Лучшие из мертвых (Николай Андреев, 2003)

Они были мертвы – но вернулись к жизни. Они убивали – и будут убивать вновь. Но теперь они служат не мелким земным князькам, а всесильной сверхцивилизации. Они покоряют неизвестные миры, населенные чудовищными мутантами. Прочь с дороги – звездный взвод наступает!

Оглавление

Из серии: Звездный взвод

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лучшие из мертвых (Николай Андреев, 2003) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

НАЕМНИКИ АЛАНА

Трудно описать, что происходило в мозгу Олеся. Сначала была темнота, затем свет, радужные пятна и странный, отливающий серебром туннель. Русич двигался по нему, внутренне готовый выйти к Стиксу. Он уже не сомневался, что до страны мертвых осталось совсем немного. Однако все вдруг резко исчезло, и вновь наступила темнота. Тягучая, вязкая, она словно обволакивала свою жертву. Олесь хотел пошевелиться и не смог. И тут неожиданно для него раздались голоса. Мужские, мягкие, протяжные. Сначала они были далеко, еле различимы, а уже спустя мгновение послышались совсем рядом.

– Это он? – тихо спросил один.

– Да, – ответил второй.

– Его душа сильна и милосердна, но сможет ли он вынести все, что назначено? Это тяжело и опасно. Тьма не прощает своих врагов.

– Должен! Ведь недаром выбрали именно его. Тем более, что первый путь уже пройден. Линия жизни резко изменена, впрочем, как и предусматривалось.

– Нам пора, все идет, как надо.

Голоса снова начали удаляться. Юноша хотел закричать, позвать незнакомцев, но ничего этого не смог. Зато темнота начала постепенно рассеиваться. Она становилась все реже и реже. Казалось, еще немного, и Олесь увидит солнце. Но вместо этого в мозг хлынул поток информации. Все изображения исчезли. Появились какие-то буквы, цифры, формулы. Поначалу это казалось полным бредом, сумасшествием. Однако постепенно все приобретало смысл, значение. А затем снова темнота. Сколько отдыхал мозг, известно лишь Богу. Следующее, что увидел новгородец, было огромное поле, высокая трава и пение птиц. «Как дома», – мелькнуло в сознании. И потом тотчас русич полетел. Он поднимался все выше и выше, видел, как поле превратилось в маленький клочок посреди бескрайнего леса. Кое-где виднелись ручейки, озера, пруды. Заметил Олесь и какие-то деревни. Однако он был уже настолько высоко, что различить людей не представлялось возможным. А между тем земля все удалялась и удалялась. И странное дело, юноша считал, что поверхность плоская, то есть можно дойти до края. Но все оказалось совсем не так. Вот этот маленький сине-зеленый шарик и есть его родная планета. Планета? Какое странное слово. Русич слышал его впервые. Оно пришло в голову как-то само собой, как нечто, уже данное свыше. И все же странно, как глубоко может ошибаться человек. Однако на этом экскурсия в космос не прервалась. С расстояния в несколько десятков миллионов километров Олесь восторженно и удивленно рассматривал Солнце. Огромный огненный шар, пышущий мощью и величием. Бог мой, каким маленьким порой кажется светило с поверхности Земли. И все начало двигаться ускоренно, быстро, очень быстро. Мимо пролетали какие-то планеты, спутники – все мертвое, холодное и неприступное. Совсем рядом промелькнула звезда – красный карлик. О, Господи, откуда только берутся такие странные слова? Но самое удивительное то, что молодой человек их понимал. Они были вполне естественны и обычны. Спустя несколько минут впереди показалась маленькая белая звездочка. Она быстро росла в размере и вскоре закрыла собой весь обзор. «Сириус», – громко и отчетливо раздался чей-то голос. Олесь был поражен красотой Солнца, но сейчас перед этим безумным величием меркло все. Размеры и мощь Сириуса просто не укладывались в голове. Вокруг звезды вращались более чем полтора десятка планет и еще одна маленькая звезда-спутник. От всего увиденного у юноши началось головокружение. Тотчас сработал аппарат защиты мозга. Вновь наступила темнота. Трудно сказать, сколько продолжалось забвение, а затем все началось сначала. Сведения о географии, химии, физике, государственном устройстве различных типов государств. Постепенно увеличивался размер задействованного в эксперименте мозга. И уже на основе полученной информации работа шла гораздо быстрее. Казалось, что эти провалы и просветления будут длиться вечно, но все в этом мире рано или поздно заканчивается. Эксперимент ученых Алана подходил к своему логическому завершению.

Олесь оторвал голову от подушки и медленно сел. Прежде чем встать, он внимательно осмотрелся по сторонам. Ровные, гладкие, выкрашенные в голубой цвет стены. Странная, грубоватая металлическая кровать, зачем-то прикрученная к полу. Рядом находилось мягкое кресло, а на нем в аккуратной стопке – штаны, рубаха и трусы. Все совершенно белого цвета. Только сейчас русич понял, что полностью обнажен, и его одежда куда-то пропала. Быстро одевшись, Олесь поднялся, потянулся и громко произнес:

– Итак, я на космическом корабле.

Испуганный своими собственными словами, он тотчас сел на кровать. В этой фразе все было чужое – и речь, и смысл. Нет, юноша прекрасно его понимал, но откуда взялись эти слова? Русич отчетливо помнил тот поход к Ижоре. Стремительная атака, сражение, рубка и шведский рыцарь, закованный в блестящие латы. Вот от поворачивается, и Олесь молниеносно бьет мечом ему в голову. Но Господи, что за адская боль в левом боку…

Новгородец задрал рубаху и увидел свежий, заживающий рубец. Итак, все ясно – швед его тоже достал. Непростительная оплошность для воина такого класса. А что затем? Больше воспоминаний не было, но русич это знал и так. Его подобрали ученые Алана и перенесли в свой космический корабль. Без всякого сомнения, они спасли ему жизнь. Вряд ли новгородские лекари смогли бы его вылечить, да и потеря крови была очень большой. Но вот вопрос – зачем столь могущественной цивилизации понадобилось спасать простого русского дружинника? Это загадка!

Олесь снова встал и сделал несколько шагов по своей каюте. Никаких ручек, замков. Как землянин ни всматривался – дверь так и не обнаружил. Невольно юноша пришел к мнению, что он здесь не гость, а пленник. И именно поэтому его держат взаперти.

– Вот проклятье, – выругался молодой человек, усаживаясь в кресло.

Резко нахлынувшая волна гнева и неуверенности прошла. Теперь он попытался более взвешенно осмыслить свое положение. И первое, что отметил Олесь – это увеличение своих знаний. Русич понимал и оценивал мир совсем по-другому. Исчезли суеверия, догадки, ошибки. Как это ни удивительно, но юноша прекрасно представлял себе структуру галактики, что такое звезды, планеты. Он даже знал, куда летит их корабль. Еще месяц назад различные явления природы его пугали и удивляли, зато сейчас Олесь мог объяснить их причину ничуть не сомневаясь в своей правоте. Как это было ни тяжело, но русич понял – он стал совсем другим человеком. Нет, Олесь по-прежнему землянин, со своими достоинствами, недостатками, убеждениями, и все же теперь юноша оказался на порядок выше своих соплеменников. Ему известны такие истины, какие человечество будет постигать веками. Для своей родной планеты он стал чужой…

Стенка, прямо напротив кресла, отъехала в сторону так бесшумно, что молодой человек даже не заметил этого. Лишь когда он почувствовал чей-то пристальный взгляд, то поднял голову. В проеме стояла молодая симпатичная девушка, с густыми пушистыми волосами, прямым красивым носом и алыми, манящими губами. На ней было легкое, почти прозрачное платье, изящно облегающее ее великолепную фигуру. Высокая, небольшая грудь, плавные линии тела и красивые, утонченные икры. Девушка была само совершенство. В первое мгновение Олесь подумал, что это сон. Казалось – стоит шевельнуться, и видение исчезнет. И долго русич не выдержал. Он мотнул головой, но девушка не испарилась, наоборот, послышался звонкий, мелодичный голос:

– Как вы себя чувствуете?

Юноша от неожиданности чуть не задохнулся. Он пытался что-то произнести, но получалось лишь какое-то мычание. Девушка сделала несколько шагов вперед и остановилась буквально в метре от землянина.

– Вы меня понимаете? – снова спросила она.

– Да, конечно, – наконец ответил Олесь.

Русичу показалось, что аланка облегченно вздохнула, в ее глазах исчезла тревога, уступая место любопытству.

– Как вы себя чувствуете? – повторила девушка свой вопрос.

– Что именно вас интересует? – на этот раз моментально отреагировал новгородец.

– Многое. Особенно ваше физическое состояние. Как ранение? Не чувствуете ли боли? Может быть, какое-то неудобство, слабость, тошнота?

– Нет, нет. Со мною все в порядке. Я поражаюсь, как мастерски вам удалось залатать меня. Ведь судя по всему, жить мне оставалось всего несколько часов…


– Гораздо меньше, – спокойно ответила аланка. – Итак, физиологическое состояние в норме. Что вас беспокоит сейчас?

– Моя голова, – усмехнулся русич. – Она неузнаваемо изменилась. Либо ее заменили, либо напичкали разного рода информацией, которую я пока еще толком осмыслить не могу.

Сама не желая того, девушка улыбнулась.

– Вы совершенно правы, – сказала она. – Сейчас ваш мозг перегружен, а потому не очень его загружайте. Все необходимые знания появятся сами собой. А понимание… Оно придет, со временем, конечно. Многое вы узнали, и все же это только крупица. Новый мир, новая цивилизация. Можно сказать, что у вас началась вторая жизнь. Забудьте старую и начните все как в первый раз.

– Хорошо сказано, – подхватил Олесь. – Но в таком случае вам придется заняться еще и моим сердцем…

– Я вас не поняла, – удивленно проговорила аланка.

– О, все очень просто, – усмехнулся юноша. – Как только вы вошли, я понял, что лишился этого жизненно важного органа. Теперь оно принадлежит только вам одной.

Как это ни странно, но комплимент не произвел должного впечатления. Наоборот, девушка стала гордой и надменной. В ее глазах промелькнули искры гнева и презрения.

– Землянин, ты хороший солдат. В тебе нуждается столь могущественная цивилизация, как Алан. Однако попрошу не забываться. Ты дикарь, варвар, и таким останешься всегда. Я же – дочь главного технолога Алана. А он является посвященным первой степени. Между нами пропасть, и попрошу в дальнейшем обойтись без вульгарных шуток.

Аланка резко повернулась и направилась к выходу. Возражать Олесь не мог, да и не хотел. Его, как шелудивого пса, поставили на место. Что ж, теперь хоть ясно, в каком положении он оказался. С ним будут разговаривать вежливо и спокойно лишь тогда, когда землянин находится в статусе раба. Но стоит ему поднять голову, как тотчас его с презрением оскорбляют. Все это знакомо с Земли. Видимо, власть делает даже высокоразвитые цивилизации жестокими и надменными.

У самого выхода девушка обернулась. Она уже успокоилась и громко произнесла:

– За вами придут ровно через час. Мы не собираемся держать вас в неведении о вашем предназначении. Однако не тешьте себя радостными мыслями. Работа предстоит нелегкая…

Вместе с последними словами аланка сделала шаг назад, и стена быстро закрылась. Тюрьма всегда остается тюрьмой, даже если она красиво выглядит. Самое главное, что человек лишен в ней свободы. А именно это юноша сейчас и чувствовал. Мало того, он понял, что его навыки воевать собираются использовать. Недаром девушка упомянула Олеся только как солдата. Прилива положительных эмоций такие размышления не вызывали.

Час прошел довольно незаметно. Русич уже все понял, а потому не испытывал томительного ожидания неизвестности. Он прилег на кровать и даже задремал. Кто знает, может быть, еще нескоро придется поспать в такой спокойной обстановке. Но вот кто-то подтолкнул молодого человека в плечо. Олесь открыл глаза и увидел перед собой высокого темноволосого мужчину лет сорока. Тот чуть снисходительно усмехнулся и проговорил:

– У тебя крепкие нервы, землянин.

– Не жалуюсь, – ответил русич, поднимаясь с кровати.

– Тогда надень вот это, – вымолвил аланец, протягивая пленнику легкую и удобную обувь.

Юноша мог идти и босиком, но возражать не стал. В конце концов, эти люди лучше знают, что нужно делать. Спустя минуту он уже двигался за своим проводником. Мужчина шел не очень быстро, и Олесь с интересом осматривал корабль. С одной стороны была сплошная стена, выкрашенная в стальной серый цвет. Самое удивительное, что именно она и являлась источником света в коридоре. И все же интересного здесь было мало. Зато левая стена оказалась прозрачной. На основе вновь полученных знаний землянин без труда понял, что это санитарный комплекс корабля. Сначала были анабиозные камеры, затем хирургия, лаборатория, аптечный отсек. Русич с восхищением рассматривал инструменты и оборудование. Без всякого сомнения, аланцы достигли огромных высот в области медицины. Они были не боги, но творить чудеса уже умели. Впрочем, сейчас санитарный комплекс пустовал, лишь изредка там проходил кто-то из сотрудников, но тотчас покидал помещение. Между тем аланец остановился, и засмотревшийся юноша чуть не толкнул его в спину. Только сейчас Олесь заметил впереди дверь со странным отпечатком руки. Как-то сама собой пришла подсказка – система контроля и допуска. Проводник приложил свою ладонь к приспособлению идентификации, и дверь тотчас начала отъезжать. Мужчина сделал шаг вперед, юноша направился за ним. Они оказались в большом квадратном зале со сторонами около десяти метров. Первое, что сразу бросалось в глаза, – Олесь здесь не один землянин. Еще семь человек стояли в ряд возле стены, на расстоянии шага друг от друга. Возле крайнего русич увидел небольшой белый кружок на полу. Движение его взгляда заметил и проводник.

– Это ваше место, – произнес он. – Займите его.

Ни слова не говоря, молодой человек встал на указанную точку. В зале повисло тягостное молчанье. Напротив пленников находилась большая группа аланцев. Олесь насчитал двенадцать человек. Четверо явно были солдаты, так как стояли в одинаковой униформе чуть в стороне, направив на землян какое-то оружие. Это охранники, а вот кто остальные? Еще двое были в форме, но судя по большому количеству нашивок – они офицеры. Возможно, среди них есть и командир корабля. Догадки в голову Олеся приходили как-то сами собой, быстро и ненавязчиво. Многие слова звучали в первый раз, но он их понимал. Среди аланцев были две женщины – обе молодые и красивые, с одной из которых русич уже встречался. Пауза несколько затягивалась. Но вот вперед вышел стройный худой мужчина с жесткими, слегка угловатыми чертами лица. Он еще раз осмотрел пленников и произнес:

– Я приветствую вас, земляне, на борту корабля Алана… Говоривший сделал паузу, но никто из людей не проронил ни слова.

– Я посвященный Великого Координатора Барт Делонт. Именно я возглавляю эту экспедицию и сейчас поясню, как и зачем вы оказались здесь. Во-первых, если бы не мы, то никого из вас уже не было бы в живых. Во-вторых, когда вы находились в коме, наши ученые поработали с вашими мозгами. Плоды уже налицо. Вы прекрасно понимает аланскую речь и даже то, что находитесь на борту космического корабля, вас не шокирует. Из дикарей, варваров мы сделали цивилизованных людей…

Невольно юноша усмехнулся. Как все типично. На словах одно – ложь, лесть, а на деле, все наоборот. Этот Делонт лгал без всяких угрызений совести. Впрочем, разве можно испытывать неловкость, общаясь с дикарями?

– В вашу программу входило знакомство с ситуацией в районе звездной системы Сириуса, – продолжил аланец. – Вы знаете, что наша планета могущественна и сильна. Быстрыми темпами мы осваиваем космос, и скоро нам будет принадлежать весь этот участок галактики. Однако планет, пригодных к жизни, в пространстве не так уж много. Одна из них ваша Земля. Но мы добрые соседи и не вмешиваемся в дела другого народа. Вы развиваетесь так, как сами того хотите. И все же… Алан – слишком перенаселенная планета, наш мир нуждается в новых территориях. Нужно выращивать больше продуктов, строить новые заводы, города, космодромы. Попытка сделать это на Земле вызовет глобальную войну, большие жертвы, разрушения. А мы не хотим портить отношения с вашим народом.

Олесь с интересом посмотрел на аланца. Тот говорил довольно логично, взвешенно и уверено. Но во всем этом чувствовалась какая-то недосказанность, скрытый смысл. Что-то посвященный явно скрывал. Никаких дружеских отношений между Аланом и Землей не существовало. Если бы у этой цивилизации была возможность, она тотчас из своих соседей сделала бы рабов. Может быть, русич рассуждал привычными категориями, но по-иному он не умел. А значит, аланец снова лжет. Какой-то очень важный фактор удерживал этих людей от нападения на Землю. А вот какой?

– …Солдаты, – вымолвил Делонт, – вы выбраны не случайно. Алан нуждается в таких мужественных, храбрых воинах. Вам выпала великая миссия – начать экспансию в космическом пространстве. Прежде, чем я объясню цель задания, давайте все же познакомимся. В тот момент, когда мы вас спасали, определить ваши имена не представлялось возможным. Раны были очень серьезные. Но теперь… Попрошу рассказать как можно полнее, наш компьютер зафиксирует всю информацию. На Земле люди обходятся одним именем, но часто этого бывает недостаточно. Мы заложили в программу создание в вашем разуме фамилий на основе родовых, семейных или личных ассоциаций.

Снова наступила пауза.

Никто из землян не решался начать первым. А потому спустя пару минут аланец протянул руку к шеренге и произнес:

– Я вижу, вы никак не можете определиться. Тогда давайте начнем с начала. В том порядке, как мы вас спасали.

Почти тотчас из строя вышел на шаг вперед высокий светловолосый мужчина лет сорока. Прямой нос, голубые глаза, грубоватые черты лица и квадратный, волевой подбородок. В его жестах, поведении, фигуре чувствовалась уверенность и надменность. В своем высокомерии он мог перещеголять даже аланцев. Чуть приподняв голову и заложив руки за спину, землянин громко проговорил:

– Я граф Генрих Кайнц, мне тридцать восемь лет, имею обширные владения в Баварии. У меня три десятка вассалов, у которых, в свою очередь, сотни отличных рыцарей. И если бы не мой проклятый сосед – граф Штайн, я вряд ли был бы здесь…

– Совершенно верно, – подтвердил Делонт. – Вы отчаянно бились против превосходящих сил врага, однако упустили из виду рыцаря в синем плаще и с волком на гербе. Именно он мощнейшим ударом копья пробил ваши латы, легкое и заодно сломал три ребра. Упав с коня, вы, граф, обязательно погибли бы, но мы подоспели вовремя…

– Так значит, это барон Клейнфор меня прикончил? Проклятье! Была бы возможность вернуться – я бы его замок сровнял с землей…

Между тем аланец сделал жест, приглашающий второго пленника представиться.

Вперед шагнул среднего роста юноша, с длинными, густыми волосами, распущенными по плечам. Особой статью он не отличался, но был широк в плечах и, по-видимому, обладал немалой силой. Кроме того, у него явно имелось чувство юмора. С легкой усмешкой юноша сказал:

– Я рыцарь Освальд Ридле, оруженосец барона Клейнфора. Двадцать два года, не женат, хотя дети, наверное, есть. Никаких земель, денег и драгоценностей. Все мое богатство – это щит и меч. И судя по рассказу графа, меня вытащили из той же свалки.

Кайнц повернул голову, в его взгляде читалось презрение и ненависть. Будь его воля, он этого шутника порубил бы в капусту. Однако сдерживать себя граф умел. Ни слова не сказав, граф отвернулся.

Между тем Делонт внимательно рассматривал оруженосца. Спустя мгновение аланец произнес:

– Вы очень догадливы, Ридле. Ваш хозяин после того, как уложил на траву графа Кайнца, вскоре был сам убит. Стрела из арбалета попала ему в глаз. Увы, мы ничем помочь не могли – повреждение мозга. И почти тотчас вы сами пропустили удар мечом в живот. Нам пришлось здорово повозиться. Шансов было мало – четыре операции. И все же мы вас вытащили.

– Премного благодарен, – усмехнулся Освальд. – Я глубоко верующий католик, но на тот свет пока не спешу.

Следующим за Ридле стоял высокий, стройный, черноволосый мужчина с утонченными чертами лица. Со стороны могло показаться, что он мягок и покладист.

Однако едва уловимая улыбка снисхождения показывала ум и смелость. Подобные люди от скуки сами находят себе неприятности, чтобы их преодолевать. А если это не удается, они умирают с легким беззаботным сердцем, считая, что прожили отличную жизнь.

– Я маркиз Жак де Креньян, двадцать семь лет, – произнес третий. – Честно говоря, я удивлен, что оказался здесь. Был обычный поединок, и вряд ли мои раны были столь серьезны.

– О, вы глубоко заблуждаетесь, – возразил Барт. – Во-первых, поединок вряд ли был обычный. Ведь на вас напали трое…

– Но по очереди, по законам чести, – вставил маркиз.

– Двоих вы убили, – не отвечая, продолжи аланец. – А вот третий… Вы прижали его к дереву и уже хотели прикончить, но не заметили в руке противника кинжал. А он вогнал его вам в печень по самую рукоятку.

– Вот мерзавец, – снисходительно улыбнулся Жак.

– Вы слишком легкомысленно относитесь к этому случаю, – удивленно проговорил посвященный. – Просто чудо, что мы пролетали мимо и стали свидетелями боя. В противном случае, вы действительно вряд ли оказались бы на этом корабле.

– Зато, возможно, я бы оказался на небесах. И что хуже – затрудняюсь сказать. Пока вы меня не убедили, – ответил де Креньян, возвращаясь на свое место.

Четвертым оказался среднего роста японец. Он вышел вперед и почтительно поклонился. Все европейцы с удивлением и интересом рассматривали его. Многие из них видели азиатов, но людей такого типа никто не встречал.

– Я Тино Аято, самурай великого сегуна Минамото. Я не буду говорить о своих достоинствах, но с удивлением отмечаю, что моя планета населена разными расами людей. И большинство из здесь присутствующих отличаются от меня. Видно, мы сами еще слишком плохо знаем свою Землю.

– Гораздо хуже, чем предполагаете, – сказал Делонт. – Ваша планета очень велика, если оперировать привычными для вас расстояниями. Огромные территории еще не освоены, а те, на которых проживают люди, разделены морями и океанами. Землянам понадобятся столетия, чтобы освоить все материки, и еще столетия, чтобы лучше узнать друг друга. А сколько за это время будет войн, я даже затрудняюсь сказать. Что касается вашего пребывания здесь, то…

– Мне не надо это пояснять, – оборвал собеседника Тино. – Если это так интересует присутствующих, я скажу сам. Когда в сражении встречаются два самурая – им никто не мешает, и один из них обязательно будет сражен. В этой схватке я оказался слабее. Мой выпад не достиг цели, а противник боковым ударом разрубил мои доспехи.

– А вот тут вы ошибаетесь, – высокомерно произнес аланец. – Ваш выпад, самурай, достиг цели, и соперник, уже смертельно раненый, ударил наотмашь. К несчастью, защититься вы не успели.

На эту реплику Аято отвечать не стал. С каменным, ничего не выражающим лицом, он снова поклонился и сделал шаг назад.

Следующим был тоже азиат. Однако с людьми подобного типа Олесь встречался в Новгороде. Он хорошо помнил, как в город приезжали монгольские купцы. Надменные, со злыми глазами, они словно волки, высматривающие дичь, осматривались по сторонам. Низкие лошади, небольшие, сильно изогнутые луки, кривые сабли – они во всем отличались от русичей. Торговцев они мало напоминали, больше интересовались укреплениями и оружием. Уже тогда князь признал в них разведчиков.

– Я Талан Агадай, сотник непобедимого хана Батыя, внука властителя мира Чингизхана. И я скорблю. Духи наказали меня за гордыню. В самом начале нашего похода я оказался вдали от славы и богатства. Мне и моим людям было приказано разгромить все посты русичей на дорогах. И я, воин, столь славно бившийся с булгарами и половцами, понадеялся на атаку с ходу. Мы нарвались на крепкую заставу… – вымолвил монгол.

– О, да, – согласился Барт. – Ваша разведка не увенчалась успехом. Зарубив двух воинов, вы, Агадай, получили удар копьем снизу и рухнули в густую траву. Оставшаяся без командира сотня растерялась и была изрублена, в стан вернулось не более трех десятков. Но из них часть казнили за бегство.

– Они получили по заслугам, трусы, – без тени сожаления вымолвил монгол и вернулся на свое место.

Почти тотчас шагнул вперед еще один землянин. У него была смуглая кожа, густые черные волосы и окладистая борода. Держался он уверенно, но почтительно. Сложив руки на груди мужчина ровным, монотонным голосом сказал:

– Я Асер Салах, воин пророка нашего Магомета. Тридцать пять лет от роду, двадцать из которых сражаюсь с неверными. Участвовал во многих битвах. Иногда мы терпели поражение, но чаще побеждали. В этот раз наша армия брала штурмом крепость крестоносцев. Все, что я помню – это высокие каменные стены и лестницу, по который взбирался наверх…

– Именно так, – подтвердил Делонт, – а затем две стрелы из арбалета, и вы, Асер, упали с десятиметровой высоты. Как при этом не сломали себе шею – затрудняюсь сказать. К счастью для вас, крепость пала. Началась отчаянная бойня во внутренних зданиях, и никому не было дела до убитых и раненых за внешней стеной. Это позволило нам спасти вас.

– Аллах великодушен и справедлив, – ответил Салах, одной фразой решив все проблемы. Как просто объяснить себе случай волей богов…

Не успел араб вернуться назад, как с места сдвинулся сосед русича. Высокий, атлетического телосложения мужчина с русыми, длинными волосами. У него было мужественное, чуть грубоватое лицо, прямой нос и серые, жесткие глаза. Такие мужчины всегда нравятся женщинам, они словно являются олицетворением силы и покровительства.

– Барон Свен Лунгрен, рыцарь короля Швеции. Двадцать шесть лет, – произнес землянин. – Мы плыли на восток, на захват русских земель. И надо сказать, все начиналось очень удачно. Однако мы слишком переоценили свои силы и недооценили противника. Разбив лагерь на берегу реки, армия чувствовала себя в безопасности. Увы… Атака врага стала полной неожиданностью. К счастью, мой конь стоял у шатра, а надевать доспехи быстро я умею. В пылу боя я заметил русича, который своим мечом просто выкашивал нашу пехоту. Мне захотелось его наказать. Он принял вызов, повернув коня в мою сторону. Признаюсь честно, я не ожидал встретить столь умелое сопротивление. Длительная схватка вывела меня из себя, тем более, что армия была разбита и начала спешно грузиться на корабли. Пришлось пойти на уловку. Я сделал вид, что оборачиваюсь, а сам нанес удар мечом снизу. К сожалению, русич оказался слишком быстр. Прежде чем я увернулся, его меч попал мне в голову. Больше ничего не помню и даже не знаю, достал ли противника…

– Достали, Лунгрен, – проговорил аланец, – ведь ваш соперник стоит слева от вас. Можно сказать, что вы убили друг друга.

Швед тотчас обернулся, внимательно рассматривая Олеся. В свою очередь, русич увидел у Свена то, что не заметил сразу – длинный свежий шрам от уха, через всю щеку с правой стороны лица. В какой-то миг их глаза встретились. И что самое удивительное, во взгляде Лунгрена не было ни грана ненависти – лишь интерес и любопытство. Барон больше не произнес ни слова и с достоинством возвратился на место.

– Олесь Храбров, дружинник князя новгородского Александра, – сказал русич, выйдя из строя и повернувшись вполоборота. – Двадцать лет. И пожалуй, мне сказать больше нечего. Историю боя вы уже слышали, а остальное… думаю, не имеет значения для всех присутствующих.

Вновь наступила пауза. Люди, находящиеся в зале, обдумывали полученную информацию. Для землян это был краткий курс географии их родной планеты. Кроме того, волей судьбы тут оказались многие заклятые враги. Что предпринять, пока никто из них не решил. Для аланцев сведения тоже оказались весьма полезны. Они поняли, что эти люди, хотя и являются профессиональными солдатами, очень сильно отличаются друг от друга. Одни воины по состоянию души: это их жизнь, достаток и даже удовольствие. Для других – атрибутика титула. Да, они рыцари, но потому что это родовая обязанность. Третьи – вообще, особая группа. Воинами их заставила стать жизнь. Либо ради защиты родины, либо ради защиты веры. Кто лучше? Аланцы терялись в догадках.

– Итак, теперь вы знаете друг друга, – начал свою речь Делонт. – Эту процедуру мы проделали не случайно. Между вами не должно оставаться недомолвок и неизвестности. Мы выбирали людей наугад, и неудивительно, что здесь представители разных рас, национальностей и религий. Многие их вас на Земле были непримиримыми врагами. Разногласия в области культа, территорий, богатства. Теперь вы понимаете, что все это в далеком прошлом. Эти ценности на борту нашего корабля потеряли смысл. А значит, пора забыть былую вражду. Теперь у вас нет ни национальностей, ни земель, ни титулов. Осталось лишь имя и общее равенство. Для нас вы все – земляне. Земляне-воины!

– Как я уже говорил, Алану нужны новые территории. Но мы не хотим длительной и кровопролитной войны. Кроме того, эта планета должна находиться рядом с нашими военными базами, что облегчит транспортные перевозки. Казалось бы – задача неразрешима. Но это не так. В системе Сириуса несколько планет, пригодных для жизни. И одна из них – Таскона. Не буду скрывать от вас, именно на ней и зародилась жизнь в нашей системе. Алан когда-то был освоен людьми с этой планеты и долгое время служил колонией. Но двести лет назад материковые кланы Тасконы что-то не поделили между собой, и разразилась война. Вам даже трудно представить масштабы катастрофы. Уничтожались целые города, тонули густонаселенные острова, вымирали народы. Спустя неделю некогда могущественная цивилизация перестала существовать. На долгие десятилетия поверхность планеты была заражена, на ней погибло все живое. А мы, аланцы, лишенные космических технологий, были вынуждены развиваться обособлено. И вот мы достигли уровня бывшей метрополии, но не хотим повторять ее ошибок. На Тасконе сейчас много пустого пространства, и будет справедливо, если Алан восстановит на планете былой уровень культуры.

– Но вам кто-то мешает сделать это доброе дело… – усмехнулся де Креньян.

Барт поднял глаза на маркиза, но тот выдержал взгляд довольно спокойно. Не обращая внимания на иронию, аланец продолжал:

– Да. Таскона все же не пустынна. Сейчас на ней бродят сотни банд головорезов и убийц. Я уже не говорю о мутантах. Не исключено, что на планете процветает каннибализм.

– А вы не боитесь, что там уже сформировались новые государства с царями, императорами или ханами во главе? – спросил Кайнц.

– Это вряд ли, – возразил Делонт. – Люди на Тасконе были слишком разрозненны. Многие участки земли заражены до сих пор. Так что определенная территория, а это основной признак государства, не может быть обозначена границами.

– В таком случае – в чем проблема? – вымолвил Агадай. – Высаживайте армию и прочесывайте участок за участком, уничтожая весь этот сброд. Спустя пару месяцев планета будет ваша.

– Проблем в том, что большие транспорты, перевозящие батальоны солдат и технику, не могут сесть где попало. Им нужны хорошие космодромы. И такие на Тасконе есть. Вряд ли ядерные удары наносились по пустым площадям. Нам надо провести разведку. И вот тут мы столкнулись с непреодолимым препятствием. У планеты появилось странное излучение, от которого ломается вся аппаратура и автоматика. Изучение Тасконы из космоса стало невозможным. Мы высадили четыре разведгруппы, но они исчезли. Объяснение простое – вооружить своих людей современными лазерными карабинами нельзя. Это оружие может попасть к бандитам, и за те месяцы, что мы готовим высадку, они на каком-нибудь уцелевшем заводе начнут его производство. Тогда кровопролитная война неизбежна. Поэтому наши разведчики взяли лишь самое примитивное оружие. Но, увы, владеют они им не в совершенстве.

– И тогда вы решили найти людей, которые умеют воевать гораздо лучше, – догадался Жак.

– Совершенно верно, – подтвердил аланец. – Подготовка специалистов такого класса на нашей планет невозможна. У нас нет традиций, опыта, да и, пожалуй, людей подобного склада. На Земле же солдаты в избытке. Так почему бы не нанять вас? В конце концов, в вашем мире это практикуется повсеместно. Тысячи воинов служат тому, кто больше платит.

– Что от нас требуется? – спросил Аято.

– Вот это уже деловой разговор, – радостно воскликнул Делонт. – У нас подготовлена группа из четырех человек. Это специалисты по геологии, строительству, связи и так далее. В их обязанности входит определение годности космодрома для посадки и подача нужного сигнала. Ваша задача провести их целыми и невредимыми по территории материка Оливия. Я понимаю, что это крайне сложно и рискованно, но хотя бы один специалист должен уцелеть.

– Судя по вашим словам, шансов остаться в живых у нас не так уж много, – произнес Лунгрен. – В таком случае логичен вопрос – а можем ли мы отказаться от участия в этом походе?

На лицо Барта набежала легкая тень. Ему не хотелось говорить на эту тему, но земляне были далеко не дураки.

– Нет, – громко вымолвил он, – у вас нет выбора. Мы затрачивали время и средства не из альтруистических побуждений. Благотворительность – это хорошо, но не в данном случае. Нам были нужны солдаты, и мы их получили. В конце концов, без нашей помощи вы все равно были бы уже мертвы. В любом случае, мы доставим вас на Оливию.

– В принципе, я не против, чтобы стать наемником, – проговорил Ридле. – Мне действительно без разницы, кто платит за работу. Однако кое-что непонятно. Допустим, я остался в живых и довел ваших людей, но что я получу за это? Золото? Так на кой черт оно мне здесь нужно? Кроме того, я хочу отдохнуть. На воле! А не в этих стенах. Объясните мне, ради чего я должен рисковать.

Аланец повернулся к своим людям. Видимо, этот момент они упустили. Разработка операции велась только до высадки десанта, а дальнейшее развитие не прорабатывалось. Что, действительно, делать с наемниками? А ведь их поток будет увеличиваться день ото дня. И подобные вопросы будут задавать все. В конце концов, они дикари, но люди, со своими интересами и потребностями. Делонт был в затруднении. В этот момент Храбров заметил, что девушка, посетившая его, что-то говорить своему начальнику. Тот внимательно слушал, а затем кивнул головой. Видимо, идея ему понравилось. Обернувшись к землянам, Барт громко сказал:

– Нет проблемы, которую мы не могли бы решить. После высадки десанта под нашем контролем окажется большая территория. На ней вы разобьете свой лагерь. Как будете там жить – ваше личное дело. Между боевыми операциями мы предоставим вам все, что угодно: вино, еду, драгоценности. Как видите – вполне вольная жизнь.

– Вы забыли еще об одном удовольствии, – воскликнул Агадай.

– То есть? – не понял аланец.

– Женщины, – спокойно, но серьезно добавили маркиз де Креньян.

Делонт поначалу смутился. Ведь аланки не пойдут на это. Тащить землянок дорого и нецелесообразно. Но тут его осенила блестящая мысль.

– А вот это ваши проблемы, – произнес он. – Таскона – большая планета. На территории, неподвластной Алану, вы можете делать все, что угодно. Надеюсь, мне не нужно больше ничего объяснять?

– О нет, – довольно усмехнулся монгол.

– Итак, я вижу, мы достигли принципиального согласия, – подвел итог посвященный. – Вы обязуетесь выполнить поставленные перед вами задачи, а мы – оплачивать эту работу и предоставлять время для отдыха и развлечений. До Сириуса осталось еще два дня полета. За это время мы проведем ряд медицинских тестов, посмотрим, как зажили ваши раны. На корабле есть тренажерный зал, в котором вы можете восстановить свою физическую форму…

– Можно еще вопрос? – негромко сказал Храбров.

– Да, конечно.

– Нас восемь, специалистов четверо, – начал рассуждать Олесь. – На планете больше нет аланцев. Где гарантия, что мы не перебьем ваших людей и не создадим свою собственную банду? Своя жизнь нам гораздо дороже, чем экспансивная политика чужой цивилизации. Тем более, по вашим рассказам, Таскона – рай для таких воинов, как мы. Я человек не тщеславный, но даже у меня появятся перспективы создания маленького независимого княжества. Думаю, вы не настолько глупы, чтобы верить в нашу преданность. А потому я хочу знать – что предусмотрено?

Судя по злобным взглядам остальных пленников, подобные мысли пришли на ум многим пленникам. Сейчас на него смотрели, как на предателя. Ведь он украл у них свободу. Вырвавшись на просторы Тасконы, они разбрелись бы в разные стороны в поисках удачи. И плевать на аланцев. Пусть ищут дураков в другом месте. Однако русич понимал – их хозяева вряд ли могли допустить такую элементарную оплошность, а значит, надо знать, что им грозит в случае отступления от договора.

Между тем Делонт с интересом и уважением смотрел на Храброва. Чем ближе аланец узнавал землян, тем больше ему становилось не по себе. Даже эти дикари, вряд ли умевшие на своей планете читать и писать, схватывали многие идеи буквально на лету. Барт вдруг осознал, что получив необходимые знания, наемники встали на ступень выше большинства аланцев, отличавшихся пассивностью и равнодушием. Этим людям из поколения в поколение, из рода в род передавалось умение выживать в самых сложных ситуациях. В тот момент, когда обычный аланец сдавался и погибал, землянин проявлял еще большую силу, еще большую сообразительность, еще большую жестокость. В достижении цели для подобных людей не существовало преград. Делонт даже подумал а не ошиблись ли они, привлекая землян. Повернувшись к Олесю, Барт с милой улыбкой произнес:

– Вы очень догадливы, молодой человек. Конечно, мы не можем безрассудно доверять солдатам удачи. А потому наша программа предусматривает вполне надежную страховку. Зная о ней, у вас больше не будет возникать подобных идей. Они неосуществимы.

– Что же это за страховка? – спросил Салах. – Ведь не из космоса же вы нас прикончите?

– А вы шутник, – ответил аланец. – На обычной планете мы могли бы сделать и это. Но в данном случае все гораздо проще. Гарантия нашей операции находится в вас самих. Дело в том, что мы введем в ваш организм специальное вещество. Оно вполне безвредно и даже отчасти полезно. Но вот беда – ровно через тридцать суток это вещество начинает распадаться. Происходит общее токсическое заражение организма. Смерть длительная и очень мучительная. Чтобы остановить этот процесс, надо ввести специальный стабилизирующий препарат, а он останется на базе.

– Так значит, на весь поход вы нам даете тридцать дней, – догадался Ридле. – А если мы не успеем чисто по техническим причинам – бои, переправы, разбитые космодромы и склады?

Делонт лишь развел руками, показывая, что помочь ничем не может. Решение данного вопроса лежит не в его компетенции.

– А теперь, – продолжил он, – я представляю вам аланцев, которые пойдут на эту рискованную операцию. И прошу заметить – все они добровольцы. Интересы родины для них дороже собственной жизни.

При этих словах большинство землян ехидно усмехнулись. Подобного рода патетику они слышали не раз. Тираны, императоры, ханы призывали своих солдат подобными же лозунгами. Заканчивалось это всегда разграблением чужих стран, убийствами, насилием и казнями.

– Лейтенант Том Виола, – проговорил темноволосый смуглый мужчина в военной униформе с несколькими блестящими нашивками, – специалист по связи.

– Сержант Линда Салан, – представилась коротко стриженная шатенка с большой грудью. – Специалист по геологии.

– Олис Кроул, – мягко сказала следующая девушка. Именно с ней встречался Храбров.

– Главный специалист по внеаланским связям. Именно я буду начинать все переговоры.

– Сержант Слим Бартон, – произнес последний аланец, высокий худощавый парень, – специалист по космодромам и строительству.

– Итак, наша группа готова, – вымолвил Делонт, снова выступая вперед, – Вы, наверное, обратили внимание, что аланцы называли лишь одну специальность. Это условность. Они владеют всеми необходимыми знаниями и могут свободно заменить друг друга. Так что я подчеркиваю – вы должны сохранить живым хотя бы одного из них. Он будет пропуском в дальнейшую жизнь. И еще… Я уже говорил – среди вас немало врагов. Будут, наверное, разногласия и на Тасконе. Помните лишь одно – убив друг друга, вы ослабляете группу, а значит, шансов уцелеть останется меньше. Я не настаиваю, но предлагаю заключить мораторий на поединки. Вы можете разобраться между собой после успешного завершения операции.

– И еще вопрос, – проговорил Кайнц. Барт утвердительно кивнул головой.

– Ни один отряд не может воевать без командования. Кто возглавит поход – ваши люди или мы?

– Аланцы приданы вам лишь как специалисты. Большого опыта ведения боевых действий у них нет. А потому, как бы мне этого ни хотелось, стать во главе операции они не могут. Кто из вас будет командовать – мне безразлично. Надеюсь, вы решите это без драки.

– Еще один вопрос, – выкрикнул Лунгрен, – он касается оружия. Как вы понимаете, оно у нас было разным. Поэтому в силу привычки, опыта…

– Я понял, – сказал аланец. – Мы предусмотрели это. За те четыре месяца, что наша группа провела на Земле, собрана огромная коллекция разного рода оружия. Наверное, мы могли бы обеспечить им целую армию. Перед выходом на операцию, вы сможете взять себе все необходимое. Однако прошу помнить – двигаться будете пешком, так что не надо надевать латы всадника. Не забудьте о запасе продовольствия. Из этого следует – доспехи и оружие должны быть подобраны тщательно. Тридцать дней – довольно короткий срок, а потому придется спешить. Есть еще вопросы?

В знак дружбы, Делонт предложил вместе пообедать. Несмотря на достигнутое соглашение, между людьми разных цивилизаций явно пролегала граница. Как-то произвольно люди разбились на два лагеря. Олесь сидел рядом с Лунгреном, и скоре тот спросил:

– Что ты думаешь по поводу всего этого?

– Пока ничего, – спокойно ответил Храбров. – Ясно лишь то, что находиться здесь лучше, чем на дне могилы.

Швед утвердительно кивнул головой:

– Я того же мнения. Однако меня беспокоят их обещания. У нас нет никаких гарантий, что после выполнения задания аланцы сдержат слово. Они могут просто отправить нас на тот свет, не создавая никакого лагеря.

– А вот это вряд ли, – вмешался де Креньян, – уних гораздо более глобальные цели. Это же ясно, как божий день. Нашими руками, армией землян аланцы хотят захватить всю планету.

– Что ж, в таком случае, нам ничего не остается, как выполнить эту операцию, – вымолвил Свен. – Не завидую я тем, кто мне будет мешать на Тасконе.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лучшие из мертвых (Николай Андреев, 2003) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я