Шизофренизмы. Рассказы
Андрей Игорьевич Хомутов, 2020

Рассказы, в которых, переплетаясь, мистика и социальная фантастика описывают в гипертрофированном необычном виде некоторые современные социальные проявления обыденной жизни. Некто заходит вечером в гости на чай, с предложением купить часть мозга, оставив хозяину социально приемлемую часть. Люди, теряющие головы. Эпизод из общества вероятного будущего, в котором душа – рудимент, удаляется, словно аппендицит. Или рассказы о мужчине, рождённом в борьбе, о старике, что и в преклонном возрасте сохраняет мужское, о вечной теме – мужчине и женщине.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шизофренизмы. Рассказы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Множество солнц

Они называют меня Демиургом, Создателем, Всевышним, Богом, Творцом, Универсумом…

Им было дано отличное тело. Не то чтобы оно было полностью неуязвимо от внешних событий, но вполне позволяло решать насущные задачи бытия, и даже более того. Они до некоторых пор стали добиваться значительных результатов в совершенствовании этого тела. Но в последнее время они сознательно калечат своё тело, отравляют его, уродуют. И в этом они тоже добились больших успехов.

Им был дан небывалый разум, о нераскрытых возможностях которого они до сих пор даже не догадываются. Они стали познавать природу, тайны мироздания и бытия. Не достигнув предела разума, не познав сколь-либо существенной части мира, они вдруг пресытились. Они стали отравлять свой мозг, затуманивать его различными наркотическими веществами, потеряли интерес к знаниям и открытиям, погрязли в разврате и удовлетворении низших потребностей.

Им была дана прекрасная планета, они травят её бесчисленными отходами, разоряют землю, превращая в безжизненные пустыни степи и леса. Они сначала загрязняют воду, делая её непригодной для собственного питья, животных и полива растений, а потом страдают от засухи. Они всё ещё имеют большие возможности для восстановления планеты, но не используют их.

Они теряют Веру в Высшую Любовь и потому впадают в уныние, зависть, ненависть. Тогда разврат и похоть властвуют над ними, они жаждут потребить всё, что встретится им материального и чувственного.

Всё же я верю в них, они лишь сбились с пути. Оступились, споткнулись, и вот вместо тропинки под ногами они почувствовали густую дикую поросль. Испугавшись, стали отчаянно шарить по земле ногами, озираться, неуверенно шагать в сторону, в попытках вернуться на тропинку, но лишь отдалялись в сторону, в глушь, в темноту. И чем дальше отходили от тропы, тем темнее становилось, тем больше вязли ноги. В отчаянии и страхе кто-то побежал в сторону, не видя ничего, на ощупь. Кто-то падал и кривлялся на земле. Некоторые присели и поползли на четвереньках, полагая, что так безопаснее. И лишь немногие вновь встали на тропинку: кто-то на ту же, с которой оступился, кто-то — на иную.

Им нужен свет, и они вновь обретут путь. Беда лишь в том, что в своём отчаянии и страхе они забыли и боятся взглянуть вверх, чтобы по привычным и новым ориентирам встать на тропинку. Отвергают они все посланные знаки и любую мою помощь. Есть ещё способ им помочь, может быть, последний, может быть, для меня… Я спущусь и буду среди них…

Ночью на город обрушился ливень. Скрылось во тьме звёздное небо, погрузился во мрак ночной город. Вместе с дождём и тьмой пришла свежесть. Этот свежий воздух ощущался сразу, с первыми порывами ветра, теснившими старый застоявшийся воздух города, ещё до того, как пролились первые капли дождя. Ливень и сильный ветер бушевали всю ночь, успокоившись только к утру.

Неизбежен ход времени, всякий разгул стихии, начавшись, неминуемо заканчивается, точно так же, как ночь, начавшись, обязательно заканчивается утром. Мгла отступила, и солнце, ещё невидимое над горизонтом, уже освещало город. Маленькие осколки светила отражались во множестве капель на листьях деревьев, травинках, лужах — во всём, что подверглось ночному разгулу стихии.

Солнце уже поднялось над линией горизонта и заливало город жёлто-оранжевым светом, какой бывает лишь тёплым утром. Краски зари, хоть и похожи, но отличаются от красок заката. Небо было чистым и казалось бесконечным. Его ярко-синий цвет был удивительно однородным, без единого тёмного или светлого пятнышка. Сам этот ярко-синий цвет казался неестественным: таким он бывает в морозный осенний день. Небо казалось холодным, хрупким, безжизненным.

Солнце уже полностью показалось над линией горизонта, когда отворилась дверь подъезда обычного пятиэтажного жилого дома, коих построено множество. Из подъезда вышли молодой мужчина и женщина. Они негромко ругались о чём-то своём. Скорее даже не ругались, внешне выглядело это так, будто женщина недовольно высказывалась и попрекала мужчину, а он больше молчал и иногда отвечал ей. Ответы его были весьма коротки и, судя по всему, столь же просты и незамысловаты. Со стороны казалось, что слова его были словно удары молота — вылетали резко, чётко, с равными интервалами времени. Казалось, высказываемая мысль забивалась словами словно молотом.

— Ты опять поставил машину в самой грязи, смотри, какие лужи вокруг! Я замочу ноги! — раздражённо упрекала женщина. — Вечно у нас так!

Мужчина сжал губы, его брови нахмурились. Он уже собирался что-то ответить женщине и в этот момент ступил на мокрый от дождя тротуар. Капельки дождевой воды попали на его туфли, и в них сразу же сверкнул яркий огонёк солнца. Мужчина повернулся к своей спутнице, остановившейся позади, лицо его смягчилось, и он произнёс: «Постой здесь, я подъеду. Лужи большие. Ты промокнешь».

Машина подъехала и остановилась вдоль тротуара, напротив крыльца. Женщина спустилась, ступила на мокрый тротуар, открыла дверь машины и, садясь, прихватила с собой несколько капель, когда заносила первую ногу. Капли ярко сверкнули под солнечными лучами. В каждой из них светилось по одному маленькому солнцу.

— Спасибо, дорогой. Я что-то не в настроении с утра. Ты не сердись, — черты её лица совершенно разгладились, она потянулась к мужчине и нежно поцеловала его в шею.

Машина плавно тронулась с места и уехала.

На окраине города, у безлюдной дороги, покидающей город и уходящей из него вдаль, стояли двое мужчин средних лет. Слегка отёкшие и одутловатые лица их, ровно как и потёртая, хотя и нестарая одежда, выдавали их беспорядочный и разгульный образ жизни. Какой-то отрешённый, безучастный взгляд выражал безразличие ко всему окружающему. Будто кто-то с неведомой целью или в наказание забросил их в это бытие отбывать срок. Презрительное безразличие к происходящему, к жизни своей и жизни чужой выражал весь их вид, дополненный отпечатком испытываемых физических болей.

Так и стояли они бестолково и перекидывались редкими короткими фразами. Только свет маленьких солнц в дождевых каплях, перенесённых ветром с листьев ближайших деревьев на одежду мужчин, оживлял это однообразие.

Их внимание привлёк одиноко идущий мужчина, возраста, приближающегося к преклонному, одетый хоть и просто, но опрятно. Они окрикнули и нагнали его, что-то говорили с лживой, натянутой улыбкой. Но очень скоро разговор перешёл в активные неприятные действия. Цель праздных мужчин была ясна: добыть средства к привычному одурманенному проведению времени, которого в их пустой жизни был излишек. Через совсем непродолжительное время двое мужчин, потирая локти и плечи, уходили по дороге прочь, а третий остался лежать на земле. В это время погасло три разных отражения солнца.

Солнце поднялось ещё выше, уже не просто освещая двор жилых многоэтажек, но и начиная согревать воздух. Именно в это время во двор стали выбегать ребятишки. Некоторые из них со звонким смехом бежали по двору, топая по лужам. От этого топота из луж летели во все стороны брызги, все они хранили в себе маленькую частичку солнца, тем самым усиливая небесное светило.

Другие ребята бежали по мокрой траве, покрывая себя и окружающих яркими каплями.

— Витенька! Перестань бегать по лужам и валяться в траве! Промокнешь и замараешься, — кричала резвившемуся забавному карапузу высунувшаяся из окна женщина.

Витенька отошёл в сторону, сел на скамейку и с понурой головой болтал ногами. Совсем скоро мальчик совершенно обсох, и не было на нём ни единой капельки, ни единого солнышка не блестело.

А дети продолжали резвиться, и яркие капли попадали на редких утром прохожих, и прохожие улыбались, глядя на счастливых детей.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шизофренизмы. Рассказы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я