Одиссея Джоанны Кинг

Анна Александровна Завгородняя, 2015

У Джоанны Кинг есть все… Деньги, признание, толика власти. Только нет семьи, которую несколько лет назад уничтожили неизвестные наемники. Девушка выросла и ее единственной целью стало отыскать заказчика и разобраться с теми, кто убил ее родителей. Для этого ей придется стать одной из команды звездного десанта. Команды, которая когда-то уничтожила ее жизнь.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Одиссея Джоанны Кинг предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ПРОЛОГ.

Машина ехала по дороге. Крупные дождевые капли били в стекло, стекая ручейками вниз, а я, сидя в салоне, проводила пальчиком по внутренней стороне стекла, вдоль дорожек, оставленных этими слезами неба, как называла их моя мама. Мне было двенадцать.

Родители сидели. Я устроилась между ними, спиной к лобовому стеклу, упёршись коленями в сидение. Да, не совсем удобно, но я часто сидела именно так, чтобы наблюдать за огоньками фар догонявших и обгонявших нас автомобилей. На переднем месте, рядом с нашим водителем, грузным мужчиной по имени Хью, расположился папин телохранитель. Молчаливый здоровяк, мистер Джеральд, вел какую-то беседу с моими родителями, но я не прислушивалась к их разговору, а думала только о дожде. И о том, что завтра, если на улице установится солнечная погода, папа и мама поведут меня в зоопарк, куда обещали сводить еще на прошлой неделе. И вот, кажется, мне должно было повезти, потому что, как говорила моя мама, после дождя всегда бывает солнце.

Автомобиль набирал скорость. Мимо, в боковых окнах, мелькали фонари и отражатели, установленные вдоль дороги. До города от отцовской резиденции было довольно долго добираться, но, слава Богу, за его пределами пробок на дороге не было.

— Джоан, давай-ка, сядь нормально, — сказала мне мама.

— Ну, мама, — заскулила я, не желая отрываться от созерцания темного шоссе, проплывающего за окном в обрамлении желтых и красных огоньков машин. Отвела руку, чертившую на стекле дорожку, повторяя ее за стекающей дождевой каплей.

— Никаких, но, — твердо произнесла мать. Когда я села рядом, свесив вниз ноги, она пристегнула меня и, улыбнувшись, сказала:

— Вот так-то лучше.

— Ой, да что может случиться, — фыркнула я недовольно.

— Так положено, — сказала мне мама в ответ.

Это были ее последние слова.

Через несколько секунд я увидела яркий свет, ударивший в лобовое стекло. Затем последовал странный звук, словно что-то разорвалось рядом. Хью ударил по тормозам, и машина завертелась как юла. Нас подбрасывало, вертело, швыряло целую бесконечность. Кажется, я кричала, но сейчас точно не могу это утверждать. Помню только, что в какой-то миг машина остановилась, ударившись о невидимую преграду. Маму выбросило вперед и она, вылетев, разбила своим телом переднее стекло. Рядом глухо ухнуло, кто-то вскрикнул, застонал. Меня мотнуло вперед, но ремни безопасности удержали меня на месте, больно впившись в тело. Весь воздух словно выдавило из легких, и я застыла, глядя перед собой широко распахнутыми глазами, еще толком не понимая, что произошло.

За страшным ударом последовали сдавленные хлопки. Окна в авто, казалось, лопнули, взрываясь мелкими осколками стекла. Падая на дно машины, на опустевшее с левой стороны сидение, на мои волосы. Я почувствовала, как по щеке потекло что-то горячее. Кровь. Но чья? Моя, или кого-то из находящихся рядом? Боли я не чувствовала. Отец схватил меня и обнял своими большими руками, словно ограждая от всего мира, а потом его внезапно рвануло в сторону. Он нелепо дернулся и обмяк, придавив меня своим телом. Стало трудно дышать. Я стала дергаться, пытаясь освободиться от отца, навалившегося на меня. Казалось, он уснул или потерял сознание, а мне было нечем дышать.

— Папа! — прохрипев, я толкнула его в плечо. Отец сполз с меня. Его голова запрокинулась вверх, словно он хотел на меня посмотреть напоследок. Он молчал, глядя на меня странно широко распахнутыми глазами. Взгляд словно остекленел и пугал меня до дрожи. Я огляделась. Хью лежал лицом на руле. Одна его рука была вывернута под неестественным углом, а из раны на лбу стекала струйка крови. Джеральд наполовину торчал из разбитого лобового стекла, раскинувшись на капоте. Наверное, он бы вылетел из машины следом за мамой, но ремни выдержали немалый вес мужчины, запутавшись каким-то образом в его ногах. Когда загорелась машина, я уже вопила во всю мощь, задыхаясь от собственного крика и от осознания, происходящего. Едкий дым заполнял легкие, а я все кричала и кричала не в силах остановиться, потому что уже поняла, что произошло и что с моим папой.

— Там ребенок, — вдруг услышала я чей-то голос. Завертела головой, не переставая кричать, когда в разбитом боковом окне появился темный пугающий силуэт. Какой-то мужчина возник прямо из темноты около дверцы и попытался открыть ее. Лица человека я не видела, а когда он выломал дверцу, я уже едва могла открыть глаза.

— Жива! — крикнул кто-то.

Я не знаю, что это было, шок или отравление дымом… Что в тот день застило мне глаза.

Я не видела человека, спасшего меня, того, кто вынес меня из автомобиля, который взорвался спустя две-три минуты, как меня положили на мокрую траву. Я помнила только его руки. Сильные и теплые, чем-то так неуловимо похожие на отцовские. Дождь бил в лицо. Беспощадный и удивительно холодный. Мужчина, спасший меня, склонился надо мной. Черты его лица расплывались, хотя я старательно пыталась разглядеть его, узнать…запомнить…и не смогла.

— Уходим, уходим, — услышала я громкий крик и, приподняв голову, разглядела темные силуэты людей, убегающих во тьму… Больше я не помнила ничего. Темнота поглотила все вокруг. Подхватила в почти ласковые объятия, даря покой и мгновения без боли.

Когда спустя какое-то время я очнулась в больничной палате, то увидела сидящего рядом с моей койкой дядю Чарльза Уорда. Поверх его дорогого костюма был накинут зеленый больничный халат. Увидев меня, он улыбнулся, но как-то печально. А потом, уже от него я узнала, что осталась одна.

Глава 1.

С вершины горы открывался прекрасный вид на мерцавшее внизу широкое озеро, похожее на бескрайнюю гладь, обрамленную каймой густого темного леса. Холодный ветер трепал мои волосы, касался, кусая, кожи, а я сидела на самом краю пропасти и смотрела на полет птиц. Они медленно парили в потоках воздуха, распластав широкие крылья. Пара хищников, высматривавших добычу, а я любовалась их полетом, пока они не скрылись вдали, превратившись в две маленькие черные точки. Небо на такой высоте было невероятного синего цвета. Глубокое, как дно океана и, казалось, стоит поднять вверх руку, сможешь прикоснуться к перистым облакам, проплывающим мимо… Но это было обманчивое ощущение. Здесь на высоте воздух был разряжен, и мне дышалось тяжело, но все равно я чувствовала себя на вершине мира свободной, как никогда ранее в своей жизни. К сожалению, продолжалось это недолго.

Уединение нарушил чей-то голос, донесшийся как будто издалека. Я вздрогнула и посмотрела вниз, когда голограмма заснеженной вершины дернулась и пропала, обнажив реальность, в которой я сидела на тренировочной возвышенности, перевязанная страховочными тросами, а деревянный пол спортивного зала находился от меня на расстоянии не более чем десяти метров. Человек, выключивший голограмму, также отключил и иллюзию ветра и давящей высоты. Дышать сразу стало легче.

— Мисс Джоанна, — услышала я голос. Вздохнув, недовольно поджала губы. Я прекрасно знала того, кому это голос принадлежал. Дражайший дядюшка Чарльз, чтоб ему… И, как всегда, заявился без предупреждения и приглашения. Бестактность, которую он позволял только по отношению ко мне, оправдывая все нашими родственными отношениями. Иногда мне казалось, что дядя забыл о том, что я давно выросла и мне уже не двенадцать. Тот возраст, когда я попала под его опеку. Но игнорировать Чарльза не стоило. Все равно не уйдет. Будет упорно стоять внизу, пока не донесет до меня свои мысли или новости.

— Уже спускаюсь, — ответила громко и спрыгнула вниз. Страховочная веревка удержала меня от падения, и я зависла всего в метре от пола, оттолкнувшись от искусственной скалы, куда меня понесло по инерции. Провисев несколько секунд, отстегнула ремни безопасности и спрыгнула на пол.

Чарльз Уорд стоял в двух шагах от меня и, сложив руки на груди, улыбался в усы. Он был достаточно коренастым крепким мужчиной, среднего роста. Ухоженный, всегда одетый с иголочки, с короткими каштановыми волосами и тонкой полоской усиков над верхней губой. Полоской, которая меня отчего-то сильно раздражала в его облике. Темные глаза родственника пробежались по мне, обшаривая, с ног до головы, и я невольно сморщилась от этого взгляда, показавшегося мне словно прикосновение чего-то приторно-липкого к телу.

— Ну и как там, наверху? — он кивнул на вершину, с которой я только что спустилась. Я пожала плечами.

— Зачем ты пришел? — спросила я холодно. Наши отношения с дядей были далеки от дружественных. Но было кое-что, что связывало нас теперь, когда я стала совершеннолетней и самостоятельной. Чарльз перестал улыбаться. Его лицо приобрело свой привычный вид надменного, расчетливого во всем, человека. Иногда, глядя в его глаза, карие с вкраплениями ржавого золота, я поражалась тому, что так похожие внешне с моей матерью эти двое, будучи родными братом и сестрой, могли так разительно отличаться друг от друга характерами.

— Надо поговорить, — ответил Уорд.

— Хорошо. Только прежде я пойду приму душ и переоденусь, — произнесла я.

— Я подожду тебя в машине, — кивнул он мне и удалился. Я же поспешила в душевую, на ходу расстегивая молнию облегающего спортивного костюма.

Позже, стоя перед зеркалом и просушивая свои волосы, я смотрела на собственное отражение и думала о том, что, наверное, жизнь обошлась со мной все же не справедливо, оставив меня живой и с таким уродством на лице. Пересекавший щеку тонкий белесый шрам исчезал у виска, скрытый светлыми короткими прядями. Шрам, оставленный после подстроенной аварии, унесшей жизни моих родителей, как память о том, что я не должна забывать о своем обещании найти тех, кто стоял за этим, и уничтожить, как они когда-то поступили с моей семьей.

Сколько мне было тогда? Двенадцать? Но я помнила все так явственно, будто это произошло несколько мгновений назад…

— Джоанна! — резкий голос Чарльза вывел меня из состояния задумчивости. Я отбросила со лба мокрую челку и поспешно закуталась в широкое махровое полотенце. Голос дяди, звучавший из динамика, встроенного при входе в душевую, вызвал раздражение и непонятную злость. — Я еще долго буду тебя ждать? Ты же знаешь, как я не люблю тратить время понапрасну и то, о чем я хочу с тобой переговорить, представляет интерес только для тебя. Поэтому, если ты через пять минут не выйдешь на стоянку, я уезжаю, и тогда ты не узнаешь о человеке, которого так долго искала. Я выразился понятно? — динамик издал странный свист и замолчал. Я бросила короткий взгляд в зеркало. Мои глаза, такие же как у матери и ее брата, темные, карие с золотыми вкраплениями, безумно блеснули из-под приспущенных век. Рванула в раздевалку, сбросила на бегу ставшее ненужным полотенце на пол. «Ничего, утром уборщица все приведет в порядок», — подумалось мне пока я втискивалась в узкие джинсы. Оделась в рекордно короткий срок и, уже через четыре минуты пятьдесят секунд, вышла из стеклянных дверей на стоянку, где находилось всего одно единственное авто дяди Чарльза Уорда.

Двери за моей спиной плавно закрылись. Я знала, что охранник Центра смотрит мне вослед, ожидая, пока я не уйду. После, он закроет двери и включит сигнализацию, едва машина Уорда увезет меня подальше от спортивного зала. «Моего Спортивного Зала», — мысленно добавила я.

— Ты успела, — Уорд лично распахнул передо мной дверцу. Я удивилась, что это с ним, ведь обычно двери открывал его шофер, по совместительству и личный телохранитель. Амбал с коротким именем Седой, прозванный так за короткий ежик абсолютно белых волос на голове. Седой был альбиносом и являлся владельцем белесых голубых глаз, над которыми нависали белые брови. Вот только кожа мужчины, при всем при этом, была отличного шоколадного оттенка, а не пергаментная, как у людей, подобных ему, за что он благодарил своего афроамериканского предка.

— Садись, — между тем произнес мой дядюшка, и я скользнула на кожаное сидение рядом с ним, захлопнув дверь. Уорд сделал знак рукой водителю и Седой завел мотор. Автомобиль мягко покатил вперед, а Чарльз открыл маленький бар и, кивнув на бутылки, спросил, не выпью ли я чего-нибудь.

— Не откажусь от простой воды, — сказала я.

Чарльз рассмеялся.

— Минеральная подойдет? — спросил он и, не дожидаясь моего ответа, достал маленькую бутылочку и протянул мне. Я взяла, стараясь при этом не прикасаться к его руке. Но дядя сделал вид, что не заметил этого.

— Я подброшу тебя домой, — продолжил он, словно ни в чем не бывало.

— Ты сказал, что узнал нужную мне информацию, — проговорила я, пригубив воду и слегка скривившись от насыщенного вкуса минералов.

— Да. И это было не так просто, — ответил дядя. Он налил себе виски и, пригубив, продолжил: — Я навел некоторые справки и нашел группу, которая осуществляла захват, — сказал он. Его рука медленно крутила стакан с виски, но я смотрела прямо в глаза Уорду, понимая, что, таким образом, он интуитивно отвлекает меня от разговора, словно желает, чтобы я уловила не все из сказанного. Не думаю, что он делал это специально, скорее по давно выработанной привычке, но подобное было неприятно.

— И что ты сделал с этими тварями? — поинтересовалась я.

Чарльз усмехнулся.

— Ничего, — просто ответил он. — Понимаешь, заказчик оказался кем-то очень важным. Что я только не делал, но не могу ни на йоту приблизиться к нему.

— Ты узнал его имя? — спросила я.

— Нет, и вряд ли узнаю. Если этот человек узнает, что я копаю под него… Сама понимаешь, я не особо тороплюсь увидеться с твоей мамой…

— Он наверняка из правительства, — сказала я тихо.

— Да. В самую точку, — кивнул Уорд и сделал глоток. — Кто-то из высшего эшелона власти, к ним не подобраться так просто. И, уж точно, я не могу узнать имя. Знаю только, что он из Ветви Истины.

Вздохнув, откинулась на спинку сидения, повернула голову и посмотрела в окно. Мимо протекали улицы, иногда темные силуэты редких деревьев и яркие вывески, рекламирующие все, от белозубой улыбки, до последних технологий хирургии, обещавших вам замену органов и частей тела.

— Чем мне может помочь эта информация? — спросила я, не поворачивая головы к дяде.

— Я хочу подослать человека к группе, уничтожившей твоих родителей, чтобы он втерся им в доверие и выяснил нужное нам имя, — ответил Уорд.

Я повернула к нему свое лицо. На мгновение наши глаза встретились, и дядя расплылся в хищной улыбке. Как я ненавидела этот его оскал. Он все понял сразу по выражению решительности на моем лице.

— Я сама отправлюсь к ним, — сказала я твердо.

— Я догадался, что ты скажешь именно это, — кивнул Уорд. — И потому немного подсуетился. Так что, скажи мне спасибо. У тебя есть подходящая история и документы на имя Джоанны Кинг. Убийцам как раз чертовски нужен человек с талантами, которыми владеешь ты.

— Моих навыков определенно хватит для того, чтобы выдать себя за солдата. Не зря же я только лет усиленно занималась! — проговорила, почти искренне благодарная Чарльзу. В какой-то миг мое отвращение к дяде сменила тень благодарности. Хотя я подозревала, что у него есть свои причины для того, чтобы помогать мне.

— Я уже обо всем позаботился, — произнес он, по-прежнему улыбаясь.

— Даже так? — я вскинула брови. Меня немного разозлило осознание того, насколько хорошо дядя оказывается, меня знает. Значит, он может просчитать мои действия на несколько шагов. Стоило сменить тактику своего поведения с ним. Не люблю, когда меня читают, словно открытую книгу. Наверное, где-то я повела себя с ним слишком откровенно, хотя я никогда не изображала перед Уордом кого-то другого, всегда и во всем оставаясь сама собой.

— Команда называется «Ястребы», это одно из подразделений, специализирующихся по зачистке…Я надавил кое на кого из Центра и теперь ты полноценный член команды, точнее, скоро станешь им, если захочешь.

Я невольно хмыкнула.

— Ястребы, — проговорила я с насмешкой в голосе. — Звучит до банального глупо.

— Увы, — развел руками Уорд.

Краем глаза заметила, что мы скоро подъедем к воротам моего дома. Мы уже покинули пределы города и мчались по пригороду. Я посмотрела в зеркало заднего вида и невольно встретилась глазами с Седым. Здоровяк прищурился, и тотчас перевел взгляд на дорогу.

— У них на этой неделе учебный вылет, вот тогда ты к ним и присоединишься, — продолжил дядя. — Недавно в одной из стычек, Ястребы потеряли своего Искателя, и я собираюсь предложить тебе занять место погибшего. Поживешь с ними, возможно, тогда тебе удастся выяснить имена тех, кто стоит за гибелью твоей семьи.

— Но я не уверена, что Искатель — это то с чем я могу справиться, — сказала я.

Уорд посмотрел на меня так пристально, что от этого взгляда по моей спине пробежал холодок.

— Искатель для тебя не такая уж и сложная цель. Мы оба знаем это, и потому не стоит прибедняться. Я нашел место, которое освободилось, и уж так получилось, что тебе предстоит стать одним из главных звеньев этой команды. Но согласись, так ты сможешь намного быстрее приблизиться к своей цели!

«Возможно, дядя прав», — подумала я. Попробовать стоило. Особенно, учитывая тот факт, как долго я ждала этой возможности. Десять лет страшных снов и воспоминаний. Десять лет боли и желания отомстить, увидеть, как умирают те, кто лишил меня родных! Разве может быть что-то более сладкое, чем месть?

Автомобиль остановился у ворот моего дома. Я увидела, как Седой открыл окно и что-то сказал в камеру наблюдения. Спустя несколько секунд на мой мобильный поступил звонок. Достав из сумки телефон, нажала на снятие трубки и тут же передо мной появилась крошечная проекция лица охранника.

— Откройте, Брайен, — сказала я, — мистер Уорд любезно подбросил меня домой.

— Да, мисс Кинг, — легко поклонившись, Брайен выключил связь и тут же раздался тихий характерный звук открываемых ворот. Седой направил машину вперед, а Уорд возобновил наш разговор.

— Если я бы не был уверен с тем, что ты справишься с ролью Искателя, то постарался бы устроить тебя в другом качестве, но ты сама знаешь, что Искатель, несмотря на низкий ранг, все же является приближенным командира, а значит имеет больше возможностей втереться в доверие.

— Ты повторяешься, — заметила я. Уорд улыбнулся.

— Пытаюсь объяснить тебе то, что ты, кажется, пока не хочешь понять.

Чарльз достал из бокового шкафа, вмонтированного рядом с баром, тонкий диск, отдал мне. Сверху положил документы и военный билет. Открыв его первым делом, увидела саму себя в военном камуфляже и усмехнулась. А форма мне была к лицу. Не знаю, кто создавал этот образ, но справился он на отлично. Я выглядела как бравый солдат. Твердый взгляд, осанка, поджатые губы. Просто вылитая военная.

Голос Чарльза отвлек от любования самой собой. И я вскинула голову, сфокусировав взгляд на дяде.

— На диске находится вся нужная тебе информация. Ознакомься. Думаю, через несколько дней тебе придется присоединиться к Ястребам. Я постараюсь, чтобы это произошло как можно быстрее.

Я взяла диск и сунула его в сумку вместе с телефоном и документами. Машина плавно подкатила к ступеням дома и остановилась. Подождав, пока Седой выйдет и откроет мне двери, выбралась из салона авто, попрощалась с дядей, и, закинув на плечо сумку, зашагала к дверям небольшого особняка. Седой вернулся на свое место и несколько секунд спустя машина отъехала от дома, шурша по гравию. Не оглянувшись, я взбежала по ступеням наверх и едва остановилась у высоких дверей, как они распахнулись и на пороге возник улыбающийся Брайен.

— Мисс! — только и сказал он.

Я улыбнулась в ответ.

Брайен был довольно молод. Ко мне на работу он устроился несколько лет назад, сразу, как только я вступила во владение своим наследством, оставленным мне родителями, включавшим в себя этот прекрасный особняк, построенный несколько веков назад, спортивный комплекс в центре города и довольно крупной фирмой по перевозке нефтяных грузов, которой, впрочем, сейчас заведовал дядюшка Чарли. В таких вещах он разбирался, и после смерти моих родителей управление фирмой легло на его плечи. Впрочем, я была не против, так как никогда не интересовалась подобными вещами, что расстраивало моего отца, еще когда он был жив. Но после вступления в наследование, я пришла к выводу, что стоит оставить Уорда на его прежнем посту директора хотя я и не доверяла ему, но как я говорила раньше, дело он свое знал и делал хорошо.

— Я удивлен, — произнес Брайен, пока следовал за мной из широкой прихожей залы до широкой лестницы, ведущей на верхние этажи, — вы приехали с Уордом.

— Да, — ответила я, — так получилось, — уже поставив ногу на первую из ступеней, я замерла и оглянулась на охранника. — Мне были звонки? Посетители?

— При мне ничего такого, мисс, — поспешно ответил охранник и добавил, — Возможно, Фил знает… Мне его прислать? — судя по последним словам Брайена, Фил сейчас находился в моем доме, вероятно, в комнате для гостей, которую он занимал, когда оставался с ночевкой. Филипп Марлоу был моим секретарем и часто проводил у меня дома свое время. Молодой и амбициозный, и что уж греха таить, привлекательный, он был предан мне, по крайней мере, я надеялась на это. Каким-то своим женским чутьем я осознавала тот факт, что Морган зачастил ко мне не по работе и уж точно не для того, чтобы целыми днями отвечать на звонки просителей в моем кабинете. Я догадывалась, что у столь замечательного во всех отношениях, молодого мужчины были на меня виды романтического характера. Что, впрочем, меня не радовало, так как к Филиппу я испытывала чувства далекие от любовных.

— Ничего не надо, — ответила охраннику. — Брайен, я поднимусь к себе наверх. Если Филипп спросит обо мне, скажи, что после приезда я ушла спать и прошу меня сегодня не беспокоить, — сказала я.

— Да, мисс Кинг, — чуть поклонившись, Брайен проводил взглядом мою фигуру, быстро поднимающуюся вверх, затем направился на свой пост, в комнату с мониторами, следившими за домом и окружающим его парком. Я же прошла в свою спальню на втором этаже и, скинув с плеч черную кожаную куртку, села за компьютер.

Когда загорелся синий монитор, я вставила диск и, откинувшись на спинку стула, стала просматривать появившуюся информацию. Сперва я посмотрела данные по Ястребам. Их имена, возраст, привычки и прочее, затем открыла папку с фото, чтобы иметь общее представление о том, как эти люди выглядят.

На первом фото я увидела молодого мужчину, слегка за тридцать. Привлекательный, с крупными чертами лица, синеглазый, с по-девичьи пухлыми губами, но жестким выражением лица и упрямо выдвинутым квадратным подбородком. На фото он стоял, скрестив на груди руки, перевитые канатами жил, и смотрел вызывающе и даже дико. Огромный и опасный, вот что подумала я о нем первым делом. Так, наверное, смотрит хищник на свою жертву перед прыжком. Даже мороз по коже пробежал и мне захотелось как можно быстрее перелистнуть фото, чтобы не видеть этот взгляд, казалось, устремленный на тебя, как прицел снайперской винтовки.

— Капитан Линкольн Йорк, — прочитала я имя и добавила вслух, — так ты у нас главный, да, Линк? — я еще раз внимательно посмотрела на его лицо, запечатлев в памяти. Его послужной список впечатлял. Насколько я знала, этот человек был во главе группы военных, расстрелявших автомобиль с моими родными. Я сжала зубы и махнула рукой, перелистывая фото. Следующим оказался высокий темнокожий мужчина с чуть раскосыми глазами, свидетельствовавшими о примеси восточной крови в его жилах. На первый взгляд было невозможно определить, понравился он мне или нет. В случае с Йорком, я как-то сразу ощутила неприязнь. Но, возможно, она была продиктована моей ненавистью?

— Элайджа Хиггинс, — снова отвлеклась на темнокожего вояку. — Ага, ты у нас значишься как пилот, — я пролистнула дальше и посмотрела на еще нескольких военных. Среди них было две женщины: латиноамериканка с короткой копной черных смоляных волос и вторая, светловолосая и худощавая, обладавшая достаточно интересной внешностью. Насколько я помнила из ее досье, она занималась программным обеспечением на военном корабле Ястребов. Всего же их оказалось двенадцать. «Значит, — подумалось мне, — я буду номер тринадцать. Что ж, будем считать, что это несчастливый номер для этих отморозков».

Я закончила ознакомление с данными только после полуночи. Отключив компьютер, поднялась на ноги и потянулась, выпрямляя спину, уставшую после долгого сидения. Пошла к своей широкой кровати с откинутым балдахином и почти упала на одеяла, лицом в подушку. Чертовски хотелось спать. Проведенный день давал о себе знать и глаза налились почти свинцовой тяжестью.

«Я уничтожу вас всех, — мысленно пообещала я команде Ястреба. — Но сначала доберусь до того урода, который заказал моих родителей, и узнаю, чем так сильно ему помешала моя семья, а потом вы все пожалеете, что родились на этот свет. Иначе я не буду Джоанной Кинг».

— Йорк, — Мария вошла в комнату капитана и оставила дверь приоткрытой. Сидевший перед компьютером мужчина обернулся на звук ее голоса. А увидев вошедшую, улыбнулся и кивком головы указал на кресло рядом, приглашая ее присесть.

— Вот, смотри, что я нашла, — молодая женщина опустилась в кресло и протянула собеседнику тонкую папку, после чего покосилась на документ на мониторе.

— Что это? — спросила она.

— Читаю досье на новенького, — ответил Линкольн и, взяв из рук программиста папку, откинулся на спинку кресла. Он бегло пробежался глазами по первой странице, нахмурился, затем перевел взгляд на сидевшую рядом Марию, которая в это время читала досье на мониторе.

— Где ты это нашла? — спросил он тихо.

Женщина улыбнулась. Светлые зеленые глаза сверкнули торжеством.

— Пришлось покопаться, — ответила она.

— Надеюсь, ты была осторожна? — спросил Йорк.

— Конечно, сэр, — рассмеялась она.

Линкольн Йорк закрыл папку и положил на стол, затем перевел взгляд на горящий монитор.

— Джо Кинг? — вопросительно проговорила Мария, — Я так понимаю, это наш новый Искатель? А почему нет фото? И данные какие-то неполные. Странно все это.

— Да. Что-то с этим Джо неладно, — капитан покосился на Марию, — но его нам предлагает Центр, и, сама понимаешь, я не имею прав игнорировать их рекомендации. Хотя, в конечном итоге решать все же предстоит нам. И, если этот Джо нам не подойдет, я отправлю его обратно в ту пыльную контору, где он, судя по этому досье, провел последние три года.

Мария хмыкнула.

— Нам подсовывают непонятно кого. Квалификация офисной мыши в условиях нашей работы не самое лучшее подспорье. Они будто не понимают, насколько важно иметь опытного специалиста. А не новичка, которого придется натаскивать, теряя на этом время.

— Я знаю, но мы находимся в прямой зависимости от Центра, и потому нам приходится мириться с тем, что он постоянно подсылает к нам своих людей. Таковы правила, которые ни ты, ни я, не в состоянии изменить. Я не могу отказаться от специалиста, не проверив его. К тому же, нам сейчас очень нужен Искатель.

Молодая женщина положила руку на плечо своего командира. Он поднял глаза, и они встретились взглядами. Несколько долгих секунд, Мария смотрела на Йорка, отмечая про себя тени на его лице. Капитан выглядел неважно. Он был усталым и, наверняка, был раздражен, что пытался скрыть в ее присутствие. Наверное, будь на месте Марии кто-то другой, он бы купился на кажущуюся невозмутимость капитана. Но женщина-программист знала Линкольна. Сказывались не только несколько лет, которые они прослужили вместе, порой сражаясь плечом к плечу. Но еще и ее личные наблюдения. Она видела, что он переживает, но ничем не могла помочь ему, и от этого женщине становилось неловко.

Наконец, мужчина отвернулся. Мария поймала себя на мысли, что хочет дружески похлопать его по плечу, как это позволяла себе раньше, но не теперь, когда поняла для себя одну простую истину. И поняла она это не так давно. Капитан Линкольн Йорк нравился ей не как товарищ по оружию, не как старший, которому стоило подчиняться… Он нравился ей как мужчина.

Йорк устало вздохнул и взъерошил свои короткие темные волосы. Она поймала себя на мысли, что смотрит на его руку и эти сильные пальцы, представляя себе, как он обхватывает ими ее затылок, приближая к себе. И как вторая ладонь ложится на талию, обжигая прикосновением.

Невольно вздрогнув от разыгравшейся фантазии, Мария собралась и прогнала свои мысли, выпрямившись в кресле. Ей казалось, что лицо ее горит. В груди стало тесно, а сердце забилось быстрее. Но капитан не заметил. Или сделал вид, что не замечает ее волнения.

— Ладно, иди, отдыхай, — Йорк развернулся к компьютеру. — А я еще немного поработаю. И передай остальным ребятам, что к нам прибудет новичок. Пусть ведут себя повежливее хотя бы первое время, пока мы не поймем, что за птицу прислали нам из Центра.

Мария кивнула и, встав, подошла к двери. Она уже положила руку на дверную ручку, когда услышала голос Йорка и обернулась.

— Как там Крис? — он задал вопрос довольно спокойно, но Мария понимала, какая буря сейчас творится в душе у капитана. И его обманчивая расслабленная поза не обманула ее.

— Он заперся у себя и пьет на пару с Филом, — это была правда. Проходя мимо комнаты Кристиана Лисса, Мария слышала гомон пьяных голосов. В голосе Криса звучали раздраженные нотки, а вот тон Фила Андерса был вполне успокаивающим и миролюбивым. Мария тогда едва сдержалась, чтобы не остановиться у дверей и не подслушать их беседу. Но ведь она и так прекрасно знала, по какому поводу пьянка. И даже капитан, обычно строгий и суровый, на этот раз закрыл глаза на поведение своих людей. И тому была веская причина. Несколько дней назад Кристиан, в одной из стычек, потерял свою сестру. Аманда Лисс была Искателем и погибла по случайности, а точнее, в ее гибели была виновата чреда обстоятельств, только получилось так, что Крис теперь во всем винил капитана, считая того виновным в смерти сестры. Мария сделала несколько попыток поговорить с ним, но все оказалось бесполезно.

— Он все еще винит тебя, — произнесла Мария, переступая порог комнаты Йорка.

— Я знаю, — тихо сказал Линкольн.

Мария бросила взгляд на сидящего у компьютера мужчину. Помедлила несколько секунд, глядя на его напряженную спину, и подавила в себе желание вернуться и прикоснуться к его плечу. Как-то поддержать.

Уже закрывая двери, молодая женщина с тоской подумала о том, что никогда не позволит себе проявить сочувствие в отношении Йорка. Он просто не примет этого. А возможно, даже посмеется над ее сочувствием, или что может быть еще хуже, выставит вон или даже выгонит из отряда. Линкольн Йорк был способен на такое. Он не терпел жалости к себе и не высказывал ее в отношении к другим. Даже в ситуации с Амандой. Вероятно, Крис был в некотором роде прав, когда считал, что Йорк виноват в ее смерти. Только Мария знала, что капитан поступил правильно. Когда они все подписывались в «Ястребы» они понимала, на что идут. В отряде не было разграничений на то, мужчина ты, или женщина. Все выполняли свою работу, и иногда получалось, что кто-то погибал. Кристиан не смог принять этого и Мария боялась, что он никогда не простит капитана.

Шагая по узкому коридору, направляясь в свою комнату, Мария столкнулась с Хиггинсом. Эл остановился и коротко кивнул ей.

— Завтра прибывает новый Искатель, после чего мы срочным порядком отправляемся на Межорбитальную станцию, — сказала ему женщина, после короткого обмена приветствиями.

— Я наслышан, — ответил Элайджа. Его темные карие глаза пробежались по лицу Марии. — Что за новичок? Ты видела его? Читала досье? Я надеюсь, у него будет достаточно опыта, чтобы не погибнуть в первом же задании. Хватит с нас потерь.

Мария повела плечом.

— Судя по всему, нам подсунули какого-то офисного работника, без военного стажа.

Хиггинс тихо выругался.

— Они там, в Центре что, совсем с ума выжили? — спросил он раздраженно. — Кажется, эти люди не понимают, что значит для отряда, подобного нашему, хороший Искатель. Из-за неподготовленного тупицы мы можем потерять половину отряда!

Женщина улыбнулась.

— Зачем ты это мне рассказываешь, — произнесла она. — Я это прекрасно понимаю. Есть претензии — звони в Центр!

— Уроды, — бросил сухо темнокожий мужчина и быстрыми шагами прошел мимо Марии. Она продолжила свой путь, думая над словами пилота.

«Завтра все узнаем, — сказала она себе. — Возможно, все окажется не так плохо, как мы думаем».

Глава 2.

Этим утром воздушное такси-модуль доставило меня к длинному одноэтажному зданию, расположенному далеко за городом. Окруженное высокими каменными стенами высотой в два моих роста, здание скрывалось под защитным куполом и обычно не было видно пролетающим над ним модулям. Сегодня, на короткий срок моего прибытия, защита была снята. Мой водитель работал в Центре и потому был осведомлен о том, куда везет меня. Всю дорогу, пока он молчал, я размышляла, глядя в окно на пролетающий под нами зеленый лесной пейзаж. Думала, разумно ли поступаю, отправляясь сама в это логово, к людям, уничтожившим мою спокойную и размеренную жизнь, укравшим мое детство… А потом понимала, что делаю только то, что считаю правильным, даже если оно таковым для меня и не является. В принципе, вариант Чарльза мне нравился, но как же мне хотелось до судорог в пальцах сделать все самой. Разобраться во всем и, наконец, отомстив, получить долгожданный покой в душе!

Выбравшись из кабины, спрыгнула на дорожку и направилась прямиком к заграждению, стараясь шагать прямо, чеканя шаг. Подойдя к стальной двери, уловила краем глаза движения по обе стороны от себя. Маленькие камеры слежения двигались в унисон, отмечая каждый мой шаг.

Над дверью располагался монитор. И, стоило мне приблизиться вплотную, как экран ожил и на мониторе появилось молодое женское лицо. Меня окинули быстрым внимательным взглядом, а затем предложили назвать свой код доступа. Ни имен, ни звания. Только код.

— 2195, — проговорила я.

— Отлично, можете проходить, — сказала женщина. Монитор погас и дверь с громким щелчком, открылась, пропуская меня внутрь комплекса. Перешагнув через порог, перекинула сумку с вещами на плечо, и ступила ногами на бетонированную узкую дорожку, окруженную зеленым подстриженным газоном. Кроме этого газона на территории перед зданием не было ничего. Ни деревьев, ни строений. Лишь длинная громада корпуса, матово поблескивавшая окнами, взиравшими на меня с холодным безразличием.

Дорожка вела прямо до здания, где у дверей меня уже ждал высокий темнокожий мужчина. Я узнала его сразу по фото, на досье, которое дал мне Уорд.

— Добрый день, сэр, — сказала я, поравнявшись с Хиггинсом.

— Добро пожаловать, — сказал он. — Мое имя Элайджа Хиггинс. Следуйте за мной.

Я отметила, что военный был несколько разочарован и удивлен, увидев женщину. Скорее всего, он ожидал, что Искателем окажется мужчина, но сейчас мне было все равно, оправдала ли я его ожидания, или нет. Мужчина тем временем развернулся и провел рукой над сенсорным экраном, считавшим информацию с отпечатка его ладони. После чего дверь отъехала в сторону, явив за собой широкое пространство холла, выдержанного в стальных тонах.

Мужчина прошел вперед. Я скользнула за ним тенью, стараясь при этом держаться в непосредственной близости, но на определенной дистанции.

Внутри здание оказалось довольно большим, но сплетение коридоров — сплошные белые стены без малейшего намека на какой-либо декор — скоро сбили меня с толку. Я напрасно пыталась запомнить путь, по которому мы шли, но совсем скоро отбросила эту затею, окончательно запутавшись в бесконечных поворотах одинаковых коридоров и металлических дверей.

Шли довольно долго. Хиггинс молчал, и я следовала его примеру, когда, наконец, спустя, как мне показалось вечность блужданий по этим одинаковым проходам, мы вошли в одну из дверей и оказались в огромной комнате, заставленной тренажерами и бесконечными тренировочными боксами различных уровней сложности. Я увидела, что здесь находится основная часть отряда. Кинув быстрый взгляд по сторонам, я, к своему удовольствию, заметила имитацию горной вершины, подобную той, что находилась в моем Спортивном Центре. От созерцания оной меня отвлек насмешливый голос, принадлежавший одному из тренировавшихся мужчин.

— Опа! Смотрите, ребята, у нас опять в Искателях баба!

Я резко повернулась, нашла глазами говорившего. Им оказался молодой привлекательный мужчина с копной светлых волос и тяжелой квадратной челюстью. Он стоял, одетый лишь в военные брюки и обтягивающую борцовку, прилипшую к его торсу от пота. В памяти всплыла информация по данному субъекту. Я вспомнила и его имя — Дэвид Войс. В досье о нем был не самый положительный отзыв. Кажется, этот Дэвид, грубиян и задира, был грязной овцой в отряде. И его дерзкий взгляд, которым парень едва ли не раздевал меня догола, это доказывал.

— Прикрой рот, Войс, — Линкольн Йорк спрыгнул с высокого мата. Следом за ним спустился еще один мужчина — Филл Андерс, напомнила мне память. А после, за своим капитаном, стала подтягиваться и вся команда. Так что скоро я оказалась в окружении ненавистных Ястребов и при этом старалась выглядеть хладнокровной и собранной. Окинув команду заинтересованным взглядом, остановилась на капитане. Даже если бы я не знала, что именно он глава Ястребов, то поняла бы это без лишних слов. От мужчины буквально веяло силой и мощью. Он стоял от меня на расстоянии вытянутой руки, возвышаясь на добрых две головы. Огромный, плечистый, с широкой мощной грудью. «Не человек, а какая-то машина для убийства», — подумалось мне. Лицо его я не назвала бы красивым. Но было в этом экземпляре что-то особенное, что привлекало взгляд и говорило о том, что, увидев капитана однажды, не забудешь его никогда. Взгляд, прямой и пронизывающий насквозь, поджатые упрямые губы и резкие скулы на лице. Линкольн Йорк, в свою очередь, смотрел на меня, пристально, изучающе. Я как-то некстати для самой себя заметила, что этот мужчина в жизни оказался еще интереснее, чем на фото, но моя ненависть от этого только усилилась.

— Вот черт, — произнес кто-то справа от меня, — Что за… — далее последовало яркое ругательство, из чего я сделала вывод, что здесь явно ждали не женщину.

— Джо Кинг? — сухо уточнил Йорк, после того как закончил беглый осмотр.

— Джоанна, сэр, — сказала я и, сбросив с плеча сумку, вытянулась перед старшим по званию по струнке.

Светловолосая женщина-программист, стоявшая рядом с капитаном, Мария Стенфорд, единственная из всех улыбнулась мне более-менее радушно.

— И зачем нам опять баба! — не унимался Дэвид.

Тут я увидела высокую коренастую военную, приближавшуюся к нам с турников. Она остановилась рядом с Войсом и, с вызовом глянув в лицо последнему, громко хрустнула перед его лицом костяшками своих пальцев. Я посмотрела на ее внушительные кулаки и перевела взгляд на симпатичное лицо — латиноамериканского происхождения. Ана Маркес была немного мужеподобна, но не лишена женской привлекательности, даже несмотря на совсем не женские мышцы на руках.

— Тебе чем-то не угодили женщины, а Войс? — спросила она, подойдя вплотную к Дэвиду. Тот поспешно отошел на шаг назад и примирительно поднял вверх руки.

— Ну что ты, Маркес, я просто обожаю женщин, — шутливо произнес он.

Йорк бросил на своих людей короткий выразительный взгляд.

— Так, заткнулись все, — сказал он резко и затем встал рядом со мной, возвышаясь, как гора. — Джоанна Кинг наш новый Искатель и прошу вас всех впредь не болтать лишнего.

«Он мне не рад, — подумала я, — Конечно, его можно понять, ведь меня суда направил Центр!».

— Уже сегодня вечером мы отправимся на Базу, где и продолжим подготовку к операции, — он повернул голову, отыскав глазами стоявшего в стороне ото всех мужчину, — Крис, ты займешься рядовой Кинг.

Названный Крисом тут же поднял на нас злой взгляд. Я едва не отшатнулась от полыхавшей в его взоре ненависти, и, казалось, она была направлена на меня. Не совсем понимая подобного проявления агрессии, я выдержала взгляд, решив разобраться с этим позже. А пока лишь отсалютовала старшему по званию, смирив все эмоции, как и полагало военной.

— Теперь все расходитесь по своим комнатам. Вылет через час! — больше не сказав никому ни слова, Линколь Йорк вышел из зала, вместе с последовавшей за ним Стэнфорд и Хиггинсом.

Я ждала у терминала не более получаса, стоя с рюкзаком за спиной, в то время как главный механик и пилот готовили корабль к отправлению, проверяя систему и основные механизмы. Они что-то довольно бодро обсуждали и не обращали на меня ни малейшего внимания. Услышав в их разговоре упоминание об отдыхе где-то на курорте и что-то о девочках, я сразу же перестала прислушиваться к пустой болтовне, понимая, что не найду там ничего интересного для себя. Надев наушники, решила еще раз прослушать запись начитки досье, предлагавшуюся к основным файлам на диске Уорда. Время ожидания текло медленно. Казалось, что прошла целая вечность, пока не появился первый из отряда. Им оказался высокий крепкий мужчина, средних лет. Я внимательно посмотрела на него, вспоминая его данные и имя. «Майкл Фаррел», — подсказал голос на записи.

«Надо же, совпадение!» — подумала я, глядя на приближавшегося мужчину. «Второй пилот звездолета, Фаррел Майкл, — проговорил голос в наушниках. — Не женат. Семьи не имеет. Родителей лишился много лет назад. Ранее, до службы в отряде Ястребы, был десантником в госвойсках. Переведен и назначен в команду зачистки по просьбе командира отряда — Линкольна Йорка».

Мужчина приблизился и смерил меня быстрым изучающим взглядом. По его лицу было невозможно понять, что он думает обо мне. Выражение равнодушное. Вот и замечательно! Мне подобное только на руку.

— Чего стоишь, пошли устраиваться, — бросил мне Майкл, закончив визуальное знакомство. Он покосился на наушники, и я поспешно выключила плеер, вытянувшись перед старшим.

— Расслабься, — бросил он, после чего направился к звездолету, взмахом руки приказывая следовать за собой.

Звездолет был малогабаритный. Предназначенный для коротких перелетов и вмещающий в себя до двадцати человек. Модель старая, но, насколько я могла судить, в отличном состоянии.

— Вы уже закончили? — спросил второй пилот, когда мы поднимались в отсек для грузов. Ожидавший нас Хиггинс что-то сказал механику, затем повернулся к своему помощнику.

— Да, все в порядке. Мария сейчас проверяет системное обеспечение, — Элайджа кивком головы приказал мне не останавливаться и следовать внутрь корабля. Я прошла мимо него и оказалась в отсеке для перевозки грузов. Оглянувшись на пилотов, увидела, что оба смотрят на меня и тихо переговариваются. Возможно, даже судачат обо мне. Резко отвернувшись, прошла отсек, открыла шлюз и оказалась в просторной комнате, заполненной множествами регулирующихся сидений. Каждое было оснащено креплениями и удобными подлокотниками. Наверняка, здесь сидела команда, когда корабль выходил из атмосферы земли. Я осмотрела и даже на ощупь, проверила несколько внушительных креплений, соображая, что данная модель вряд ли оснащена смягчающей обивкой, которая при выхождении из атмосферы земли призвана облегчит давление и тряску.

— Советую сразу занять одно из кресел, — раздавшийся за моей спиной резкий голос заставил мое сердце на мгновение сжаться от неожиданности. Я обернулась и увидела стоящего у открытого шлюза Йорка. Одетый в военную десантную форму, мужчина казался отлитым из мышц и еще более огромным. Капитан смотрел на меня, чуть прищурив глаза и я почувствовала непонятный страх перед его взглядом, от которого хотелось убежать и спрятаться. И, признаюсь, подобные мысли меня не радовали.

Еще несколько секунд Йорк играл в гляделки, а затем удивил, одарив насмешливой улыбкой.

— Расслабьтесь, Кинг, — бросил он мне и прошел в отсек.

Я сглотнула и разжала пальцы, которые как-то незаметно для себя самой сжала в кулаки при виде капитана Йорка. Подавила странную, зарождавшуюся панику, мысленно отвесив себе оплеуху. Где моя хваленая стойкость и бесстрашие? Если я и дальше так буду реагировать на этого бугая, то грош цена всем годам подготовок.

Втянув воздух через сжатые зубы, выдохнула, чувствуя, как сердце начинает стучать все медленнее успокаиваясь.

Следом за командиром в отсек начали подниматься и остальные члены команды. Я закрепила свой рюкзак в небольшом отделении рядом с сидением и села, следя глазами за тем, как люди, разговаривая, занимали каждый свое место. Вот теперь я могла увидеть их всех.

— Черт побери, я ведь планировала отдохнуть там с сестрой перед Рождеством, — Ана Маркес закрепила свои вещи и села на сидение рядом со мной, при этом разговаривая с Дэвидом. Тот перевел взгляд через голову мексиканки и, встретившись со мной глазами, весело мне подмигнул. Ана, заметив это, повернулась ко мне и оглядела с ног до головы, разглядывая с чисто женским любопытством.

— Она в твоем вкусе, Дэв? — спросила военная. — Видишь, а ты жаловался, что в наш отряд пришла еще одна женщина, или как ты ее там назвал?

— Баба, — подсказала я.

Ана улыбнулась мне и неожиданно протянула руку.

— Ана Маркес, — представилась она, по-прежнему улыбаясь и глядя мне прямо в лицо. Я пожала ее руку, ощутив сильное прикосновение сухих, сильных пальцев, и улыбнулась в ответ.

— Так вот, а теперь, оказывается, курорт закрыли, там какие-то проблему с экологией и Центр настаивает на том, чтобы перевести эту зону в карантин до выяснения обстоятельств, — отвернувшись от меня, продолжила Маркес свой разговор с Войсом. Тот энергично закивал головой, усаживаясь рядом с мексиканкой и пристегиваясь ремнями.

— Надень это, — сказал мой сосед слева. Я посмотрела на говорившего. Кристиан Лисс сунул мне в руки военный шлем и надел свой. — Сейчас при переходе эту колымагу будет сильно трясти. Как бы ты головой не треснулась. Йорк назначил меня ответственным за тебя, я был в команде с предыдущим Искателем и мне не нужны разборки с капитаном, особенно сейчас.

Я напялила шлем на голову и, закрепив под подбородком спросила:

— Он погиб?

— Она, — поправил меня сухо Кристиан. — Это была она и она была моей сестрой.

Я закусила губу, отворачиваясь от раздраженного военного, мысленно удивляясь тому, что в докладе Уорда не было написано о погибшем Искателе. Вряд ли он пропустил это по неосведомленности. Явно ведь был в курсе. А я и не знала, что Искатель идет на передовую вместе с остальным отрядом. По правилам, Искатель, как особый член команды, всегда находился под защитой на борту звездолета и крайне редко покидал его пределы, тем более в моменты угрозы жизни. Искатели были крайне редки. Так что мне стало интересно, при каких обстоятельствах погибла рядовая Лисс, но спрашивать об этом у ее брата я сочла сейчас неуместным. Да и, если разобраться, это должно было волновать меня меньше всего.

Молча разглядывая сидевших военных, я думала о том, сколько из них сменилось с того времени, как были убиты мои родители. Если верить досье, то Йорк тогда был всего капралом, а теперь он капитан. А остальные? Почему-то дядя не проследил за тем, чтобы на диске оказалась эта информация. А, возможно, просто не стал это делать, считая, что я должна разобраться со всем сама? Что ж, теперь поздно что-то менять. Придется разбираться на месте. Следить, втереться в доверие, задавать наводящие вопросы. Но сразу, конечно, мне никто не откроется. Но я буду стараться.

Раздавшийся из динамиков голос Хиггинса резанул слух, отвлекая меня от собственных мыслей.

— Готовность номер один, — только и сказал он. Я невольно вцепилась пальцами в подлокотники, когда звездолет завибрировал и раздался шум запускаемых двигателей.

— Сейчас начнется, — произнес Дэвид, и хихикнул как мальчишка. Я перевела взгляд на Йорка, сидевшего у входа в отсек. Он откинул назад голову и закрыл глаза, показавшись мне спящим. Невольно приподняла брови в удивлении, недоумевая, как он может спать во время старта? А звездолет тем временем начало трясти с неожиданной силой. В какой-то миг мне даже показалось, что эта жестянка не поднимется в воздух. Или, того хуже, поднимется и развалится в полете. Но тряска продолжалась и низкий гул, ударившись по ушам, свидетельствовал о том, что я ошибаюсь. Колымага летела. Я почувствовала, как мы поднимаемся в воздух. На какое-то мгновение желудок камнем упал вниз, тело ощутило невероятное давление, словно оказалось зажато в тиски. Я опустила голову, чувствуя, как ее притягивает вниз и сжала зубы, надеясь, что не опозорюсь, низвергнув завтрак на пол звездолета. Все это продолжалось до тех пор, пока звездолет не покинул земную атмосферу и не вышел на орбиту. Моя голова словно сама по себе откинулась назад и я с силой ударилась о стену. В глазах мгновенно потемнело, но эта слепота продлилась недолго. Уже спустя пару секунд, моргнув, я снова могла видеть. Мысленно поблагодарила Кристиана за шлем, когда заметила, как все сидящие рядом со мной оживают. Маркес продолжила прерванный с Войсом разговор, словно бы ничего и не произошло, а я повернулась к Лиссу. Мужчина отстегнул свои ремни и встал с сидения. В мою сторону он даже не посмотрел. Я пожала плечами и повернулась к иллюминатору, на мгновение замерев от открывшегося великолепного вида. Не первый раз наблюдала красоту Земли. Но каждый раз понимала, что нет ничего прекраснее на свете, чем этот голубой шар с рисунками материков и облаками, с темными грядами гор и пятнами глубоководных впадин. Сколько ни смотрела на Землю из космоса, никогда не переставала любоваться ее красотой и удивляться богатству природы, создавшей подобное произведение искусства.

— До станции лететь недолго, — сказал, обращаясь ко мне Филл Андерс. Он последовал примеру Кристиана, встал со своего сидения и теперь наблюдал за тем, как я рассматриваю Землю в иллюминатор. — Ты так смотришь на нее, что создается впечатление, что ты впервые в космосе, — заметил он.

Я улыбнулась в ответ.

— Просто не перестаю удивляться это красоте! — ответила я.

Ана, услышав мои слова, обернулась.

— Да ты у нас романтик, — бросила она мне с некоторой издевкой, которую я, впрочем, решила проигнорировать.

Тут все замолчали. Я увидела, что Йорк поднялся со своего места и, заложив руки за спину, встал посредине отсека. Внимание всего отряда вмиг сосредоточилось на своем командире.

— Мы прибудем на Базу через несколько часов и я советую вам сейчас заняться изучением информации, которую Мария сбросила на ваши диски, — он обвел всех взглядом и затем остановился на мне.

— Вам тоже следует изучить данные, рядовая Кинг. Я очень надеюсь на вашу помощь как Искателя. Но так как мы еще ни разу не работали вместе, то вам стоит работать больше остальных, чтобы влиться в нашу команду.

— Да, сэр, — выдавила я.

Йорк отвернулся и вышел из шлюза, оставив нас изучать данные на портативных компьютерах. Я со вздохом поняла, как мало что понимаю в том, что мне предстоит делать в качестве Искателя. Линкольн Йорк был прав. Чтобы завоевать доверие его и его людей, мне предстояло много трудиться и подружиться со всей командой, а также с самим капитаном. Естественно, сейчас мне не доверяли. Я была им чужой. Новичок, от которого, по сути, зависит так много.

Пролистывая информацию, вспыхнувшую на экране, я думала совсем не о том, что было там написано. Мои мысли возвращались к погибшим родителям, а затем я отчего-то неожиданно вспомнила дядю Чарли, оставшегося там, внизу в безопасности. В то время как я лечу навстречу неизвестности.

«Сосредоточься на чтении», — сказала себе, заставляя перенести внимание на текст перед глазами.

Остальные молча изучали файлы. Я вздохнула и последовала их примеру.

Глава 3.

Орбитальная военная база «Рассвет Империи» находилась в соседней солнечной системе. Она представляла собой серую громаду, медленно дрейфующую в безвоздушном пространстве. Но это только на первый взгляд казалось, что База движется хаотично. Ею управляли люди, такие же военные, как и те, что и находились сейчас рядом со мной. Насколько я знала из отчета, «Рассветом» сейчас управляла опытная команда из всего пяти человек, которых хватало для поддержания жизнеобеспечения на космическом судне до того момента, когда на него прибудет основной состав. Подобные базы существовали повсеместно. И служили станциями для переброски военных команд.

Наш ждали. Как только произошла стыковка, двери шлюза открылись, выпуская команду на борт огромного космического корабля, принадлежавшего Центру. Встречавший группу, невысокий лысый мужчина в повседневной одежде, сразу подошел к капитану, едва кивнув остальным. Он поздоровался с Йорком и обратил внимание на Ястребов. Заметив меня, мужчина произнес:

— Смотрю, у вас новичок?

— Это рядовая Ривз. Наш новый Искатель, — ответил Йорк. — Центр прислал замену Аманде.

Я заметила, как при упоминании имени сестры внешне напрягся Кристиан. Ана, стоявшая рядом с ним, тотчас поспешно положила свою руку ему на плечо и с силой сжала, словно подбадривая или успокаивая мужчину. Тот нехотя кивнул ей с видимой благодарностью, но руку со своего плеча убрал.

— У меня для вас тоже небольшой сюрприз от Центра, — сказал Ривз, кисло улыбнувшись, и тут я увидела, как в отсек вошел высокий седоволосый мужчина в строгой серой форме сержанта. Мысленно выругавшись, вздрогнула, встретившись глазами с вошедшим, что не ускользнуло от внимания капитана. А Ривз тем временем добавил: — Знакомьтесь, это сержант Отто МакКиган, Наблюдатель от Центра. Он пробудет с нами на базе некоторое время и, возможно, примет участие в одной из операций, чтобы оценить подготовку Ястребов.

МакКиган отдал честь Йорку, как старшему по званию. Линкольн посмотрел на Отто равнодушно и лишь кивнул в ответ на приветствие.

— С каких это пор Центр так интересуется ходом операций? — поинтересовался он, — или мои доклады уже не устраивают Главного?

Седоволосый вытянулся по струнке.

— Никак нет, сэр. Я лишь выполняю задание Центра, а их мотивы меня не касаются, — ответил он. В голосе Седого я не услышала должного уважения к капитану Йорку, но тот проигнорировал тон сержанта и только перевел взгляд с него на меня.

— Вы двое знакомы? — спросил холодно.

Я вздохнула. Капитан Йорк оказался слишком проницателен. Из чего я сделала вид, что мне нужно лучше контролировать свои эмоции. Они сейчас были лишними.

— Сталкивались пару раз в Центре, — отозвался Седой, ответив за нас обоих, а сам посмотрел на меня с прищуром. Светлые глаза мужчины словно говорили: «Не делай глупостей, не показывай, что хорошо знаешь меня».

— Да, так и есть, — подтвердила я слова сержанта. — Встречались пару раз.

Внутри у меня все скрутило от тревожного предчувствия. Что это здесь мог делать телохранитель Чарльза Уорда? Не исключено, что его подослал мой дядюшка. С его связями это было легко устроить. Только вот для чего он прислал своего лучшего человека сюда. Явно не для того, чтобы тот помогал мне, или я не права? Дяде веры не было. Несмотря на то, что он был моим единственным родственником, кажется, мое наследство не давало ему спокойно жить. И все же, он позаботился о том, чтобы я попала в группу. И за это стоило быть благодарной.

— Хорошо, — произнес Йорк после чего повернулся к Ривзу с приказом: — Покажите новичкам общую каюту и их места.

— Да, сэр, — Ривз проводил взглядом капитана, удаляющегося вместе с остальным отрядом, а затем посмотрел на нас с Седым.

— Добро пожаловать на «Рассвет», — только и сказал он.

Мой личный ад начался с утра следующего дня, когда меня грубо разбудили и заставили одеться на предельной скорости, а затем я вышла наравне со всеми на пробежку, обязательную перед завтраком, по периметру корабля, который оказался, к моему сожалению, нереально огромным. Тяжело дыша, я бежала по длинному коридору. Меня обогнали все десантники, и в итоге после этого долгого марафона, я пришла последней. С лихорадочно бьющимся сердцем, остановившись перед дверью в душевую, облокотилась спиной к стене, переводя дыхание, вспотевшая, не выспавшаяся и крайне раздраженная на саму себя. А ведь все это время я наивно полагала, что нахожусь в прекрасной физической форме. Но этот забег, длиной километров в двадцать, доказал обратное. Да, я была хорошо подготовлена для обычного человека, но на фоне этих вояк — просто «отдыхала». Мужской состав команды посмеивался надо мной, обгоняя. И только Ана сочувственно подмигнула, пролетая мимо, словно торпеда.

— Рядовая Кинг, что вы здесь делаете? — раздался над моим ухом голос Кристиана Лисса. Я вскинула голову и увидела, что он вышел из душевой в свежем комбинезоне, с влажными волосами и смотрит прямо на меня с недовольством. — Быстро примите душ, завтрак никто еще не отменял. Вас ждать не будут, — закончил он и ушел. Несколько долгих секунд со злостью смотрела ему вслед, а после нажала на панель и прошла мимо отъехавшей в сторону герметичной двери и оказалась в широком помещении душевой. Внутри все было выложено влагоотталкивающими пластическими панелями. Я увидела несколько открытого вида кабинок, разделенных между собой только тонкими стенками — никаких заслонов или дверей. Все выставлялось на общее обозрение. В ужасе отвернувшись, осознала, что душевая оказалась общей. Я успела заметить тела Марии и стоявшего рядом с ней через тонкую перегородку, достигавшую ей едва до груди, Филла, едва прикрытые паром. При этом программист терла мочалкой грудь, ничуть не стесняясь присутствия рядом обнаженного мужчины, и даже что-то говорила ему, намыливая тщательно руки.

Меня заметили сразу. Причем тот, чьего внимания я бы хотела добиться в последнюю очередь.

— Эй, Кинг, что застыла? — голос принадлежал Дэвиду. Он прошлепал из душевой босой, в чем мать родила, и встал прямо передо мной, раскрасневшийся от горячей воды, с ехидной насмешкой на улыбающемся лице. — У нас все на равных, — он широко развел руки в стороны. — Вот посмотри, вся команда, как на ладони! — и расхохотался увидев, как мои щеки вспыхнули румянцем. Я старательно не смотрела ниже его груди, злясь на себя за то, что отреагировала подобным образом.

— Не трогай ее, Дэв, — Ана швырнула в друга мочалкой и подмигнула мне. — Может она еще девственница и такой красоты, как у тебя, не видела!

Ястребы рассмеялись, а я еще сильнее покраснела. Дэвид же, понимая, какое впечатление на меня производит его нагота, упер кулаки в бока и гордо выпятил накачанную грудь.

— Да, я просто идеален, — проговорил он шутливо и снова мне подмигнул: — Нравлюсь, а Кинг?

— Очень, — зло ответила я, решительно подошла к скамье и стала раздеваться. Нет. Этим воякам не получится достать меня. Пусть подавятся своим весельем. И чего, спрашивается, я там не видела? И ведь, действительно, засмущалась, как малолетка!

— Ого, а ты молодец! — похвалил ехидно Филл, наблюдавший за нашим с Дэвидом разговором.

Я стянула свой костюм и, положив его на скамью, подошла к свободной душевой, чувствуя на себе заинтересованные взгляды. Подавив желание закрыть грудь руками и, стараясь при этом не покраснеть еще сильнее, хотя это уже было вряд ли возможно, приняла самую равнодушную мину, на которую оказалась способна. Вот только, черт побери, внутри все колотилось от злости и раздражения на подобную обстановку. А ведь мне стоило учесть, что у десанта все не так, как у людей. Сама виновата. Но больше не дам им повода веселиться.

Справившись со своими эмоциями и, отвернувшись спиной к остальным, выключила воду, подставив под прохладную струю лицо, чтобы хоть как-то остудить разгоряченную кожу. Уперев ладони в стену по обе стороны от душа, я так простояла довольно долго и лишь потом, немного успокоившись, перестроила температурный датчик и начала мыться.

Ад продолжился и после завтрака уже в тренажерном отсеке, когда меня, бесчисленное количество раз, бросали спиной на тонкие маты, а потом Ана, нравившаяся мне до тренировки гораздо больше, стала смеяться над моей неподготовленностью. Но в конце концов, после неплохой трепки, в которой я увы, не оказалась победителем, подала мне руку и помогла подняться на ноги.

— Ты очень хилая, — заявила он мне откровенно, — надеюсь, Искатель из тебя лучше, чем боец! — и с силой хлопнула меня ладонью по спине. Поморщившись от этого дружественного удара, сошла с мата, освобождая место для следующей пары, решившей помутузить друг дружку в спарринге. Я уже мечтала, как, наконец, вздохну свободно и посижу в уголке ото всех, давая отдых усталому телу, как меня подозвал Кристиан. Устало повернулась на звук его голоса и охнула от разочарования, когда увидела, что он стоит возле тира и всем своим видом показывает мне, что я должна немедленно идти к нему.

— Рядовая Кинг! — прикрикнул он, недовольный моей медлительностью, и это придало скорости моим ногам. Сорвавшись с места, в мгновение ока подбежала к старшему, вытянувшись по струнке.

Мужчина смерил меня взглядом, явно недовольный нерасторопностью новенькой. А затем спросил:

— Вы умеете метать дротики, боец Кинг? Ии, возможно, лучше владеете ножами?

Метала я неплохо, хотя так я считала раньше. Знакомство с пехотинцами убедило меня в том, что все то, что, как мне раньше казалось, я делала на отлично, на деле выходило не таким уж превосходным. Эти люди дрались лучше меня, были сильнее, быстрее и более ловкими. Они были подготовлены намного лучше и, полагаю, их выносливости я могу начать заранее завидовать. Спасало только то, что в досье я была указана, как кабинетный работник. И все же, стоило уделить больше внимания тренировкам теперь, когда попала в группу десанта. Иначе с Йорком и его подопечными мне не справиться.

Тем временем Крис выдал мне ножи и указал цель, находившуюся в двадцати шагах от места, где я стояла. Ступив на вспыхнувшую синим черту на полу, сделала первый замах. Но то ли волнение сказывалось, то ли я просто не могла собраться под пристальным взором старшего по званию, но то, что я прежде делала хорошо, сейчас выходило из рук вон.

— Ты все делаешь также плохо? — спросил Крис, когда я в очередной раз попала ножом в четверку.

Я зло сжала зубы и снова метнула нож, в этот раз прицелившись старательнее. И о чудо, острие вошло прямо в середину мишени. Переполненная гордостью, я перевела взгляд на Кристиана, но тот стал еще более хмурым и только коротко бросил, явно не разделяя моей радости:

— Если попадешь пять раз подряд в центр, то я тогда посчитаю, что этот раз не был просто удачей. Дерзай! — заключил мужчина и, заложив руки за спину, с ожиданием посмотрел на меня. Я направилась к мишени и собрала все ножи. Возвращаясь, увидела, что в тренировочный отсек зашел Йорк. Он оглядел отряд внимательным взглядом, а затем посмотрел на меня. Старательно делая вид, что не замечаю капитана, я отвела глаза и встала рядом с Кристианом, взяв в руки первый нож.

— Продолжай, — велел мой наставник.

Под пристальным взглядом Линкольна Йорка, а я почему-то была уверена, что он продолжает следить за мной, предыдущий бросок мне, как не удивительно, повторить не удалось. Стоявший рядом Лисс насмешливо скривил рот, как бы говоря:"Я так и знал, что ты попала в «яблочко» только по чистой случайности!"

Мысленно проклиная все на свете, и Кристиана, и Йорка, и даже дядю Чарльза, я метала ножи один за другим, промахиваясь и отчаиваясь с каждым броском все больше и больше. Злая на себя и весь мир за собственную несостоятельность.

Как оказалось, после тренировок меня ждало еще одно испытание. Но теперь предстояло показать не физическую силу и умения, а тот дар, которым меня наградила природа.

Сразу после тренировок, посетив общий душ и, постаравшись вымыться как можно быстрее, я отправилась к программисту группы. Мария занимала один из небольших, но хорошо оснащенных, отсеков в главной части корабля.

Перед дверью немного постояла, чувствуя усталость во всем теле. А затем, решившись, подняла руку и постучала.

— Да? — прозвучало в ответ, и я толкнула дверь.

Внутри оказалось мало места. Все пространство занимала аппаратура. Светились и мигали какие-то кнопки, а Мария, восседая в высоком кресле, что-то старательно набирала на сенсорной клавиатуре.

— Рядовая Кинг явилась для прохождения тренировки, — произнесла я и женщина, наконец, обернулась.

— О, Джоанна, — проговорила она и жестом пригласила меня присесть в пустующее кресло перед небольшим монитором. Сама же допечатала что-то на экране и только после этого развернулась ко мне. За это время я успела рассмотреть отсек, разглядывая мерцающие панели на стенах и огромные мониторы. В иллюминаторе, расположенном прямо за столом, проплывали планеты, похожие на мерцающие звезды, одна из которых находилась настолько близко, что я могла разглядеть кратеры, похожие на лунные, на ее оранжевой поверхности.

Мария тем временем протянула мне пластинчатый шлем и, привстав, помогла закрепить под подбородком. Несколько датчиков с крошечными присосками, идущими от шлема, она закрепила на моем лице и на лбу, затем перевела взгляд на мерцающий экран монитора, и он мгновенно вспыхнул, едва женщина беззвучно зашевелила губами. Я заинтриговано следила за ней, когда Мария снова опустилась в кресло рядом со мной.

— Сейчас я проверю твои способности как Искателя. — И тут же добавила: — Ничего, что я к тебе на «ты»?

— Ничего, мэм! — ответила я, помня о том, что женщина выше меня по званию. И то, что она могла себе позволить в обращении ко мне, для меня было своего рода, «табу».

— Это приказ Йорка, — продолжила программист. — Ты ведь понимаешь, что мы не можем рисковать и брать с собой неопытного Искателя. От твоей работы зависят жизни наших людей. И твоя, в том числе!

Я кивнула.

— Это будет неприятно. Сейчас ты почувствуешь, как импульс проникает под кожу…

— Знаю, мэм, — оборвала ее я.

Мария оторвала взгляд от монитора и взглянула на меня. Что-то в ее взгляде неуловимо изменилось, заставив меня невольно напрячься.

— Хорошо, что у тебя есть кое-какой опыт. Это говорит о том, что в Центре еще думают о том, кого отправлять на подобную работу, — сказала она, разглядывая меня так, словно я была подопытной крысой, а она профессором, собирающимся сделать этой самой крысе вскрытие. Но вот Мария моргнула и дружелюбная улыбка озарила ее глаза, изменив до неузнаваемости. Она явно хотела показать мне свое расположение. Но я была полна уверенности в том, что не стоит здесь доверять кому бы то ни было, пока не разберусь, что к чему.

— Я начинаю, — продолжила женщина. — Это тренировочный запуск, но ты понимаешь, что должна действовать так, будто все происходит в реальности. Я должна оценить твой потенциал.

Она нажала какую-то кнопку на клавиатуре. В голову тотчас ударило разрядом, похожим на электрический. Мысленно выругавшись, я дернулась и вцепилась с силой в подлокотники кресла, стараясь не закричать. Даже не видя того, что происходит, я знала, что мои глаза закатились, и воображение погрузилось в иллюзию, созданную программой. При этом я ничего не слышала из того, что происходило сейчас рядом с моим телом. Подобное я проходила. Только программы, на которых ранее развивала свой дар, были совсем другого свойства.

Но вот боль отступила. По сути, она длилась всего ничего. Но даже нескольких секунд мне хватило, чтобы кожа покрылась потом. А затем я успокоилась.

«Это просто имитация», — сказала я себе, когда, открыв глаза, увидела, что нахожусь в командном отсеке небольшого корабля-разведчика. Я быстро огляделась и поняла, что сижу в кресле пилота и при этом совершенно одна. На мне были широкие наушники, а перед глазами, на множестве маленьких мониторов, я видела то, на что сейчас смотрела команда десанта. Создавалось ощущение, словно смотрю на происходящее поочередно то глазами Ани, то Хиггинса, то еще кого-то из команды.

— Рядовая Кинг, просканируй периметр, — голос Йорка раздался в динамике наушников. «Слишком громко», — подумала я и немного убавила звук.

— Да, сэр, — ответила четко. В голове лихорадочно метались мысли. Где мы находимся, что это за здание, по темному коридору которого сейчас крадутся вооруженные до зубов Ястребы? Я видела имитацию нападения на какой-то корпус, расположенный на отдаленной от солнечной системы, планете. Окружающая действительность могла быть как придуманной, так и взятой из существующих миров.

Изредка, когда один из военных смотрел на другого, я замечала оснащение. В руках у Дэвида, шедшего следом за Ани, красовался болтер — чрезвычайно опасная игрушка, как-то сказал мне в тире старый учитель. Пули выпущенные из этого типа орудия разрывались, попадая в жертву. Выжить после такого ранения было просто невозможно, даже с помощью современных развитых технологий. Но, кажется, я отвлеклась на разглядывание команды. Так как в наушниках затрещало и раздался голос капитана:

— Кинг! — напомнил о моих обязанностях Йорк.

Я мысленно выругалась за промедление и застыла в кресле перед мониторами. Отчего-то вспомнилось, что когда со мной произошло это впервые, я была еще совсем девчонка и отец, оказавшийся рядом, помог мне. А после приступа — так он называл мое перемещение в пространстве, — попытался все объяснить. Я тогда очень испугалась, хотя отсутствовала всего несколько секунд. Но у меня существовало оправдание. Я была всего лишь ребенком, в котором проснулся дар. При этом мое тело так и осталось лежать на полу, а отец сидел рядом и просто ждал, когда я очнусь, держа меня за руку.

Услышав приказ капитана, я вышла из тела. «Это все мутации моего мозга», — подумала я, оказавшись в виртуальном здании, где сейчас проводили свою операцию Ястребы. Передвигаясь с невероятной скоростью, проплывала через стены помещения, когда заметила Йорка и Ану, стоявших по обе стороны закрытой железной двери с оружием наготове. Ждали меня. И я соскользнула по другую сторону двери и огляделась. Темное пыльное помещение, похожее на старый склад, которым давно уже никто не пользовался, на первый взгляд казалось пустым и совершенно безопасным. Но что за странные импульсы отходят со всех сторон? Я активировала дар и внезапно стены словно завибрировали, а в груди все сжалось от неприятного предчувствия опасности. Просканировав стены здания, разглядела пылающие огоньки и в голове резануло болью.

Мне хватило несколько коротких мгновений, чтобы оценить ситуацию. Я тотчас вернулась назад, чувствуя, как от такого молниеносного возвращения в тело, голову сдавило тисками. Проверка показала, что команде не стоит двигаться дальше.

— Йорк, уходите оттуда, — закричала я в переговорное устройство. — Внутри все заминировано. Это ловушка!

Яркая вспышка перед глазами и чьи-то крики…Что произошло потом, я не знаю, но меня снова охватила острая боль. Почти одновременно с этим чья-то рука ощутимо сжала плечо, возвращая меня из мира виртуального в настоящий. И я облегченно выдохнула, выныривая из программы. А открыв глаза, увидела, что Мария уже сняла с меня шлем и, отложив его в сторону, смотрит куда-то мне за спину. Там кто-то стоял. И мне не надо было долго гадать, чтобы понять, кто именно это был.

— Слишком медленно, — сказал Линкольн Йорк и выступил вперед так, чтобы я могла его видеть. При этом он обращался непосредственно к программисту, а вот смотрел на меня. — Команда погибла. Плохая работа, Искателя. У нее в голове много лишних мыслей. Мне же надо, чтобы во время задания она была предельно сосредоточена на своей работе, и не отвлекалась на сентиментальные воспоминания о своей семье.

Я вспыхнула, молча стиснув зубы. Они все видели, все мои мысли, пока мой разум открыт, как на ладони. И почему я только не догадалась, что все приведет именно к этому? Мне стоит быть более осторожной и не впускать Марию в свой разум. Итак, первостепенной задачей будет сначала поставить блок для программиста, а уж затем открыть сознание для работы в виртуальной системе.

— Тебе придется заниматься с ней несколько раз в день, — холодно продолжил Йорк, по-прежнему не обращая на меня внимания. Впрочем, я пока была только рада этому факту. Мария кивнула, а он продолжил уже глядя на меня: — Я не могу позволить, чтобы вы, Кинг, испортили мне операцию и погубили мою команду. Только что, во время теста вы были слишком не собраны. Если бы все происходящее было в реальности, то мы бы уже давно все изжарились в том чертовом подвале.

Я поднялась с кресла и вытянулась по струнке, вскинув голову и глядя прямо перед собой, избегая встретиться глазами с капитаном.

— Я буду стараться, сэр и больше вас не подведу, — ответила я ровным, ничего не выражающим голосом.

Йорк глянул на меня с высоты своего роста и скривил полные губы.

— Уж постарайтесь, рядовая Кинг.

— Да, сэр! Я буду стараться, сэр!

Мария, стоявшая рядом, облокотилась бедром о приборную панель и наблюдала за тем, как меня отчитывает капитан, при этом как-то подозрительно щуря глаза.

— У вас не так много времени, — сказал Йорк и, наконец, перестал смотреть на меня. Его вниманием снова завладела программист: — Ты должна подготовить ее в кратчайшие сроки. У нас всего неделя перед анабиозом.

— Я поняла, Линк, — ответила женщина. — Все будет готово. Мы поработаем. У рядовой Кинг хороший потенциал и думаю, ты сам это заметил.

«Ого, — подумалось мне. — Она называет его по имени и смотрит так странно наверняка потому, что Йорк ей нравится. Интересно, между ними есть отношения?» — впрочем, меня этот вопрос касался менее всего.

— Пройдите сегодня еще раз эту сцену, — уходя, приказал капитан. — Я жду положительных результатов.

Едва за Йорком закрылась дверь, я устало опустилась в кресло. Мария протянула мне шлем и с невеселой улыбкой на губах, произнесла:

— Приступим?

Мне ничего не оставалось, как ответить то, что от меня ожидали услышать:

— Да, мэм.

Глава 4.

На протяжении нескольких дней я с самого утра, после пробежки по кораблю, пропадала на подготовке в тренажерном зале. Если меня там не раскатывала на мате Ана, выбранная Крисом мне в противники, то ее функцию заканчивала в своем кабинете Мария, занятия с которой я променяла бы на самый тяжелый спарринг с Маркес. Или несколько часовую пробежку по периметру «Рассвета».

На пятый день тренировки мне, наконец, удалось восстановить частично свои навыки, и свой очередной бой с Ани я выиграла. Впервые. И это удалось мне только благодаря своей сноровке. Мексиканка была здоровая, как лошадь. Стоило совершить одну единственную ошибку и попасть к ней в руки, как военная уже не упускала меня, какие бы болевые приемы я ни применяла для того, чтобы она разжала свои захват. И вот сегодня, после почти бессонной ночи, когда я лежала в общем спальном отсеке, придумала для себя тактику, с помощью которой я могла бы положить на лопатки Ани. Лежа в темноте и слушая сопение десантников, я планировала бой, расставляя по полочкам каждый свой удар и вспоминая все привычки Ани в спарринге. То, как она отводит правую ногу назад перед очередным ударом, или даже то, как ведет плечом каждый раз, когда замышляет обманный хук. И на следующее утро решила использовать навыки против своей противницы.

— Иди-ка сюда, дорогая, — позвала Маркес, едва я зашла в тренировочный зал. — Я еще сегодня не протирала маты! — ее своеобразный юмор порой начинал бесить, как и сравнение моей тушки с половой тряпкой. Заметив, как Фил и Даллас Вуд, висевшие на турниках, с интересом прервали собственные занятия и начали наблюдать за происходящим, я немного вдохновилась. Зрители меня никогда не смущали. И если я сегодня отметелю мексиканку, то это будет хорошим уроком для остальных насмешников.

Ана сегодня была явно не в духе, и парни, очевидно, решили, что мне достанется как никогда. Потому что, предвкушая веселье, спрыгнули вниз и подошли ближе, бросая колкости в мой адрес и насмехаясь над Маркес. Оглядев присутствующих, я отметила, что сегодня утром здесь, как специально, собралась вся команда, кроме Марии и главного пилота. Мария вообще редко тренировалась. За все время я видела ее лишь однажды. И не могу сказать, что женщина — программист лучше меня обучена тактике боя. Хотя, для нее делали исключение. Мария никогда не участвовала лично в операциях. Она следила за всем через свои мониторы на удалении.

Обведя взглядом тренировочный зал, заметила и капитана. Йорк стоял в углу, но у меня не хватило времени рассмотреть, чем он так занимается, потому что Ана запрыгнула на маты и поманила меня рукой, кривя губы в усмешке. Она явно предвкушала мой очередной проигрыш. А значит, пришло время поставить военную на место.

— Иди сюда, — крикнула мексиканка, принявшись разминаться и молотить кулачищами по воздуху, будто представляя себе невидимого противника. — Покажи, наконец, на что ты способна, Искатель, — она засмеялась и добавила, — знаешь, увидев тебя впервые, я заценила твой шикарный шрам и подумала, что, возможно, ты совсем не размазня, раз сумела приобрести такую красоту. Но на деле оказалось обратное! Хочешь меня переубедить, а?

Я поднялась следом за Ани и встала, широко расставив ноги, при этом глядя противнице в глаза. Дэвид, присоединившийся к Филу и Далласу, присвистнул, бросив в мою сторону пошлую шутку, но я даже бровью не повела, решив не реагировать на шуточки десантника. Ему только дай повод заметить, что его колкости достигают цели. И поток глупостей не остановить.

Смерив мексиканку взглядом, я встала в позу и ответила Ани дерзким, вызывающим взглядом, на что военная удивленно приподняла брови.

— Ты меня достала, — коротко бросила я. Ана, издав короткий смешок, вдруг резко рванулась ко мне. На миг показалось, что это не женщина несется на меня, грозя снести с места, а какой-то доисторический динозавр. Мат под ее ногами заходил ходуном, а я подобралась, приготовившись дать отпор.

«Главное, не дать ей дотянуться до меня, — подумала я. — Если она достанет меня своими длиннющими руками, мне опять придется целовать маты. Надо ее извести! Пусть устанет!» — я продолжала уворачиваться от нападок Ани. Она сперва посмеивалась над моими уловками, но потом начала постепенно злиться, когда сообразила, что не может меня поймать на таком сжатом пространстве.

— Хватит юлить, дерись как подобает, — крикнула она мне.

Я откинула со лба влажные волосы и рассмеялась.

— У каждого свои методы, — бросила я в ответ.

Ана сделала ложный выпад, но я просчитала тот момент, когда она почти навалилась на меня и выскользнула из-под ее занесенной для удара руки. При этом, схватив ее за левую, сделала короткую подсечку, что позволило мне повалить женщину на мат, по-прежнему не ослабляя захвата. В довершение броска я навалилась сверху, придавливая ее коленями и полностью при этом обездвижив, и оседлав так, чтобы военная оказалась прижата к мату без возможности сбросить меня со своего тела.

Несколько мгновений мексиканка пыталась бороться. В итоге мне удалось сделать даже больше, чем я планировала. Я перевернула сопротивляющуюся махину животом вниз и заломила ей правую руку, оставив левую прижатой коленом, но так, чтобы ладонь была свободна.

Зарычав от боли, Ана ударила кулаком по мягкой поверхности мата лишь спустя еще пару минут бесполезных трепыханий, признавая свое поражение. И я тотчас отпустила ее руку и поднялась на ноги, улыбаясь в ответ. Ана перевернулась на спину, тяжело дыша и смеясь. Фил и остальные парни, наблюдавшие бой, зааплодировали, и я сделала шутливый реверанс в ответ на их аплодисменты.

— Ты меня таки уделала! — громко, сквозь улыбку признала Маркес. Склонившись к женщине, протянула ей дружелюбно руку. Ана ухватилась за нее и позволила мне помочь ей встать.

— Может, как-нибудь ты мне расскажешь, откуда у тебя на лице этот шрам? — шепнула она тихо мне на ухо. — Мне кажется, история будет занимательной.

— Когда-нибудь, — согласилась я и уже было свободно вздохнула, намереваясь перейти после спарринга к метанию ножей, как меня остановил окрик капитана. Я замерла все еще стоя на мате, а он приближался ко мне широкими уверенными шагами. Нехорошее предчувствие охватило сознание, и я едва сдержалась, чтобы не отступить назад при приближении Йорка. На его фоне даже крупная мексиканка казалась Дюймовочкой. И то, как он двигался, опасно и дико, заставило кого-то внутри меня жалобно заскулить.

Ана, увидев капитана, поспешила убраться с матов, оставив меня одну. Но я не винила ее за подобное бегство. Будь у меня шанс, я и сама бы спряталась от Йорка.

— И что это было, Маркес? — спросил Линкольн, запрыгивая на мат и недовольно глядя на Ани. — Ты хочешь, чтобы Кинг выжила или нет? Если нет, то именно к этому и приведут ваши тренировки.

Он грозно глянул на меня.

— Вставай обратно, — приказал капитан ледяным тоном.

Я почувствовала, как мои колени задрожали, но встала напротив капитана, не отрывая от него напряженного взгляда. Дэвид молча следил за нами. Сальные шуточки исчерпали себя. Остальные тоже замолчали. Прежняя, легкая обстановка исчезла, словно ее и не бывало. Вокруг воздух почти затрещал от возникшего напряжения. А я нашла в себе силы взглянуть в глаза капитана, чувствуя, как подрагивают колени и ладони стали в один момент, влажными.

— Ты сейчас дралась с союзником, — сказал Йорк. — А теперь я покажу тебе, что было бы, окажись ты в настоящем бою с настоящим противником.

И он сделал выпад. Резко, без какого-либо предупреждения. У меня от страха едва не свело судорогой живот. Я попыталась уклониться, но уже через несколько секунд моих бесполезных позорных попыток спастись, Йорк отправил меня в нокаут жестким ударом в солнечное сплетение. Из меня в единый миг, словно дух выбило. Я не успела ничего ни предпринять, ни подумать, ни тем более, противопоставить капитану. Да. Дрался он совсем иначе. До этого самого момента мне казалось, что Ана жестока. Я ошиблась.

Согнувшись пополам, хватая ртом воздух, почувствовала одновременно резкую боль и подступившую тошноту. Перед глазами сначала потемнело, а затем зрение вернулось ко мне, и я увидела застывшего капитана, смотревшего на меня зло и недовольно. Тошнота стала еще сильнее. Мысль о том, что сейчас вся команда увидит то, что я съела сегодня за завтраком, заставила меня взять себя в руки и встать на колени, сдерживая рвотный позыв. Еще большего позора мне не хватало. Этот урод, ненавистный мне, расправился со мной, как с котенком. Без жалости, без сомнений… А теперь возвышался надо мной, глядя на мои мучения с высоты своего роста, молча, хладнокровно, пока я, морщась и едва дыша, разглядывала носки его тяжелых сапог.

— Кинг! — Ана подскочила ко мне и подхватила, когда я зашаталась. В глазах то темнело, то прояснялось. И с резкостью было что-то не так.

Я ухватилась за руку Маркес.

— Черт, Йорк, — услышала я голос Дэвида. В этот раз в нем не было и намека на веселье, — Что с тобой? Она всего лишь Искатель! Ее работа сидеть в кабине и направлять нас, а не драться! У девчонки хорошая подготовка, как для ее специальности. Тебе не кажется, что ты перешел границу?

Линкольн Йорк проигнорировал слова своего человека. Вместо этого он взглянул на себя и произнес:

— Это будет тебе уроком. Ты не всегда сможешь просчитать врага. И порой надо учиться действовать молниеносно, иначе, заминка будет стоить жизни, — сказал капитан смерил меня взглядом, после чего обратился к Ани со словами: — Отведи Кинг к Марии, пусть продолжат занятия. Она все еще не готова!

Уходя из зала вместе с Маркес, я заметила, как странно переглянулись двое — Йорк и Кристиан. Между ними словно стояла стена. Взгляд Лисса был тяжел и мрачен. Йорк излучал просто ледяное спокойствие, но это была лишь видимость. Что творилось в душе у капитана, я могла только предполагать. Но я догадывалась о причине их размолвки. Скорее всего, это была Аманда, сестра Криса, предыдущий Искатель. Мне стоило разузнать у той же Ани, как-то незаметно, по-тихому о том, как, и при каких обстоятельствах погибла девушка. Сейчас это казалось важным. И тот жестокий урок, который минуту назад преподнес мне капитан Йорк, был как-то связан с гибелью предыдущего Искателя. В этом я теперь была уверена.

Поздним вечером я плелась после ужина в спальный отсек. Несмотря на то, что в космосе не было ни дня, ни ночи, наручные часы отмеряли привычные сутки. Я последняя встала из-за стола и сейчас едва передвигала ноги, мечтая только о том, чтобы упасть на свою постель и забыться глубоким сном. Болели живот и голова. Первый — после удара капитана, а голова от бесконечных упражнений на тренажере Марии. И даже не знаю, что из этого было хуже. Я шла, думая о том, что у меня пока плохо получается роль Искателя. Это оказалось намного труднее, чем я думала. Руководить операцией, быть глазами капитана и, в то же время сдерживать ход своих мыслей, контролировать эмоции, чтобы Мария, следящая за процессом через свой компьютер, не смогла раскрыть меня, все это отнимало слишком много энергии. Я не могла полностью сосредоточиться на иллюзии проведения операции и, снова и снова, команда погибала из-за меня, а я выходила из анабиоза в реальность и чувствовала, как пульсируют от боли виски. Вот реально, если сравнивать эту боль и боль после короткой схватки с капитаном, наверное, я бы предпочла Йорка. Один пинок и отмучилась. А тут мозги уже кипели от перенапряжения. Но хуже всего было то, каким недовольным взглядом смотрела на меня сержант Стэнфорд. Нет, она ни единым словом не упрекнула меня в моих неудачах, зато ее глаза говорили о многом.

— На сегодня хватит, — сказала она мне, когда я буквально валилась с ног. — Иди, поужинай и отдыхай.

Я встала и невольно сморщилась от боли.

— Что такое? — спросила Мария, встревоженно посмотрев на меня.

— Да так, — я отмахнулась. — Неудачная тренировка, — и вышла из отсека.

Теперь, направляясь к уютным объятиям общей спальни, невольно думала о том, что ждет меня впереди. Потирая живот, еще болевший после удара капитана, я внезапно увидела огромную тень, выросшую на моем пути. Не успев отреагировать должным образом, пришла в себя только когда чья-то сильная рука схватила мой локоть. Меня оттащили в крохотный отсек, где хранились какие-то ящики и аппаратура и толкнули в грудь.

— Тсс! — зашипел Седой, прижав меня спиной к стене и зажимая ладонью мой рот. Я мотнула головой, сбрасывая его пальцы и тут же возмущенно прошипела:

— Ты с ума сошел! — я увидела, как мужчина закрыл шлюз за нами и повернулся ко мне.

— Что ты здесь делаешь? — спросила я тихо. — Это Чарльз послал тебя следить за мной?

Альбинос улыбнулся, обнажая белоснежные зубы.

— Вы неправильно все поняли, мисс Кинг, — сказал он спокойно. — Мистер Уорд направил меня сюда с целью помочь вам и защитить при случае.

— Защитить? — я усмехнулась, глядя на Седого. — То есть ты теперь мой телохранитель? Как мило со стороны дядюшки! — я не верила словам наемника ни на йоту. — Отойди от меня! Что будет, если нас увидят здесь вместе? — я кивнула на дверь. — Йорк и так что-то подозревает. Как я понимаю, Центру он не доверяет от слова «совсем», и присланным из Центра военным тоже. Почему Уорд не подумал об этом? Почему он вообще не предупредил меня о том, какая обстановка в команде Ястребов? Вот не поверю, что дядя не был в курсе происходящих здесь дел, с его-то возможностями!

— А что здесь не так, мисс Кинг? — спросил здоровяк. — Вам стоило догадаться, что десантники ребята крутые и не в игрушки играют.

В этом он был прав. И все же, чертовски хотелось обвинить кого-то в собственной слабости. Но я поняла, что не стану этого делать.

— Я надеялась на его поддержку хотя бы в подобной мелочи. В интересах Уорда, чтобы я не вылетела отсюда. Иначе капитан задумается о том, кто прислал некомпетентного Искателя и ниточки потянутся к дяде.

— Бросьте, мисс Кинг, — усмехнулся мой собеседник. — Искатели сейчас на вес золота. Ястребы недаром так натаскивают вас. Это делают с целью вашей безопасности.

Оттолкнув в сторону Седого, обошла его и прикоснулась к панели, открывая дверь. За спиной раздался резкий выдох. Наверное, альбинос хотел мне что-то сказать, но я не стала слушать, а быстро выскочила в дверь, пока МакКиган не успел последовать за мной. Еще не хватало, чтобы нас увидели вместе. Капитан и так имеет на меня зуб. Вон как сегодня приложил. А ведь это он только слегка меня ударил. Страшно представить, что произошло бы со мной, дерись я с Йорком в полную силу. Точнее, он в полную, а я…

Странное дело. Несмотря на боль, я не злилась на капитана. Он в чем-то был прав, показав мне хороший урок. Я расслабилась и позволила себе забыться. Но Йорк спустил меня с небес на землю, напомнив о том, что надо тренироваться больше и сильнее. Иначе, победа над Ани будет единственной на моей памяти.

Поспешив в спальный отсек, оглянулась только перед открывающимся шлюзом. Но за моей спиной никого не оказалось. У Отто хватило ума не следовать за мной, хотя спали мы в одном отсеке. Там же находилась и остальная часть команды. Даже капитан Йорк, хотя его кровать стояла в отдалении, спал со всеми, будто подчеркивая единство команды. В это время никто не спал. Я увидела, что Ана что-то читает на своем планшете, сидя на кровати с поджатыми ногами. Фил и Крис до моего прихода что-то оживленно обсуждали, но увидев меня, тотчас замолчали. Крис бросил на меня короткий ледяной взгляд и снова повернулся к другу. А Фил дружелюбно кивнул, словно пытаясь поддержать.

Я нашла взглядом капитана, сидевшего за компьютером в углу. Рядом с ним, облокотившись о край стола, стояла Мария и пальцем водила по экрану, показывая Линкольну что-то на мониторе.

Больше никто на меня никто не обратил внимания. Разве что Дэвид как-то странно посмотрел и заигрывая подмигнул. Подобное поведение десантника было для меня привычным. Я улыбнулась в ответ и, стянув верхнюю одежду, легла в кровать, радуясь тому, что смогу, наконец, отдохнуть после напряженного дня.

Я уже ворочалась в кровати, когда пришел Седой. Едва бросив на него взгляд, я тут же упала на подушку, закрыв глаза и заставляя себя заснуть.

Утром все повторилось вновь. Пробежка, завтрак, а после занятия в спортивном зале вместе с остальными. Метая ножи, я косилась на десантников, поражаясь тому, сколько приходится этим людям тренироваться. Кажется, вся жизнь их проходила в тренировках и в выполнениях операций от Центра. Неудивительно тогда, почему они такие жесткие. Когда вся жизнь проходит на грани, сложно остаться мягким и душевным человеком.

Когда пришло время для спарринга, ко мне вместо Аны подошел Кристиан. На мой молчаливый вопрос он коротко ответил, что это приказ Йорка и если у меня есть какие-то претензии, то мне следует поговорить с капитаном. Я оглянулась на Ану. Та, встретив мой взгляд, только пожала плечами. Мол, я не виновата. И я, конечно же, поняла, что ни за какие коврижки не пойду к капитану. Лучше кто угодно, лишь бы не он.

— Начнем? — спросил Крис.

— Да, — кивнула я.

Мы поднялись на мат. Кристиан замер в метре от меня, положив руки себе на талию.

— Вчера ты придерживалась правильной тактики, — сказал он. — За то время, пока ты занималась с Аной, ты запомнила все ее привычки и манеру боя, что и дало тебе возможность позже сыграть на них, вследствие чего ты и победила. Но только представь себе, что тебе придется драться с человеком, о повадках которого ты не имеешь ни малейшего понятия. Что тогда? Я думаю, бой будет заранее обречен на провал. Ты проиграешь.

Я кивнула, соглашаясь.

— Да. Капитан должным образом дал мне это понять, — заметила, вздохнув. — Тогда что мне делать?

Кристиан склонил голову набок, рассматривая меня так, будто видел впервые. Он смотрел на меня не как на женщину. А как на воина, пытаясь отыскать мои сильные и слабые стороны.

— Ты слабая, — сказал он. — Хотя, признаю, кое-какие навыки у тебя есть, но их недостаточно.

Я вспыхнула. Меня впервые называли слабой, и это было неприятно слышать мне, той, что тренировалась каждый божий день и считала при этом себя достаточно опытной, чтобы противостоять даже сильному мужчине. Признавать себе, что ошибалась, было тяжело. Мужчины, подобные этим ястребам, мне еще не встречались.

— Но ты ловкая и гибкая, — продолжил Лисс и вдруг крикнул, обращаясь к Филу.

— Брось-ка мне нож!

Андерс достал из голенища сапога огромный армейский нож с зазубренным лезвием и метнул его Кристиану. Лисс поймал нож в полете, схватив точно за деревянную рукоять, затем коротким кивком головы поблагодарил друга и протянул мне оружие.

— Вот это может быть для тебя выходом, — произнес он. — Я видел, с ножиками ты управляешься довольно неплохо. И еще прибавь несколько метательных на пояс, — добавил он, когда я взяла оружие, привыкая к тяжести рукояти.

— Всегда носи его с собой, — посоветовал Кристиан.

— Хорошо, — проговорила я в ответ.

Лисс широко развел руки.

— А теперь нападай, — приказал он. — С ножом!

— Только не порежься, Кинг, — крикнул Дэвид шутливо.

Уголки моих губ скользнули вверх, и я шагнула на наставника.

— Она что-то скрывает, — произнесла Мария, когда Линк выключил очередную запись занятий Джоанны Кинг.

— Если бы она раскрылась полностью, — продолжала Мария, пока Йорк смотрел на остановившийся кадр на мониторе, запечатлевший рядовую Кинг, только что вышедшую из анабиоза: — Так вот, если бы она раскрылась, то у нее могло бы все получиться. Но пока то, что ты видишь, это все, что я могу вытянуть из нее, — молодая женщина легким движением руки выключила экран. Йорк перевел взгляд на нее.

— Я знаю, что она, как и этот Отто, подосланы Центром, — сказал он. — Я только не понимаю, с какой целью это было сделано?

— Думаю, просто кому-то очень не нравятся твои методы зачистки, — заявила Мария.

Линкольн Йорк поднялся с кресла.

— Ты должна заставить эту чертову Кинг выложиться по полной, — резко заявил он. — Я не собираюсь терять свою команду из-за ее неквалифицированности.

Стэнфорд покачала головой.

— Она неглупа и управляет своим разумом, — сказала Мария. — Просто то, что она скрывает, не позволяет ей раскрыть весь ее потенциал. Она боится, что если расслабиться, то я смогу узнать ее мысли и, естественно, доложу тебе. И в этом она права.

— Это значит лишь одно — Кинг есть что скрывать от нас. Честный человек не станет темнить.

Мария передернула плечами.

— Нагрузка на Искателя открывает все его потаенные мысли. И тут ты неправ. У каждого человека есть то, что он ни за что не свете не хотел бы выставить на всеобщее обозрение.

Капитан усмехнулся.

— Очень надеюсь, что это нечто личное для Кинг. То, что совсем не касается нашей группы. Иначе…

Линк ударил с силой по столу, так что стоявший на нем тонкий монитор подпрыгнул вверх. Мария нахмурилась.

— Кстати, это ты вчера отделал Кинг? — спросила она и, не дожидаясь ответа, добавила, — Зачем?

Капитан выпрямился.

— Если мы ошибаемся, и девчонка не связана с Центром, то я не хочу, чтобы повторилась та же история, что произошла с Амандой. А рядовая Кинг слабое звено в нашей команде. Я, черт подери, не намерен больше терять людей. Даже новичков. А она позволила себе расслабиться. Все это время я следил за Кинг. Ее победа расслабила ее. Это просто недопустимо для десантника. Сейчас я думаю, что, если бы мы все были более требовательны к Аманде, возможно, сейчас она была бы жива.

Стенфорд на это ничего не ответила. Взглянув на капитана, она лишь вздохнула, понимая, что он уничтожает сам себя. Изнутри. Потому что винит за гибель Искателя.

— Мы не ошибаемся, — уверенно сказала Мария, возвращаясь к тебе рядовой Кинг. — Но ты прав, лучше все тщательно проверить. Я усилю тренировки и постараюсь сломать ее защиту. Тогда мы сможем сказать с уверенностью, что представляет из себя Джоанна Кинг.

— Действуй! Я жду результат, — приказал Йорк и вышел из отсека.

В столовой было шумно. Кроме отряда Ястребов здесь еще находилась и команда «Рассвета». Я взяла свой поднос с едой и села с самого края у пустующего столика, в то время как десантники заняли большой овальный стол, стоявший в центре отсека. Мое уединение никто не нарушал, и мне это нравилось. Здесь, сидя в отдалении ото всех у меня была возможность подумать в одиночестве и понаблюдать за моими временными товарищами. Я заметила, что Отто старается держаться коллектива. Хитрый альбинос лез без масла в одно место… При том, что он не желал становиться частью группы. И я подозревала, что все его слова о том, что он прислан с целью защитить меня, не более чем отмазка от настоящей задачи. С нашего последнего разговора он более не заговаривал со мной, общаясь только по мере надобности. Меня это устраивало. Приближенному Уорда я не сильно доверяла. Хотя, возможно, при случае он окажется единственным, кто сможет мне помочь, или напротив, может все погубить. Пока не ясно. Но для себя я приняла одно решение: не доверять никому, кроме собственной персоны. И это при том, что некоторые ястребы начали мне нравиться. Взять хотя бы Ану. Мексиканка строила из себя крутую военную, но я видела, что она не так строга, как хочет казаться. Да и Дэвид… И все его глупые шуточки. Возможно, десантник просто скрывал таким образом доброжелательность, маскируя это насмешливостью и напускным хамством?

Я уже доедала свой салат, когда в отсек вошел капитан Йорк. В один миг массивная фигура старшего буквально заполнила собой все пространство помещения. Невольно напрягаясь, сжала с силой вилку, не зная, что делать дальше. То ли встать и поприветствовать старшего по званию, то ли продолжать есть.

Ана отреагировала первой. Вскочила, приветствуя капитана. За ней последовали и остальные, включая и команду корабля. Я тоже встала, но Йорк лишь махнул на все рукой, бросив короткое:

— Вольно! — и прошел вперед.

Он окинул взглядом стол со своими людьми, продолжившими трапезу, и на мгновение замер, глядя на меня. Я вскинула глаза, встречаясь с ним взглядом. Невольно поежилась, когда на мгновение, просто на долю секунды мне показалось, что вот сейчас он подойдет и что-то скажет мне. Но нет. Несколько, показавшихся мне долгими, секунд, мы просто смотрели друг на друга. Йорк странно хмурил брови, словно обдумывая нечто важное, а после разорвал наш незримый контакт, усевшись за стол, рядом с подвинувшимся Майклом.

Когда тарелки передо мной опустели, я отодвинула их и лениво откинулась на спинку стула, тяжело вздыхая после плотного обеда. Но мой отдых оказался крайне коротким, поскольку уже через пару минут меня подозвала к себе Мария, сказав, что нам надо идти на очередной сеанс в ее отсек.

— Сегодня последнее наше занятие перед погружением в гиперсон, — объяснила она, едва мы уселись за стол в программном отсеке. Я взяла в руки ненавистный шлем и надела его на голову, предвкушая боль. Мария застегнула крепления и вывела на экран датчики.

— Зачем нужен этот гиперсон? — спросила я.

— Место, куда мы летим, расположено слишком далеко от системы Черного Зодиака, — сказала женщина, не отрывая глаз от мерцающего экрана. — Лично я предпочитаю спать, чем три месяца слоняться по кораблю, — она нажала ввод и посмотрела на меня: — Постарайся сегодня. Я вчера показывала капитану наши результаты, он остался недоволен ими.

«Еще бы», — подумалось мне.

— Ты должна понять важность своей роли в нашем отряде. Жизни людей зависят от тебя и непосредственно от того, насколько быстро ты сможешь сориентироваться в пространстве. Ана и все остальные будут в основном полагаться на тебя. Ты Искатель и должна полностью отдаться в погружение.

— Я понимаю, — ответила я.

— Тогда выложись сегодня на все сто, чтобы я, наконец, смогла порадовать капитана хорошими результатами. Это надо нам всем! — она многозначительно глянула на меня.

Минуту спустя я снова провалилась в сон. На этот раз команда находилась в тропическом лесу. Я видела их словно сверху. Двигаясь вперед, Ана Маркес оружием раздвигала сплетенные травы высотой в ее рост. Следом за ней шли Йорк и Андерс. Остальные двигались параллельно, держась на некотором расстоянии, но так, чтобы слышать впереди идущих. Я заметила светлую макушку Дэвида и следовавшего за ним Хиггинса. Парни следили за окрестностями и казались чрезвычайно сосредоточенными. Причем, весельчак Дэвид сейчас выглядел совсем иначе. Наверное, впервые я видела его таким собранным.

— Кинг, разведай обстановку впереди, — услышала я голос капитана и тотчас пролетела над десантниками, углубляясь вперед, в темную чащу переплетённых лиан и дальше, следуя над вершинами тропических деревьев. Наверное, здесь было жарко и влажно. Но я не чувствовала ничего, даже прикосновения воздуха, обволакивавшего мое сознание. Впрочем, это было неудивительно.

Базу противника я увидела совсем скоро. Мгновенно зафиксировала нужные объекты. Несколько охранников по периметру и камеры слежения, скрытые в листве. Закрепив в памяти изображение, подключилась к капитану.

— Сэр, прямо по курсу пятеро в камуфляже, — передала Йорку. — В секторе двенадцать две камеры слежения и… — я спустилась ниже, просканировала поверхность земли, добавила уже увереннее: — и несколько ловушек.

— Хорошо, — последовал ответ. Я услышала, как Йорк отдает приказ перейти в сектор четырнадцать, чтобы миновать препятствия. Группа захвата продолжила следовать своему плану. Почти с минуту спустя уловила звуки борьбы. Сдавленные и едва различимые. Это означало, что десантники миновали посты.

— Кинг, что дальше? — снова раздался голос в моей голове.

— Я еще не знаю. Мне нужно время.

— Мы ликвидировали охрану. Как подступы к входу? Кинг, быстрее!!! — ожесточенно зашипел командир.

— Да, сэр, — я переместилась к входу. У дверей расположились двое военных. Оба о чем-то беззаботно болтали, явно не ожидая нападения. Я быстро передала капитану информацию и проникла в здание. Далее все прошло как по маслу. Я передавала данные следовавшим за мной военным. Охрана была устранена, вражеский штаб захвачен без потерь с нашей стороны. Несколько ловушек я сумела обнаружить и задолго до того, как к ним подошли Ястребы… наконец, все было закончено. На этот раз без ошибок с моей стороны. И, что самое важное, я не допустила утечки личной информации. И мысли о семье так и остались под замком памяти, куда я надежно спрятала их.

Выдыхая, с облегчением скинула с себя шлем и прижала пальцы к вискам. Голова просто раскалывалась на части, было такое ощущение, что меня приложили чем-то тяжелым, вроде кувалды. Но стоило мне взглянуть в улыбающееся лицо Марии, как я забыла про боль, понимая, что в этот раз все прошло удачно.

— Йорк будет доволен, — сказала она, отключая программу имитации. Я встала с кресла, все еще держась за голову.

— Это с непривычки! — произнесла женщина и налила мне в стакан простой воды из графина, стоявшего на столике у входа в отсек, и протянула в дополнение какую-то белую капсулу. Отдав все мне, женщина по привычке присела на край компьютерного стола, глядя на то, как я запиваю обезболивающее. Взгляд ее внимательных глаз скользил по моему лицу, изучая, выискивая нечто особенное, о чем знала только она одна. — Скоро тебя не будут мучить такие боли, когда закончится адаптация, — проговорила Мария.

— Не думаю, что к этому кошмару, возможно, привыкнуть, — я усмехнулась, бросив взгляд на дно опустевшего стакана.

Мария улыбнулась в ответ и забрала у меня стакан.

— Иди, отдохни, — сказала она и села за столик, что-то включила на панели управления и вся стена перед ней вспыхнула разноцветными датчиками. — Скоро лекарство подействует и тебе станет лучше. А после ужина переоденься в комбинезон — в твоем шкафчике он висит под номером пять, это для капсул гиперсна.

Я остановилась у дверей.

— В анабиоз входят только Ястребы или вся команда «Рассвета»? — поинтересовалась я.

— Все, — не поворачиваясь, ответила программист. — Когда прибудем на место, нас разбудит система. Это стандартная программа подобных перелетов. Она экономит нам время и, что самое важное, возраст.

Я вышла из отсека. За спиной плавно закрылась дверь шлюза. Облокотившись о металлическую стену, я медленно сползла вниз и села на корточки, закрыв лицо руками. Голова все еще раскалывалась на части. Мне даже не хотелось шевелиться и, казалось, было даже больно думать. А еще я чертовски устала от всего. И мне просто необходим был короткий миг передышки. Пусть даже в подобном нелепом состоянии.

— Рядовая Кинг? — голос Йорка заставил меня резко вскочить на ноги. В голове мгновенно отдалось острой болью, и я поморщилась.

— Да, сэр, — тем не менее произнесла, вытянувшись по струнке.

Капитан появился, словно из ниоткуда, и теперь стоял передо мной, разглядывая мои гримасы. В какой-то момент показалось, что он сейчас скажет что-то ободряющее. Промелькнуло нечто этакое в выражении его глаз. Но спустя мгновение я услышала его ровный холодный голос, отчеканивший:

— Я пришел посмотреть на ваши успехи, Кинг. Надеюсь, сегодняшний результат тестов будет лучше предыдущих, — заявил он.

— Вы не разочаруетесь, сэр, — сказала я, мечтая только о том, чтобы он поскорее ушел, а я, наконец, смогла бы расслабиться.

Йорк отвернулся и вошел в отсек к Марии, откуда всего минуту назад выходила я. Провожая его тяжелым взглядом, я сжала пальцы в кулаки. Невольно вспомнился мой единственный бой с капитаном, когда он разделался со мной за считаные секунды. Лицо вспыхнуло от злости. На несколько коротких мгновений я забыла даже про причиненную им боль, поглощенная собственной яростью и ненавистью к этому человеку. Мне не было его жаль, и я ни на секунду не усомнилась в том, что рука моя дрогнет, когда придет долгожданный момент сладкой мести. Я не видела в Линкольне Йорке человека, который был достоин моей жалости. Его поведение и характер только еще больше укрепили меня в своем стремлении уничтожить капитана. Наверное, если бы он оказался милым и отзывчивым человеком, я бы усомнилась и стала колебаться, но он не дал мне повода жалеть о своем решении. Его поведение оставляло желать лучшего, а холодный и расчетливый характер я почти ненавидела. А еще, я точно знала, что капитан был одним из тех, кто когда-то напал на родителей. Даже сейчас, вспоминая страшный дождливый день, я хотела выть и кричать от боли. И эта боль была намного страшнее любых ударов Йорка.

«Надо пойти в спальный блок», — подумала я, понимая, что и так слишком долго стою под отсеком Марии. Если капитан сейчас выйдет, то он удивится, увидев меня, и станет задавать ненужные вопросы. А мне этого как раз не хватало, для того, чтобы голова взорвалась от боли, перегруженная информацией.

Уставшая, обессиленная с головной болью, разрывающей меня на части, я поплелась прочь по круглому коридору, мечтая только о койке с жестким матрасом. И помня, что даже ее сегодня не получу. Оставалось надеяться на гиперсон в капсуле. Где я, наконец-то, смогу отдохнуть.

Глава 5.

Куполообразная крышка капсула медленно поднималась, пока не застыла в вертикальном положении. Индикаторы на мониторе слежения за функциями жизнедеятельности переключились с зеленого на красный. Тихо пискнул, отключившись, монитор, погасли линии, отмечающие сердцебиение.

Лежащий на белом тонком одеяле человек открыл глаза и зажмурился от света, разливавшегося под потолком отсека. Затем сел и мгновение еще сидел, свесив вниз ноги и запрокинув назад голову, привыкая к новому состоянию. При этом глаза его были по-прежнему закрыты, словно он продолжал спать. Но секунду спустя мужчина открыл глаза, спрыгнул на холодный пол и оглядел отсек. Все капсулы, кроме его собственной, еще были закрыты. Он проснулся первым, впрочем, как всегда. Размяв затекшие члены, человек медленно прошелся вдоль капсул, разглядывая спящих. Вот, повернув набок голову, спала его программист Мария Сэнфорд. За ней, чуть приоткрыв рот, в соседней капсуле лежал Кристиан. Далее шли Дэвид и Ана. Фил громко храпел. Слышно было даже через толстое защитное стекло.

Мужчина прошел мимо и остановился у крайней капсулы. Через мутное стекло он разглядел женское лицо. Пригнулся ниже, разглядывая черты, затем поднял руку и смахнул пыль с внешней стороны стеклянного купола. С минуту он простоял, рассматривая спящую девушку, сосредоточенно вспоминая, уверенный в своей правоте.

«Я знаю ее, — сказал он сам себе. — Мы уже встречались, но я не помню, когда…Как не помню и то, точно ли была эта встреча! Вот только моя память до сих пор меня еще ни разу не подводила!» — острое ощущение узнавания возникло у него, едва он впервые взглянул в лицо нового Искателя и теперь он постоянно думал о ней, силясь вспомнить, когда же они встречались. Сама Кинг, судя по всему, его не знала или упорно делала вид, что не знает. Линкольн Йорк злился на себя за то, что никак не может вспомнить.

Он склонился еще ниже, рассматривая спящую, затем резко выпрямился и шагнул мимо, направляясь к ряду высоких шкафчиков у стены. Открыл свой и достал одежду.

Едва он успел натянуть брюки, как услышал за своей спиной звук поднимаемой крышки капсулы. Линкольн Йорк оглянулся и увидел, что это просыпается капитан «Рассвета». Мужчина сел, зевнул и, открыв глаза, повернул голову, осматриваясь по сторонам и разминая затекшие шейные мышцы.

— Больше всего в этой работе я ненавижу этот проклятый анабиоз, — услышал Йорк голос капитана Ривза и усмехнулся. Тот сидел на краю капсулы, как несколько минут до него сидел Йорк, и сонно моргал, приходя в себя после долгого гиперсна.

— С добрым утром, — произнес Линкольн и стал натягивать футболку. А за его спиной, один за другим, начали раздаваться звуки отключения системы сна. Его команда просыпалась.

Свет, лившийся с потолка от люминесцентных ламп, был приглушенно мягким, но глаза все равно резануло острой болью, едва я приоткрыла веки, просыпаясь после долгого сна, длиной в несколько недель. Перевернувшись набок, несколько секунд смотрела на то, как лежащий рядом Фил сидит на краю капсулы и потягивается, широко зевая.

— С добрым утром, — из-за спины Фила выглянула растрепанная Ана.

— Сейчас уже наверняка полдень, — отмахнулся Фил.

— А я не тебе говорю, — Ана пихнула с силой Андерса и тот едва не свалился на пол. Но мгновенно оглянулся злой и взлохмаченный, рявкнув нелюбезно: — Отвали, Маркес!

Ана расхохоталась. Смех у нее был низкий, мужской, под стать крупной широкоплечей фигуре. Женщина подмигнула мне, спрыгнула на пол и, прошла мимо к шкафам с одеждой, находившимися прямо за капсулами сна.

Я огляделась по сторонам, отметив, что многие, в том числе и оба капитана, уже проснулись. Их капсулы пустовали. Но ни Йорка, ни Ривза в помещении не оказалось. И я выдохнула с облегчением, радуясь этому маленькому, но приятному, факту.

— Вставай, — Ана открыла мой шкаф и бросила мне свежую одежду, — насколько я знаю Йорка, сейчас он вызовет нас, чтобы объявить суть задания. Желательно, чтобы ты была готова, как и остальные, а не нежилась в кроватке. Завтрак и душ потом.

Я поймала комбинезон на лету и натянула его на белье, в котором спала. Ана оказалась совершенно права. Спустя несколько минут под потолком закрутилась зеленая сирена и голос Элайджи приказал всем нам собраться в центральном отсеке через две минуты. Я обулась и побежала вслед за остальными, минуя открывающиеся перед нами шлюзы, реагирующие на движение. Растрепанные волосы лезли на глаза, мешая обзору. Я откинула рукой длинную челку и остановилась, едва не налетев на спину Кристиана. Мужчина оглянулся на меня с недовольством, но ничего не сказал и прошел вперед, усевшись в одно из кресел, стоявших рядом с длинным столом. Во главе стола восседал Йорк. К моему удивлению, капитан Ривз сидел с ним рядом. До нашего прихода они что-то усиленно обсуждали, но, едва первый пехотинец переступил порог, тотчас замолчали. Йорк встал из-за стола, кивком головы велел своему отряду рассаживаться по местам. Я села рядом с Марией и огляделась.

Центральный отсек представлял собой просторную комнату с длинным столом посередине и огромным монитором на стене. Сейчас экран матово светился, отражая свет ламп. Напротив монитора на противоположной стене почти на всю ее длину был вмонтирован огромный иллюминатор с толстым непробиваемым стеклом. За ним величественно проплывали странно мерцавшие звезды, совсем не такие, как в нашей родной системе. Они горели ярко, освещаемые чужими светилами. Я увидела, что здесь было два солнца, одно чуть ближе и совсем маленькое — огненная планета, наполненная лавой и пламенем, а другое, совсем иного свойства — голубое и не менее яркое, но на значительно дальнем расстоянии.

— Итак, работаем по старому принципу, — начал Линкольн Йорк, когда все расселись по местам и посмотрели на своего главного с ожиданием. — Нам предстоит исправить ошибки наших дорогих испытателей. Планета Хрон, — Йорк взял в руки тонкий пульт, нажал красную кнопку, и огромный экран на стене ожил. Перед взглядами собравшихся открылось изображение голой пустыни с ярким кровавым песком. Желтые сухие кустарники, потрескавшаяся земля…зрелище не самое приятное.

— Хрон? — переспросила Мария. — Как может быть связана работа Центра с этой планетой? На ней нет совершенно ничего, что могло бы их привлечь, ни ископаемых, ни новых форм жизни. Насколько я знаю, эта планета состоит из сплошного песка и единственного вида растения, которое мы сейчас видим на экране.

Йорк облокотился бедром о стол, указал на меняющиеся кадры, на которых пейзаж оставался все таким же, только словно снятый с разных ракурсов. То вид сверху, то сбоку.

— Я знаю немногим больше твоего, Мария. Насколько я знаю из предоставленной Центром информации, на планете находится наша база, причем ее построили совсем недавно. По какой-то причине, нам предстоит ее уничтожить. А приказы мы не обговариваем.

Мария только хмыкнула, а Йорк нажал на паузу и изображение застыло на длинном сером здании, занесенном песками. Я вгляделась в картинку. Ощущение было такое, что база была давно всеми покинута. «Зачем Центру так приспичило ее уничтожать?» — подумала я. Вряд ли кто-то захочет поселиться в этом уголке вселенной. Более неприглядного места невозможно даже вообразить.

— После обеда всем приготовиться к спуску, — Йорк выключил экран. Изображение моргнуло и погасло, — Техникам подготовить к спуску шаттл, остальные проверьте снаряжение. Сэнфорд займется изучением атмосферы.

— Капитан, а может нам просто бомбануть эту базу с воздуха? — предложил весело Дэвид. Йорк повернул в его сторону голову. Выражение его лица было под стать мрачной планете Хрон.

— Рядовой Войс? — тяжелый взгляд Линкольна впился в Дэвида. Улыбка последнего начала медленно гаснуть, пока не стерлась окончательно с его лица.

— Прошу прощения, сэр, — поправил сам себе десантник, сообразив, что перешел черту.

— Вот и отлично, — ухмыльнулся капитан, довольный произведенным эффектом. — Теперь все занялись своими делами. Через час я жду от тебя, Мария с докладом о планете.

Я проводила взглядом спину капитана. «Странно, — подумалось мне. — На тех дисках, что нам выдали в начале полета, еще на звездолете, не было информации про Хрон». То, что там было написано, походило на те Иллюзии, что создавала для меня Мария в своем отсеке. Или что-то изменилось, пока мы находились в анабиозе? Возможно, из Центра пришло совсем другое задание.

Я уже встала, намереваясь покинуть зал, когда меня окликнула Мария и предложила вместе пройти в ее отсек.

— Думаю, тебе стоит первой посмотреть на планету! — заявила молодая женщина.

Мы ушли вместе и очень скоро оказались во владениях Марии. Среди всех этих мигающих датчиков и аппаратуры она, казалось, чувствовала себя как рыба в воде. Кивком указав мне, на ближайший рядом с ее сидением, мягкий стул, она села за монитор. Несколько уверенных нажатий на клавиатуре и экран перед нами загорелся, открывая неизвестную мне программу. Мария склонилась над клавиатурой. Ее пальцы быстро запорхали по плоским сенсорным кнопкам, и на экране высветилось изображение летательного аппарата. Прокрутившись со всех сторон, оно застыло, послушное волшебным рукам женщины программиста. Я все это время молчала, боясь отвлечь Марию от ее работы, но она заговорила сама, указав мне на объект на мониторе.

— Новейшая разработка, — произнесла женщина, не оборачиваясь ко мне. — Зонд Космо 13, имеющий возможность проходит сквозь любую атмосферу. Его корпус защищен новым сплавом титана с добавлением лунного серебра, которое как ты знаешь, открыли едва ли с десять лет назад в системе Центавра 5.

Я продолжала смотреть на монитор. Лунное серебро — самый устойчивый из существующих во вселенной металлов, способный выдержать сильнейшее давление. Насколько я знала, именно зонд из Лунного серебра смог приблизиться к нашему солнцу на рекордно близкое расстояние и при этом не превратиться в кусок оплавленного металла. Материал был редкий и очень дорогой. Наличие подобного зонда у команды зачистки говорило о многом. Мария тем временем продолжала:

— Сейчас я запущу Космо, предварительно запрограммированный на добычу образцов почвы, воздуха и прочего, — пальцы программиста продолжали свой танец по клавиатуре. Что-то в их движении меня завораживало. — Всего через час зонд принесет все образцы на корабль, и я смогу сделать необходимые анализы в лаборатории, хотя не думаю, что обнаружу здесь что-то интересное!

— На планете совсем нет жизни? — спросила я.

Мария пожала плечами.

— Я точно не знаю. Все исследования, что проходили на Хроне были поверхностны, поскольку в планете никто не был заинтересован. Здесь нет никаких важных и полезных ресурсов, и она непригодна для жизни! По крайней мере я не владею другой информацией.

— Но Центр все же построил на Хроне свою базу, — возразила я. — Значит, для чего-то им это понадобилось. Они не стали бы финансировать заранее провальный проект.

Мария замерла, затем повернулась ко мне.

— Определенно здесь что-то есть, — согласилась она. — Только вряд ли нам стоит знать об этом, иначе Центр оповестил нас. Значит, мы знаем все, что нам надо для того, чтобы хорошо выполнить эту простую миссию.

— Но зачем им теперь надо, чтобы вы уничтожили Базу? — спросила я.

Женщина пожала плечами и отвернулась, вернувшись обратно к своей клавиатуре.

— Понятия не имею. Если кто и знает, что к чему, то это только Йорк, но он не будет распространяться. Видимо, нам не следует знать больше положенного, это специфика нашей работы, Кинг, привыкай. Мы выполняем свою работу. Быстро и качественно, за это нас и ценят! И за это нам платят хорошие деньги.

Я молча посмотрела на затылок женщины. Сжала зубы. «Да, — подумалось мне, — вы действительно ничем никогда не интересуетесь, и вам все равно, кого устранять. Главное, чтобы было выполнен приказ, а то, что в результате погибнут невинные люди, или те, кто просто помешал чем-то Правительству Пяти…это никого не интересует».

Умом я понимала, что Марии не было в тот далекий день, когда отряд Ястребов, еще в старом своем составе, уничтожил мою семью, но отчего-то в этот момент возненавидела Марию за то, что она принадлежит к этому отряду, пусть и сейчас, столько лет спустя. Исходя из ее собственных слов, создавалось впечатление, что женщина просто оружие в руках Центра. Безвольное, подчиняющееся оружие! Но стоило посмотреть в глаза женщины, как подобное хотелось отмести, словно несусветную глупость. Мария была умна. Хитра. И это буквально светилось в ее глазах.

— Сейчас я отправлю зонд, — прервала программист мои размышления.

Я вскинула глаза на экран монитора и увидела, как камеры, установленные снаружи корабля, передают момент вылета зонда из шлюза.

Мария, откинувшись в кресле, улыбалась, глядя на экран и следя за процессом отстековки.

— Мне самой интересно, какие образцы он принесет, — сказала она, скорее всего обращаясь к себе самой. В глазах женщины вспыхнул пугающий фанатичный блеск.

Когда зонд исчез из поля зрения, Сэнфорд отключила монитор и развернула свое кресло ко мне.

— Капитан Йорк видел твое последнее видео и остался им доволен, — сказала она, глядя мне прямо в глаза.

— Спасибо, мэм, — проговорила я, вставая со стула, и добавила: — Я, наверное, пойду, просмотрю еще диск, а потом, если буду нужна, вызовете меня по селектору.

Мария кивнула.

— Хорошо. Думаю, тебе тоже стоит посмотреть на то, что принесет с Хрона зонд. Возможно, если ты прикоснешься к красной земле с этой планеты, тебе будет легче контролировать себя, и ты сможешь помочь отряду более эффективно! Пусть твое первое задание кажется слишком простым, но так даже лучше. Научишься спокойно концентрироваться. Для тебя это неплохая практика. Намного лучше иллюзий.

— Да, мэм, — кивнула в ответ.

Мария развернула свое кресло к мониторам, словно давая понять, что я могу быть свободна.

Я подошла к двери, скользнула рукой по скану, открывая шлюз. Двери плавно отъехали в сторону, пропуская меня в коридор.

— Я скоро позову тебя, — напомнила мне Мария, прежде чем двери также бесшумно встали на место, отрезав меня от ее голоса.

Не знаю почему, но покинув отсек программиста, я смогла свободно вздохнуть, испытывая почему-то, странное облегчение. А еще я поняла, что, несмотря на внешнее дружелюбие, Мария подобно капитану в чем-то меня подозревает и не доверяет. Но и, кроме всего этого было что-то еще, неуловимое, на уровне подсознания. Я чувствовала, что Сэнфорд меня недолюбливает.

Не знаю, как получилось так, что ноги сами понесли меня в комнату отдыха. Я шла, задумавшись, передвигаясь на автомате. А когда очнулась от своих мыслей, то поняла, что стою возле дверей, ведущих в специальную комнату, какие бывают на каждом корабле, даже на военном и грузовом.

Комната отдыха регулировалась пультом. Каждый желающий мог посетить одну из голограмм, предоставленных специальным отсеком, предназначенным для определенных моментов жизни. Такое иногда бывает, когда уставшие от долгого полета члены экипажа, скучая по Земле, могли на какое-то время погрузиться в иллюзию, выбранную из длинного перечня в меню комнаты отдыха. Здесь были и цветущие альпийские луга, и заснеженная горная вершина. Была и простая скамейка в парке в мегаполисе, домик у реки и даже плетеное кресло на пыльном ранчо. Вы могли оказаться на берегу теплого южного моря или на склоне фьорда. Могли посидеть в маленьком кафе, глядя на снующих за широкими окнами прохожих, а могли и оказаться в оазисе, в центре жаркой пустыни… В общем, список прилагался обширный. На любой вкус.

Переступив порог комнаты отдыха, я очутилась в просторной и почти полностью пустой, квадратной комнате с креслом у стены и маленьким черным пультом на стеклянном столике. Оглядевшись, закрыла за собой двери, подошла к столику и подняла пульт. Усевшись в кресло, я немного поерзала в нем, устраиваясь поудобнее, в то время как глаза искали на лазерной проекции нужный и подходящий мне вариант. Пробежав взглядом, остановилась на одном из зеленых тенистых уголков парка — таких много в каждом городе. Я нажала подтверждение, и голограмма тотчас материализовалась вокруг меня. Над головой искусственный ветер зашелестел зелеными ветвями клена. Я оказалась сидящей на деревянной скамейке, подставив лицо теплым солнечным лучам, пробивавшимся сквозь листву. Иллюзия ветра перебирала мои волосы. А иллюзия солнца ласково касалась кожи теплыми лучами. Я зажмурилась и расслабленно откинулась на спинку кресла. Следовало отдохнуть перед вылетом на Хрон, но что-то внутри меня никак не хотело успокоиться, сжимая мое сердце тревожным предчувствием. Полного ухода в иллюзию не выходило, не позволяя расслабиться в полной степени.

Спустя некоторое время, покосилась на часы. Они показали мне, что с момента отправки зонда прошло сорок пять минут, а значит, мне скоро надо будет вернуться к Сэнфорд, чтобы вместе с ней изучить полученные с планеты образцы. Тяжело вздохнув, выключила голограмму и моментально вокруг выросли белые стены. Иллюзия парка и покоя исчезла, словно ее и не было, а я встала из кресла, положив на место пульт.

Судя по легкому налету пыли, скопившемуся на стеклянной поверхности столика, суда не так уж часто заходили. Скорее всего, здесь бывали иногда, только чтобы прибраться перед проверкой. Что и не удивительно. Десантники не казались мне чувствительными натурами.

Впереди глухо щелкнула дверь и отъехала в сторону. Я вскинула глаза и увидела входящего Седого. Тот посмотрел на меня перед тем, как закрыть шлюз. И откуда он только взялся? Несомненно, охранник оказался здесь с определенной целью, а не с намерением полюбоваться на несуществующие пейзажи.

— Вы сейчас пойдете к этой женщине, к программисту? — поинтересовался он вот так сразу, не размениваясь на приветствие.

— Откуда ты знаешь? — поинтересовалась я.

— Только что она вызывала вас по селектору, — он улыбнулся, но улыбка вышла какой-то неприятной.

— Вот, черт, я не слышала! — я шагнула было к двери, но Седой преградил мне путь.

— Я хочу сказать вам кое-что, — проговорил мужчина.

— Только быстрее, я тороплюсь.

МакКиган заговорил уже тише.

— Эта Сэнфорд очень подозрительная, — произнес он. — Хотел предупредить вас, что сегодня, во время операции, она попытается сломать вашу защиту и проникнуть в ваш разум. Я случайно подслушал их разговор с капитаном. Йорк приказал Сэнфорд узнать, не подосланы ли вы Центром, как шпион.

Я нахмурилась. «Йорк не мог отдать такой приказ», — почему-то подумалось мне. Ведь капитан знает, как никто другой, насколько важно не тревожить Искателя в ответственный момент. Подобная ошибка сможет выдернуть меня из программы надолго. И отряд останется, предоставлен сам себе на этой неисследованной планете. Это огромный риск, особенно после того, как группа совсем недавно потеряла своего предыдущего искателя, они не станут рисковать мной. Или я могу ошибаться и ненависть капитана Йорка к Центру сильнее его ответственности к жизням команды? Мария не сможет сделать это, если только…

Я шагнула к двери. Отто проследил за мной глазами. Мои мысли кружились роем в голове…

… Если только они не уверены в том, что на Хроне им ничего не угрожает. Тогда, конечно, все возможно. Не зря ведь Мария хочет провести столько анализов перед высадкой десанта. Сегодня они решили вскрыть мою память, как консервную банку и самое главное, что я не смогу им воспрепятствовать! Повода отказаться участвовать в зачистке, у меня нет. Центр направил меня специально для того, чтобы я оказывала содействие Ястребам. Если сейчас попробую увильнуть, Йорк поймет, что я не та, за кого себя выдаю, а с другой стороны, Мария ведь все равно прочитает мои мысли и, в конечном итоге капитан все узнает. Что же делать?

— Спасибо за предупреждение, — сказала я Седому и вышла из комнаты отдыха. Отто остался внутри, не последовав за мной. Я снова бросила взгляд на часы. Они показывали мне, что стоит поторопиться к Марии. Времени хватит лишь на то, чтобы добежать до ее отсека.

И я рванула с места.

Когда двери шлюза плавно отъехали в сторону, пропуская меня в отсек программиста, я перешагнула порог и увидела, что Мария уже не одна. Рядом с ней стоял капитан Йорк. К моему удивлению, он был одет в военную форму, предназначавшуюся для десантирования. Едва бросив на меня короткий взгляд, мужчина вновь сосредоточил все свое внимание на Сэнфорд. Я же, привычно вытянулась по стойке смирно и произнесла:

— Сэр!

— Вольно, Кинг, — даже не глядя на меня, бросил Линкольн. Вот только расслабиться рядом с ним у меня никак не получалось. Опустив руки по швам, замерла, ожидая, что произойдет дальше и уже жалея о том, что заявилась к Марии так не вовремя. Наверное, стоило опоздать. Возможно, тогда бы капитан ушел. А так, придется мельтешить перед его глазами, чувствуя себя этаким мешающим бельмом.

На белом столе, на котором раньше стоял графин с водой и стаканы, теперь была расстелена плёнка, и женщина что-то делила на маленьком кусочке стекла, подставляя его под системный микроскоп. Данные мгновенно отображались на мониторе компьютера. Я покосилась на бегущую строку, выдающую информацию, но, признаться честно, ничего там толком не поняла. Наверное, подобные сведения могли бы заинтересовать только биолога, или химика.

Мария, тем временем, поменяла пробник и поместила его под объектив. Данные на мониторе изменились и женщина, закусив губу, принялась всматриваться в бесконечные шифры странных знаков, доступные лишь ей одной. Йорк отошел от Марии и сел за ее столик. Я заметила, что он читает полученную информацию. Невольно мысленно хмыкнула, догадавшись, что капитан разбирается во всех этих тонкостях. Даже удивительно стало. Я тоже сделала попытку что-нибудь разглядеть во всех этих значках и символах, но быстро оставила пустую затею, сообразив, что для меня это другой мир.

Закончив проведение анализов, капрал повернулась к нам и, кажется, только теперь заметила мое присутствие в отсеке. На ее лицо на короткое мгновение набежала легкая тень, словно она уже была не рада тому, что позвала меня. Наверное, Мария не рассчитывала, что придет Йорк, иначе она вряд ли пригласила меня на предварительный просмотр данных по Хрону. Но женщина быстро улыбнулась мне, словно опомнившись, и жестом подозвала к своему компьютеру.

— Линк!? — Мария многозначительно посмотрела на капитана. Он с натянутой улыбкой уступил ей место, а сам перебрался рядом на стул. Немного помявшись, я села в отдалении, глядя на затылок своего врага.

— Что скажешь? — спросил Йорк.

Мария пробежала глазами по монитору, затем вернула предыдущие данные и, наконец, произнесла:

— Думаю, все пройдет еще проще, чем мы думали, — повернувшись, программист посмотрела на капитана. И снова мне померещилось что-то необычное в ее глазах. Женщина смотрела на Йорка как-то особенно. Он совершенно точно был ей небезразличен. Только, мне показалось, что сам капитан не в курсе интереса Сэнфорд. Или просто делает вид, что не замечает ее явной симпатии.

«Черт, да он ей просто нравится», — мысленно рассмеялась я и, не выдержав, тихо хмыкнула. Программист на мой смешок отреагировала быстро.

— В чем дело, рядовая Кинг? Я сказала что-то очень смешное? — былого дружелюбия в ее взгляде как не бывало. Я поспешно отпустила глаза.

— Нет, просто мне вспомнилось кое-что! — ответила я.

Мария несколько секунд сверлила меня взглядом, затем снова повернулась к объекту своего желания.

— Продолжай, — велел капитан.

Мария прочистила горло, прижав к груди кулак. На меня она больше не смотрела. По крайней мере, пока.

— Хрон действительно необитаем, но при этом его атмосфера пригодна для дыхания. Конечно, дышать там будет тяжелее, чем на Земле, но все же вы сможете обойтись без скафандров.

— Это радует, — кивнул Линкольн. Он не стал спрашивать у Марии, каким образом планета-пустыня обеспечена кислородом. И я промолчала, не уверенная в том, что получу ответ.

— База пустует. Зонд сделал несколько снимков сверху и несколько через стекла окон. Я установила в его системе датчик, улавливающий движение, даже самое слабое. Так вот — он не засек ни единого движения. Кроме ветра. Там довольно сильные порывы на поверхности.

— Ты нашла что-то интересное в полученных образцах? — поинтересовался капитан.

Мария покачала головой.

— Ничего такого, что могло бы помочь операции или заинтересовать вас, сэр, — она улыбнулась одними уголками губ и перешла на официоз, словно подчеркивая для меня свои отношения со старшим по званию. Словно меня это могло каким-то образом, волновать. — Здесь информация, которая заинтересует только ученого.

Капитан Йорк поднялся со стула.

— Хорошо, Сэнфорд, — произнес он. — Но все равно я хочу, чтобы Кинг летела с нами. Для нее это будет более полезно, чем твои тренажеры. Тем более, что проверка поверхности показала полную безопасность планеты и базы в том числе, — он повернулся ко мне. Окинул с ног до головы недоуменным взглядом и вдруг рявкнул.

— Что за вид, рядовая Кинг? Через десять минут вылет, а вы все еще в гражданской одежде!

Я машинально вскочила, вытянулась перед ним натянутой струной и застыла, глядя прямо в глаза. И почти сразу, каким-то удивлением, заметила смешинки в уголках его глаз. Но стоило мне моргнуть, как они тут же исчезли, а я едва удержалась от желания протереть глаза. Потому что капитан, улыбающийся мне, это было нечто из ряда вон.

— Я буду контролировать Джоанну с «Рассвета», — сказала Мария. — Заодно прослежу за работой нашего нового Искателя.

Йорк снова нахмурился. Он все еще смотрел на меня.

— Вы еще здесь? — он не успел договорить, как я выскочила в едва открывшийся шлюз. У меня оставалось слишком мало времени, чтобы переодеться и прийти к модулю. И все же, признаться, капитану удалось меня удивить.

Глава 6.

Едва наш модуль, преодолев страшную тряску, опустился на неровную песочную почву, на безопасном расстоянии от Базы, как десантники почти синхронно, вскочили со своих мест, вооруженные до зубов, в камуфляже и в военной амуниции. Двое мужчин из отряда вытащили из модуля тяжелые ящики, начиненные взрывчаткой. Я услышала сквозь завывания ветра голос капитана, отдающий распоряжения:

— Заряды расставляем точно по периметру, так как я вам показывал перед вылетом на плане. Нам надо, чтобы от базы осталось только легкое воспоминание. Так что, работаем.

В открытый шлюз ветер швырял горсти кровавого песка. Ана спрыгнула вниз, напоследок подмигнув мне. За ней последовали Дэвид, Даллас и Майкл. Кристиан и Филл тащили один из ящиков и спустились первыми, следом за Йорком. Последним из корабля выбрался Отто. Наверное, он был здесь в качестве наблюдателя. Так, или иначе, о его положении в данной вылазке меня не уведомили. Но я решила приглядеть за альбиносом. Не доверяя ни ему, ни его нанимателю. Проследив за тем, как темнокожий мужчина легко выпрыгнул из модуля, прикрыла глаза руками от красной пыли, ворвавшейся с ветром в отсек. Я единственная осталась в опустевшем модуле, пока десантники готовились выполнить задание Центра.

— Кинг, не спи! — крикнул мне капитан, заметив мой отрешенный взгляд, — Соединись с капралом Сэнфорд. Мне надо, чтобы ты все же проникла внутрь. Пусть здесь и безопасно, но я хотел бы, чтобы ты попрактиковалась. Это важно, — он перешел на «ты» так, словно это было в порядке вещей. А у меня не было полномочий поправить своего капитана.

— Да, сэр! — крикнула я в ответ, и шлюз закрылся, отрезая меня от команды, ветра и песка. Я несколько секунд сидела, отстегивая ремни безопасности, затем прошла в кабину управления, которая пустовала. Это было естественным, ведь им управлял с «Рассвета» Хиггинс.

Заняв свое место в кресле, быстро надела наушники и ввела код на панели управления. Через секунду маленький монитор ожил, и я увидела на нем изображение лица программиста. Мария вскинула голову и посмотрела на меня.

— Надень шлем и закрепи все провода, — приказала капрал. — Сейчас я подключу тебя к программе. Не переживай, если вдруг что-то пойдет не так, я отключу тебя. Только дай знать и помни, что я слежу за тобой. Так что ничего плохого не случится.

— Что может пойти не так? — спросила я, надевая шлем.

Мария пожала плечами.

— В жизни надо быть готовым ко всему. И ты прекрасно знаешь, что может произойти, если ты не успеешь вернуться обратно в тело, — она шутливо взмахнула руками, изображая летящего ангела. — Без меня ты не сможешь покинуть анабиоз. Готова?

— Да, — кивнула я. Шутка Марии мне, признаться, не понравилась. Но она говорила правду. Вырванный из программы Искатель рискует никогда больше не вернуться в свое тело. Мысль об этом меня пугала, но я не поддавалась панике. Первый боевой опыт обещал быть легким.

Поправив крепления, вздохнула. Шлем неприятно сдавливал голову, но боли, к которой я уже морально была готова, не было. И это оказалось приятным бонусом к сегодняшнему дню. Но, как оказалось, радовалась я рано. Уже спустя всего мгновение, Сэнфорд у себя на корабле, запустила программу. Снова сдавило виски. Тонкие иглы впились в мозг. Я почувствовала, что мои руки с силой сжали подлокотники пилотского кресла. Секунда, вторая… Боль напоминала о том, что я жива. Мысленно ведя отсчет, ждала, когда смогу освободиться и этот миг, наконец, пришел. Открыв глаза, увидела себя, парящей над модулем. И, что самое главное, боль отступила. В этой невесомости я парила, словно призрак из сказки. Дух, покинувший тело.

Как-то это совсем не походило на наши тренировки на корабле. Там я словно играла в бродилку от первого лица, а здесь… Здесь были совсем иные ощущения. А еще мне было чертовски холодно…

Но медлить нельзя. Капитан не обрадуется, если я не пройду такую ничтожную проверку.

Оглядевшись, увидела группу Ястребов. Они уже подходили к базе. И я полетела следом.

Мария видела происходящее на экранах своих мониторов через встроенные в шлемы команды камеры. Она некоторое время следила за их передвижением по пустынной местности и приближающееся заброшенное здание базы, но скоро все ее внимание переключилось на картинку, которая подавалась с монитора, под которым высвечивалось имя Джоанны Кинг. Компьютер передавал импульсы, посылаемые мозгом Искателя, и преобразовывал их в картинку, которую теперь и наблюдала капрал Сэнфорд.

— Так, так, — пробормотала она и наклонилась над клавиатурой. — Сейчас я попробую узнать, что ты так тщательно скрываешь от нас, рядовая Кинг, — женщина набрала код в программу и нажала Ввод. Изображение на экране пошло полосами, исказилось, а в тишине зазвучал звук, наполненный характерным треском помех.

— Что? — Мария взглянула на то, что выдал компьютер и хмыкнула. — Это интересно. Кто-то поставил защиту на твою память и когда же это произошло? Кто не хотел, чтобы тебя прочитали, Кинг?

Мария продолжала борьбу с программой. Ее лицо мрачнело. Изредка она бросала взгляд на мониторы, замечая, что отряд уже вплотную подошел к Базе.

— Не получается, — раздраженно произнесла женщина и, опустив руки, бросила короткий взгляд на монитор, отследив новенькую.

Искатель только что вошла на Базу.

Сверху База была как на ладони. Это было длинное огромное здание и несколькими пристройками, и ангаром. Я увидела занесенный алым песком вездеход, стоявший у стены. Массивный и покинутый, он завалился набок, оказавшись на колее и ветер с монотонностью копальщика могил, поспешно погребал его под новыми слоями красной пыли. Зрелище мрачное. Полное какой-то иррациональной пустоты.

Я облетела главное здание — некоторые из стекол были выбиты. Антенна на крыше погнулась, словно чья-то могучая рука согнула ее в насмешливой браваде. Мазнув взглядом по крыше, настроилась на капитана.

— Сэр, я вас догнала, — сказала я, обращаясь к Йорку и спускаясь вниз.

— Хорошо. Проверь вход и исследуй здание. Если что-то тебе не понравится или насторожит, сразу докладывай мне, поняла?

— Да, сэр, — я пронеслась к высокой входной двери. Она была двустворчатой и открывалась автоматически…когда-то давно, когда к ней еще поступало питание. Теперь эта база была мертва. Я поежилась, проникая за ее стены. «Капитану и его ребятам придется попотеть, открывая их», — подумала я.

Пролетев несколько темных пустых комнат, огляделась. Они здесь были точно такие же, как на земле. На стенах висели лохмотья старых обоев, все вещи были перевернуты, словно с Базы уходили в спешке. Склады оставались открыты, но я пролетела мимо, выискивая то, что могло предоставлять опасность для живых, пришедших уничтожить то, что строили когда-то давно. Отчего-то стало интересно, для чего на подобной планете могли строить базу? Здесь не было ничего полезного в ископаемых, она была негостеприимная и суровая, не пригодная для жизни. И находилась в отдалении от обжитых систем. Просто пустая планета, полная камней, песка и ветра. Но главное, кому помешала эта богом забытая база на краю света? Вопросы роились в голове сонмом жужжащих пчел, вот только ответов не было. Ни на один.

— Кинг, что молчишь? — голос Йорка резанул слух. Невольно поморщилась, ощутив себя на мгновение там, под защитой модуля.

— Пока ничего не заметила, сэр! — ответила я и полетела дальше, сосредоточившись уже не на посторонних ощущениях, а на цели. Отвлекаться нельзя. Даже несмотря на то, что работа обещала быть спокойной и безопасной.

Где-то вдалеке раздался звук открываемой входной двери. Как десантники это сделали, я могла только предполагать. Или вырезали замки, или смогли как-то подсоединиться к системе Базы. И если в ней осталась хоть малая толика энергии, то они могли бы открыть ее через активатор. Пробить пароль для хорошего программиста было пустячным делом. А Мария, следившая за ходом операции с орбиты, дело свое знала на отлично.

Пролетев вперед, продолжила исследовать залы, один за другим. Все они наводили на меня унылые мысли. Пустые, заброшенные. В некоторых гулял ветер и разносил песок, шурша обрывками обоев и старых газет, оставленных кем-то из прежних обитателей, во время отлета. В жилых комнатах я увидела даже пару чьих-то пожелтевших от времени, фото. Одно лежало на полу, усыпанное осколками стекла. Второе висело на стене, прикрепленное степлером к выцветшим обоям.

Где-то в залах зазвучало эхо голосов. Десантники разошлись, устанавливая взрывчатку каждый в своем отсеке. А у меня в ушах снова затрещало и подключилась связь.

— Найди командный центр, — приказал капитан. — И будь внимательна! — прежде чем он отключился от меня, я успела услышать, как Йорк отдал распоряжение начать установку детонаторов, и работа у ястребов закипела.

Пришлось потратить еще несколько минут, прежде чем я нашла командный центр. Залетев внутрь, огляделась. Заставленная мониторами и аппаратурой комната была неживой, как и все вокруг. Ни единый процесс не работал в огромной системе охраны Базы. На мониторе не горела ни одна лампочка, но мне отчего-то стало не по себе. Словно какое-то предчувствие беды проскочило в моем сознании. Я уловила толику чужеродного создания, не органического, а скорее это была искра техническая. Словно бы База вздохнула. И хотя ощущение быстро прошло, но мне по-прежнему было некомфортно. Совсем рядом раздался тихий звук. Едва уловимый, он привлек мое внимание. Заставил покинуть главную комнату базы и пройти через стену, пытаясь отыскать источник шороха.

Я была точно уверена в том, что поблизости не было точек установления взрывчатки. Но шорох повторился, и я скользнула в соседнее помещение, где и увидела источник посторонних звуков.

Седой.

В первый миг даже застыла, удивленно глядя на охранника дяди. Комната, в которой мы оба находились, немного отличалась от остальных. Она чем-то неуловимо напоминала комнату отдыха на «Рассвете». Такие же белые стены и пустота. Покореженный столик с разбитым стеклом, не в счет. Но меня заинтересовало даже не это. А Седой. И то, что он делал.

Медленно приблизившись к нему, облетела так, чтобы видеть лицо и руки мужчины. Охранник, конечно же, не мог даже при всем желании увидеть меня и почувствовать. А вот я видела все.

Отто был чем-то занят. Подлетев поближе, я увидела, что он открыл в стене какой-то потайной сейф и сейчас уверенно вводит комбинацию во вспыхнувшие на панели цифры. Громко щелкнул открываемый замок, а я нахмурилась, сообразив, что на базе все же есть электричество. По крайней мере в этом помещении, видимо, сохранился какой-то источник дополнительного питания. Седой достал из сейфа маленькую квадратную коробку черного цвета и, быстро сунув ее к себе в карман, огляделся по сторонам, после чего захлопнул дверку тайника. Она встала на место, и стена стала цельной, словно не таила в себе маленький сейф.

«Что это он взял?» — пронеслось у меня в голове. Я подумала, стоит ли доложить об увиденном капитану, когда ко мне вернулось недавнее ощущение чужого присутствия. Оно яркой вспышкой загорелось в моем сознании. Я забыла про Отто, ощутив приближение чего-то опасного. База словно бы оживала…ненадолго, на какое-то время, чтобы совершить то, что было в ее программе. И это меня чертовски напугало.

— Капитан, — позвала я. — Сэр! — уже громче.

— Что случилось, Кинг? — отозвался он. — Ты что-то нашла?

— Дело не в этом, сэр, — я перевела дыхание, — просто у меня какое-то нехорошее предчувствие! — как я могла ему сказать, что мне кажется, будто База живая? Йорк поднимет меня на смех.

В голове затрещало. «Связь», — поняла я. Голос Йорка прорвался вновь и звучал крайне недовольно.

— Если нет ничего, возвращайся обратно в модуль и жди нас, — бросил он раздраженно, — меня интересуют не предчувствия, а факты. Что по факту творится на базе?

По факту я не могла найти ничего подозрительного, кроме поведения Седого. Но об этом я еще подумаю, прежде чем решу, рассказывать ли Йорку о том, что я увидела.

— Ничего не заметила, сэр, — призналась честно. — И все же, — сделала попытку, но капитан уже отвлекся.

— Хорошо, Кинг. Мы будем осторожнее, — бросил он, повторив приказ, — в модуль. Твоя работа завершена.

— Да, сэр! — ответила тихо.

Я услышала голос Дэвида, еле различимый, раздававшийся где-то на фоне. Но то, что он сказал капитану, разобрать смогла.

— Мы закончили, сэр. Сектор пять и семь заминированы. Сектора одиннадцать и тринадцать тоже.

— У нас тоже все готово! — голос Аны раздался, словно издалека и капитан отключился.

Насколько я помню, заряд устанавливали на десять минут, за это время модуль с отрядом должен был покинуть радиус взрыва. Сейчас команда покинет здание и мне останется только дождаться десантников в модуле.

Наверное, Йорк прав. И я вижу проблему там, где ее нет. Пора возвращаться и обратиться к Марии, чтобы она вытащила меня из системы.

Мои размышления прервал тонкий звук. Затем по всей Базе раздался страшный скрежет, и я поспешила подняться наверх, выскользнув сквозь крышу. И тут произошло нечто странное. Меня выдернули из системы. Грубо, страшно, без предупреждения и каких-либо объяснений. Громко закричав от навалившейся боли, я съежилась в кресле пилота, подобрав под себя ноги. Голос Марии кричал мне с монитора, но я не могла открыть глаза, чтобы посмотреть на женщину. Сквозь стены модуля, перекрикивая вой ветра, доносились завывания с базы. А я сидела, почти ничего не понимая. Мечтая только о том, чтобы боль ушла. А она, словно нарочно, пронзала тело убийственной пульсацией.

«Что-то пошло не так, — понимала я, сквозь охватившую тело и, особенно, голову, боль. Я сжала виски пальцами. Казалось, голова вот-вот лопнет от нарастающего давления. Глаза жгло огнем и когда я их распахнула, из них потоком полились слезы.

И только тогда я расслышала Марию.

— Джо, Джо! — ее голос искажало треском. Связь нарушилась.

— Что с командой? — внезапно осенило меня. — Капитан, Ана, Дэвид! Что произошло?

Я посмотрела на бледное лицо капрала. Сквозь слезы, застилавшие мне взгляд, черты Марии расплывались. Глаза щипало, а голова продолжала пульсировать.

— Почему ты вырвала меня из программы? — зло спросила я, забыв о том, как обращаюсь к старшему по званию. — Сама же говорила, что подобное может стоить мне жизни!

— Дура, — крикнула женщина. — Я тебя спасла. Базу накрыло куполом. Я не знаю, как мы упустили это… Мне ничего не сказали в Центре. Они даже не намекнули, что там возможна такая степень защиты! Никто не ожидал, что на этой, покинутой Базе есть нечто подобное! — и тут Мария заплакала. Я вытерла рукавом глаза. Проморгалась, злясь на свою слабость. Зрение немного прояснилось. Видеть Сэнфорд плачущей было непривычно. Мне казалось, что эта женщина лишена подобных эмоций. И вот сюрприз.

Но не в ней сейчас дело. Что там она сказала про купол?

Звуки сигнала продолжали резать слух. Хотелось заткнуть уши и закрыть глаза. А еще лучше, перенестись подальше от этого места. Но я взяла себя в руки. Не для того я прибыла к Ястребам, чтобы вот так расклеиться при первой же опасности.

— Что можно сделать? — спросила я, холодея от ужаса.

— Ничего, — ответила Мария, — Они оказались там, запертыми этим куполом. Они не смогут выбраться. Его никак не разрушить. Не тем оружием, что есть у них. А через восемь минут База взлетит на воздух! Черт! — она выругалась и снова заплакала.

Я вскочила с кресла, отшвырнув на пол шлем. Мария, заметив мои действия, прилипла к монитору, следя за мной с перекошенным от ужаса лицом.

— Ты что задумала, Кинг? — спросила она.

— Пока не знаю, — я металась по кабине пилота, пытаясь собраться с мыслями и найти выход из создавшегося положения. — Соединись с капитаном, скажи, пусть деактивируют заряды.

— Они не смогут, — последовал ответ.

— Почему? — спросила я. А время неумолимо уходило.

— Просто не успеют! — ответила капрал. — На активацию уходит несколько минут, а чтобы отключить систему… нужно столько же времени, а его у них уже нет.

— Черт! — выругалась я вслух и рванула прочь из кабины. Мне вслед летел окрик Марии, но я не обернулась на него. У меня просто не было на это времени. То, что я собиралась сейчас сделать, было очень глупо с моей стороны. Но даже осознавая то, что мои действия впоследствии приведут к провалу всего плана и сведут на нет все усилия Чарльза, я просто не могла поступить иначе. Я не хотела уподобляться людям, уничтожившим мою семью, превращаться в их подобие. А там на Базе, под этим проклятым непробиваемым куполом остались люди, которые мне начали нравиться. Да, черт подери. Там были Ана и Дэвид. И Крис, который занимался со мной и был намного терпеливее как наставник. Люди, которые, возможно, не имели ничего общего с убийством моей семьи. А Йорк… Нет. О нем я думать не желала. Не сейчас.

На остальные размышления не оставалось времени. Я сделала свой выбор в долю секунды.

Оказавшись в пассажирском отсеке, быстро накинула куртку, напялила шлем и схватила тяжелый болтер, прикинув, что если мне удастся сделать то, что я задумала, его разрушительной силы хватит для того, чтобы пробить самое толстое стекло в мире.

Выпрыгнув в открывшийся шлюз, я по щиколотку утонула в красном песке. Злой ветер швырнул мне в лицо колючие песчинки и пыль. Я мгновенно закашлялась — эта грязь попала мне в рот. Отплевываясь, посмотрела вперед на виднеющуюся впереди Базу. На солнце сверкнул прозрачный купол, словно подтверждая слова программиста, и я побежала вперед так быстро, как только могла, мысленно отмеряя оставшееся время. Теперь я благодарила капитана за ежедневные пробежки и за усиленные тренировки. Мое дыхание не сбилось, и, уже находясь в нескольких метрах от границы купола, я увидела всю команду. Дэвид разряжал в неподдающуюся стену свой магазин. Лица остальных были искажены от ярости. Ана спорила с Крисом, и только Филл смотрел на меня. Его лицо вытянулось от удивления. Он не понимал, что я могу сделать в данной ситуации и продолжал пялиться так, словно в жизни не видел зрелища более удивительно и занимательного.

Приближаясь, я отчаянно замахала руками, призывая десантников отойти в сторону. Мысленно погрузилась в свое сознание, надеясь только на то, что Филл успеет всех отвести от купола, как можно дальше. Что они заметят мои знаки. И кажется, десантники поняли, что их новенькая пытается что-то предпринять. Хотя, сомневаюсь, что они верили в мой успех. Ана, так вообще замахала мне руками, явно призывая развернуться и побежать в обратном направлении. Спастись. Но она не знала то, что знала я.

Ускорившись, ощутила, как мое тело начало медленно перестраивать приближающийся купол, выискивая в нем брешь, создавая ее. Я представила себе, что эта броня не что иное, как простое стекло. В моем воображении защита стала растекаться в той части, где я собиралась нанести удар. Я больше не видела перед собой ничего, кроме Цели. Стекло утончалось на глазах. К сожалению, никто из Ястребов не мог этого видеть. А часы в моей голове медленно отмеряли жалкий остаток насмешливым: «Тик-так, тик-так».

Вскинув болтер, нажала курок и произвела несколько выстрелов в место, где купол поддался на мое вторжение. Отдача оказалась не слабая. Меня едва не опрокинуло на спину, и я просто чудом устояла и почти не сбавила темпа.

Разрывные пули пробили стену купола, и через мгновение я влетела в нее, пробивая своим телом, как тараном несокрушимую защиту. Я упала на асфальт перед входом в здание, радуясь тому, что на моей голове красуется защитный шлем. Стекла посыпались сверху блестящим дождем, и я привстала, задрав голову и глядя на группу десантников, таращившихся на меня.

— Ну, Кинг ты выдала! — раздалось рядом со мной. Кто-то подхватил меня под руки с двух сторон, поднимая на ноги, кажется, это были Маркес и Вуд. Сама я стоять оказалась не в силах. Подобное представление отняло слишком много сил. Перед глазами все мутнело и расплывалось — удар о толстое стекло, хоть и расплавленное до предела, не прошелся даром моей многострадальной голове, еще раскалывавшейся после отключения от системы. Каким-то непонятным образом я продолжала сжимать оружие, даже после того, как отключилась на обратном пути к модулю.

До взрыва оставалось три минуты, но, теряя сознание, я уже точно знала, что мы успеем уйти вовремя, и, даже если нас накроет взрывной волной, подобную встряску модуль переживет.

Глава 7.

— Какого черта? Что случилось? — вырвалось у Марии, едва из пристыкованного модуля выбрались десантники. Капрал окинула взглядом их грязные от красной пыли лица, отметила Кристиана, державшего на руках бесчувственного Искателя, после чего перевела взгляд на хмурого капитана, вышедшего из модуля первым.

— Что там произошло? — ответил он вопросом на вопрос и добавил сухо. — Это я должен спросить у тебя, что произошло на Базе.

Он обернулся к Крису, бросил короткий взгляд на девушку, на руках капрала Лисса. Сам не понял, отчего в груди что-то неуловимо сжалось. Девчонка на руках капрала казалась такой маленькой и хрупкой, и уж совсем не походила на военную, даже несмотря на облачение. Выглядела она паршиво. Создавалось ощущение, что рядовую Кинг достали после ментальной мясорубки. Она была бледна, если не считать следов, оставленный красным песком Хрона, уродовавшими нежную кожу Джоанны кровавыми потеками.

С трудом оторвав взгляд от Искателя, капитан приказал, обращаясь к Лиссу:

— Отнеси рядовую Кинг в лазарет, пусть ее осмотрят! — после чего гневно произнес, уже в адрес Отто. — А вы доложите мне, где находились во время проведения операции, пока вся группа пыталась выбраться из ловушки. — Он вспомнил о том, что присланный из Центра наблюдатель появился рядом с модулем в последний момент. Нет, бросать этого альбиноса никто не собирался. Но и рисковать ради него жизнями своих людей Йорк не желал. Стоило разобраться в том, что, вообще, происходит. Задание, которое казалось на первый взгляд легкой и едва ли не увеселительной прогулкой, едва не стоило жизни всей его команде.

Отто коротко кивнул ответив:

— Я напишу рапорт, сэр. Но сразу хочу заметить тот факт, что я действовал по приказу Центра и не нарушил никаких правил.

Линкольну захотелось выругаться. Грязно и зло. А еще лучше было бы схватить этого наглеца и хорошенько встряхнуть. Но он понимал, что не стоит давать волю гневу. С Отто он разберется после того, как поговорит с Сэнфорд.

— Хорошо. Я жду рапорт с объяснениями, — произнес он коротко и холодно, а затем перевел взгляд на Марию.

— Почему получилось так, что ты упустила защитную систему Базы? — спросил он холодно. За его спиной Ана сбросила на пол обмундирование и вопросительно уставилась на программиста. Да что там Ана — все Ястребы смотрели на Марию, ожидая ее ответа.

— Мы чуть не поджарились на собственной взрывчатке! — крикнул Дэвид раздраженно.

Мария смотрела поочередно на каждого из отряда. В ее глазах застыло нечто вроде сожаления.

— Я не знала, что у данной Базы такая сильная программа защиты, — призналась она после недолгого молчания. — Центр не счел нужным сообщить мне эту информацию. Вы же понимаете, что я никогда бы не отпустила вас туда, зная, насколько опасна территория Базы. Мне казалось, что я все перепроверила. Думаю, это ошибка Центра, раз они дали нам неполную информацию!

Йорк тяжело вздохнул и, отвернувшись от Марии, посмотрел на своих людей, все еще стоящих перед дверью, ведущей в модуль. Все они выглядели крайне раздраженными и даже злыми. И он прекрасно понимал то, что сейчас чувствовали его подчиненные.

— Разойтись, — скомандовал он. — Всем привести себя в порядок и отдохнуть, — последние слова он проговорил уже менее официальным тоном. Затем, повернувшись к Марии, тихо, так, чтобы слышала только она, добавил: — А с тобой я поговорю позже.

Мария кивнула и опустила было глаза, но тут что-то странное промелькнуло в них, и она подошла к капитану. Ее ладонь легла на его руку. Слишком по-хозяйски, как могло бы показаться со стороны.

— Что произошло с Кинг? Я потеряла изображение после того, как отсоединила ее от программы.

— Я думал, это ты мне объяснишь, — произнес Линк. Мимо прошли Майкл и Ана. Они посмотрели на своего командира и женщину программиста, заинтригованные несколько интимным жестом Марии, но ничего не сказали.

— Она каким-то удивительным образом сумела пробить в защите брешь и только благодаря этому мы остались живы, — сказал капитан Йорк. Затем аккуратно убрал руку женщины со своей, и направился вслед за своими людьми, покинув промежуточный отсек. Капрал Сэнфорд задумчиво провела его взглядом, но следом не пошла, а направилась в противоположную сторону, туда, где находился лазарет. И куда минуту назад отнесли бесчувственную рядовую Кинг.

Когда она вошла в больничный отсек, доктор Мортимер, один из членов экипажа «Рассвета Империи» уже колдовал над лежащей на койке рядовой. Доктор успел снять с Джоанны облачение и верхнюю одежду, и теперь она лежала под тонкой простыней в нательном тонком комбинезоне. От ее руки, лежавшей поверх простыни, вверх к капельнице тянулась тонкая прозрачная трубочка. Мария заметила Кристиана, стоявшего у изголовья девушки и удивилась странному выражению лица последнего. Лисс смотрел на Кинг с каким-то непонятным интересом, хотя Сенфорд это могло просто показаться.

— У нее просто сильный ушиб и физическое истощение, — сказал Мортимер, обращаясь к Крису, пока Мария стояла в дверях, наблюдая за его суетливыми действиями. — Я поставил ей витамины, остальное решит только продолжительный отдых. Некоторое время она будет находиться в бессознательном состоянии, но через пару часов придет в себя, — доктор выпрямил спину и оглянулся на дверь, заметив застывшую там капрала Сенфорд.

— Если хотите, останьтесь с ней, — добавил он, поочередно посмотрев на каждого из военных, а затем, пожав плечами, вышел в двери, миновав Марию.

— Давай я побуду с ней, — неожиданно для самой себя предложила молодая женщина, обращаясь к Лиссу.

— Нет, не стоит, — отмахнулся он, на мгновение, оторвав взгляд от лица бледной девушки, лежащей на больничной койке. — Лучше пойди объясни Линку, как вышло, что нас едва не разнесло на части на той проклятой Базе. Ведь ты должна была проверить систему защиты до того, как мы высадимся! Думаю, он очень зол.

Мария нахмурилась.

— Я все еще никак не пойму, как вам удалось пробить брешь! — сказала она, не слушая слов Кристиана. — Я не видела ничего, после того как на Базу опустилась защита. Этот купол… — она задумчиво перевела взгляд на Джоанну.

— Просмотри запись с моего шлема, — бросил капрал Лисс. — Может ты потом и мне объяснишь, что там произошло.

— Ты разве не видел? — удивилась Мария.

— Видел, — ответил военный, — Только не совсем понимаю, что… — добавил он, задумчиво посмотрев на рядовую Кинг.

Мария несколько секунд колебалась. Затем словно приняла решение.

— Хорошо, — согласно кивнула программист и вышла из отсека, сказав на прощание Кристиану, словно в оправдание: — Мне надо самой во всем разобраться, прежде чем со мной поговорит капитан Йорк. Не хочу, чтобы вы все винили меня в то, что произошло.

— Когда я смывала этот песок, мне казалось, что я порезалась и у меня течет кровь, — Ана возмущенно тряхнула влажными волосами и бросила использованное полотенце на дверцу шкафчика. По обе стороны от нее переодевались двое мужчин. Дэвид только вышел из душа, а Филл уже был полностью укомплектован в свежую униформу.

— Может это и была кровь, а, Маркес? — съязвил он. — Ты пыталась побриться? Все еще думаешь, что ты мужик?

— Отвали, — Ана пихнула вояку в плечо. Тот рассмеялся, скаля зубы и, захлопнув дверцу своего шкафчика, бросил грязные полотенца в бельевую корзину и был таков, помахав на прощание остальным.

— Это все чертовски странно, — проговорила Ана Маркес, переодеваясь в чистый комбинезон после освежающего душа. Она покосилась на Дэвида, стоявшего рядом и вытиравшего свои мокрые волосы. Второе полотенце, большое, было обмотано вокруг бедер мужчины, прикрывая все его стратегически важные места.

— Ты имеешь в виду купол и нашу душку Кинг? — спросил он, поднимая глаза на мексиканку. Она кивнула.

— Сейчас выслушаю наставления капитана и схожу, проведаю Джо, — сказала Маркес. Дэвид улыбнулся в ответ.

— Я с тобой, — произнес он. — Только подожди, пока я приведу себя в порядок.

Через полчаса вся команда собралась в центральном отсеке. Там уже их ждал Линкольн Йорк и там же к десантникам присоединился экипаж корабля, исключая главного пилота, оставшегося в кабине управления. Йорк кивком головы велел всем рассесться по местам и коротко озвучил произошедшую с ними на Хроне ситуацию. После он долго рассматривал своих людей, отметив отсутствие троих из команды — в зале не хватало Марии, Кристиана и Джоанны, хотя отсутствие последней было вполне объяснимо.

— Где капралы Лисс и Сэнфорд? — спросил он у Ястребов. Сидящие за столом люди огляделись, словно ожидали, что Мария или Крис сейчас появятся рядом с кем-то из них.

— Капрал Лисс остался с рядовой Кинг в больничном отсеке, — пояснил доктор Мортимер, разъяснив ситуацию с Крисом.

Йорк вскинул на него глаза.

— Кстати, как она? — нарочито небрежно поинтересовался он. Ана заметно фыркнула от возмущения. Ей показалось грубым такое отношение к Искателю, тем более после того, как рядовая Кинг спасла им жизнь на Хроне. Но Маркес благоразумно промолчала, встретившись взглядом с глазами капитана. Да и Дэвид, сидевший рядом, не преминул толкнуть ее локтем в бок, призывая к молчанию. По всему было видно, что капитан Йорк был зол и раздражен оттого, что операция по уничтожению Базы, с виду простая, прошла с такими осложнениями.

— Мы все сегодня хорошо поработали, и я вижу, что вы устали, — сказал им капитан после короткой, но впечатляющей лекции на тему, как правильно работать в команде, чтобы впредь не происходило подобных инцидентов, наподобие того, который произошел на Хроне. — Сегодня все можете отдохнуть. Я отменяю обязательные тренировки. Можете провести время так, как посчитаете нужным.

Ястребы слаженно и довольно выдохнули, а Линкольн продолжил:

— Через час мы отправимся в обратный путь, а после завтрака всех нас ждет долгий сон в анабиозе и возвращение домой.

Он распустил своих людей, попросив задержаться только капитана «Рассвета» и доктора. Остальные покинули центральный отсек. Многие подались в спальню, некоторые направились в столовую, и только Маркес и Войс пошли в больничный отсек, проведать пострадавшую. Ана, шагая рядом с Дэвидом, про себя возмущалась, считая, что капитан тоже должен был бы проведать новенькую, особенно после случившегося.

«Девчонка, черт бы ее побрал, чуть не погибла, спасая всех нас. Он мог бы хотя бы признать ее одной из нас теперь, когда мы вместе хлебнули первые трудности!» — подумала Ана. Увидев приподнятые кверху брови Дэвида, она усмехнулась, сообразив, что, кажется, размышляя вслух.

— Не смотри так на меня, — буркнул он, — я согласен и готов подписаться под каждым твоим словом, — добавил десантник, за что получил дружеский тычок кулаком в бок.

Когда они, наконец, вошли в больничный отсек, Ана толкнула плечом Дэвида, застывшего было на пороге. Услышав шум отъезжающей двери, Кристиан Лисс вскинул глаза на вошедших и узнав в них своих соратников улыбнулся.

— Может, пойдешь, переоденешься? И не мешало бы принять душ! — произнесла Ана и кивнула на лежащую на койке девушку. — А мы пока присмотрим за ней с Дэвидом. Кстати, кэп сказал всем расслабиться. Никаких тренировок и прочее.

Крис кивнул и поднялся со своего места, но задержавшись, бросил взгляд на спящую рядовую.

— Она скоро должна прийти в себя, так сказал док, — пояснил десантникам Крис и только после этого вышел из отсека. Ана плюхнулась на его место с раздражением посмотрев на тянущуюся из руки Джоанны капельницу.

— Мортимер опять балуется своими витаминами, — буркнула она.

Дэвид прошелся по периметру комнаты и, повернувшись лицом к Маркес, произнес:

— Интересно, зачем Крис тут столько времени торчал с Кинг?

— Ну, ты дурак, Дэв, — Ана откинулась на спинку стула. — Мне кажется, он делает это из-за Мэнди. Джоанна ведь тоже Искатель, не улавливаешь смысла?

— Неотданные долги, — загробным голосом сказал Войс и при этом страшно выпучил глаза. Ана прикрыла рот, сдерживая улыбку.

— Ты еще больший болван, чем я думала, — сказала она. Затем лицо ее сделалось серьезным. — Это не смешно, потерять близкого человека. Джо тоже едва сегодня не погибла. И вообще, все произошедшее дурно пахнет.А ведь Крис действительно до сих пор не отошел после смерти сестры и винит себя в ее гибели.

— И Йорка тоже, — вставил Дэвид.

— И капитана тоже, — согласилась женщина.

Некоторое время они молчали. Ана смотрела на безмятежное, но белое, словно мел, лицо Джоанны. Шрам на щеке Искателя выглядел еще более ярким на фоне бескровной кожи. Словно кто-то перечеркнул ее лицо светло-красным маркером. Маркес склонилась ниже, рассматривая Кинг, когда та неожиданно раскрыла глаза. Ана едва не подпрыгнула, вцепившись руками в тонкие стальные подлокотники, сама удивляясь подобной реакции.

— Эй! — окликнул ее Дэвид, но Маркес уже успокоившись, улыбалась Джоанне.

— Ну и напугала ты меня, подруга, — выдала Ана.

— Кто бы говорил, — ответила я, когда Маркес с улыбкой отстранилась. — Судя по тому, что я нахожусь на корабле, мы успели добраться до модуля до того, как Базу разнесло зарядом!

— Еще бы! Успели. И даже ухитрились прихватить твой зад и доставить его сюда, — пошутила женщина.

Сделав попытку приподняться, тут же ощутила, как закружилась голова. Я медленно опустила голову обратно на подушку и вздохнула. Кажется, я выложилась по полной, когда пробивала купол своей тушкой. Вот теперь и нет сил даже на то, чтобы нормально сесть.

Мысленно выругалась. Ненавижу ощущать себя такой слабой и беззащитной. Впрочем, это того стоило. Команда жива, а я оказалась слабохарактерной мстительницей, но совсем не жалею об этом.

Оглядевшись, заметила тонкую капельницу, тянувшуюся к моей руке. Это еще что за гадость? Я сдвинула брови.

— Что это? — спросила я.

— Не знаю, — пожала плечами Маркес. — Когда придет Мортимер, спроси у него. Скорее всего, он тебе ввел какие-то витамины, для восстановления. Он любит подкармливать нас всякими полезными штуками. К доку только попади и будешь полна витаминами, как свежий апельсин!

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Одиссея Джоанны Кинг предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я