Врата вовне

Анатолий Евгеньевич Половинкин, 2019

Игнат Давыдов обычный парень, жил не тужил. Вот только его сосед по комнате одержим навязчивой идеей о том, что он нашел способ открыть портал в иные миры. Казалось бы, полный бред, но что, если ему действительно удалось открыть этот портал? Вот только в этот портал провалился не сосед, а сам Игнат. Теперь ему предстоит приложить все свои умственные и физические способности, чтобы выжить в этом чужом и опасном мире.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Врата вовне предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ВРАТА ВО ВНЕ

Глава 1

День, навсегда изменивший всю последующую жизнь Игната Давыдова, начался для него как обычно, а именно, банально и скучно. Ну, скажите сами, когда тебе всего двадцать пять лет, и тебе кажется, что у тебя впереди вся жизнь, и ты строишь наполеоновские планы на будущее, вдруг оказывается, что никакого великого будущего у тебя фактически и нет. Ты молод, здоров, полон сил и физической энергии, но ты не востребован. Закончил институт, и не так, чтобы просто корочка была, а именно закончил, получил от института все, что тот вообще способен дать. Ну, конечно, в соответствии с сегодняшней эпохой. И вдруг оказывается, что ни ты, ни твои способности никому на фиг не нужны. В стране чудовищный рост безработицы, и даже специалисты со стажем оказываются на улице, так что уж говорить о не имеющем, можно сказать, никакого опыта, выпускнике. Конечно, двадцать пять лет — это для выпускника уже не мало, но Игнат поступил в институт уже после армии. Зачем? Да, наверное, просто, хотел стать человеком. Но, увы, человек, в наше время, означает не больше чем простая букашка под ногами.

Одним словом, радужные мечты развеялись и превратились в ничто. На душе пусто, пакостно, и бессмысленно. А тут еще твой сосед по комнате настоящий сумасшедший. Нет, он, конечно, не кидается на тебя с ножом, напротив, тихий такой ботаник в повседневной жизни. Но это только до тех пор, пока дело не касается предмета, который-то буквально и свел беднягу с ума. Паранойя, идея фикс, одержимость — это можно назвать любым словом, а Игнат не знал, какое из них больше всего подходит для того, чтобы охарактеризовать то, что овладело всеми помыслами Лехи Панкратова. Дело в том, что он верил в то, что на Земле существует множество порталов, ведущих бог весть куда. В параллельную ли вселенную, в другие звездные системы или галактики. Да ладно бы если бы просто верил, в это верит бесчисленное количество людей, но они, тем не менее, продолжают оставаться вполне адекватными людьми. Чего нельзя сказать о Лехе. В том-то вся и разница, что он вбил себе в голову, что он обнаружил один такой портал недалеко от их города. И он абсолютно уверен в том, что сумеет найти способ его открыть. Ну, как говорится, и флаг бы ему в руки. Да вот только он не может больше ни о чем ином думать и говорить. Все его мысли и разговоры заняты только этим самым порталом. Ну ладно бы, человек со странностями. Как говорится, каждый сходит с ума по-своему. Вот только для чего он ему, Игнату-то все уши об этом прожужжал. Ну, не интересны Игнату порталы. Он даже фильмы и сериалы на подобные темы не смотрит, а уж про книги вообще и речи не идет. Нет, чтобы нашел кого-нибудь по своим интересам, так нет же, такое впечатление, что Игнат является единственным его слушателем. Наверное, все остальные его уже давно послали подальше. Признаться, Игнат тоже едва сдерживается, чтобы не послать своего соседа туда же, куда того посылают все остальные. Да и не только послать, а еще и навешать по шее. Ну, честное слово, нет никаких сил его больше слушать.

Удобно развалившись на своей кровати, закинув на спинку ноги, и заложив руки за голову, Игнат предался думам о своем будущем. Все скучно, нудно и банально. Конечно, он легко мог устроиться куда-нибудь охранником, да только вот сиденье в офисе или в сторожевой будке было не в его характере. Представить только, целый день пялиться в монитор или разгадывать кроссворды. Да ведь от этого с ума можно сойти. Как другие люди это выдерживают. Вот если бы…

Впрочем, в этот раз Игнату не довелось помечтать вволю. Как всегда, как только его мысли приняли более оптимистический характер, в комнату вошел Лешка Панкратов. Даже не вошел, а ворвался. Худощавый, низкорослый, с всклокоченными волосами, он выглядел так, будто только что пробежал стометровку. И, судя по всему, так оно и было. Его глаза лихорадочно блестели за стеклами очков. Тяжело дыша, он уставился на Игната.

О, только не это, такое поведение было слишком хорошо знакомо Игнату. Кажется, его сосед по комнате совершил очередное открытие, и ему не терпится посвятить в него Давыдова. Однако тот молчал, и никак не реагировал на появление Лехи.

— Я нашел! — торжествующе произнес, даже едва не выкрикнул Лешка. — Я нашел!

Тоже мне, Архимед нашего времени, подумал Игнат, чувствуя, что ему сейчас придется в очередной раз выслушивать бред о каких-то там параллельных мирах, и порталах в него.

— Что ты нашел? — лениво поинтересовался он.

Лешка Панкратов быстро переместился по комнате, и встал прямо перед Игнатом. С торжествующим видом он взирал на своего соседа свысока.

— Я нашел вход в портал! — Эти слова он произнес с таким видом, будто бы сообщал о наступлении новой эры для всего человечества.

— Поздравляю, — отозвался Игнат, и закрыл глаза. Больше всего, в данный момент, ему хотелось погрузиться в сон, чтобы не видеть, и не слышать этого первооткрывателя параллельных миров.

— Нет, ты не понимаешь, — затряс головой Леха. — Я нашел ключ, который позволит мне открыть врата. Я понимаю, как это звучит, но я сделал это!

— Ну, я уже тебе сказал, поздравляю. Теперь человечество сможет путешествовать между мирами, о чем оно мечтало уже с древнейших времен.

Очевидно, в голосе Игната прозвучало столько сарказма, что это еще больше возбудило Леху. Он взъерошил волосы, огляделся по сторонам, потом бросился к своему столу, на котором валялась куча книг, и принялся перелистовать страницы.

— Вот, послушай, еще с древнейших времен по всему земному шару было разбросано множество врат, ведущих в иные миры. Понимаешь, они имеются во всех уголках земного шара. Но в обычных обстоятельствах они наглухо закрыты для всех любопытных. Но те, кто их построил оставил огромное количество подсказок, так сказать, ключей, при помощи которых можно эти порталы открыть.

— Тогда почему же их до сих пор никто не открыл? — спросил Игнат, продолжая лежать, закинув руки за голову.

— Как это никто не открыл? — возмутился Лешка. — Еще как открыли. Множество порталов было запущено, приведено в действие.

— Что же я об этом ничего не слышал? Почему ничего не сообщают в новостях?

Теперь Леха Панкратов смотрел на Игната, как на сумасшедшего.

— Да кто же тебе об этом сообщит в новостях. Ты что! Тем более, что эти порталы не остаются открытыми постоянно. Как только в них кто-нибудь входит, они тут же наглухо захлопываются для остальных. Впредь до того момента, пока не найдется еще какой-нибудь гений, способный открыть этот проход.

— И ты и есть такой гений, который это сделал?

— Да, — просто ответил Леха. — Я и есть тот гений.

Игнат оглядел своего соседа так, будто видел его впервые. Да, зрелище еще тот, студент третьекурсник, выглядевший так, словно бы был слегка полоумным, был гением, открывшим проход в иные миры. А, впрочем, чему тут удивляться. Все гении были в той или иной степени полоумными.

— И кто же те люди, которым удалось открыть порталы в иные миры?

— Ну, я не знаю, конечно, — смутился Лешка. — Но ты заметил сколько за последнее столетие без вести пропало людей.

— То есть ты хочешь сказать, что все они, все пропавшие, переместились в иные миры, открыв порталы, о которых подавляющее количество людей даже не имеет ни малейшего представления.

— Конечно же, не все. Думаю, что от общего числа пропавших это сотые доли процента. Но кто-то из них, наверняка, сумел открыть врата.

Игнат покачал головой, да, его собеседника было не так-то просто сбить с толку. Он поднялся с кровати и, подойдя к холодильнику, извлек из нее две бутылки пива.

— Вот, выпей-ка, это хорошо расслабляет.

Пиво действительно подействовало. Но не только на Леху, но и на самого Игната. Он стал воспринимать одержимость своего соседа более спокойно, и даже почувствовал некоторый интерес к его речам. То, что где-то на Земле существуют так называемые проходы в иные миры, об этом говорят и пишут многие. И это даже интересно. Не то, чтобы Игнат в них верил, но просто допускал такую теорию. А почему бы и нет. Мир достаточно безумен, чтобы в нем могло существовать что угодно. Почему бы и не быть проходам в иные миры. Надо полагать, что если вдруг в действительности откроется где-нибудь такой портал, то в жизни человечества начнется новая эпоха. Все встанет с ног на голову. Или наоборот.

Выпив примерно полбутылки, Игнат сел на кровати, и теперь уже с большим любопытством слушал рассказ Лешки. А тот продолжал говорить и говорить, время от времени прикладываясь к горлышку своей бутылки. Весь его вид говорил о том, что он пытается убедить твердолобого слушателя в том, что его теория верна. Поймав паузу, Игнат спросил:

— Ну, скажи на милость, почему ты решил, что такой портал существует именно в наших краях?

Леха посмотрел на него как на слабоумного.

— Только не говори мне, что ты ничего не слышал о нашем Вороньем Яре.

Разумеется, Игнат слышал. Яр располагался всего в нескольких десятках километров от города. Красивое место, о котором сложилось мнение, как о нечистом. Аномальная зона, в которой исчезают люди. Якобы.

— А что Вороний Яр? — спросил он. — Таких мест в нашей стране хватает всюду. Базы инопланетян, лесные топи, дыры, ведущие к центру земли, ну и тому подобный бред.

— В том-то и дело, что все это не бред, — горячо возразил Леха. — Вернее, в большинстве случаев это действительно бред, но не в этом.

От пива у Лехи язык развязался еще больше. Он извлек из своей тумбочки какие-то книги, принялся листать их, ища что-то, что непременно должен был увидеть Игнат. Игнат закатил глаза — кажется, сегодня ему больше скучать не придется. Леха принялся рассказывать, но почти все, что он говорил, Игнат уже слышал. Но Лешка, похоже, уже и сам забыл о том, что уже не раз все это говорил своему соседу. Он тыкал книгу в лицо Игнату, и показывал на иллюстрацию.

— Такие врата имеются и в египетских пирамидах, и в подземных лабиринтах, и вообще почти во всех аномальных зонах нашей планеты. И именно поэтому там исчезают люди.

— Ты хочешь сказать, что все исчезнувшие нашли способ открыть такие врата? Ведь большинство пропавших без вести обычные туристы.

— Нет, — возразил Леха. — Дело в том, что время от времени эти порталы открываются спонтанно, и так же спонтанно закрываются. Я не знаю, почему это происходит. Может быть, создатели установили в порталах автоматы, которые срабатывают в определенное время. А может, кто-то осознанно контролирует их, и похищает нужных им людей.

— Теория мирового заговора? — с насмешкой произнес Игнат.

— При чем здесь мировой заговор, — отмахнулся Леха. — Я не знаю целей создателей этих порталов. Может, их вообще уже давно нет в живых, а порталы работают, и будут работать вечно. Я не знаю причины. Так же, как не знаю, куда отправляются те, кто проваливаются в эти проходы.

После двух бутылок пива Игнат и Леха уже сидели перед компьютером, и сталкиваясь друг с другом головами, тыкались в экран.

— Вот, — торжествующе говорил Леха, указывая на изображение в мониторе. — Видишь вот эти символы? Если их нарисовать или выложить из камней возле врат, то проход сработает. Понимаешь, они являются как бы ключом, отпирающим врата.

Игнат не понимал. Все, что ему показывал Леха, казалось полной галиматьей. Какие-то закорючки, иероглифы. Руны, похожие на знаки, обнаруженные в пирамидах Египта, и тому подобных древностях.

Леха продолжал тараторить, как заведенный, объясняя, показывая. Интересно, конечно. Но только в качестве фантастической литературы, поскольку все это звучало уж слишком неправдоподобно.

— Замечательно, — сказал Игнат. — Только какое это отношение имеет к нашему Вороньему Яру? Насколько я понял, здесь речь идет о вратах, расположенных где-то в пустыне.

— Самое непосредственное, — ответил Леха. — Дело в том, что ключ везде одинаков. Понимаешь? Тот, кто создал порталы, позаботился о том, чтобы и ключ подходил ко всем вратам. Иначе люди просто не смогут их открыть. Запутаются в ключах.

— И ты думаешь, что неизвестные создали врата специально для того, чтобы люди могли их открыть?

— Конечно. А иначе зачем было вообще их создавать на Земле? Это путь для человечества в иные миры.

— Или проход для вторжения на Землю, — возразил Игнат.

Лешка покачал головой.

— Вряд ли. Будь это так, то пришельцы давно уже захватили бы нашу планету.

— Логично, — вынужден был согласиться Игнат.

Он выпрямился и посмотрел на своего соседа.

— Что ж, поздравляю. Можешь смело отправляться в Вороний Яр, и открывать свой портал. Если у тебя получится, ты войдешь в историю.

Леха помялся.

— Дело в том, что для этого мне нужен будешь ты.

— Это с какой такой стати? — изумился Игнат. — В качестве свидетеля? Чтобы подтвердить твой успех.

— Не только, — отозвался Леха. — Дело в том, что для того, чтобы открыть врата, нужны как минимум два человека.

Глава 2

И вот, они находились в Вороньем Яре. Игнат озирался по сторонам, оглядывая местность вокруг, и думал о том, какого дьявола он собственно согласился переться сюда, да еще почти на ночь глядя. Нет, конечно, до темноты еще оставалось несколько часов, но все же… Видно всему виной оказалась третья бутылка пива, которая неблагоприятно воздействовала на него, сделав куда более покладистым, чем он был обычно. Легкий хмель в голове, не опьянение, а именно хмель. И все же этого оказалось достаточным для того, чтобы он был здесь, и жаждал посмотреть на то, как провалится Лехина затея. В самом деле, на это, пожалуй, стоило бы взглянуть. Да и для самого Лехи было бы полезным. Может быть, это заставило бы его бросить носиться с этими безумными затеями насчет проходов в иные миры.

Однако, сам Лешка, похоже, думал совсем иначе, он был абсолютно уверен в том, что у него все получится, и что сегодня вообще переломный день для всего человечества. Он шагал по траве, внимательно глядя вокруг себя, словно высматривая место, где находятся эти мифические врата.

Игнат стоял на месте и, почему-то, чувствовал, как по его коже словно пробегает мороз. Собственно, почему это? Наверное, потому, что он слышал очень много различных историй о том, как здесь бесследно пропадают люди. Нечистое, аномальное место. Некоторые из пропавших, правда, возвращались обратно, но рассказывали слишком жуткие и невероятные истории, чтобы им можно было поверить. Да и что далеко ходить, одна такая история произошла с приятелем его приятеля. Гм, даже сама фраза звучит нелепо. Уж больно напоминает сплетни старушек, сидящих на лавочке у подъезда. Так вот, этот приятель приехал сюда вместе с компанией не то родственников, не то друзей, и решил побродить по округе. По пути ему, якобы, попались какие-то местные жители, которые предупредили, чтобы он не ходил в ту сторону, куда шел. Само собой, разумеется, он никого не послушал, и направился к лесу, растущему неподалеку. По его словам, деревья в этом лесу росли как-то странно, стволы настолько плотно располагались друг к другу, что казались почти сплошной стеной. А за ними была непроглядная чернота. Детская страшилка на ночь? Вроде того, но только вот он взял и шагнул в этот лес.

И тут, по его словам, мир исчез. Он оказался в глубокой тьме. Не было видно ни деревьев, ничего. Он стал ощупью пробираться вперед, но не смог нащупать ни одного дерева. Казалось, что все исчезло. Он обернулся назад, желая выйти из этой тьмы, но и сзади было то же самое. Исчезли деревья, исчез выход из леса. Была полная тьма. И сколько он не шел, выбраться наружу он не мог.

С этого момента он просто утратила ориентацию и счет времени, просто шел и шел вперед, время от времени глядя вверх. А там было ночное небо, со сверкающими звездами. В конце концов, он все же вышел из тьмы, и оказался неподалеку от шоссе, а вокруг была уже ночь.

Игнат не знал, каким именно образом тот добрался до дома. Но когда он все же вернулся, то узнал, что его друзья и родственники до самой ночи искали его в этом лесу. Они пошли следом за ним буквально через несколько минут, но его не застали. По их словам, это был обычный лес, где ничего аномального они не заметили. Кроме разве лишь исчезновения его самого.

До сих пор Игнат считал эту историю простой выдумкой, той самой детской страшилкой на ночь. Но сейчас, когда он сам оказался в этих краях, вдали от цивилизации, вдвоем со своим соседом по комнате, зацикленным на параллельных мирах, он был готов поверить во что угодно. Один на один с дикой природой, да еще едва ли не на ночь глядя.

А вот на Леху, похоже, это никак не действовало. Точнее, действовало, но совершенно наоборот. Никакого страха, лишь только едва ли не лихорадочное возбуждение. Он бегал по поляне, внимательно рассматривал траву, грунт и, видимо, был вполне удовлетворен тем, что видит. Повернувшись к Игнату, он крикнул:

— Что же ты стоишь как столб, давай запуская камеру!

Игнат извлек смартфон, включил запись видео, и направил объектив на своего соседа по комнате. Смартфон, конечно, не видеокамера, и качество съемки здесь куда как ниже, но ведь, с другой стороны, Игнат не собирался снимать голливудский блокбастер. Удовлетворить блажь и манию Лехи, и пусть он потом любуется на себя со стороны. Может быть, хоть это отобьет у него желание заниматься всякой ерундой.

Держа аппарат перед собой, Игнат шагнул вперед, чтобы занять наиболее удобную позицию для съемки. При этом рука его дернулась, и в поле зрения объектива попали горы, возвышающиеся над горизонтом. Об этих горах тоже ходило немало различных легенд, и все они были сродни историям про таинственный лес, в котором якобы исчезают люди. Многокилометровые пещеры тянулись вглубь этих гор. Неоднократно туда отправлялись экспедиции, чтобы изучить недра и составить карту подземных ходов, но, насколько знал Игнат, ни одна из них не увенчалась успехом. В этих пещерах пропало много людей, часть из которых находили потом мертвыми. То ли какой-то подземный газ, то ли еще что-то в этом роде. Короче, несчастные даже сами не замечали, как теряли сознание и погибали. Не спасали никакие респираторы и кислородные маски.

Лешка попытался придать себе величественный и солидный вид, но это у него плохо получалось, так как он был слишком уж возбужден уверенностью в предстоящем успехе.

— Дамы и господа, — заговорил он. — Сейчас вы присутствуете при невероятном событии, которое изменит весь дальнейший ход человеческой истории.

Да, оратор из Лехи был никудышный, но Игнату не было до этого никакого дела. Завтра же он выложит все, что сейчас заснимет, в сеть, и будет потешаться вместе с пользователями над выкрутасами Панкратова. Он даже придумал название ролика: «Леха Панкратов отправляется в параллельные миры». Ну или что-нибудь в этом роде. Кто знает, может этот ролик станет хитом, и наберет кучу просмотров и лайков.

— Сейчас я нахожусь в Вороньем Яре, месте, уже давно получившим дурную славу. Ведь здесь, как известно, за последние несколько десятилетий исчезла целая уйма народа. А сколько их было за прошедшие века, когда учет пропавшим просто не велся? Короче, об этих местах уже давно ходит легенда о том, что здесь имеется проход в иные миры. Так вот, дамы и господа. Со всей ответственностью я заявляю, что это никакая не легенда, и проход действительно существует. И он находится как раз здесь, на этом самом месте, где я сейчас стою.

Дальше пошла краткая история, и рассказы о том, сколько человек и каким образом здесь исчезли. Причем в таких подробностях, о каких Леха просто не мог знать. Видя, что Панкратова все больше и больше относит в сторону, Игнат прервал его.

— Хватит воды, давай по делу.

Леха остановился, поморгал глазами, словно не понимая, чего Игнат от него хочет, затем как бы опомнился.

— Ну, так вот, — продолжил он. — Эти врата открываются при помощи, если хотите, магии. Необходимо указать на земле соответствующий путь, по которому должен будет пойти тот, кто хочет оправиться в иные миры, а также изобразить соответствующие символы, при помощи которых сей портал и открывается.

Леха подошел к своему рюкзаку, и принялся в нем копаться.

— Вот, — сказал он, извлекая на свет баллончик с краской. — Сейчас я на ваших глазах все это продемонстрирую.

И он склонился к земле, на которой принялся что-то рисовать.

Игнат слегка сместился, чтобы лучше видеть, что делает Леха. При этом его рука снова дернулась, и Леха вышел из фокуса. Когда ракурс восстановился, стало видно, как Панкратов рисует прямо на траве белой краской какую-то извилистую линию. Через минуту можно было сделать вывод, что на земле появляются очертания какой-то спирали, с широким кругом посередине. Спираль как бы образовывала дорожку, исходящую из этого круга, и ведущую в… никуда. Дорожка круто обрывалась под острым углом.

Рисуя, Леха продолжал что-то говорить, но Игнат почти его не слушал. Во-первых, его больше интересовал узор, появляющийся на земле, а во-вторых все речи Панкратова казались ему полной галиматьей.

Леха закончил рисовать, и снова скрылся в недрах своего рюкзака. Через мгновение он вынырнул, держа в руках груду каких-то камней и минералов.

— Мне удалось расшифровать, какие именно элементы необходимы для того, чтобы открыть портал. Важно, повторяю, очень важно, чтобы все эти элементы были расположены в строгом порядке. Мне понадобилось очень много времени для того, чтобы вычислить эти элементы и точно рассчитать их расположение. Оговорюсь сразу, что все эти порталы, установленные в разных уголках нашей планеты, были созданы в очень древнее время, однако же секрет их открытия был известен как древним Майя, так и древним Египтянам. Со временем все эти знания были забыты, а приход так называемой «цивилизации» окончательно стер все, что знали о вратах наши далекие предки.

Говоря все это, Леха аккуратно раскладывал минералы по всей спиралевидной дорожке. Игнат пытался определить, что за минералы использует Панкратов, но единственное, что он сумел идентифицировать, это был горный хрусталь. Но, кажется, среди «камней» был еще медный колчедан, и кусок базальта. И, так как в геологии Игнат был не силен, за определение остальных минералов он не ручался.

Не переставая объяснять и рассказывать древние истории, Леха Панкратов дошел до самого конца. Туда, где дорожка обрывалась в никуда. И о, великий боже, на концах линий, он установил два подковообразных магнита. Это уж было слишком, и Игнат буквально затрясся от беззвучного смеха. Ну, конечно, очевидно, Леха решил, что таким образом он создаст магнитное поле или еще что-то в этом духе.

Леха выпрямился, и повернулся к объективу.

— Итак, уважаемые зрители, сейчас я, прямо на ваших глазах, перейду в иное измерение.

Интересно, подумал Игнат, а как ты собираешься возвращаться обратно? Но вслух он этого не сказал, вдруг Леха пойдет на попят. Не хотелось бы потерять такой кадр. Завтра же, нет, сегодня он выложит эту запись в сеть.

— Но для того, чтобы я мог войти во врата, мне нужна помощь моего ассистента.

Леха сделал жест рукой, обращаясь к Игнату.

— Будь добр, встань в круг, который я поместил в центр спирали.

Игнат опустил взгляд, и сквозь объектив мобильника посмотрел на круг. В самой его середине Леха намалевал какую-то пентаграмму.

— Для чего? — спросил Игнат.

— А это вроде как наподобие пружинного замка, — пояснил Леха. — Понимаешь, нужен кто-то, кто бы держал дверь открытой, когда я буду в нее входить.

— Хорошо, хорошо. — Игнат вступил в круг, встав прямо на пентаграмму.

— А теперь я начинаю свой путь, — сказал Леха, вставая рядом с Игнатом в круг, и поворачиваясь к нему спиной. Он сделал глубокий вдох, словно волнуясь и опасаясь за результат эксперимента.

Волноваться тебе нужно будет завтра, подумал Игнат, когда это видео появится в сети.

Леха начал путь. Размеренно, словно отмеряя каждый шаг, он двинулся по спиралевидной дорожке, тщательно следя за тем, чтобы не перешагнуть за ее границы. С каждым витком он отдалялся от Игната все дальше, давая, тем самым, ему возможность снять себя в полный рост.

Вот, наконец-то, и последний поворот, ведущий наружу, туда, где спираль обрывалась, и где по ее краям были разложены подковообразные магниты.

Вот сейчас будет самое интересное. Игнат замер, стараясь не пропустить ничего. Ох, как хотелось ему снять лицо Лехи, когда он шагнет за предел дорожки. Он уже живо представил себе его выражение, и еле сдерживался от смеха.

Леха, помедлив секунду, шагнул и…

И исчез.

Игнат почувствовал, как его на мгновение охватил столбняк. Потом он оторвался от телефона, и посмотрел поверх него, будучи уверенным, что Леха упал, пригнулся или еще что-то в этом роде.

Но Лехи не было. Ни стоячего, ни лежачего, ни сидячего. Он просто исчез.

Рука, державшая телефон, опустилась, словно внезапно стала весить целую тонну. У Игната отвисла челюсть.

Сработала эта хреновина. Кажется, нечто подобное произнес один из героев кинофильма «Киндза-дза», когда внезапно оказался в пустыне.

Неужели же у Лехи и вправду все получилось?! Неужели он и в самом деле перешел в иное измерение?

Игнат посмотрел вниз, себе под ноги, и увидел, что вместе с Лехой исчезла и спиралевидная дорожка, по которой он шел. Исчез и круг, в котором стоял Игнат, вместе с пентаграммой.

Игнат посмотрел вокруг себя, ища лехин рюкзак. Но его тоже не было. Видимо, он отправился вслед за своим хозяином.

Давыдов огляделся по сторонам, все же надеясь, что Леха где-то рядом. Его удивило, что странным образом изменился пейзаж, окружающий его. Все стало каким-то не таким, каким было минуту назад.

Нет, далеко не сразу Игнат сообразил, что исчез не Леха, а исчез он сам.

Глава 3

Осознание того, что врата сработали, но перенесли они его самого, выразилось у Игната настоящим шоком. В течение нескольких мгновений он стоял, ошеломленно глядя куда-то в сторону горизонта, опустив руку с телефоном, в котором все еще продолжала работать видеокамера. Признаться, он про нее совсем забыл. Хмель, поселившийся у него в голове после пиво, и уже значительно выветрившийся по пути сюда, теперь окончательно испарился. Вот только от этого голова Игната не стала соображать лучше и, признаться, он бы предпочел лучше быть под градусом, чем видеть то, что открылось его взору.

Собственно, ничего необычного и ужасного он не видел. Впереди перед ним возвышалась гора, а по сторонам была степь. Где-то вдали виднелись леса. Но это был иной пейзаж, не имевший никакого отношения к Вороньему Яру. И, самым главным тому доказательством было отсутствие шоссе позади Игната. Там расстилалась такая же степь, что и вокруг него.

Игнат крутился на месте, чувствуя, что его ноги становятся как бы ватными, и не желают его держать. Все еще, в глубине своей души, не веря, что все это произошло по-настоящему, и будучи уверенным в том, что Лешка просто разыграл с ним какую-то шутку, Игнат крикнул:

— Леха, ты где?

Ясное дело, что он где-то прячется. Портал в иные миры — что за чушь! Он просто подшутил.

— Давай, выходи, хватит прятаться!

Но где Леха мог спрятаться если поблизости от них нет ни кустика. И, главное, каким образом Леха смог изменить пейзаж вокруг? С помощью зеркал, которые, пока Игнат глазел на своего соседа, установили его сообщники вокруг. Ну да, конечно.

Не было никаких зеркал, не было никаких помощников. Все это по-настоящему. Вот только здравый смысл отказывается верить в это.

Ошеломленный Игнат продолжал крутиться на месте, чувствуя, как у него заходит ум за разум. Он прекратил вращение и закрыл глаза. Сейчас он их откроет, и все станет таким же, каким было раньше. Вновь появится Леха, и с торжествующей улыбкой воскликнет: «Ну как, поверил?» Да, хорошая получится шутка. Вполне годная для того, чтобы выкладывать ее в сеть. Вот только смеяться будет Леха, а не Игнат. Ну и пусть, такой розыгрыш того стоил.

Игнат открыл глаза. Ни Лехи, ни знакомого пейзажа. Все чужое. Игнат сдвинулся с места, и двинулся вперед, надеясь, что все же наткнется на какое-нибудь зеркало или нечто подобное. Но он ни на что ни наткнулся. Вокруг него было реальное пространство.

И вот тогда-то и стало страшно по-настоящему.

— Леха? — произнес Игнат каким-то чужим и хриплым голосом. — Где ты? Выходи, Леха. Хватит шутить. Классный розыгрыш, но все довольно. Признаю, ты меня напугал и удивил. Ты молодец, Леха.

Но никто не появился. Игнат по-прежнему был один, и не слышал ничего кроме собственного голоса, и биения своего сердца.

Его взгляд случайно упал на телефон, который он держал в руке. Ну, конечно же, телефон. Связь. Сейчас он свяжется с кем-нибудь…

Но связаться ни с кем не удалось. Аппарат известил, что сеть не найдена. Так, значит, он действительно переместился куда-то.

Игнат закрыл глаза, и сделал глубокий вдох. Так, сейчас главное успокоится, он побывал в передрягах и похуже этой, и ничего, возвращался живым и здоровым. Впрочем, нет, в подобной передряге ему побывать не доводилось. Проваливаться в иные миры ему еще не приходилось. Но, все равно, нужно взять себя в руки. Паника никому еще не помогала, не доводила до добра. Необходимо здраво и трезво посмотреть на ситуацию, в которой он оказался.

Он снова открыл глаза. Ничего не изменилось вокруг, но изменилось внутри него. Прежде всего Игнат ощутил, что паника действительно оставила его. Ему было страшно, но теперь он куда спокойнее смотрел на положение вещей. Итак, он переместился. Провалился, телепортировался, называть это можно как угодно, но суть от этого не менялось. Теперь необходимо попытаться выяснить, куда именно он попал. В параллельную вселенную, на другую планету, в иное измерение, в другое время? А, может, он вообще находится на своей родной Земле, и в свою эпоху, просто переместился куда-нибудь в другое место. Скажем, на несколько десятков или сотен километров в сторону. Если так, то его положение совсем не так страшно, как оно может показаться.

Но что-то Игнату показывало, что все не так просто. И вряд ли он находится на просторах своей бесконечной России. Вряд ли он даже в Европе или Азии, да явно и не в Америке, и не в Австралии. А вот где именно?

Игнат снова посмотрел себе под ноги. Эх, если бы сохранилась та спираль, что рисовал Леха. А, впрочем, что это ему бы дало? Что он предпринял бы в этом случае. Ну, конечно же, попробовал бы пройти по этой дорожке обратно от «выхода», в котором исчез Леха, до круга в центре спирали, в котором он стоял, когда произошла телепортация.

Ну и что дальше? Причем здесь путь Лехи, если провалился не он, а сам Игнат? А он, между прочим, стоял совершенно неподвижно в самом центре круга. Все сработало не так, как планировал Леха. И он, наверняка, сейчас бегает по этой самой спирали в Вороньем Яру и ищет Игната. Счастливчик, он-то остался дома.

Ну, так все-таки, где он? Земля это или не Земля. Растительность, вроде похожа. Игнат всмотрелся в траву под ногами. Хотя нет, вроде бы трава не совсем такая как на Земле. Стебельки какие-то не такие. Да и сам грунт. А, впрочем, может ему так только кажется? Он читал когда-то давно фантастический рассказ об одном космонавте, успевшим покинуть звездолет на спасательной капсуле, и, упав обратно на Землю, решил, что он оказался на другой планете, чужой и враждебной. Словом, он сошел с ума, и был убит потом полицейскими. Не происходит ли то же самое и с Игнатом? Может он просто переместился по другую сторону гор Вороньего Яра, где он никогда не был, и от этого-то ему и кажется, что он на другой планете. Кажется, там как раз и должны быть поля, пустоши и леса.

Хорошо если так, но если предположить более худший вариант. Какой, например? Ну, скажем, что он переместился во времени. К примеру на десять миллионов лет назад. Хотя нет, это он, пожалуй, хватил. Тогда на Земле и растительность была совсем иная, да и вокруг него разгуливали бы динозавры. Или еще какие доисторические животные. Этот же мир больше напоминал современный.

А, может, он где-нибудь в средневековье? И сейчас из-за горы выскочит конница рыцарей. Впрочем, нет, рыцари — это в Европе. Тогда монголо-татары.

А если его вообще забросило в будущее. Такое далекое, что не осталось ни человечества, ни его следов. Хотя нет, мир вокруг не производит такого впечатления. Никаких следов апокалипсиса.

Ладно, что еще может быть? Параллельный мир? Но что это вообще? Что-то вроде сериала «Скользящие», где во всех иных мирах имеются двойники, и эволюция развивается почти по одному и тому же пути? Или же параллельный мир — это вообще нечто совершенно иное и чуждое человеку? В нем совершенно иные физические законы и сами формы материи и жизни, если таковая имеется? Что такое параллельный мир. Если верно последнее, то Игнат в нем бы просто не смог существовать. Не смог бы дышать, его разорвало бы в клочья или расплющило. Словом, это был бы мир не для человека. А он же продолжает преспокойно существовать, дышать и мыслить. Да еще любуется окружающей его природой. Стало быть, либо параллельный мир годен для обитания человека, либо же он вообще не в параллельном мире.

Тогда где? На другой планете? В иной галактике? За миллионы световых лет от своей родной Земли? Это было бы, пожалуй, хуже всего. И вопрос, как он сюда попал? Провалившись в портал? Ну, это понятно. Но разве может существовать портал, ведущий в другую галактику? Теоретически — да. А практически? Игнат в это не верил. Слишком уж фантастично.

А что не фантастично? Какой из перечисленных вариантов?

Они все были фантастичны.

Может, он просто спит, и это ему все кажется? Да нет, вот уж это совершенная чушь. Он не спит, и он больше не в своем мире. Это факт, с которым приходится считаться.

Данила снова поднял мобильник и, включив видеокамеру, обвел аппаратом пространство вокруг себя. Зачем он это сделал? Игнат и сам не знал. Хотел просто задокументировать происходящее. И что он собирался с этой записью делать? Разместить на ютубе? Снести в академию? Или же сохранить для потомков. Смешно, глупо и нелепо. Для того, чтобы можно было что-то сделать с записью, необходимо было сначала выбраться отсюда. Вернуться домой.

Итак, сколько он не думал, сколько не перебирал вариантов, ни к чему конкретному прийти не смог. Ситуация яснее не становилось. Надо было что-то предпринимать. И одно Игнат знал точно, что если он будет стоять на месте, то ничего не добьется. Нужно двигаться. Выбрать какое-нибудь направление, и идти к нему. Кто знает, может он выберется к разумным существам. Что если вон за той горой расположен какой-нибудь город.

Игнат огляделся по сторонам, размышляя над тем, какое направление ему выбрать. Там, откуда он пришел, то есть в той стороне, где пролегало шоссе, никакой дороги больше не было. Следовательно, туда идти не было смысла. До самого горизонта расстилалась унылая степь. Кто знает, может она тянется на сотни и даже тысячи километров. Пройти такое расстояние без еды и воды было нереально. Рассчитывать на то, что по пути ему попадутся какие-нибудь плоды или ягоды было, мягко говоря, наивно. Хотя бы по той простой причине, что, если он находится в ином мире, он просто не сможет отличить съедобное от ядовитого.

Так, по другую сторону от него лес. Да и напротив него тоже ничего кроме леса не видно. Возможно, за лесами и находится какое-нибудь поселение или даже целый город, но вот добираться до него, не зная, что тебя может поджидать в глуше, мягко говоря, не слишком-то разумно. Остается последнее, двигаться в сторону горы, в надежде на то, что за ней все же встретится кто-нибудь живой.

Но тут же возникал вопрос, а как встретит его этот «живой», и кем он окажется? Вдруг он попадет к каннибалам? Риск, конечно, был, но самым большим риском было согласиться на предложение Лехи помочь ему открыть портал. Да, называется, «подержал дверь». Ловушка для идиотов или что это вообще?

Игнат двинулся в сторону горы. Сколько до нее, километр, два? Расстояния здесь могут быть обманчивы. И все же стоять на месте, и ждать, когда за ним придет спасательная экспедиция, вообще не имело смысла. И, скорее всего, врата за его спиной вообще наглухо захлопнулись для других. Если только… Если только Леха не найдет способа вновь открыть их. Но сколько ему предстоит ждать его? Даже если он повторит его опыт, но ему понадобится еще один человек, чтобы тот прошел путь Лехи по спирали, а сама Леха, занявший места Игната в центре круга, смог бы провалиться вслед за Игнатом.

Тьфу, бред какой-то. Ну, предположим, что Леха даже и попадет сюда, что дальше? Как они вернутся обратно? Что, Леха обвяжется веревкой, и его напарник вытянет их обоих в родной мир? Абсурд и безумие. В любом случае, не остается ничего иного, как полагаться на самого себя.

Игнат продолжал идти. Свежело. Несмотря на то, что стоял сентябрь, а день выдался довольно теплым. Однако, климат, все же походил на привычный Игнату. Начинало смеркаться. А вот это, пожалуй, было хуже всего. Ночью с ним могло произойти что угодно, не говоря уже о том, что с наступлением темноты он вообще не будет знать, куда ему идти. В таких местах, далеко от города, обычно ночью вообще бывало настолько темно, что увидеть что-либо было вообще невозможно.

Игнат посмотрел вверх. Небо над ним было самым обычным. Минуточку, а ведь небо как раз может дать ему ключ, и сказать, где именно он находится, точнее, на родной Земле или же на другой планете.

Но небо ничего ему не сказало. Оно, вроде бы, было самым обычным, но, с другой стороны, звезд на нем пока еще не было видно никаких. Да и луны тоже. А сегодня вообще какой день, полнолуние ли или же, напротив, новолуние? Игнат и понятия не имел. Но ничего, скоро он это выяснит.

Вот только что он будет делать, если, все же, выяснится, что он, отнюдь, не на своей Земле? А где, в галактике Кин-дза-дза?

Игнат остановился, то ли решив сделать привал, хотя еще совсем не устал, то ли почувствовав опасность. Да, вот как раз к последнему и можно было отнести его чувства. По спине пробежали мурашки, и возникло чувство, будто бы за ним наблюдают.

Медленно обернувшись, Игнат оглядел просторы. Вроде бы ничего не изменилось, все такая же пустошь, и никого живого. Ни пения птиц, ни стрекотания сверчков.

Когда Игнат вновь повернулся в сторону горы, то замер в полном потрясении. В нескольких десятках метрах впереди стояло три человека. И у всех троих в руках были автоматы.

Глава 4

Шок от увиденного заставил Игната застыть на месте. Еще бы, ведь всего несколько мгновений назад там никого не было. А теперь…

Все трое были людьми. Во всяком случае, выглядели как люди. И были мужчинами. Означало ли это, что Игнат по-прежнему оставался на Земле, и в своем родном мире? Но, честно говоря, этот вопрос его сейчас не очень-то интересовал. Гораздо больше его волновало то, что у всех троих в руках были автоматы. А когда на улице, тем более в глуши, неожиданно встречаешь незнакомцев с автоматами, то ожидаешь чего угодно, но только не вопроса о том, как пройти в библиотеку. Можно было побиться об заклад, что эти трое прогуливаются тут далеко не с мирными намерениями.

Когда мгновенный шок прошел, в груди Игната глухо и часто забилось сердце. Что сделают сейчас с ним эти трое? Убьют или просто ограбят? Но, учитывая то, что у Игната с собой не было ничего, что можно было бы у него отобрать, то, скорее всего, следовало ожидать того, что его сейчас просто отправят на тот свет. Правда, кое-что у Игната все же было. Скажем, смартфон, дешевые наручные часы и полторы тысячи рублей в кармане. Полторы тысячи на троих? М-да, грабители вполне могут расценить это как самое настоящее издевательство. Тем более часы, которые вообще продать можно только почти за даром. Оставался смартфон. Модель недорогая, но все же.

А, впрочем, кого он пытается обмануть? Всем известно, что вооруженные бандиты свидетелей не оставляют, особенно если учесть, что он видел их лица, ведь все трое были без масок. Да, закончилось твое путешествие, Игнат Давыдов. Вот к чему привела его поездка в Вороний Яр. Кажется, это был его последний путь, а эти трое будут его проводниками при переходе в иной мир.

Однако, в следующее мгновение, Игнат разглядел, что оружие в руках пришельцев было не совсем автоматами. Что-то другое, никогда ранее не виданное Давыдовым. Лишь только похожее на автоматы. Хотя, какое это имеет значение, ведь это же, безусловно, все равно оружие. Так не все ли равно из чего его убьют?

Игнат опустил руки, и мысленно приготовился к смерти. Сейчас они направят на него стволы, нажмут на курки. Мгновение боли, и он больше ничего не будет чувствовать. А, может, он еще поживет несколько минут, так как существовала надежда на то, что незнакомцы вступят с ним в беседу, потребовав деньги, ценности и все такое прочее. А это продлит ему жизнь. Разумеется, не надолго, но, учитывая его положение, каждая минута может показаться ему вечностью.

Незнакомцы переглянулись между собой и один из них извлек откуда-то какой-то небольшой прибор, направив его на Игната. Некоторое время он выжидающе на него смотрел. Видимо, в прибор был встроен индикатор. Затем он показал данные своим спутникам, кивнул им и произнес:

— Глядите-ка, еще один бедолага провалился к нам.

У Игната глаза полезли на лоб. Стало быть, незнакомцы говоря по-русски. Следовательно, они русские. Впрочем, это как раз и не факт. Как, по-прежнему, не факт и то, что его не хотят ограбить и убить.

Словно в ответ на его мысли, тот же мужчина добавил:

— Добро пожаловать на задворки вселенной.

— Кто вы? И где я? — спросил Игнат, когда к нему вновь вернулся дар речи.

— Мы, в некотором роде, встречающие. А вот где ты — это тот еще вопрос, ответить на который не очень-то просто.

— Разве мы не в России?

Говоривший рассмеялся. К его смеху присоединились и остальные. Они снова переглянулись между собой.

— Видали вы его! Он думает, что он в России.

Игнат вновь покосился на оружие, в руках троицы. Те заметили его взгляд, и передвинули «автоматы» на плечи. Теперь их стволы уже не были направлены на Игнаты, и тот заметно расслабился. Во всяком случае, непосредственная опасность ему пока больше не угрожала.

— Но ведь вы же говорите по-русски. Разве вы не русские?

Игнат и сам почувствовал, как глупо и наивно прозвучали его слова, но ничего более умного не пришло ему на ум.

— А если бы мы говорили по-китайски, то ты решил бы, что мы китайцы? Разве мы похожи на азиатов?

Нет, на азиатов никто из троих похож не был.

— Да расслабься ты, не тронем мы тебя, — сказал говоривший. — Меня зовут Рональд. А их, — он кивнул головой на своих товарищей. — Марио и Эрик.

Странные имена, подумал Игнат. Точнее, не то, чтобы странные, но какие-то разношерстные, словно бы они принадлежали к разным национальностям. Возможно, так оно и было. Интернациональная команда или что-то в этом роде?

— Так где же мы, если не в России? — снова спросил Игнат.

Рональд покачал головой.

— Да, в России, — произнес он, едва сдерживая горький смех. — А других мест ты не знаешь? Впрочем, сколько бы ты не гадал, а все равно не угадаешь. Так вот, приятель, мы не только не в России, мы вообще даже не Земле.

Последняя фраза была для Игната как ледяной душ. В глубине своей души он все же надеялся на то, что он по-прежнему находился на Земле.

— Не на Земле? — пролепетал он.

— Не-а, не на Земле, — подтвердил Рональд. — И даже не в солнечной системе.

Ну, это как раз было понятно. Нигде в солнечной системе больше не было планет, похожих на Землю.

— Тогда где же мы?

Рональд покачал головой.

— Понимаешь, мы сами этого толком не знаем. Может быть, это задворки вселенной, что-то вроде космического чердака, куда забрасывают ненужные вещи. Одним словом, далеко.

Игнат не понимал.

— Как же это вы не знаете? Вы же сами тут живете. И не знаете, где вы находитесь?

— Интересный вопрос, но ведь и ты, получается, теперь тут живешь. Тем не менее, ты не знаешь, где находишься.

Игнат заморгал.

— Вы хотите сказать…

— Только то, что мы оказались здесь примерно твоим же путем. Провалились сюда. Каждый в свое время, и в разных местах.

И все же Игнат ничего не понимал. Да и кто бы, оказавшись на его месте, что-нибудь понял из довольно бессвязных речей Рональда.

— Ладно, это все долгая история. Идем с нами, и мы тебе все на месте расскажем.

— Мы? — повторил Игнат. — А эти двое умеют разговаривать? Или же они не понимают по-русски.

Рональд оглянулся на своих друзей.

— Умеют, — ответил он. — Да и по-русски говорят не хуже тебя. Просто скоро здесь совсем стемнеет. А ночью находится здесь, на открытой местности, не самое лучше времяпровождение. Нечисть всякая, да и аномалии различные активизируются.

— Аномалии? — недоуменно произнес Игнат. — Что за аномалии?

Рональд вздохнул.

— Понимаешь, как я тебе уже говорил, это не Земля. И мы, люди, здесь чужаки. По какой-то причине местная… Как бы ее там назвать… Природа, что ли. Словом, нас тут не любят. И не хотят терпеть наше присутствие. Проще говоря, пытаются нас отсюда вытурить или уничтожить. Ну, а поскольку убраться по своему желанию мы отсюда не можем, то нас стараются просто истребить. Чужакам тут не место.

Игнат огляделся по сторонам. Вроде бы все тихо и спокойно, ничего угрожающего не видно. Все, вроде бы, как на родной Земле. Может его разыгрывают? Хотя вряд ли. Розыгрышем его попадание сюда, и неожиданное появление этих троих назвать трудно. Ладно. Самым лучшем, пожалуй, будет делать то, что они от него хотят. А дальше видно будет.

— Так где же вы живете, куда идти?

— А вон за тот холм. Куда, собственно, ты и шел.

Значит, они знали, куда именно он направлялся. Знали его маршрут. Выходит, они следили за ним.

Все четверо двигались вперед. Рональд шел впереди, Игнат шагал следом. А замыкали шествие Марио и Эрик. И у Игната сложилось неприятное чувство, будто эти двое конвоируют его, а Рональд, их начальник, ведет их на базу, где Игната ожидает «теплый» прием.

Темнело действительно быстро, и когда они свернули за холм (а это возвышение горой назвать как-то не поворачивался язык), Игнат, несмотря на сумерки, увидел приземистое здание, выложенное не то из бетонных, не то еще из каких-то блоков. Здание не производило впечатление крепости или еще какого-то бастиона. Скорее, обычный жилой дом. Окна казались самыми обыкновенными. Ни бойниц, ни стволов пулеметов, торчащих из щелей амбразур. Да и самих амбразур-то не было.

Рональд открыл обычную дверь, которая явно не производила впечатления бронированной.

— Добро пожаловать, Игнат. Располагайся, и чувствуй себя как дома.

Игнат вошел. Изнутри здание вовсе не походило на жилое помещение. Скорее, на какую-нибудь сторожку, сторожевой пост или еще что-нибудь в этом роде. Кровати, правда, имелись. Даже стол и стулья. А у стены даже стояло какое-то приспособление, похожее на холодильник.

— Где это мы? — спросил Игнат, с удивлением озираясь по сторонам.

— Это что-то вроде приемной станции, — пояснил Рональд. — Марио, наш гость, наверное, проголодался, путешествуя между мирами. Накрывай-ка на стол. В любом случае, это поможет ему собраться с мыслями.

Марио, без слов, подошел к приспособлению у стены, которое и вправду оказалось холодильником, и принялся извлекать из него продукты.

— Приемной станции? — переспросил Игнат. — Вы хотите сказать, что здесь, точнее, в том месте, где я появился у вас, находится другая сторона портала?

— Что-то вроде того, — согласился Рональд. Он повернулся к Давыдову. — Понимаешь, какая штука, мы сами не знаем толком, что это такое, и как это работает. Но все, кто проваливается в эти врата, неизбежно оказывается точно в том месте, где оказался ты. В каком бы месте земного шара это не случилось, вошел ли ты в пещеру, затерялся ли в лесу, забрался ли в подземелье. Всякий раз, когда срабатывают врата, ты неизбежно оказываешься здесь, в одном и том же месте.

Игнат заморгал.

— Вы хотите сказать, что таких аномальных зон много? — спросил он.

— Именно, — подтвердил Рональд. — Ты даже не представляешь себе насколько.

Марио принялся накрывать на стол. Впрочем, особого шика тут не было. Колбаса, консервы, хлеб, виски и даже пиво.

— Некоторые из этих порталов срабатывают спонтанно, — продолжал Рональд. — Ты можешь о них даже не подозревать, идти себе и идти, а потом вдруг обнаруживаешь нечто интересное. Какую-нибудь нору или древнюю арку. Достопримечательность, которую посещают тысячи туристов. Ты проходишь в эту арку, и бац, оказываешься здесь.

— Ничего себе, — ошалело произнес Игнат.

— Угу, вот именно. А бывает, какой-нибудь чудик решит, что он обнаружил какой-то ключ или еще нечто в этом роде, позволяющее ему попасть в иной мир. И тут он оказывается недалек от истины. Но, понимаешь, в чем штука, видимо те, кто создал и раскидал эти портал по всей Земле, были большими шутниками, и придумали одну забаву. Для того, чтобы запустить такие порталы, нужно обычно два человека. Один, якобы, открывает портал, и держит его открытым. А второй в этот портал проходит. Но вот в чем заподлянка, в такие порталы проваливаются обычно как раз те, кто «держат» дверь, а те, кто ломятся во врата, остаются на месте.

При этих словах Игнат побледнел.

— Что с тобой? — спросил Рональд, увидев изменения в лице гостя.

— Как раз именно такая штука произошла со мной, — признался Игнат. И он рассказал, что случилось.

— Вот-вот, — закивал головой Рональд. — Именно об этом я и говорю. Да ты садись, подкрепись, выпей, сразу станет легче. Когда не желудке не пусто, легче соображается, да и алкоголь в такой ситуации лучший друг.

Как бы не так, подумал Игнат, не выпей он эти три бутылки пива, не оказался бы он здесь. Да, впрочем, что уж теперь говорить. Как раз сейчас глоток спиртного был бы как нельзя более кстати. Он это чувствовал. Да и голод не мешало бы утолить.

Он сел за стол. Его новые товарищи придвигали ему бутерброды и открытые консервы, налили в стакан виски. Игнат осушил его разом. Почувствовав тепло в желудке, он спросил:

— Ну, а как же вернуться обратно домой?

Сидевший сбоку от него Эрик рассмеялся.

— Если бы это было возможно, мы бы не сидели сейчас здесь, а находились бы у себя дома.

Игнат едва не подавился куском бутерброда с колбасой.

— Вы хотите сказать, что отсюда нельзя выбраться?

— Увы, — произнес Рональд. — Если такой способ и есть, то мы его пока не обнаружили.

У Игната мгновенно пропал аппетит.

— Следовательно, я обречен остаться в этом мире навсегда?

Марио пожал плечами.

— Не переживай так. Не ты один. Мир этот, конечно, не слишком дружелюбный, но выжить можно и здесь.

Рональд придвинул на четверть наполненный стакан виски.

— Выпей еще. Тебе это не повредит.

Игнат не заставил себя упрашивать. После всего услышанного, он чувствовал себя так, будто бы его ударили обухом по голове.

Глава 5

Положение Игната оказалось хуже, чем он надеялся. Признаться, когда он понял, что встретившиеся ему незнакомцы не представляют для него угрозы, он испытал прилив надежды. Еще бы, он же встретил людей, и людей со своей планеты, а это значило, что он имел все основания для того, чтобы полагать, что незнакомцы смогут ему помочь. Там, где трое, там их может быть и больше, стало быть, люди сюда приходят и уходят. По своему желанию. Иначе откуда здесь может быть приемная станция, пункт или как там еще называется то место, куда он попал.

Но вот и нет, оказывается, люди, попадающие сюда, уже не могут попасть обратно. Оставь надежду всяк сюда входящий. Так, кажется, написал когда-то Данте. И это значило, что Игнату придется провести остаток своих дней здесь, в ином мире, на далекой-предалекой планете, неизвестно в какой галактике.

Видимо, выражение лица Игната характерно показывало все, что он думает, потому что Рональд дружеским жестом положил ему руку на плечо, и сказал:

— Ну-ну, парень, не переживай так. Не ты первый, не ты последний. Ты даже не представляешь себе, сколько народу уже проваливались сюда, и ничего, прекрасно приспособились.

От этих слов Игнат словно бы воспрянул духом. Он посмотрел на Рональда и спросил:

— Что, и вправду так много?

— Вполне прилично, — подтвердил Марио, нарезавший себе бутерброды.

— И где же они все?

— В городе.

— Тут есть город?

— Естественно, — подтвердил Рональд. — Почему это тебя так удивило. Люди же должны где-то жить.

— Где же он?

— Там. — Рональд ткнул большим пальцем куда-то за спину. Там находилось окно, но Игнат ничего не смог за ним разглядеть. — Видишь лес? Сразу же за ним и располагается город. Точнее, поселение. Сам понимаешь, в таких условиях построить город — вещь почти нереальная.

— И у вас что, совсем нет никакого контакта с цивилизацией?

— Да какой тут может быть контакт? Кто провалился сюда, вот с тем и контактируем.

— И часто проваливаются?

— Довольно часто. Настолько, что мы даже установили здесь пункт, чтобы встречать вот таких вот попаданцев. Да ты ешь, ешь. Голодному, сам знаешь, все кажется в мрачном свете. А для сытого и море по колено.

— Для пьяного, — машинально поправил Игнат.

— Ну, и для пьяного тоже. Ешь, не стесняйся.

И Игнат налег на еду. И, чем дольше он ел, тем больше размышлял. Да, попал он так попал. Вытащил, так сказать, билет в один конец, когда согласился на Лехино безумие. И все-таки, Игнату казалось, что его новые знакомые чего-то ему не договаривают. Откуда, например, здесь взялся этот холодильник? Что, кто-то из бедолаг провалился сюда вместе с ним? А эти продукты? Хлеб, колбаса, даже виски, откуда все это взялось. Ведь они же явно не кустарного производства, а, вне всякого сомнения, изготовлены заводским путем. Не говоря уже…

Игнат покосился на «автомат», который Эрик повесил на стену. И получил еще одну возможность убедиться в том, что висевшее оружие не было автоматом. Это вообще было чем-то неземным. Вопрос, откуда оно здесь взялось? Что, кто-то из «провалившихся» принес с собой оружие внеземного происхождения? Или же этим оружием их кто-то снабдил? Кто-то с другой планеты? И потом, откуда эти трое так уверены, что они находятся на какой-то планете на задворках галактики? Может, это всего лишь параллельный мир. Кто сказал им об этом?

А точка прибытия? Ну, положим, все попаданцы оказываются в одном и том же месте. Вот только откуда эти трое узнают момент прибытия, если так называемый «приемный пункт» находится за холмом, и портал оттуда просто невидим? И, наконец, каким образом эти трое возникли так внезапно в том месте, где их всего лишь мгновение назад не было и в помине?

Игнат с подозрением посмотрел на людей, сидевших с ним за столом. И Рональд перехватил его взгляд. Коротко он переглянулся с остальными. И это переглядывание совсем не понравилось Игнату. Настолько, что он даже перестал жевать.

— Что-то не так? — спросил Рональд совершенно невинным тоном.

— Все не так, — признался Игнат.

— Не понимаю?

— Ну, например, почему мы сидим здесь, и не идем в город?

— Так это же просто, — улыбнулся Рональд. — Мы даем тебе время адаптироваться, чтобы, так сказать, у тебя прошел первоначальный шок. Иначе слишком много на тебя всего свалится и сразу.

— Допустим, — согласился Игнат. — Но откуда вы так много знаете о мире, в котором оказались?

— Как это откуда? — удивился Рональд.

— Мы здесь уже много лет, — вмешался Эрик. — И за это время сумели несколько изучить планету. Конечно, в меру своих возможностей.

— Но откуда вы так уверены в том, что это именно другая планета, а не, скажем, параллельный мир?

На лице Рональда расплылась понимающая улыбка.

— О, ну это так просто в двух словах не объяснишь. Подожди, вот придешь в город, там встретишься с теми, кто разбирается в этом вопросе куда лучше нас.

— К вам что же, попадают и ученые?

— А ты думаешь. Они такие же люди, как и все остальные. Кстати, именно ученые как раз и пытаются больше всех открыть все эти врата, разбросанные по Земле, не понимая того, что они творят, и чем это грозит им самим. Не ведают, что открывают себе дорогу в один конец.

Объяснение показалось Игнату вполне разумным, но это не объясняло наличие футуристического оружия у землян. Ведь у Робинзона Круза не было автоматов и телевизоров, даже просто паровых машин или еще каких механизмов той эпохи.

— А вот это, что это?

Без всяких обиняков Игнат ткнул в сторону висевшего «автомата».

— Держу пари, что это не АК-74, и даже вообще не автомат. Кто снабжает вас таким оружием? Или к вам сюда попадают не только с Земли?

По лицу Рональда промелькнула тень. На мгновение выражение на нем застыло, а в глазах, как показалось Игнату, промелькнула враждебность. Затем он опустил взгляд, и произнес:

— Всему свое время. Скоро ты все узнаешь.

Дальше ужин протекал уже не так «весело». Игнат старался больше молчать. Однако его собеседники старались его подбодрить, время от время бросая какие-то шуточки или рассказывая анекдоты, которые Игнату казались совсем не смешными.

Ужин завершился, но все четверо продолжали сидеть за столом.

— Я вижу, тебе кажется подозрительным наше поведение, — произнес Рональд, видя настороженность гостя. — Но, в твоем положении будет подозрительным все. Поверь мне, я бы хотел тебе объяснить все, но не могу. Я просто не в состоянии это сделать.

Игнат помедлил, затем нехотя кивнул.

— Я понимаю.

Рональд снова извлек тот самый прибор, который Давыдов уже видел ранее, взглянул на его шкалу, затем снова переглянулся с остальными.

— Ладно, — сказал он, поднимаясь с места. — Пойдем, нужно отвести тебя в город.

— Прямо сейчас, на ночь глядя? — удивился Игнат.

— А ты предпочитаешь провести свою первую ночь прямо здесь?

Игнат огляделся по сторонам, и увидел, что помещение, мягко говоря, не предназначено для того, чтобы в нем спали.

— Здесь мы лишь встречаем гостей, а далее проводим их в город. Идем же, тут недалеко. За полчаса управимся.

Игнат тоже поднялся с места. Он шагнул с места, и Рональд двинулся вслед за ним. Краем глаза Игнат увидел, как Марио принялся убирать со стола посуду. Эрик же отошел от стола, и теперь как будто размышлял, пойти ли ему с Игнатом и Рональдом или же остаться помогать Марио.

— Прошу, — сказал Рональд, указывая на входную дверь.

Игнат взялся за ручку, и распахнул дверь на распашку. На улице еще не совсем стемнело. Но, скорее всего, минут через пятнадцать будет совсем темно. Успеют ли они за это время дойти до города? Впрочем, это не вина троих встречающих, что Игнат провалился в их мир под вечер.

Игнат сделал шаг наружу, и тут увидел, что по бокам от двери стоят двое.

Увидеть такое — это было все равно что попасть в фильм ужасов. Темные, высокие фигуры, больше двух метров роста. Огромные лошадиные головы, но фигура гуманоидная. В руках что-то вроде длинных копий. Все это Игнат рассмотрел за ту секунду, что стоял на месте, застыв от шока. Но уже в следующее мгновение он отпрянул назад, и налетел спиной на стоящего позади Рональда. Он быстро обернулся, словно ожидая помощи. Но Рональд, хоть и был вооружен, отнюдь не поспешил на помощь Игнату. Он даже не схватился за оружие, несмотря на то, что увидел монстров практически одновременно с Игнатом.

На мгновение Игнат встретился взглядом с глазами Рональда, и увидел в них застывшее выражение. Не отводя взгляда, Рональд отступил на шаг назад. Марио и Эрик теперь тоже стояли неподвижно, не делая ни малейшей попытки схватиться за оружие.

Игнат метнул быстрый взгляд обратно на двух монстров, возникших в дверях, и снова перевел его на Рональда. В его собственных глазах появился немой вопрос.

Рональд сделал еще один шаг назад, словно отступая от Игната, а затем произнес:

— Берите его.

У Игната отвалилась челюсть.

— Что? — только и смог сказать он.

— Извини, парень, — отозвался Рональд. — Ничего личного.

А через секунду добавил:

— Всего лишь работа.

Игнат застыл, не в силах отвести своего взгляда от Рональда. Он не мог понять, что происходит.

Оба монстра с лошадиными головами шагнули вперед, и оказались в здании. Один из них вытянул свою когтистую лапу, и взял Игната за руку. Тот вздрогнул от прикосновения и, с ужасом глядя на схватившего его, попытался вырваться. Однако хватка у монстра была крепкая, да и у Игната от страха при виде этих вышедших из ада созданий куда-то подевались все силы. К тому же, второй монстр ухватил Игната за другую руку. Он снова метнул отчаянный взгляд на тех троих, которые всего лишь несколько минут угощали его ужином. Но те продолжали стоять на своих местах, с отрешенными выражениями на лицах. Казалось, что они не испытывали ни малейшего страха перед пришельцами.

Игнат рванулся. Страх и отчаяние только что лишившие его сил, теперь же, напротив, вернули их ему. Но это не помогло. Монстры были сильнее его, а их хватка была железной. Неторопливыми шагами они направились обратно к двери, ведя за собой Игната, и неожиданно он понял, что произошло.

Эти трое сдали его. Этим жутким тварям с лошадиными головами. Они специально держали его здесь, пока монстры не явятся за ним. Для чего? Что это, какое-то ритуальное жертвоприношение? Они пытаются задобрить местных демонов, скармливая им всех чужаков, попадающих сюда? Или что вообще?

Монстры вывели Игната наружу. Холодные когтистые руки демонов, казалось, были сделаны из железа. Или покрыты железом.

— Куда вы меня ведете? — крикнул Давыдов. — Что вы собираетесь со мной делать?

Это был акт отчаяния. Будь это животные или и впрямь какие-нибудь демоны, они ему просто не ответят. Но…

Копья в руках свидетельствовали о том, что монстры все же обладают каким-то разумом.

Чудовища отвели Игната от здания метров на десять и остановились. Игнат почувствовал, что его ноги становятся ватными, и не желают ему служить. Страх, превратившийся в панику, овладел его телом и разумом. Сейчас они вонзят в него свои копья и принесут его в жертву. Кому? Самим себе или еще какому-то божеству? Может, они всего лишь жрецы какого-то чудовищного сатанинского культа?

Но никто не вонзил в него своего копья. Вместо этого, один из монстров нажал свободной рукой кнопку у себя на поясе.

А затем и здание, и вечерний мрак внезапно исчезли. Теперь Игнат, и державшие его за руки монстры находились в совершенно другом месте. И больше не было вокруг знакомого пейзажа незнакомой Давыдову планеты.

Второй раз за этот вечер Игнат подвергся телепортации.

Только в прошлый раз это произошло по вине Лехи Панкратова, теперь же перемещение было произведено сознательным действием конвоиров Игната.

Они находились в каком-то обширном помещении. Об этом свидетельствовала крыша, высоко над головой. А кругом двигались люди, машины и прочий транспорт.

Очередной шок от увиденного и произошедшего. Кажется, он снова куда-то переместился. Но вот куда?

Конвоиры явно не планировали давать Игнату время на то, чтобы адаптироваться, и потянули его вперед. Игнат глянул себе под ноги, и увидел, что они, все трое, стоят на каком-то помосте. Видимо на площадке приемной станции или на чем-то в этом роде. Он послушно ступил вперед, окончательно утратив волю но, одновременно, почувствовав и надежду. Если его не убили сразу, а притащили в такое, столь оживленное место, то это могло значить только одно: он будет жить. По крайней мере, какое-то время.

Глава 6

Слишком много всего за один день свалилось на Игната Давыдова. Всего и сразу. Ватные ноги, голова кругом. А тут еще два монстра куда-то тащат под руки. Но Игнат не хотел идти. Он находился в состоянии потрясения и шока. Видимо, сопровождающий его конвой понял это. Он остановился, словно давая Игнату прийти в себя.

Остановка действительно благополучным образом повлияла на Давыдова. Он снова почувствовал под собой ноги, на которых стоял, правда, не слишком твердо. Но вокруг… Вокруг была цивилизация. Чужая ему, неземная цивилизация. Многие из сновавших вокруг и занятных своим делом были людьми. Но не все. Далеко не все. Хотя почти все гуманоиды. «Лица», если можно так выразиться, сошедшие с экранов компьютера, точнее, вышедшие из компьютерных игр. Серые, темные, отдаленно похожие на людей. Карикатурно похожие. А некоторые даже похожие на прямоходящих кошек, покрытых черной или синеватой шерстью. Техника, в общем-то похожая на земную, но все же отличающаяся от нее. Все присутствующие были заняты своим делом, и на Игната, с державшими его под руки лошадиноголовыми монстрами, никто не обращал никакого внимания.

Игнат скосил глаза, и осмотрел своих конвоиров. Были ли они демонами или же не были, но это явно существа, обладающие разумом. Уж слишком их тела выглядели искусственными. Словно покрытые каким-то защитным панцирем, делавшим их весьма похожими на Хищника из одноименного голливудского фильма. Если, конечно, не считать их лошадиных голов.

Убедившись, что их жертва пришла в себя, монстры снова повели Игната вперед. На этот раз Игнат почти не сопротивлялся. Ведь вокруг были люди, во всяком случае, другие разумные существа. А это значит, что ничего плохого с ним не могло случиться. Окружающие не позволят, чтобы с ним сотворили какое-нибудь злодеяние.

Или, все же, позволят?

Судя по реакции присутствующих, второе все же вернее. Позволят. Им было абсолютно все равно, что произойдет с Игнатом. Либо они были просто такими равнодушными к чужим судьбам, либо настолько привыкли к подобному зрелищу, что не считали нужным вмешиваться. Или же это было в порядке вещей.

Так куда же все-таки попал Игнат? В скором времени он это выяснит. Вот только понравится ли ему способ, которым это произойдет? В одном можно было не сомневаться: он точно не на своей родной Земле. И что-то ему подсказывало, даже не на той планете, куда он был заброшен благодаря стараниям Лехи.

Его провели по чему-то вроде перрона, завернули за угол. Какие-то стены, помещения со множеством дверей. Возле одной из дверей они остановились.

Один из конвоиров притронулся правой рукой к манжету левой. Проделал с ней какую-то манипуляцию и, о чудо, лошадиная голова монстра вдруг сложилась и исчезла, открыв взору Игната вполне человеческое лицо. Смуглое, скорее, даже негроидное. Но все же это был человек, а не какой-нибудь монстр. Да и ростом он оказался едва ли чуть выше Игната.

Шлем, догадался он, это был обычный шлем, а не голова.

Второй конвоир проделал точно такую же операцию, и тоже превратился в темнокожего мужчину, совсем не угрожающего на вид.

Люди, подумал Игнат. Они вовсе не монстры, а люди. Пусть несколько необычные на вид, пусть неземные, но люди.

Превращение демонов с лошадиной головой в людей вызвало у Игната еще одно потрясение. Однако это потрясение было смешано с долей облегчения. Если это люди, значит, с ними можно вступить в контакт, узнать от них, чего они от него хотят.

Но Игнат не вступил ни в какой контакт. Он ничего не спросил, и даже не произнес ни звука.

Хватка пришельцев ослабла. То ли они поняли, что их жертва слишком напугана, чтобы бежать от них, то ли были уверены в том, что бежать Игнату некуда. А, может, они просто достигли пункта назначения, и, таким образом, выполнили свою миссию. И, судя по всему, последний вариант был самым правильным.

Стоявший справа от Игната конвоир проделал какую-то манипуляцию на щитке возле двери, и дверь открылась. Не слишком церемонясь, конвоиры втолкнули Игната внутрь, и вошли следом.

Давыдов очутился в довольно просторной комнате, больше напоминающей кабинет какого-нибудь врача. Белые, аккуратные, чистые стены. Стол, стулья, лежанка, весьма отдаленно похожая на кушетку. Какие-то громоздкие, и не очень, приборы, оборудование, о предназначении которых Игнат даже не собирался гадать, но почему-то был уверен в том, что уж ему-то они не принесут ничего хорошего.

В комнате, за столом, сидел человек. Такой же темнокожий, как и конвоиры, сопровождающие Игната. Увидев вошедших, мужчина поднял голову, и выпрямился в кресле, с любопытством рассматривая Давыдова. Затем его лицо расплылось в улыбке, которую можно было бы назвать приветливой, если бы не ярко выраженное в ней торжество. Мужчина раскрыл руки, словно собираясь заключить Игната в объятия, и произнес на чистом русском языке.

— Добро пожаловать на планету Аракс. Извините за не слишком-то ласковый прием, но так было нужно.

Игнат молчал. Его удивило и, одновременно, нет, то, что первый же встреченный им человек говорил на русском языке. Говорили же те трое, которых он встретил в предыдущем мире, на нем, почему бы не говорить и этому темнокожему.

При виде молчания Игната, улыбка сидящего стала еще шире.

— Я вижу, вы слишком потрясены всем случившемся с вами, — сказал он. — Ну что ж, это естественно, и ничего страшного в этом нет. Скоро вы отойдете, придете в себя. Итак, давайте знакомиться. Меня зовут Рутох, и я, — он слегка призадумался. — На вашем языке, и согласно вашим понятиям, меня, пожалуй, можно назвать, сквайром. Да, должность, которую я занимаю, можно обозначить и так. Хотя, это сравнение, пожалуй, весьма отдаленное и притянутое, как говорится, за уши. А как зовут вас?

Игнат продолжал молчать. Рутох поднялся на ноги, и обошел стол. Подойдя к Игнату, он внимательно посмотрел ему в глаза, словно стараясь определить, насколько сильно пострадал у того рассудок. Видимо, удовлетворившись увиденным, он сказал:

— Да, переходы в пространстве действуют на новичков далеко не лучшим образом. Тем более, что, как я понимаю, вам пришлось совершить таких переходов целых два за весьма короткое время. Понимаю, это вызвало у вас шок. Хотите чего-нибудь выпить?

— Где я? — произнес Игнат, к которому, наконец-то вернулась способность соображать и говорить.

— Я же только что сказал это вам. На планете Аракс. Вижу, вам это название ничего не говорит.

— Что со мной произошло? — выдавил из себя Игнат.

Рутох понимающе кивнул.

— Видимо, придется вам все подробно объяснить. Что ж, не вы первый, и не вы последний. Собственно, я к этому уже давно привык. Так вот, приготовьтесь, то, что вы сейчас услышите, может потрясти вас еще больше, чем все, уже перенесенное вами. Итак, вы находитесь на одной из планет, принадлежащей расе аваров, и входящей в состав так называемого Галактического Содружества. Да, да, вы, земляне, далеко не единственная во вселенной разумная раса, вопреки тому, что большинство из вас привыкло о себе думать. Различных рас во вселенной существует сотни. И это только в известной нам ее части. Обжитых же и колонизированных планет и вовсе насчитывается несколько десятков тысяч. Эти расы, по большей части, принадлежат к гуманоидному виду, но бывают и исключения. Большая же часть этих народов являются членами Содружества. Это очень удобно, поскольку дает множество льгот и преимуществ, и значительно облегчает жизнь. Об устоях, законах и правилах, принятых в Содружестве, очень долго рассказывать, но я попытаюсь это сделать, поскольку, так или иначе, а мне придется ввести вас в курс дела. Так как ваше имя? Должен же я к вам как-то обращаться.

Игнат назвался. Рутох снова кивнул, но на этот раз на его лице появилось выражение удовлетворение.

— Прекрасно. Мое имя вы уже знаете, поэтому будем считать, что мы уже познакомились. Так вот, по поводу того, что с вами произошло. Вы совершили так называемую нуль-транспортировку. А говоря более простым и понятным вам языком, телепортировались, перенесшись с вашей родной планеты, которую вы называете Землей, на планету с порядковым номером РС-112, окрещенную первыми колонистами в Терру. Насколько я понимаю, это тоже самое, что и Земля, только на каком-то мертвым языке вашей родины. Но это не суть важно. На Терре вы попали на приемную станцию, где вас встретили наши смотрители, которые оказали вам теплый и дружественный прием, после чего вы были переданы в руки наших людей, которые уже и доставили вас на Аракс. Тоже путем телепортации. И вот теперь вы здесь, стоите передо мной, а я должен теперь решить вашу дальнейшую судьбу.

— Вы меня убьете? — спросил Игнат.

— Это зачем же? Стоило ли вас тащить сюда для того, чтобы убивать.

— А откуда вы знаете, что я именно с Земли, а не с какой-нибудь иной планеты?

— Но ведь вас же доставили с Терры. А на Терру попадают только с Земли.

— То есть я не первый, кто попал к вам?

— Что за вопрос, — удивился Рутох. — Таких как вы тысячи.

Кажется, Игнат начал постепенно приходить в себя. Но от этого ему не становилось легче.

— Тысячи, — обреченно повторил он. — И что вы со всеми ними сделали?

— Ничего такого ужасного, что бы вы себе не вообразили, — успокоил Рутох. — Можно сказать, что мы создали для них условия для более-менее комфортного пребывания в нашем мире.

— Как мне вернуться обратно? — перебил словоизлияния авара Игнат.

Рутох сделал жест сожаления.

— А вот с этим, как раз, небольшая проблема. Точнее, большая. Дело в том, мой дорогой Игнат, что назад вы не можете вернуться. Совсем.

— Те трое мне то же самое говорили.

— Ну, вот видите, следовательно, вам придется смириться с вашим положением, и подумать о том, как вам быть дальше.

— Но ведь каким-то образом я оказался на Терре.

— Да, — согласился Рутох. — Через телепорт.

— Значит, вы можете отправить меня через него обратно.

Авар покачал головой.

— Боюсь, что нет. Дело в том, что мы не знаем координат вашей планеты. Даже вашей солнечной системы. Да, конечно, со слов попавших сюда, мы знаем, какие планеты вращаются вокруг вашего светила, знаем, как вы их называете, но это нам ничего не дает.

— Как же так, — недоверчиво произнес Игнат. — Вы создали телепорт, и не знаете, как он работает?

— Мы не создавали его, — возразил Рутох. — В этом-то и вся проблема. Ее создала раса Джоре, которая бесследно исчезла много тысяч лет назад. Судя по всему, они были большими шутниками, поскольку раскидали такие вот порталы по всем концам вселенной, не оставив никаких координат. Разумные существа просто попадают в них и переносятся. Это билет в один конец. Врата не работают в обратную сторону. Думаете, мы не пытались их запустить отсюда? Пытались. Но у нас ничего не вышло. Отсюда входа нет.

Игнат помолчал. Ситуация рисовалась ему в весьма мрачном свете. Рутох не торопил его, давая время собраться с мыслями.

— Значит, никакого города или поселения на Терре нет? — спросил наконец он.

Рутох снова покачал головой.

— Нет. Вернее, оно было. Или нечто похожее на поселение. Пока мы его не нашли. Причем совершенно случайно. Один торговый корабль наткнулся на эту планету. Она, разумеется, есть в наших реестрах, но мы не думали, что на ней Джоре отколют такую шутку. Ну и, соответственно, мы перевезли всех переселенцев в Содружество, а на Терре установили приемную базу, задачей которой было переправлять подобных вам сюда, на Аракс.

— Тогда почему те трое не сказали мне правду сразу. Зачем понадобился весь этот маскарад с монстрами. — Игнат кивнул за спину, где по-прежнему стояли два его конвоира.

— Ну, это для того, чтобы сделать вас, так сказать, более покладистым.

— Что значит более покладистым? — насторожился Игнат.

— Если бы вам сказали правду, то ваша реакция была бы самой непредсказуемой. А вас необходимо было доставить сюда, иначе говоря, заставить вас совершить еще одну телепортацию.

— Для чего же? — прищурился Игнат.

— Для вашего блага, поверьте.

Снова молчание. Игнат обдумывал слова Рутоха, не сводя с него подозрительного взгляда.

— Что-то вы не договариваете. Что теперь будет со мной?

— В некотором роде, это зависит от вас самого.

— Каким образом?

Рутох вздохнул.

— Видите ли, отпустить вас на все четыре стороны было бы еще большей бесчеловечностью, нежели несколько ограничить вашу свободу.

— То есть вы намерены превратить меня в своего раба, — догадался Игнат.

Авар сделал жест сожаления.

— Я бы не стал выражаться столь резко.

— Не играйте понятиями, — оборвал его Игнат. — Где все мои соотечественники?

— Большинство из них там, куда скоро отправитесь вы. Хотя, вашу судьбу еще предстоит определить.

— Одним словом, вы превращаете меня в раба.

Рутох воззрился на Игната, и на этот раз в его взгляде появился вызов.

— Вы просто не понимаете того, как устроено Галактическое Содружество. Допустим, я вас отпущу. На все четыре стороны. Но вы тогда просто умрете с голоду. Вы не сможете выжить в нашей цивилизации самостоятельно. Или, может быть, вы предпочитаете вернуться на Терру? Только я предупреждаю вас заранее. Вы там не выживите. Там не те условия, чтобы мог долго протянуть человек. Особенно в одиночку. Я вообще удивлен тому, что поселение землян там смогло продержаться до того, как мы их обнаружили.

Глава 7

Игнат замолчал. На этот раз надолго. Слова Рутоха заставили его смотреть на свое положение безо всякого оптимизма. Мало того, что ему сообщают о том, что он застрял здесь (неизвестно где) навсегда, да еще и заявляют, что единственная его участь — это рабство. Причем требуют от него чего-то вроде добровольного согласия на это рабство. Ничего не скажешь, хороша ситуация.

— Ну, так что вы скажите? — терпеливо спросил Рутох, наблюдая за своим собеседником.

Игнат посмотрел на него исподлобья. А что он, собственно, мог сказать? Ему предлагали в качестве альтернативы смерть. Нечего сказать, заманчивая альтернатива. Стало быть, назад домой у него дороги нет. А если бы даже и была, этот темнокожий вряд ли ему об этом сказал. Не для этого он притащил его сюда, чтобы позволить вернуться на Землю. Но все же, сделать выбор…

Еще сегодня днем он возвращался к себе домой, точнее, в комнату на соседа, с тем, чтобы отдохнуть, весело провести сегодняшний вечерок. Как-нибудь необычно. Чтобы как следует расслабиться.

Что ж, насчет необычности у него получилось. Уж куда еще необычней (чтоб этот Леха испытал тоже самое), вот только насчет расслабиться — это вряд ли получится. Да, нелегко осознать, что он больше никогда не попадет к себе домой, более того, никогда не вернется даже на планету Земля. А впереди его ждет только вечное рабство, в плену у чернокожих. Ну, может, и не совсем чернокожих.

А, может, и не пожизненное? Говорят, что из любой ситуации есть выход. И нет ничего вечного, все, рано или поздно, заканчивается. Так может, не стоит и отчаиваться?

От этой мысли Игнат слегка воспрянул духом. В самом деле, не надо терять головы. Да, он попал в совершенно неожиданное положение. Такое не могло ему присниться даже во сне. Но все же, надо прийти в себя, и трезво посмотреть на вещи. Проще говоря, пока он жив, надежда всегда остается. А это значит…

— Что я должен делать? — спросил Игнат.

— А, вот это уже другой разговор, — обрадовался Рутох. — Прежде всего вам нужно пройти сканирование.

— Сканирование?

— Не бойтесь, ничего страшного в этом нет. Просто будет выявлено, к чему вы больше всего приспособлены. Как ваше тело, так и ваш разум. Нужно же использовать вас с максимальной пользой, узнать, на что вы способны.

Логично, подумал Игнат, вот только что если выяснится, что он годится только на то, чтобы чистить нужники или работать с кислотами. Или с радиоактивными отходами.

Рутох подвел его к какому сооружению, больше всего напоминающего круг на платформе, и яркую лампу над головой. Игната заставили раздеться догола, после чего ему на голову надели какой-то шлем, с кучей проводов. Рутох подошел к пульту, и нажал на какую-то кнопку. Наверху что-то загудело, и вокруг Игната возник пульсирующий свет. Он опускался сверху, одновременно вращаясь по оси. На рентген это не походило, но Игнат даже на стал ломать голову над тем, что это может быть на самом деле.

Свет достиг пола, и иссяк.

— Можете одеваться, — сказал Рутох, наблюдая за показаниями на мониторе. Он поднялся, и снял с Давыдова шлем с проводами. Затем снова уселся на стул, и устремился взглядом в экран.

Игнат хмуро оделся. Унизительная процедура. Его осматривали словно на средневековом рынке рабов. Что ж, видимо, невероятные технические достижения отнюдь не отменяют работорговлю. Неужели же во всей невероятно огромной вселенной царят одни и те же законы и нравы? Сильный порабощает слабого. А, впрочем, что он вообще знал об этом Галактическом Содружестве или как там его?

Думал ли вовсе Игнат о том, что где-то в глубинах вселенной существует жизнь? Ну, конечно, он допускал мысль о том, что где-то на просторах галактики, в сотнях, а быть может, даже и тысячах световых лет от Солнца, имеются планеты, населенные разумными существами. Но всерьез об этом вопросе он не задумывался никогда. Ну, существуют, так и пусть себе существуют. Он-то тут причем? Игнат был абсолютно уверен, что уж он-то никогда в жизни не повстречает никаких инопланетян.

А как он, собственно, представлял их себе? Ну, серые человечки, или нечто вообще чуждое человеческому разуму и облику. Но то, что он окажется в каком-то Галактическом Содружестве, в которое входят сотни, а быть может, и тысячи различных народов, об этом он, конечно, и помыслить не мог. Вот он, контакт человека с инопланетянами, и он закончился для Игната рабством. Рабством у чужого ему разума, но невероятно похожего на человека, к тому же и говорящего на чистом русском языке. Что за бред! Кошмарный сон или погружение в какой-нибудь голливудский фантастический фильм?

Рутох откинулся на спинку стула, и посмотрел на Игната.

— Ну что ж, вот мы и провели сканирование.

— И что же оно показало? — спросил Игнат, не ожидая никаких хороших новостей.

— Ну, прежде всего, для умственных работ вы явно не годитесь, хотя, ваш интеллект приближается к 120.

— Это почему же? — недовольно спросил Игнат. Его удивило, что при довольно высоком коэффициенте, он не подходил для умственного труда.

— Понимаете, — продолжил Рутох. — Сканирование выяснило, что у вас не тот склад ума, точнее, вашего характера. Вы просто не сможете усидеть на месте, занимаясь умственным трудом.

Игнат нахмурился. В глубине своей души он, вообще-то, был с этим согласен, но в данном случае, это означало, что его могут принудить к физическому труду. А он представлял себе, что такое физический рабский труд.

— И что же из этого следует? — спросил Игнат.

— Что? — призадумался Рутох. — Ну, хотя бы то, что вы больше приспособлены к физическим работам.

Ну вот, я так и думал, мелькнула мысль у Игната. Но, поскольку с ним, все же, вели беседу, а не сразу отправили в каменоломню или куда там еще, существовал шанс на то, что он сможет выбить себе какую-нибудь поблажку, что-нибудь попроще и полегче.

— Здесь, собственно не так уж много вариантов, — говорил авар. — Либо вы отправляетесь работать шахтером, а это значит, что вы, может быть, никогда не увидите больше солнце и вообще открытого неба над головой, либо будете иметь дело со всякими ядовитыми и радиоактивными элементами.

Игнат побледнел, такая перспектива его, мягко говоря, не устраивал никак. Рутох, видимо, заметил реакцию землянина.

— Имеется, конечно, еще небольшая возможность того, что вас возьмут в качестве секс-игрушки для удовлетворения сами знаете чего. Но это маловероятно, да и вообще… — Рутох сморщился. — Не лучший способ. Это быстро лишит вас всяческих сил, и я бы лично вам этого не порекомендовал.

Он снова воззрился на Игната, оглядел его с ног до головы, как бы оценивая.

— Но есть еще один вариант, и я бы даже порекомендовал вам именно его.

— Что за вариант? — без особой надежды спросил Давыдов.

— Выбрать путь воина, точнее, бойца. Обычный тотализатор, как говорят у вас на Земле.

— О чем это вы?

Рутох сделал жест руками.

— Сканирование выявило у вас неплохие задатки бойца начального уровня. Да и телосложение у вас вполне соответствующее. Поэтому я предлагаю вам участвовать в гладиаторских боях.

— В подпольных боях? — догадался Игнат. — В боях насмерть?

— Ну, во-первых, все эти бои вполне официальны и законны. Что касается смертельных исходов, то, увы, они иногда случаются. А вообще-то, в смерти хороших бойцов никто не заинтересован.

— То есть меня могут просто-напросто превратить в калеку до конца моих дней, — сделал вывод Игнат.

Рутох криво усмехнулся.

— Зачем же так драматизировать, — сказал он. — При наших современных технологиях поднять любого больного или калеку на ноги, не составляет ни малейшего труда. Были бы деньги. Поэтому, если вы хотите, чтобы вам после каждого боя восстанавливали здоровье, вам необходимо побеждать.

— Что-то я не понимаю, — признался Игнат. — Вы хотите сказать, что если меня искалечат во время поединка, вы будете платить за мое лечение?

— Ну да, — кивнул Рутох. — Что вас в этом так удивляет?

— Все. Значит, после того, как меня искалечат, я буду месяцами лежать прикованным к постели, но едва я только снова поднимусь на ноги, вы меня снова будете выпускать на ринг, чтобы меня опять калечили.

Авар снисходительно улыбнулся.

— Я вижу, что вы не представляете себе каков уровень нашей медицины, и мыслите своими земными шаблонами. Я попробую развеять ваши заблуждения.

— Что ж, валяйте, — согласился Игнат.

— Так вот, для того, чтобы не просто восстановить организм больного или покалеченного человека, вовсе не нужно его месяцами держать в больничной палате. Все проблемы решаются буквально за одну ночь, при помощи медицинской капсулы.

— Что это такое?

— Это такое устройство, вроде криогенной камеры, в которую погружается больной, раненый или искалеченный человек, и из которой он выходит абсолютно здоровым.

— Да ладно, — недоверчиво усмехнулся Игнат, в полной уверенности в том, что его просто разыгрывают.

— Я с вами абсолютно серьезен, — отозвался Рутох.

— Вы хотите сказать, что на вашей планете нет больных и увечных?

Авар покачал головой.

— Нет. Если, конечно, они сами не хотят оставаться таковыми. Ну и, естественно, если у них нет на лечение денег.

— Это дорого стоит? — насторожился Игнат.

— Да, довольно дорого. Но, в нашем мире заработать себе на жизнь гораздо проще чем в вашем. Можно даже сказать, что у нас не зарабатывает только ленивый.

— Или раб, — язвительно добавил Игнат.

Рутох сделал неопределенный жест.

— Рабы тоже зарабатывают.

— Деньги для своих господ?

Рутох сложил руки на груди, и заговорил:

— Позвольте я вам кое-что расскажу об устройстве нашей системы. Все равно вам, рано или поздно, придется все это понять.

— Валяйте, — великодушно разрешил Игнат, при этом прекрасно осознавая, как это глупо выглядит.

— Так вот, — начал авар. — Прежде всего, вся экономическая и торговая система Галактического Содружества объединена в одно целое. Денег, в том их эквиваленте, к которому, несомненно, привыкли вы, у нас нет. Все деньги являются электронными, а это значит, что их нельзя потрогать или положить в карман. Они существуют только внутри компьютера.

— Понятно, — сказал Игнат. В такой денежной форме не было ничего удивительного, на Земле уже давно пытались ввести некое подобие этому.

— Но чтобы воспользоваться этими деньгами, да и всеми прочими достижениями цивилизации, каждому гражданину Содружества должна быть установлена нейросеть.

— Что это еще такое? — насторожился Игнат.

— Крохотный такой микрочип, не больше зернышка. Он устанавливается в черепную коробку, и действует ну, на манер вашего интернета, что ли, если я правильно уловил суть этой технологии из рассказов ваших соотечественников. Так вот, с помощью этой нейросети вы можете входить в любые базы данных, управлять воздушных, наземным и космическим транспортом, ну и, конечно, распоряжаться деньгами. Получать их на свой счет, пересылать на счета других людей, и тому подобное. Кроме того, нейросеть дает возможность пользоваться медицинскими капсулами и Базами Знаний. А это, пожалуй, самое главное.

— Неужели?

— Я понимаю ваше ехидство, — сказал Рутох. — Но вы даже не представляете себе, насколько далеко превосходит наша медицина и наш способ обучения все то, к чему привыкли вы. Для того, чтобы получить те или иные навыки, способности или знания, достаточно всего лишь несколько часов или дней. Обучаемые погружается в медицинскую капсулу, к которой подключают соответствующую Базу Знаний, и эти знания просто перекачиваются в нейросеть, а значит, в мозг обучаемого.

— Что, так просто? — В голосе Игната прозвучало явное недоверие.

— Да, так просто.

— Это что же, получается, что у вас вообще нет школ или других образовательных учреждений?

— Совершенно верно, нет, — подтвердил Рутох. — А зачем они нам? Это же бессмысленная трата долгих лет жизни. И все это время обучаемый совершенно бесполезен обществу. А при помощи Баз Знаний этот процесс занимает очень короткое время.

Игнат молчал, не особенно-то веря тому, что говорил Рутох.

— В Содружестве человек, не носящий нейросети, не сможет существовать. Теоретически к этому никто не принуждает, но без этого крохотного микрочипа вы не сможете даже купить себе еды, и просто умрете с голоду.

— Вы намекаете на то, что мне тоже будет установлена нейросеть? — спросил Игнат.

— Да, как любому гражданину Содружества. Только, разумеется, базового уровня.

— Базового уровня?

Рутох покачался на стуле.

— Видите ли, нейросети, так же, как и Базы Знаний, а, впрочем, как и все остальное, подразделяется на уровни. Применительно к нейросетям можно сказать, что чем выше уровень, тем выше ее возможности. Ну и, соответственно, выше стоимость нейросети. Вам же мы можем предложить только базовую нейросеть, которая устанавливается бесплатно. Она простейшая, а это значит, что при помощи ее нельзя управлять никакой техникой высокого уровня, так что вам придется смириться с этим.

Глава 8

Голова шла кругом. Потрясающие научные и технические достижения и самое обычное первобытное рабство. Все это как-то не вязалось между собой в голове у Игната. Неужели же такое возможно. А, впрочем, почему бы и нет. На Земле нечто подобное творится сплошь и рядом. Может, и не в такой откровенной форме, и под прикрытием неким подобием свободы, но суть-то от этого не менялась. Даже термин «электронный концлагерь» говорил сам за себя. А здесь…

Да, попал, так попал. Игнат хмуро посмотрел на Рутоха.

— А что, правда, что эти ваши медицинские капсулы способны исцелять любые травмы и болезни.

Авар кивнул.

— И не только. Даже возвращать молодость.

— Да ладно, это уж вы загнули.

Теперь-то уж Игнат был твердо уверен, что Рутох его разыгрывает.

— Ничуть. Как по-вашему, сколько мне лет?

Давыдов внимательно осмотрел своего собеседника.

— Лет сорок, сорок пять, — умышленно завысил он.

Рутох улыбнулся.

— А меж тем мне семьсот пятьдесят лет. И это в переводе на годы вашей родной планеты. И здесь нет никакого подвоха, — добавил он, видя недоверие Игната. — Наша медицина способна намного продлять возраст любого гражданина Содружества.

— Сколько же живут у вас люди?

— Много. По вашим меркам. Несколько тысяч лет. Многие жители достигают пяти тысячелетнего возраста. Да и в этом возрасте умирают в основном не от старости, а насильственной смертью или же от несчастного случая. А вот от смерти, увы, не спасает никакая капсула. Смерть есть смерть.

Игнат с каким-то почти ужасом посмотрел на авара. Вечная жизнь, вечная молодость — это вещи, конечно, соблазнительные, но…

— И что же это получается, вы предлагаете мне вечное рабство? Хотите, чтобы я на протяжении тысяч лет подставлял себя под удары, позволял себя ломать и калечить, а вы бы на мне обогащались?

— А у вас нет выбора, — вдруг довольно холодным тоном произнес Рутох. — Если, разумеется, вы не предпочтете работу в каменоломнях. А это гораздо хуже, чем быть бойцом.

— А вы не подумали о третьем варианте? — с вызовом отозвался Игнат. — Что я предпочту рабству смерть? Например, перегрызу себе вены или разобью о стену голову?

— А вы уверены, что успеете истечь кровью? Или от удара умрете, а не останетесь в живых с проломленным черепом? В этом случае вас принудительно поместят в медкапсулу, из которой вы выйдите живым и здоровым.

Рутох улыбнулся улыбкой победителя. Игнат же смотрел на него враждебным взглядом.

Авар рассмеялся.

— Перестаньте, Игнат. И не смотрите на меня так, будто бы я ваш смертельный враг. В конце концов, это не я заставил вас лезть в этот телепорт на вашей планете. Вы попали сюда сами, по своей собственной неосторожности, а я здесь для того, чтобы предоставлять таким вот неудачникам новую жизнь. Может быть, не слишком комфортную, и довольно ограниченную свободу. Но тем не менее я предоставляю вам многократное продление жизни, о чем многие из ваших сородичей только мечтают.

— Кое-что задаром, — саркастически произнес Игнат название фантастического рассказа одного из известных писателей середины двадцатого века, но до Рутоха шутка не дошла. Он просто не слышал о таком рассказе.

— Ну а что вы хотели, равноправия с остальными гражданами Содружества? Помилуйте. Равноправие еще надо заслужить. К тому же вы не сможете самостоятельно приспособиться к нашему устройству.

— Поэтому вы мне щедро предлагаете рабство? Причем пожизненное. И, более того, практически вечное. Ну, спасибо вам за вашу доброту сердечную.

Рутох вздохнул.

— У вас, видимо, довольно примитивное и чисто земное представление о рабстве. Вы, судя по всему, полагаете, что как только вас выведут отсюда, то тут же закуют в кандалы, приковав к стене где-нибудь в холодном подвале. Так вот, ничего этого не будет. Вы будете жить во вполне человеческих условиях, в относительном комфорте, пользоваться практически всеми благами и достижениями цивилизации. Просто не сможете уйти, покинуть свое место проживания. Без разрешения хозяина. Ваше пребывание у нас будет походить скорее, ну, на вольный наем. Вы, между прочим, за свой труд, вернее, за свои бои, даже получать плату. Настоящие деньги. Да-да, они будут исправно поступать на ваш счет. Я говорю вам это абсолютно серьезно.

Последнюю фразу Рутох добавил потому, что снова увидел выражение недоверия на лице Игната.

— И деньги будут весьма неплохие, а, точнее, сумма будет зависеть от ставок на вас, и от вашей победы.

Игнат промолчал, он продолжал смотреть на авара, не зная, где тот расставляет ему ловушку. А ведь он разговаривал с ним так, будто бы от Игната требовалось согласие.

— Вы мне все это так расписываете, будто бы от моего желания что-то зависит, — сказал он.

— Разумеется, зависит, — подтвердил Рутох. — Зависит, что именно вы выберете, подземные шахты или путь вольного, относительного, бойца, гордо стоящего на ногах, и способного постоять за себя. Ну, так что?

Игнат молчал целую минуту, не сводя с авара внимательного и подозрительного взгляда. Тот не торопил, и продолжал сидеть на стуле, сложив на груди руки.

— Хорошо. Вы все равно не оставляете мне иного выбора.

— Что ж, прекрасно. — По лицу Рутоха было видно, что он ожидал именно такого ответа. Более того, он был уверен в таком ответе. — Теперь нам остается только установить вам в голову нейросеть. Не бойтесь, это практически безболезненно. Пройди сюда, садитесь.

Рутох усадил Игната за какой-то прибор, и надел на голову что-то вроде металлического обруча.

— Сейчас вы почувствуете легкий укол. Не беспокойтесь.

Игнат и в самом деле почувствовал укол, боль от которого практически мгновенно исчезла.

— Закройте глаза, и посидите так некоторое время. У вас может начаться головокружение, тошнота, вы на некоторое время можете потерять ориентацию, но не тревожьтесь, все это нормально.

Игнат послушно закрыл глаза, и сидел, прислушиваясь к своим чувствам. Кажется, легкая тошнота действительно ощущалась. А головокружение… Сидя, да еще с закрытыми глазами, этого определить было практически невозможно. А голос Рутоха доносился теперь до него словно из какого-то иного мира.

— Как я и говорил, вам установили базовую нейросеть, бесплатную. Она самая простая, и не позволит вам управлять сложным транспортом и прочей техникой. Но со временем, если вы сможете заработать достаточно денег, вы получите возможность поменять ее на более продвинутую. Конечно, это дорого, и долго, но, при определенной сноровке, вы сможете добиться успеха. А учитывая ваш уровень интеллекта, я почти уверен в том, что у вас все получится.

Почему он обращается ко мне на «вы», подумал Игнат. Что это, такой дипломатический ход или же просто насмешка над новым рабом? Вежливость, обходительность, посулы легкого заработка. Нет, не верил он в райскую жизнь рабов.

— У вас прекрасное телосложение, — продолжал Рутох. — Да еще ваши бойцовские качества. Правда, сканирование выявило, что они соответствуют всего лишь первому уровню, а это значит, что вы, в лучшем случае, сможете продержаться только против очень неопытного бойца. Но это легко поправимо, мы установим вам Базу Знаний второго уровня, а это уже кое-что. База, разумеется, стоит недешево, но я думаю, что вы быстро отработаете вложенные в вас деньги, а дальше уже начнутся отчисления на ваш счет. Можете открыть глаза.

Игнат открыл глаза. Ничего не изменилось, он ощущал себя самим собой, и ему вовсе не казалось, что кто-то вторгся в его разум.

— Как вы себя чувствуете?

— Прекрасно, — сказал Игнат.

— Сегодня вам лучше не пользоваться нейросетью. Во всяком случае, я вам этого не советую. Ничего страшного, конечно, не произойдет, но вы можете почувствовать определенный дискомфорт.

Не пользоваться, подумал Игнат, если бы он вообще знал, как ею пользоваться.

Он поднялся со стула. Вроде никакого головокружения, хотя какой-то дискомфорт он все же чувствовал. А, может, это было всего лишь самовнушение? Как-никак, а ему еще не доводилось переживать ничего подобного.

Рутох, по-видимому, был удовлетворен тем, что увидел, поэтому он сказал:

— Все отлично. Теперь ваши сопровождающие проводят вас к вашему новому местожительству, и вы сможете там расположиться. Все жизненно необходимое вы получите на месте. Так что устраивайтесь.

Молчаливые конвоиры отступили в стороны, словно давая Игнату дорогу.

Сопровождающие, злобно подумал Игнат, в случае его неповиновения или попытки к бегству эти двое всадят ему пулю в спину или еще что-нибудь. Например, вонзят свои копья. Кто знает, может, они у них пропитаны парализующим ядом или сильнодействующим транквилизатором.

Он вышел за дверь, и его повели по коридорам. Ничего особо интересного он не увидел, тем более, что прогулка длилась недолго. Его посадили в какой-то закрытый транспорт, без окон. Машина тронулась с места, но Игнат даже не понял, едут ли они или же летят. Его чувства совсем не изменились, и ощущения были такие, будто бы они вообще не двигались.

Украдкой Игнат посмотрел на наручные часы, которые ему почем-то оставили. Впрочем, ему оставили все его вещи, которые, собственно, состояли в основном только из одежды.

Поездка продолжалась минут пять по часам Игната, но он не имел ни малейшего понятия о том, насколько соответствует земное время местному. Может, здесь в сутках двадцать пять часов, а может, и целый месяц. Может, там, где они находятся, вообще вечная ночь или же наоборот, вечный день.

Когда транспорт остановился, конвоиры вывели его наружу. Они не были слишком грубы с Игнатом, однако действовали решительно, и Давыдов нисколько не сомневался над тем, что они умеют быть жестокими.

Кажется, они были в каком-то подземном гараже. Во всяком случае, здесь стояло множество различных видов транспорта. Собственно, оглядеться как следует Игнату не позволили. Его провели к какой-то широкой двери, и ввели внутрь. За дверью сидел за столом какой-то человек. Увидев вошедших он поднял голову, и выжидающе посмотрел на них. Один из конвоиров что-то произнес на неизвестном Игнату языке. Человек понимающе кивнул, и оба конвоира удалились, оставив Игната наедине с человеком. Тот внимательно оглядел Давыдова с ног до головы и сказал:

— Что, не повезло, парень?

Так, похоже, что здесь почти все говорили по-русски.

— Не повезло, — согласился Игнат. — Но, как я понимаю, лично вас такой расклад событий вполне устраивает.

Человек был белым, и совсем не походил на авара, с которым ему довелось беседовать. Да и на его конвоиров он не походил Человек покачал головой, и сказал:

— Ну, почему же. Лично мне, как вы выразились, все это глубоко безразлично, но, будь моя воля, я бы здесь не работал.

Игнат не стал даже спрашивать, кто ограничивает человека в его свободе выбора. Теперь он видел, в каждом встречном своего смертного врага.

Человек поднялся с места, и сказал:

— Следуйте за мной, я должен вас определить.

Они двинулись по коридору. Снова какая-то дверь. Распахнув ее, человек ввел Игната внутрь, и громко воскликнул:

— Встречайте новенького.

После этого он вышел обратно, и закрыл дверь.

Игнат приготовился защищаться, но сразу же понял, что на него не собирается никто нападать. Внутри было длинное и обширное помещение с рядами коек, на которых сидели и лежали люди. Все с любопытством уставились на вошедшего, но не выказали ни малейшей попытки враждебности. И Игнат сразу же понял, почему. Все, присутствующие здесь, находились в точно таком же положении, как и сам Давыдов. Игнат же не знал, как себя вести в сложившейся ситуации, и поэтому продолжал стоять на месте.

Один из сидевших воскликнул:

— Кажется, в наших рядах пополнение. Кто ты, парень, как тебя зовут.

— Игнат, — ответил Давыдов, не считая нужным представляться полностью.

— Значит, земеля, — удовлетворенно произнес говоривший. — Не бойся, подходи сюда, здесь есть свободное место.

Игнат в нерешительности двинулся к койке.

— Присаживайся, — мужчина хлопнул по кровати. Игнат сел.

— Почему земеля? — осторожно спросил он.

— Ну как же, ты же тоже попал к нам с Земли. Это в первую очередь. Ну, а во-вторую, мы оба, как я понимаю, из России. Угадал?

— Угадал, — сознался Игнат.

— Вот видишь. Меня Арсением зовут.

И он протянул для знакомства руку. Игнат пожал.

— Ну что ж, вот мы и познакомились. Теперь тебе придется здесь жить, с нами. И, как я понимаю, надолго.

— Вы что, все здесь русские? — Игнат огляделся по сторонам.

— Ну, что ты, — отозвался Арсений. — Вон Стив, тот вообще из Штатов. Гурам из Грузии. Руди из Германии. А вообще мы все из разных концов земного шара. Разбросала нас, как говорится судьбу по свету.

— Почему же здесь все говорят по-русски?

— С чего это ты решил? — удивился Арсений. — Все здесь говорят на межгалактическом, но ты, как я понимаю, пока нет. Вот я и обращаюсь к тебе по-русски.

— Но откуда же ты узнал, что я русский, если меня даже не представили?

— Да очень просто, комендант заговорил по-русски, а это для тех из нас, кто попал сюда из России, как бы прозвучало сигналом, мол, принимайте своего. В общем, располагайся, здесь тебе предстоит пребывать очень и очень долго. Скорее всего, вечно.

Глава 9

Вечно, это слово прозвучало для Игната как приговор. Лишь только сейчас он в полной мере осознал, что для него означало продление жизни, обещанное ему Рутохом. Да, от этого вполне можно было упасть духом. Осознание такого будущего способно морально сломить любого. Пожалуй. И все же Игнат, на удивление самому себе, не мог поверить, что все так безнадежно.

— А как давно ты сам здесь?

Арсений пожал плечами.

— Да уже без малого двадцать лет.

— И как ты оказался здесь?

Арсений криво усмехнулся.

— Увлекался дайвингом. Решил в черном море обследовать одну подводную пещеру. Проник в нее, проплыл через весь туннель, и выплыл с другой его стороны. Понимаешь, там было что-то вроде обширного грота. Десятки, а быть может сотни дайверов уже побывали там, ну и мне, понятное дело, захотелось не отставать от них. Самому хотелось побывать, самому увидеть. Ну, я и вылез из воды, осветил фонарем своды, затем шагнул вперед, и внезапно грот вокруг исчез, исчезли и темнота, и море. Я стоял посреди какой-то степи. Ну, а дальше, как я понимаю, все произошло стандартно. Меня встретили трое, отвели в какое-то здание, оказали довольно теплый прием. А потом явились какие-то монстры человекоподобные, и вот я здесь.

У Игната непроизвольно руки сжались в кулаки. Уж слишком рассказ Арсения походил на его собственную историю.

— Ну, а что случилось с тобой?

Игнат рассказал.

— М-да, одна и та же история, только пункты отправления разные.

— Кто же эти трое, что встретили меня?

— Ну, думаю, это точно такие же подневольные рабы, как и мы с тобой. Только им были обещаны некоторые послабления.

— То есть ты хочешь сказать, что это такие же земляне? — с изумлением произнес Игнат.

— А что тебя так удивляет? — отозвался Арсений.

— И они сдают своих же землян в руки этим… этим… — Игнат не знал как продолжить.

— Как будто ты впервые сталкиваешься с подобными случаями. Они были всегда и везде. Во время войны и в мирное время. Ради денег, ради льгот, ради относительной свободы.

— Предатели, провокаторы!

— Ну, к чему этот пафос? — равнодушно произнес Арсений. — Побудешь в рабстве подольше, и сам согласишься на нечто подобное.

Игнат хотел было категорически возразить, но не сказал ничего.

— Ну, и как же быть, что же теперь делать?

— Быть рабом, а что же еще? Да ты особо не расстраивайся, жизнь раба здесь разительно отличается от жизни рабов, что была у нас на Земле в древние времена. В лучшую сторону.

— Но это же все равно рабство!

Арсений пристально посмотрел на Игната.

— А что ты хочешь, мы попали в место, откуда нет возвращения домой. Жизнь здесь очень похожа на современную земную, хотя и сильно отличается от нее. Чтобы тут приспособиться, нужно потратить немало труда.

— Но неужели же и вправду нет возможности вернуться обратно на Землю? Я в это не верю. Цивилизация с такими технологиями просто не может не знать способа отправить нас домой.

Арсений хмыкнул. Если бы такая возможность существовала, то на Землю бы уже давным-давно хлынули бы целые орды этих самых «цивилизованных». Ты представляешь, что стало бы с нашей родной планетой?

Игнат представлял. Голливудские космические страшилки уже давно показали, что может произойти, если на Землю произойдет вторжение инопланетян.

— А попасть обратно на эту Терру возможно?

— Конечно, — отозвался Арсений. — Только что это тебе даст? Планета, конечно, похожа на нашу Землю, только что из этого? Ну, вернешься ты туда, и что дальше? Будешь скакать по тому месту, где телепортировался, в надежде на то, что телепорт сработает в обратную сторону? Брось, это уже было испробовано тысячи раз, но ничего не получилось. Портал работает только сюда. Так что делать нам там нечего.

Игнат поколебался.

— Разве лишь отомстить тем троим провокаторам, заманившим нас в ловушку, — сказал он.

— Ты слишком мелко метишь. Конечно, приятно, отомстить обидчикам. Но по факту это ничего не изменит. Даже если ты их убьешь, авары тут же найдут им замену. И все начнется сначала. К тому же лично на твоей судьбе это все никак не отразится. И потом, это, если подумать, и не их вина.

— Как это не их вина? — задохнулся от возмущения Игнат.

— Ну так, я же говорю тебе, они такие же рабы, как и мы. И потом, в некотором роде, они даже делают нам благо.

— Благо?!

— Конечно. Ну, остались бы мы там, на этой Терре. Что дальше? Прозябали бы в одиночестве? Ну, была там раньше колония, а что с того? Дикарское существование. Здесь мы, можно сказать, приобщаемся к цивилизации.

— Хорошо же, однако, приобщение. В качестве рабов!

— Ну и что? Человечество всегда подразделялось на рабов и на рабовладельцев. Только делалось это не всегда так явно, да и называлось по-другому. А суть, в конце концов, одна и та же.

Игнат косо посмотрел на своего собеседника. Похоже, Арсений уже давно смирился со своей рабской участью. Но он, Игнат, смиряться не собирался. Он непременно найдет выход отсюда.

— А, согласись, у них эффектно все же поставлено. Те трое заговаривают зубы, затем является парочка монстров, ты испытываешь шок, и тебя без всяких проволочек, отсылают прямо сюда. Здесь тебя ожидает новое потрясение и, не успеешь ты моргнуть глазом, как становишься их рабом. Что еще тебе Рутох поведал?

Игнат рассказал. Арсений выслушал, и кивнул головой.

— Ну да, примерно все так и есть. Если не считать небольших, но весьма существенных отличий.

— Каких таких отличий? — насторожился Игнат.

— Узнаешь по ходу жизни.

Давыдов вновь осмотрелся по сторонам, оглядел длинные ряды коек, людей, о чем-то разговаривающих между собой. Никто из них не обращал на Игната никакого внимания. Видимо, они уже давно привыкли к тому, что сюда регулярно доставляют новичков. И новая личность их даже не интересовала. Они вели самый обыденный образ жизни, словно находились не в рабстве, а в самой обыкновенной общаге. И, Господи Боже, они даже весело смеялись.

Но разве можно смеяться, находясь в рабстве?! А здешние обитатели вели себя так, будто бы они жили самой обыденной жизнью. И, как это ни странно, никто из них не выглядел сломленным или морально убитым.

Игнат прислушался, надеясь услышать знакомую речь или язык, но все находившиеся здесь говорили на языке, совершенно незнакомом ему. Даже по своему произношению он не походил ни на один земной.

Странно, но когда Игната привели сюда, он не заметил нигде поблизости никакой охраны. Видимо, местные стражи предпочитали находится где-то в засаде. А, может, здесь и вовсе какая-нибудь иная система контроля. Например, автоматические лазеры или стены под высоким напряжением.

— Как я понимаю, из этой дыры нет выхода? — спросил Игнат, обращаясь к Арсению.

— В каком смысле? — не понял тот.

— Ну, из этого помещения никто не имеет права выходить без надзора? Нарушителя ожидает жестокая кара?

— Почему? — искренне удивился Арсений. — Выходи, пожалуйста. Хоть ночью, хоть днем. Ночью, конечно, рискованно. Тут могут и убить, и ограбить. Словом, сам понимаешь.

Но Игнат не понимал. Если он раб, то как же…

— Я что же, имею право выйти наружу, и пойти, куда захочу?

— Ну да. В не рабочее время, естественно. Хочешь, иди в бар или еще какое развлекательное заведение. Веселись. Если, конечно, у тебя есть для этого деньги. Или просто гуляй по городу, любуйся его красотами.

Игнат заморгал.

— Как же? А вдруг я сбегу?

— Куда? — улыбнулся Арсений. — С этой планеты тебя все равно никто не выпустит. И потом, я же сказал, что тебе, как и всем нам, идти некуда. Новичкам здесь и вовсе не выжить в одиночку.

— И что, нет никакого контроля? А что если я переметнусь к другому хозяину? Или же меня захватят конкуренты?

— Ах, ты в этом смысле? — сообразил Арсений. — Но ты, кажется, забыл, что тебе в голову только что была установлена нейросеть. По ней легко отследить тебя в любой точке вселенной. И узнать, кому ты принадлежишь. Понимаешь, кража чужого раба здесь довольно строго преследуется. И вообще…

Арсений не договорил, что именно вообще, но Игнату все было понятно и без слов.

— Так значит, я сейчас могу со спокойной совестью выйти за дверь, и меня никто не остановит?

— В общем-то да. Только тебе нужно будет доложить коменданту и любой встречный полицейский имеет право установить твою личность, и отправить запрос, чтобы выяснить, не сбежал ли ты от своего хозяина.

Игнат покачал головой. Звучало все, как какая-то пародия на средневековье но, тем не менее, относительная свобода все обнадеживала. Игнат поднялся с кровати, и направился к выходу.

— Только будь осторожнее, — напутствовал Арсений. — Все-таки, мало ли что может случиться.

Игнат вышел в коридор. Комендант сидел возле входной двери и то ли дремал, то ли просто находился в расслабленном состоянии. Во всяком случае, он не замечал Игната до того момента, пока тот не поравнялся с ним.

— Хочу выйти наружу, — сказал Игнат, отвечая на немой вопрос, появившийся в глазах коменданта. — Осмотреться, подышать свежим воздухом.

Комендант проделал какую-то манипуляцию на своем компьютере.

— Иди, — коротко и просто сказал он.

Давыдов вышел наружу. Арсений, похоже, был прав. Ни охраны, ни надзирателей. Но люди все же здесь были. Они занимались своими делами, и на Игната не обращали никакого внимания Для них он был всего лишь одним из запоздавших прохожих.

Однако, все же для самого Игната здесь все было даже не то что чуждым, но диким. Он ощутил себя так, как должен ощущать себя кроманьонец, внезапно оказавшийся в современном городе. Во всяком случае, именно такая мысль промелькнула в голове самого Игната. Что-то подобное он неоднократно видел в различных фильмах, но ощутить себя самого в этом положении, было совсем не весело. Техника и транспорт, передвигающиеся как по земле, так и по воздуху.

Стараясь держаться поближе к стене, Игнат двинулся к входным воротам. Впрочем, это не было воротами в общепринятом смысле слова. Во всяком случае, их никто не запирал, и выйти из этого барака, подземелья или как еще это назвать, оказалось гораздо проще, чем он себе представлял. Итак, Игнат сделал тот самый шаг, который, как он полагал, отделял его от свободы. Ну, конечно же, где-то в глубине своей души Игнат все же верил, что там, за стеной, окажется родная Земля, родные просторы. Он никуда не улетал, не телепортировался. Его просто похитили спецслужбы, чтобы завербовать или просто подвергнуть какой-нибудь проверке, испытанию. Это экзамен, как он воспримет все происшедшее. Потому что нет никаких инопланетян, нет телепортов, все это розыгрыш. Инопланетяне, говорящие по-русски, и выглядящие как люди. Ха, ищите кого-нибудь другого. Игнат не поверит в эти байки.

И вот он стоит снаружи, перед ним открытое пространство. Голову закружило, но не от свежего воздуха, а от того, что он увидел. Если это все не иллюзия, не какой-нибудь громадный экран, то впереди, в нескольких километрах от него, расположен футуристический город, какой можно увидеть только в кинофильмах. А может, нельзя увидеть и там. Чуждый пейзаж, природа, лишь отдаленно напоминающая земную, незнакомые ландшафты, а над головой звездное небо. Яркие небесные светила, такими они не бывают на Земле. Небо, усыпанное ими словно бриллиантами. Изумительно, восхитительно. Но…

Но ни одного знакомого созвездия.

Нельзя сказать, что Игнат особенно любил задирать голову и по ночам любоваться звездами. Но все же, в его памяти сохранились кое-какие очертания. Но здесь, на небе не было ничего знакомого. Звезды, возможно, были теми же, что и на Земле, вот только смотрел на них Игнат под другим углом.

В довершение всего различие подчеркивало три луны на небесном своде. Одна маленькая, значительно меньше земной луны, другая примерно такая же, третья гораздо больше. И все три имели совершенно разный оттенок. Первая — легкий голубоватый, вторая — грязно-бурый, и третья приятный зеленоватый.

Игнат почувствовал, как у него подкашиваются ноги. Все ясно, он не на Земле. Чувство какого-то опустошения, наряду с отчаянием охватило его. В его голове крутились слова Рутоха и Арсения о том, что он застрял здесь навсегда.

Перед глазами всплыли образы Рональда и тех двух его дружков, которые обманом заманили его в ловушку, и передали в руки работорговцев. Руки Игната в который раз уже за сегодняшний день сжались в кулаки. Он поклялся себе, что обязательно найдет дорогу обратно. Если не на родную Землю, то по крайней мере, вернется на Терру, чтобы отомстить тем троим за их подлое предательство и гнусную ложь. И тогда посмотрим, что будет дальше. Он найдет способ вырваться из этой западни. Найдет.

Глава 10

Утром Игнат пробудился от звонка будильника. Точнее, не от будильника, и даже не от звонка, как такового. Но звук и его предназначение вполне можно сравнить с будильником. Их разбудили. Игнат приоткрыл глаза, и увидел, что его сосед уже сидит и быстро одевается.

— Ты-то чего вскочил? — спросил Арсений, увидев проснувшегося Игната. — Это подъем не для тебя, а для шахтеров. А ты можешь еще поспать.

Игнат заморгал глазами. Так, а он-то надеялся, что все, что произошло с ним накануне — это простой дурной сон, очень реалистичный ночной кошмар. Он вспомнил, как глядел на ночные звезды, и чувствовал, как ледяной страх начинал сжимать его за горло. Чужая планета, чужой мир, и он, отныне — вечный раб, обязанный исполнять волю своего господина. А кто его господин, Рутох или кто-то другой, тот, кому этот самый Рутох его продаст?

Он вспомнил и то, как вернулся в барак, подавленный и потрясенный. Он был уверен, что не сможет заснуть в этом чуждом и жутком месте. Но Игнат ошибся, он заснул довольно быстро, погруженный в невеселые думы, и вынашивая планы побега. Впрочем, все эти планы были абсолютно нелепы, поскольку он понятия не имел о том, куда ему бежать. Его бегство походило бы на бегство котенка или щенка от хозяина, неизбежно закончившееся его гибелью.

Игнат видел, как собирались шахтеры. Они торопились. Одевались, и отправлялись к выходу. Их было много, пожалуй, подавляющее большинство. Но кто были те, кто оставался? Это были бойцы-гладиаторы, каким хотели сделать и его самого?

Хотелось спать, но осознание реальности, в которую он, по воле Лехи Панкратова, «вляпался», прогнало остатки сна полностью. Да, впрочем, ему и не дали бы спать дальше, вопреки заверениям Арсения. В помещение вошел комендант и громко произнес:

— Игнат Давыдов!

Игнат приподнялся, и вопросительно посмотрел на коменданта.

— На выход, — приказал тот, и скрылся в двери.

Игнат сел. Арсений уже скрылся, вместе с остальными шахтерами, так что ни о чем спросить теперь Игнату было не у кого.

Давыдов посмотрел на часы у себя на руке. Они показывали одиннадцать часов. Чего, утра или ночи? Насколько здесь вообще его часы что-нибудь стоили? Наверняка в этом мире совсем иной счет времени.

Поднявшись с постели, Игнат поплелся к двери, за которой его ожидал комендант.

— Снаружи тебя ожидают, — сказал тот.

Угу, можно было поклясться в том, что это не родители прибыли за ним. И не комиссия, по возвращению заблудших землян на их родную планету.

Снаружи его ожидал темнокожий человек. Вряд ли это был один из вчерашних его конвоиров, но во всяком случае, он походил на него.

Ожидающий поманил его рукой, и повел его за собой.

— Куда мы идем? — спросил Игнат, стараясь не отставать от своего проводника. Но тот ничего не ответил. То ли он не считал нужным давать рабу какие-либо разъяснения, то ли просто не понимал по-русски.

Они вышли через уже знакомые Игнату ворота, и проводник указал на открытую дверцу какого-то транспорта, на вид точь в точь такого же, в каком его вчера доставили сюда. Игнат не заставил себя упрашивать, и молча забрался внутрь. Он снова очутился в кабине без окон. Транспорт двинулся в путь. Куда везут его теперь и, кстати, почему ему не позволяют видеть, где и куда они едут? Боятся, что он сбежит или запомнит маршрут? Видимо, рабу не положено знать, куда его транспортируют.

Вновь поездка, без шума, и без ощущения движения. Когда открылась входная дверь, Игнат сразу же понял, что его привезли в то же самое место, из которого отправили в барак. Его подвели к уже знакомой двери, и он оказался в том же самом помещении, где с ним вчера беседовал Рутох. Он сейчас был здесь, радушно улыбался и приветствовал Игната так, словно тот был его старинным другом или дорогим гостем, приходу которого тот несказанно рад.

— Здравствуйте, здравствуйте, Игнат! — воскликнул он, приподнимаясь из-за стола и делая шаг навстречу «дорогому гостю». — Как спалось? Как вам первая ночь на нашей планете?

— Первая ночь в роли раба? — сострил Игнат. — Не очень. Но все же заснуть удалось.

— Ну что ж, первое время всегда тяжело. Особенно первая ночь. Но вы привыкните, не волнуйтесь.

Об этом Игнат и не волновался. Его больше заботило, как избежать этой участи.

— Итак, начнем, — продолжил Рутох. — Нейросеть мы вам установили. Кстати, а как вы себя чувствуете? Нейросеть дает о себе знать?

Честно говоря, Игнат уже совсем забыл о том, что ему в голову вставили посторонний предмет, и совершенно не ощущал его наличие.

— А каким образом я ее должен ощущать? Что я должен чувствовать?

— Ну, это, в скором времени, вы поймете и сами. А теперь поговорим о деле. Прежде всего, вам необходимо изучить Базу Знаний межгалактического языка. Это позволит вам общаться с теми, кто не говорит на русском языке. Расширит ваш, так сказать, кругозор, облегчит вам адаптацию. Так вот, прошу вас в соседнюю комнату.

Игнат прошел, и увидел стоящую в углу криокамеру. Во всяком случае, это выглядело как криокамера.

Давыдов в нерешительности остановился, глядя на саркофаг.

— Не бойтесь, эта штука вас не укусит. Ложитесь внутрь.

— А что она со мной сделает? — спросил Игнат. — Вы хотите поместить меня в анабиоз?

— В анабиоз? Нет, хотя, пожалуй, состояние будет несколько схожим. Мы просто погрузим вас в искусственный сон на несколько часов. Пробудившись, вы будете в совершенстве владеть нашим языком.

— Что, так просто?

— Ну да. Вот видите этот кристаллик?

Рутох показал Игнату прозрачный угловатый предмет, который держал двумя пальцами. Больше всего он походил на очень крупный алмаз.

— Так вот, вот это и есть База Знаний. Мы устанавливаем ее в специальное гнездо в медкапсуле и, пока вы будете спать, в вашей голове будет проходить обучение. Информация из кристалла будет перекачена в нейросеть, а из нее, соответственно, в ваш мозг. И, когда вы проснетесь, то сможете легко и свободно говорить на межгалактическом языке, так, словно это ваш родной язык.

Удивительно, но Игнат не стал возражать. Не стал он и противиться, и молча позволил уложить себя в капсулу. Когда он смотрел на то, как сверху опускается крышка, он внезапно ощутил какую-то обреченность. Словно он уже никогда не проснется, а если и проснется, обнаружит, что его голова отсоединена от тела или он лишился каких-нибудь своих конечностей. Словом, обнаружит что-нибудь чрезвычайно ужасное.

Крышка опустилась, и Игнат почувствовал, как его сознание на мгновение померкло. Мгновение спустя оно снова вернулось к нему. Внезапно и без каких-либо неприятных ощущений. Не было полусонного состояния, тумана, ощущения, что мозг обложен ватой или еще чего-то подобного. Просто сознание померкло, и тут же вернулось.

Крышка вновь поднялась, и он увидел склоненное над капсулой лицо Рутоха.

— Ну, как вы себя чувствуете? — спросил он.

Игнат хотел было ответить, что не понял, что именно с ним произошло, но тут же внезапно осознал, что Рутох обращается к нему на совершенно незнакомом ему языке. Но он понимал этот язык. Понимал каждое слово. Игнат открыл было рот для того, чтобы ответить, но заколебался, не зная, на каком языке ответить. Но тут слова сами собой сорвались с его языка.

— Кажется, в порядке.

И ответил он на том самом незнакомом ему языке.

Он пошевелился, чтобы убедиться в том, что все его части тела на месте. Рутох улыбнулся, и удовлетворенно кивнул головой.

— Поздравляю, вы благополучно выучили межгалактический язык, и вполне способны понимать его без малейшего труда. И говорить на нем.

Игнат в изумлении захлопал глазами. Он слышал о методиках обучения во сне, но воспринимал это как выдумку, фантастику или преувеличение. Он не верил в такое быстрое обучение. Но, Господи Боже, он действительно понимал каждое слово, и был абсолютно уверен, что без труда сможет и говорить на новом языке. Почему? Да потому что он на нем думал. Да, Игнат поймал себя на мысли, что думает не на родном русском, а на этом самом межгалактическом языке. И это было потрясающе.

— Ну-ка, молодой человек, выбирайтесь. Мы сейчас протестируем ваши новые знания. Хотя нет, оставайтесь в капсуле. Если все прошло как я думаю, то мы сейчас снова погрузим вас в сон, только на этот раз вложим в вас Базу Знаний рукопашного боя.

И Рутох принялся задавать Игнату различные вопросы, на которые тот легко отвечал. Они вели беседу ни о чем, но Игнат не просто понимал каждое слово, он легко, свободно и без задержки отвечал на все, что спрашивал его авар.

— Прекрасно, прекрасно, — сказал Рутох. — Теперь вы представляете себе преимущество обучения во сне, вернее, все его возможности?

Честно говоря, Игнат не понимал. Он просто не мог поверить, что все это ему не мерещиться, и не сниться.

— Сколько я спал? — спросил он.

— Немного. Всего лишь около двух часов. База Знаний языка простейшая, и не занимает много времени. А вот что посложнее… Например, База Знаний рукопашного боя второго уровня займет побольше времени. Примерно четыре часа. Что, согласитесь, тоже не так уж и много, учитывая то, что вы пробудитесь после этого довольно неплохим бойцом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Врата вовне предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я