Терра инкогнита: Россия, Украина, Беларусь и их политическая история (А. Р. Андреев)

Тайна, чудо, авторитет – три сакральных кита власти, которых берут и удерживают только великие государи. В течение тысячи лет российская, украинская и белорусская истории постоянно переплетаются и поэтому полны тайн, чудес и авторитетных правителей. На примерах эпохальных событий в одной из братских славянских стран параллельно рассказывается, что в это время происходило и в двух других государствах, как пересекались и соединялись в них важнейшие даты истории, становившиеся по существу общими для всех трех братских народов. В итоге становится очевидным, что будущее России, Украины и Белоруссии – в едином конфедеративном государстве. Главные события братской истории трех народов: 1303 год – возвышение Москвы при младшем сыне Александра Невского Данииле; 1410 год – Грюнвальдская битва славян против тевтонского натиска на восток; 1612 год – общее Смутное время и победа над ним; 1648 год – Украинская революция Богдана Хмельницкого, поддержанная Москвой и Минском; 1709 год – Великая Полтавская битва Петра Великого, поддержанная украинским и белорусским народом; 1764 год – попытка Екатерины Великой отменить крепостное право в Российской империи; 1812 год – Отечественная война трех братских народов против Наполеона; 1917 и 1991 год – почему возникла и победила Октябрьская революция и развалился Советский союз; 2012 год – Конфедерация, решающая проблемы славянского будущего?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Терра инкогнита: Россия, Украина, Беларусь и их политическая история (А. Р. Андреев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Держава: власть в истории России

Рождение державы

Киевская Русь, постоянно подвергавшаяся набегам кочевников и тратившая силы в междоусобных войнах, быстро теряла свое прежнее значение. Проблемы власти появились уже в период правления третьего князя из династии Рюриковичей (980 – 1015) Владимира Святославича, раздававшего государственные земли в уделы своим двенадцати сыновьям. После его смерти удельные дети-князья, враждуя из-за наследства, начали активно истреблять друг друга. В результате междоусобной войны к власти в Киеве пришел Ярослав Мудрый (1015 – 1054). При нем произошло экономическое усиление городов, захотевших политической самостоятельности. Новые крупные центры с сильным местным боярством начали активные попытки к отделению от Киева. Этому способствовало дробление рода Рюриковичей на множество ветвей.

Попытку восстановить единство Киевской Руси предпринял Владимир Мономах. После его смерти и смерти его сына Мстислава в 1132 году начался окончательный распад империи Рюриковичей.

К середине XII века единая Киевская Русь распалась на пятнадцать крупных полугосударственных образований, которые тут же начали делиться на уделы, которых было создано более сотни. Феодальная раздробленность усиливалась быстрым разветвлением Рюриковичей, в руках которых оставалось право на государственную власть. Деление династии началось с сына Святослава Игоревича, с отделения линии князей Полоцких, расселившихся на белорусских землях. Из потомков Ярослава Мудрого выделилась линия его сыновей Святослава и Всеволода. Святославичи расселились на украинских землях. Всеволодовичи-Мономашичи разделились на князей Полоцких, Смоленских и Суздальских. От Юрия Долгорукого Суздальского произошли владимирские и московские князья. Наряду с сильными Рюриковичами появились князья, измельчавшие владения которых стали небольшими частными общинами. Земли Киевской Руси быстро теряли свое прежнее значение. Центр экономической и политической жизни перемещался на северо-восток, в бассейн верхней Волги, в Ростово-Суздальскую землю, вотчину Владимира Мономаха. В древнерусских княжествах к тому времени существовали две формы власти – княжеская и вечевая.


Слово «вече», происходившее от древнерусского «вещать» – «говорить», впервые упоминается в русских летописях под 997 годов. Вече, народное собрание, являлось высшей властью в Древней Руси. На вече решали проблемы войны и мира, призвания и изгнания князей, посадников, тысяцких, воевод, судей. На нем заключали договоры с другими землями и княжествами, наделяли землей и привилегиями, принимали законы. Обычно вечевые собрания созывались властями или самим народом по звону вечевого колокола. При захвате чужого княжества победители в первую очередь снимали и увозили к себе вечевой колокол. Решения на вече принимались без голосования, криком. Часто на вече побеждали не здравомыслящие, а громкокричащие, что позволяло манипулировать народным собранием. Вече всегда имело постоянное место сбора. В моменты безвластия и смуты вече становились единственным органом власти. Право голоса на вече имели лично свободные мужчины, способные носить оружие. Вече просуществовали до XV века. Личное участие всех подданных в управлении и принятии стратегических решений при создании большого монархического государства стало невозможным. Спорить с государями стало некому, и это не пошло им на пользу.

Вождя племени и главу государственного образования славяне издавна называли князем. Князья во главе своих дружин собирали дань, натуральный или денежный налог с покоренных племен и подвластных земель. В связи с увеличением числа княжеских уделов в XI веке князья стремились закрепить их за собой в наследственное владение. Выборные князья становились наследственными правителями. При создании великого княжества внутри него создавались уделы – наследственные владения князей со сложной системой взаимоотношений великих и удельных князей. При великом московском князе Иване III удельные князья потеряли право перехода от одного великого князя к другому. К XVI веку уделы перестали существовать и позднее получили название уездов.

С Х века старшего князя дома Рюриковичей стали называть великим князем. Этот титул принадлежал главам Киевского, Галицко-Волынского, Владимирского, Тверского, Нижегородского, Рязанского, Московского. С конца XIV века титул «великий князь» существовал только в Московском княжеском доме, с 1547 года вошел в царский, а с 1721 года – в императорской титул. Тогда же слово «князь» стало родовым титулом. У Петра Великого служили полсотни княжеских родов. С 1886 года появился титул «князь императорской крови» с обращением «ваша светлость».

Великие князья возглавляли самые большие военные походы, подписывали законы и указы, назначали на высшие государственные посты, возглавляли высший суд. Традиции настолько довлели над великим князем, что он, раздавая уделы своим детям, одновременно ликвидировал уделы своих братьев. С XV века при великом князе стала действовать Боярская Дума, являвшаяся постоянным совещательным органом. С 1797 года великий князь стал родовым титулом членов императорской фамилии, с обращением «ваше императорское высочество».


Высшую политическую власть князя олицетворяли его обязанности – воевать, собирать дань, управлять, законодательствовать, судить. Со времен «Русской правды» Ярослава Мудрого на смену кровной месте пришла вира – денежный штраф за уголовное преступление в пользу князя, став «ценой крови». Члены крестьянской или городской общины были связаны круговой порукой. Если на ее земле был найден труп, убийца должен был быть найден силами этой общины. Если убийцу найти не удавалось, виру платина община. Если при поимке убийцы выяснялось, что он не из общины, виру возвращали. Сбором виры занимался княжеский чиновник, расследовавший преступление и находившийся на содержании населения. Община была заинтересована как можно быстрее найти убийцу.


Управлять государством князю помогала дружина. Так называли вооруженный конный отряд, находившийся на его содержании. Дружина состояла из мужей – опытных воинов и отроков – молодых дружинников. В дружинном товариществе князь являлся первым по крови среди равных по доблести. Дружина князей дома Рюрика делилась на «старейшую», состоявшую из мужей «думающих», и «младшую», из мужей «хоробствующих». Эти две части одного целого отличались возрастом, знатностью, богатством и влиянием на князя.


Управлять государством князю помогали бояре. Земское боярство существовало с VII века, а возможно и ранее. Звание боярина имели «сильнейшие люди страны» – потомки родоплеменной знати, крупные землевладельцы и известные воины. Земские бояре назывались по именам городов – черниговские, ростовские, суздальские.

Княжеские бояре за свою службу получали в «кормление» села и города. Кормлениями князь награждал за прежнюю службу, а не за исполнение настоящих административных и судебных обязанностей.

Поэтому кормленщики к своим обязанностям относились небрежно и передоверяли их своим управителям тиунам, собиравшим налоги и пошлины. Тиуны часто были не свободными людьми и презирались населением, так как в Древней Руси служба частному лицу считалась позором. Система кормлений являлась очень неэффективной, но была ликвидирована только в XVI веке.

Как только слабела княжеская власть, тут же усиливалась власть боярская. В удельный период бояре стали богатейшими и влиятельнейшими феодалами. Бояре были вассалами князя, обязанными служить в его войске, но имели и пользовались правом отъезда к другому сюзерену. Они являлись полными господами – сеньорами в своих вотчинах, обладавших правом иммунитета. Начиная с XII века их политическое значение постоянно росло.


Получая свой стол, князья обычно соединяли собственную дружину с дружинами отцов и братьев. Вполне возможно, что вступление в дружину сопровождалось магическими ритуалами. Между дружиной и князем существовало нерасторжимое единство, и за содеянное «ближними мужами» князь отвечал, как за собственные поступки. Именно князь и дружина были основой древнерусской государственности. Дружина содержалась за счет добычи от завоевательных походов, отчислений от дани, судебных сборов, доходов от волостей. Князь совещался, «думал» с дружиной, принимал решения о походах, сборе дани, строительстве городов, обращался к народу, веселился. Члены старшей дружины получали землю и создавали собственные поместья.

Центром княжеской вотчины являлся двор, который состоял из хором, где жил князь, домов его слуг высшего ранга, помещений для челяди, жилищ смердов, рядовичей и холопов, охотничьего дома, конюшен, скотных и птичьих дворов. Во главе княжеской вотчины стоял боярин – огнищанин, «княжий муж». На нем лежала ответственность за все хозяйство княжеского двора и его сохранность. При огнищанине имелся штат тиунов.

Княжий двор с IX века считался сакральным местом, поскольку сам князь-носитель божественного начала был наделен жреческими функциями. Именно на княжьем дворе киевская княгиня Ольга казнила убийц своего мужа. Княжеский двор являлся политическим, религиозным, административным центром. Многие дружинники становились слугами на княжьем дворе. Занятие дружинниками хозяйскими и административными делами ослабляло боеспособность дружины и во второй половине XII века на смену дружине пришел Государев двор со штатом военных слуг. Тогда же началось образование дворянства.

Старшие дружинники занимали наиболее ответственные должности в княжеской администрации – посадников, наместников, воевод, тысяцких. Они имели собственные военные отряды отроков, а свои должности передавали по наследству. До XII века дружинником мог стать любой человек, даже иностранец, и из младших дружинников дослужиться до княжьего мужа или боярина. Княжеские бояре получали в награду за службу земляки и перемешивались с земскими боярами, которые поступали на княжескую службу и сближались с княжьим двором.


Древнерусское городское ополчение «тысячу» возглавлял тысяцкий, выбиравшийся вечем или назначался князем из числа знатных бояр. Древнерусские тысячники являлись высшими должностными лицами, представлявшими институт самоуправления. Даже назначавшиеся князем тысяцкие были независимыми от него и опирались на горожан. Обычно тысяцкими назначались местные бояре, передававшие свою должность по наследству. С середины XVI века тысяцкие начали мешать князьям, создающим личную вертикаль власти, и были заменены наместниками.


В древнерусском государстве существовали три сословия. Высший, привилегированный слой составляли земская аристократия и боярство. Основная масса населения, соединенная в общины, называлась людьми – мужами и смердами. Низшим слоем являлись лишенные прав рабы – холопы. На самом верху общества находилась дружина, из которой назначалась княжеская администрация и судьи. Существовал со своей иерархией и не подчинявшийся князю церковный слой.

Люди разделялись на горожан – посадских, купцов, ремесленников и на сельчан – смердов и закупов. Холопы подчинялись не князю, а своему господину. Люди являлись лично свободными и не состояли на службе князя, но платили ему дань. Посадские составляли торгово-промышленное население городов, платили налоги, торговые пошлины, несли натуральные повинности. Крестьяне жили в деревнях – небольших поселениях без церкви. Первоначально деревней называли место, очищаемое от леса для пашни. Слово происходило от корня «дар, драти» – пахать лесную новину. К XV веку деревней стали называть селение с одним или несколькими дворами, имевшими пашню, сенокос и лесные угодья. Селами называли центры боярского землевладения с большой церковью. Если в селе храма не было, оно называлось сельцом.

Смердами являлись государственные крестьяне, жившие на княжеской земле, все свободное сельское население.

Холопами называли «домашних рабов», считавшихся собственностью владельца. Они не имели ни гражданских прав, ни государственных повинностей, не платили налоги. Холопами становились в результате преступления, вступления в должность тиуна без договора, женитьбы на холопке, в результате холопства родителей.

Великий владимирский князь Александр Невский

Усиление Владимиро-Суздальского княжества связано с деятельностью мономашича Юрия Долгорукого и его сына Андрея Боголюбского, значительно расширившими его границы. Великий князь Юрий Долгорукий в 1157 году был отравлен в Киеве и его сын унаследовал Владимиро-Суздальскую землю. В княжестве появилась своя митрополия, стала вестись летопись. Безопасность территории, удобный торговый путь по Волге способствовали развитию Владимирской Руси. В июне 1157 года на владимирский стол был избран Андрей Боголюбский, внук Владимира Мономаха. Эта дата стала датой создания самостоятельного государства на северо-востоке. Владимиро-Суздальское княжество стало политическим центром Русской земли.

Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский приоритетом своей политики определили господство на торговых путях из Новгорода в Поволжье. Владимирцы несколько раз захватывали новгородский Торжок, перехватывали северные и заволоцкие торговые пути и дани. На новгородский стол сажались князья владимирского дома. Для сдерживания владимиро-суздальского набора новгородцы заключали союзы со смоленскими и черниговскими князьями.


После жестокого убийства в 1174 году князя Андрея Боголюбского началась длительная междоусобная борьба за власть. Новым владимирским князем стал сын Юрия Долгорукого Всеволод Большое Гнездо. Началась новая эпоха в жизни восточных русских земель. Великий князь Всеволод воевал почти все тридцать лет своего княжения.

На войну ходили княжеская дружина и собиравшееся для похода по решению веча народное ополчение, которое состояло из воев – лично свободных мужчин. Войско формировалось по феодально-иерархическому и территориальному признакам. Набор людей на военную службу производился по княжествам, вотчинам, городам. Воины строились под местные знамена и подчинялись своим командирам, носили знаки различия. Самым мелким подразделением войска были «копья», состоявшие из командира и нескольких воинов. По территориальному и вассальному принципу «копья» группировались в «стяги», находившиеся под командованием бояр и городской старшины. Позднее самыми крупными тактическими подразделениями стали полки.


Во главе большого войска из владимирцев, смоленцев, рязанцев, муромчан и киевлян Всеволод Большое Гнездо несколько раз ходил в Волжско-Камскую Болгарию, совершил победный поход на половцев. Он часто вмешивался в дела Рязанского и Черниговского княжества. Для контроля над торговыми путями из Новгорода и двинских земель в Поволжье при слиянии рек Сухоны и Юги Всеволод заложил город Великий Устюг. Используя боярскую рознь в Новгороде, Всеволод подчинил древний город своей власти и новгородцы сами просили у него князей. Летописцы называли его княжество «великим княжением Владимирским и Великого Новгорода». Во Владимиро-Суздальской земле выросли Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский, Дмитров, Москва. С Х века были известны Ростов, Углич, Ярославль и Тверь. Большинство русских князей признали Всеволода Большое Гнездо старейшиной Мономаховичей. Певец «Слова о полку Игореве» считал великого владимирского князя могущественным государем, который может «Волгу веслами расплескать и Дон шлемами вычерпать». Всеволод стал не только носителем верховной власти, но и ее наследственным владельцем. Всеволод значительно увеличил территорию княжества не только военными победами. Он усиливал свое влияние с помощью дипломатических интриг, вмешивался во внутренние дела князей и ссорил их между собой. Договоренность о передаче власти сыну великого владимирского князя Юрию после смерти Всеволода Большое Гнездо в 1212 году была тут же нарушена. Многочисленные сыновья-претенденты на власть долгие годы воевали между собой. В 1216 году в Липецкой битве погиб цвет русского войска. Государство Всеволода Большое Гнездо распалось на Владимирское, Суздальское, Ростовское, Ярославское, Переяславское, Угличское, Юрьевское, Стародубское, Галицкое, Дмитровское, Костромское, Городецкое и Белозерское княжества. Особняком стояли Новгородская и Псковская земли. Распад государства, как и всегда в таких случаях, предопределил поражение русских княжеств в войне с татаро-монголами Чингисхана и Батыя.


4 марта 1238 года на реке Сити русские войска во главе с великим владимирским князем Юрием Всеволодовичем были разгромлены татаро-монгольским войском Батыя. Внук Чингисхана Бату-хан получил в наследство улус, в который вошли урало-каспийские степи и земли Хорезмийского султана. В улус Батыя вошли половецкие степи и русские территории. Это царство получило название Золотая Орда. Современник событий римский посол Иоанн де Плано Карпини писал о своем путешествии в монгольскую столицу Каракорум по русским землям: «Когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие на поле. Сражениями с монголами опустошена вся Руссия».

После 1238 года русские князья должны были получать свои права у хана Батыя. На великое владимирское княжение выдавался главный ярлык, за обладание которым шла постоянная борьба между князьями-конкурентами. Во всех русских городах находились баскаки, уполномоченные хана, контролировавшие русских князей. Резиденцией ханского наместника и великого баскака был город Владимир. Баскаку подчинялись даруги, данщики и писцы, производившие перепись русского народа и собиравшие дань с княжеств. Только с 1290 года сбор ордынских податей стал прерогативой русских князей.


После разгрома на Сити великим владимирским князем стал сын Всеволод Большое Гнездо Ярослав Всеволодович, отец Александра Невского. Князю Ярославу удалось сохранить призрачную государственность Северо-Восточной Руси. Монгольские власти всячески препятствовали объединению русских княжеств и постоянно ссорили князей. Ярослав Всеволодович присоединил к владимирскому княжению Переяславль, успешно противостоял агрессии Дании, Швеции и Тевтонского ордена, столкновения с которым начались с начала XIII века.

В 1234 году войска Ярослава Всеволодовича, которого сопровождал четырнадцатилетний сын Александр, встретились с войсками крестоносцев под Юрьевом. За восемь лет до Чудского побоища переяславские, новгородские и псковские полки встретили рыцарей на реке Эмбах. Ярослав искусно загнал крестоносцев под подломленный лед и «множество их утопло». Ярослав Всеволодович ежегодно воевал с тевтонцами, шведами, датчанами и литовцами. Может быть, именно победы великого князя над западными врагами монголов помогли ему сохранить русскую государственность, что не удалось сделать, например, в завоеванной ханами Волжской Булгарией. Условия существования завоеванных земель в татаро-монгольской империи были разными. В некоторых княжествах полностью уничтожалась политическая элита, в других сохранялась старая администрация, вера, войско, обычаи и культура, сохранялись условия для исторического развития.

Своей политикой подчинения татаро-монголам Ярослав Всеволодович избежал второго, возможно смертельного для Руси Батыева погрома. Северо-Восточная Русь не стала улусом Золотой Орды. В княжествах не было этнических чисток, демографической ассимиляции. В 1245 году Ярослава Всеволодвича вызвали в Каракорум и там отравили. В столице империи Чингисхана боялись его тесных связей с Бату-ханом. В архивах сохранились подложные письма князю из Ватикана с призывами о союзе против татаро-монголов. В руки ханской администрации попали только «римские» письма. Ответов владимирского князя не было. Их и не писали.


Все исторические свидетельства об Александре Невском занимают несколько страниц – тексты русских летописей, немецких хроник, скандинавских саг, грамоты и договоры, два послания из Рима и его церковное «Житие». Выбор между Западом и Востоком Александр Ярославич сделал уже после побед на Неве и Чудском озере, после первой поездки в столицу Бату-хана в 1246 году. Он понял, что в другом случае Русское государство просто исчезнет с карты мира. Александр знал двуличность политики западных государей, помнил о судьбе отца, знал цену союза с крестоносцами, использовавшими на завоеванных славянских территориях тактику выжженной земли. Со времен Александра Невского русские князья били крестоносцев и копили силы для освобождения от татаро-монгольского ига, закончившегося на Куликовом поле и Угре. Выбравший Восток Александр Невский стал фактическим основателем Московского государства. Петр Великий использовал опыт Александра Невского. За половину тысячелетия в мире много переменилось, но проблема выбора актуальна была всегда. Петр выбрал Европу и из чуть ли не безнадежно отсталой от ведущих государств мира России создал Российскую империю.


Александр Невский продолжил политику своего отца. Основной целью созданного из Тевтонского и ордена Меченосцев «Немецкого ордена в Ливонии» стало завоевание северных русских земель. К 1240 году русские уже были вытеснены из Прибалтики, а орденско-псковская граница проходила всего в тридцати километрах от Пскова. В июне 1238 года в резиденции датского короля Вальдемара II Стенби был заключен немецко-датский договор о захвате новгородских земель, подписанный королем, орденским магистром и папским легатом. К ним присоединились шведы, стремившиеся завоевать Карелию и устье реки Невы в Финском заливе.

Первым на Русь двинулось шведское войско. 15 июля 1240 года пятитысячное шведско-норвежско-финское войско во главе с финским епископом Томасом и шведским рыцарем Улофом Фаси при впадении реки Ижоры в Неву было атаковано тысячной дружиной двадцатилетнего Александра Ярославича. На том месте, где через полтысячи лет встал Петербург, князь Александр, ободрявший воинов перед боем словами «Не в силе Бог, а в Правде», навсегда стал Невским. Шведское войско было разгромлено и шведы до конца XIII века больше не пытались нападать на русские земли. В битве на Неве воинов Александра поддержали только добровольцы. Новгородские бояре и купцы войско не дали, до хрипоты споря о том, оставаться ли в зоне влияния Владимиро-Суздальского княжества, или «отдаться под руку шведского короля» – он далеко и не будет брать большую дань, а владимирцев все равно победят татары.


В августе 1240 года крестоносцы атаковали Псков. Если бы дружина Александра не разбила шведов на Неве, немецко-шведские клинья сошлись бы у Новгорода. Крестоносное войско взяло Изборск, вырезав все население. В сентябре немецкие рыцари с помощью бояр-германофилов овладели Псковом. В это же время новгородские бояре, не оказав Пскову никакой помощи, вынудили Александра Невского покинуть Новгород и уйти в Переяславль. Зимой 1241 года немцы взяли крепость Копорье и овладели чудскими землями Новгорода – «земля гремела стонами и проклятиями». Великий магистр инструктировал крестоносцев: «Вам предстоит безжалостно биться с русскими еретиками – самым опасным и сильным нашим противником. Мы должны сокрушить русские крепости. Шаг за шагом продвигаясь в глубь русских земель, мы построим там крепкие замки. Мы добьемся этого своим мечом, действуя без пощады, чтобы никто не посмел поднять оружие против нас».

Рыцарям оставалось пройти до Новгорода тридцать километров. Новгородцы обратились за помощью к великому князю Ярославу Всеволодвичу. Он отправил на помощь дружину Александра Невского с условием выдачи ему врагов Владимирского дома. Новгородские бояре тут же выдали своих товарищей Александру. Весной 1241 года дружина Александра Невского, поддержанная карельскими, ижорскими и псковскими добровольцами, штурмом взяла Копорье. Захваченные изменники были повешены на въездных воротах, крепость уничтожена.

В начале 1242 года в Новгород прибыли собранные Ярославом Всеволодовичем войска. Силы русских и крестоносцев теперь были равны и рать Александра Невского погнала крестоносцев сродной земли. Искусным ударом был взят Псков. Рыцарский гарнизон был уничтожен. Несколько рыцарей Александр отпустил к магистру: «Я иду и пощады не будет!» Над захваченной немецкой администрацией Пскова, издевавшейся над населением более двух лет, состоялся суд. Чиновников повесили вместе с псковскими боярами-изменниками.

Теперь перед рыцарями было не беззащитное население, а воины и крестоносцы начали откатываться по всей линии фронта. К апрелю 1242 года Александр Невский загнал рыцарей на Чудское озеро. 5 апреля рыцарская «свинья» в яростной сече пробилась через центр русского войска и уткнулась в непроходимый для нее лесистый берег реки Узмени. С флангов на крестоносцев ударили владимирские полки и дружина Александра Невского. Лед Чудского озера залила своя и чужая кровь. Русские воины разрубили «свинью» на части. Немецкий автор «Ливонской хроники» сквозь зубы писал: «Там был слышен звон мечей и видно было, как рассекались шлемы. С обеих сторон убитые падали на землю. Те, которые находились в войске братьев-рыцарей, были окружены. Братья-рыцари достаточно упорно сопротивлялись, но их там одолели.

Крестоносцы побежали, но берега озера им достичь не удалось. Многие рыцари и кнехты утонули в открывшихся полыньях. Пятьсот рыцарей погибли, пятьдесят были взяты в плен. «Drang nach Osten» не получился. Границы, установленные по русско-тевтонскому мирному договору 1243 года, просуществовали до Ливонской войны середины XVI века.

На следующий год крестоносцы попытались организовать «поход возмездия», но объединенное войско рыцарей на границе уткнулось в железные дружины Александра Невского.

При Александре Невском о Северо-Восточной Руси узнали все государства Европы и Азии. Используя военные походы, ведя активную внешнюю политику, искусную дипломатию, Александр Невский избежал поражений на Западе и Востоке и спас Русь от окончательного разорения и уничтожения. «Житие святого Александра Невского» приводит его последние слова перед смертью в 1263 году: «Об одном, орлята мои, скорблю: борозда моя на Русской земле не довершена. Раньше срока плуг свой тяжкий покидаю». Многие историки говорят, что он умер от переутомления, надорвался».

«Чтобы свеча не угасла». Московское княжество Ивана Калиты

После смерти Александра Невского между его сыновьями началась борьба за великий стол. В Северо-Восточной Руси появилось четыре великих княжества – Владимирское, Тверское, Нижегородское, Московское, претендовавшие на главенствующую роль в русских землях. На севере богатела Новгородская республика, на западе и юге развивались Смоленское и Рязанское княжества. Единой государственной воли больше не было. Единственной связующей нитью для русских людей XIV века оставалась только православная вера.


Первые священники, в основном греки, появились на Руси в IX веке вместе с распространением христианства. Первая кафедра во главе с митрополитом была создана в Киеве в конце Х века.

Духовная власть митрополита распространялась на митрополию – церковный округ, объединявший все христианские общины. Митрополит, священнослужитель третьей, высшей степени христианской иерархии, имел заместителей в лице викарных епископов. С IV века титул митрополита присваивался епископам столиц митрополий. Епископы являлись главами епархий, церковно-административных единиц, первые из которых появились на Руси в конце XI века.

До XIV века Русь представляла собой одну митрополию, находившуюся в юрисдикции Константинопольского патриархата. После татаро-монгольского нашествия кафедру из Киева перенесли во Владимир. Только после захвата Константинополя турками в 1453 году избрание митрополита официально перешло к русским епископам.

Как глава Русской церкви митрополит имел и свою отдельную епархию, избирал, рукополагал и судил епископов, председательствовал на соборах русского духовенства. Управление церковью он осуществлял вместе с собором епископов, которые опирались на коллегию священников, клирос. Приход состоял из священника, дьякона, пономаря-свечегаса, просфорницы, певчих.

Митрополит и епископы имели и светскую власть, обладая большим недвижимым имуществом. Церковным хозяйством управляли митрополичьи бояре, посельские волостели, казначеи, экономы.

Церковь рассматривала духовенство в качестве посредников между людьми и Богом, разделяя его на белое, служившее в храмах, и черное – монашество. Монахи –«живущие уединенно» – давали обеты вести аскетическую жизнь по церковным правилам. Их общины жили в монастырях, по уставам, единым правилам жизни. Монастыри быстро стали центрами летописания, способствовали распространению грамотности, культуры, книжного дела. Крупнейшие монастыри назывались лаврами, подчинявшимися непосредственно патриарху. Известными на Руси монастырями стали Киево-Печерская лавра, Выдубицкий, Троице-Сергиева лавра, Новгородский Юрьев, Новгородский Рождественско-Белозерский, Новодевичий в Москве, Пафнутьев-Боровский, Соловецкий Спасо-Преображенский, Спас-Андроников в Москве, Спасо-Ефимиев в Суздале, Александро-Невская и Почаево-Успенская лавры.

В 1448 году собором епископов Русская церковь была провозглашена автокефальной (греч. avtuc – сам и kephale – голова) – самоуправляющейся и независимой от Вселенского собора, высшего органа православной церкви, состоявшего из представителей всех автокефальных церквей. Митрополит всея Руси стал избираться без всякого участия константинопольского патриархата. В 1458 году русская митрополия была разделена на Московскую и Киевскую.


До XIV века государственную власть в русских княжествах делили между собой князья и самые знатные бояре, ближайшие советники князя. Право совета, как и право отъезда, никогда не оспаривалось. Место дружины занял княжеский двор, включавший часть бывшей «младшей» дружины, называемой «дворянами». Ставшие вотчинниками бояре и «старшие мужи» превратились в вассалов князя. Бояре-вотчинники имели право суда и сбора налогов. В военное время они по приказу князя были обязаны со своими дружинами участвовать в боевых действиях. Бояре называли себя вольными слугами князей и всегда могли отказаться от службы и перейти к другому князю. Такие условия постоянно обеспечивались особыми статьями княжеско-боярских договоров – «а боярам и слугам меж нас вольным воля».

Бояре получали от князей законодательные акты о правах, льготах и привилегиях – особые жалованные грамоты, вотчинные, льготные, освободительные, указные, подтвердительные. При переходе к другому князю бояре сохраняли все права на свои вотчины, которые входили в состав земель нового князя. Только после Куликовской битвы в княжеских договорах стало указываться, что вотчина отъехавшего боярина оставалась у прежнего князя. Частная собственность на землю оставалась у боярина, который мог служить другому князю, но уже не вместе со своими землями, продолжая получать с них доходы. Боярская служба оставалась вольной до правления Ивана III Васильевича.


Впервые древнерусские летописи упоминают о Москве в 1147 и 1156 годах, когда на холме была построена первая московская крепость. Среди десятков гипотез о названии великого города наиболее обоснованной считается гипотеза о славянском происхождении названия – от корня «моск», означавшего «влага, сырость».

Первым московским князем стал младший сын Александр Даниил. От отстроил крохотный городок в глуши, развивая земледелие и ремесла. Развитию города помогало то, что Москва появилась на важном перекрестке многих водных и сухопутных торговых путей – в Новгород, Владимир, Смоленск, Киев. К началу XIV века Даниил Александрович стал одним из влиятельнейших князей русской земли. Усилению Москвы очень помогло присоединение «отчины» Александра Невского Переяславля-Залесского, подаренное Даниилу Московскому его племянником Иваном Переяславским. Тринадцатилетний Иван Данилович, впоследствии названный Калитой, с восхищением смотрел, с каким искусством его отец войной и дипломатией сумел отстоять подарок от притязаний конкурентов-родственников, как всегда вопивших о незаконности действий московского князя. О своих незаконных действиях никто не кричал. Все решила демонстрация воинской силы, власть денег и искусная дипломатия младшего сына Невского.

Присоединение Переяславского княжества, в несколько раз больше Московского, вошло в анналы московской политики.

Завещание о дарении Переяславля умиравшего князя Ивана Александровича было доставлено в Москву его верными дружинниками. На почти двухсоткилометровом пути они трижды уходили от боярской погони. Донос о завещании тут же получил тогдашний великий владимировский князь Андрей Александрович. Его полки сразу же заняли Переяславль-Залесский, а копия завещания была уничтожена.

Даниил Московский полки не посылал, зная, что москвичам не выстоять перед великим князем. Он объявил московскому баскаку о дарении «отчины его отца» и подкрепил это объявление многими дарами. Даниил Московский объявил, что будет ждать депутатов из Переяславля, приглашавшего его на княжение, и благосклонного решения великого хана. Московские дружинники пробрались в Переяславль и под носом у владимирцев помогли депутатам добраться до Москвы. Переяславское посольство было показано баскаку и в Сарай с рекомендациями баскака, ушло московское посольство с большой казной. Великий владимирский князь перехватил два ложных посольства, но послы-москвичи с казной добрались до Золотой Орды через Новгород.

Переяславль мгновенной атакой взял лучший московский конный полк, активно поддержанный горожанами. Младшего сына Александра Невского московского князя Даниила любили не только в Переяславле, но и во всей Руси. Отборный московские дружинники задержали всех чиновников великого князя, никого не убив, и выслали их из Переяславля. Войска Андрея Александровича ринулись на Переяславль-Залесский, но далеко перед городом были остановлены московскими полками, к которым на помощь пришли войска Новгорода и Твери. Князь Даниил сумел договориться с тверским князем, а новгородцев и просить не пришлось – они не хотели платить завышенную дань Владимиру. Силы были равны, а воевать со своими владимирские воины не хотели. Заносчивый Андрей Александрович не посылал посольство о споре в Золотую Орду, но Даниил Московский уже получил ответ великого хана. Ответ готовили ордынские чиновники, получившие большие московские подарки, – «разбирайтесь между собой сами без задержки и уменьшения наших даней».

Великий владимирский князь отозвал полки, не имевшие шансов на победы, и собрал общерусский княжеский съезд «по проблемам Переяславля». Съезд не решил ничего – Москва заявила, что не отдаст Переяславль никогда и ни за что, а наглого владимирского князя никто из князей не поддержал. Великий князь послал в Золотую Орду посольство с подарками, вдвое большими, чем московские, но время было уже упущено. Владимирское посольство не успело дойти до Сарая, как в нем в результате очередного сопровождавшегося резней заговора сменился великий хан. Владимирцев просто ограбили, не допустив к хану – Орде было не до мелких пограничных споров в дальнем улусе. Через год великий владимирский князь умер, и Переяславское княжество окончательно осталось за Москвой, усилив ее экономическую и политическую мощь на порядок. Именно это присоединение позволило вскоре Москве победить Тверь за высшую власть на Руси. Большое значение также имело то, что Даниил Московский много сил отдавал созданию сильного и профессионального войска. Из Чернигова он принял знатного боярина, приведшего с собой почти тысячу тяжеловооруженных всадников. Вскоре атакующую мощь «маленькой крепости на горе» составила знаменитая московская кованная рать.


За тридцать лет небольшой пограничный город стал центром большого отдельного княжества. Только смерть Даниила Московского в 1303 году помешала ему стать по старшинству великим владимирским князем. После смерти первого московского князя по тогдашнему лествичному праву князья Москвы потеряли право на великое владимирское княжение. Дети Даниила не согласились со статусом удельных князей. Внук Александра Невского Иван Калита начал борьбу за великий стол. В борьбе с новым великим, теперь тверским князем, Москву поддержал Новгород.


Нельзя по княжескому закону – можно по воле Орды! Новый московский князь Юрий Данилович женился на Кончаке, сестре могущественного великого хана Золотой Орды Узбека. Через год в бою он с женой был взят в плен тверичами и владимирцами. Вскоре в тверском плену при загадочных обстоятельствах Кончака неожиданно умерла. Узбек, при захвате власти зарезавший всех своих родных, не простил великого тверского и владимирского князя Михаила.

Московский князь Юрий несколько раз спасал Великий Новгород, бился со шведами и немецкими рыцарями. В 1323 году Юрий Данилович осаждал шведский Выборг, построенный на новгородской земле. Он поставил «на Неве, на Ореховом острове» городок, впоследствии названный Шлиссельбургом. Ярославичи всегда стремились к Балтийскому морю. Через четыре столетия их потомок Петр осуществил мечту своих предков и стал Великим.


Великий тверской князь несколько раз штурмовал Москву, пытаясь убрать отчаянных политических конкурентов. Многие правители в борьбе за власть не считали трупов своих подданных, а обществу говорили о необходимости силой добиваться единства в стране, для ее процветания и величия. Третья осада Москвы чуть не окончилась победой великого князя.

Тверское войско, в несколько раз превышавшее московское, почти прорвалось в город. Отчаянная рубка шла у всех московских ворот. Уверенный в победе Михаил Тверской бросил на главные башенные ворота весь свой резерв и приказал трубить победу в бою, продолжавшемуся уже несколько дней. В этот момент прямо в лоб свежим тверским полкам вынеслась московская кованная рать. Сумасшедший удар удержать было невозможно и мгновенно вырубленные нападающие воины просто исчезли. Преследовать деморализованные тверские полки москвичи не стали. Ярость и боевое мастерство московских воинов и командиров отмечали многие историки средневековой Руси.

Через год в Золотой Орде по приказу Узбека был казнен Михаил Тверской. Еще через год в Сарае его сыр зарубил московского князя Юрия. В 1314 году московским князем стал Иван Данилович Калита. Многие исследователи писали о том, что московские князья в борьбе за власть исповедовали принцип «цель оправдывает средства». Правил и законов в борьбе за власть не соблюдали ни до, ни после XIV века. Многие государственные деятели всех времен и народов давно доказали, что если не бить врага его оружием – погибнешь. А многих доблестных рыцарей, непобедимых на поле брани, обычно убивали в спину.


При Иване Калите в Москву переселился владимирский митрополит Петр. Через несколько лет столица Московского княжества стала церковной столицей Руси.

Иван Калита сам собирал дань для Золотой Орды – этого добился еще его дед Александр Невский. Однако до правления Ивана Даниловича напрямую дань в Орду возили поодиночке все русские удельные князья. Теперь только одна Москва собирала со всех княжеств налоги и возила в Сарай. Некоторые исследователи утверждали, что московский князь брал с уделов втрое больше положенного. Золотая Орда часто требовала у Москвы внеплановых платежей на свои нужды. Деньги в Сарай шли из того же ордынского выхода.

У великого московского князя был большой талант финансиста и администратора. В Москве при нем торговали купцы со всего мира. Сами москвичи торговали по многим европейским и азиатским городам. Еще отец Ивана Калиты отбил у Рязани Коломну. Москва получила свой первый беспошлинный речной порт на Оке. Князь Иван редко воевал, увеличивая свои владения при помощи покупки земель.

Московские князья хорошо запомнили завет Даниила Александровича: «На новые земли казны не жалеть!» Самый талантливый из них присоединил Можайск, купил Серпухов, Каширу, Углич, Кострому, Звенигород, Галич, Белозерск, подчинил Ростовское княжество. Ростовские бояре попытались снять «тяжелую московскую руку», но Иван Калита ввел в Ростов свои полки – для защиты своей дочери, ранее выданной за ростовского князя. Чуть позже Иван Калита купил Ростов. В Москву на службу к великому князю поехали великие бояре со всей Руси, на порядки усилив Московское княжество.

Иван Калита покупал вотчины у обедневших удельных князей, «за подарки» согласовывая каждое приобретение с Сараем. Серебро Москвы частыми обозами шло в Золотую Орду, чиновники которой сквозь пальцы смотрели на усиление Московского княжества. Не было бы в Сарае московского серебра – тут же был бы дан ход доносам на Ивана Калиту. Доносов всегда было в избытке – князья Рюрикова дома не жалели дорогую бумагу для борьбы с Москвой.


Могла ли Москва великого князя Ивана Калиты победить Золотую Орду за полвека до Куликовской битвы? Боевая и экономическая мощь Московского княжества уходила на борьбу с междоусобицами Рюриковичей, с набегами крестоносцев, с походами Литвы. В 1321 году великий князь литовский Гедимин взял Киев, почти все русские города от Чернигова до Курска были заняты литовскими отрядами. Ни о какой вооруженной борьбе с все еще могущественной Золотой Ордой не могло быть и речи.


Дело Ивана Калиты продолжил его сын Симеон Гордый. После похода московских полков под Смоленск сына Ивана Даниловича стали называть «Великим князем всея Руси». Столица русских земель из Владимира была перенесена в Москву. Великое княжество стали называть Московией, а русских – московитянами. История Москвы превратилась в историю России.

Московские князья фактически подчинили себе Новгород, перекрывая подвоз хлеба в северный город. Они взяли верх над Рязанским княжеством во главе с талантливым великим князем Олегом. Развитие Руси на десятилетия остановила чума, в 1352 году занесенная из Индии в Европу. В некоторых русских городах не осталось ни одного человека. До нас дошло духовное завещание великого князя всея Руси Симеона Ивановича Гордого, погибшего от чумы в 1353 году: «Слушать владыку Алексея и старых бояр, дабы не перестала память родителей наших и наша свеча бы не угасла».


В 1359 году во главе Московского княжества встал девятилетний внук Ивана Калиты Дмитрий. Династию и будущее России спасли митрополит Алексей и Сергий Радонежский.

Происходивший из древнего боярского рода Алексий – «человек огромного ума, большого такта, широкого политического кругозора» – стал фактическим правителем государства. Большое значение имело то, что Алексий, как верховный глава русской церкви, имел широкую поддержку православного населения и обладал реальной властью над всеми русскими князьями.

Во главе Московского княжества встала духовно-боярская власть, партия государственников. На объединение Руси никто казны не жалел. Знаменитый подвижник Сергий Радонежский своим огромным нравственным авторитетом поддерживал создание единой державы.

С трудом победивший конкурентов от других княжеств на митрополичий престол, Алексий несколько раз побывал в Константинополе и Золотой Орде. Он поставил на русские кафедры более двадцати епископов. Митрополит Алексий подготовил победу Руси на Куликовом поле. Задача была неимоверно трудной, ибо в других княжествах больше беспокоились о доходах. Борьба с татарами считалась невозможной. Правда, так думали не все. Великий князь Рязанский Олег впервые после батыева нашествия разбил большой ордынский отряд в сражении у Шишовского леса.

Исповедуя принцип единства Руси под властью Москвы, московские князья начали усиливать свою власть до степени царской. В 1374 году была ликвидирована должность тысяцкого, тогда же в Москве была первая казнь знатного боярина, произведшая сильнейшее впечатление на народ.


Подготовка к освобождению от ига Золотой Орды осложнялась борьбой с Великим княжеством Литовским.

В 1345 году великим князем литовским стал Ольгерд Гедиминович. В том же году он отправил в Золотую Орду посольство «возбуждать» великого хана против Москвы. Узнавший об этом московский князь тотчас послал свое посольство в Сарай: «Ольгерд опустошил твои улусы и вывел их в плен; теперь то же хочет сделать и с нами, твоим верным улусом, после чего, непомерно усилившись, восстанет и на тебя самого». Хан выдал литовское посольство Москве. Ольгерд попросил вернуть послов и московский князь пошел ему навстречу.

Ольгерд вел упорную и успешную войну за расширение Великого княжества Литовского. В Трокайской и Рудавской битвах были разбиты крестоносцы, в 1363 году в битве у Синих Вод Ольгерд разгромил войска Золотой Орды. Литовцы захватили часть черниговско-северских земель, уделы в бассейнах рек Днестра и Днепра, Киевскую, Подольскую и Волынскую земли. Великий князь литовский подчинил Смоленское княжество, пытался распространить свое влияние на Новгород и Псков, но успеха не добился. Поддержанный Тверью, Ольгерд трижды доходил до Москвы и штурмовал Кремль, был с уроном отбит, но московские волости разорил.


В январе 1358 года в Киев поехал митрополит Алексий. Его пастырский визит закончился очень быстро. Он был обманом захвачен Ольгердом и год просидел в киевской земляной тюрьме. Последние три месяца ему не давали еды, ожидая его смерти, но православные киевляне тайно передавали в яму еду. Уже был назначен день убийства митрополита, отказывавшегося, несмотря ни на что, переносить кафедру в Киев и покориться воле Ольгерда. В результате специальной операции элитный отряд дружинников ночью выкрал Алексия из центра Киева и благодаря заранее подготовленным подставам быстро пошел на Москву. Ольгерд пришел в ярость и его лучшие воины сумели несколько раз догнать митрополичий поезд – обессиленного Алексия не могли очень быстро везти в люльке между двух коней. Русские бойцы понимали, что везут будущее страны. Они не оставляли заслонов, а разворачивали весь отряд и отбрасывали литовцев. Ярость москвичей и их боевое мастерство не позволили отчаянным литовцам отбить и убить надежду России. Поредевший отряд героев, прошедший с бешенными сшибками невозможную тысячу километров, вошел в Москву и измученный Алексий силой воли смог выжить. Усиленная лучшими рыцарями погоня Ольгерда была целиком стерта с лица земли заслонами московского князя, расставленными по всей русско-литовской границе. Пленных разъяренные москвичи не брали ни за какой выкуп и позднее Ольгерду не хватило элиты для управления страной, что послужило одной из причин фактической потери независимости Великим княжеством Литовским после подписания Кревской унии 1385 года сыном Ольгерда.


Борьба с Литвой дополнялась противостоянием Москвы и Твери. Дело осложнилось личным конфликтом. Тверской князь, прибывший на переговоры в Москву под гарантии безопасности московского князя и митрополита, под надуманным предлогом был взят в плен и посажен в тюрьму. Москва вынуждена была отпустить тверича только после грозного оклика из Золотой Орды.

Эта бессмысленная ошибка московских властей сильно ударила по престижу княжества.

В 1372 году Михаил Тверской купил в Золотой Орде ярлык на великое владимирское княжение. Московские полки встали у Переяславля и не пустили сопровождаемого татарским отрядом тверского князя даже во владимирские земли. Через три месяца Москва заплатила в Сарае больше Твери и перекупила ярлык. В конце 1374 года в Переяславле прошел княжеский съезд, в котором участвовали все князья Северо-Восточной Руси, кроме тверских владетелей. По решению съезда двадцать русских князей пошли на Тверь. В сентябре 1375 года в результате осады упрямый город сдался и Михаил Тверской отказался от притязаний на великое владимирское княжение. Через два года умер Ольгерд Гедиминович, и Москва смогла начать открытую борьбу с Золотой Ордой, которой руководил эмир Мамай, не являвший Чингизидом, но от этого не менее опасный. Через три года московские послы могли сказать правителям Золотой Орды – «Не ходите на Русь, там живет ордынская смерть!»


Митрополит Московский и всея Руси Алексий скончался в феврале 1378 года. Через полгода на реке Вожже московские полки разбили татарскую орду мурзы Бегича. В победном бою над татарами участвовал и Олег Рязанский, чьи полки и до этого прикрывали московские земли.


В 1380 году начался большой карательный поход золотоордынского войска эмира Мамая на Русь. Мамаю не удалось подчинить себе всю Золотую Орду, в которой ему противостоял Тохтамыш. Но и без него войско Мамая было ужасающим. Для похода на Русь Мамай собрал татар, ясов, касогов, генуезскую панцирную пехоту. Мамай должен был победить – в случае поражения у эмира не было шансов остаться у власти, за его спиной стоял законный хан Тохтамыш.

Ситуация в Северо-Восточной Руси была сложной. Еще митрополит Алексий получил у золотоордынского хана Джанибека грамоту, по которой великое княжение в русских землях стало наследственным правом князей Московского дома. Дмитрий Донской собрал против Мамая только ростовских, ярославских, белозерских князей. Он обратился за поддержкой в Новгород Великий и Нижний, но поддержки не получил. Тверь, обиженная Москвой, в союзники не годилась. Несмотря на это, войска, собранные Москвой, были очень значительны.

Мамай договорился о совместном походе на Москву с великим князем литовским Ягайло Ольгердовичем. Два союзника договорились встретиться на реке Оке в начале сентября 1380 года. Этого не произошло. Дорогу литовскому войску перекрыла рать великого князя Рязанского Олега, несмотря на угрозу уничтожения его княжества не пошедшего в подручники к Мамаю. Мамаю с наемниками предстояло идти в битву без литовцев, но он этого еще не знал. На войско Золотой Орды из Москвы шли кованные московские полки, ополчения и дружины почти сорока городов, ярославцы, ростовчане, белозерцы, тарусские, елецкие, стародубские, моложские, оболенские, брянские, новосильские полки, добровольцы из Суздаля, Новгорода, Пскова, Твери Смоленска, Литвы и Беларуси. Военные историки оценивают московскую рать в 50 000 воинов. У Мамая войск было вдвое больше.

8 сентября 1380 года два войска встали друг против друга на Куликовом поле.

Основным тактическим соединением русских ратей были полки. Полковое построение в сражении позволяло маневрировать, создавать эшелонированный в глубину и по фронту боевой порядок, прикрывать друг друга. Впереди стоял сторожевой полк, за ним передовой. Линию фронта составили большой полк и полки правой и левой руки. За большим полком стояли резервные дружины. За левым флангом расположился засадный полк. Русские полки стояли тесно, глубина фронта скорее всего достигала двадцати воинов.

О построении войск Мамая ничего не известно. Обычно татары строились в две линии, впереди шел авангард из легкой конницы. В центре находилась пехота, по бокам – левое и правое конные крылья. Сзади располагался резерв.

Авангард войск Золотой Орды атаковал русский сторожевой полк. Смяв и почти уничтожив авангард русских войск татары атаковали основные силы Московского княжества. Мамай не мог использовать свое численное преимущество – русские фланги защищались болотистыми оврагами и небольшими речками. Сражение развернулось по всему фронту. Большой полк и правое крыло русских не сдвигалось с места ни на шаг и Мамай приказал бросить все силы на левый фланг, за которым находилось большое поле для маневра и атаки с тыла русских позиций. Сражение отличалось большим ожесточением: «бысть брань крепка и сеча зла зело». На русском левом фланге сосредоточилась большая масса войск. Русские дружины медленно стали подаваться назад. В строю образовались бреши и Мамай усилил натиск. Бреши были закрыты резервным полком и задними шеренгами большого полка. Эмир Золотой Орды бросил на левый фланг русских стратегический резерв. Фронт был прорван и в образовавшуюся брешь хлынули татарские воины. Прорвавшиеся татарские всадники подставили свой фланг и тыл под удар засадного полка во главе с талантливым военачальником Дмитрием Боброком-Волынским.

Сильнейший удар лучших русских дружин в свою очередь опрокинул татар, которые начали беспорядочное наступление. Русские войска перешли в наступление по всему фронту. Татары откатывались везде, в потрепанных туменах начинался хаос. Мамай бросил в контратаку личную гвардию, но было уже поздно – удержать атаку русских полков, почувствовавших вкус победы, было невозможно.

Воины засадного полка гнали растрепанное татарское войско до реки Мечи, находившейся на расстоянии сорока километров от поля боя. Все ужасная битва продолжалась около четырех часов. Потери с обеих сторон были огромны.

Победа Руси во главе с Москвой над Золотой Ордой Мамая имела огромное значение для русских земель и произвела большое впечатление в Европе. Выдающийся российский историк Лев Гумилев писал: «Суздальцы, владимирцы, ростовцы, исковичи пошли сражаться на Куликово поле как представители своих княжеств, но вернулись оттуда русскими».


Сведения о начальном этапе российской истории очень скудны. В 1382 году при пожаре в Москве погибло большое количество русских летописей. Рассказ о событиях каждого года начинался словами «В лето...» – отсюда и появилось название «летопись». Повествование в них велось по годам хронологической последовательности.

Большинство летописей дошло до нашего времени в виде летописных сводов, в которые были соединены в единое повествование отдельные летописные записи, акты, повести, жития святых. Летописцы являлись учеными, писателями, публицистами. Они соединяли в своих трудах работы предшественников, дополняя их и давая свое видение. Древнейшие летописи XI – XII веков сохранились только в позднейших списках. Древнейшим летописным датированным списком является краткий летописец константинопольского патриарха Никифора, дополненный статьями о русской истории до 1278 года. Наиболее известным летописным сводом стала «Повесть временных лет», оканчивающаяся 1110 годом. Первоначальная редакция «Повести», автором которой считается монах Киево-Печерского монастыря Нестор, не сохранилась. В Киевской Руси главное летописание велось в Печерском и Выдубецком монастырях и при великокняжеском дворе. Южнорусские тексты сохранились в Ипатьевской летописи. В XII – XIII веках основными центрами летописания стали Владимир, Суздаль, Ростов и Переяславль, Новгород, в XIV – XV веках летописи активно писали в Новгороде, Пскове, Твери, Ростове и Москве. Политика великих московских князей отразилась в Московском своде 1479 года, Воскресенской летописи, «Царственной книге», Никоновской летописи. Потеря и гибель летописей в пожарах и войнах всегда были невосполнимой утратой для исследователей.


В 1392 году к Москве было присоединено Суздальско-Нижегородское княжество. Тверь, не поддержавшая Москву в борьбе с Золотой Ордой, быстро теряла политическое значение. Конкурировать с Москвой за высшую власть на Руси было некому.

Политическую власть Московского княжества поддерживала и усиливала ее экономическая мощь. Через реки Истру у Волока Ламского соединялись реки Волга и Ока. По Яузе и Клязьме шла западно-восточная торговая дорога. «Великая владимирская дорога» начиналась от Кучкова поля. Через Москву торговали Чернигов, Киев, Переяславль-Залесский и Ростов. Новгородское купечество торговало с Поволжьем через Москву. Литва, Польша, Смоленск по московским дорогам торговали с Востоком и Азией. Со всех окрестных земель съезжались купцы в Москву и отправлялись торговать в Крым, в Сурож.

Через Москву шли множество торговых путей, но все они были транзитными. Московское купечество стремилось захватить и конечные пункты, чтобы не зависеть от политической конъюнктуры. Для достижения своих целей московские князья использовали военные походы, покупки, захваты с помощью Золотой Орды, договоры с удельными князьями и иммиграционную экспансию.


Превращению Московского княжества в Русское государство помешала междоусобная распря в Московском княжеском доме, едва не закончившаяся гражданской войной.

После смерти великого князя Василия Дмитриевича в 1425 году на московский престол вступил его десятилетний сын Василий. Право на власть предъявил и второй сын Дмитрия Донского Юрий. Родственники с трудом договорились, но хрупкий мир между московскими князьями взорвала мать молодого великого князя. Во время свадьбы своего сына великая московская княгиня Софья Витовтовна несправедливо обвинила в воровстве его двоюродного брата Василия Юрьевича и прилюдно сорвала с него драгоценный золотой пояс. Разгоревшийся скандал закончился тем, что Юрий Дмитриевич Галицкий с сыновьями Дмитрием Шемякой и Василием Косым силой овладели Москвой и согнали Василия Васильевича с великого княжения. Сын Дмитрия Донского дважды разбил его внука и казалось, что великий стол для Василия и его матери Софьи Витовтовны был потерян навсегда. Внезапно Юрий Галицкий умер и князь Василий вернул Москву. В сражении он разбил детей Галицкого, захватил в плен и ослепил Василия Косого. В княжеской среде это вызвало ужас. Незадолго до этого Юрий Галицкий также взял в плен князя Василия, но только отправил его в Коломну, где его конкурент спокойно собрал силы для возвращения великого стола. В результате кровополитной борьбы Дмитрий Шемяка вероломно захватил великого князя Василия Васильевича, ослепил его и сослал в Углич. Победить Дмитрию Шемяке помог бывший великий боярин Василия Иван Всеволжский, обманутый и оскорбленный бывшим сеньором.

Дмитрий Шемяка сел на московский великий стол. Через год его атаковал поддержанный татарами Василий Васильевич, разбил Шемяку и в 1447 году победоносно вернулся в Москву. Через три года ушедший в Новгород Дмитрий Шемяка был отравлен.

Государь Иван III Грозный

Будущий Иван III родился в Москве 22 января 1440 года. Старший сын Василия Васильевича Темного и княгини из рода героя Куликовской битвы Владимира Серпуховского-Храброго уже при жизни отца стал его соправителем. На следующий год после смерти отца в 1462 году Иван III присоединил к Москве Ярославское княжество.

Свое правление Иван Васильевич начал с реорганизации власти.

В XV веке государственная власть в Московском княжестве, окруженном чужими уделами, принадлежала великому князю и его совету из двух десятков наиболее знатных бояр, позднее ставшему боярской думой. Управление Московским княжеством осуществлял Государев двор, включавший бояр из княжеского совета, дворецких, больших дворян, дьяков, дворян из уездов. Государев двор постоянно расширялся, от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Чиновная иерархия Государева была гарантирована местничеством – системой регулирования служебных отношений. Она была основана на том, что взаимное соотношение родов должно всегда оставаться в равновесии. Само слово «местничество» произошло от обычая считаться «местами» на службе и даже за столом. Место зависело от «отечества», «отеческой чести», которая слагалась из родословной и служебной карьеры служилого человека и его предков. Местничные споры разбирали великий князь и совет бояр, позднее Боярская дума.

Первоначальное положение рода в Москве зависело от его положения в момент перехода на службу к великому князю. Первыми были потомки великих и удельных князей. На иерархической лестнице они всегда стояли выше нетитулованных княжеских бояр, хотя те и веками служили московским князьям. Удельные бояре были еще ниже. Каждый член двора имел строго определенное положение в служебной иерархической системе. Если кому-нибудь удавалось подняться выше, то это влекло за собой повышение его потомства и понижение тех, кого «пересели». Князья и бояре упорно сопротивлялись таким понижениям. Пробиться через этот частокол «худородному» таланту было невозможно. Даже гедиминович и герой Куликовской Битвы князь Дмитрий Боброк-Волынский и Рюркович и герой войны с Польшей 1612 года князь Дмитрий Пожарский не смогли этого сделать. Местничество было отменено только в 1682 году, нанеся колоссальный ущерб управлению, идеологии, экономике, культуре государства.


Княжескими землями и хозяйством ведал дворецкий, высший чин Государева двора. Центральными исполнительными органами Московского княжества стали дворцы. При Иване III они контролировали деятельность местных властей, выполнение натуральных повинностей населением, следили за землепользованием, выдавали тарханные, льготные грамоты. Главным органом стал Большой дворец, ведавший большинством городов и бывших уделов.

Дворцовое управление делилось на пути, что означало «прок, выгода, доход». Пути ведали определенными отраслями в дворцовом хозяйстве. Главный путь конюшего ведал княжескими табунами, стадами и лугами, путь ловчего занимался звериной охотой, сокольничий – охотой птиц, стольничий – рыбной ловлей, садами и огородами, чашничий – бортничеством. Пути возглавляли путные бояре, которым подчинялись путные слуги, сокольники, кречетники, бобровники, бортники, садовники, огородники. Дворцы и пути просуществовали до середины XVI века, когда были заменены приказами.

Дворцовыми министрами и судьями стали введенные бояре. Казначей ведал княжеской казной, куда кроме денег входило и все ценное дворцовое имущество – золотые сосуды, цепи, кресты, драгоценные камни и меха. Боярину-казначею подчинялись все казначеи и тиуны, ведавшие княжескими деньгами и имуществом, находившимся в других городах. Казна контролировала взимание прямых общегосударственных налогов, таможенных сборов, выполнение ямской повинности, несение службы пушкарями и пищальниками, активно участвовала в посольских делах. Путь Казны был центром государственного делопроизводства и ведал великокняжеским архивом.

Казну возглавляли два боярина-казначеи, руководившие печатниками и даже некоторыми промысловыми отраслями дворцового хозяйства.

Великий князь лично давал поручения боярам, под которые и создавались государственные органы. Их функции всегда пересекались и дублировались. Бояре часто старались брать на себя несвойственные их должностям функции, что увеличивало их вес в иерархии, но ухудшало управление государством.

После путных и введенных бояр очень высокой стала должность окольничего. Они сопровождали великого князя во всех его поездках и походах. Окольничие готовили стоянки для князя, ведали состоянием дорог и мостов. Вместе с боярами окольничие являлись членами княжеского совета, позднее думы. Они часто назначались воеводами, их обязанности постоянно расширялись. Звание окольничего получили члены семидесяти трех знатных родов.

Следующие по иерархии чины стольников и стряпчих давались только избранному московскому дворянству. Низшим придворным званием стал чин жильца.

Первоначально стольники служили за столом, затем делали это только в особо торжественных случаях. Они служили у великих князей «в комнатах», сопровождали их в поездках, назначались воеводами и послами.

Наименование «стряпчий» произошло от слова «стряпать» – делать, работать. Стряпчие дежурили при царе, назначались в войска, в городскую администрацию, служили в путях, во дворцах. Стряпчие при великом князе ходили со «стряпней» – шапкой, полотенцем, в походах везли его меч, саблю, панцирь, поддерживали его возок на ухабах. Только в XVIII веке стряпчие стали судебными чиновниками, адвокатами, помощниками прокуроров.

Жильцы составляли великокняжескую и царскую гвардию, входили в состав Государева полка, сопровождавшего государя в походах и на войне. Жильцы жили около Государева двора – отсюда и пошло их название. Комнатные жильцы сменами по сорок человек охраняли государевы хоромы и палаты, посылались гонцами. Жильцы комплектовались из провинциальных дворян и детей боярских. Так называли потомков бояр, наследников из измельчавших вотчин. При Иване III при вступлении дворянина на службу ему открывался путь почти ко всем чинам и должностям. Он не имел права отъезда и землю получал только как временное поместье, пока служил государю.

Кравчий наблюдал за всем, «что до государева стола относилось», за едой и питьем, он отвечал за охрану здоровья великого князя. Во время парадных обедов кравчий стоял за стулом великого князя, наблюдая за стольниками, пробовал княжеские блюда перед подачей их на стол. В качестве награды по приказу князя он рассылал кушанья и напитки домой боярам и окольничим. В кравчие назначались представители наиболее знатных родов и находились на этой должности не более пяти лет.

Постельничий ведал государевой постелью, личной княжеской казной, мастерской палатой, в которой шили одежду и белье великого князя. Ему подчинялась слобода, шившая полотно и холсты для княжеского двора. Постельничий был ближайшим слугой великого князя, ему подчинялись стряпчие и спальники. Он ведал личной канцелярией государя, хранил печать «для скорых и тайных царских дел».

Ловчий руководил зверевой охотой великого князя, ему подчинялись охотники, псовники, псари, выжлятники, корытные, зверовщики, медведчики. Ловчий руководил сокольничим, ведавшим птичьей охотой – соколами, кречетами, ястребами. Ловчий ведал ясельничими – конюхами, стремянными.


При Иване III иерархия чинов делилась на три группы – бояре и окольничие; стольники, стряпчие и московские дворяне; жильцы, дворяне, дети боярские. Всех называли служилыми людьми «по отечеству» и «по прибору». Все они являлись лично свободными людьми, были обязаны государю военной или административной службой, имели право владеть крестьянами и землей. Служилые люди «по отечеству» составляли наследное сословие землевладельцев, обязанных службой и свободных от налогов. Служилые люди «по прибору» нанимались на службу. Из них набирались пушкари, пищальники, ямщики, позднее стрельцы, дьяки и подьячие. В этот слой общества постоянно вливались новые люди. Служилые люди «по прибору», служившие от 15 до 60 лет, селились особыми слободами и получали казенные земельные наделы. Они не имели крестьян и холопов, были свободны от податей, часто занимались торговлей и промыслами.

Большим сословием являлись свободные крестьяне – «люди черные» и горожане – «люди земские». Черные люди владели землей и платили великому князю подати – тянули тягло.


Во главе Московского великого княжества стоял Иван III Васильевич, в 1492 году впервые названные «Государем и самодержцем всея Руси».

Со времен Киевской Руси слово «государь» обозначало человека властного, но распространялось на все слои общества, включая и главу семьи, крепкого хозяина, господаря, землевладельца. С середины XIV века слово «государь» начали использовать для титулования носителей верховной власти. Великие князья всегда были крупными землевладельцами и рачительными хозяевами, а следовательно – государями. С этим титулом постепенно соединилось представление о неограниченности власти великого князя – государя. Со времени Ивана III великие московские князья начали считать себя самодержавными правителями, властителями по Божьему соизволению. Государями называли себя и российские цари, а с 1724 года «государь» стал кратким титулом императора России.


При Иване III Васильевиче одну из ведущих ролей в государстве начали играть дворяне, быстро превратившиеся в многочисленное сословие.

«Люди двора» упоминались в исторических источниках с начала XIII века. Этим словом обозначали людей, находившихся на содержании князей на княжеском, Государевом дворе и обязанных господину службой. Немного позже дворянами стали называть и слуг крупных бояр-вотчинников.

«Отчины» возникли в Х веке, как наследственно-семейная собственность князей, бояр, церкви. Вотчины делились на родовые, выслуженные и купленные, увеличивались за счет освоения или присоединения новых территорий, пожалований, обмена, купли. Владельцы вотчины обладали тарханными, «несудимыми» грамотами, по которым они судили, собирали налоги, обеспечивали порядок без права вмешательства княжеской власти.

За свою службу у князя или бояр-вотчинников дворяне получали поместья – землю в пожизненное пользование. Как государственная собственность, поместья не могли продаваться, но обычно оставлялись за родственниками погибшего или умершего помещика – при условии продолжения службы «конно, людно и оружно». Вскоре на одну вотчину приходились три поместья. Различия между поместьями и вотчинами постепенно стирались. Вотчины покупались, поместья дарились, как вотчины. Указ Петра Первого от 23 марта 1714 года юридически оформил слияние вотчины и поместья в имение, как «недвижимое имение – вотчина».

С XV века поместная усадьба имела специальную сторожевую башню – повалушу, деревянного трехэтажного сруба. Низ башни использовался как жилые и хозяйственные помещения. Верхние этажи, соединявшиеся с нижними через люки-западни, были приспособлены для боя. Юридической процедуры пожалованья дворянства с документальным подтверждением не существовало.


Войско Ивана III состояло из иррегулярной дворянской конницы, отрядов служилых князей и бояр, служилых казаков, пушкарей и пищальников, называемых «нарядом» и «посошной рати» – ополчения из крестьян и горожан. Главной частью войска стало поместное ополчение дворян и детей боярских. Войско делилось на пять полков – большой, правой руки, левой руки, передовой и сторожевой. В небольшие походы уходили три полка – большой, передовой и сторожевой.


Местное управление в Московском княжестве осуществлялось наместниками, назначавшимися великим князем. Наместники управляли, судили, собирали подати, имели свою администрацию и гарнизоны. Наместничья служба обычно являлась наградой, пенсией за военную службу князю. Главной обязанностью наместников был сбор даней и податей, выполнение различных княжеских поручений. Наместники следили за порядком, расследовали преступления – «душегубства, разбои и татьбу». Суд составлял один из главных источников дохода князя и наместника, подчиненных ему тиунов, приветчиков, доводчиков.

На злоупотребления наместников шли многочисленные жалобы. В 1497 году Судебник Ивана III ограничил судебные полномочия наместников, передав часть их полномочий представителям местного населения. За все виды судебной деятельности были установлены конкретные суммы пошлин. С середины XVI века наместников стали заменять воеводами.

12 ноября 1472 года Иван III женился во второй раз. Женой великого московского князя стала двадцатипятилетняя византийская царевна Софья Палеолог, племянница последнего императора Византии Константина, погибшего в 1453 году при захвате Константинополя турками.

Софья Палеолог никогда не была в Константинополе. Она всю жизнь прожила под покровительством папы в Риме. Женитьба на родственнице Палеологов значительно усиливала позиции Ивана III как внутри страны, так и за границей. Тридцатилетний великий князь и государь всея Руси, пока еще бывшей под властью Золотой Орды, становился преемником византийских императоров и единственным оставшимся православным правителем. Византийская карта в политической игре Московского государства за суверенитет стала одним из главных козырей гениального Ивана III, впервые в Северо-Восточной Руси создавшего огромное централизованное государство. Из Рима через Любек, Равель, Псков и Новгород византийская царевна прибыла в Москву.


Мнение многих исследователей, что именно с Софьей Палеолог на Русь пришли византийские коварство, интриги, изощренная двуличная политика, неверно. Политика князей Московского дома никогда не была простой и примитивной. Самый страшный хан Золотой Орды Узбек заявлял Ивану Калите, что очень хитрый и умный князь создавал могущественное государство, чтобы получить независимость от монгольской верховной власти. Судьба Москвы и Руси часто висела на волоске – волоске жизни ее великих князей. Если бы в споре за власть на русских землях победило бы Тверское княжество, то оно вывело бы Русь на Куликово поле намного раньше времени. Еще не родившееся Русское государство было бы тут же уничтожено беспощадным ударом могущественной тогда Золотой Орды. Москва выждала, собрала все силы и ударила насмерть. Если бы в 1453 году за константинопольскими стенами сидел Иван Калита, турецкому султану осаждать их было бы просто бесполезно. С середины XIV века многие государи пытались изучать методы и формы власти в Московском княжестве – для перенимания новых талантливых идей и обычного затем удара в спину. Получалось не очень. Выдающийся российский историк В. О. Ключевский однажды сгоряча назвал московских князей серыми посредственностями, неотличимыми друг от друга, впрочем, сразу же себя и опровергнув. Князья Московского дома, вошедшие в историю со звонкими именами Гордый, Красный, Храбрый, отчаянно работали над созданием российской государственности, часто от переутомления не доживая до сорока лет. Именно их труды позволили России пережить Ивана Грозного, сломавшего русский национальный характер, и Смутное время начала XVII века. Именно на основе их достижений Петр Великий, гениальный продолжатель и наследник дел Александра Невского, Ивана Калиты и Ивана Третьего, – создал великое государство.


Иван III прекрасно знал механизм власти двух исчезнувших империй – Византии и Золотой Орды. В 1474 году он купил вторую половину Ростовского княжества. Наступил черед Великого Новгорода.

Яжелбицкий договор 1456 года почти установил новые юридические нормы во взаимоотношениях Москвы и Новгорода, боярам которого уже не удавалось просто откупаться от москвичей. В Новгороде уже несколько лет действовал княжеский суд, принимавший жалобы обиженных новгородцев. Вече было лишено статуса высшей судебной инстанции. В городских документах уже часто ставили великокняжескую печать.

Иван III несколько лет готовился к решающей схватке с боярской республикой. Поводом к ее разгрому послужил Новгородско-литовский договор 1471 года, ставший попыткой Новгорода перейти под власть Великого княжества Литовского. Война продолжалась меньше двух месяцев. После разгрома новгородских войск в Шелонской битве стало окончательно ясно, что новгородский колосс держится на глиняных ногах. Народ давно перестал поддерживать зарвавшуюся новгородскую олигархию. Иван III казнил руководителей «литовской партии» и Новгород Коростынским договором 1471 года был почти присоединен к Москве. Тогда же Великая Пермь также была присоединена к государству Ивана III.

Зимой 1477 года Иван III с войсками всей Русской земли встал у новгородских стен, но в город входить не стал. Разбушевавшееся народное вече сцепилось с боярскими олигархами. В начале 1478 года новгородцы присягнули великому князю – «вечу и колоколу не быть, посаднику не быть, а государство все князю держать!» В феврале новгородские олигархи во главе с Марфой Борецкой были отправлены в Москву, а их земли конфискованы. В течение последующих десяти лет тысячи богатых новгородцев были заменены москвичами и владимирцами. Ликвидация боярской республики была завершена зимой 1480 года арестом выборного новгородского архиепископа Феофила, обвиненного в контактах с католиками. Новгород пал и все северные земли России были присоединены к Московскому княжеству – «и привезен был вечевой колокол в Москву, и вознесли его на колокольню на площади, и стал он с прочими колоколами звонить».


Новгородская история закончилась очень вовремя. Золотоордынский хан Ахмат заключил союз с польским королем и великим князем Литовским Казимиром, направленный против Руси. Это уже было не великое государство Батыя и Джанибека. Золотая орда распалась на Большое, Казанское и Крымское ханство, в ней шла гражданская война. В 1476 году Иван III отказался платить дань хану Большой Орды и по легенде растоптал ханскую басму – отпечаток ноги хана – на глазах татарских послов. Только через четыре года хан Ахмат пошел на Московскую Русь. Ахмата встретил союз Московской Руси и Крымского ханства. Когда орды Ахмата подошли к московским границам, братья великого князя Борис и Андрей потребовали у Ивана III удовлетворения своих имущественных притязаний, начав в княжестве смуту. Они обратились за помощью к польскому королю Казимиру и тот с удовольствием вмешался в русские дела. Тут же Ливонский орден ворвался в псковские земли. Иван III боролся с Большой Ордой при наличии сильной коалиции врагов и тяжелых внутренних противоречий.

Летом 1480 года войска Ивана III пошли навстречу ордам Ахмата и блокировали переправы на Оке. Войско Большой Орды повернулось и двинулось к литовской границе на соединение с Казимиром. Русские полки успели их опередить и раньше татар заняли левый берег реки Угры, не допуская Ахмата к переправам. Москвичей было меньше, чем ордынцев и идти в открытое сражение Иван III не захотел. Он вообще старался достигать цели без пролития большой крови – к победе всегда ведут несколько путей и великий московский князь обладал искусством выбора самого бескровного и эффективного. Иван III дал несколько город своим недовольным братьям и они прислали на замерзшую Угру свои дружины. Это произошло очень вовремя – хан Ахмат атаковал Ивана Московского. Четыре дня лед Угры заливала кровь, но русские полки не сдвинулись ни на шаг. У них была сильная позиция и Ахмат попытался прорваться в других местах. Ордынцев отбросили повсюду. Великое противостояние кончилось в начале ноября, когда хан Большой Орды развернул войска и ушел в степь. Казимир войска не привел, желая ослабления хана и великого князя. Сорокадневное стояние на реке Угре закончилась победой Москвы. Ахмата зарезали той же зимой 1480 года, а через 22 года в битве у Перекопа Крымское ханство разгромило Большую Орду, которая вскоре исчезла с политической карты мира. Иван III больше не ждал ханских ярлыков. 12 ноября 1480 года стало первым днем рождения независимой Московской Руси. Этой же зимой Иван III прошел с войсками к Пскову и разбил войско крестоносцев. Разгром Ахмата и Ливонского ордена произвели большое впечатление в Европе и в будущей России. В 1483 году великий рязанский князь признал себя младшим братом Ивана III. Через два года было ликвидировано Тверское княжество. Великое Московское княжество стало общерусским. Итальянский посол докладывал миланскому герцогу: «Границы России на востоке распространяются до Татарии и Кавказа, с юга и запада она граничит с Литвой, которая находится между Россией, Богемией и Польшей. На север от России простирается большая пустынная равнина и океан».

В Москве была создана высокопрофессиональная дипломатическая служба, в столицу зачастили дипломатические миссии. Русские посольства встречали Рим, Венеция, германские княжества, Венгрия, Дания, Турция, Персия. Германский посол предложил Ивану Васильевичу королевский титул от императора Священной Римской империи и получил резкий ответ: «Мы, Божией милостью, государь на своей земле изначала, и поставление имеем от Бога, а поставления ни от кого не хотели и теперь не хотим».

Иван III соединил двуглавого орла из византийского герба с Георгием Победоносцем из московского герба. Из добытого на своем севере серебра началась чеканка монет.

В новой пасхалии 1492 года митрополит Зосима впервые назвал Ивана III «государем и самодержцем всея Руси, новым царем Константином новому граду Константина – Москве». Титул, происходивший от римского «цезарь», являлся высшим, после императорского монархического, титулом. Слова «царь, государь и самодержец» означали независимого, самостоятельного правителя, никому не платящего дани и никому не дающего ни в чем отчета.

Новая политическая теория о русском царстве, занявшем место Византийской империи, была сформулирована в посланиях старца Филофея: «Церкви старого пали неверием апполинариевой ереси. Церкви второго Рима – Константинополя агаряне секирами рассекли за то, что греки предали православную греческую веру в латинство. Московский государь – единственный царь христиан, в единое царство которого сошлись все пришедшие в конец царства. Два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не быть».

В 1498 году произошло первое венчание наследника московского престола шапкой Мономаха, ставшей символом русского самодержавия. Позднее выработался весь ритуал возведения на царство – возложение венца-короны, барм, скипетр, державы, облачение в порфиру, произнесение символа исповедания веры и миропомазание. Единодержавие стало самодержавием. Созданное в этот период «Сказание о князьях владимирских» говорило о венчании русских князей короной как продолжателей цезарского рода.

Усилению экономической мощи Московского государства способствовало развитие внешней торговли, поощряемой Иваном III. В 1466 – 1472 годах за три моря ходил тверской купец Афанасий Никитин. С конца XV века установились постоянные контакты Москвы с Кавказом, Средней Азией, Крымом.

К концу XV века в Московском государстве действовала ямская ганьба, строились дороги, создавались постоянные пути сообщения. На важнейших дорогах на расстоянии тридцати километров были созданы почтовые станции – ямы, на которых местное население поставляло подводы, лошадей, корм. Если ям стоял на реке, то перевозки осуществлялись на судах специальными людьми – ямщиками. Ям состоял из двора с несколькими избами, конюшнями, сенниками, пашней, сенокосами. Ямы действовали на дорогах из Москвы в Новгород, Псков, Муром, Серпухов, Можайск, Калугу, Брянск, Воротынск. Хорошие и благоустроенные дороги содействовали подъему внешней торговли, наполнению казны и процветанию государства. Основными экспортными товарами являлись пушнина и воск. Белку экспортировали сотнями тысяч, шкурки горностая, соболя, куницы тысячами. Большую прибыль приносил воск, стоивший в двадцать раз дороже соли. По преданию, после сожжения пограничного Ивангорода по реке из растаявшего воска можно было плыть на лодке.

В начале XVI века стали экспортировать кожу, сало, ворвань, лен, пеньку, поташ. Бояре ввозили ткани, соль, благородные и цветные металлы, сельдь, вино, орехи, сыр, пряности, лекарства. Всесторонние экономические связи Русского государства с европейскими странами постоянно росли, хотя часто сопровождались торговыми войнами.

Создавший Московское государство Иван Васильевич III оставлял своим наследникам борьбу на востоке и юге с татарскими ханствами, войну с Литвой и Польшей на западе, борьбу со Швецией и Ливонским орденом на северо-западе. Государь оставлял борьбу за выход к Балтийскому и Черному морю, дорогу «встречь Солнцу» – к Тихому океану. Эта программа на века была выполнена Строгановыми, Петром Первым, Екатериной II, всем народом. Для выполнения этой программы Московское великое княжество сменялось Московским царством, государством сословий и приказов, высшим законом в котором была самодержавная власть государя. Посол папы при дворе Ивана III Альберт Кампанезе докладывал в Рим:

«Московия занимает огромное пространство. С юга на север Московия простирается от земли руссов и Литвы вплоть до океанов Скифского и Северного. С запада она граничит с Ливонией, Балтийским морем и Лапландией. С востока она не замыкается общими пределами Европы, а простирается до Дона, составляющего границу Европы и Азии, и далее за Волгу, величайшую из рек Азиатской Сарматии.

В Московском княжестве считается до 30 000 бояр или дворян, вписаны всадниками в воинскую службу и всегда готовых к бою по воле великого князя. Сверх того государь может всякий раз, когда только пожелает собрать 70 000 пехоты из молодых людей, мужественных и вооруженных».

Послы Ивана III часто ездили в Западную Европу и привозили оттуда мастеров, художников, ремесленников. Государь смог собрать вокруг себя талантливых полководцев и администраторов. Главный теоретик коммунизма Карл Маркс писал о правлении великого московского князя:

«В начале своего царствования Иван III все еще был татарским данником. Его власть все еще оспаривалась русскими республиками. Новгород господствовал на севере России. Польско-литовское государство стремилось к завоеванию Московии. Ливонские жители еще не сложили оружия.

К концу царствования мы видим Ивана III сидящим на вполне независимом троне об руку с дочерью последнего византийского императора. Мы видим Казань у его ног, мы видим, как остатки Золотой Орды толпятся у его двора. Новгород и другие русские республики покорны. Литва уменьшилась в своих пределах и ее король является послушным орудием в руках Ивана. Ливонские рыцари разбиты.

Изумленная Европа, в начале царствования Ивана III едва ли даже подозревавшая о существовании Московии, стиснутой между Литвой и татарами, была ошеломлена внезапным появлением огромной империи на ее восточных границах и сам султан Баязет, перед которым она трепетала, впервые услышал от московитов надменные речи».


Царь, государь и великий князь всея Руси Иван III Васильевич писал продолжателям своего дела:

«Волны бьют о камни и ничего камням не делают, а сами рассыпаются пеной и исчезают как бы нам в посмеяние. Держится мое имя честно и грозно!»

Опричная ночь Ивана IV

В семилетнем возрасте будущий Иван Грозный остался сиротой. Сын Ивана III Василий перед смертью поручил своего маленького наследника попечению боярского совета. Управлять государством и сохранить власть в великокняжеской семье до совершеннолетия Ивана должны были избранные советники. Это было единственным выходом, так как вскоре дядя Ивана Юрий попытался захватить высшую власть в Московском государстве. Он проиграл в междоусобной борьбе, был захвачен и уморен голодом в тюрьме. Вскоре власть попыталась захватить мать наследника и правнучка правителя Золотой Орды Мамая Елена Глинская. Ей это удалось. Польские дипломаты доносили в Краков: «Бояре там едва не режут друг друга ножами. Всеми делами заправляют лица, назначенные великим князем. Главные бояре – князья Бельские и Овчина – старше опекунов по положению, но ничего не решают». Княгиня Елена и ее фаворит Иван Овчина-Телепнев-Оболенский смогли привлечь на свою сторону московское боярство и ликвидировали опекунский совет, состоявший из могущественных великих бояр-олигархов. По обвинению в государственной измене попали в опалу дядя Елены М. Глинский, В. Шуйский и М. Воронцов. Вскоре был казнен и Иван Овчина. Во главе могущественного Московского государства на долгие годы оказались боярские группировки. Десять лет они воевали друг с другом за сферы влияния в государстве, территория которого за полвека увеличилась в шесть раз. Все древнерусское общество было поражено сведением боярских счетов, не имевших никакого отношения к развитию государства. Политический авторитет боярства значительно снизился, хотя до 1547 года официально Московским государством правила Боярская Дума.


Большинство старейших боярских родов Москвы вели свое происхождение с XII века. Бояре столетиями занимали высшие военные и административные должности, служили наместниками, вели посольские дела. Во время походов великий князь «приказывал боярам Москву». Бояре сопровождали государя в поездках, участвовали во всех церемониях Государева двора, назначались «дядьками», воспитателями наследников. Управлять княжеством великому князю всегда помогал совет из бояр, обладавший большой политической силой. Только совместно с боярами решались проблемы законодательства, внешней политики, внутренней жизни, религии. С конца XV века совет при великом князе стал называться Боярской Думой.

Состав, права и компетенция Боярской Думы никогда не были четко определены. По мере усиления государства имущественные и политические права бояр ограничивались, изменялся их социальный состав. Бояре активно участвовали в борьбе придворных партий, попадали в опалы. При Иване III членами Боярской Думы являлись бояре, окольничие, думные дворяне и позднее думные дьяки. Преобладающее влияние в думе принадлежало боярам из титулованной знати, представителям княжеских фамилий. За период правления Ивана III в состав московского боярства вошли более сотни князей и бояр со всех многочисленных русских княжеств. Вслед за удельными Рюриковичами и Гедеминовичами в Москву шли их ростовские, ярославские, тверские, нижегородские, рязанские бояре. В русской истории остались княжеские династии Рюриковичей: Витебские, Изяславские, Галицкие, Черниговские, Барятинские, Белявские, Волконские, Воротынские, Горчаковы, Долгоруковы, Елецкие, Звенигородские-Рюмины, Токмаковы, Ноздреватые, Карачевские, Кашины, Масальские, Козельские, Курлятевы, Лыковы, Мезецкие, Оболенские, Нагие, Телепневы, Овчинины, Серебряные, Одоевские, Репнины, Святополк-Мирские, Тарусские, Щербатовы, Муромские, Пронские, Волынские, Друцкие, Любецкие, Заславские, Луцкие, Острожские, Смоленские, Вяземские, Козловские, Кропоткины, Ярославские, Бельские, Дуловы, Зубатые, Курбские, Львовы, Моложские, Охлябинины, Прозоровские, Сицкие, Троекуровы, Ушатые, Хворостинины, Шаховские, Щетинины, Ростовские, Буйносовы, Катыревы, Любановы, Темкины, Белосельские, Белозерские, Кемские, Ухтомские, Суздальские, Шуйские, Горбатые, Боровские, Верейские, Можайские, Углицкие, Шемякины, Дорогобужские, Кашинские, Микулинские, Телятовские, Холмские, Стародубские, Гагарины, Пожарские, Ряполовские, Ромодановские, Тулуковы, Дмитриев-Мамоновы, Хилковы, Заболоцкие, Мусоргские, Ржевские, Рожественские, Татищевы, Толбузины, Ляпуновы. Из Гедиминовичей были наиболее известны Бельские, Голицины, Куракины, Мстиславские, Трубецкие, Хованские.


В Боярской Думе и Государевом дворе шла непрекращающаяся борьба за чины, титулы, должности. Этому способствовало то, что дума действовала по воле государя, не имея самостоятельной компетенции. Заседания Боярской Думы времен Ивана III проходили почти ежедневно. Бояре съезжались к князю с рассветом и заседали до вечера. Некоторые проблемы государь решал без участия думы, некоторые дума решала без него, но по его поручению, с последующим утверждением. При Иване III действовал и совет из наиболее близких к царю людей, называемый Ближней думой. Она не имела постоянного состава и часто называлась Комнатной или Тайной думой. Ее члены могли и не иметь думного чина. Решения Ближней думы не имели законодательной силы, но именно на ней обсуждались многие дела, прежде чем поступить на рассмотрение Боярской Думы, число членов которой в 1505 году – году смерти Ивана III – составляло двенадцать человек, пятеро бояр и семеро окольничих.


В январе 1547 года семнадцатилетний Иван IV принял титул царя и начал править Московским государством – как учили. Боярское правление в годы безотцовщины наложило отпечаток на его характер и образ жизни. Ближняя дума стала «Избранной радой», неофициальным царским советом, состоявшим из А. Адашева, А. Сильвестра, князей Курбского и Курлятева. Старую систему управления государством – Государев двор с путными и введенными боярами – сменила приказная система.


Приказы, от слова «приказ» – поручение, зародились из даваемых боярам государевых поручений. Непосредственно поручения царя стали пополнять грамотные чиновники, дьяки. Первыми дьяками стали церковные служители, почти единственные образованные люди в государстве. Сначала при царе находились два дьяка, потом их стало семеро. Поручения царя стали постоянными, появились должности казначея и печатника.


С увеличением объема работы дьякам «для письма» придавались чиновники поменьше, подьячие, которые работали в особом помещении, «избе» – канцелярии. Вскоре «избы» стали постоянно действующими государственными органами – приказами. Дьяки – государевы, дворцовые, боярские, монастырские, городские – стали чиновниками правительственной администрации. Они образовали аппарат Боярской Думы, выполняли финансовые, дипломатические, военные поручения. По этому отраслевому принципу стали создаваться государственные органы – функциональные, а не территориальные. В противовес родовитому боярству, на дела которого Иван IV досыта насмотрелся в детстве, царь активно создавал дьяческое сословие, служившее лично ему.

Дьяки постепенно набирали силу, становились дворянами, получали поместья, дослуживались до чина окольничего и даже боярина. Многие дворяне, которые не могли выдвинуться в толчее князей и бояр, шли служить в приказы. Уже при Иване IV была создана наследственная приказная бюрократия, обязанная своим возвышением царю и тесно связанная между собой. Образованные люди, видя, как управляется государство родовитыми боярами, захотели сделать это лучше. За свою работу они захотели и чины, и поместья, и вотчины. Их деятельность можно было использовать на благо государства, давая чины и земли за заслуги. Дьяков можно было использовать и просто как «пушечное мясо» в борьбе за самодержавную власть. Однако «пушечное мясо» быстро научилось стрелять само. Именно деятельность приказных людей начала определять ход российской истории и ее лицо.


Первым приказом, упомянутом в российских источниках, стала Казна, во главе с казначеем и печатником, хранителем «большой государственной печати». Казенный приказ ведал дипломатическими отношениями, поместными, ямскими, холопьими делами. Почти сразу у казначея и печатника появились помощники – поместный, ямской и посольский дьяки. В Боярской Думе была создана Посольская изба. Позже были образованы Поместный, Ямской и Холопий приказы, которые создавались по решению царя и Боярской Думы: «царь указал, а бояре приговорили». В 1549 году Посольская изба была преобразована в приказ.

Для решения тех или иных проблем при Боярской Думе создавались особые комиссии, важнейшие из которых были преобразованы в приказы. Появились Разрядный и Разбойный приказы. Приказ большого прихода ведал сбором налогов и таможенных пошлин.

Все приказы имели свои помещения и штат. Их руководство было коллегиальным. Стоявшие во главе приказов лица назывались судьями, теми, кто имел право принимать решения. Приказным делопроизводством и даже самими приказами часто вместе с боярами руководили дьяки. Непосредственно канцелярскими делами занимались подьячие, делившиеся на старших, средней руки и младших. Дьяки и подьячие получали денежное, хлебное, а иногда и поместное жалованье. Старшие подьячие вместе с дьяками руководили составлением документов. Средние подьячие готовили тексты, наводили справки в архиве приказа. Младшие подьячие осуществляли техническую работу по переписке документов набело. В провинциальных таможенных, земских, губных избах подьячие сами вели делопроизводство. «Площадные подьячие» исполняли обязанности современных нотариусов и адвокатов. В приказе могли работать от пяти до пятисот человек. Труд тысяч приказных служащих плохо или вообще не оплачивался и они жили за счет приношений просителей. Злоупотреблениям не было конца. Для контроля за деятельностью приказов и выполнением секретных поручений царя был создан Приказ тайных дел, в штате которого были один тайный дьяк и семь подьячих. Создание Приказа тайных дел не помогло. Деятельность приказов называли «московской волокитой», говоря, что «прежняя правда в небеса улетела, а московская кривда поселилась».

Были созданы десятки приказов. Наряду с отраслевыми были созданы и территориальные приказы, ведавшие определенными областями государства. Большинство приказов размещалось в Московском Кремле на Ивановской площади, в приказных палатах и избах. Обычно приказ помещался в просторной избе из двух-трех срубов. Изба отапливалась глиняными печами, а двери и слюдяные окна для тепла были обиты сукном и войлоком. В избе находились простые столы и скамейки. Дела хранились в лубяных и осиновых коробах. Судьи и дьяки сидели в хорошо обставленной горнице, просители стояли и сидели в сенях или на крыльце.

Делопроизводство в приказах велось чрезвычайно запутанными способами. Рабочий день в них продолжался почти половину суток, часто работали и в праздники. Несмотря на это, приказы были завалены нерешенными государственными делами. До частных дел руки вообще не доходили. Их приходилось «решать» просителям. Контроль за работой приказов вели с помощью жалоб и доносов приказных служащих. Исполнение работы и решение дел зависело от служебных качеств судей, дьяков, подьячих, приставов, переводчиков, даже сторожей. Приказов было множество – Аптекарский, Астраханских дел, Большого дворца, Большого прихода, Большой казны, Бронный, Великого княжества Литовского, Великой России, Верхней типографии, Владимирской четверти, Галицкой четверти, Городового дела, Денежного и хлебного сбора, Денежной раздачи, Доимочный, Житный, Записной, Земский, Золотых дел, Иконный, Иноземный, Казанского дворца, Казачий, Казенный, Калмыцких дел, Княжества Смоленского, Конюшенный, Костромской четверти, Купецких дел, Ловчий, Мещанского суда, Монастырский, Мушкетного дела, Новгородской четверти, Оружейной палаты, Панский, Печатный, Полковых дел, Полоняничный, Посольский, Постельничий, Приказных дел, Пушкарский, Разбойный, Разрядный, Розыскных дел, Ратных дел, Рудного сыска, Семеновский, Серебряный, Сибирский, Сокольничий, Стрелецкий, Судный, Сыскной, Тайных дел, Устюжской четверти, Хлебный, Челобитный, Ямской.

Одним из главных приказов был Разрядный. Он вел «разряд» – войсковую роспись ратных людей, в которой указывались занимаемые ими должности. Разряд ведал службой ратных людей, вел разрядные книги, назначал воевод, контролировал выплату поместного и денежного жалованья. Он проводил особые смотры дворян и детей боярских для определения их в воинскую службу, повышал или понижал в чине, увеличивал или уменьшал размер поместья, судил проворовавшихся воевод, приказных, ратных людей. Разрядный приказ быстро стал важнейшим органом управления государства. Ему подчинялись областные разряды – военные округа.

В 1577 году был создан Поместный приказ. Он ведал государственными землями, раздаваемыми в качестве земельного жалованья, поместья, служилым людям. Поместный приказ выдавал акты на право владения землей, жалованные грамоты, решал земельные споры, вел «даточные книги» с указанием размеров всех поместий. Он вел переписи населения – в 1533 году в Московском государстве жили девять миллионов человек.

Оружейная палата, арсенал, ведал изготовлением и хранением оружия, боеприпасов и военного снаряжения. Палатой заведовал Оружейный приказ.


Со времен Ивана IV большую роль в управлении государством стали играть воеводы, руководившие войсками Московского царства. Конница состояла из дворян и детей боярских, служилых татар и царского полка. В артиллерию входили полевой и крепостной «наряды». Наряд обслуживали воротники, затинщики, кузнецы, плотники. Большую роль в победах русского войска играл «гуляй-город» – передвижная деревянная крепость.

Гуляй-город принимал на себя ожесточенные атаки противника, потом из-за него атаковала русская конница. Пехота состояла из пеших городовых казаков, московских пеших и стременных стрельцов и пеших «даточных людей». Во второй половине в семидесятитысячное русское войско входили 35 000 всадников поместной конницы, 12 000 стрельцов, 6 000 городовых казаков, 10 000 служилых татар, 4 000 наемных иностранцев, пушечный наряд из 3 000 человек. В военный поход обычно ходила половина войска. Оно состояло из большого полка, полков правой и левой руки, передового, сторожевого и ертаульного полков, «наряда» и «гуляй-города». Конный ертаульный полк вел разведку и охранял войско. Царский полк состоял из служилых московских людей, охранял царя, участвовал во всех придворных церемониях, сопровождал государя во всех походах. В боевых действиях царский полк участвовал только вместе с царем. В 1550 году Иван IV учредил и особый конный отряд – «Избранную тысячу», личную охрану.

Стрельцы были только пехотинцами, вооруженными огнестрельным оружием. Этот род войск создал царь – «учинил у себя выборных стрельцов из пищалей три тысячи человек, а велел им жить в Воробьевой слободе». Из московских стрельцов был образован особый царский отряд, стоявший в караулах во дворце. Ивана IV охраняли Избранная тысяча, Государев и Стремянной полки.

Пять тысяч стрельцов постоянно находились в Москве, семь тысяч служили в пограничных городах. Стрельцы служили не только в своих полках, но и в приказах. Они служили пожизненно, служба передавалась по наследству. За службу стрельцы получали не земельное, а хлебное и денежное жалованье, при Иване IV четыре рубля в год. Стрельцы получали в слободах участки земли и денежное пособие для строительства дома, не платили налоги, получали льготы при торговле, особенно своим товаром, производимым в слободах. Руководил стрельцами свой приказ.

В войско входили особые отряды опричников, созданные Иваном IV для борьбы с боярами в 1564 году. Первый опричный отряд насчитывал тысячу дворян и детей боярских. Вскоре он был увеличен до шести тысяч человек, а потом еще и еще. Основной обязанностью опричников являлась защита царской власти. Опричное войско, прославившееся трусостью, подлостью, издевательствами над беззащитными людьми, полной несостоятельностью во время боевых действий, в 1572 году было ликвидировано самим царем.


Все русские войска назывались ратями, в каждую из которых входило от трех до семи полков разной численности. Полки делились на сотни, пятидесятки и десятки. Во главе рати стоял «большой воевода» с заместителями – «товарищами». Большому воеводе подчинялись полковые воеводы, воеводы у «наряда», гулевой и ертаульный воевода, головы, сотники, пятидесятники и десятники. Для управления войсками воеводы при себе имели небольшие медные барабаны, привязанные к седлам. Большой воевода имел большой барабан-«набат», в которых били сразу восемь человек. При воеводах находились дьяки и подьячие, писавшие приказы, хранившие полковую казну и ведшие журналы боевых действий. Все свои приказы воеводы должны были согласовывать с инструкциями Разрядного приказа. Они писали туда подробные отчеты о состоянии войск и укреплений, количестве военных запасов и продовольствия.

Традиционный боевой порядок русских войск в полевом сражении сформировался очень быстро. В центре на удобной позиции выстраивалась пехота, прикрытая «гуляй-городом». На флангах и впереди пехоты находилась конница, первой вступавшая в бой. Артиллерийский «наряд» находился или в гуляй-городе, или в боевых порядках пехоты. Большой отряд всегда находился в резерве или в засаде. От монголо-татар русские переняли и активно использовали прием заманивания противника ложным отступлением в бою и вывод его на засаду. От монгольского «урранх» произошел и русский боевой клич «ура».

В XVI веке не существовало отдельной военной и гражданской службы Воеводой мог быть назначен приказной дьяк. Разрядным приказом всегда руководил думный дьяк – организатор русского войска, имевший мало военной практики. Перед военным походом воеводы получали подробные приказы и инструкции о порядке движения и ведения боевых действий из гражданского Разрядного приказа. Все полки имели знамена с изображением Спаса или Святого Георгия. Знамя и знаменосцев охраняли особые воеводы и головы, входившие в состав свиты царя и больших воевод. Развертывание боевых знамен служило сигналом для начала полевого сражения или осады вражеской крепости. Для подачи команд и сигналов, для воодушевления войск воеводы использовали трубы, сурны, гобои, барабаны.


С середины XVI века появились городовые воеводы, возглавлявшие военное и гражданское управление города с уездом. Первые воеводы появились в пограничных городах, потом и во внутренних районах страны. Они заменили наместников и городовых приказчиков, представителей администрации великого князя.

Воеводы назначались по воле и усмотрению царя Разрядным приказом и утверждались Боярской Думой. Они подчинялись территориальному приказу, ведавшему городом. В большие города назначались два воеводы, один из которых являлся старшим. Воеводами назначались в основном дворяне из «московского списка». Чины и звания воевод соответствовали политическому, военному и экономическому статусу города – от детей боярских в небольших крепостях до бояр в крупных городах. Воеводская служба продолжалась три года, на окраинах и в Сибири дольше. Жалованье выдавалось в Москве, в территориальных приказах, четях. Воеводы ведали обороной и хозяйством городов и уездов, четом и распределением земли, полицейским надзором. Отношения с московскими приказами были запутанными. Эта неопределенность сильно увеличивала права воевод и вела к их злоупотреблениям. В руках воевод постепенно сосредоточилась вся административная, полицейская и судебная власть в уездах.


Лучший период царствования Ивана IV связан с деятельностью «Избранной рады» в 1550 – 1560 годах. В 1552 году было завоевано Казанское, в 1556 году занято Астраханское ханство, в стране были проведены серьезные реформы.

Казанское ханство, в котором воцарились крымские Гиреи, попыталось стать наследницей Золотой Орды. Его войска ежегодно разоряли русские земли, доходя до Владимира, Костромы, Вологды. Русских пленных продавали в Астрахани, Крыму, Средней Азии. Казань была взята с третьего раза. Ожесточенно защищавшийся город был взят благодаря таланту воевод А. Горбатого и А. Курбского. В 1556 году без боя была взята Астрахань. Все течение Волги теперь контролировалось Московским царством. Русские вышли к Каспийскому морю и Кавказу.

В 1550 году был реформирован Судебник 1497 года. Он ликвидировал судебные привилегии удельных князей, регламентировал положение домашних рабов-холопов. По настоянию «Избранной рады» была отменена система кормлений, тормозившая развитие государства. Однако введение местного самоуправления натолкнулось на сопротивление царя. Второй конфликт Ивана IV с «Избранной радой» произошел в 1558 году из-за желания царя начать Ливонскую войну. Зная положение в государстве, его советники прекрасно понимали, что война не будет выиграна. Иван IV необоснованно обвинил «Избранную раду» в смерти своей жены Анастасии и сослан. Царь начал править сам.

В начавшейся в 1558 году Ливонской войне после первых успехов русские войска были разбиты армиями польского короля Стефана Батория, с трудом остановленного под Псковом. По Ям-Запольскому мирному договору 1582 года Россия потеряла завоеванные западные земли. Швеция получила устье Невы и побережье Балтийского моря, издавна принадлежавшее русским князьям. Виновником поражения был Иван IV, которого из-за непомерной жестокости в Европе стали называть Ужасным.


Воспитанный на презрении к человеческой жизни, Иван IV любил издеваться над людьми. После того, как он сжег бороды пришедшим к нему челобитчикам, в Москве началось восстание. Вооруженные москвичи ворвались в Кремль и перепуганный царь с трудом сбежал в подмосковное село Воробьево. Разъяренная боярскими и царскими грабежами толпа двинулась и туда, и ее появление повергло царя в ужас. Используя веру народа в высшую власть, бояре обманом успокоили горожан, а потом жестоко подавили восстание. Бояре не предвидели, что скоро их начнут убивать. Блестящая гвардия Ивана III Великого сошла с исторической сцены, а внуки талантливых сподвижников создателя Русского государства не захотели подняться до уровня своих дедов. Бояре-холопы А. Д. Басманов и А. Вяземский предложили царю создать особый отряд дворцовой охраны.

В декабре 1564 года Иван Ужасный забрал у московских церквей самые почитаемые иконы и на сотнях нагруженных подвод с государственной казной уехал в Александрову слободу. Оттуда царь потребовал у Боярской Думы чрезвычайные полномочия. Дети великих отцов ответили Ивану покорным согласием и выдали царю лидера думы князя Александра Горбатого.

В феврале 1565 года был обнародован указ об опричнине, по которому территория царства подлежала разделу на две части. В государевом уделе опричнине царь стал полным властелином и хозяином. Земщина осталась под управлением Боярской Думы. Царь забрал в опричнину лучшие земли. Началось переселение населения из одной части государства в другую, что изменило русский национальный характер. Как можно создавать свою жизнь и род, осваивать пашню, строить дом, сажать сады, зная, что очередной садист на троне прикажет зимой, в мороз, переехать из Коломны в Вологду, оставив за собой могилы прадедов и погубив при переезде половину семьи.

Неограниченные полномочия позволяли царю без совета с думой подвергать опалам и казням всех, кого он хотел, с обязательной конфискацией в пользу Ивана их имущества и земель. Для реализации программы по разгрому государства был создан особый корпус опричников, ставший новой личной гвардией Ивана Ужасного. В опричнину принимали провинциальных дворян, кто не имел родственных связей с земскими людьми. Опричник давал клятву, что впредь он не будет вступать ни в какие связи с земщиной. Для опричников вводились особые знаки различия – собачья голова и метла. Опричное войско безнаказанных убийц быстро выросло до шести тысяч человек. В состав опричников из карьерных соображений нередко входили представители знатных княжеско-боярских родов. Позже их с удовольствием казнили в первую очередь. В опричном руководстве всегда доминировали худородные провинциалы.

Руководители опричнины составили свой двор и думу, структуры которых совпадали со структурами Государева двора и Боярской Думы. Параллельно с земскими были созданы опричные приказы. «Для обеспечения хозяйственных потребностей» в опричнину были включены богаты города и уезды – Двина, Каргополь, Вологда, Белоозеро, Великий Устюг, Старая Русса, Галич, Подмосковье и часть Москвы. На опричных землях земские бояре и дворяне выводились со своих вотчин и поместий. На это царь взял с земщины огромную сумму в десять тысяч рублей. Столицей опричнины стала Александрова Слобода.

Иван Ужасный начал казнить всех, кто ему противоречил, доказательно возражал, был уважаемым в народе и был талантливее его. Сотням бояр и их малолетним детям рубили головы и везли их к царю, людей сажали на кол, вешали, ссылали. Земли казненных Ужасный тут же присваивал. Возможно, это и было главной целью опричнины. Княжеское землевладение было уничтожено, боярская оппозиция царю подавлена. Только по сфальсифицированному делу двоюродного брата царя Владимира Старицкого опричники убили более трех тысяч невиновных людей.

Митрополит Русской церкви Филипп попытался остановить террор. Он долго говорил с царем наедине и после разговора в кремлевском Успенском соборе лишил Ужасного благословения и на проповеди говорил о необходимости упразднить опричнину. Митрополита поддержало большое количество народа. Царь тут же объявил: «Я был слишком мягок к вам, но теперь вы завоете». Престиж царя, и до этого невысокий, упал ниже нижнего предела и Ужасный начал большую резню. Окружение Филиппа на глазах всей Москвы забили палками, самому митрополиту царь прислал отрубленную голову его брата. О сотнях убитых без суда и следствия царю ежедневно докладывали: «сегодня отделано столько-то человек».

Митрополита Филиппа судили на царском совете. Лживые показания против него дал его ученик соловецкий игумен, которому обещали сан епископа. Суд холопов Ужасного вынес ему обвинительный приговор. С митрополита содрали мантию и клобук и увезли в Богоявленский монастырь. На страну опустилась опричная ночь. Выдающийся русский историк Лев Гумилев писал:

«Опричнина была создана Иваном Грозным в припадке сумасшествия и официально просуществовала семь лет. Задачей опричников было «изводить государеву измену», причем определять «измену» должны были те же самые опричники. Они могли убить любого человека, объявив его изменником. Одного обвинения было совершенно достаточно для того, чтобы привести в исполнение любой приговор. Самыми мягкими были обезглавливание и повешение, но, кроме того, опричники жгли на кострах, четвертовали, сдирали с людей кожу, замораживали на снегу, травили псами, сажали на кол. Грозный создал совершенно особую концепцию царской власти. Он полагал царское величие равным Божьему и потому лишил подданных права как-либо обсуждать его поступки.

Добро и зло меняется местами. Старинное русское слово «оприч», то есть «кроме», дало современникам повод называть соратников Грозного кромешниками. Ад – «тьма кромешная», «небытие», самая суть зла. Значит, кромешники – это люди, одержимые ненавистью к миру, слуги абсолютного зла. Наши предки хорошо умели осмысливать суть вещей.

Главным содержанием опричнины стали совершенно беспрецедентные и бессмысленные убийства ради убийства».

Со времен Ивана III, собиравшего все документы в удельных княжествах, все архивы хранились в Кремле, в больших деревянных ящиках с большими свитками внутри. Архивы находились в подземных каменных подвалах, защищенных от пожаров – Москва часто горела. При Иване IV архивы исчезли. Царь лично исправлял официальную летописную историю своего правления. Это ему не помогло – рукописи не горят. Правда о правлении Ужасного дошла до нашего времени.


В Московском царстве началось «великое разорение». Упадок экономики, сельского хозяйства, голод, чума в тридцати русских городах привели к гибели сотен тысяч людей. Некоторые исследователи пишут, что Иван Ужасный казнил меньше людей, чем было убито во Франции в Варфоломеевскую ночь, забывая добавить к казненным заваленную трупами Россию. Крестьяне массами бежали в «дикое поле», необжитые окраины государства. Опричники резали, Убивали, грабили страну, не делая исключений даже для монастырей. В 1571 году войска крымского хана без особых усилий взяли Москву и сожгли столицу царства. Перепуганный царь убежал в Ростов и предложил татарам Астрахань. Поддержанное турками Крымское ханство вместо Астрахани решило покорить все Московское царство. Только возможная гибель государства смогла остановить опричный террор.


Народ считал опричников страшнее татар. Все суды государства получили распоряжение Ивана IV: «Судите праведно, наши виноваты бы не были». Опричники отнимали имущество и земли, процветали наветы, подменные доносы без подписи. Кровавые погромы и убийства беззащитных людей были доведены в ранг государственной политики. Сам царь плясал под псалмы, казнил казанских мусульман, не принимавших православие, после взятия Полоцка утопил всех местных евреев, устроил ужасающую резню в Новгороде. 1572 год стал концом опричнины.

Крымская орда пошла на Москву с целью захвата всего царства. Царь опять убежал из столицы на север. Его обоз в 450 подвод охраняли опричники. Судьбу государства решили земские войска. В битве при Молодях земские войска под командованием князей Ивана Воротьянского и Дмитрия Хворостинина полностью разгромили татар.


Русские войска прикрывали Москву со стороны Рязани. Большой полк из 8 000 воинов под началом князя Михаила Воротынского стоял в Коломне. При большом полку находился гуляй-город и весь наряд с воеводами князьями С. Коркодиновым и З. Сугорским. Полк правой руки из 4 000 воинов с воеводой князем Никитой Одоевским стоял в Тарусе, полк левой руки из 2 000 воинов с князем Никитой Репниным находился в Лопасне.

Сторожевой полк из 2 000 воинов князя Ивана Шуйского стоял в Кашире Передовой полк с воеводами князьями Алексеем Хованским и Дмитрием Хворостининым стоял в Калуге. При нем находился передвижной отряд из 900 человек на стругах.

23 июля 1572 года стотысячное крымское войско во главе с ханом Девлет Гиреем встало у Оки. Хан уже «расписал всю русскую землю кому что дать, как при Батые». При хане находились несколько турок – представителей султана, которому Девлет Гирей хвалился захватить все Московское царство в течение года.

Двадцатитысячное войско прикрывало Оку от стотысячного войска Девлет Гирея на протяжении пятидесяти километров. В местах возможных переправ на московском берегу были сделаны два частокола из заостренных вверху бревен высотой до полутора метров. За частоколами были сделаны рвы.

Крымская орда переправилась в трех местах, отбросив в кровопролитных сшибках русские заслоны. По Серпуховской дороге хан двинулся на Москву. В случае полевого сражения у Серпухова у Воротынского победить Девлет Гирея не было никаких шансов и выдающийся полководец князь Михаил Воротынский не сделал роковой ошибки. Он пошел вдогон за ордой, совершенно не ожидавшей этого.

28 июля авангард князя Дмитрия Хворостинина ударил по арьергарду татар, которым командовали сыновья хана с отборной конницей. Яростные атаки русских удержать было невозможно и Девлет Гирей отправил на помощь сыновьям 12 000 воинов главной орды.

В пятидесяти километрах от Москвы у Молодей втрое больший арьергард начал теснить передовой полк Хворостинина. Отчаянно отбиваясь русские медленно пятились и в критический момент боя внезапно расступились по флангам. Перед татарами стоял весь «наряд» русского войска, за которым в боевом порядке выстроилось все войско Михаила Воротынского. Пушки ахнули раз и другой и арьергарда у Девлет Гирея не стало. Хан прекратил наступление на Москву и развернул орду на Воротынского. 30 июля у Молодей, между Подольском и Серпуховым началось пятидневное сражение, решавшее судьбу Русского государства.

Деревянная передвижная крепость гуляй-город с большим полком стояла на холме, вокруг которого были вырыты рвы. У подножья холма за рекой Рожай встали три тысячи стрельцов с пищалями. Остальные войска прикрывали фланг и тыл большого полка. Утром 30 июля войско Девлет Гирея атаковало русских. Заслон из стрельцов выдержал атаку полчищ Гирея и лег на месте. Вес день шел штурм большого полка. Русские стояли насмерть и весь следующий день, 31 июля, когда воды реки Рожай «смешались с кровью». Потеряв множество воинов вместе с ногайским полководцем Теребердей-мурзой, крымская орда к вечеру второго дня боя отошла в обоз.

1 августа Воротынского атаковал военный министр Девлет Гирея Дивей-мурза. Десятки тысяч татар несколько раз пытались неудачно разорвать боевые порядки русских и захватить гуляй-город с нарядом. Во время одной из атак Дивей-мурзу захватил суздальский дворянин Темир-Иван Шибаев. Татары откатились по всему фронту.

2 августа отбивать Дивей-мурзу орду повел сам Девлет Гирей. Перед гуляй-городом в сумасшедшей битве рубились полки левой и правой руки. Когда вся татарская орда втянулась в сражение, в котором одного русского воина атаковали три татарских, Воротынский скрытно вывел большой полк из гуляй-города. По оврагу за холмом русские вышли в тыл татарам. По особому сигналу русские во главе с Дмитрием Хворостининым оставили гуляй-города и по всему фронту атаковали татарскую орду. Когда герои Хворостинина уже рубились в полном окружении, в тыл татарского войска ударил большой полк Воротынского и орды не стало. В бешеной рубке погибли сын и внук Гирея, все турки, русские захватили даже личное оружие хана. Весь следующий день остатки татар гнали Гирея, который привел за Перекоп только каждого седьмого воина, вышедшего с ним в поход.

Победой при Молодях Москва была спасена от нового разгрома, никто уже больше не претендовал на Казань и Астрахань, южные границы на долгое время были защищены от набегов.

Через полгода Иван IV обвинил героя Молодей Михаила Воротынского в измене. Царь лично пытал князя, умершего от ран. Именно после этой дикой расправы герой взятия Казани князь Андрей Курбский и принял решение уйти в Литву.


Опричники, как всегда, в сражении при Молодях не участвовали. Они объявляли себя заболевшими или немощными, прятались или просто дезертировали. Иван IV отменил опричнину. Царю уже не было нужно сильно разросшееся опричное войско, неспособное сражаться хоть с каким-нибудь противником. Опричники уже не были способны даже исполнять свои обязанности по охране государя. Адская машина террора уничтожила руководство опричников. Сама семилетняя опричнина, безусловно, укрепила власть царя, но с нанесением непоправимого ущерба обществу и государству. Все историки согласны с тем, что террор с политической точки зрения был абсолютно бессмысленным. Государство и общество было деморализованным, опричная резня унесла десятки тысяч невинных людей. Опричный террор был беспрецедентным явлением в русской истории и навсегда приклеил к Ивану Ужасному ярлык царя-убийцы. Жестокость и необузданность царя обрекла династию на уничтожение. В 1581 году в очередном припадке сумасшедшей ярости он убил своего сына Ивана, которого пережил на два года. В 1583 году кошмарное царствование Ивана Ужасного все-таки кончилось. Последствия его для страны преодолевались многие десятилетия. Итальянский разведчик докладывал начальству о нравах времен Ивана IV:

«Русские как бы рождены для рабства. Рабами и крепостными являются они все. Подобно тому, как все подданные высокого и низкого звания называются и должны считаться царскими холопами, то есть рабами и крепостными, так же точно и у вельмож имеются свои рабы и крепостные работники и крестьяне.

Князья и вельможи обязаны проявлять свое рабство и ничтожество перед царем еще и в том, что они в письмах и челобитных должны подписываться уменьшительным именем, например «Ивашка», а не «Иван», или «Петрушка, твой холоп». Иностранцы, находящиеся на службе у великого князя, должны унижаться таким же образом.

В тех случаях, когда рабы и крепостные слуги вследствие смерти и милосердия своих господ получают свободу, они вскоре опять продают себя. Так как у них нет больше ничего, чем бы они могли поддержать свою жизнь, они и не ценят свободы, да и не умеют ею пользоваться. Правда, русские, в особенности из простонародья, в рабстве своем и под тяжким игом из любви к своему властителю могут многое перенести и перестрадать, но если при этом мера оказывается превзойденной, то дело кончается опасным мятежом, причем опасность обращается не столько против главы государства, сколько против низших властей.

Русское управление должно считаться близким к тираническому. Вельможи должны безо всякого стыда, помимо того, что они ставят свои имена в уменьшительной форме, называть себя рабами и переносить рабское обращение. Они ставят своего царя весьма высоко, упоминают его имя во время собраний с величайшим почтением и боятся его весьма сильно, больше, чем Бога. Никто из них, под страхом телесного наказания, не смеет самовольно выехать из страны.

У великокняжеских слуг и придворных замечается то же явление, что и при дворах большинства государей. И здесь, и там добродетель и порок борются друг с другом и последний часто побеждает первую. Некоторые из них, имеющие более близкий и частый доступ к государю, гораздо своекорыстнее, грубее и скупее других. Поэтому, чтобы привлечь их на свою сторону, нужно относиться к ним почтительно, и делать им подарки, зачастую не ради того, чтобы они что-либо хорошее сделали, но чтобы они не сделали чего-нибудь худого. С помощью подарков, которые они зовут «посулами», можно всего добиться.

Русские в обыкновенных разговорах не прибегают, когда бранятся, как это обыкновенно делается у многих народов, к заклятиям небесными и подземными богами, но доходят почти до богохульства, пользуясь постоянно бесстыдными выражениями. Рассерженные чем бы то ни било, они называют мать своего противника жидовкою, язычницей, нечистью, сукою и непотребной женщиной. Своих врагов, рабов и детей они бесчестят названиями щенят и выблядков, или же грозят им тем, что позорным образом исковеркают им уши, глаза, нос, все лицо и изнасилуют их мать».


К завоеванию Сибири Иван IV имел лишь символическое отношение.

Западная Сибирь была связана с русскими землями с XI века. Югорские племена, населявшие междуречье Оби и Иртыша, с древних времен продавали пушнину новгородцам, ходившим по реке Печоре на нижнюю Обь и на реку Газ, в знаменитую Мангазею.

При выделении улусов Батыем два его брата Шейбан и Орда-Ичень получили земли в Сибири. В 20-х годах XV века от Золотой Орды откололась Синяя Орда, в свою очередь распавшаяся на самостоятельные Сибирское, Казахское и Узбекское ханства. Основателем Сибирского ханства стал потомок Шейбана Хаджи-Мухаммед. Ханство занимало огромную территорию. Границами его стали склоны Уральского хребта, бассейны рек Оби и Иртыша. Западные границы доходили до Ногайской орды и Казанского ханства. На северо-западе ханство граничило с Пермью, на севере его земли доходили до Обского залива. На востоке Сибирское ханство доходило до рек Нарым и Пим, Иртыша и Оби, захватывая Барабинскую степь. На юге границей являлись земли Ногайской орды.

К началу XVI века Сибирское ханство было слабо заселено, улусных черных людей насчитывали около тридцати тысяч человек. После захвата Москвой Казанского и Астраханского ханств сибирский хан Едигер стал опасаться за свою власть и более десяти раз посылал богатые меха царю. В 1563 году Едигер был убит и новым сибирским ханом стал Кучум. С ним была большая ногайская орда и между Сибирским ханством и Московским царством начались пограничные конфликты, убийства и захваты купцов. С 1572 года начались постоянные набеги Кучума на пермские земли. В 1573 году родственник Кучума царевич Маметкул перебил плативших дань Москве остяков, убил царского посла Третьяка Чебукова. Кучум-хан писал Ивану IV: «Вольный человек Кучум-царь великому князю – Белому царю. Ныне похош миру – и мы помиримся, а похош воевать – и мы воюемся». Иван IV, терпевший поражения от Крымского ханства и в Ливонской войне, не мог послать ни одного человека на войну с Кучумом. В марте 1574 года в Александрову слободу были вызваны именитые люди Строгановы, талантливые промышленники и купцы, имевшие земли в Сольвычегодске и по реке Тоболу. Иван IV пожаловал Строгановым земли по реке Чусовой. Эти земли входили в состав Сибирского ханства. Присоединение Западной Сибири к Московскому царству осуществили Максим, Семен и Никита Строгановы.


7 апреля 1578 года Строгановы, у которых все взрослое мужское боеспособное население не превышало четырехсот человек, отправили письмо казачьему атаману «Ермаку Тимофееву с товарищами» с предложением прибыть к ним на службу. 28 июня 1578 года отряд волжского атамана прибыл в пермские владения Строгановых. Казаки Ермака стали охранять вотчины Строгановых от набегов сибирских татар и вогуличей.


Сибирский поход Семен Аникиевич, Максим Яковлевич и Никита Григорьевич Строгановы готовили очень тщательно. Для казаков специально отливали новые пищали, на которых писали: «В граде Кергедане на реке Каме дарят Строгановы атаману Ермаку лета 1582.» Строгановы снабдили дружину Ермака всем необходимым для похода: «на каждого человека по три фунта пороха и свинца и ружья и три полковые пушки, по три пуда муки ржаной, по пуду сухарей, по два пуда круп и толокна, по пуду соли и по два полоти и масла и знамена полковые с иконами».

Дружина Ермака очевидно состояла из 540 человек, к которым Строгановы добавили около 300 «охочих людей» из своих вотчин. Сам Ермак был опытнейшим атаманом, воевавшим более двадцати лет. Такими же сильными воинами были и его соратники Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк.

Затраты Строгановых на поход Ермака составили более двадцати тысяч рублей – годовое жалованье пяти тысяч стрельцов. Сибирский поход дружины Ермака начался 1 сентября 1581 года.

На десятках деревянных лодках-стругах, каждый из которых брал двадцать человек с грузом, казаки поплыли вверх по рекам Чусавой и Серебрянке. На зимовку дружина Ермака зазимовала в верховьях реки Тагил в построенном острожке. В начале мая 1582 года казацкие дружины по рекам Тагилу и Туре с боями прошли до Чинги-туры, ставшей Тюменью, взяв по дороге городок Епанчин – Туринск. Взяв штурмом Чинги-туру, казаки спустились вниз по Туре и в месте ее впадения в Тобол Ермака встретил хан Кучум. 15 000 воинов хана ждали 800 казаков Ермака.

8 июля 1582 года казаки отбросили авангард племянника Кучума Маметкула, прорвали натянутые татарами поперек реки железные цепи и вошли в реку Тобол. Бой с татарами Кучума произошел 21 июня. Казаки победили и татары «вдавшася бегству». 8 сентября казаки взяли улус Мурзы Карачи, находившийся в семидесяти километрах от столицы Сибирского ханства Искера. К казакам подошло подкрепление из трехсот человек, Которых привел Иван Кольцо. 14 сентября 1582 года Ермак взял прикрывавший Искер городок Атик.

1 октября Ермак атаковал столицу Сибири Искер. Несколько штурмов было отбито, но 26 октября 1582 года Искер пал – казаки «внидоша во град Сибирь». Именно в это время пермский воевода сымитировал налет на Пермь вогулов и остяков. Государственная казна, конечно, тут же исчезла. Воевода послал на Строгановых донос – отправив войско на покорение Сибири, Строгановы-де оголили восточные границы царства. 6 ноября 1582 года Иван IV отправил Строгановым «опальную грамоту». Репрессировать их не успели – в декабре 1582 года в Москву пришло посольство Ермака, объявившее о покорении Сибири.

Иван IV воспринял строгановские победы как простое расширение обширных вотчин именитых людей. Весной 1583 года «для присмотра» за Строгановыми и Ермаком в Сибирь были отправлены триста стрельцов. Продовольствия у них не было и в Искере начался голод. К весне 1854 года у Ермака осталось только сто пятьдесят казаков. Строгановы по указу Ивана IV охраняли восточную границу, больше не могли послать Ермаку ни одного человека. 6 августа 1585 года на иртышском острове в устье Вагал у урочища Атбали в результате обмана Ермак и остатки его дружины погибли в яростном ночном бою.

За труды Строгановых по присоединению Сибири к Московскому царству Иван IV разрешил им торговать беспошлинно на территории своих вотчин.


Московским царем в 1583 году стал сын Ивана IV Федор Иоаннович, начинавший свой день с молитвы: «Дай, Господи, никому не сделать ничего плохого». Правительство возглавил боярин Борис Годунов, чья сестра Ирина была женой царя. Все современники писали, что при Борисе Годунове «народ отдохнул». Борис Годунов заключил мир с Речью Посполитой, укрепил границы, начал восстановление крестьянских хозяйств, разрешенных Иваном IV.


В 1589 году в Московском царстве был введен сан патриарха. Титул патриарха (греч. patriarches – отец, управляю) был установлен в 451 году Халкидонским собором. Так стали называть главу самостоятельной, автокефальной христианской церкви. После разделения в 1054 году церкви на западную – католическую и восточную – православную титул патриарха остался за высшими иерархами восточной церкви. В Византийской империи восточную церковь возглавили четыре патриарха – Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский.

Выбранный в 1589 году московский патриарх Иов был посвящен в сан константинопольским патриархом Иеремией. Назвав Иова «отцом отцов и патриархом всех северных земель», константинопольский патриарх уехал домой, щедро награжденный драгоценными кубками, жемчугом, деньгами, соболями и шелком. Восточные патриархи подтвердили учреждение патриаршества в Московском царстве, что значительно подняло его авторитет, потерянный во время правления Ивана IV Ужасного. По принятому Русской церковью уставу избиравшийся пожизненно патриарх управлял церковью вместе со священным Синодом и подчинялся только Поместному и Архиерейскому соборам.


В 1598 году со смертью Федора Иоанновича династия Рюриковичей пресеклась. Новым царем был избран Борис Годунов. Он в первую очередь завершил присоединение Сибири, построил и укрепил Тюмень, Тобольск, Томск и Туринск. Он строил многие новые города, приглашал из-за границы врачей и аптекарей. Он начал борьбу с народным пьянством, чем многих настроил против себя. Он хотел создать в России школы с изучением иностранных языков и вызвать для этого учителей из Европы. Борис Годунов послал за границу учиться двадцать дворян, которые после учебы в Европе не захотели возвращаться в допетровскую Россию.

Активная внутренняя политика требовала больших денежных средств и в 1597 году Борис Годунов отменил Юрьев день, полностью введя в государстве крепостное право.


«Люди» – так называли простых, лично свободных жителей Древней Руси. Их жизнь защищал закон – «Русская правда». Они не состояли на службе великого князя, но только платили ему дань – натуральный или денежный налог. Большую группу «людей» составляли «смерды» – все свободное сельское население. Их считали государственными крестьянами, жившие на великокняжеской земле. Позже смердов сменили «черные люди» – крестьяне, полностью платившие все виды государственных налогов и повинностей. Холопы не имели никакого отношения к черным людям. Домашние рабы не имели никаких гражданских прав и считались собственностью владельца.

Слово «крестьянин» – «христианин», появилось в конце XIV века. В Московском княжестве этот термин имел религиозно-национальный смысл и обозначал весь русский народ. Крестьяне были прикреплены к земле и были подчинены административной и судебной власти землевладельцев. До отмены Юрьева дня крестьяне имели право перехода от одного помещика к другому. Указ 1597 года закрыл последнюю отдушину для людей, державших на своих плечах российскую государственность. Самодуров-помещиков на Руси всегда было очень много и крестьяне уходили от помещиков. В государстве появилось много беглых и гулящих людей. С конца XVI века это явление приобрело массовый характер. Под давлением помещиков, которым грозило разорение, власти увеличили срок сыска беглых людей до пятнадцати лет. Помещикам не возвращались только крестьяне, ставшие казаками.

Гулящими людьми называли отпущенных на свободу слуг и холопов, а также крестьян и посадских, занимавшихся отхожими промыслами. Сам отход населения на заработки называли «гулять», «ходить в гуляках», «быть гулящим». Борис Годунов после запрета Юрьева дня разрешил крестьянам жаловаться на помещиков. Приказы были завалены жалобами на господ, в которых превалировали необоснованные доносы. Те крестьяне, над которыми издевались некоторые помещики, жалобы писали редко. При принесении присяги в начале каждого нового царствования крестьяне не присутствовали и сами не присягали.

Русская смута начала XVII века

В 1601 году в России начался трехлетний голод. Мера хлеба с 15 копеек быстро поднялась в цене до трех рублей. Люди убивали друг друга, были зафиксированы случаи людоедства, в стране начался мор, уносивший жизни десятков тысяч подданных. Никакие раздачи хлеба из казны не помогали. От ветра падали колокольни, появились многочисленные волчьи стаи.

После кончины династии Рюриковичей многие великие бояре хотели надеть шапку Мономаха. Появившаяся народная молва стала приписывать народные бедствия «беззакониям Бориса». Бесплатный хлеб из казны придерживался годами и перепродавался по сумасшедшим ценам. При проверке находили большое количество сгнившего хлеба, так и не розданного народу. Борис Годунов, отдавший весь хлеб из казны голодающим, ожесточился, начались опалы и тайные казни. Великому боярину Бельскому он приказал по волоску выщипать бороду и сослал его в дальний городок. Почти все бояре Романовы были отправлены в тюрьмы разных городов. Главу рода Романовых Федора Никитича с женой Годунов велел постричь в монахи и отправил в заточение на север. Все ждали перемен и появился самозванец Лжедмитрий. Об ужасах будущей смуты многие бояре почему-то не задумывались.


Лжедмитрий, он же расстрига Гришка Отрепьев, заключил тайный договор с польским королем Сигизмундом III. За возможную помощь Лжедмитрий обещал королю Чернигов, Псков и Новгород. Польская элита высказалась против войны с Москвой и в походе Лжедмитрия армия Речи Посполитой не участвовала. Отрепьев собрал около двух тысяч добровольцев, включая авантюристов и мародеров, надеявшихся на богатую добычу. Отрепьеву не удалось прорваться дальше пограничных районов, но почему-то вялые и нерешительные воеводы Годунова не покинули Новгород-Северский. Царь Борис обругал воевод за бездействие и тут же доверил им руководить войсками царства.

В стране давно шли голодные бунты. Отрепьева поддержали донские казаки, к нему присоединялись крестьяне, посадские люди сдавали ему города. Уставшие терпеть люди хотели перемен. Они еще не знали, каким ужасом закончится эта незаконная смена власти.

Григорий Отрепьев, получивший большое количество оружия, собрал большое войско из казаков, стрельцов, посадских, крестьян и всем пообещал волю. Несмотря на значительные силы, 21 января 1605 года войско Самозванца было разбито под Добрыничами. Воеводы Бориса Годунова могли пленить Лжедмитрия, но не сделали этого. Самозванец укрепился на юге царства и восстание продолжало расширяться.

Мятеж в армии подняли рязанские дворяне Ляпуновы, не раз обиженные царем. Дезорганизованное войско распалось.

В Москве неожиданно и странно умер Борис Годунов – у него сильно закололо внутри, из носа и ушей хлынула кровь и он мгновенно поседел. Были убиты его жена и сын, низвержен патриарх Иов. Боярин Богдан Бельский срочно вернулся из ссылки и поклялся на кресте, что именно он спас в Угличе царевича Дмитрия, и что Лжедмитрий – сын Ивана IV. Бельский попытался укрепиться в Кремле, но не успел. В июне 1605 года войска Лжедмитрия подошли к Москве. Ворота столицы открылись. Лжедмитрий заменил Бельского боярином Василием Голицыным. Лжедмитрий был объявлен московским царем и в стране началась грандиозная гражданская война.

Вместе с Лжедмитрием в Кремль пришли поляки. Чванливые и наглые паны пренебрежительно вели себя с москвичами и быстро опустошили казну. Народ быстро пришел в ярость, а бояре во главе с Василием Шуйским быстро организовали заговор и достигли успеха. Лжедмитрий был схвачен и убит. Единственный раз в Московском Кремле выстрелила царь-пушка – пеплом Самозванца.

1 июня на Московское царство венчался боярин Василий Шуйский. В государстве началась анархия и хаос. Власть шаталась во всех городах и областях государства, а их уже было очень много – Москва, Владимир, Суздаль, Ростов, Переяславль-Залесский, Тверь, Углич, Ярославль, Кострома, Поморье, Пермская земля, Западная Сибирь, Заонежье, Усольский полуостров, Соловки, Новгород, Псков, Смоленск, Брянск, Калуга, Тула, Рязань, Северские земли с Путивлем и Стародубом, часть «Дикого поля» с Воронежом, Белгородом и Курском, Поволжье, Нижний Новгород, Вятка, Закамье, Чебоксары, Казань, Астрахань, Башкирия и Кабарда.


Василий Шуйский недолго просидел на московском троне. В Путивле поднял восстание князь Шаховский, в Чернигове – князь Телятевский, в Рязани – Ляпуновы. В Польше быстро нашли нового самозванца Лжедмитрия II. Во главе нового войска нового самозванца встал беглый холоп Иван Болотников. В царстве, охваченном смутой, началась крестьянская война. Почти впервые заигравшиеся бояре столкнулись, наконец, лицом к лицу с вооруженным народом.

Армия И. Болотникова с дворянским ополчением Ляпуновых осадила Москву. На помощь к Шуйскому подошли отряды из северных городов и крестьянскую армию отбросили от Москвы. Болотников рассылал по всей стране письма, в которых поднимал крестьян против бояр и помещиков, требуя забрать у них деньги и имущество. После этого дворянин Ляпунов явился к Шуйскому с повинной. Оставшихся с Болотниковым восставших заперли в Туле, которую осаждали более полугода. В октябре 1607 года Тула была взята войсками Шуйского. Крестьянский вождь при захвате кричал: «Придет мое время, я вас закую в железо, зашью в медвежьи шкуры и отдам псам». Дворяне в железо не хотели и Болотникова быстро утопили.

Пока войска Шуйского стояли под Тулой, польские войска Лжедмитрия II подошли к Москве и, не имея достаточных сил для захвата Москвы, стали лагерем у Тушино. Ни «полуцарь» Шуйский, ни «Тушинский вор» Лжедмитрий II победить не могли. Многие бояре, дворяне, купцы предлагали свои услуги и тому, и другому, прося за это деньги и милости. В народе их стали называть «перелетами». По всей земле растеклись разбойники и грабители, осаждавшие даже города.

К Лжедмитрию II стекались авантюристы со всей Европы, его армия постоянно увеличивалась. Государство спасла Троице-Сергиева лавра – укрепленный монастырь, закрывший дорогу в богатые северные города.

В сентябре 1608 года тридцатитысячная польская армия осадила монастырь, который защищали десять тысяч воинов, монахов, крестьян. Крепкие стены и мужество защитников стали непреодолимым бастионом, который не смогли взять захватчики. Двухлетняя осада не закончилась польской победой. Собранные М. Скопиным-Шуйским на севере русские войска разгромили отряды тушинского вора, который был разеран в декабре 1610 года.

Спаситель Москвы М. Скопин-Шуйский погнал врага с родной земли, был отравлен на боярском пиру, как возможный конкурент на шапку Мономаха. Выдающийся российский историк С. Ф. Платонов писал, что «в Москве все сословия дошли до глубокого политического разврата».

В феврале 1609 года полуцарь Шуйский заключил союз со шведским королем. За 6000 шведских солдат Москва отдала права на Ливонию и Карелу с землями. Шведские войска расползлись по всему Балтийскому побережью.

Польская армия Сигизмунда разбила под Смоленском войска Шуйского и пошла на Москву. 7 июня 1610 года ополчения во главе с Захаром Ляпуновым свергли Василия Шуйского с престола. «Полуцаря» постригли в монахи и за московский трон тут же началась борьба. Польская партия предлагала сына Сигизмунда королевича Владислава, Захар Ляпунов с дворянами – Василия Голицына, Романовы предложили четырнадцатилетнего Михаила, двоюродного племянника последнего законного царя Федора Ивановича. Боярская Дума не поддержала никого из претендентов. Для управления государством в период междуцарствования дума назначила особую комиссию в составе Ф. Мстиславского, И. Воротынского, В. Голицына, И. Романова, Ф. Шереметева, А. Трубецкого и Б. Лыкова.

В сентябре 1610 года Семибоярщина пустила польские войска в Москву, которая присягнула королевичу Владиславу. Был взят Смоленск. «Великое боярское посольство» отправилось в Варшаву и было задержано в Польше на восемь лет. Королевич Владислав в Москву не ехал, поляки и шайки грабителей грабили Россию и сокращали ее население. Шведские войска воспользовались смутой и взяли Новгород с землями до Финского залива. Устоял только Псков. Положение Москвы стало безвыходным.


Москва была занята польским гарнизоном, вся московская царская администрация находилась под польским влиянием. Король Сигизмунд из-под Смоленска распоряжался в Московском царстве как государь. Русские начали освобождаться от польских оккупантов.

В январе 1611 года на Москву двинулось первое ополчение во главе с Прокофием Ляпуновым. Патриарх Гермоген из Кремля рассылал грамоты по русским городам, призывая не признавать Владислава русским царем. Он освободил народ от присяги королевичу. Поляки и бояре требовали от Гермогена остановить двинувшееся на Москву ополчение, но патриарх ответил: «Если все изменники и королевские люди выйдут из Москвы вон, то я опишу ратным людям, чтобы они вернулись назад». Патриарха заключили в подземелье Чудова монастыря и уморили голодом, но народ уже поднимался на защиту Отечества. Народным приговором 30 июля 1611 года из членов первого ополчения был создан «Совет всей земли», возложивший всю полноту власти на князя Д. Трубецкого, дворянина П. Ляпунова и атамана И. Заруцкого. В казачьих и дворянских лагерях ополченцев под Москвой были созданы приказы, восстановившие управление страной. Власти ополчения сменили переметнувшихся к полякам воевод и провели мобилизацию служилых людей, установив им фиксированное жалованье. Земли изменников конфисковывались и раздавались дворянскому ополчению.

Весной 1611 года, на Вербное воскресенье, в Москве начались уличные бои. Восставших москвичей, погибавших сотнями, поддержали отряды земского ополчения князя Дмитрия Пожарского. Поляки были отброшены в Кремль, где смогли удержаться с поддержавшими их московскими боярами. Поляки успели поджечь Москву, которая горела три дня и была полностью разграблена. С кремлевских стен польские солдаты стреляли в русских жемчужинами.

Через три дня в сожженную Москву вошло стотысячное ополчение П. Ляпунова. Недалеко от него расположились казацкие отряды Д. Трубецкого и И. Заруцкого. Польский гарнизон во главе с Гонсевским, насчитывал всего три тысячи человек. Совет всей земли постановил, что три амбициозных руководителя восставших «должны были строить землю и всяким ратным людям промышлять». Кремль штурмовать никто не спешил.

«Приговор» Совета всей земли постановил направить во все казачьи отряды служилых людей для контроля и прекращения грабежей. В казаки запрещалось принимать беглых холопов. Приговор подписали все руководители и представители двадцати пяти русских городов.

О трениях И. Заруцкого, Д. Трубецкого и П. Ляпунова донесли полякам и Гонсевский подбросил казакам поддельную грамоту с приказом Ляпунова земским людям «убивать казаков как собак». Ляпунова позвали в казачий круг и, не дав сказать ни одного слова, быстро зарубили. Дворянское ополчение отказалось от союза с казаками и разошлось по домам. На уходящие из Москвы многотысячные русские полки с кремлевских стен с удовольствием смотрел С. Гонсевский.

Польские начальники отправились в Варшаву праздновать победу над Московским царством. Пьянствовать начали уже на выезде из Москвы. После кутежа под Можайском пьяные паны на переправе через реку утопили шапку Мономаха и другие царские регалии. Для династии Романовых на коронацию шапка, держава, скипетр, бармы и все государевы символы были изготовлены по старым рисункам и образцам московскими мастерами.


Пока поляки праздновали в Нижнем Новгороде был созван Земской собор из представителей всех сословий Московского царства. Собор принял решение о сборе нового «ополчения всей земли». 18 августа 1612 года Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский с войском подошли к Москве. С другой стороны на усиление польского гарнизона шел большой отряд гетмана Я. Ходкевича. У поляков был почти год, чтобы укрепиться в Москве, но им не хватило одного дня. С третьей стороны встали лагерем казаки Трубецкого и Заруцкого, тут же пригласившие на переговоры князя Пожарского. Он видел, как погиб зарубленный Ляпуков и в казачий круг не поехал. Пожарский попросил атаманов хотя бы не пропустить отряд гетмана Ходкевича на соединение с польским гарнизоном в Кремле. Ходкевич в яростных атаках потерял много своих знаменитых гусар и прорваться к Кремлю не смог. Остатки его отряда покинули Москву. В октябре ополчение полностью обложило Кремль, в котором в заложниках было много не переметнувшихся бояр. Полякам обещали жизнь и 28 октября 1612 года они ушли из Кремля, отпустив боярских заложников, среди которых был пятнадцатилетний Михаил Романов со своей матерью.

К зиме Московское царство покинули все большие отряды оккупантов, хотя небольшие польские, казацкие и разбойничьи шайки бродили по русской земле до 1618 года. Смута на Руси почти закончилась, но по Деуминскому мирному договору 1618 года поляки оставили за собой Смоленск и Чернигов. Шведы ушли из Новгорода, но оставили за собой устье Невы и все побережье Финского залива. Европейские земли царства заметно уменьшились. Впереди у страны было много работы.

Начало династии Романовых

После окончания Смуты в стране было необходимо восстановить государственную власть. Символом власти на Руси был государь – необходимо было выбрать нового царя и новую династию, которую бы признала Россия.

Желающих одеть шапку Мономаха в державе было много всегда. Один из главных кандидатов Василий Васильевич Голицын находился в польском плену. На московский престол претендовали королевич Владислав и шведский наследник Карл-Филипп. Раздавались голоса в поддержку Дмитрия Пожарского. В январе 1613 года в Москве был созван Земский Собор. Люди всей земли спорили недолго – всех устроила кандидатура шестнадцатилетнего Михаила Романова, представителя древнего боярского рода, известного со времен Ивана Калиты. Большое значение имело то, что Михаил был внучатым племянником первой жены Ивана Грозного Анастасии Романовой, а его отец Федор Никитич Романов, также находившийся в польском плену, являлся двоюродным братом сына Ивана Грозного Федора. Принцип наследования царской власти, основанный на родстве с ушедшей династией, члены Земского Собора посчитали главным залогом устойчивости власти и порядка в государстве.

21 февраля 1613 года победившее в Смуте дворянско-казацкое ополчение сыграло решающую роль в избрании династии Романовых на московский трон. Новый царь находился в Костроме и был поставлен перед фактом своего признания. Послы с сообщениями о воцарении династии Романовых отправились в Англию, Данию, Священную Римскую империю, Персию и Турцию.


Дворян – победителей Смуты – устраивала новая перепись их поместий, многие из которых были переведены в вотчины. Им выдали новые грамоты на землю, отличившихся наградили. Иная ситуация была с казачеством. Многие крестьяне и посадские, ставшие казаками в Смутное время, не хотели возврата в крепостные и холопы.

Слово «казак» на половецком языке означало «страж передовой, ночной, дневной». С XIV века по окраинам русских земель стали селиться смелые, свободолюбивые люди для несения сторожевой – «станичной» и пограничной – «полевой» службы. Их стали называть казаками, первое упоминание о которых в русских летописях относится к 1444 году. За линией сторожевых укреплений на южной и юго-восточной границе Московского государства селились беглые крестьяне и посадские люди, которых также называли казаками. Непрерывные боевые действия на границах способствовали объединению этих великолепных степных воинов в товарищества донских, волжских, запорожских казаков. Казаками считались и вольные люди, работавшие по найму, несшие военную службу в пограничных районах. Их называли городовыми и сторожевыми казаками. Наблюдательные посты и казачьи разъезды постоянно находились в бассейнах рек Дон, Хопер, Сосна. По южной и юго-восточной границе Московского царства образовалась линия из служилых и вольных казаков. Стали образовываться отдельные казачьи войска. Каждое войско делилось на станицы, состоявшие из нескольких казачьих поселений, называемых хуторами и поселками. Площадь владений каждой станицы называлась станичным юртом. Донское и Уральское казачье войско имело земли, завоеванные или занятые ими самими. Остальные казачьи войска получали земли за несение ими пограничной и военной службы.

В Смуте участвовали многие служилые и вольные казаки, число которых значительно увеличилось за счет крестьян и посадских, ставших казаками «по праву сабли». Казаки воевали на всех сторонах, многие грабили, разбойничали, даже мучили население, выпытывая места тайников с родовым добром. Именно казаки зарубили руководителя первого земского ополчения П. Ляпунова, почти изгнавшего польских оккупантов из Москвы. Казачье руководство часто уклонялось и от совместных операций в 1611 – 1612 годах со вторым земским ополчением К. Минина и Д. Пожарского. Большую опасность при воцарении династии Романовых представляли действия казачьих отрядов И. Заруцкого и его «супруги» авантюристки Марины Мнишек, бывшей женой Лжедмитрия I. С трудом отряды Заруцкого были разбиты в Астрахани, где мятежный атаман попытался создать собственное ханство. Вместо ханского трона Заруцкого посадили на кол, а его «походная жена» закончила свою жизнь в коломенской тюрьме. Шайки разбойников и грабителей еще долго ловили по всем городам и землям. Современник писал: «Жилища человеческие превратились в логовища зверей. Медведи, волки, лисицы и зайцы свободно гуляли по городским площадям и птицы вили гнезда на человеческих трупах. Люди сменили зверей в их лесных убежищах, скрывались в пещерах, непроходимых кустарниках, искали темноты, желали скорейшего наступления ночи, но ночи были ясны. Вместо луны зарево пожаров освещало поля и леса, охота за зверями теперь сменилась охотой за людьми, следы которых отыскивали гончие собаки. Казаки, если где не могли истребить сельских запасов, то сыпали их в воду и грязь и топтали лошадьми; жгли дома, с неистовством истребляли всякую домашнюю рухлядь. Где не успевали жечь домов, там портили их, рассекали двери и ворота, чтобы сделать жилища неспособными к обитанию. Звери поступали лучше людей, потому что звери наносили одну телесную смерть».

Полностью укротив новое и старое казачество власти смогли в 1619 году, сначала уговорами, и часто не выполнявшимися обещаниями жалованья, потом силой. Руководителей казацких отрядов перевешали, те, кто не ушел на Дон и Запорожскую Сечь, пошли на службу. Многих беглых вернули в холопство, в крепостные. Западные послы докладывали начальству о положении народа в Московском царстве: «Нет слуги или раба, который бы более боялся своего господина, или бы находился в большем рабстве, как здешний простой народ. Крестьянин владеет своей собственностью только по названию, и нисколько не огражден от хищничества и грабежа как высших людей, так даже простых дворян, чиновников и солдат. Из-за притеснений крестьянам нет смысла заниматься промыслами, так как все равно у них можно все отнять. Отсюда праздность русского крестьянина, его лень и пьянство, и всеобщая уравнительная бедность.

Наполнение бюджета Московского государства осуществлялось с помощью сбора чрезвычайных налогов, воссоздания налоговой службы. Новые власти просили в долг у всех, кто мог иметь деньги, тут же освобождая от податей тех, кто был приближен к престолу или откупался. Все исследователи отмечают, что составленные приказными дьяками документы всегда имели не менее трех толкований. Утверждению династии в очередной раз очень помогли именитые люди Строгановы, дав три тысяч рублей особым послам от Романовых, очень большую по тем временам сумму. Именно купечество, имевшее капитал, смогло наполнить государственную казну. С 1620 года власти отменили тяжелые налоги на посадских людей, и торговля резко возросла. Началась конкуренция русских купцов и заморских гостей, в которой с выгодой для себя разбирались московские власти. Почти все иностранные путешественники и дипломаты писали, что «все русские люди без исключения занимались торговлей и первый купец – царь». Голландский купец с удивлением писал: «бравший у меня в долг товар русский купец столько успевал сделать оборотов с этим товаром, что через малое время возвращал долг и продавал тот же товар дешевле, чем покупал – хоть вези назад в Амстердам».

Еще в 1571 году после сожжения Москвы татарами на место погибших москвичей поселили наиболее зажиточных купцов из провинциальных городов страны. Такая политика продолжалась и в дальнейшем. Вся верхушка купечества царства к началу XVII века собралась в его столице. Из купечества выделились гости и члены гостиной и суконной сотни.

Гостями называли иностранных купцов и русских купцов, торговавших за границей. В конце XVI века гостями назвали высшую категорию привилегированного купечества, получившего и правовой статус. Купец-гость получал персональную царскую жалованную грамоту, в которой перечислялись его заслуги, права и привилегии. Корпорация гостей имела и общие жалованные грамоты. Жившие в Москве гости подчинялись приказу Большой казны. Они пользовались большим политическим влиянием, участвовали в заседаниях Земских соборов, приглашались на дипломатические приемы, дворцовые церемонии.

Для получения звания гостя одного обладания крупным капиталом было мало. Гости были обязаны служить в финансовых приказах, оказывать услуги власти. После смерти гостя его наследники могли получить это звание по новому царскому указу и случалось это нечасто. Гости занимались оптовой торговлей русскими, европейскими и восточными товарами во многих областях России, Европы и Востока. Во многих российских городах гости имели лавки для розничной торговли. По полученным государственным подрядам гости поставляли хлеб, соль, вино, занимались государственными перевозками. Число гостей в разные времена не превышало сто человек.

В гости производились члены Гостиной сотни, второго по значению объединения привилегированного купечества. Члены Гостиной сотни обладали крупными капиталами, имели заслуги перед государством и были подсудны только центральной власти. Звание члена Гостиной сотни было наследственным. При первом Романове было более двух тысяч членов Гостиной сотни. Только при Петре Великом члены Гостиной сотни были расписаны по гильдиям.

В Москве XVII века было восемь главных гостиных дворов – Старый, Новый, Персидский, Шведский, Армянский, Греческий, Английский, Литовский. Розничная торговля велась в московских рядах. Кроме оптовых дворов и рядов на площадях Москвы по средам и пятницам проходили торги. Путешественник Адам Олеарий в 1630 году писал: «Площадь перед Кремлем – главный рынок города. В продолжение целого дня тут кишит народ. Вся эта площадь полна лавками, как и все примыкающие к ней улицы. Каждое ремесло имеет свою улицу – ряд, и свой квартал – четь, так что купцы, торгующие шелком, не смешиваются с продавцами сукна и полотна, ни золотых дел мастера с седельниками, сапожниками, портными, меховщиками или другими ремесленниками. Есть пушной ряд, который завален товаром».

Множество мелких лавок могли иметь по четыре хозяина. Торговали почти все посадские люди. Иностранцы, посещавшие Россию в XVII веке, писали: «Все постановления Московии направлены на коммерцию и торги, потому что всякий, от самого высшего до самого низшего, занимается и думает о том, как бы он мог то тут, то там выискать и получить некоторую прибыль. Посадские используют всевозможные приемы и уловки, свойственные опытному европейскому торговцу, в том числе способность обвешивать, уверять в высоком качестве малоценных товаров и вообще совершать всевозможные обманы. Их смышленость и хитрость особенно выделяются в куплях и продажах, так как они выдумывают всякие хитрости и лукавства, чтобы обмануть своего ближнего. Купцы подкрепляют свои обманы ложной божбой и клятвой при торговых сделках. Эти люди такой шаткой честности, что если торг окончен не тотчас отдачей вещи и уплатой цены за нее, то они легкомысленно разрывают его, если видят барыш позначительнее. Так как московитяне лишены всяких хороших правил, то по их мнению, обман служит доказательством большого ума. Лжи, обнаруженного плутовства они вовсе не стыдятся. До такой степени чужды этой стране семена истинной добродетели, что даже самый порок славится у них, как достоинство.

Между большим количеством негодной травы также растут и полезные растения и между этим излишеством вонючего луку алеют розы с прекрасным запахом.

Русские купцы от природы так ловко в торговле приучены ко всяким выгодам, к скверным хитростям и проказам, что и умнейшие заграничные торговцы часто бывают ими обмануты. Что касается верности слову, то русские большей частью считают его нипочем, если они могут что-нибудь выиграть обманом. Торгуют они с большими обманами и хитростями и не скоро кончают торг. Ибо, приценяясь к какой-нибудь вещи, они дают за нее меньше половины, чтобы обмануть продавца. Как только они начинают клясться и божиться, знай, что тут скрывается хитрость, ибо они клянутся с намерением обмануть. Русские хитры и алчны, как волки, и с тех пор, как начали вести торговлю с голландцами, еще более преуспели в коварстве и обмане.

Если кто-нибудь привезет в Московию какие бы то ни было товары, то он должен немедленно заявить и показать их сборщикам пошлин или начальникам таможни. В назначенный час они осматривают и оценивают их. Даже когда они оценены, все еще никто не смеет ни продавать, ни показывать их прежде, чем они будут показаны царю. Если царь захочет купить что-нибудь, то товары показывают царскому величеству. Он тогда выбирает, что ему самому нравится, и под видом этого берут также гости их царского величества из того, что им кажется хорошим. Остальное потом можно продавать, кому хочешь, набавляя цену.

Для обогащения казны отправляются нарочные в местности, где имеются меха, воск, мед и там забираются целиком эти товары по назначенной казной цене. Затем эти товары перепродаются по высокой цене как своим, так и иностранным купцам. Если они отказываются от покупки, то их принуждали к тому силой. Подобным же образом казна присваивает себе иностранные товары: шелковые материи, сукно, свинец, жемчуг, а потом она заставляет своих купцов покупать эти товары по цене, назначенной царскими чиновниками. Никто не может продавать эти товары, пока не распродан товар царский.

Казна получает большую прибыль на персидском сыром шелке, которые его царское величество через своего купчину выменивает от персидского государя на сукна, красную медь, золото и соболей. Всем купцам запрещено торговать в Персии подобным товаром.

В Астраханской области у Каспийского моря ежегодно вываривается большое количество соли и там ловится разная большая рыба. Соль и рыба принадлежат особым гостям царя, которые везут их по всей стране. Кавиар – черная икра – принадлежит их царскому величеству и ее обычно покупают англичане, голландцы, итальянцы. На этом царь имеет большую прибыль.

Никому не позволяется кроме царя торговать хлебом. Вести торговлю мехами может каждый, но с полученных из Сибири мехов в казну поступает десятина. Этими мехами царь платит иностранным купцам. Излишки мехов раздаются для сбыта гостям.

Гости ведают таможенными доходами, рыбными и соляными промыслами. Они же закупают для царя товары, и производят от его имени и на его счет торговые операции, заключают подряды с иностранцами. Торговцы, как и народ, относятся к ним весьма враждебно за их взяточничество, за притеснения, чинимые ими более слабым, за их корыстолюбие. Пользуясь своими привилегиями, они подрывают торговлю рядовых купцов. Это корыстолюбивая и вредная коллегия, имеющая благодаря своему званию, право повсеместной первой купли. Не имея возможности везде лично осуществлять свои права, они в больших городах назначают живущих там знатнейших купцов, которые пользуются привилегиями гостей, и ради своей частной выгоды препятствуют развитию торговли. Гости дают советы царю к учреждению царских монополий, препятствуют всякой свободе торговли, чтобы набирать свои собственные карманы. Купцы и чернь питают к ним вражду и если произойдет бунт, то им всем свернут шею».

В XVII веке царскими указами были объявлены «заповедными товары, ставшие царской монополией: пенька, смола, вина, сало, меха, шелк и многие другие, привлекательные для иностранных купцов. Остатки непроданных заповедных товаров разрешалось продавать простым купцам, но со многими ограничениями. При продаже товара взималась пятипроцентная таможенная пошлина. Процветала контрабандная торговля.

Страна покрылась сетью дорог, только в Москву вело семь больших трактов и во всех городах проходили ярмарки. Шесть значительных торговых путей проходили через Московское царство: Беломорско-Холмогорский, Новгородско-Балтийский, Литовский, Степной-Украинский, Поволжский и Сибирский. Контроль за этими путями, приносившими торговую прибыль до тысячи процентов, приводил к постоянным вооруженным конфликтам, часто перераставшим в локальные войны.

Развитию торговли мешало отсутствие большого количества монет. В России периодически чеканились только серебряные и медные деньги. Золотые монеты чеканились как награды и медали. Во времена первых Романовых в Московском царстве серебро не добывалось и в России ходили иностранные золотые и серебряные монеты – немецкие ефимки, испанские дублоны, итальянские дукаты, английское и голландское золото. Серебряные монеты часто подделывали из олова и свинца.

Балтийский торговый путь запирали шведы, Литовский держали поляки. Основным путем для России, связывавшим ее с Европой, стал Беломорский путь, почти «Окно в Европу», проходивший через Белое море. Архангельск, Холмогоры, Вологда принимали европейские корабли. Для огромной страны трех северных портов было явно недостаточно. Европейские купцы просили права на прямую восточную торговлю и иногда их получали, заручившись поддержкой московских чиновников. В России европейцы действовали торговыми компаниями. По всей стране их агенты напрямую договаривались с производителями товаров. Русские купцы толе объединились и торговая война закончилась выдавливанием иностранных гостей из внутренних областей Московского государства.

Денег в обороте не хватало, и торговля часто носила бартерный характер. Товар менялся на товар, что, впрочем, оказалось выгодным для обеих сторон. С русской стороны шло сырье, с западной – обработанные, «мануфактурные» товары. Сырье вывозилось в огромном количестве. Европейские купцы иногда проговаривались, что обычная прибыль никогда не была меньше ста процентов. В Россию ввозилось огромное количество сукна из Лондона, Гамбурга и Брюгге, тафта, атлас, бархат из Венеции, металлические изделия всех видов. Русское железо из-за отсутствия перерабатывающих производств годилось только для крестьянских хозяйств. Для производства вооружений шло шведское железо. Закупалось много оружия, которое Европа разрешала ввозить в Россию. С Запада везли селитру, серу, стекло. Порох производили сами. Если западные страны прекращали поставки оружия, царь издавал указ только на оружие менять мед и воск, вывозившиеся в огромном количестве. Большой популярностью в России пользовались европейские вина – романея, фряжские, рейнские. Торговые связи России и Европы постоянно расширялись. Недаром русское слово «торг», сменившееся татарским «базаром», было вытеснено немецким «ярмарка».

Степной украинский путь не имел большого торгового значения – знойный летом, метельный зимой и постоянно наполненный разбойниками. Торговля между Москвой и крымской Кафой тем не менее не прекращалась.

Значение Волжского пути в начале XVII века упало. Персидские товары постепенно были вытеснены европейскими. Большую прибыль Россия получала от транзитной торговли между Западом и Средней Азией. В сибирском Нерчинске активизировалась русско-китайская торговля.


Главной внешнеполитической задачей Москвы стало возвращение новгородских и смоленских земель. Смоленск удалось вернуть только отцу Петра Великого. Новгород удалось вернуть почти сразу. В древнем городе стоял значительный шведский гарнизон, новгородские земли также были заняты шведами, укрепившимися на побережье Финского залива. В сентябре 1613 года большое московское войско двинулось на Новгород. Первый Романов писал в титуле «царь новгородский и лифляндский», а шведы именовали его «великим князем московским». Шведы отбились от московских полков, но началась польско-шведская война и воевать на два фронта северное королевство не стало. Летом 1615 года войско шведского короля-полководца атаковало Псков, но псковичи отбились. Начались русско-шведские переговоры. Шведы требовали земли, или огромную компенсацию. Земский Собор в Москве решил отдать территорию. По Столбовскому мирному договору 1617 года Московское царство вернуло Великий Новгород с округой, городами Ладогой, Гдовом, Порховом, Старой Русской, но потеряло Ивангород, Орешек, Ям, Копорье и все побережье Финского залива. Шведам заплатили и двадцать тысяч рублей.


К 1620 году последствия Смуты были ликвидированы. Московское государство удалось удержать от распада. Оно не попало под польский и шведский протекторат. Новая династия получила международное признание. Было восстановлено управление, собирались архивы, наводился порядок в городах и головах, привыкших к анархии, хаосу и свободе. Государственная казна была наполнена купцами и чрезвычайными налогами. С 1625 года в титуле царя Михаила Федоровича появилось слово «самодержец». Над головами орлов в российском гербе появились короны.


В 1630-х годах была предпринята первая попытка реформирования поместной армии. Для создания постоянных солдатских полков из Швеции пригласили несколько десятков наемников. Полки нового «иноземного» строя должны были заменить поместную конницу. Они вербовались из вольных людей, не записанных в тягло сыновей посадских людей и даже крестьян, не записанных в службу стрелецких и казацких детей, монастырских слуг. В регулярную армию записывались лишь наиболее состоятельные дворяне, но и для многих уездных дворян и детей боярских открывались перспективы службы в рейтарских и солдатских полках новой армии.

Первые рейтарские полки тяжелой кавалерии были сформированы в 1632 году для похода на Смоленск. Они состояли из 1200 – 1500 человек. В солдатских полках было от 1000 до 2000 человек. Полки делились на роты, которыми командовали офицеры, в основном иностранцы – прапорщики, поручики, ротмистры, майоры, полковники. Вооружение составляли мушкеты, пищали, пистолеты, сабли и латы. В состав рейтарских полков входили копейщики и драгуны, воевавшие в конном и пешем строю.

В мирное время рейтары проживали в своих поместьях. Ратной учебой они занимались в течение месяца осенью, после уборки хлеба. Полковник приезжал в город, в уезде которого был расположен его полк, рассеянный по волостям и станам. Он собирал начальных людей и рейтар, записывал их приезды, досматривал оружие, лошадей, раздавал по половине килограмма пороха на человека, учил ратному строю и распускал по домам до будущей осени. Вскоре даже иностранцы-офицеры стали заживаться в пожалованных им поместьях и не являлись в полк. Их за это пороли, и после третьей неявки высылали за границу. Полки «иноземного строя» не стали регулярной армией и были упразднены Петром Первым.


Ближнее окружение царя Михаила Романова составляли в основном его родственники и родственники его родственников. Романовы, Шереметевы, Салтыковы, Черкасские, Стрешневы занимали руководящие посты в государстве и часто путали свой карман с государственным. В Москве появилось новое понятие «сильных людей» – бояр или князей, имевших высокие чины в Боярской Думе или Государевом дворе, очень богатых и имевших родственные связи с царем или родственниками царя. Они не являлись профессионалами ни в каком государственном деле, хотя и руководили множеством приказов. Спорить с «сильными людьми и доказывать им что-то было бесполезно, жаловаться некому. Начиная с первого Романова родственное окружение царя постоянно создавало проблемы государю и государству, которые никогда не решались. Порочный круг удалось разорвать только Петру Великому, но правление династии Романовых кончилось страшным для государства 1917 годом в том числе из-за назначения на ключевые посты в империи недалеких и деградировавших родственников императора. За императорской семьей, не желавшей работать на кормившую их страну, бурно устремилась чиновничья элита и трехсотлетнее правление династии кончилось гибелью Российской империи и резней гражданской войны, уничтоживших большинство династии и элиты.


С 1630-х годов для защиты новой династии в государственную практику было введено понятие «политическое преступление», обозначенное термином «слово и дело». Политическими преступлениями назывались покушения на жизнь и здоровье государя, государственная измена, покушение на власть «державы царского величества».

Каждое политическое дело начиналось с доноса-извета, часто анонимного, от какого-то человека о знании им «слова и дела государева». Человек вслух объявлял эти слова и тогда воеводы должны были допросить говорившего «слово и дело», отыскать свидетелей, взять у них письменные показания, провести очные ставки, подвергнуть кого необходимо тюремному заключению и передать следственное дело в один из московских приказов. Из приказа обычно требовали дополнительных допросов и «пыточных речей», на основании которых выносился приговор, о котором указом сообщалось воеводе для исполнения. Иногда с делом в Москву отправляли обвиняемых. Там производили окончательный розыск и приводился в исполнение приговор.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Терра инкогнита: Россия, Украина, Беларусь и их политическая история (А. Р. Андреев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я