Рок-энциклопедия. Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 2
Андрей Бурлака, 2007

В энциклопедии, написанной известным рок-журналистом Андреем Бурлакой, представлена полная панорама рок-музыки Северной столицы от истоков до нынешнего дня.

Оглавление

Из серии: Рок-энциклопедия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Рок-энциклопедия. Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 2 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

К

Защиту интеллектуальной собственности и прав издательской группы «Амфора» осуществляет юридическая компания «Усков и Партнеры»

© Бурлака А., 2007

© Блейзиен В., фото, 2007

© Бурлака Ал., фото, 2007

© Зотов О., фото, 2007

© Конрадт В., фото, 2007

© Потапов В., фото, 2007

© Птицына И., фото, 2007

© Усов А., фото, 2007

© Федечко-Мацкевич А., фото, 2007

© Оформление. ЗАО ТИД «Амфора», 2007

* * *

И

ИВА НОВА

Девичья группа с уверенной мужской хваткой и недетским подходом к своему творчеству, с первых дней существования ИВА НОВА демонстрировала свободу от любых стереотипов, независимость художественного мышления и готовность к экспериментам, что позволило ей создавать сугубо индивидуальную музыку в звуковом пространстве между фолк-панком и пост-роком.

ИВА НОВА появилась на свет в июле 2002 года как результат идейного раскола, случившегося в популярной питерской фолк-панк-группе БАБСЛЭЙ. И ту, и другую организовала барабанщица Екатерина Федорова. Впервые она появилась на сцене в 1993 году с панк-группой EGYPT GOLDEN LIONS, позднее участвовала в 36.6, NORD FOLKS, осенью 1996‑го была одновременно приглашена в СКАЗЫ ЛЕСА и С.К.А., с первыми исполняя нео-фолк, а со вторыми арт-джаз. В начале 1999 года Катя собрала БАБСЛЭЙ, который произвел фурор на клубной сцене конца 90‑х, подписал контракт с «Manchester Files», а в 2001‑м издал свой дебютный альбом «Елдырина слобода».

БАБСЛЭЙ выступал в России и Европе, снялся в паре клипов, получил ряд музыкальных наград, однако тяга к сценической эксцентрике одной фракции группы и стремление другой к творчеству постепенно вошли в противоречие, и к 2002 году взгляды участниц БАБСЛЭЯ на свое коллективное будущее разошлись настолько, что раскол стал неизбежным.

Летом 2002‑го Катя Федорова, гитаристка Инна Лишенкевич (которая пришла в БАБСЛЭЙ из групп ФОКСЫ и MARY JANE) и аккордеонистка Елена «Леша» Жорник (она начинала в фольклорном оркестре баянистов им. Смирнова) оставили компании и бывшим подругам название и весь репертуар, решив начать все с нуля. В активе у них было только четыре незаписанных номера, которые они начали репетировать еще БАБСЛЭЕМ, и смутное представление о том, в какую сторону двигаться дальше.

ИВА НОВА: Е. Григорьева, А. Постникова, И. Лишенкевич, Е. Федорова

Фото: архив группы

В течение считанных дней они обрели имя ИВА НОВА и двух новых участниц. Бас-гитаристка Елена Станкевич до этого играла в группах ТИГРЫ И ПЧЕЛЫ и КИПАРИС, а певица Вера Огарева выступала с кавер-бэндами (MIKE’N’IKE и т. п.), фольклорными коллективами и соло. Закончившая славянское отделение филфака Огарева предложила для разработки болгарскую народную песню (в записи «Родопская») и несколько украинских. Более того, вскоре она начала сочинять тексты сама, что позволило группе сразу же дистанцироваться от БАБСЛЭЯ, в котором почти весь репертуар опирался на обработки фольклора.

За первые три месяца существования ИВА НОВА успела больше, чем другие за год: 21 июля группа дебютировала на летнем фестивале клуба «Орландина» в один вечер с TRIBAL MASSIVE ORCHESTRA, TOMATO BOYS и ЧЕРЕМУХОЙ; в августе в галерее «ГЭЗ‑21» живьем записала приличный по качеству демо-альбом (с чем девушкам помог лидер группы ЗГА Николай Судник, в проектах которого они неоднократно участвовали); 7 сентября в клубе «Молоко» официально представила свою программу (среди прочего концерт запомнился тем, что на первой же песне хрупкая бас-гитаристка порвала нижнюю басовую струну, что случается крайне редко); отослала свое «Live Demo» в Москву и сразу же получила приглашение открывать фестиваль «ЯйцО», организованный лэйблом «Birds Fabric».

Довольно легко ИВА НОВА нашла общий язык с администрацией ряда московских клубов и начала выступать в «Запаснике», «Матрице», «Проекте О.Г.И.», «Б‑2», «Китайском летчике Джао Да» и «Форпосте», а последний из них даже выказал готовность финансировать запись и издание студийного альбома группы.

8 марта 2003 года ИВА НОВА и московская девичья группа МИОМА представили в «Молоке» концерт с видеоинсталляцией в постановке режиссера Александра Розанова. Летом на студии «FM Division» в Москве группа записала четыре народных и двенадцать авторских песен (одну из них сочинил Коля Судник), составивших ее одноименный дебютный альбом. В сентябре 2004‑го в «Молоке» ИВА НОВА отметила свой первый день рождения, а немного позже Федорова и Станкевич приняли участие в показанной на сцене «ГЭЗ‑21» программе ЗГИ «Наша новая сумрачность».

Презентация альбома «Ива Нова» состоялась 14 ноября в клубе «Red» при участии Гаянэ Арутюнян (ДЕТИ PICASSO) и вокальной группы ЧЕМПИОНКИ МИРА, созданной при театре «Лицедеи». Январь 2004 года ИВА НОВА провела в Европе, посетив пять стран и дав одиннадцать концертов в Германии и Голландии. Вернувшись домой, девушки отправились в тур по России (Ярославль, Петрозаводск, Псков). 15 апреля в порядке ответного жеста группа выступила в Москве на презентации альбома ДЕТЕЙ PICASSO «Этнические эксперименты».

Несмотря на плотный концертный график, деятельная натура Кати Федоровой (еще в БАБСЛЭЕ она успевала играть ритм-энд-блюз с ЧУФЕЛЛОЙ МАРЗУФЕЛЛОЙ) требовала новых подвигов, и на фестивале S.K.I.F.‑8 в «Балтийском доме» она вышла на сцену с перкуссионным квартетом Ф.И.Г.С., в который вошли Алексей Иванов (НАДО ПОДУМАТЬ, С.К.А.), Маркус Годвин (THE NOISE OF TIME) и Николай Судник (ЗГА). Через месяц ИВА НОВА отметилась на первом московском фестивале независимой музыки «Avant».

С приходом лета группа выехала в Финляндию, где дала несколько концертов и выступила на фестивале «Down by the Laituri» в Турку, а потом отыграла серию концертов в Голландии, Бельгии и Германии.

2 января 2005 года в московском клубе «Bilingua» ИВА НОВА впервые играла без Веры Огаревой, которая ожидала рождения второго сына (первого она родила, что называется, без отрыва от производства). Поскольку воспитание двоих детей требует значительных затрат сил и времени, в феврале на место Веры была временно приглашена Анастасия Постникова, лидер и вокалистка псковской в недавнем прошлом группы БАОБАБЫ.

Весной ИВА НОВА была заявлена на S.K.I.F.‑9, но по техническим причинам так и не смогла выступить там, а фестивальную программу показала 7 мая на сцене «Молока». В качестве гостя была приглашена виолончелистка Людмила «Мила» Федорова (КЛЕВЕР, ЛЕСНОЙ ПЕГАС), а на бас-гитаре с группой впервые играла Екатерина Григорьева, которая работала буфетчицей в «Молоке», не участвовала ни в одной группе и осваивала инструмент в надежде на случай, каковой ей и представился. (Лена Станкевич к тому времени вышла замуж за лидера PARA BELLUM Леонида Новикова и родила девочек-двойняшек, поэтому была вынуждена взять отпуск. Позднее она присоединилась к PARA BELLUM, окончательно уступив место Григорьевой.)

Едва успев отрепетировать программу с новой бас-гитаристкой, ИВА НОВА отбыла в третье европейское турне. Оно продолжалось с весны до середины лета и охватывало Германию, Францию, Бельгию и Голландию.

8 июля 2005 года на концерте в «Молоке» ИВА НОВА, закрывая концертный сезон, представила DVD-альбом «Живая!». Он включал видеозапись концерта группы («Red Club», 23 февраля 2005 года), клипы, раритетные видеоматериалы и другую любопытную информацию. Официально альбом был издан под лэйблом «Manchester Files» 1 сентября. В ноябре ИВА НОВА отправилась в очередное европейское турне, в котором добавила к списку уже охваченных территорий Австрию и Швейцарию. В ближайших планах группы — запись второго студийного альбома и новые гастроли.

• Дискография:

Live Demo (2002); Ива Нова (2003); Живая! (DVD, 2005)

ИГРЫ

В период своей максимальной активности, с середины 80‑х до начала 90‑х, питерская группа ИГРЫ, несомненно, задавала тон на музыкальной сцене всей страны: одними из первых ее участники привнесли в довольно скудный арсенал отечественного рока эстетику пост-панка, идеи готики и гитарного минимализма, а также достойно представляли питерскую культуру на Западе.

Группа родилась из пепла СТРАННЫХ ИГР, культовых героев Ленинградского Рок-клуба и пионеров новой волны, которые решили разделиться надвое в самом зените своей славы в июне 1985‑го. Если фракция СТРАННЫХ, взявшая имя АВИА, дебютировала всего через полгода, то Виктор Сологуб (р. 1.04.57 в Ленинграде), бас, гитара, вокал, и его брат Григорий Сологуб (р. 19.07.61 в Ленинграде), гитара, вокал, на старте подзадержались — проведя почти год в поисках новой формулы звучания и подходящих партнеров, к февралю 1986 года они урезали имя до лаконичного ИГРЫ (хотя поначалу склонялись к версиям ИГРЫ СТРАННЫХ или даже СОЛОГУБ СО ТОВАРИЩИ) и начали репетировать составом, в который вошли гитарист Андрей Нуждин (р. 16.07.61 в Казани) — осенью 1985‑го он пару месяцев репетировал с одним из эфемерных составов МАНУФАКТУРЫ, — а также барабанщик редко выступавшего в то время КИНО Георгий «Густав» Гурьянов.

Весной 1986 года ИГРЫ записали свой дебютный сингл «Le Fleur de Papier», франкоязычную версию хита СТРАННЫХ ИГР «Бумажные цветы» («Я сказал тебе»), которую спел известный питерский художник Андрей Медведев.

Сценический дебют группы состоялся на сцене IV фестиваля Рок-клуба 30 мая 1986 года, где она исполнила короткую и эффектную программу, в которой — как и СТРАННЫЕ ИГРЫ до этого — продемонстрировала безупречное ансамблевое звучание и стремление следовать за веяниями современной музыкальной культуры. В музыкальном отношении ИГРЫ ориентировались на весь тогдашний пост-панк — от KILLING JOKE до THE SMITH и SISTERS OF MERCY, — а тексты, как и прежде, черпали в зарубежных поэтических антологиях и сборниках (Морис Фомбер, Жан Тардье, Артур Лундквист, стихотворение которого «Новая музыка» стало своеобразным художественным манифестом группы), хотя почти сразу в ее репертуаре появились песни на стихи замечательного питерского поэта Андрея Соловьева (1955–1996) — «Злоба», «Освобождение» («Знать не желаю завтра»), «Небесные двери», — а позднее француза Филиппа Лебо. Жюри оценило группу, присудив ей приз «За творческий поиск», а мнения публики разделились: молодые радикалы приняли новую музыку ИГР на ура, тогда как консерваторы от Рок-клуба ставили им в упрек «утрату странности».

В октябре 1986 года на открытии очередного сезона в Рок-клубе ИГРЫ выступили в составе: Сологубы, Нуждин, Гурьянов, Андрей Медведев, вокал; его младший брат Денис Медведев (р. 16.03.70 в Ленинграде), саксофон, и Сергей «Африка» Бугаев, перкуссия. Хотя в этой форме их материал зазвучал явно мелодичнее, Сологубы, которым совсем не хотелось выслушивать неизбежные сравнения со СТРАННЫМИ ИГРАМИ, распустили группу и замолчали еще на полгода. В январе 1987 года младший Медведев присоединился к МЛАДШИМ БРАТЬЯМ (еще позже он играл в ПРЕПИНАКАХ и ДВУХ САМОЛЕТАХ), старший вернулся к занятиям живописью, а Гурьянов в КИНО.

ИГРЫ: Григорий и Виктор Сологубы

Фото: В. Конрадт

Лишь к весне 1987‑го ИГРЫ сделали полновесную программу — петь стали Нуждин и оба Сологуба, а место за барабанами занял многостаночник Игорь Черидник (р. 28.02.62 в Ленинграде) из АУКЦЫОНА — и блестяще выступили на V фестивале Рок-клуба, где Нуждин был отмечен в числе лучших инструменталистов.

Обретя долгожданную стабильность, они начали выступать на всех площадках города, освоили гастрольные маршруты по стране, а в феврале 1988 года одними из первых пересекли границу Советского Союза, приняв участие в фестивале альтернативной музыки «Nowa Szena» в Гданьске (Польша), и даже заслужили приз пресс-центра, сломав лед предубеждения подозрительно относившихся ко всему советскому польских слушателей.

В дальнейшем поездки за рубеж стали для ИГР делом привычным: они играли в Голландии, Италии (где участвовали в советско-итальянском рок-фестивале в Мельпиньяно), Дании и Германии. Профессиональные музыканты, участники ИГР много и успешно сотрудничали с чужими музыкальными проектами: в частности, в полном составе входили в ПОП-МЕХАНИКУ Сергея Курехина, аккомпанировали Джоанне Стингрей (которая, в свою очередь, регулярно выступала с ними на сцене и записала на своих альбомах несколько песен Виктора Сологуба), а Нуждин в 1987 году создал трио с навеянным поэзией Поля Элюара именем НЕМНОГО СОЛНЦА В ХОЛОДНОЙ ВОДЕ и дал с ним один концерт, а в 1988‑м отметился на дебютном альбоме близкой по духу ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА «Кто здесь?».

В марте 1988 года Черидника (который в то время играл по меньшей мере еще в трех группах, включая АУКЦЫОН и ЗАРОК) на нескольких концертах подменял экс-барабанщик ТАМБУРИНА Александр Петелин (позже ТИХИЙ ОМУТ) — в одном из номеров журнала «РИО» даже появилось объявление о том, что группа ИГРЫ ищет барабанщика. Проблема решилась сама собой, когда в сентябре Черидник расстался с АУКЦЫОНОМ, тем самым придав ИГРАМ бо́льшую мобильность.

Осенью 1989 года в студии Ленинградского Дворца Молодежи ИГРЫ записали два своих альбома «Крик в жизни» и «Детерминизм», на которых был зафиксирован практически весь их тогдашний репертуар. Группа приняла активное участие в гастролях по линии российско-датского движения «Next Stop Rock’n’Roll».

В феврале 1991‑го ИГРЫ выступили на фестивале в честь десятилетия Рок-клуба и попали в посвященный событию сборник. Одно время их менеджировал бывший президент клуба Николай Михайлов.

С начала 90‑х совместная активность участников ИГР пошла на убыль: Нуждин с февраля 1990‑го был все плотнее занят в группе ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ (позднее ЗНАКИ-ПРЕПИНАКИ и, наконец, ПРЕПИНАКИ), которая в конечном счете стала рупором именно его музыкальных идей, а во второй половине 90‑х добилась успеха на клубной сцене обеих столиц.

Григорий Сологуб и Игорь Черидник весной 1992 года объявились в рядах группы ИЗРАИЛЬ, сольного проекта лидера НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ Алекса «Оголтелого» Строгачева, которая после серии удачных клубных выступлений превратилась в новую версию НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ. Виктор Сологуб периодически выступал в клубе «TaMtAm» с экспериментальной группой THE DOORBELLS OF LOUD NOISE (они же ЗВОНКИ), а в мае 1993‑го вывел на сцену того же клуба новую группу THE DOLPHINS, которая на следующий год записала свой единственный альбом (в 1996‑м издан на кассете) и распалась летом 1995‑го.

Осенью 1994 года питерская компания «КонтраС» выпустила на компакт-диске альбом «Крик в жизни». Это подтолкнуло бывших участников группы к воссоединению: в середине 90‑х ИГРЫ периодически собирались для разовых выступлений — нередко вместе со СТРАННЫМИ ИГРАМИ, — а возвращение последних к совместной работе повлекло за собой рождение электронного проекта DEADУШКИ, в который вошел Виктор, а позднее и Гриша Сологуб.

В августе 1997 года Григорий Сологуб (который после НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ играл в МАШНИНБЭНД и THE DOLPHINS, а также трудился консультантом в музыкальном магазине «Сайгон») неожиданно для всех появился на сцене клуба «Грибоедов» в необычном для себя качестве фронтмена ДВУХ САМОЛЕТОВ, где сменил Вадима Покровского (хотя оставался в группе и после возвращения последнего).

Нуждин осенью 1998‑го собрал СОЛНЕЧНЫЙ УДАР, в котором отчасти вернулся к жесткому гитарному звуку ИГР. Черидник, который в 90‑х играл на барабанах в обновленной версии СТРАННЫХ ИГР, недолго репетировал с THE MEANTRAITORS и т. д., в 1998‑м сменил сцену на зал музыкального магазина, а в конце 90‑х вообще расстался с музыкой.

• Дискография:

Крик в жизни (1989); Детерминизм (1989)

ИДЕЯ

Группа ИДЕЯ собралась в Питере весной 1973 года, хотя почти все ее музыканты были знакомы еще со школьной скамьи. Во второй половине 60‑х они вместе играли в группе ПЧЕЛЫ, которая репетировала в подростковом клубе «Нева» на Бассейной, весной 1969‑го приняла участие в конкурсе питерских поп-групп в Гидрометеорологическом институте, но вскоре после этого распалась по причине ухода в армию половины ее состава.

Между тем с 1971 года лидер ПЧЕЛ, гитарист и певец Федор Столяров, который в то время тоже служил в армии, начал репетировать, а потом и выступать с ФЕНИКСОМ, еще одной группой из Московского района, которая базировалась в институте Гипрогор на Ленинском проспекте и вовсю окучивала танцплощадки в области. Осенью 1972‑го лидер ФЕНИКСА Олег Киселев тоже получил повестку, и группа распалась, однако Столяров сразу решил собрать на прежней базе новую, для чего привлек своих школьных приятелей.

В оригинальный состав группы, получившей название ИДЕЯ, вошли: Столяров (соло-гитара, вокал), Наум Магазинер (ритм-гитара, вокал), Юрий Орлов (бас) и Константин Бутин (барабаны). Все четверо когда-то играли в ПЧЕЛАХ. Они начали репетировать в мае 1973 года, но процесс пошел только после того, как в августе к ним присоединился один из основателей КОЧЕВНИКОВ Олег Кукин, который стал их певцом и по совместительству директором, поскольку имел сильную коммерческую жилку и богатый опыт в этой области.

С осени ИДЕЯ начала выступать, главным образом на институтских вечерах и т. п. Хотя дебютировали они с сугубо западным репертуаром, очень скоро в программе начали появляться и собственные песни: Столяров сочинял музыку, Кукин тексты, а Магазинер и то, и другое.

В начале 1974 года в ИДЕЕ появился клавишник Алексей Нахтман. Осенью того же года они устроились в популярный ломоносовский Манеж. К этому времени из армии вернулся коллега Столярова по ФЕНИКСУ Олег Киселев, который начал играть с ними на 12‑струнной гитаре. В Манеже было весело, но перспектив это не сулило, а планы ИДЕИ простирались несколько дальше игры на танцах, поэтому после Нового года они начали искать новое место работы.

Таковое подвернулось им на изрядном удалении от Питера, в Кустанайской филармонии в Казахстане, куда группа и отправилась в начале марта. Наум Магазинер ехать неведомо куда не захотел и остался в Питере. Впрочем, и сама ИДЕЯ лавров на филармонической ниве не снискала: они гастролировали по Сибири, Средней Азии и Уралу в сборных программах с безвестными эстрадными артистами разных жанров, аккомпанировали каким-то вокалистам, короче, делали что придется. К тому же гастрольная жизнь с постоянной сменой сцен показала, что старый приятель отнюдь не синоним надежного сценического партнера и профессионализма группе недостает, поэтому в сентябре 1975 года разочарованная и потрепанная жизнью ИДЕЯ вернулась в Питер, где немедленно развалилась.

Орлов и Бутин покинули музыку, Нахтман, за которым давным-давно охотился военкомат, в ноябре загремел в армию, а Кукин решил объединить силы с бывшим гитаристом КОЧЕВНИКОВ Колей Гречушниковым в новой группе БАРОККО, которая обосновалась в сестрорецком Доме культуры. Оставшись вдвоем, Столяров и Киселев тоже не сидели сложа руки — Киселев сменил гитару на бас, а за барабаны был приглашен ранее нигде не замеченный Алексей Леонов из Керчи. Была мысль завязать контакт с клавишником Олегом Гусевым (в то время РОССИЯНЕ) — они даже ездили к нему домой, что-то играли вместе, но отношения не сложились.

Вместо этого обновленная ИДЕЯ устроилась все в тот же сестрорецкий ДК и играла там на танцах, чередуясь с БАРОККО. В начале 1976 года состав группы усилил певец (а иногда гитарист) Геннадий Лабунский, старинный знакомый Киселева и его бывший коллега по ФЕНИКСУ.

БАРОККО съехало из Сестрорецка в мае, а ИДЕЯ играла там до осени — пока в октябре 1976‑го Леонов, у которого в Питере возникли какие-то сложности, не ушел из группы и не уехал домой, после чего ИДЕЯ распалась во второй и последний раз. Столярова тут же пригласили гитаристом в АРГОНАВТЫ, где он сменил Сашу Глазатова. Киселев тоже прибился к АРГОНАВТАМ — обычно он сидел за пультом, когда солировал поющий звукорежиссер группы Петя Жуков.

Параллельно с этим Столяров, Киселев и Лабунский продолжали вынашивать свои музыкальные планы. Они придумали будущей группе многозначительное имя МЫСЛИ И ВРЕМЯ и нашли репетиционную базу в конференц-зале больницы № 26 на ул. Костюшко, где время от времени проходили шумные сэйшены (при участии ВОСКРЕСЕНИЯ, Юрия Морозова, СОЛНЦА и т. д.), а Столяров и компания прослушивали кандидатов в свою группу. Нередко с ними джемовали ветераны АРГОНАВТОВ Петя Жуков (гитара) и Володя Калинин (барабаны). Осенью 1978 года, когда АРГОНАВТЫ на время распались, они даже планировали выступать таким составом, однако несколько месяцев спустя АРГОНАВТЫ воссоединились, а Столяров, Киселев и Лабунский вывели на дорогу знаменитый ДИЛИЖАНС.

Из остальных участников ИДЕИ в музыке еще долго оставались Кукин (после БАРОККО он играл в группах КАТАРСИС и ПУТЕШЕСТВИЕ) и Нахтман (ресторан «Океан», ансамбли ДЖАЗ-КОМФОРТ, РАНДЕВУ и т. д.).

ИЗОЛЯТОР

Одна из самых своеобразных и технически сильных групп на тяжелой сцене Питера второй половины 80‑х, ИЗОЛЯТОР начинал с традиционного блюз-рока и харда, прошел через увлечения самой разной музыкой — от панка до power metal, — гастролировал по стране и распался в начале 90‑х, будучи не в силах преодолеть общий кризис жанра и внутренние разногласия своих участников.

История ИЗОЛЯТОРА началась весной 1985 года, когда в одном из подростковых клубов Московского района на свет родилась группа с пророческим названием СУХОЙ ЗАКОН (антиалкогольная кампания в стране стартовала лишь годом позже!) в составе: Вадим «Смит» Кузнецов и Гасан «Багир» Багиров (гитары), Андрей «Рауль» Казарцев (бас), Дмитрий «Фифа» Ермаков (клавишные), а также барабанщик, чьего имени история не сохранила. Всем участникам было лет по семнадцать-восемнадцать, что и определило их увлечение тяжелым жанром. Впрочем, СУХОЙ ЗАКОН просуществовал слишком недолго, чтобы как-то заявить о себе.

В июле Кузнецов и Казарцев ушли, чтобы сделать новую группу, к которой присоединился только что вернувшийся из армии гитарист Сергей «Мирон» Миронов. Он дебютировал в школьной группе МЯСОРУБКА, а потом отметился в интересных, но не сумевших реализовать свой потенциал РАЙСКИХ ПТЕНЧИКАХ (где пел юный Михаил Башаков). Еще со школьных лет у него на примете был барабанщик Борис «Скромный» Вильчик, который начинал в АВТОМАТИЧЕСКИХ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯХ, а потом играл в одной из многочисленных версий НЧ/ВЧ. Он-то и стал четвертым участником группы.

Багиров позднее аккомпанировал Максиму Леонидову в СОБРАНИИ СОЧИНЕНИЙ, а в 90‑х стал одним из ведущих джазовых гитаристов Питера; Ермаков играл с группой ФОКС-БОКС, Юрием Морозовым, Вячеславом Гайворонским и т. д.

В ноябре все еще безымянная группа была радикально переустроена: Рауль ушел в РЕАНИМАЦИЮ, Миронов сменил гитару на бас, вторым гитаристом стал Вильчик, а новым барабанщиком — дотоле нигде не замеченный Илья Зинченко.

Они взяли имя 7Б, а в начале 1986 года поменяли его на ИЗОЛЯТОР. Зинченко в ИЗОЛЯТОРЕ не прижился, и в следующем феврале место за барабанами занял Максим Перекрест, которого Вильчик в 1982‑м сменил в НЧ/ВЧ. Стабилизировав состав, группа общими усилиями подготовила репертуар, а в апреле 1986‑го дебютировала в клубе «Юность», где в ту пору репетировали ОПАСНЫЕ СОСЕДИ и еще несколько молодых групп.

В конце лета Перекреста за барабанами сменил Андрей «Бегемот» Мельников (в начале 80‑х он безуспешно штурмовал Рок-клуб с группой, которая, как можно догадаться, носила имя БЕГЕМОТ), однако в том же августе Кузнецов и Вильчик ушли играть трэш с ЭДС, и ИЗОЛЯТОР фактически распался. Лишь в октябре Миронов и Бегемот собрали более жизнеспособный состав, в ряды которого влились гитаристы Дмитрий Малушков и Юрий «Бюргер» Лизунов, а также вокалист Михаил «Мясо» Иванов. Последние двое пришли из распавшейся РЕАНИМАЦИИ. Малушков, правда, вскоре сменил гитару на звукорежиссерский пульт.

Повторный дебют ИЗОЛЯТОРА состоялся 28 декабря 1986 года на хэви-металлической новогодней елке в клубе поселка Юкки, где кроме них участвовали ЭДС и НОКАУТ. Энтузиазм немногочисленной публики был достаточно велик, чтобы о группе заговорили. В начале января ИЗОЛЯТОР вступил в Рок-коллегию, в феврале в компании с ЭДС, НОКАУТОМ, СКОРОЙ ПОМОЩЬЮ и СОЛДАТАМИ МЕТАЛЛА принял участие в съемках документальной ленты о нелегкой судьбе тяжелого рока, потом дал первый соло-концерт, а в конце того же месяца отбыл на рок-фестиваль в Пермь, где в одиночку представлял весь питерский рок.

В апреле 1987 года ИЗОЛЯТОР одновременно вступил в Рок-клуб и «Рок-студию» — объединение любителей металла Васильевского острова — и играл практически еженедельно: на Рубинштейна, 13, форуме творческой молодежи в ЛДМ, в ДК им. Свердлова, клубе «Маяк», снова во Дворце Молодежи со СКОРОЙ ПОМОЩЬЮ и т. д. В июне они побывали на рок-фестивале в Нарве, а в июле съездили в Архангельск (составив достойную компанию местным тяжеловесам из ВРЕМЕНИ X, СВЯТОЙ ЛУИЗЫ и ТЕРМОМЕТРА). Перед последней поездкой в ИЗОЛЯТОР из ЭДС (которые успели сменить название на ФРОНТ) вернулся Смит. В августе они выступили на фестивале «Вторая волна».

Второе пришествие Смита продолжалось до ноября, после чего он вернулся к ФРОНТАМ, а ИЗОЛЯТОР остался вчетвером. В январе 1988 года они вновь посетили Архангельск, месяцем позже были прослушаны городским худсоветом, получив право выступать легально, а в мае приняли участие в 1‑м этапе VI фестиваля Рок-клуба. Мельников к этому времени тоже перебрался к ФРОНТАМ, и на его место был взят Александр Жаров (экс-ОПЕРАТИВНОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО и др.). В сентябре 1988‑го ИЗОЛЯТОР распался вторично: Иванов ушел в молодую поп-панк группу ДОМАШНЯЯ ЛАБОРАТОРИЯ (откуда перебрался в СОБАКУ ЦЕ ЦЕ), а Бюргер, у которого возникли проблемы с алкоголем, позднее репетировал с НОКАУТОМ, но в итоге ушел из рок-н-ролла.

Тем не менее той же осенью Миронов еще раз возродил группу: за барабанами остался Жаров, а новыми участниками ИЗОЛЯТОРА стали Александр Глухов (из НОЧНОГО АББАТА), гитара, вокал, и Владислав «Петерс» Кузнецов, вокал. Они репетировали в клубе близ Московского вокзала, подготовили программу как из старых песен ИЗОЛЯТОРА, так и нового материала, который сочиняли Миронов и Глухов, после чего начали интенсивно гастролировать по стране, отдавая особое предпочтение русскому Северу: Мурманск, Петрозаводск, Заполярный, Никель, Кондопога и т. д. Влад Кузнецов вскоре ушел, и петь стал Глухов.

Тогда же звукооператор Андрей Шевцов записал на своей студии в клубе «НЧ/ВЧ» единственный альбом ИЗОЛЯТОРА, в который вошли песни «Священник», «Пожар», «Пастух», «Деградация», «Сатана», «Скверна», «Тени на стене» и др. В конце 1989 года состав группы усилил второй гитарист Юзеф Парфененок. Их приютил кооператив при Всеволожском горкоме комсомола (где в разное время числились АЛИСА, ТЕЛЕВИЗОР и др.), который обеспечил музыкантов репетиционной базой в пустующем доме, до этого принадлежавшем местному военкомату. Там можно было не только репетировать, но и сносно жить.

Несмотря на вполне благополучные условия существования и туманные, но все же реальные перспективы, в составе группы начали нарастать разногласия, вызванные различием музыкальных симпатий: «Один тащится от DESTRUCTION, и ритм меньше ста шестидесяти ударов в минуту ему неинтересен, — вспоминал эти дни Алекс Глухов, — другой барабанит под MOTLEY CRUE, третий любит METALLICA и MEGADETH, а четвертому не нужно ничего, кроме старых добрых LED ZEPPELIN и DEEP PURPLE».

В конце концов Жаров ушел в группу КРИЗИС (с которой даже записал пару песен, изданных «Мелодией»), а потом в СКОРУЮ ПОМОЩЬ. Шестым барабанщиком в истории ИЗОЛЯТОРА стал Михаил Чеботарев из ЛЕГИОНА. Следом откололся и Глухов, возродивший своего НОЧНОГО АББАТА (там же играл и Влад Кузнецов), и к началу 1991‑го ИЗОЛЯТОР распался.

Миронов и Чеботарев покинули музыку; Парфененок организовал AL.EX (откуда выросла группа ПИЛОТ). Из участников других составов ИЗОЛЯТОРА в музыке по-прежнему остаются Вильчик (ФРОНТ), Перекрест (ПЕПЕЛ, ДАНИЛА-MASTER), Глухов (в 2000‑м он после долгого перерыва собрал новую группу WITHOUT NAME) и Жаров (ДРУЖКИ, WITHOUT NAME). Записи группы никогда не издавались.

• Дискография:

Изолятор (1989)

ИКАР

Группа ИКАР была организована в 1978 году в 495‑й школе Московского района Питера. Основой постоянно менявшегося состава были автогонщик, барьерист и горнолыжник — одноклассники Владимир Федоров (гитара, вокал), Сергей Подоляко (бас) и Вячеслав «Ара» Архипов (барабаны), хотя время от времени к ним присоединялись и другие музыканты.

Вместе с учившимися классом старше и собравшимися годом раньше HUMANOIDS ИКАР репетировал в районном Доме пионеров на Алтайской улице, где их худруком был Алексей Матусов, который на рубеже 70‑х был бас-гитаристом оригинальной версии легендарного САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. ИКАР сразу же начал играть собственные песни, автором которых был преимущественно Федоров.

С наступлением 1979 года их главные конкуренты, ГУМАНОИДЫ, окончили школу и распались, а двое из них, Игорь «Пэт» Петров (гитара) и Александр Савичев (бас), стали участниками ИКАРА, чем значительно повысили профессиональный уровень группы. Трое основателей ИКАРА окончили школу в июне 1980‑го, но и после этого продолжали репетировать и выступать, однако в ноябре 1981‑го Архипова забрали в армию и ИКАР распался. Подоляко присоединился к ОЗЕРУ, которое организовали двое бывших ГУМАНОИДОВ, а Федоров собрал группу МИРАЖ.

Весной 1984 года Петров и Архипов встретились в составе ТЕЛЕВИЗОРА, а Федоров тогда же занял место в ЗЕНИТЕ (где недолго играл и Подоляко); позднее он пел в ряде профессиональных групп, включая ТЕЛЕСКОП, а еще позже работал в театре.

Юрий ИЛЬЧЕНКО

Одаренный гитарист, певец и автор песен (не говоря о его многочисленных талантах в прочих сферах), Юрий Ильченко, вне всяких сомнений, был одной из самых заметных фигур на питерской рок-сцене 70‑х, и хотя его неровная карьера продолжалась и в последующие десятилетия, именно 70‑е сделали Ильченко звездой первой величины — его песни пели не только в Питере, но и далеко за его пределами, а исполнительская манера, стиль и творчество музыканта оказали существенное влияние, в том числе и на такие заметные фигуры, как Андрей Макаревич и Борис Гребенщиков.

Юрий Ильченко родился 26 апреля 1951 года в Ростове-на-Дону, позднее вместе с семьей переехал в Питер, в детстве освоил аккордеон и впервые приобщился к поп-музыке в 1967‑м в стенах 32‑й школы на Васильевском острове, где стал участником группы MAX, которую организовал гитарист и певец Константин Флегонтов. Играли они главным образом THE BEATLES. Именно там Ильченко освоил гитару. В 1968 году его семья получила квартиру в Купчино, и музыкант расстался с MAX. Закончив восемь классов, он работал сначала на каких-то заводах, а потом рабочим сцены в Театре кукол.

Следующим эпизодом в биографии Юры Ильченко стала группа РАДУГА, которая, подменяя знаменитую ЛИРУ, изредка играла на танцах в небезызвестном «Молотке», ДК «Мир» на улице Трефолева. В один прекрасный июльский вечер летом 1969‑го в «Мир» заглянул один из гитаристов МИФОВ Гена Барихновский. Он пригласил Юру в пансионат «Дюны», где МИФЫ, в свою очередь, подменяли НЕВСКУЮ ВОЛНУ.

Ильченко моментально сдружился с МИФАМИ и был принят клавишником, однако ни электрооргана, ни ф-но у них тогда не было, поэтому первые месяцы его членство в группе оставалось чисто номинальным. Уже тогда он предлагал МИФАМ свои песни, но они покуда уступали по качеству западным хитам, которые составляли основу репертуара группы, и в дело не шли. Лишь осенью 1969 года Юрий Ильченко начал от случая к случаю выступать с МИФАМИ на сцене: он играл на клавишных или ритм-гитаре и пел несколько номеров, в т. ч. «Keep on Running» Spencer DAVIS GROUP и рок-н-ролл «Long Tall Sally».

В июне 1970 года Ильченко ушел в армию, а вернувшись через два года, обнаружил, что остальные МИФЫ стали профессионалами и трудятся в рядах ВИА МЕЧТАТЕЛИ. Впрочем, в том же 1972‑м группа воссоединилась и начала методично отвоевывать позиции на питерской рок-сцене. Ильченко в то время проявил себя не только как блестящий гитарист, но и способный автор, песни которого украсили репертуар группы.

Юрий ИЛЬЧЕНКО

Фото: В. Конрадт

Когда два года спустя, в начале лета 1974‑го, МИФЫ в первый раз развалились, Ильченко устроился в Новгородскую филармонию и весь следующий год колесил по провинциальным клубам с бригадой эстрадных шабашников, собравшихся по принципу «скрипка, флейта и утюг». Не особо удовлетворенный новым опытом, весной 1975‑го он уволился из филармонии, а осенью вернулся к МИФАМ.

В этот период Ильченко заинтересовался джаз-роком — под его влиянием в МИФАХ вскоре появилась духовая секция, а аранжировки группы стали гораздо изощреннее и богаче. Одной из жемчужин новой программы стала мини-опера Ильченко «Мальчик, мальчик»; помимо того, успехом у публики неизменно пользовались «Блюз в тональности ми мажор», еще один блюз «Когда мне одиноко», баллада «Дождь», жесткий блюз-рок «Убейте крысу», ироничное кантри «Эй, послушай, парень» и т. д.

В апреле 1976 года МИФЫ представили свою программу на I Всесоюзном фестивале самодеятельности трудящихся в ДК им. Газа, однако прозвучали не лучшим образом, что усилило разногласия в группе. Примерно в то же время на их концерте состоялся питерский дебют неизвестной дотоле московской МАШИНЫ ВРЕМЕНИ. Он имел необычайный успех, и пару месяцев спустя машинисты приехали в Питер уже звездами. Прямо после их концерта легкий на подъем Ильченко уехал с МАШИНОЙ в Москву, а МИФЫ снова распались.

На следующие семь месяцев Ильченко связал свою судьбу с МАШИНОЙ ВРЕМЕНИ: он поселился дома у Макаревича, играл с группой в Москве и ездил с ней на гастроли; несколько его песен (а также шуточный фокстрот МИФОВ «Шок») органично вошли в репертуар МАШИНЫ. В начале 1977‑го, однако, и эта эпопея закончилась: в очередной раз приехав с МАШИНОЙ в Питер, Ильченко решил не возвращаться в Москву и вскоре собрал свой «маленький оркестр», не без намека назвав его ВОСКРЕСЕНИЕ.

В состав группы, которая, по замыслу ее творца, должна была возрождать традиции питерского рока 70‑х, вошли бывшие МИФЫ Геннадий Барихновский (бас, вокал) и Юрий Степанов (клавишные, вокал), саксофонисты Ростислав Панфилов (экс-БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ) и Владимир Болуческий (в недавнем прошлом барабанщик АКВАРИУМА), а также барабанщик Евгений Губерман (экс-МАНИЯ).

Увы, так и не реализовав свой потенциал из-за творческих разногласий участников и общего кризиса подпольной рок-сцены, летом 1977 года ВОСКРЕСЕНИЕ бесславно развалилось, хотя до конца года Ильченко предпринял несколько попыток реанимировать группу с новыми партнерами: так, на бас-гитаре с ним иногда играли Яков Кохновер (экс-ПОСТ) и Артур Ладенко, а место Губермана (позже СТАЯ, АКВАРИУМ, ансамбль Давида Голощекина, ЗООПАРК и т. д.) эпизодически занимали Александр Емельянов (экс-ГЕЗЫ) или Михаил «Маккена» Могильный (позднее ОРИОН, СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ, ДВЕ РАДУГИ).

В 1977 году Ильченко принял деятельное участие в создании первого в стране подпольного рок-журнала «Рокси», в котором фигурировал и как постоянный автор, и как неизменный герой рок-н-ролльной хроники.

Иногда Ильченко выступал в школе на 6‑й Советской — обычно в компании с музыкантами АКВАРИУМА и СОЮЗА ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК, которые в то время составляли своего рода творческий актив «Рокси». Пожалуй, одним из самых ярких эпизодов с его участием стал новогодний сэйшен в Уткиной Заводи (где до этого играл СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК). Поскольку концерт не был согласован с администрацией клуба, он был разогнан силами милиции. Особо никто не пострадал — разве что обломкам СОЮЗА, уволенным из клуба за самоуправство, пришлось сменить имя на СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ.

В 1978 году Ильченко записал в домашних условиях акустический альбом «Дождь», возглавивший неофициальный топ‑10 «Рокси» и популярный среди питерских меломанов, включая Колю Васина. В сентябре он устроился в Ленконцерт, но три месяца спустя вернулся к любительскому статусу.

Когда следующей весной распалась МАШИНА ВРЕМЕНИ, ее участники Евгений Маргулис и Сергей Кавагоэ решили снова объединиться с Ильченко, тем самым воскресив идею ВОСКРЕСЕНИЯ. Увы, Ильченко заболел и из проекта выпал, но подарил название старым приятелям.

Беспокойная натура Ильченко, однако, не позволяла ему сидеть на месте, и в конце 1979‑го он, удивив и возмутив весь рок-н-ролльный мир, устроился в официозный ансамбль ЗЕМЛЯНЕ (где сменил Игоря Романова). На следующий год он промелькнул в видеоролике ЗЕМЛЯН «Карате» в черных очках и с обритой наголо головой (ходят слухи, что знаменитая строка из песни МАШИНЫ ВРЕМЕНИ «Ты можешь ходить как запущенный сад, а можешь все наголо сбрить» адресована именно ему, хотя Андрей Макаревич позже утверждал, что герой песни — образ собирательный), гастролировал с ними по стране, но год спустя бросил и ЗЕМЛЯН, после чего на три года стал участником героев рок-фестиваля в Тбилиси «Весенние ритмы», группы ИНТЕГРАЛ.

Тогда же Ильченко принял участие в записи первого альбома МИФОВ «Дорога домой» (1981) на только что открытой студии Андрея Тропилло. В сезоне 1982/83 годов в рядах Ленинградского Рок-клуба числилась загадочная «группа М под управлением Ильченко», но на сцене она никогда не выступала. С осени 1983‑го до весны 1984‑го Ильченко играл на танцах в парке им. Бабушкина с группой КОНТУР, в которой собрались сливки питерского рока: Александр Ляпин, Александр Титов, Евгений Губерман, Михаил Огородов и Николай Горев, однако большую часть 80‑х музыкант посвятил всевозможным формам частного предпринимательства: шил, делал струны и т. д.

Лишь в 1989 году он нарушил молчание, записав на студии Дворца Молодежи свой второй альбом «Натуральный продукт», на котором с ним играли клавишник и аранжировщик Николай Гусев (АРГОНАВТЫ, СТРАННЫЕ ИГРЫ, АВИА) и Михаил «Фан» Васильев из АКВАРИУМА (перкуссия). В ноябре 1990 года Ильченко сыграл в Василеостровском молодежном центре (где через полгода открылся клуб «TaMtAm») вместе с группой WINE.

В августе 1991‑го, после подавления путча, Ильченко неожиданно появился на сцене вместе с МИФАМИ во время акции «Рок против танков» на Дворцовой площади. В первой половине 90‑х он также записал два альбома на студии радиостанции «Европа Плюс»: «Концерт в студии звукозаписи „Europa Plus Studio“» (1995) и «Крутые парни не танцуют» (1996). Последний из них был официально издан на компакт-дисках и на сегодня является единственным доступным (правда, чисто условно) свидетельством авторского потенциала и музыкальных талантов Ильченко.

Его появления на сцене в 90‑х были крайне редкими: акустический концерт на пару с Владимиром Леви (ТАМБУРИН) во Дворце Молодежи в марте 1995‑го, выступление в роли аккомпаниатора Славы Бутусова (экс-NAUTILUS POMPILIUS) и т. д. Только в мае 1996 года Ильченко собрал первую за много лет собственную группу. В ее состав вошли Игорь Клементьев (экс-БРИЛЛИАНТЫ ОТ НЕККЕРМАНА), бас; Михаил Огородов (экс-РОК-ИЛЛЮЗИОН, ФОРВАРД и т. д.), клавишные, вокал, и Дмитрий Евдомаха (БЕЛЫЕ СТРЕЛЫ, САВОЯРЫ, DDT, BEATHOVEN и т. д.), барабаны.

Они начинали репетировать под именем ВЫХОД; узнав о существовании другой группы с таким названием, сменили его на ИСХОД, дебютировали 11 июня 1996 года в ДК «Красный Октябрь», а еще позже стали известны как группа ИЛЬЧЕНКО. Группа просуществовала около года, регулярно выступая в клубах, однако в июне 1997 года Юрий Ильченко распустил ее, после чего надолго уехал в Штаты — постигать суть рок-н-ролла на его исторической родине.

Его бывшие музыканты позже фигурировали в составах BACK UP, PLANCTONIX, SWEET LITTLE 60s, АТЫ-БАТЫ, а в октябре 2002‑го снова встретились в группе К.О.В.В.Е.Р.-САМОЛЕТ. Возвратясь из дальних странствий, где он, судя по всему, окончательно разуверился в русском роке, Ильченко перешел на беллетристику; в 2001 году он дебютировал в литературе ироническим триллером «Терминатор‑3» (который вышел задолго до одноименного блокбастера и по изобретательности сюжета значительно превосходит его), опубликованным под псевдонимом. Позже Ильченко издал еще несколько литературных работ.

Его музыкальная карьера нашла свое продолжение в начале 2005 года, когда Ильченко снова собрал под своими знаменами Огородова, Евдомаху и бас-гитариста Юрия Медведчикова (в то время все трое играли в группе К.О.В.В.Е.Р.-САМОЛЕТ), начав репетировать новую программу. Повторный дебют ИЛЬЧЕНКО был намечен на 19 апреля, когда в ДК им. Горького проходил концерт в честь пятидесятой годовщины со дня рождения Майка Науменко, однако что-то помешало группе выйти на сцену, а несколько месяцев спустя она снова распалась.

Только осенью 2005 года Ильченко начал репетировать в лицее «Купчино» с новой группой, собрались в которой старые Юрины знакомые: Николай Гусев, клавишные, и Андрей «Кузнечик» Алексеев (экс-МИФЫ, ЗЕЛЕНЫЕ МУРАВЬИ, РОССИЯНЕ), барабаны, которого через пару месяцев сменил Евгений Губерман, а также ранее в этой истории не фигурировавший бас-гитарист Григорий Быков. Правда, до сцены этот состав не дожил: когда следующей весной Ильченко дебютировал в клубе «Манхэттен» с новой группой ФИНСКИЙЗАЛИФ (именно так: в одно слово и через два «ф»), в ней числились он сам, Борис Аксенов (экс-СОЛНЦЕ, ЗЕМЛЯНЕ), бас; Владимир Савенок (SWEET LITTLE 60s, ранее РАССВЕТ, ОБЕРТОН и т. д.), клавишные, вокал, и Губерман, которого позже опять сменил Евдомаха. Одиссея Юрия Ильченко продолжается.

• Дискография:

Дождь (1978); Натуральный продукт (1989); Концерт в студии звукозаписи «Europa Plus Studio» (1995); Крутые парни не танцуют (1996)

ИНДИГО

Группа ИНДИГО была организована в июне 1985 года при клубе «Нева», после того как в его стенах встретились автор-исполнитель Виталий Иванов и известный гитарист Сергей Данилов. Иванов сочинял симпатичные и мелодичные песни в бит-блюзовой традиции, а Данилов был основателем МИФОВ, но в то время они не работали вместе, поэтому Данилов преподавал рок-музыку молодым музыкантам, а предыдущей весной выступил на III фестивале Рок-клуба с ПАТРИАРХАЛЬНОЙ ВЫСТАВКОЙ.

Послушав песни Иванова, Данилов предложил исполнить их в электричестве. В новую группу, получившую говорящее имя ИНДИГО (так называется природный краситель, традиционно использующийся для производства джинсов), вошли Виталий Иванов (ритм-гитара, вокал), Сергей Данилов (соло-гитара), Валерий Ярлыков (бас) и Владимир Хилимон (барабаны). Хилимон в 70‑х шесть с лишним лет отработал в САВОЯРАХ, а потом играл с ЯБЛОКОМ. Их репертуар составили только песни Виталия — Сергей не хотел лишних ассоциаций с МИФАМИ. Дебют группы состоялся осенью на сцене «Невы».

В начале 1986 года ИНДИГО были приняты в Рок-клуб, а 7 марта выступили на его пятилетии, однако вскоре после этого распались. Данилов продолжал играть блуждающего форварда, в мае 1987‑го присоединился к реформированным МИФАМ (правда, всего на год), потом играл со своими группами КОНТИНЕНТ и ЧЕРНЫЙ КОТ. Иванов с начала 90‑х работал администратором различных по профилю клубов и продолжал сочинять песни, хотя больше не исполнял их на публике. Остальные участники ИНДИГО пропали из виду.

ИНДИГО

Вторая в исторической последовательности питерская группа, носившая имя ИНДИГО, играла заметную роль на клубной сцене города середины и второй половины 90‑х, исполняя мелодичный рок с элементами фолка и новой волны. Ее основателем и ведущей творческой силой стал музыкант, певец и автор песен Евгений Гигиняк (позже известный как ведущий музыкальных программ на различных радиостанциях Санкт-Петербурга под творческим псевдонимом Верещагин).

Впервые Женя Гигиняк (р. 14.08.74 в Ленинграде) был замечен на музыкальной сцене весной 1991 года, когда стал клавишником нововолновой группы ШЕСТЬ ДНЕЙ и принял участие в записи ее дебютного альбома. К сожалению, как и многие другие группы того времени, ШЕСТЬ ДНЕЙ не сумели пережить экономических потрясений начала 90‑х и распались, а Евгений стал «вольным сыном эфира», надолго связав свою жизнь с миром радио: в разное время он вел программы на «Радио‑1 Петроград», «Шансоне», «Русском Шансоне», «Русском Радио» и т. д., везде стремясь популяризовать близкий ему питерский рок.

История же ИНДИГО началась в 1994 году в продакшн-студии «Радио‑1 Петроград», где в форме демо-записей фиксировались первые музыкальные замыслы будущей группы. Записи делали по ночам минимальным составом: Евгений Верещагин, вокал, гитары, бас, клавишные, блок-флейта, скрипка; Вячеслав Никольчак (экс-НОЛЬ, ШЕСТЬ ДНЕЙ), живые и компьютерные барабаны; Валерий Жук, запись и сведение. За этот период музыкантам удалось записать несколько треков, которые иногда звучали в эфире их радиостанции, но далее никуда не пошли. Правда, материал ИНДИГО заинтересовал начинающего продюсера Олега Кузнецова («Hobbott ProLine Ltd.»). Он привел группу на знаменитую студию «АнТроп», чтобы записать один номер с прицелом на будущий альбом. Песню ИНДИГО и правда записали, а альбом — нет.

Параллельно Женя занимался подготовкой группы к выходу на сцену: шлифовал аранжировки, подыскивал подходящих музыкантов. Поначалу концертную версию ИНДИГО должны были составить бывшие участники ШЕСТИ ДНЕЙ, но в силу ряда объективных причин эта версия группы просуществовала недолго и не дала ни одного концерта. Все решил случай: за пару недель до фестиваля «Невский Десант» (июль 1997 года) Кузнецов предложил Верещагину принять в нем участие, но, поскольку действующего состава у того фактически не было, на помощь были призваны музыканты группы ТАНКИ и их друзья.

Эксперимент оказался успешным, и с этого момента состав ИНДИГО выглядел следующим образом: Евгений Верещагин, вокал, блок-флейта; Дмитрий «Митя» Максимачев (ТАНКИ, МУЗЫКА Т), гитара, бэк-вокал; Василий Телегин (ТАНКИ), бас; Екатерина Захарова, клавишные, бэк-вокал; Никита Попов (МУЗЫКА Т), барабаны.

В сентябре того же 1997 года ИНДИГО можно было услышать на фестивале «Поющий Невский». Несмотря на то, что он проходил под эгидой ежегодного Фестиваля уличных музыкантов, а группа к уличному музицированию не имела никакого отношения (как, впрочем, и большинство остальных конкурсантов), участие в нем принесло ИНДИГО немало плюсов. Группа стала лауреатом и в качестве Гран-при получила возможность записать альбом на приличной студии «Нева Records».

Работа растянулась почти на полгода, но альбом «Как бы там ни было» все же был записан, хотя массовым тиражом не распространялся. Кроме основного состава участие в записи принимали Елизавета Андреева (ТАНКИ), клавишные, бэк-вокал, и Евгений Бобров (экс-AD LIBITUM, ТАНКИ), барабаны, перкуссия. Лиза Андреева с тех пор стала постоянной участницей ИНДИГО, а Женя Бобров на некоторое время занял пост барабанщика (сменив Попова, который стал бас-гитаристом PEP-SEE). Записью и сведением альбома руководил Вадим «Десс» Сергеев, известный по работе со множеством музыкантов (Юрий Наумов, Кирилл Комаров, КОРПУС 2 и т. д.) на разных студиях.

Выход альбома почти совпал с очередным финансовым катаклизмом в стране, в силу чего активность ИНДИГО снова снизилась. В конце 90‑х и в начале следующего десятилетия группа время от времени выступала в клубах («Зоопарк», «Молоко»), появлялась на телеэкране (5‑й канал, Региональное ТВ), звучала на волнах питерских радиостанций («РОКС», «Балтика», «Шансон» и др.) и сочиняла новый материал, но события эти постепенно стали штучными.

10 марта 2002 года в «Red club» состоялось празднование годовщины программы Евгения Верещагина «Перекресток» — к этому событию фирма «Manchester Files» издала кассету с записями участников программы (ТОРБА-НА-КРУЧЕ, КОРОЛЬ И ШУТ, ТАНКИ, СТУПЕНИ, КОРПУС 2, АЕРО ПЛАН, ОЛЕ ЛУКОЙЕ и т. д.) и, конечно, самих ИНДИГО. Помимо того, пара их песен прозвучала живьем в исполнении Мити Максимачева и Насти Макаровой (СТУПЕНИ) — позднее этот дуэт получил собственное имя МА, а в апреле 2003 года презентовал в магазине «Англия» свой дебютный альбом «…К себе», включавший потенциальные хиты Верещагина «Сеяли серебро» и «Не самый лучший день». На том же концерте состоялось и последнее на сегодня выступление ИНДИГО в акустике, хотя группа формально не распалась и, вполне вероятно, еще вернется к слушателю.

Куда более вероятным это стало после того, как в 2006 году Евгений Гигиняк, его брат Юрий и их старый знакомый Вадим «Десс» Сергеев создали свою студию звукозаписи «Intro Studio».

• Дискография:

Как бы там ни было (1998)

ИСКАТЕЛИ

Разумеется, такое выразительное и звучное слово, как ИСКАТЕЛИ, не могло остаться невостребованным у поп-фанов 60‑х: так переводилось на русский название популярных THE SEARCHERS, то же имя носила нашумевшая повесть Даниила Гранина о молодых инженерах (которые и были основными ценителями поп-музыки, наряду со студентами и школьниками), поэтому в Питере 60‑х существовало как минимум три группы, называвших себя ИСКАТЕЛЯМИ.

Самую известную из них организовал Александр Златкин, культовая фигура для питерской поп-сцены 60‑х; меломан, клавишник, певец, модник, вечный искатель свежих хитов, подходящей компании и выгодной работы. За долгую жизнь на сцене он переиграл с огромным количеством музыкантов и групп, хотя нигде не задерживался подолгу. ИСКАТЕЛИ, сколько можно судить, шли первой строкой в его обширном послужном списке.

Хотя Златкина и его ИСКАТЕЛЕЙ помнят многие очевидцы музыкальной жизни Питера 60‑х, об истории группы известно крайне мало. Ее основатели, судя по всему, были типичными «центровыми» и общались с приезжавшими в город иностранцами, получая от них жвачку, модную одежду и пластинки западных поп-исполнителей.

Группа появилась на свет около 1965 года. До этого Златкин участвовал в разовых халтурах на свадьбах, танцевальных вечерах и выпускных балах с различными музыкантами (нередко бывшими джазменами), чуть было не попал в ряды группы, которая позднее взяла название Q 67, и исполнял обширный репертуар — от советской эстрады и джазовых стандартов до рок-н-роллов и британского бита. В состав ИСКАТЕЛЕЙ кроме Златкина (клавишные, вокал) входили Анатолий Макеев (ритм-гитара, вокал), Борис Чубанов (гитара, бас), Владимир Лисин (вокал) и другие музыканты, имен которых пока установить не удалось.

В то время ИСКАТЕЛИ базировались в ДК им. Кирова на Васильевском, рядом с джаз-клубом «Квадрат», и еженедельно играли там на танцах, но звездный час группы настал, когда по всему миру прокатился хит THE MAMAS & THE PAPAS «California Dreamin’», который ввел моду на вокальное многоголосие.

Моментально отыскав записи группы и пригласив в состав ИСКАТЕЛЕЙ поющих сестер Веру и Галю Тимофеевых, Златкин первым в городе начал исполнять хиты THE MAMAS & THE PAPAS, произведя фурор среди меломанов. Помимо того, в репертуаре группы было — что неудивительно — много песен THE SEARCHERS (особенно им удавалась «Love Potion № 9»).

Сезон 1966/67 годов ИСКАТЕЛИ провели, выступая в клубе «Канат» на Петровском острове, где до них проходили только джазовые концерты. Кроме того, они играли повсюду, где можно было подзаработать: деньги шли не только на жизнь, но и на укрепление материальной базы группы: струны, инструменты, процессоры и т. д.

Весной 1967 года группа распалась. Галя и Вера следующую пару месяцев пели с АВАНГАРДОМ‑66. Лисин осенью стал участником новой супергруппы ФАВОРИТЫ, а Макеева пригласили в АЛЬБАТРОС. Златкин тоже оказался в рядах АВАНГАРДА, правда по чистой случайности: приехав отдыхать на турбазу в Лазаревскую, он узнал, что от них только что ушел поющий клавишник Юрий Антонов, и тут же предложил группе свои услуги.

До конца 60‑х Златкин успел отметиться в АЛЬБАТРОСЕ, ПРИШЕЛЬЦАХ, тех же ФАВОРИТАХ, в питерской СИНЕЙ ПТИЦЕ и БЕЛЫХ СТРЕЛАХ. В начале 70‑х он ушел на профессиональную сцену и много лет работал в различных провинциальных филармониях с местными ВИА: МЕЧТАТЕЛИ (где его путь пересекся с молодыми МИФАМИ), ВРЕМЯ И ПЕСНИ, ЕНИСЕЙСКИЕ ЗОРИ (куда он заманил всех участников БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА, с которым позднее работал на птицефабрике в Русско-Высоцком) и т. д.

С середины 70‑х следы Златкина теряются, хотя он продолжал работать (уже не в ВИА, а в ресторанах) как минимум до середины 80‑х. По некоторым сведениям, на рубеже 90‑х он ушел из жизни; по другим данным, примерно в те же годы музыкант эмигрировал из России на Запад.

К концу 60‑х большинство ИСКАТЕЛЕЙ музыку покинули; дольше всех на сцене оставались сестры Тимофеевы, которые пели в ВИА ВЕСЕЛЫЕ ГОЛОСА, оркестре Иосифа Вайнштейна и различных ресторанных ансамблях.

Помимо группы Златкина, имя ИСКАТЕЛИ носил квинтет, в составе которого были гитарист Вадим Ильяш и певец Александр Пашков (позднее НУ, ПОГОДИ!). Еще одни ИСКАТЕЛИ существовали в 1968–1970 годах в стенах питерского Политеха.

К

Оглавление

Из серии: Рок-энциклопедия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Рок-энциклопедия. Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 2 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я