежь нынче пошла?!

Тенгвин страдальчески возвел глаза к потолку, а увидев меня, тут же ринулся ко мне навстречу.

— Сударыня Нилия! — практически взвыл он.

Я выжидательно посмотрела на него. Домовой взмахнул рукой и протянул мне букет полевых ромашек, еще мокрых от дождя. Я очень любила эти простые цветы. Они напоминали мне маленькие солнышки, которые грели душу и радовали сердце.

— Благодарю! — искренне улыбнулась я.

— И еще вот, — Тенгвин протянул мне небольшую, но увесистую коробочку, — это от нас от всех подарок. Я еще с утра просил Лелю передать подарок вам, но она не взяла отчего-то. Велела самому дарить.

Я с нетерпением развернула подарок домовых. Там оказалась небольшая статуэтка дракона, выполненная из цельного куска сапфира. Весьма редкий и дорогой подарок. «Синий дракон! Как символично!» — Я непроизвольно поморщилась.

— Что? — заволновался Тенгвин. — Мы вам не угодили? Мы зимой услыхали, что вы проявили интерес к этим перворожденным, вот и решили преподнести такой презент.

Я спохватилась:

— Нет, что вы! Мне очень нравится! Но ведь это очень дорогой подарок.

Василь конечно же не сдержался:

— Вот глупая гу… барышня! Ей красоту дарят, а она про цену думает! Лучше бы думала о том, как ее саму ценят, коли ТАКОЙ подарок преподнесли!

Я закатила глаза — Василь остался верен себе! Затем улыбнулась Тенгвину:

— Спасибо! Мне очень-очень приятно получить такой подарок.

Дворецкий откланялся и исчез, второй домовой тоже пожелал уйти, но я его остановила:

— Василь, подождите, пожалуйста. У меня к вам есть разговор.

Нечистик недовольно поглядел на меня, но остался на месте.

— Василь, — вкрадчиво обратилась я к нему, — вы столько лет служили в старом имении, неужели вы ничего не знаете о Смотрящих?

Домовой выразительно скривился и ядовито ответил:

— Я не знаю! А если бы даже и знал, то никому из глупых гусынь я бы про это не сказал!

Я ему не поверила.

— Василь, — любезно улыбнулась я, — но у меня сегодня день рождения. Сделайте мне подарок — подскажите, пожалуйста.

— Я уже тебя поздравил! Вон на какой подарочек раскошелился!

Я все с той же любезной улыбкой смотрела на нечистика. Поморщившись, он сообщил:

— А ничего подозрительного или необычного в имении не замечала?

— Мм… — призадумалась я.

— Вот возьми и проверь, — с ехидной улыбкой предложил домовой.

— Но… ведь… это ночью было…

— Я все тебе сказал! — язвительно усмехнулся Василь и пропал.

— Вот… вредина! — заключила я и задумалась.

Взгляд упал на статуэтку дракона, которую я все еще держала в руке.

— Таким ты мне нравишься больше! — хмыкнула я. — Вот и оставайся всегда в таком виде!

Я поспешила поставить статуэтку сапфирового дракона на комод в своей комнате, тут же в вазе оставила и ромашки, а сама отправилась на поиски сестер. Будет развлечение младшим!

Чуть позже собрались в комнате у Лиссы. Я поведала кузинам о своих догадках. Все призадумались, а Тинара тихо проговорила:

— Знаете, девочки, вы удивитесь, но мне тоже в ту ночь показалось, что столбы ожили.

— И мне, — пискнула Латта.

Лиссандра и Йена молча кивнули. Глаза младших сестриц сразу же загорелись.

— И когда идем в имение? Этой ночью? — спросили обе сразу.

— Нужно дождаться хорошей погоды, — отозвалась Йена.

— Верно, — согласилась я с ней. — Нечего по холоду и дождю гулять.

— К тому же ночью в темноте ни одну лужу разглядеть невозможно! — поддержала нас Лисса.

— Решено, — уверенно заявила Тинара. — Ждем ясной погоды и сразу идем в имение. Ночью. Через дверцу.

Мы с Йеной и Лиссандрой угрюмо переглянулись, а младшие с азартом смотрели на нас.

— Ладно, пойдем. Все равно Смотрящих искать нужно, — подвела черту я.

Младшие радостно захлопали в ладоши и закружились по комнате.

Дождь все лил и лил. Весь день я слышала стук капель и шелест листьев. Получила вестников от подруг и друзей, четы ир Корардов, включая Демьяна, даже сам архимаг меня поздравил с днем рождения. Андер пока молчал, но я не думала, что друг забыл про меня. Корин, наверное, уже прибыл в Эртар, но я не ведала, как там обстоят дела с магической почтой. Я просто верила, что рыжик не забыл обо мне.

К вечеру в главном зале накрыли большой стол, посередине которого располагался огромный торт с фруктами и орехами.

Стали дружно рассаживаться, а мне вдруг вспомнился Эльлинир. Чего это он молчит? Неужели забыл? И тут эльф явился сам, собственной высокородной персоной.

Эльлинир прошел в зал как хозяин, а не гость. Надменный, строгий, властный. Выглядел он, несмотря на погоду, превосходно. Атласный камзол цвета рябинового вина с золотым шитьем подчеркивал великолепную фигуру мужчины, а черная рубашка оттеняла белоснежную кожу. По спине и широким плечам струились роскошные каштановые волосы. В руке эльф держал шикарный букет редких серебристых эльфийских розарусов и небольшую коробочку.

— Господин ир Велаис, сударыни мир Лоо’Эльтариус, террины, приветствую всех вас! С днем рождения, моя дорогая Нилия!

Эльлинир направился ко мне, но путь ему преградила маменька:

— Сударь мир Тоо’Ландил, как вы здесь оказались? Какие пути привели вас на наш СЕМЕЙНЫЙ праздник?

— Если я скажу, что мимо проезжал, то вы поверите? — съязвил эльф.

Матушка ответила очень красноречивым взглядом.

— Вот и я так же подумал! Поэтому рискнул явиться без приглашения! Неужели вы прогоните меня на улицу в дождь, нарушив все законы гостеприимства?

— Вас здесь не ждали! — отрезала матушка.

Все остальные потрясенно молчали. Я такой свою родительницу ни разу не видела. Маменька никогда и никого не гнала на улицу, тем более в такую погоду!

Эльлинир хмыкнул:

— Мне уйти?

— Сделайте одолжение, — последовал твердый ответ.

На скулах эльфа заиграли желваки, он отступил.

— Как скажете, сударыня! — Затем Эльлинир посмотрел на меня. — Еще раз с днем рождения, моя милая террина! — оставил подарки на столе и вышел из зала.

— Это было грубо! — заметила тетя Ирана.

— Это не на твоей дочери он собрался жениться!

— И что с того?

— Лекана, я тоже не понимаю, что с тобой такое происходит, — вступила в разговор тетушка Ратея.

— И не поймешь!

— А ты бы дочь свою спросила, может, она к этому эльфу чувства теплые испытывает, — предложила тетя Горана.

— Нилия, — обратилась ко мне матушка, — скажи своим тетушкам, какие чувства ты испытываешь к этому эльфу!

— Никаких! — объявила я.

— Все слышали?!

— Хватит! — Терпению папеньки подошел конец. — Давайте не будем портить праздник нашей дочери!

В этот момент я отвлеклась. Ко мне опустился бумажный голубь-вестник. Я развернула послание:

«С днем рождения, моя подружка! Ты самая-самая лучшая! Я рад, что познакомился с тобой! Не грусти, победим всех твоих драконов и эльфов! Твой друг Андер ир Кортен».

Я улыбнулась, он всегда объявлялся в нужный момент и поднимал мне настроение. Вдруг за столом снова наступило оживление. Я подняла взор. В зал вновь входил Эльлинир.

— Вы что-то забыли, господин мир Тоо’Ландил? — Маменька взглядом указала на букет.

— Я приехал к своей избраннице! — твердо ответил эльф. — Хотите вы того или нет, но я остаюсь! И я в своем праве!

Все изумленно воззрились на него, выдохнули. Батюшка кивнул, а матушка с холодной улыбкой изрекла:

— Прошу вас к столу, дорогой гость!

При этом на перворожденного она смотрела так, словно хотела испепелить его взглядом.

«М-да, — подумалось мне. — Такого хмарного дня рождения у меня еще не было!»

Кое-как все расселись за большим столом. В зале воцарилось молчание. Батюшка хмуро глядел на маменьку. Тетушки переглядывались между собой, эльф пронзительно сверлил меня своим взором, а я осматривала скатерть.

Наконец папенька распорядился вынести к столу «Эльфийскую тайну». Василь с невозмутимым видом подал вино и с поклоном удалился. Первый тост решил произнести батюшка, но, как только он поднялся со стула, в зал влетела Этель. Мокрая от дождя, раскрасневшаяся с дороги, но улыбающаяся. Заметив эльфа, старшая кузина сникла.

— Этель! — воскликнула я.

— Этель пришла! — Сестры повскакивали со своих мест.

Кузина вымученно улыбнулась и ответила:

— Здравствуйте все! И вам особое приветствие, господин мир Тоо’Ландил!

— Здравствуй, Этель, — сухо кивнул Эльлинир.

Он был единственным, кто не встал со своего места, а лишь скрестил руки на груди и подозрительно прищурился.

— Я к тебе, Нилия, приехала. Хочу поздравить с днем рождения! — проговорила Этель.

Я подбежала к ней и порывисто обняла.

— Это тебе, — прошептала старшая кузина и протянула мне коробку средних размеров, — только открывай не при всех, — заговорщически подмигнула сестра.

— А что там? — влезла Тинара.

— Потом все рассмотрим, — пообещала ей я.

— Этель, — вмешалась тетя Ратея, а папенька добавил:

— Тебе нужно бы переодеться и отдохнуть с дороги! И почему не сообщила? Встретили бы тебя!

Старшая покосилась на Эльлинира и бросила:

— Спасибо за заботу, дядюшка! Нилия, я позже к вам присоединюсь.

— Мы тебя дождемся, так как еще и не начинали празднование, — поспешно отозвалась я и с надеждой посмотрела на остальных. — Давайте все вместе отметим? Как раньше!

— Если все согласны… — Батюшка выразительно глянул на перворожденного.

Я тоже поглядела на эльфа. Эльлинир решил проявить снисхождение и произнес:

— Делайте, как вам угодно, моя террина, я подожду!

Этель скрылась из виду, а я решила заняться подарками, лежащими у дальней стены.

За мной в другой конец зала бросились все сестры. Там находились разноцветные коробки. Тетушки тоже присоединились к нам и расположились на двух диванах, а батюшка и Эльлинир взяли в руки бокалы и повернулись в нашу сторону.

Я подбежала и взяла в руки первую коробку. Ага! Понятно! От родителей. С нетерпением развязала ленту, откинула крышку и с удивлением ахнула. То же самое сделали сестры, стоящие за моей спиной. Бросила ошеломленный взгляд на родителей.

— Это же… оно?

— Он, — с улыбкой поправила меня матушка.

На бархатной подушке лежал алмазный гарнитур: диадема, колье, браслет и кольцо из светлого золота со сверкающим камнем. В свете магических свечей весь набор блестел и переливался мелкими разноцветными огоньками.

— Где вы его нашли? — тихо поинтересовалась я, с благоговением прикасаясь к колье.

— Это же одно из утерянных сокровищ нашей семьи, — озвучила Лисса.

— Гарнитур Мирисиниэль, если не ошибаюсь, — ехидно уточнил Эльлинир. — Тот самый, что преподнес ей Владыка на совершеннолетие.

Матушка выразительно посмотрела на тетушек, а батюшка, сделав вид, что не услышал эльфа, произнес:

— Гарнитур действительно был утерян, но мы его совсем недавно отыскали.

Я с интересом поглядела на родителя.

— Где именно? — не удержалась от вопроса Латта.

— Там, где и всегда, — улыбнулся папенька.

— Мм… — Я не сводила с него испытующего взора.

— Нам кое-кто подсказал, — шепнула матушка.

— Василь? — полюбопытствовала я еле слышно.

Маменька чуть заметно кивнула.

— Вот прямо так взял и подсказал? — засомневалась Тинара.

— Главное, задать правильный вопрос, — ответил ей батюшка.

Я бросила на младших многозначительный взгляд, мол, все понятно?

Тинара и Латта заговорщически переглянулись между собой. Мне оставалось лишь надеяться, что Василь присмотрит за младшими, дабы они глупостей не совершили.

Следующая коробка была от Тинары. Открыв крышку, я увидела браслет из алатырь-камня. Камушки, из которых было сделано украшение, мелкие, неограненные, и я вспомнила, что сестра с детства собирала их. Я посмотрела на младшую. Она кивнула:

— Ага! Сама нашла, сама сделала. Тебе нравится?

— Очень. — Я даже прослезилась, обнимая сестру.

Следующим подарком оказался собственноручно сшитый Латтой меховой заяц. Такой милый, мягкий и домашний, что я снова всплакнула.

— Это тебе, чтобы ты меня в своей академии не забывала, — сказала самая младшая кузина. — Да и спать с ним теплее.

Коробка от тетушки Ратеи оказалась самой тяжелой. Открыв ее, я увидела там лук со стрелами.

— Зимой вы подарили кинжалы, летом — вот это, — удивилась я. — Мы будем тренироваться?

— Да, — коротко ответила тетя.

— Ну хорошо, — немного подумав, кивнула я.

— Позвольте узнать, сударыни, зачем травнице умение владеть кинжалами и стрелять из лука? — с присущим ему ехидством осведомился эльф.

— Она прежде всего девица, сударь, — слегка резковато ответила тетушка Ратея. — А уж потом все остальное! В наше неспокойное время девице необходимо владеть хотя бы начальными навыками обращения с простым оружием.

— Что именно вы подразумеваете под всем остальным, госпожа Ратея? — язвительно продолжил Эльлинир. — Вы считаете, что я не в силах защитить свою избранницу?

Матушка воинственно вскинулась, но ее опередил батюшка:

— Ни вас, сударь мир Тоо’Ландил, ни меня, ни охраны может и не быть рядом с моей дочерью в опасный момент, а лихих людей везде хватает!

— Я не считаю нужным обучать свою жену навыкам владения каким бы то ни было оружием! — настаивал на своем перворожденный.

Тут уж маменька не сдержалась:

— Сударь мир Тоо’Ландил, на данный момент Нилия все еще наша дочь, а не ваша жена! Поэтому позвольте нам самим определить, как, когда и чему ее учить!

Я вздохнула и взяла очередную коробку. Здесь лежал подарок Йены. Это был мой портрет. На нем я была изображена в желтом эльфийском платье, том самом, в котором я танцевала на балу в академии в честь Праздника дайн. Взглянула на кузину, и она охотно пояснила:

— Это я с иллюзорных картин того вечера срисовала.

Я еще раз оглядела великолепный портрет, на нем я казалась себе невероятно красивой! Это порадовало.

— Мне нравится! — объявила я во всеуслышание.

Йена подошла ко мне и шепнула:

— Осмотри внимательнее свою комнату, там тебя еще один подарочек от меня дожидается!

Я удивленно посмотрела на кузину, она приложила палец к губам. Я подавила в себе желание немедленно броситься наверх и все посмотреть, сдержалась и взяла в руки следующую коробку.

В ней находился набор цветочных горшков, разных по размеру, но украшенных одинаковыми рисунками.

— Ты давеча жаловалась, что тебе некуда растения пересаживать, вот я и заказала тебе такие посудины в одной из гончарных мастерских, — поведала Лиссандра.

— Нужная вещь, — согласилась я, уже прикидывая в уме, какие растения я могу сюда посадить.

Взгляд упал на коробку от тетушки Гораны. Она казалась самой объемной, но, в отличие от предыдущей, была достаточно легкой. В ней я обнаружила очень красивое платье из светло-голубого атласа. Воздушное, изящное, легкое, с множеством оборок на юбке и вышитыми цветами голубых незабудников по вороту и рукавам. Восхищенно выдохнула, кузины тоже не остались равнодушны к этому наряду.

— Нет слов! Спасибо вам, тетя Горана, — поблагодарила я от души.

— Я старалась, — улыбнулась в ответ родственница. — Помню, Йена мне рассказывала о ваших метаниях в поисках платьев для осеннего бала. Вот я и сшила его для тебя, чтобы было в чем танцевать. — Потом тетя покосилась на Эльлинира и поспешно добавила: — Или для выпускного бала пригодится.

— Не переживайте, моя дорогая террина, — вклинился эльф. — Я найду повод пригласить вас куда-нибудь, и вы сможете надеть это чудесное платье.

Батюшка залпом допил вино, а матушка отчетливо скрипнула зубами. Я схватилась за следующую коробку. Вероятно, так утопающий хватается за первую попавшуюся соломинку.

Подарок тетушки Ираны был небольшим — очередной браслет. На сей раз украшение изготовили из прозрачного лунного самоцвета. С виду браслет был совсем простым, но я знала, что тетушка-ведьма не станет дарить простых вещиц. С любопытством посмотрела на тетю Ирану, и она мне сказала:

— Это очередной амулет. Правда, одноразовый, — досадливо покосилась на Эльлинира, но продолжила: — Это амулет пространственного перехода. Доставит прямиком сюда, в Крыло. Вдруг срочно захочешь с нами увидеться или помощь понадобится.

— Ого! Замечательно! Какая нужная вещь! Я такой же хочу! — впечатлились кузины, а эльф отчетливо фыркнул, но вслух ничего не сказал.

— Принцип действия простой, — продолжила тетя Ирана. — Просто бросаешь, и все!

— Спасибо! Спасибо вам всем за подарки, — искренне поблагодарила я и бросилась обниматься со всеми своими родственницами.

— О! Я вовремя успела! — По лестнице к нам спускалась Этель. — Все подарки посмотрела?

— Да. — На всякий случай я еще раз огляделась.

— Не все, — раздался вкрадчивый голос перворожденного.

— Ой, — спохватилась я, поглядела на большой букет эльфийских розарусов и бодро предложила: — А давайте поставим цветы в воду!

Про себя подумала, что можно поставить букет в воду и посмотреть, не появятся ли со временем на стеблях почки.

Матушка с недоверием взглянула на меня, видимо, она надеялась, что я верну букет эльфу.

Пока Тенгвин приносил вазу, Эльлинир уже протягивал мне небольшую коробку. Проигнорировав недовольный взгляд маменьки, я развернула подарок. Там находились серьги в форме цветков розаруса с мелкими алмазами, словно капельками росы. Украшения были очень изящными, тонкой эльфийской работы. Мне понравились.

— Спасибо. — Я не смогла удержать восхищенного возгласа.

— Примерьте их, моя дорогая террина, — тихо попросил Эльлинир.

Я осторожно посмотрела на родителей. Матушка стояла, недовольно поджав губы. Батюшка поглядел на тетю Ирану. Та подошла ко мне и пристально осмотрела серьги.

— Самое обычное украшение, без всяких тайн! — зло процедил эльф.

Тетушка продолжала изучать подарок, а затем просто кивнула, подтверждая слова перворожденного. Мне разрешили надеть украшение. На Йену и Этель я старалась не смотреть, ведь серьги мне понравились, и я захотела оставить их себе. Потом подумала и решила все-таки спросить разрешение у сестер.

Все сели за стол. Тихая размеренная беседа перемежалась поздравлениями в мой адрес. В конце вечера папенька обратился к Эльлиниру:

— Господин мир Тоо’Ландил, вы ведь останетесь у нас на ночь?

Эльф бросил проницательный взгляд на мою матушку и с нескрываемым ехидством изрек:

— Если госпожа Лекана позволит…

Маменька безмолвствовала, батюшка бросил на нее недовольный взор и проговорил:

— Да чего уж там, оставайтесь! Негоже в такую погоду ни зверю, ни человеку, да и никому другому на улице находиться!

Перворожденный кивнул. Мы с кузинами переглядывались — нам не терпелось подняться наверх.

— Мам, — жалостливо посмотрела я на родительницу, — можно мы пойдем?

— Нам поговорить хочется, — поддержала меня Лисса.

— Обсудить все, — дополнила Йена.

Мы все с мольбой смотрели на родительниц.

Батюшка с долей неудовольствия смотрел на нас.

— Нилия, у нас гость, — напомнил он.

Я перевела взгляд на Эльлинира. Он улыбнулся и милостиво разрешил:

— Идите, моя террина, я подожду. У нас с вами впереди вся жизнь.

Родители отпустили нас, и мы всей гурьбой поспешили на второй этаж. Ввалились в мою комнату.

— Йена, — с ходу обратилась я, — где твой второй подарок?

— Под подушкой ищи.

Я бросилась к кровати. В это время послышался возглас Латты:

— Дракон!

— Где? — Рыжая встала в боевую стойку.

— Да вот же — на комоде!

Кузины толпой бросились осматривать статуэтку. Я вытащила из-под подушки иллюзорное изображение Корина и поцеловала рисунок.

— Йена, спасибо тебе!

— Нилия, здесь дракон! — повторила Латта.

— Сапфировый, — многозначительно прокомментировала Тинара.

— И что? Мне домовые его подарили.

— Но это же дракон! — настаивала Йена.

— И что? В таком виде он мне нравится! Даже очень!

— Синий?

— А что? Он очень даже красивый, впрочем, как и… — Я снова вспомнила своего дракона: его золотые и красные искорки, глубокие синие глаза. — Тот тоже шикарный!

— Нилия! — возопили все, кроме Этель.

— А что? Его же нет рядом, а на расстоянии он мне очень даже мил и симпатичен!

— Но это же дракон!

— А это Корин! — Я показала всем иллюзорную картину.

Все посмотрели на меня как на скудоумную, а Этель подозрительно поинтересовалась:

— Девочки, вы ничего не желаете мне рассказать?

Сестры переглянулись и все как одна воззрились на меня. Я вздохнула и закатала левый рукав на платье. Йена сняла морок, а Этель потрясенно ахнула:

— Эльф?!

— Нет. Дракон!

Старшая кузина ошарашенно переводила взгляд с меня на сестер. Латта снисходительно объяснила ей:

— Нилия обручена с драконом. Ее нареченным стал дракон из клана сапфировых.

Пока Этель ошалело моргала, в комнате появилась Леля.

— К вам можно? — спросила она.

— Заходи, конечно, — пригласила я.

— Я тут подумала, может, вам торт принести, а то вы за столом почти ничего не поели?

— Ага. Давай.

— И взвар прихвати, — попросила Лиссандра.

— А мне что-нибудь покрепче, — добавила Этель.

— Розовое шипучее подойдет?

— Все подойдет.

— Славненько! Тогда захвачу бутылочку из погреба и бокалов для всех принесу.

Пока Леля бегала туда и обратно, мы все взахлеб рассказывали старшей кузине о том, что произошло на балу выпускников после ее ухода. Этель вертела головой, молчала и переводила взор с одной сестры на другую.

Вскоре вернулась Леля, причем и себе домовая захватила бокал, который был чуть больше наперстка. Разлили вино, старшая кузина залпом осушила свой бокал и произнесла:

— За тебя, Нилия!

Мы отпили понемногу. Я вспомнила, что на балу мы сильно увлеклись этим напитком.

— Да-а, — протянула Этель, — удивили вы меня!

— Да мы и сами очень удивились, когда дракон ни с того ни с сего вдруг стал превращаться! — сообщила Лисса.

— Вот-вот, если бы рыжая быстро портал не создала, то этот зверь нами бы точно полакомился! — высказалась Йена.

Я глядела лишь на иллюзорное изображение Корина.

— Думаете, что дракон без зазрения совести съел бы новоиспеченную женушку? — хихикнула старшая кузина.

— Строго говоря, она ему еще не жена, а всего лишь нареченная, — поправила Йена.

— Нилия, покажи мне еще раз свой узор, — попросила Этель.

Я показала, это было несложно сделать! Кузины и Леля снова столпились вокруг меня.

— А знаете, о чем я думаю? — восхищенно поведала Йена. — Что это очень красивый и изящный узор. Не чета обычным браслетам!

— Угу, — согласилась с ней старшая, — только похоже, что Нилию с драконом обручили боги, а это расторгнуть не так просто, как снять браслет!

— Ты с чего так решила? — мрачно полюбопытствовала я.

— Посмотрите внимательно на узор.

Все снова воззрились на мое левое предплечье, а Этель продолжила:

— Вот поглядите сами. Этот завиток очень напоминает букву «Ш».

— И что сие означает? — закономерно спросила Лисса.

— Буква «Ш» — Шалуна…

— Шалуна?! — Я вспомнила видение, пригрезившееся мне в праздник Смены года. — Ну конечно! Шалуна!

— Что — Шалуна? — первой заинтересовалась рыжая.

Остальные с нескрываемым любопытством ждали моего ответа. Я небрежно махнула рукой, поспешно отгоняя непрошеные воспоминания. Этель указала на соседний завиток и промолвила:

— А вот это явная буква «Ф».

— Ф?

— Фрест? — предположила Йена.

— Шалуна и Фрест? — недоуменно свела я брови. — Разве не Старшие боги благословляют брачные союзы?

Этель задумчиво изрекла:

— Не забывай, что это было первое обручение. Может, Фрест и Шалуна договорились между собой и решили соединить ваши судьбы?

— Зачем? Почему именно они? — спросили мы с Лиссандрой.

— Зачем — не знаю, да и почему, тоже не ведаю! — отозвалась старшая кузина.

— Могу предположить, — осторожно вклинилась Леля.

Мы с интересом воззрились на домовую, и она продолжила:

— Драконы являлись представителями огненной стихии и, видимо, поклонялись Фресту. Шалуна, возможно, взяла Нилию под свое покровительство. Вот боги и решили соединить судьбы двух своих подопечных.

— Я всегда считала Луану своей покровительницей, — засомневалась я.

Леля развела руками, а Этель усмехнулась:

— Может, Шалуна так пошутила?

— Шалуна позабавиться могла, это в ее духе, — ответила домовая, — но Фрест к шуткам вовсе не склонен!

— Ой! — спохватилась Йена. — Помнишь, Нилия, ты на балу была в наряде Шалуны? Может, это и повлияло?

— Может, Шалуна покровительствует тебе, потому что ты такая же рыжая, как и она? — высказала свою мысль Латта.

Все с задумчивым видом переглянулись, а я вновь вспомнила свое видение и подумала: «Ну, Шалуна, ну, рыжая! Удружила!»

Этель тем временем проговорила:

— Тогда почему дракон, а не этот твой рыжий? Насколько я помню, ты с ним на балу только ругалась?

— Да, — горько улыбнулась я, глядя на изображение Корина. — Я все сделала ему назло…

Задумчиво перевела взгляд и тут же увидела коробку с подарком старшей кузины. Девочки продолжали рассуждать о драконе, но я поспешила прервать их:

— Хватит уже говорить об этом! Я устала, и мне надоело слушать про этого хмарного дракона! А еще я не хочу говорить об этом обручении, боюсь, что снова рыдать начну! Вы же этого не хотите?

Я направилась к коробке с подарком. Отбросила крышку и с недоумением замерла. Сверху находилось нечто белое, кружевное и полупрозрачное. Вытащила и изумленно оглядела тончайший корсет.

— Что это? — уточнила я у Этель.

— Ты следующее доставай, — посоветовала она, остальные сестры подошли ближе ко мне, а затем Лисса взяла из моих рук полупрозрачный мягкий корсет. Я извлекла из коробки кружевные и очень-очень короткие панталоны.

— Это что за безобразие? — тихо возмутилась Йена.

— Это исподнее белье настоящих магичек, — пояснила старшая кузина. — Верх называется бюстиком, а низ — трусиками.

— Все магички теперь ЭТО носят? — удивилась Лиссандра.

— Да. Последнее веяние славенградской моды. Вот этот комплект, скорее… мм… праздничный вариант, — ответила Этель.

— Праздничный? — возопила Йена. — Да это же просто верх неприличия!

Я даже покраснела, рассматривая этот подарок.

— И как в таком на людях показываться? — нахмурилась Тинара.

— Это магички придумали? — поинтересовалась Лисса.

Этель широко ухмыльнулась и ответила всем сразу:

— На людях в этом показываться не нужно. Это же исподнее. В лучшем случае это только наши возлюбленные разглядят. И то, если мы сами им это позволим. Придумала сей замечательный и очень удобный комплект госпожа мир Ль’Виллен, полуэльфийка. Бывшая боевая магичка, между прочим, и ученица нашей славной академии.

— Все равно это ужасно неприлично! — настаивала на своем Йена.

— Зато удобно! — отрезала старшая. — Я теперь только в таком белье и хожу.

— В жару точно жарко не будет, — высказала свое мнение Леля.

Латта приложила бюстик к своему телу и покрутилась перед зеркалом, а затем улыбнулась:

— А мне нравится. Это красиво.

— Удобно, говоришь? — Лиссандра задумчиво разглядывала свою младшую сестру. — Пожалуй, и я прикупила бы такое белье.

— Верное решение! — одобрила Этель. — Я тебе адрес подскажу, а ты, Нилия, завтра обязательно примерь. Уверена, что тебе это понравится.

— М-да? — Я с сомнением разглядывала последнее веяние моды магичек. На ощупь мне определенно нравился этот так называемый комплект, но вот надеть такое на себя? В итоге я решила, что если завтра на улице будет жарко, то я рискну надеть на себя это творение незнакомой полуэльфийки.

Чтобы сменить тему, я снова заглянула в коробку. Там находился еще один подарок — очередной эльфийский роман. Девчонки с восторгом вытащили книгу из коробки.

— Это очень откровенный и самый запрещенный в столице роман, — поведала нам старшая кузина.

Кузины взвыли:

— Я первая буду читать!

— Это мне подарили! — недовольно сказала я и выхватила из рук Лиссы книгу.

— Хоть посмотреть дай, — взмолилась Йена.

Я отдала роман кузине, а она вслух прочитала название: «Любовь под звездами».

— О! — выдохнула Тинара.

— Зага-а-дочно, — протянула рыжая.

— Волшебно, — шепнула Йена.

— Романтично, — мечтательно прикрыла глаза Латта.

— Почитаем, — подытожила всеобщий восторг Леля.

— Я первая, — напомнила я.

— Дай и мне поглядеть. — Тинара протянула руку Йене.

Последняя с явной неохотой передала ей книгу. Когда их руки соприкоснулись, то Йена вздрогнула и недоуменно произнесла:

— Погоди-ка!

Тинара вскинулась, но иллюзионистке книга уже была не нужна. Она изучала кольцо Тинары и ее же кулон, подаренный мной.

— Мм… Я теперь поняла, для чего было сделано это кольцо, — сообщила Йена.

Мы посмотрели на нее, и кузина продолжила:

— Кулон и кольцо обладают одинаковой магией.

— Они оба защищают от ментального воздействия? — уточнила я.

— Вероятно, ты больше знаешь об этом кулоне, а я чувствую, что магия в этих двух вещах одинаковая.

— Не пойму ваших затруднений, — выразительно поглядела на нас Этель. — Наша тетушка Ирана в этом прекрасно разбирается, вот и обратитесь к ней. Она подскажет.

— То есть ты, Йена, тоже артефактчик? — заинтересовалась Леля.

— И это хорошо, — задумчиво проговорила я, снимая серьги.

— Очень! — согласилась со мной Лиссандра. — Мне весьма пригодился бы такой амулет, который тебе сегодня моя матушка подарила.

Я протянула Йене серьги.

— Возьми, это по праву должно принадлежать тебе.

— Это твой подарок, — улыбнулась разноглазка в ответ.

Этель, словно не услышав нас с Йеной, внимательно смотрела на Тинару. Затем она подозрительно осведомилась:

— И зачем это тебе понадобился защитный амулет от ментального воздействия?

— Не скажу! — слишком поспешно и грозно откликнулась Тинара.

— Вот как? — насмешливо приподняла бровь старшая, а Лисса, задумчиво оглядев Латту, спросила:

— А тебе, случаем, защитный амулет не нужен?

— Нет, — быстро буркнула самая младшая.

Старшие сестры, нахмурившись, поглядели на младших, и Латта поспешила сменить тему:

— Ой, Этель, а мы завтра ночью пойдем Смотрящих искать!

— Кого? Чего я еще не знаю?!

— Смотрящих, тех, что в стихах упоминались. Они знают, где спрятан венец Мирисиниэль, — сказала я.

— А-а-а, — протянула Этель, — теперь я что-то такое припоминаю…

Мы снова все вместе стали рассказывать старшей кузине о наших догадках и подсказке Василя. Также пришлось пояснить, кто такой сам Василь.

Разошлись по своим комнатам, когда за окном уже занималась заря. Этель на выходе из моей обители посоветовала мне не показывать ее подарки родителям. Я и не собиралась! Еще раз оглядела кружевной комплект, подивилась. Поцеловала иллюзорное изображение Корина и вдруг вспомнила про Ильяна. С нежностью, но без прежнего волнения. Надеюсь, что у него все хорошо сложилось в жизни!

Спать мне определенно не хотелось, и я взяла в руки подаренную книгу. Открыла и вчиталась в первые строки: «И вдруг я увидела ЕГО! ОН был просто невероятно красив! А еще неотразим, великолепен, ошеломителен и неповторим. У меня перехватило дыхание от одного его вида! И мне вдруг захотелось, чтобы он стал моим самым главным, лучшим, единственным!»

«Единственным? Главным? Лучшим? — задумалась я. — Ну вот! Я так же хочу! Тоже хочу встретить ЕГО! Красивого, неотразимого, великолепного! Слышишь, рыжая! А ты мне какого-то дракона подсунула!» — Я обиженно поджала губы. И в это самое мгновение у меня отчаянно зачесалось левое предплечье под узором. И это, между прочим, уже второй раз за последние сутки!

— Да этот дракон совсем обезумел! — взвыла я. — Слышишь, рыжая, ты мне скудоумного дракона сосватала, а я хочу ЕГО! Как там? Неотразимого, великолепного, единственного и неповторимого!

В ответ я услышала мелодичный смех, и лукавый голосок пропел:

— Новое пожелание? Мм… С тобой не соскучишься, рыжая… Я исполню обязательно!

— Что? — Я подпрыгнула на кровати, а за окном первые солнечные лучи уже вовсю освещали землю. — М-да! Пора ложиться спать, а иначе и не такое послышится!

Я накрылась одеялом с головой и вскоре уснула.

Оглавление

Из серии: К чему приводят девицу…

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги К чему приводят девицу… Дивные сны предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я