Новый мир. Заражение

Анастасия Владимировна Клейман, 2018

Человечество пало. Вирус проник в каждый уголок земли, превращая людей в жаждущих крови монстров. Борьба за выживание набирает обороты, унося все больше жизней… Но все это случится завтра. А сегодня, уложив сына спать, Максим и Ася устроились перед экраном, восторженно всматриваясь в очередной фильм про зомби…

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Новый мир. Заражение предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Книга посвящается моему любимому супругу. Человеку прямолинейному и честному, который поддерживал и не боялся говорить правду. Человеку, который находил нужные слова даже в минуты отчаянья и безысходности, не позволяя отказаться от своей мечты.

Пролог.

Мы заслужили апокалипсис. Человечество погрязло в раздорах. И речь идет не о масштабный войнах. Я говорю о раздоре в лице каждого человека. Мы забыли, что такое сострадание. Забыли, что значит сочувствовать и сопереживать. Изжили понятие взаимопомощи. Апокалипсис — это наша кара, плата за пустое существование. Дань, отдаваемая человечеством Богу или планете, смотря во что вы верите. Выживут не сильнейшие. Выживут те, кто вспомнит, что значит быть человеком.

Глава 1.

Девятое ноября две тысячи шестнадцатого года.

Сквозь сон пробивалось слабое похныкивание.

— Шшш, уже встаю — пробормотала Ася, поворачиваясь и поглаживая маленького сына.

Поднимаясь с кровати, она бросила беглый взгляд на часы. Пять утра. Это было уже шестое пробуждение за ночь. Подавив вздох, девушка отправилась на кухню готовить ребенку смесь. За окном как обычно стоял туман и морось. Весь мир, казалось, еще спал, укрывшись белой пеленой дождя. «И мне бы еще спать и спать» — мелькнуло у нее в голове.

Вернувшись в комнату и взяв на руки сына, Ася с нежностью посмотрела на спящего мужа. У нее было почти все, о чем мечтала. Замечательный муж, девятимесячный ребенок и кошка. Возможно, не было какой-то материальной стабильности в жизни, не всегда была уверенность в завтрашнем дне, да и жили, в общем-то, на съемной квартире, но разве это так уж важно?

Внезапный шум голосов на улице прервали плавный ход мыслей. «Господи, ну неужели даже в это время кто-то пьет и гуляет? Сколько можно-то?» с раздражением подумала девушка, прижимая ребенка к груди и укачивая его. Голоса становились все громче, стали отчетливо слышен топот бегущих ног и визжание девчонок. «Нет, это ни в какие ворота не лезет!» Положив проснувшегося сына на кровать, Ася пошла к окну, намереваясь разогнать расшумевшуюся молодежь, но на полпути грянул хлопок, от которого задрожали стекла.

— Что случилось? — спросил, проснувшись, Максим.

— Да опять пьяные, чтоб их! Разберись, пожалуйста, Тимофей плачет.

Мужчина встал, надел шорты, оттолкнул любопытствующую кошку и вышел на балкон. С третьего этажа дорога, изгибающаяся на подобии перевернутой буквы У, была практически не видна — дождь скрывал знакомые пейзажи. Однако сквозь белую пелену, метрах в ста пятидесяти, он сумел разглядеть горящий автомобиль, врезавшийся в стену дома.

— Что там? — крикнула Ася, качая ребенка.

— Авария. Машина въехала в стену дома.

— Не видишь, есть пострадавшие? — девушка подошла к балкону, силясь разглядеть что либо через дверь.

— Да нет вроде. Людей не видно. Наверно подростки. Напились, взяли отцовскую машину, а как въехали в дом испугались и дали деру. Вот они и орали. — говоря это, Максим зашел обратно в квартиру — Давай я уложу Тиму, ложись, отдохни. Не бери в голову.

— Совсем проснулся? Сегодня мое дежурство, но спасибо.

Передав Тимофея отцу, Ася еще раз подошла к балкону и замерла.

— Ммм…зай…там что то странное. Там вроде люди. Кажется, им нужна помощь.

Максим с ребенком на руках подошел к жене. Задняя дверь машины открылась и показалась голова девушки. Судя по раскачивающейся машине, она с кем то боролась. Светлые волосы были покрыты кровью и закрывали лицо, отталкиваясь от заднего сидения, девушка пыталась выбраться. Раздался оглушительный крик. Голова девушки дернулась, открывая оцарапанное лицо, искаженное страхом и болью. Истошно крича, она молотила руками невидимого противника. Спустя пару секунд девушка вылетела из автомобиля и, прихрамывая, бросилась прочь. Из ее левого бедра текла кровь.

— Что с ней? Что случилось? Кто с ней это сделал? — прошептала Ася.

— Я пойду туда. Посмотрю, может, нужна помощь.

— Нет! Не ходи! Мы не знаем, что с ней! А вдруг там маньяк? Он же убьет тебя! Нет!

— Ты видела девушку. Ей нужна помощь. — Максим начал спешно одеваться. — В машине остался человек.

Тем временем на крики стали выходить люди из ближайших домов. Первый человек, им оказался парень лет 20, бросился к водительскому месту. Резким рывком открыв дверь он залез по пояс в авто. Снова раздался крик. Молодой человек молотил руками невидимого пока противника, стремясь освободиться. Люди, так же вышедшие на помощь поспешили к нему. Кто-то схватил парня за пояс и стал вытаскивать. Доставать его пришлось вместе с водителем, намертво вцепившегося зубами в щеку не состоявшегося спасателя. Оттащив истошно орущего молодого человека и горе-водителя от горящего автомобиля, люди попытались их разнять. «Он сумасшедший!» «Освободите парня!» «Да он под наркотиками!» «Вызывайте скорую и полицию!» слышалось со всех сторон. Когда толпа все же сумела разнять их, нападавший, озираясь по сторонам бешеными глазами, накинулся на ближайшего человека. Из подъезда вышли несколько мужчин и поспешили на помощь. Завязалась драка.

— Больной какой-то!

— Леха, выруби его!

— Ой, мамочки, что делается-то!..

Выкрикивая ругательства и пуская в ход кулаки, мужчины пытались обездвижить водителя.

— Полицию вызывайте!

— Черт, он кусается! Успокойся, пацан!

— От машины оттащите!

Но никакие слова или побои не действовали на водителя. Рыча и щелкая челюстью, он пытался добраться до любого, кто находился в зоне доступа. Потребовалось четверо мужчин, чтобы скрутить нападавшего и прижать его к земле. При ближайшем рассмотрении им оказался молодой человек лет 17. Каштановые волосы спутаны и покрыты кровью, одна рука неестественно вывернута, в груди торчал кусок железа, а взгляд покрасневших глаз совершенно безумный.

— Господи как же он с такой раной то жив еще?

— Да под наркотой они на все способны!

— Куда родители смотрят? Наделают детей, а воспитывать лень…

— Надо вытащить эту штуку из него!

— Замолчите все! Раскудахтались как курицы-наседки! Звоните в службы да побыстрей. И займитесь горящим автомобилем. Сейчас рванет и всех по кусочкам собирать придется! — рявкнул один из дравшихся — Этот псих вырывается. Он успел искусать всех нас, ему, похоже, совсем башню снесло.

— Горим, горим!

— Тушите! — кричали перепуганные женщины.

— Спокойно! В багажнике должен быть огнетушитель. Возьмите и погасите огонь. Без паники! — продолжал мужчина.

Через несколько минут пожар был потушен.

Несмотря на ранний час, толпа зевак росла. Все ждали развязки этой захватывающей истории.

Все время до прибытия наряда полиции и машины скорой помощи мужчинам пришлось прижимать молодого человека к земле. Подоспевшие сотрудники не без труда перехватили парня у мужчин и отвели его в служебный автомобиль. Далее началась стандартная процедура протоколирования происшедшего.

Ася, вернувшаяся на балкон во время укуса первого спасателя, побледнела.

— Господи! Посмотри сюда! Это как в фильмах про зомби апокалипсис.

— Не удачное время для шуток.

— Я серьезно! Да прекрати ты одеваться! Смотри! — закричала девушка, напугав ребенка.

— Успокойся, ты нервируешь Тимку. — мужчина все же подошел к балкону и замер. — Что за…

— Что это? Шшшш, малыш, все хорошо, мама рядом, все хорошо.

— Отойди отсюда. Ребенок не должен это видеть. Сядь на кровать и успокой его. Не подходи пока я не скажу — напряженно глядя на происходящее, Максим пытался понять, что произошло.

Он, взрослый, казалось бы, мужчина 27 лет был растерян как ребенок, кричащий на руках у жены. Мысли разбегались, не желая давать оценку происходящему. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Собрался.

— Успокой Тимку и пошли покурим.

— Ты не пойдешь туда?

— Там вышли мужики, да и вообще толпа собирается. И без меня спасателей хватает.

Через некоторое время пара уходит на кухню. Затягиваясь горьким дымом, Максим взвешивает все факты.

— Что мы видели? Мы видели подростков, скорей всего укравших авто у родителей и вписавшихся на нем в дом. Компания, наблюдавшая со стороны, сразу разбежалась, испугавшись последствий. Их-то ты и слышала сначала. В машине было вроде только двое. Девушка и парень на водительском. Если судить по тем ранам, что мы видели у девушки, они были получены вследствие аварии…

— А как же то, что она боролась с водилой? И тот парень, спасатель? И после люди? Он же безумный совсем!

— Не перебивай. Давай спокойно все обдумаем. Они врезались в стену, оба получили травмы. Парень мог наброситься на девушку, потому что она была причиной аварии — отвлекла или руль дернула, кто знает. Может он был под чем-то, мало ли сейчас всякой дряни производят. А стресс, наложенный на наркотики, дал агрессивную реакцию. Это объясняет, почему водитель набросился на спасателя и остальных.

— А девушка убежала потому что испугалась агрессивного бойфренда и последствий аварии. — подхватила Ася.

— Нда. Весело утро началось.

— Эх, не видать нам зомби апокалипсиса — притворно вздохнула девушка. Юмор, пусть даже черный, не раз спасали их во время жизненных неурядиц.

— Ничего, может еще повезет — улыбнулся Максим.

Попив чай, молодая семья занялась обычными делами. Утреннее происшествие потихоньку стиралось из памяти. Было около шести вечера, когда пара собралась в магазин.

— Зай, нам придется ехать на машине. Очень много покупать.

— Пиши список и поехали.

Собравшись и взяв Тимофея, они спустились вниз, завели свою старенькую шестерку и отправились за покупками. Магазин находился всего в паре минут езды, но даже на этом небольшом отрезке стали видны изменения.

— Что происходит? — спросила Ася. — Почему все бегают?

— Массовое помешательство? Или все ты все-таки дождалась зомби апокалипсиса — не смог не подколоть муж.

— Ха-ха. Может, какие вспышки на солнце? С чего это люди с ума посходили?

— Да какая разница? Мы подъезжаем. Ого! Сколько машин! Сегодня день большой распродажи? Это мы удачно заехали.

Действительно, места на парковке перед ближайшим Атаком просто не было. Машины стояли плотно, перегораживая выезд другим и вокруг было какое то напряжение. Люди бегали, толкая необъятные тележки, до верха забитые провиантом, с разных углов парковки слышалась ругань, около входа собралась толпа.

— Что за…? — начал было мужчина, но умолк на полуслове. — Ась, сидите здесь, закройтесь изнутри и ждите меня. Выясню, что происходит и вернусь. Может и правда распродажа просто.

— Хорошо, аккуратней.

Поцеловав любимую, мужчина вышел на улицу и закурил, ожидая, пока девушка закроет автомобиль. Осматриваясь вокруг, он отмечал различные детали: среди толпы покупателей то и дело мелькали сотрудники магазина, охрана пыталась не пускать новых людей внутрь, а вот человек попытался украсть набитую до верха тележку у другого и завязалась драка. Нет, что то тут не так. Докурив, он стал прорываться внутрь. Крики, тычки и отборный мат оглушали.

— Что случилось? — прокричал Максим на ухо стоящему рядом мужчине.

— Не знаешь? Значит сдохнешь! Отвали и не занимай место, кому то оно нужнее!

Опешив от необоснованной грубости, Максим решил больше не спрашивать, а увидеть все воочию. Пробившись, наконец, сквозь толпу и нырнув в магазин, он замер как вкопанный, за что был награжден градом ударов тех, кто так же рвался вперед.

Некогда большой и ухоженный магазин стал похож на разграбленный рынок. Повсюду была разруха: полки сметены, товары валялись на полу, люди, как звери, бросались и дрались за товары и убегали, не оплатив покупки.

— Что за…? — в очередной раз вырвалось у него.

Поддавшись общей истерии, мужчина начал сгребать с полок продукты и предметы обихода. Тележек уже не было, как и корзинок. Пришлось снимать куртку и сгребать все в нее. В какой-то момент разум вырвался из оков массового мышления и заработал с удвоенной силой.

— Что может понадобиться?.. Что не портиться?.. — бормотал он себе под нос. — Еще бы знать, к чему готовиться… Так сыр, молоко на первое время, консервов практически нет. Макароны, мука, хлеб, специи, растительное масло, вода не поместиться, черт… — пришлось схватить ножницы и испортить куртку и свитер, дабы превратить их в подобии корзинки. — Мыло, зубной порошок (полки с пастой уже пустовали). Ребенок! Нужно купить все Тимке! А если разобрали? — мелькнула паническая мысль, но времени на обдумывание не было. Прорвавшись к отделу с детскими товарами, Максим обнаружил всего одну пачку подгузников и пару банок с детским пюре. Остальное пустовало. — Черт, черт, черт! — Пробегая дальше между рядами, он услышал крик и звук открывающейся двери. Оглядываясь в поисках источника шума, мужчина бежал, сметая в импровизированную корзинку все, что могло пригодиться. В дальнем конце магазина толпа, визжа, бросилась в рассыпную. На полу лежала женщина средних лет, над ней склонился мужчина. Серое лицо покрывал слой грязи и ярко алой крови. Он вгрызался в горло несчастной, с жутким чавканьем поглощая ее, как выпивают вкуснейший коктейль. Люди кричали, и он обвел их бешеным взглядом. Максим похолодел. Это был тот же взгляд, что и у водителя из утренней аварии. Когда покрасневшие глаза на миг остановились на нем, мужчина оцепенел. Пот каплями выступил на лбу, ноги словно приросли к полу, мышцы отказывались повиноваться. В следующий миг этот монстр бросился на охранника, попытавшегося помочь пострадавшей. Крики, брызги крови и паника заполнили магазин. Схватив свои покупки, Максим стал пробиваться к выходу, попутно ища средство защиты. Есть! Швабра с металлической ручкой. Сойдет. Теперь он не считался с другими людьми. Толкая, работая локтями и орудуя шваброй, мужчина пробивал себе путь на свободу. Наконец стали видны двери магазина. Уже близко! Новый вопль и толпа хлынула в недра магазина. У дверей оказалась еще одна тварь.

— Черт, черт, черт! — ругаясь, он развернулся и побежал ко второму выходу. Снова пробиваясь сквозь толпу, ему все же удалось вырваться наружу. Уже около машины мужчина заметил, что в толкучке потерял половину своих покупок. С бешеными глазами он застучал в окно, чтобы Ася открыла дверь.

— Что случилось? — перепуганная девушка сидела с ребенком на руках. — Что с твоими вещами?

— Там твари! Люди обезумели! Хаос! Они похожи на зомби! Полки пусты! — отрывисто проговорил Максим, вытряхивая покупки на сиденье и пол машины.

— Что? Я ничего не понимаю!

— Потом. Я должен вернуться. Склад вроде закрыт. Мелкому ничего не взял. Все пусто. Я ухожу. Закройся в машине и никому не открывай. Только мне. При любых признаках опасности уезжайте. Никого не пускай в машину! Ты поняла?

— Что? Нет! Подожди! Объясни!

— Нет времени! Я не уверен, что даже сейчас смогу это сделать! Если я не вернусь через 40 минут — уезжайте. Домой, закрой все двери, окна, забаррикадируй все. Защищай Тиму. Люблю вас! — быстро чмокнув жену на прощание и ласково проведя ладонью по щеке сына, он выскочил на улицу. — Закрой дверь!

Провожая мужа круглыми от страха глазами, Ася закрыла все двери. Что происходит? Мир сошел с ума?

Развернувшись на пятках, Максим бросился к торцу магазина — там должен быть служебных вход. Вот он. Сжимая в руках металлическую часть швабры и, забросив импровизированную сумку на плечо, он стал подниматься по ступеням к двери. Подойдя ближе, стало понятно, что она открыта.

— Ну да, конечно, я ж не один такой умный.

Держа швабру как копье, готовый в любую минуту защищаться, как можно тише он зашел внутрь. Темнота ослепляла, и некоторое время мужчина постоял, привыкая. Когда глаза привыкли к полумраку, стало понятно, что помещение слабо освещается. Сердце громко ухало в груди, нервы натянуты как канаты, тело напряжено и готово ко всему. Вдох. Выдох. Вперед! Крадучись, он пошел вглубь склада. Шум из магазина мешал определить, была ли опасность рядом. Стеллажи, тянувшиеся строгими рядами и возвышавшиеся почти до потолка, оказались наполовину пусты.

— Ну класс. И почему было снято так много фильмов о зомби? Уж лучше бы люди не знали как себя вести — пробормотал мужчина, оценивая оставшиеся товары. Ужаснувшись своим мыслям, он понял, что только что готов был обречь еще большее количество людей на смерть только ради пары бутылок воды или упаковки подгузников.

Основная масса оставшихся товаров была на самом верху. И, конечно же, ни стремянок, ни каких-либо других вспомогательных средств в зоне видимости не было.

— Где мои 16 лет… — Коротко вздохнув, он начал аккуратно карабкаться по полкам. Сделать это с шваброй на перевес было не так то просто, но оставить оружие мужчина не решался. Одна полка, вторая, третья… На четвертой рука соскользнула и Максим едва успел предотвратить падение. Поднявшись наверх и оглядывая склад, он пытался составить план продвижения и вычислить угрозу. Ничего. Только шум за закрытой дверью магазина. Сидеть на полке было не безопасно — любой вошедший сразу заприметит, да и продвигаться вперед, сидя на пятой точке, получается не быстро. Распластавшись на холодном металле, мужчина начал медленно ползти вперед, расталкивая ненужный товар.

— Так, так… Стиральный порошок. А нужен ли он? Нет, вряд ли. Мыло. Вот это пригодиться. И побольше. Тряпки. Губки. Туалетная бумага. — подняв большую упаковку он захихикал. Даже в безумном мире это незаменимый предмет. Набивая свою импровизированную сумку и оглядываясь по сторонам, он вдруг заметил на другом ряду стеллаж с предметами для дачи. Там находились ведра, тазы, плетеные корзины, лопаты, грабли, садовая мебель и прочие полезные вещи. Бинго! Вот только добраться до них по верху было нельзя. Решив для начала забить свой мешок, мужчина поднялся на ноги, согнувшись чтобы не упереться в потолок, собрался и прыгнул на соседний ряд. Все для автомобиля. Ничего интересного. Еще прыжок. Женский стеллаж. Краска для волос, помада, духи и прочая ерунда, которую так обожают женщины. Уже собираясь снова поменять месторасположение, он вдруг заметил средства женской гигиены. Хихикая и набивая сумку всеми марками и всеми видами, что попадались под руку, Максим вдруг представил вытянутое лицо Аси, когда он принесет это ей. «Не надо благодарности, любимая!» с ехидцей пронеслось в голове. И тут, как обухом по голове, пришло осознание, почему он вообще оказался здесь, и улыбка сползла с лица.

— Что ж я за человек такой? Буквально за стеной на моих глазах погибла женщина, а я стою и ржу, собирая прокладки. — Бросив взгляд на дверь, соединяющую с магазином, мужчина быстро помолился, чтобы никто из покупателей не вспомнил про склад. Вся эта ситуация вызывала противоречие в его душе. С одной стороны, хотелось помочь людям, быть примерным гражданином и просто Человеком. С другой, перед глазами стояло испуганное лицо жены и маленький сын, запертые одни в машине посреди этого ужаса. Вопрос приоритетов. Сбросив оцепенение и пытаясь прекратить терзания, он посмотрел на забитую сумку и начал спускаться вниз. Надо достать ведра и корзины.

Едва ноги коснулись пола, раздался скрип открываемой двери, и слабое освещение склада прорезал свет от уличного фонаря.

–… — всем известное слово слетело с губ прежде, чем мужчина успел подумать.

— Кто здесь? — раздался дрожащий женский голос — Вы… Вы нормальный? Я не заразна! Не трогайте меня. Я лишь хочу накормить своего ребенка. Прошу вас! Я не заразна!

Напряженно размышляя, стоит ли девушка доверия, Максим закусил губу.

— Я вас слышала. Пожалуйста, не трогайте меня. Я ничего не возьму у вас. Не убивайте меня. — тихо продолжала она, двигаясь в сторону где, как ей казалось, был человек.

Взяв швабру как копье, Максим ждал. Неуверенные шаги слышны все ближе. Мышцы окаменели, дыхание вырывалось судорожными вдохами, кровь прилила к ногам. Ближе. Ближе. Еще один пролет и он увидит ее. Подобравшись, мужчина ждал.

— Я выхожу к вам. Я не заразна. Не бойтесь меня.

Замерев на секунду, девушка высунула голову из-за угла и встретилась глазами с напряженным взглядом стоящего наизготовку мужчины. Пискнув, она нырнула назад.

— Уберите палку. Я не причиню вам вреда. Вы разговариваете? Не молчите! Мне и так страшно. У меня нет никакого оружия.

Вздохнув, Максим произнес:

— Медленно выходите. Руки ладонями вверх, я должен их видеть. Медленно.

Повинуясь, девушка снова выглянула из-за угла. Аккуратно продвинулась на пару шагов, вытянула руки, как он просил и, наконец, смогла разглядеть говорившего. Им оказался молодой человек не старше тридцати. Не высокого роста, темноволосый, среднего телосложения с добрыми глазами, которые следили за каждым ее движением.

— Вот. Я вышла.

— Вижу. Что вам нужно? — разглядывая с подозрением девушку, Максим отметил, что она совсем юная. Светлые волосы до плеч чуть кудрявились на концах, личико было миловидным, но детским, рост и телосложение кукольное. На вид ей не больше 20.

— Зашла за покупками. Так, бытовые мелочи, знаете ли.

— Мародерствуете, значит? — он приподнял бровь.

— А чем вы занимаетесь, по-вашему? Каждый стремится обеспечить себя необходимым. Видели, что твориться на улицах, в магазинах? Люди бросаются друг на друга. Они… они кусаются как бешеные псы. Я видела достаточно, чтобы не доверять никому.

— Да? И почему же ты мне доверилась? — незаметно он перешел на «ты».

— Потому что у меня не было выхода. Атак разграблен. Там пара зараженных, даже просто подойти к входу опасно. Единственная надежда — этот склад. Если бы вы не ругнулись, я бы подумала, что одна тут. По моим наблюдениям, зараженные так себя не ведут. Я решила рискнуть.

Оглядев девушку с ног до головы, он заметил в ее ботинке проблеск металла.

— Доверилась, ага, как же. А нож, видимо, забыла вытащить после шашлыков? А впрочем, меня это не интересует. Ладно, хватит трепа. Не могли же мы одни вспомнить про склад. Иди своей дорогой, я тебя не трону. — разговор был бессмысленным, разве только… — Ты знаешь что происходит?

— Почему люди сошли с ума? Нет. Я знаю только, что они кидаются друг на друга. Вокруг паника. Вы что, сидели в бункере весь день? А нож это самозащита. Я тоже хочу жить. — с раздражением произнесла девушка.

Оставив вопрос без ответа, Максим направился к ряду с садовыми принадлежностями.

— Эй, вы куда?

— Забирать то, что мне нужно, пока сюда еще кто-нибудь не пришел. — развернувшись, он хотел уйти, но девушка снова заговорила.

— А вы не пробовали закрыть дверь? Знаете, было бы гораздо проще контролировать количество входящих с закрытой дверью.

— А ты у нас мисс всезнайка? Тогда объясни мне, как собираешься бежать, если толпа в магазине вспомнит про склад и ломанется сюда, притащив с собой зараженных? О да, они определенно вспомнят про него, когда очередной мародер начнет вскрывать забаррикадированную дверь. — развернувшись на пятках, мужчина пошел к нужному ряду.

— Оу. — только и смогла вымолвить она. — Меня, кстати, Юля зовут.

— Угу.

— А вас как?

Снова промолчав, Максим стал карабкаться вверх по полкам. Потом, вспомнив что-то, он развернулся и, глядя ей в глаза спросил:

— А где твой ребенок? — когда девушка замешкалась, он усмехнулся — Так я и думал.

— Это не то, что ты думал! — взорвалась Юля — Мне нужно было убедить тебя не убивать меня. И…Ну…Да мне пришлось соврать. А ты прям святоша, да? Весь такой правильный! Как меня бесят такие типы! Всегда во всем прав, никогда не лжет, хозяин жизни, мать твою! Да пошел ты! — с этими словами она скрылась в соседнем ряду.

Удивленный внезапной вспышкой, мужчина продолжил подъем. Это не мое дело. Да и времени эта девчонка отняла не мало. Теперь придется все делать бегом. Как же я так оплошал!

Забравшись наверх, он стал разглядывать тару.

— Ведро на 5 литров, вот на 10… А корзинки сколько вмещают?.. — и тут его осенило — Надо взять парочку и связать! Влезет больше. А как связать? Точнее чем? И как тащить потом? По земле без колес? Значит, нужна веревка и колеса. А где их достать? Где их достать? — крутя головой во все стороны, Максим вдруг увидел брошенный у дверей паллет. — Отлично! Теперь колеса.

Сбросив пару корзинок, самых вместительных ведер и один таз он начал спуск вниз. Однако, на полпути показалась эта девчонка и схватила ведра.

— Спасибо! — с милой улыбкой она скрылась из глаз.

— Ах ты дрянь! Воровка! Лезь и сама собирай! — но ругань не могла вернуть украденное, а гоняться по всему складу за девчонкой было значительно дольше, чем вернуться наверх и скинуть новые. Вздохнув, мужчина снова влез на полку и, на всякий случай сбросил еще раз весь набор: 2 корзинки, 2 ведра и 1 таз.

Кое-как подхватив тару, он потащил ее к паллету, по пути осматривая полки на предмет колес. Единственным мало-мальски подходящим предметом оказались детские ботинки. Светящиеся такие, с крохотными колесиками и поющие веселые песенки.

— Погибать так с музыкой. — снова хихикнул мужчина. Времени разбирать обувь на запчасти не было, поэтому прихватив 5 пар, он устремился к цели. Стараясь работать быстро, Максим шнурками привязал 8 ботинок по периметру паллета и 2 в центр. Теперь нужно решить вопрос с ручкой. Обувь находиться через ряд от того места, где лежит тара. Если пробежать очень быстро есть шанс, что девчонка не успеет украсть его творение. Можно потратить чуть больше времени и откатить паллет прямо к нужному ряду, но это лишнее время…

— Эй ты, воровка! Так почему ты ненавидишь таких мужчин как я? — лишь бы подала голос, нужно выведать насколько она далеко. Ответом была тишина. Рисковать нельзя, поэтому побросав тару и швабру на деревянный настил и ухватив его за край, Максим покатил вперед. Добравшись до цели и сделав ручку из шнурков, он посмотрел на часы. Осталось 10 минут.

— Да как так-то!

Сбросив с плеч импровизированную сумку и схватившись за ручку паллета, мужчина бросился вдоль рядов, сгребая товары с опустевших полок почти не глядя. Влажные салфетки. Мочалки. Гель для душа. Шампунь. Ароматические масла…Ароматические масла? Для прояснения сознания пришлось потрясти головой. Спокойно. Не теряй голову. Вдох. Выдох. Не поддаваться панике. Все успею. Макароны. Гречка. Рис. Томатная паста. Соевый соус. Вода! Целый паллет воды! Схватив 5 пятилитровых бутылок и забросив их на настил, он побежал дальше. Тащить стало значительно тяжелее, детские кроссовки не предназначены для такого веса и потому прогибались, позволяя паллету касаться пола. Посмотрев на часы, мужчина развернулся к выходу. Три минуты. До двери осталось совсем немного — всего один ряд, когда на него с ножом выскочила девчонка.

— Брось это! — приказным тоном сказала «куколка».

— Уйди с дороги — ответил мужчина.

— Я сказала, брось! Теперь это мое! Или я тебя убью!

— Пошла прочь. — прошипел он. — Ты маленькая, заносчивая дрянь. Пошла прочь! Или я за себя не отвечаю.

Размахивая ножом, Юля наступала.

— Ну что, мистер «никогда не лгу», теперь ты в моей власти. Каково это? Оставь мне свою телегу и убирайся восвояси.

Резко нагнувшись и выхватив швабру, Максим ударил девушку по ногам. Одновременно произошло несколько вещей. Девушка взмахнула руками и с криком повалилась на пол. Дверь склада, соединенная с магазином дрогнула под натиском людей. Двое на складе замерли. В следующую секунду раздался оглушительный треск и дверь распахнулась. Хлынул поток людей. От криков и топота ног, казалось, дрожало все здание. Волоча свою телегу, как обозвала ее «куколка», мужчина побежал к выходу. Бежать с таким грузом оказалось задачей не из легких. Тем более, что люди, бегущие сзади были налегке и страшно напуганы. Это была гонка с одичалой толпой. Гонка со смертью, если хотите. Толпа сметала все на своем пути, ища пути к спасению. Сделав последний рывок, Максим выскочил за дверь. С трудом закрыв ее за собой, он ринулся дальше. Паллет, подскакивая на ступенях, рассыпал половину вещей и, чертыхаясь, мужчина попытался их собрать. Рев толпы у дверей заставил бросить рассыпавшиеся пожитки и бежать к автомобилю. Дверь склада открылась, громко стукнувшись о стену. Месиво из человеческих тел, рук и ног начало прорываться наружу. Оглядываясь и продолжая упрямо тащить вещи, мужчина продвигался к цели. На стоянке царил хаос. Какой-то мужчина толкнул его и повалил на асфальт.

Ася, наблюдавшая за происходящим из машины, не смогла оставаться на месте. Выскочив на парковку и закрыв дверь, она рванулась к мужу.

— Быстрей, быстрей! — крича ему в ухо, она потащила его.

— Что ты тут делаешь? В машину! — заревел он. — Где Тима? В МАШИНУ!

— Мы идем к ней, идем!

Продолжая силой тащить любимого к автомобилю и сыну, Ася бросила взгляд назад. Из дверей склада люди вываливались как тараканы. Крики. Падающие тела. Некоторые лица были окровавлены. Да что происходит?

Схватившись за ручку двери, Ася начала истерично дергать ее, глядя на плачущего сына. Резким движением отодвинув жену, Максим выхватил у нее ключи, открыл дверь и запихнул ее внутрь. Бросив взгляд на практически растоптанную тележку и беснующуюся массу тел, он впрыгнул на водительское сиденье, завелся и тронулся с места, разбивая заблокировавший их седан. Визг покрышек, звук раздираемого металла, плачь ребенка смешались в адскую какофонию звуков. Оглушенный, гонимый только желанием спасти семью, мужчина ехал, не разбирая дороги и не слыша стонов старого автомобиля. В рекордное время доехав до дома, он начал собирать рассыпавшиеся по полу товары.

— Помоги мне! — закричал он Асе.

Вдвоем они сумели засунуть провиант и прочее в оставшуюся на них одежду. Схватив сына, девушка в одном лишь лифчике и джинсах выскочила на улицу. Максим с сумками наперевес стал закрывать машину.

— Да кому она нужна? Что происходит, черт возьми?

— Если это то, что я думаю, машина нам еще пригодится. Идите в квартиру!

У подъезда он нагнал семью, буквально втолкнул внутрь, и они побежали вверх по лестнице. Оказавшись в квартире, мужчина начал баррикадировать дверь всем, что попадалось под руку: стиральная машинка, чуть ли не советских времен, «малютка», небольшой комод, стулья, кухонный стол. Только когда он закрыл шторы на всех окнах, казалось, сумел выдохнуть.

— Что…Что произошло? Что было в Атаке? Что случилось с людьми? Объясни мне! — потребовала Ася, отпихивая напуганную кошку.

— Я не знаю. Дай мне время. Покорми и уложи Тимофея, я пока все осмыслю и потом мы все обсудим. Хорошо?

— Нет, не хорошо! Я хочу знать, что там было! Я хочу знать от чего мы бежали! — девушка срывалась на крик. — Я имею право знать!

— Я не знаю! Не знаю! Тима заливается. Сейчас мы в безопасности. Единственное, что представляет сейчас опасность — это крик ребенка. Ты действительно хочешь прямо сейчас поиграть в «угадай, что происходит» или способна потерпеть немного и помочь мне обеспечить нам безопасность?

Молча развернувшись, с ребенком на руках, Ася пошла в комнату.

Максим вошел на кухню, закрыл дверь и закурил. Затягиваясь сизым дымом, он напряженно размышлял.

Что же это было? Как поверить в то, что только что видел своими глазами? Куда бежать? Как обезопасить семью? Нужно успокоиться и все обдумать.

Люди бросаются друг на друга.

Началась паника и мародерство.

Как ни банально, человек человеку волк.

Проведя рукой по волосам, мужчина поджег еще одну сигарету.

Для начала нужно добыть припасы. Нужно найти безопасное место. Выходить на улицу только по крайней нужде. И обязательно найти какое-нибудь оружие. Телевизор! Может там что-то будет.

— Сегодня, по невыясненным пока причинам, подмосковный Клин захлестнула волна неизвестной ранее инфекции. Появилась теория о паразитирующем организме, контролирующего своего хозяина. Теория проверяется, научных данных пока нет. Люди бросаются друг на друга, нанося увечья и убивая. Власти призывают не выходить на улицы, закрыться в своих домах и квартирах, стараться не вступать в контакт с зараженными, при укусах или других травмах, нанесенных инфицированными гражданами немедленно обращаться в отделении ближайшей больницы. Такие меры необходимы для предотвращения распространения инфекции. Анна Колесниченко, первый канал.

— Спасибо, Анна. А мы переходим к другим новостям…

Переключаясь с канала на канал, мужчина слушал одно и то же. Пока не наткнулся на прямое включение из Клина.

–…около 6 утра. В отделении больницы поступила девушка с ранением бедра. Врачи провели необходимые процедуры и поместили пострадавшую под наблюдение. Услышав ее версию случившегося, врачи засомневались в психическом здоровье пациентки. Девушка утверждала, что попав в автомобильную аварию в 6 микрорайоне, водитель набросился на нее. «Он был не в себе! Он лез ко мне, пытался укусить! Я пыталась образумить его, но Толик только рычал! Я пыталась выбраться из машины, но он схватил меня за ногу и укусил! Он укусил меня!». Конец цитаты. Через два часа, при работе с психиатрами, девушка стала проявлять беспокойство и иррациональное поведение. Общее состояние ухудшилось, и пациентка впала в кому. В 9 часов она выскочила из палаты интенсивной терапии и набросилась на подоспевших врачей. Девушка успела покусать врача и двух медсестер до того, как ее удалось обездвижить. Врачи поместили ее в одиночную палату под круглосуточное наблюдение. Предположительно с этого началась эпидемия. В данный момент наш корреспондент находиться в больнице, и мы ведем прямую трансляцию. Добрый вечер, Дмитрий. Что сейчас происходит в больнице?

— Добрый вечер, Екатерина. Я стою у входа в ту самую больницу, куда утром поступила, предположительно, первая зараженная девушка. Как вы можете видеть, здание выглядит удручающе.

На экране показали здание. Недавно отремонтированное, теперь оно выглядело жутко: стекла первого этажа были выбиты, на пластиковых окнах верхних этажей виднелись отпечатки ладоней бурого цвета, а входная дверь висела на одной петле.

— Люди покидали это место в спешке, даже в панике. — продолжал корреспондент — Стоя на тротуаре невозможно понять, что происходило внутри. Уберите детей от экранов, мы заходим внутрь.

На экране показали мужчину, одевающего медицинские перчатки и маску и заходящего в здание. Единственным источником света был свет от прожектора на камере, лампы в здании были или разбиты или выключены. На стенах виднелись брызги крови, по коридору стояли каталки и разбросаны растоптанные медикаменты.

— Как вы можете видеть, все здесь кричит о произошедшей трагедии. Повсеместно мы можем наблюдать следы борьбы. Обитель здоровья превратился в место массовых смертей. Давайте заглянем в палату, где держали первую зараженную. Елена, вы видите нас?

— Да, Дмитрий. Связь без помех.

На втором этаже обстановка была еще хуже: помимо крови и хаоса, в стенах были видны следы от пуль, разбитые пузырьки с лекарством покрывали пол, шкафы за постом медсестры были открыты и опустошены.

— На первом этаже находились в основном процедурные кабинеты, приемный покой и помещения бытового назначения, поэтому разрушений и пострадавших там меньше. На втором этаже полиция была вынуждена открыть огонь по зараженным. Судя по рапортам, инфекция распространяется довольно быстро и, прибыв на место, полицейским не удалось урегулировать все мирным путем. Сейчас мы находимся у той самой палаты, где содержали первую девушку.

На экране высветилась приоткрытая дверь с цифрами 37. Корреспондент зашел внутрь и продолжил вещание.

— Посмотрите, как явственно тут чувствуется безумие пациентки. Кровать перевернута, приборы, которые поддерживали ее жизнедеятельность в состоянии комы, разбиты, дверь с обратной стороны испещрена следами ногтей и запекшейся кровью. Подойдем поближе, что бы посмотреть глазами девушки на происходящее.

–Ты слышал? — голос за кадром.

— Мы в прямом эфире — сквозь зубы процедил корреспондент, но осекся, услышав шипение — Что это? Уважаемые телезрители, похоже, тут остались раненные.

Бросившись к перевернутой кровати, корреспондент наклонился и отпрянул. Крупным планом камера показала изувеченное тело полицейского. Все видимые части тела были залиты кровью, глаза закатывались, а дыхание вырывалось с жутким шипением.

— Звони в скорую! Срочно! — закричал корреспондент, опускаясь на колени и осматривая пострадавшего. На голове обнаружилась зияющая рана, и было не понятно, как полицейский сумел выжить и почему его бросили умирать. — Тише, сейчас я вас осмотрю. Скоро прибудут врачи, все будет хорошо.

На заднем фоне слышался разговор оператора с врачами. Ведущая новостей и зрители у экранов замерли, вглядываясь в ужасающую картинку. Внезапно корреспондент поднимает побелевшее лицо к камере и, еле шевеля губами, произносит:

— Ты слышишь? Стало тихо. Он не дышит.

— Проверь пульс — командует оператор, который успел сообщить данные врачам и молча наблюдал за происходящим.

— Его нет! — голос мужчины прогремел в опустевшем помещении.

В следующую секунду камера зафиксировала резко открывшиеся глаза полицейского и молниеносный прыжок в сторону мужчин. Схватив ближайшего человека, он вонзился ему в горло. Брызнувшая кровь залила объектив камеры. Раздался нечеловеческий крик. Оператор бросился прочь. Картинка погасла.

— Уважаемые телезрители, приносим свои извинения за технические неполадки. Мы вернемся чуть позже. — дрожащим голосом проговорила ведущая.

Выключив телевизор, Максим закурил.

Войдя на кухню, Ася бросила взгляд на мужа и слова застряли в горле. Взъерошенный, побледневший и, казалось, смертельно уставший он сидел на стуле, глядя в стену.

— Зай — тихо позвала девушка — расскажи мне все.

— Похоже, наступил зомби апокалипсис. Сейчас в новостях говорили о новом вирусе, который вспыхнул тут, в Клину. И, похоже, он начался с аварии, которую мы видели утром. Или еще раньше. Кто его знает. Девушка, которая выбралась из машины поехала в больницу и там рассказывала, что водитель на нее набросился. Что он ее укусил. А через пару часов и она стала неадекватной. Набросилась на врачей и покусала их. Только что было прямое включение из больницы, где ее держали.

— В смысле «держали»?

— Нет, когда она накинулась на медперсонал, ее поместили в одиночную палату, но вирус пошел дальше. Это все произошло утром. Врач и медсестра тоже заразились. Пришлось вызывать полицию. Была стрельба. А сейчас там был корреспондент…-мужчина замялся, не зная, стоит ли рассказывать о смерти в прямом эфире. Потом вздохнув, он решил, что сейчас нужна вся правда. — Больница выглядит ужасно. Как в лучших фильмах этого жанра: разруха, кровь и все такое. Поднявшись на 2 этаж в палату, где держали девушку, съемочная группа обнаружила умирающего полицейского. На глазах у них он испустил последний вздох. Через минуту или около того он открыл глаза и бросился на корреспондента. Он вырвал ему горло.

— Он что? — ей показалось, что она ослышалась.

— Он. вырвал. ему. горло — глядя в глаза повторил он.

— А…а что произошло в Атаке? — с трудом выговорила Ася, стараясь переключиться на что-нибудь другое.

Кратко пересказав ей произошедшее, мужчина снова закурил.

— Все было зря — с горечью произнес он.

— Что зря? — потеряв нить разговора, переспросила девушка.

— Склад. Нам бы хватило на пару дней того, что я там нашел. Если б не эта девка я бы успел — с каждым словом ярость закипала в его груди. — Если бы не эта…У нас была бы вода и еда! Если я ее еще увижу — я ее убью.

— Ее скорей всего уже нет в живых. Ты сам сказал, что она лежала на полу, когда толпа ворвалась на склад. В лучшем случае ее затоптали.

— Таких хрен убьешь.

— Успокойся. Сейчас это уже не важно. Это происходит только здесь? Или это везде?

— В новостях сообщали только о нас. До остальных городов пока не добралось, но я думаю это вопрос времени.

— А родители? Надо им позвонить. Надо предупредить! — мозг девушки уже стряхнул оцепенение и начал лихорадочно работать. — Нам надо составить список необходимого. Найти оружие. Подумать, где безопасней осесть.

— Я думал об этом. Лучше всего уехать в дом, на Вторчермет.

— Там же нет забора! На нас любой сможет напасть!

— Людей там практически нет. А учитывая панику, я думаю, что дачники уже уехали. С забором что-нибудь придумаем. Нам надо убраться из города.

— Если мы переждем пару дней, в городе будет лучше. Тут магазины, каменные стены…

— А так же большое количество потенциальных зомби. Магазины и аптеки разграбят в ближайшие пару дней. Живые грызутся как собаки, стараются урвать лучшее для себя. Ты думаешь, через недельку-другую они одумаются, вздохнут и скажут «ах простите, что я пробил вам черепушку, но была паника, теперь я сожалею»? А если эти твари прорвутся в подъезд? Как будем выбираться? Третий этаж, можно, конечно, соорудить веревочную лестницу, но тут слишком много угроз. Нет, надо пробиваться в дом. — Максим пытался сохранить спокойствие.

— Но как мы там будем? Если эта зараза будет распространяться, то те минимальные условия, что там есть, просто обнулятся. Обогреватели, плита, чайник все вырубится. Как ты собираешься согреваться? Кормить ребенка, не говоря уже о нас? Костром?

— Костер слишком заметен. Тем более без забора. Надо подумать, что нам необходимо взять с собой. Начинай собирать Тимку и давай составим план действий.

— Тебя не переубедить, да? Черт, я не хочу оставаться там в изоляции! А если найдут антидот? В городах об этом первыми узнают. — раздражаясь, Ася начала повышать голос.

— Именно в городах больше всего смертей. Ты не была в Атаке. Ты не была на складе. Ты не знаешь, что там происходило!

— Ах ну да! Я же такая святая простата! Куда мне! Я всего лишь сидела с ребенком на парковке и наблюдала, как люди толкаются, дерутся, затаптывают других, и переживала где же мой герой.

— Я мужчина, я за вас в ответе. Я все решил!

— Решил. А меня спросить просто забыл? Или мое мнение уже не важно? Ты же мужчина. Зачем тебе глупая баба.

Тяжело дыша, супруги гневно сверлили друг друга взглядами. Вздохнув, мужчина произнес:

— Давай не будем ругаться. Еще не хватало нам перегрызться. Извини.

Не отвечая, Ася достала сумку и стала собирать еду для Тимки.

— Малыш, не сердись. Я не хотел тебя обидеть. День был… — он помолчал, подыскивая слово — ненормальным.

— Еще не один день будет ненормальным. И что, ты каждый раз будешь говорить, что ты весь такой несчастный и героический, а я так, с ребенком посидела? Типо меня это не коснулось?

— Хватит. Я пытаюсь сгладить, а ты лезешь на рожон. Сейчас надо держаться вместе.

— Ладно, прости. — вздохнув, девушка повернулась к любимому. — Правда, извини. День действительно ненормальный. — она подошла к нему и обняла — Значит в дом?

— Да, это будет лучше для нас. Согласна?

— Нет. — помахав безымянным пальцем с обручальным кольцом, Ася усмехнулась — Пока смерть не разлучит нас? Хорошо, мы поедем в дом.

Без лишних слов, мужчина притянул жену к себе и поцеловал. Шок, страх и напряжение этого дня переросли во всепоглощающую страсть. Он жадно проводил руками по ее телу, ощупывая, сжимая, подчиняя себе. Вцепившись в его волосы, девушка с готовностью поддалась. Ладонями очертив ягодицы, он опустил руку ниже. Жар ее тела, запах, ее желание и покорность сводили с ума. Поднявшись со стула, мужчина прижал девушку к столу. Раздевая, он раздвинул ей ноги. Ощущая под руками нагое тело, он упивался ей, целовал, ласкал. Не в силах сдерживаться, девушка засунула руки ему под кофту и с силой провела ногтями по спине. Вырвался судорожный вздох. Задрожав от возбуждения, она нежно повторила это спереди. Опускаясь к ремню и дразня, заходя дальше, она чувствовала свою власть над ним. Расстегнув ремень и спустив джинсы, девушка начала ласкать его. Мужчина, доведенный до исступления, сорвал последние крохи одежды, разделявшие их. Развернув ее спиной к себе и уложив грудью на стол, он вошел в нее. Ослепленный страстью, он двигался резко, заставляя девушку выгибаться и стонать под ним. Намотав на кулак ее волосы и притянув к себе, он прорычал:

— Будешь еще спорить со мной?

— О да! Конечно! Ооо!

Последний раз двинувшись в ней он, застонав, разорвал их связь. У Аси подкосились ноги и, осев на пол, еще пару минут девушка приходила в себя.

— Ух…А мне начинает нравиться зомби апокалипсис — выдавила она.

— Да, давненько такого не было. А то все ванилька да ванилька — с улыбкой ответил Максим.

Поднимая жену и усаживая на стул, он наклонился и нежно поцеловал ее. Утоленная, вроде бы, страсть вспыхнула с новой силой.

С неохотой отстранившись, он взял ручку и клочок бумаги.

— Думаю, позже повторим. Надо составить список и делать ноги.

— Начинай, я пока позвоню родителям.

Взяв телефон и набрав номер отца, девушка нервно постукивала ногтями по краю столешницы.

— Пап, привет! Как у вас дела? У нас…так себе. Нет, с Тимкой все хорошо. Вы новости смотрели? Пап, я говорю не про политику. У нас тут эпидемия. Нет, мы в порядке. Послушай, пап, ты должен увезти маму. — она замолчала, выслушивая ответ — Папа! Увези маму! Как можно дальше в самое безопасное место, какое сможешь найти! Выслушай меня! — девушка повысила голос — Папа это не шутки! У нас тут черте что твориться. Люди бросаются друг на друга! Я прошу тебя, посмотрите разок новости и уезжайте! Только не в центр. Куда-нибудь на окраину, забаррикадируйтесь и не верьте никому. Возьмите минимум необходимого для выживания в диких условия. Эта зараза будет распространяться. Я просто знаю! — снова закричала она — Ты можешь мне поверить и сделать, как я прошу?! Пожалуйста! Я не хочу, что бы вы пострадали. Пообещай мне, пап. Просто пообещай, что вы сделаете, как я прошу. Хорошо, спасибо. Напиши куда направитесь, позже мы приедем. Я люблю вас!

Девушка повесила трубку и закурила.

— Ну что? — спросил Максим.

— Как обычно. Много не нужных вопросов типо откуда я знаю и зачем им нужно уезжать если эпидемия в Клину. Но вроде смогла убедить. Он напишет, куда они с мамой отправятся. Нам нужно будет съездить за ними, иначе…Ты понимаешь. Они не готовы к З.А.

— З.А.?

— Зомби апокалипсису. Ладно, давай вернемся к списку. — Ася стала размышлять — Нам обязательно нужно оружие. Ты знаешь оружейки в городе?

— Нет. Но даже если бы знал — сейчас туда идти опасно. Представь сколько людей ломанется за пистолетами. Через пару дней можно совершить вылазку и проверить что осталось. Я надеюсь на то, что мало кто знает о станках в подсобках. — задумчиво произнес мужчина.

— О чем это ты?

— Практически в каждом оружейном магазине, в подсобках стоят специальные станки для изготовления пуль. Если нам повезет — сама увидишь.

— Окей, а как на счет полиции? Как в «Ходячих», помнишь?

— Дорогая, не хочу тебя огорчать, но мы в России. — со смешком выдавил он. — Что сделает русский человек, почуяв опасность? Правильно, хапнет все, что может пригодиться и свалит.

— Гадство. Но проверить стоит. Может через пару дней, когда в оружейку соберемся.

— Там видно будет. Как оружие можно взять кухонные ножи. Если попасть в магазин кухонной утвари, то можно найти тесаки высокого качества. Я надеюсь до таких магазинов еще не добрались мародеры.

— Мародеры? А мы-то кто, по-твоему? Те же самые мародеры. — со смехом произнесла девушка.

— Обязательно нужно походное снаряжение: палатки, спальники, керосинка и прочее. Всякое бывает, и если нам придется сниматься с места мы должны быть готовы к этому. — словно не слыша, продолжал он.

— Нужно заехать за семенами. Если все получится и мы сможем осесть в доме, нам нужен будет огород.

— Сейчас осень. Ты знаешь как, а главное когда высаживают те или иные культуры? Осенью вроде мало посадок. Это подождет до вылазки. Провиант надо найти, весь вопрос где. Все продовольственные грабят в первую очередь.

— Будем передвигаться от одного магазина к другому. Что еще остается? Знаешь, что запиши в дальний список? Книги. Садоводческие, книги по выживанию и просто развлекательные.

— А ты, оказывается, можешь соображать — в притворном удивлении он окинул ее взглядом, задержавшись на груди.

— Эй! Не отвлекайся! — смеясь, произнесла Ася. — Самым первым пунктом после оружия запиши детский магазин. Все это, конечно, прекрасно, но мы-то на крайний случай чем-нибудь перебьемся, а Тимка на искусственном вскармливании. Чем мы его кормить будем?

— Уже записано, не переживай. Проедем несколько магазинов и сметем все, что сумеем достать. — он ласково улыбнулся жене — Ну что, список готов. Пакуем манатки?

— Знаешь, это похоже на какой-то прикол. На квест в реальности. Люди умирают. Ведь это всерьез. Понимаешь? Это не ток шоу или не один из наших сериалов. А у меня чувство, что над нами пошутили. Я бессердечная сука, да? — внезапная перемена настроения Аси стало неожиданностью для Максима. Он подошел к девушке, крепко прижал к себе и, поглаживая по голове как ребенка, заговорил.

— Я знаю, малыш. Знаю. Ты не бессердечная. Это стресс. У нас есть несколько вариантов. Можно поддаться панике и бегать как олени вместе со стадом. Можно закрыться в доме и поддаться депрессии, чтобы впоследствии покончить с собой. И есть третий путь. Это пытаться думать рационально, заменить страх смехом. Может это кажется неправильным, но так мы останемся собой. Наша цель выжить и не сойти с ума. Все будет хорошо. — качая ее в своих объятиях, он всей душой хотел забрать ее тревоги. — Мы вместе. Мы семья. Я люблю тебя!

— И я тебя — прошептала девушка ему в плечо.

В комнате заплакал Тимофей.

— Пошли к Тимке. Я начну собираться, а ты посиди с ним. Потом поменяемся, хорошо? — он заглянул ей в глаза и, получив утвердительный ответ, быстро поцеловал.

Собрав вещи, пара уложила ребенка спать и снова закрылась на кухне.

— Когда поедем? — спросила девушка.

— Сейчас ехать не безопасно. — бросив взгляд на часы, мужчина устало потер глаза. 22:55. — Да и Тимка уже ушел в ночь, если разбудим — будет кричать полдороги. Ночь отсидимся, дежурство по очереди. Пока будем следить за новостями, вдруг что-то новое будет.

Включив телевизор, мужчина стал щелкать каналы в поисках новостей.

— В эфире Вести. Москва. Этим утром в подмосковном городе Клин вспыхнула эпидемия неизвестного вируса… — ведущая повторила то, что было уже известно, и перешла к последним новостям — В 20:00 по московскому времени вокруг города было выставлено оцепление. На главных выездах организованы контрольно-пропускные пункты с бригадами медиков. Только после получения заключения врачей люди могут покинуть город. Очередь из желающих уехать уже образовала многокилометровые пробки. Через пару часов город будет парализован. Посмотрим, как комментируют ситуацию власти.

На экране показался дородный мужчина в деловом костюме. Надпись внизу экрана гласила «Романцев Виктор Анатольевич, заместитель мэра г. Клин».

— Добрый вечер! В данный момент вирус изучается. В скором времени будет найдена вакцина. Мы просим население не паниковать. Военное оцепление необходимо для предотвращения распространения инфекции и обеспечения безопасности граждан. Военные не несут никакой угрозы для не инфицированного населения. Мы призываем граждан спокойно продвигаться на контрольно-пропускные пункты. Так же убедительно просим не вступать в контакт с зараженными, если контакт все же произошел незамедлительно обращаться в медицинские учреждения. Мы делаем все, что в наших силах.

— Такое заявление сделал заместитель…

Выключив телевизор, Максим выругался.

— Ты понимаешь, что это значит? Ты понимаешь, что эти…, что они делают? — он в упор посмотрел на жену.

— Собираются выводить население. Давка. Паника и все такое. Утром двинемся к КПП. Впервые я рада, что живем на отшибе.

— Нет. Нет. Мы едем туда прямо сейчас. Если у них не получится остановить заражение, то они просто зачистят город. Без суда и следствия. — глаза у мужчины блестели и он лихорадочно пытался осмыслить услышанное. — Они пытаются заверить нас, что все прекрасно. Что все под контролем.

— Успокойся. Никто не будет уничтожать город. Это все фильмы и выдумка режиссеров. Утром мы пройдем обследование и уедем. Паника сейчас ни к чему.

— Не будет уничтожать город? Тогда зачем поставили военное оцепление по периметру? Представь, что вирус вышел из под контроля. Черт, да они уже его не контролируют! Большая часть населения станет гребанными зомби! И эта толпа, сожрав здесь все, двинет дальше — на Москву, Тверь. И так по всем городам. Властям проще уничтожить один городок, чем жертвовать целыми округами.

— Ты утрируешь. День был тяжелый. Надо отдохнуть, лечь поспать. Утро вечера мудренее. — девушка подошла к супругу и попыталась обнять, но он скинул ее руки.

— Ты не понимаешь. У нас нет времени на препирательство. Через час, максимум два город встанет. Эти толпы у КПП будут жутко шуметь, люди бесноваться. Если все будет как в фильмах, то эти твари прямиком пойдут на пир.

— Если так, то идти туда просто самоубийство! Тимка начнет плакать. Что мы сможем сделать?

— Думаешь, утром станет лучше? Утром военные, те, что еще не будут сожраны, откроют огонь по любым движущимся объектам. Сейчас еще есть шанс. Ты должна мне верить.

Около минуты девушка смотрела ему в глаза. Вздохнув, она кивнула.

Через полчаса семья была готова выходить.

— Я выйду первым, проверю что там. Потом вернусь за вами. — поцеловав на прощанье девушку, мужчина взял кухонный нож для мяса и шагнул за дверь.

Стараясь двигаться бесшумно, он открыл подъездную дверь и аккуратно выглянул в образовавшуюся щель. Никого. Ночь окутала город, размывая очертания предметов и рисуя мнимые силуэты. Двигаясь вдоль дома, Максим шел к оставленному автомобилю. Забросив сумки с вещами в багажник, он так же бесшумно вернулся в квартиру. Еще одна ходка. Никого. Вздохнув с облегчением, мужчина забрал семью. Позавидовав малышу, сладко спящему на руках у матери, он отвел их к машине. Переложив Тимофея в детское кресло, молодой человек открыл переднюю дверь.

— Ты куда? — он удивленно приподнял брови.

— За кошкой — бросила девушка и повернулась к подъезду.

Чертыхнувшись, Максим закрыл дверь и стал всматривался в темноту. Через минуту домофон пропиликал, и Ася вышла, сжимая в руках переноску. Проигнорировав сердитый взгляд мужа, девушка скользнула на заднее сиденье.

Выехав на Ленинградское шоссе, они смогли проехать не более пятисот метров и встали в глухую пробку. Даже обочины были забиты машинами, путей объезда не было.

— А вот и очередь — вздохнул мужчина — располагайся и поспи немного.

— Я не смогу уснуть — прошептала девушка. Но уже через пару минут ее глаза закрылись и она задремала.

Спустя час, продвинувшись вперед на десяток метров, Максим разбудил жену.

— Надо выходить. Мы тут до утра простоим, пойдем пешком.

— А вещи? — спросонок Ася плохо соображала.

— Придется бросить. Давай, родная, соберем минимум в рюкзак, я возьму Тимку и пошли.

Сделав, как он сказал, Ася взяла кошку и покорно пошла вперед. Потревоженный Тимофей похныкивал в кенгуру на груди у отца. Люди так же бросали свои машины и пытались продвинуться вперед пешком. То и дело вспыхивали ссоры.

— Надо в обход. Здесь будет то же самое. — мужчина повел семью к лесу. Он помог девушке одеть кенгуру, забрал переноску и взяв свободной рукой нож, наготове двинулся сквозь деревья — Будь рядом. Старайся не шуметь.

Огибая толпу и всматриваясь в каждую тень, они шли вперед.

— Ты думаешь это безопасно? — прошептала девушка.

— Не опасней, чем стоять в очереди часов пять.

«О чем я думал? Куда потащился ночью, без нормального оружия, с маленьким ребенком? Да еще эта кошка… Если мы наткнемся на этих тварей… Нет, я не хочу думать об этом. Это было лучшее, что мы могли сделать. Это наш единственный шанс. Все правильно. Я спасу их, не важно какой ценой…» размышлял Максим, вглядываясь в темноту.

— Стой! — прошептал он, резко остановившись. Вдали хрустнули ветки.

Поставив переноску на землю, мужчина встал наизготовку. Еще один хруст. Левее. Ближе. Мышцы словно окаменели, он напряженно вглядывался в темноту. Визг клаксона разорвал тишину.

Хруст стал сплошным, кто-то пробирался сквозь деревья туда, к дороге. Через несколько секунд, наполненных напряженным ожиданием, пара, наконец, увидела человека. Он был в крови и шел, не разбирая дороги. Кошка зашипела, прижавшись к прутьям клетки. Ее выгнутое дугой тело, с вздыбленной шерстью, подрагивало от страха. Зараженный вскинул голову, прислушиваясь. Через секунду он продолжил наступление и молодые люди услышали жуткий хрип.

— Зомби! В сторону! — скомандовал Максим. Но девушка опередила его и, закрыв своим телом ребенка, шмыгнула за дерево.

Тварь быстро приближалась и тянулась к мужчине. Зрелище шокировало Максима. Он выглядел как человек. Обычный человек, побывавший в автокатастрофе. Всклоченные волосы слиплись от крови, тело покрыто ранами, на предплечье зияла дыра. Рассмотреть что либо еще не позволяла темнота. Увернувшись от первой атаки, мужчина оказался у него за спиной. Развернувшись, зомби попытался атаковать снова, но жертва опять ускользнула. Пикируя, двое кружили в ночном лесу.

— Убей его! — закричала Ася.

Повернувшись на звук, зомби двинулся к девушке. Доля секунды и в его голове красовался нож.

— Пошли, надо выбираться отсюда! — она тормошила мужа, пытаясь вывести его из транса.

— Я убил его. Я его убил. — повторял он.

— Пошли! Слышишь, люди сигналят? Сейчас их будут тут сотни! — кричала девушка.

Очнувшись, мужчина быстро пошел дальше. Ася, одной рукой схватив истерично мяукающее животное, другой прижимая и укачивая кричащего сына, старалась не отставать.

— Давай сюда — обернувшись, Максим вырвал переноску у нее из рук — Извини.

Кивнув, девушка молча продолжила идти. Не доходя до выхода из леса, они увидели, наконец, оцепление. Военные и полицейские стояли через каждые полметра, в руках у них были автоматы.

— Проходите к медикам на КПП. Попытка приблизиться будет расценена как угроза и будет открыт огонь на поражение — прокричал один солдат.

— У нас ребенок! В лесу был зараженный! Разрешите пройти вдоль вас! Мне нужно вывести жену и сына!

— Проходите на КПП! Попытка приблизиться расценивается, как угроза и будет открыт огонь на поражение — повторил солдат.

— Черт! — выругался Максим — Пошли.

Двигаясь на расстоянии пятидесяти метров от оцепления, они двинулись в сторону, куда указывал солдат.

КПП разместили на Ленинградском шоссе, в ста пятидесяти метрах от выхода из леса. Барьеры тянулись до самых деревьев, по обеим сторона дороги стояли БТРы и КАМАЗы, в центре установлены две палатки с красным крестом, разделенные ограждением и охраняемые группой в бронежилетах. Люди шумели, пытаясь прорваться вне очереди, гудели клаксоны машин.

— Быстрее, придется прорываться. У нас очень мало времени. — мужчина ускорил шаг и стал орудовать локтями, расчищая дорогу девушке. Со всех сторон слышался мат, несколько раз его отпихивали назад, но он упрямо пробивался к палаткам. Подобравшись максимально близко, они стали десятыми в очереди. Казалось, время остановилось. Минуты превращались в часы, а секунды в годы. Очередь медленно ползла вперед. Седьмые. Третьи. Вторые.

— Проходим по одному человеку в палатку. По одному — донеслось из глубин тента.

— Давай Тимофея сюда. Иди первая, потом возьмешь ребенка, я сразу за вами. — Максим забрал кенгуру с плачущим сыном и толкнул жену в палатку.

Внутренняя обстановка была спартанской: в центре находился стол и стул, левее — железная кушетка и шкаф. На выходах дежурили парами солдаты.

— Лейтенант Смирнова. Раздевайтесь. Полностью. Имя, фамилия, отчество? Возраст? — женщина в военной форме быстро писала что-то в журнале.

— Соколова Таисия Андреевна, 23 года.

— Молодая женщина №2875, время 2:47. — пробормотала лейтенант, записывая данные. — Контакты с зараженными были? Укусы, царапины?

— Нет. Нет и нет. — раздевшись, Ася подрагивала от холода.

Внимательно осмотрев девушку, женщина кивнула.

— Можете одеваться и проходить.

Когда она натягивала джинсы, раздались крики, палатка покачнулась, и раздались выстрелы.

— Уходите! — рявкнула лейтенант и толкнула Асю вперед.

Вылетев на улицу, девушка обернулась и закричала. Толпа зараженных выступила из леса и направилась к людям. Воздух разрывался от криков и автоматной очереди. Бросившись в палатку, она была грубо отброшена назад одним из военных.

— Убирайся! — кричал он.

— Там моя семья! Мой ребенок!

— Я сказал прочь! — заорал он, наставляя автомат на девушку.

Отбежав и пытаясь разглядеть в толпе знакомое лицо, Ася звала мужа.

Сквозь ограждение между палатками она увидела его.

— Беги в Селевино! Жди там! Беги! — из-за шума было практически невозможно расслышать.

— Нет!!!

— Беги! Я найду тебя! В Селевино! Беги! — проревел Максим и, прижав к себе ребенка, ринулся к краю толпы, скрываясь из глаз.

Постояв еще пару секунд, Ася развернулась и побежала в противоположном от мужа направлении. Шок сковал сознание, разум отказывался принимать произошедшее. Внутри все колотилось, ноги сами несли по дороге. Рядом бежали люди, крича и спотыкаясь, мужчины волокли детей и женщин к выходу из леса. Впереди уже маячили крыши домов ближайшей деревушки, когда сзади раздался треск и звук падающего забора. Обернувшись, Ася увидела, что толпа, сломив военные ограждения, ринулась в ее сторону. Остановившись, девушка смотрела на них широко открытыми глазами. Одна секунда. Вторая. Взгляд метнулся к деревне. Вернулся к обезумевшей толпе. Снова к деревне. Развернувшись, девушка побежала в лес. Как во сне, она взобралась на дерево и посмотрела на шоссе.

Люди продолжали двигаться к деревне, догоняемые толпой с КПП. Кричали. Кто-то так же пытался свернуть в лес, но оказалось слишком поздно. Девушка видела как, не успевших влезть на деревья людей стаскивали, сдирая кожу о жесткую кору, и растерзывали на месте. Картина, разворачивающаяся перед глазами, напоминала передачу про диких животных. Хищники преследуют добычу, загоняя ее и, наконец, добравшись, пускают в ход смертельное оружие. На полном ходу хищники врезаются в добычу, пуская в ход смертельное оружие. Они вцепляются в тела своих жертв, разрывая, упиваясь теплой кровью. В панике, люди бросаются врассыпную. Кому-то везет, и он добирается до спасительных домов, но большинство становятся пищей.

Не в силах больше смотреть на эту бойню, девушка перевела взгляд на КПП. Пустыми, лишенными эмоций глазами она смотрела, как разрушается то, что полчаса назад было спасением. Ограждения валились на земле, палатки медиков сметены и растоптаны, на КАМАЗах и БТРах пируют зараженные. Военные ведут беспорядочную стрельбу, не разбирая зараженный или обычный человек. Люди падают под натиском пуль и тварей. Выживших практически нет. В последний раз раздается автоматная очередь, и последний солдат падает, становясь, как и все до него, лишь пищей.

Сидя на ветке, Ася еще долго смотрела на происходящее. С первыми лучами солнца шок покинул ее. Горячим потоком хлынули слезы. Девушка обхватила себя руками и, раскачиваясь, судорожно пыталась вдохнуть. Несколько минут внутренней борьбы и она, наконец, сумела обуздать истерику. Напрягая зрение, она пыталась разглядеть лица, но была слишком далеко. Растерев озябшие руки, Ася сунула их в карман. Пальцы нащупали пачку. Сигареты! Девушка закурила.

— Надо собраться. Давай, ты сильная, ты сможешь. Думай, думай. — шептала она. — Какие есть варианты? Куда бежать: в деревню или обратно в город? Ни оружия, ни припасов. В округе полно этих тварей, теперь они и в деревне, не говоря уже о том, что полсотни разбрелись по дороге и ближайшим зарослям. Черт возьми, да как же я выберусь?!

Девушка затянулась.

–Какие у меня варианты? Пойти к городу. Если удастся проскочить, то будет шанс достать оружие. Или сесть в КАМАЗ. Хотя это вряд ли — пока там ходячие мне не прорваться к машинам. Значит, остается только каким-то чудом миновать штук десять тварей, выхватить оружие из окоченевших пальцев солдата и начать стрельбу, привлекая всех в округе. Конечно, что может быть проще?

Если перебегать от дерева к дереву можно попробовать прорваться в деревню. На пути куча зараженные. Но, по крайней мере, больше шансов прорваться через лес, чем на КПП. Если они увидят…Мне конец. Да и в самой деревне неизвестно, что творится.

Потушив сигарету и прикурив еще одну, Ася продолжила.

— Шансы в любом случае не велики. Наверное, лучше к деревне. Даже если там эти твари, то я хотя бы смогу найти хоть какое-то оружие. Тяпка, лопата, грабли… Да все что угодно! Что ж, жребий брошен. — затянувшись в последний раз, девушка вздохнула. — Перед смертью не надышишься.

Стараясь не шуметь, она начала спускаться вниз. После прошедшего накануне дождя, кора была мокрая и скользкая. Не удержавшись, Ася рухнула вниз с трехметровой высоты. От удара перехватило дыхание и перед глазами заплясали круги. Распластавшись на спине, она пыталась прийти в себя. Вдалеке хрустнула ветка.

С трудом поднимаясь, девушка оглядывалась по сторонам. Несколько зараженных, привлеченных шумом, продвигались в ее сторону. Действовать надо быстро. Пошатываясь, она побежала к соседнему дереву. Под ногами постоянно что-то щелкало, трещало или ломалось и ходячие стали стекаться на шум.

— Чтоб вас всех!

Страх погнал ее прочь, в голове гудело, кровь стучала в висках, заглушая другие звуки. Пробираясь между деревьями, девушка двигалась быстро, пытаясь остаться незамеченной. В двадцати метрах показался зараженный. Взвизгнув, она бросилась бежать. Не оборачиваясь, петляя как заяц, Ася продвигалась к деревне. Стараясь не обращать внимания на сдавливающую боль в груди, она неслась вперед, подчинившись инстинктам. За спиной слышался топот ног и хриплое дыхание. Выскочив из леса и бросив взгляд назад, девушка снова закричала. Около двадцати ходячих шли следом, скалясь и протягивая жаждущие руки.

Вбегая в деревню, Ася бешено завертела головой в поисках убежища. Ближайшие дома были разгромлены: двери вышиблены, на некоторых крылечках твари доедали то, что когда то было людьми. Некоторые бросали трапезу и присоединялись к погоне.

— Сюда! — послышалось из дома на противоположной стороне дороги. Симпатичный голубой домик с резными ставнями был заколочен досками. Из двери выглядывала голова мужчины в годах. Не раздумывая, девушка залетела внутрь.

— Спасибо! — прошептала она и упала в обморок.

Глава 2.

Ася лежала на кровати. Ее хрупкое тело тонуло в пуховой перине, каштановые волосы разметались по подушке, образуя причудливый ореол, в такт дыханию вздымалась пышная грудь.

Сквозь темноту стали пробиваться голоса.

— Не смей разговаривать с матерью в таком тоне! Это пока еще мой дом и я принимаю решения! — гневно шептал мужской баритон.

— Она убила нас! Оглянись! Вокруг толпа этих тварей! Нам не выбраться! Спасая эту девчонку, ты обрек нас всех на смерть! — вторил ему молодой человек.

— Успокойтесь! — вмешался женский голос — Юра, эта девушка была обречена. Отец ее спас. Молчи, я не хочу ничего слушать! Сейчас как никогда нужно помогать друг другу.

— Мама! Мы умрем из-за нее!

— Я сказала, хватит! Бедная девочка, даже не представляю…

Застонав, Ася приоткрыла глаза.

— Где я?

— Ты в безопасности, милая… — произнесла женщина.

— Ага, в безопасности. Тут было безопасно, пока она не появилась.

— Юра, хватит! — сказал баритон.

Открыв глаза, девушка огляделась. Обычный сельский домик. Одна комната, служившая и столовой и спальней одновременно, была обставлена скромно. В центре стоял круглый стол с тремя стульями, напротив, между заколоченных окон, стоял допотопный телевизор, прикрытый вязаной салфеткой, кровать, на которой лежала Ася, стояла в углу справа от стола, каменная печь отделяла комнату от кухонной зоны. К ней подошла женщина. Небольшого роста, на вид лет шестидесяти, с серебристыми прожилками в волосах и добродушным, улыбающимся лицом. Одета она была в советские треники и вязаный свитер. Позади нее стоял мужчина, на голову выше матери, не старше тридцати, светлые волосы топорщились отросшим ежиком, взгляд серых глаз прожигал Асю.

— Я Люда, это мой сын Юра, а в углу сидит мой муж — Борис. Он-то тебя и спас.

Только теперь девушка обратила внимание на прятавшееся в тени кресло, в котором сидел обладатель баритона. Умудренный жизнью мужчина сидел, положив руки на колени и наклонившись вперед, за его спиной виднелась лестница. Чем-то он напоминал любопытствующую птичку, выглядывая таким образом. Седые волосы с классической стрижкой, жилистое тело, лицо напряженное, но взгляд открытый без примеси злобы, как у его сына.

— Спасибо! Большое вам спасибо! — от всей души поблагодарила девушка — Я не знаю, как вам отплатить за то, что вы сделали. Я Ася.

— А ты уже отплатила. Прислушайся-ка. Теперь мы тут вместе сдохнем. — если бы взглядом можно было убивать, Юра давно бы это сделал.

Только теперь она услышала шум снаружи дома. Со всех сторон зараженные колотились в дом. Этот стук и их хрипение наполняли небольшую комнату.

— Господи…Простите! Простите меня! Я не хотела…Я не подумала…

— Ничего, милая. Мы что-нибудь придумаем. — Людмила взяла чашку со стола и протянула девушке — Выпей это. Что случилось? У тебя остались родные?

С жадностью схватив стакан и делая большие глотки, Ася заговорила.

— Мы с мужем даже не знали, что это все началось. Сидели дома, как обычно возились с ребенком. Ему всего 9 месяцев. Вечером решили поехать в магазин и тут началось. Люди словно сошли с ума. Они кидались друг на друга…Но вы это и так знаете. Мы вернулись домой. Ночью посмотрели новости и услышали про то, что не инфицированных выпускают из города через КПП. Муж тут же собрал вещи и мы поехали к ближайшему посту. Меня успели осмотреть, когда… — голос сорвался. — когда эти твари набросились на очередь. Их были сотни! Моя семья осталась по ту сторону. Я с другими людьми побежала вперед, к деревне. Ограждение позади нас не выдержало и эти твари вырвались. Я успела залезть на дерево и смотрела как… как все происходило. Я была одна. Ни оружия. Ни припасов. Моим единственным шансом было попытаться добраться до деревни. Ходячие услышали меня. Погнались…Остальное вы видели.

— Ходячие? — переспросил Борис. — Интересное название.

— Просто кто-то слишком много сериалов пересмотрел, не правда ли? — с издевкой спросил Юра.

— Эти сериалы спасли мне жизнь! Если бы я побежала со всеми я была бы мертва.

— Как твоя семья — жестко произнес мужчина. Девушка заплакала.

— Нет! Они живы! Я видела, как Максим убегал, держа Тимку. Они живы! — почти кричала она.

— Немедленно уйди отсюда! И не смей возвращаться, пока не остынешь! — прорычал отец. — Это мой дом, а это наша гостья. Ты не смеешь так разговаривать! Вон!

–Как навозитесь с гостьей — он выплюнул это слово — можем подумать, как нам выбраться из этого дерьма.

Развернувшись, мужчина пошел на чердак.

— Они живы — шептала девушка — Я знаю. Они спаслись.

— Конечно живы, милая. Ну-ну, успокойся. Все будет хорошо. — Люда подошла к ней, обняла и, поглаживая по волосам, стала бормотать слова утешения, как умеют только матери.

Успокоившись в теплых руках женщины, Ася произнесла:

— Прости меня! Я не хотела приводить зараженных к вам. Я просто испугалась…

— Хватит просить прощения. Я сам впустил тебя и не жалею. На Юрку не обращай внимания, он злится, потому что именно он помог нам выжить и заколотить дом. Мы с матерью так и стояли бы, разинув рты, пока нас не растерзали. У него это пройдет. — Борис кивнул каким-то своим мыслям — Да, пройдет. Завтра подумаем, как увести стаю. А сейчас нам всем надо отдохнуть. Караул будем вести по очереди. Схожу за ним. — кивнув в сторону чердака, мужчина начал подниматься.

— Подождите. Может, я попробую поговорить с ним? — робко спросила девушка, чувствуя вину перед этими людьми.

— Он и слушать тебя не станет. Горячий он, вспыльчивый — сказала Людмила.

— И все же… — поднявшись с кровати, она направилась к лестнице.

На чердаке было темно, лишь силуэт у окна выдавал присутствие человека.

— Мы плохо начали…

— Тшш! — зашипел мужчина — Подойди сюда.

Покорно проследовав к проему, Ася посмотрела вниз.

Ходячие были повсюду. Они окружили дом, несколько виднелись во дворе. Эти твари колотили руками по доскам дома, скребли ногтями, рычали и клацали зубами. Окровавленные, с зияющими ранами они представляли собой бушующую массу тел. Как единый организм, зараженные пытались добраться до своих жертв.

Прижав ладонь ко рту, девушка в ужасе смотрела на них.

— Так по всему периметру. Вот что ты сделала. Ты привела их в место, которое я чудом успел защитить. Одним своим присутствием ты обрекла всех на смерть. Я не знаю, как мы выберемся из этого. — голос у него был уставшим, казалось он перестал злится.

— Прости меня! Я просто бежала, спасаясь. Мне нужно найти мою семью, и я не думая бросилась к вашим дверям.

— Мой отец всегда был сердобольным человеком. Всегда помогал нуждающимся. И он не смог оставить тебя. Я даже не знаю, кого из вас больше виню — вздохнул мужчина.

Девушка положила руку ему на плечо и легонько сжала.

— Я сделаю все, чтобы спасти вас. Пойдем, мы ложимся спать. Дежурить будем по очереди. Завтра что-нибудь придумаем. — развернувшись Ася направилась к лестнице. Она не видела, как полным презрения взглядом провожает ее Юра.

«Дура! Я не позволю погибнуть моей семье из-за какой то девки. Это Я сделаю все, что бы их спасти. Давай, доверься мне. Ты все равно умрешь от зубов этих тварей. Уж я-то прослежу за этим» думал он, спускаясь вниз.

На столе Люда уже выставила нехитрый ужин: жареная картошка с грибами, соленые огурчики и компот.

— Садитесь кушать. Ася, а ты не пробовала позвонить мужу?

— Мы выскочили из машины, оставив все вещи. И телефоны тоже бросили. Я уже столько раз жалела об этом!

— Не переживай, ты найдешь их. Садитесь. — семья села за стол.

Поужинав, они распределили дежурства по три часа и стали ложиться спать. Глава семейства дежурил первым.

— Детка, тебе придется лечь со мной, если не побрезгуешь. Как видишь, спать у нас негде. Кровать да кресло Юркино. Мы можем расстелить на полу, но из щелей дует… — Людмила вопросительно посмотрела на девушку.

— Не переживайте, я не брезгливая.

— Вот, переоденься. — женщина протянула ей тренировочные штаны и свободную спортивную кофту.

Переодевшись, они, наконец, разбрелись по постелям.

Поначалу шум от зараженных мешал уснуть, но сытный ужин, тепло и относительная безопасность сделали свое дело и Ася провалилась в тревожный сон.

Проснулась она от того, что кто-то тормошил ее. Решив, что наступила ее вахта, она открыла глаза и увидела над собой побелевшее лицо Бориса. Он приложил палец к губам и жестом показал вставать. Поднявшись, девушка поняла причину беспокойства мужчины. Доски на окне жалобно трещали под напором ходячих. Еще немного и они не выдержат.

— Их стало больше. Гораздо больше. — прошептал Юра, спускаясь с чердака. — Что будем делать?

— Люда, неси ножи, кочергу и все, что можно использовать как оружие. Ася, помоги ей. Юра, Берем стол и ставим к окну. — Повинуясь распоряжениям Бориса, все занялись делом.

Пройдя за печку на кухню, женщины взяли три больших ножа, достали кочергу, и стали оглядываться, в поисках того, что еще можно использовать.

— В доме хранятся инструменты? — спросила девушка.

— Нет, все в сарае. Раньше-то не было необходимости все в доме держать.

Вернувшись с оружием, женщины замерли, ожидая дальнейших указаний. Доски издали разрывающий душу хруст и сломались.

— Женщины — на чердак! Юра, со мной! Поднимай кровать, надо перекрыть лестницу. Живо! — скомандовал Борис.

Когда Людмила и Ася поднялись наверх, раздался треск стекла. Женщина попыталась броситься вниз, но девушка удержала ее.

— Там Боря! Юра!

— Жди, мужчины справятся. Пока треснуло стекло, но оно еще держится. Там еще стол. Подожди две минуты. Две минуты, чтобы они закрыли вход на чердак. Посмотри на меня. У тебя сильные мужчины. Верь в них. — схватившись за руки, они напряженно уставились на лестницу.

С первого этажа доносились звуки скребущей по полу мебели, треск стекла и хриплое рычание зараженных.

— Они стали активней. Словно чувствуют, что близки — прошептала Люда.

— Успокойся, мы выберемся. Надо посмотреть, куда отступать.

Выглянув в окно, девушка начала осматриваться. Было еще темно, а, значит, проспали они всего несколько часов. Толпа ходячих увеличилась. На шум стекались все новые твари, окружая небольшой дом и заполняя огород. Беснуясь, с ожесточением они царапали и били стены и окна. Раздался звон разбиваемого стекла.

— Боря! Юра! — закричала женщина.

— Сидите наверху! Мы уже идем! — прокричал сын.

На лестнице показались мужчины и сразу бросились к окнам.

— Что теперь делать? — спросил Юра. — Мы заперты тут. Выхода отсюда нет, только твари внизу.

— Я думаю! Думаю! — прорычал мужчина. Но ничего не приходило в голову.

Голый чердак, никакой мебели, из оружия пара ножей и кочерга. Не богатый арсенал. Кровать перекрывает вход на лестницу, но с таким количеством зараженных этого хватит не на долго. Единственное спасение — крыша. Окно выходило на торцевую сторону дома, а под ним находился козырек для отвода воды от окон первого этажа.

— Выход только один — надо лезть на крышу.

— Как? Там же черепица! Мы упадем! — прошептала женщина.

— Через сточный козырек. Юра полезет первым. Сразу за ним Ася. Вдвоем вы вытяните сначала маму, потом меня.

— Это самоубийство! — сказал Юра.

— У тебя есть другие варианты? Давай, буду очень рад.

Молчание было достаточным ответом.

— Отлично. Лезь! Я подстрахую.

Юра открыл ставни и встал на фрамугу.

— Поставь ногу на козырек над окнами.

— Он же мизерный! Я соскользну!

— У нас нет других вариантов. Делай.

— Пусть Ася идет первая. Она меньше, нога как раз поместится на этом козырьке. Дойдет до крыши и схватится за нее. Я пойду следом. Если что, она сможет меня подстраховать.

— Ты хочешь отправить туда хрупкую девушку? — спросила Люда, глядя на сына в упор.

— Но он прав. Я миниатюрней и вешу меньше. Если смогу ухватиться за крышу, то сумею подстраховать вас. — сказала девушка.

Вздохнув, Борис протянул ей руку.

— Не отпускай меня и ничего не бойся. Я тебя удержу.

Кивнув, она затянула потуже штаны и засунула за пояс нож. Встав на фрамугу и повернувшись лицом к чердаку, ногами стала нащупывать опору. На первом этаже разбилось стекло.

— Быстрее, девочка! — поторопил Борис.

Опустив ногу на скользкий металлический козырек, девушка начала продвигаться влево. Мужчина страховал, не давая упасть. Подобравшись к скату крыши, она ухватилась за него и высвободила свою ладонь. Избегая смотреть вниз, Ася ждала. В проеме показался Юра. Его ступня лишь наполовину ступала на металлическую полосу, и продвигался он медленно. Вытянувшись он схватил протянутую руку девушки и, чуть не опрокинув ее вниз, схватился за крышу.

— Теперь мама! — ему пришлось кричать, чтобы перекрыть шум внизу. Зараженные вскинули головы и зарычали, обнажая окровавленные клыки.

— Идиот! — прошипела Ася.

Из окна выглянула Люда.

— Я не смогу!

— Мама, ты должна! Мы поможем! Давай!

— Нет! Не могу!

— Люда, ты оставишь мужа умирать? Потому что боишься? Ты пойдешь на это? — крикнула Ася.

Глаза женщины заметались. Было видно, как она дрожит и как вздымается грудь от страха. Наконец она поставила ногу на окно. Медленно вытащила ее и поставила на козырек.

— Держи меня! — шепнула она мужу и поцеловав его, начала движение.

— Давай, любимая, ты сможешь. Ты у меня сильная. Такого сына мне подарила. Ты сможешь — бормотал Борис, крепко держа супругу за руку.

— Еще немного, мама, еще чуть-чуть! — подбадривал сын, протянув ей ладонь.

Медленно продвигаясь, Люда шла вперед. Еще три шага до сына. Два. Один. Она схватила его за руку. Все выдохнули с облегчением.

В следующий миг улыбающаяся женщина провалилась вниз. Юра дернулся, пытаясь удержать мать. Ася схватила мужчину, создавая дополнительную опору. Ноги Людмилы оказались над головами ходячих. Тут же несколько тварей начали царапать ее, хватая и увлекая вниз.

— Я люблю вас! — со слезами женщина разжала руки и рухнула в лапы смерти.

— МАМА!!! — взревел Юра.

— НЕТ!!! — донеслось с чердака.

Минуту все смотрели на терзаемую тварями женщину. Шум ломающейся мебели вернул их в реальность.

— Защити девочку! Бегите! Я люблю тебя! — крикнул Борис и исчез внутри.

— Отец!!! Отец, нет!!! — Юра заметался, пытаясь вырваться из объятий девушки. — Отпусти меня! Я помогу ему! Отпусти!

— Ты не сможешь помочь! Он все решил! — удерживать беснующегося человека, стоя на металлическом козырьке было не просто, но Ася отчаянно стремилась уберечь его от смерти.

— Я должен помочь ему! Отстань от меня! — но стальные объятия вокруг его тела не разжимались. В доме раздался мат Бориса и менее чем через минуту оглушительный крик.

— Он пожертвовал собой, что бы ты жил. Не делай его жертву бессмысленной. Идем! — она тянула его за собой, а по щекам текли слезы.

— Это ты виновата! Ты! Ты привела их! Ты убила моих родителей! Это ты должна умереть! — он оттолкнул ее и девушка начала заваливаться вниз.

Взмахнув руками, она смогла ухватиться за скат и заскользила вниз. Вцепившись ногтями и сдирая их в кровь, Ася отчаянно боролась за свою жизнь. Повиснув на самом краю, девушка осторожно осматривалась, надеясь найти какую-нибудь опору. Внизу твари, привлеченные движением, поднимали руки и обнажали зубы, ожидая свою жертву. Хриплый рык отдавался звоном в ушах, сводя с ума. Надежды не было.

Юра стоял на козырьке, наблюдая за ней. Он хотел оставить ее, бросив в жаждущие лапы зомби. Хотел увидеть, как ее руки соскользнут с края, как расширятся в страхе глаза, как тело окрасится красным от хлынувшей крови. Услышать раздирающий душу крик. Хотел отомстить за смерть своей семьи. Но какая-то часть его твердила, что сейчас не время. Без этой девчонки ему не спастись. А, как бы ни велика была боль от утраты, он хотел жить. Вздохнув, мужчина наклонился и протянул руку.

— Давай! — командует он.

Девушка смотрит с недоверием, но пальцы начинают неметь и скоро она сорвется. Придется рискнуть.

— Если ты решил сбросить меня, клянусь, я утащу тебя за собой! — рычит девушка. Вцепившись в его руку подтягиваясь, она, пошатываясь, снова встает на козырек. Отскочив подальше от мужчины, и усмиряя бешено колотящееся сердце, Ася со страхом смотрит на человека, который чуть не убил ее.

— Потом будешь ненавидеть меня. Сейчас нам нужно выбраться. Есть идеи?

— Нам? Я с тобой никуда не отправлюсь! Ты пытался убить меня!

— Я только что потерял родителей, спасая тебя. Как я должен себя чувствовать?

— Спасая меня? — она ахнула — Да это я пошла первая! И это была твоя идея! Я поддерживала тебя, пока ты выбирался. Я заставила твою мать вылезти в окно…

— И поэтому она умерла! — прошипел Юра.

— А что ее ждало в доме? Мне тоже их жаль! Мне тоже больно! Они приняли меня и потом из-за меня же погибли! — Ася кричала, слезы хлынули из глаз — Но я не позволю этой жертве быть напрасной! Я буду жить!

Перепалку прервало рычание, и в следующий миг из чердачного окна показались ходячие. Толпясь, они тянули к ним окровавленные пальцы, скалили зубы и буравили безумными глазами. Одна тварь прорвалась вперед и рухнула вниз, упав с характерным звуком. Оцепенев, двое смотрели на упавшее тело. Изломанное, оно встало и, задрав голову вверх, истошно зарычало.

— Твою мать, да что же это… — прошептала девушка.

— Нам надо залезть на крышу. Скорее! Дай мне нож! — Юра протянул руку.

— Что? Я похожа на идиотку? Заберешь единственное оружие и скормишь меня этим тварям? Даже не думай!

— Дура! Мы не сможем стоять тут вечно. Надо отколоть черепицу на подобии лестницы и лезть наверх. Мне нужен нож!

— Я не отдам тебе свое оружие! Я сама ее отколю. Если ты еще раз попытаешься столкнуть меня… — угрожающе произнесла Ася. Затем стала продвигаться мимо мужчины к скату крыши.

— Ну, давай, полторашка. Покажи, на что ты способна — саркастически произнес Юра, окидывая ее взглядом.

— Если я меньше тебя, это вовсе не значит, что я ни на что не способна!

Подойдя к нему вплотную и дотянувшись одной рукой до ската, она в напряжении замерла, ожидая, когда он подвинется и освободит место. Обхватив руками талию девушки, мужчина намерено прижался к ней всем телом. Отпрянув, она покачнулась, но сильные руки спасли от падения.

— Отойди от меня!

— Как пожелаешь — ему доставляло удовольствие наблюдать за ее страданиями. Нравилось, как она отшатывается от него в страхе. Пожалуй, он еще развлечется, прежде чем убьет эту маленькую мегеру.

Ася достала нож и, вытянувшись в струнку, пыталась дотянуться до черепицы. Руки доставали лишь до первого ряда. Опираясь на одну ногу, вторую девушка поставила на черепицу. Поскользнувшись на мокром материале и с трудом удержав равновесие, она отбросила эту идею. После нескольких бесплодных попыток, она выругалась и молча протянула ему нож.

— Что, полторашка, не получилось? Нам придется снова поменяться местами — самодовольно ухмыляясь, произнес Юра. Взяв нож, он притянул девушку к себе и встал на ее место.

При росте почти метр восемьдесят, мужчина легко откалывал многолетнюю черепицу, образуя ступеньки.

— Я пойду первый, сделаю зазубрены по всему скату и вернусь за тобой.

— Даже не думай — прошипела она — Ты не оставишь меня здесь умирать, смывшись с ножом. Я иду с тобой.

— А ты настырная, не так ли? Пораскинь мозгами. Мне одному не уйти от этой толпы. И ты одна не выживешь. Нам придется сотрудничать.

— Мне плевать. Я иду с тобой. — упрямо повторила она.

— Тогда тебе придется идти первой. Если ты сорвешься, я смогу тебя поймать.

— Да что с тобой не так? То ты пытаешь убить меня, то вдруг печешься о том, чтобы я живой добралась до верха. Что ты задумал?

— Я сожалею, что толкнул тебя. На моих глазах умерли родители, и я…потерял рассудок на какое-то время. Ты не можешь обвинять меня в этом. Теперь же я просто хочу выжить. А выжить в данный момент я могу, лишь объединившись с тобой. Может, все-таки полезем наверх? Или ты собираешься ждать, пока эти твари додумаются, как нас достать? — Юра старался выглядеть раскаявшимся и решительным. Он должен убедить ее поверить ему, а потом…

— Я хочу чтобы ты знал — я не доверяю тебе. Как будем лезть?

— Я влезу первый и выбью рядом с теми ступенями, что уже сделал еще парочку. Встану на них и втащу тебя. Ты возьмешь нож и полезешь первая. Такой вариант тебя устраивает?

— Не очень, но, боюсь, на большее ты не пойдешь.

Ничего не ответив, мужчина схватился руками за первую выбитую черепицу и, подтянувшись, влез на скат крыши. Чуть левее от двух выбитых ступеней, он сделал еще пару углублений. Опираясь на одну ногу, он наклонился к девушке и протянул руку.

— Давай.

Секундное колебание и хрупкая ладонь потянулась на встречу. Подтянув девушку к себе, он увидел, что спортивная кофта разорвана на животе и тонкая струйка крови прокладывает дорогу по белоснежной коже. Зрелище гипнотизировало, притягивало и возбуждало.

— Гвоздь — коротко бросила Ася, проследив за его взглядом.

Взяв протянутый нож, она начала долгий путь наверх. Внизу бесновалась толпа ходячих. Из чердачного окна все так же вываливались твари. Кого-то придавливали навалившиеся сверху тела, и они оставались рычащей бесформенной грудой. Кто-то вставал и шел в дом, чтобы снова быть сброшенным такими же, как они.

— Тупые животные — пробормотала девушка.

— Скажи спасибо, что они тупые. Иначе мы бы с тобой сейчас не вели светскую беседу — усмехнулся Юра. Глядя вперед, на маячащий округлый зад, на мышцы ног, напрягающиеся и проталкивающие их обладательницу вперед, он чувствовал все возрастающее желание. Слишком быстро, по его мнению, они добрались до конька крыши.

— А дальше что делать будем? — спросил мужчина.

— Надо пробраться к дымоходу и немного отдохнуть. Ночью что-либо предпринимать опасно. До рассвета есть время подумать. — пробравшись по ржавому от времени коньку, Ася добралась до печной трубы. Только облокотившись на остывающие кирпичи, она осознала насколько замерзла. Когда Борис разбудил их, они выскочили в том, в чем спали. Легкие тренировочные штаны продувались осенним ветром, спортивная кофта была разорвана и практически не держала тепла. Юра был одет не намного лучше, чем она: такие же спортивные штаны и домашний свитер крупной вязки, под которым виднелся край футболки.

— Подвинься, я тоже хочу нормально посидеть. — он спустился к ней и кое, как устроившись на небольшом пятачке, задумчиво посмотрел на предрассветное небо. — Знаешь, нам надо их как-то отвлечь, чтобы прорваться.

— Есть идеи? — произнесла девушка, растирая плечи руками.

— Да, не май месяц на дворе. У меня есть идея, но она тебе не понравится — зато очень нравится мне — добавил он про себя. — Надо снять вещи, связать их и приманить этих тварей в одно место. Тогда мы сможем свалить.

— И замерзнуть насмерть. Гениальный план. И потом, может они и глупые, но они не ринутся за нашими шмотками.

— У нас вязаный свитер и ночь мы как-нибудь переждем — он многозначительно посмотрел на нее. — А вещи можно измазать кровью.

— То есть ты предлагаешь снять последние вещи, измазать их кровью и надеяться, что твари купятся на это? — девушка многозначительно фыркнула. — И куда же ты собираешься пристроить приманку?

— Если разорвать твою кофту и мою футболку, мы можем связать и опустить над окном. Чуя наши запахи твари перестанут прыгать, а будут только стекаться в дом.

— То есть ты останешься в свитере, а я только в лифчике. Ты для этого меня спасал, да? Что бы пожертвовать при первой же возможности. Я замерзну! — возмущение в ее голосе привело его в восторг. «Как интересно будет сломать ее» — подумал Юра.

— Я не собираюсь жертвовать тобой при первом удобном случае. Если бы ты внимательно меня слушала, то поняла бы, что я предлагаю тебе вариант, как не замерзнуть насмерть.

— Отличный план. То ты пытаешься меня убить, потом спасти, теперь хочешь раздеть и согреваться нашими телами. Ты ненормальный.

— Ты думаешь, мне это очень нравится? Единственная моя цель — это залезть к тебе под кофту? Боюсь, придется тебя разочаровать, но ты не самый лакомый кусочек. — мужчина постарался произнести это как можно убедительней, прикрывая рукой восставший орган — У меня родители умерли! А ты думаешь лишь о сексе. Дура!

«Давай, давай, купись на это» — проносилось в его голове. «Поверь мне. Как только ты расслабишься, я возьму свое…»

Горькие слова ранили девушку в самое сердце. Она никогда не считала себя красавицей, хотя муж не однократно заверял ее в обратном. «И как я могла подумать, что он грезит о сексе со мной?! Потеря близких помутили его рассудок… Нет, Ася, ты самовлюбленная дура! Надо действительно рассмотреть его план. В нем нет грязных намеков, он просто пытается нас спасти…»

— Извини — со вздохом произнесла она — Я не хотела тебя обидеть. Давай отдохнем, а пока подумаем, может придет светлая мысль.

— Мои мысли, значит, темные и грязные. Хорошо, давай подумаем.

— Я не это имела ввиду…

— Я понял. До рассвета час-два не больше. Отдохнем, а там видно будет. — он прикрыл глаза.

Дрожа на холодном воздухе, девушка последовала его примеру. Отгоняя пережитые ужасы, она предалась воспоминаниям.

2012 год. Начало октября. Стоя в университетской курилке и смеясь с новыми знакомыми, она даже не замечает его. Просто какой-то парень. Сейчас все разбиваются на группы — начало учебного года, все только познакомились. Молчит почему-то. Стесняется, наверно. Не обращая на него внимания, девушка продолжает о чем-то увлеченно спорить. Незаметно закончилась перемена, и ручеек студентов потек в сторону аудиторий. Еще одна лекция и можно домой. Да, учится на вечерке, оказывается, не так просто как казалось. Хочется плюнуть на все и уехать. Где-то там, всего в тридцати километрах, ее ждет мужчина. Если так пойдет и дальше, летом она станет его женой.

«Женой» — пробуя это слово на вкус, думает девушка. Мороз по коже. Нет, женой она не хочет быть, боится. Слишком больно ей сделали, слишком сильно предали, что бы снова кому-то настолько довериться. Но ведь отношения должны куда-то вести? Не придя в согласие с собой, Ася собирает тетради и с друзьями идет к метро. Сзади раздается мужской смешок, и они с подругой оборачиваются.

«Слушай, кто это?» шепчет Катя. «Я думала, вы его знаете. Я даже имя его не запомнила!» улыбается девушка.

Спустя неделю первая прогулка новой компании. Патриаршие пруды, лебеди и пиво. Как давно она не отрывалась! Бремя ответственности долго тяготело над девушкой, не позволяя ей расслабиться. Нет, у нее не было больных родственников, которые требовали ухода, не было маленького ребенка или хотя бы сестры. Но с раннего детства ей прививалась ответственность за ближнего. За каждого друга, за каждого близкого человека Ася отдавала все, поступаясь своими желаниями. Может поэтому ее любили в компаниях — ведь, «мамочка» за всем проследит.

А эти люди…Они пока не видят в ней этого, пока не используют ее. Как ей хочется быть как все! Вот так стоять с друзьями, пить пиво и смеяться, смеяться, смеяться. Неожиданно девушка замечает взгляд этого парня. Как его там? Ах, да, Максим. Улыбаясь, он подходит к ней и заводит непринужденную беседу. Привлекательный. Чуть выше ее, темные волосы, серо-зеленые глаза и мягкая улыбка. «Беги!» проносить у нее в голове. «Это тот тип мужчин, в которых ты влюбляешься до беспамятства. В прошлый раз ты потеряла себя. Готова рискнуть снова?». Улыбаясь, Ася понимает, что флиртует с молодым человеком. Чувство вины пронзило девушку и, отвернувшись, она отошла позвонить своему мужчине.

Новая встреча. Ощущение свободы. Ася с радостью и волнением ждала его. Одергивала, ругала себя, но Максим начал занимать все ее мысли. Постепенно он проник в каждый закоулок ее памяти, в каждом вдохе она чувствовала его. Как ему это удалось? Почему она не заметила? И как ее угораздило так влюбиться в человека, который, вероятно, ищет просто интрижки?

Метро, эскалатор. Он стоит чуть ниже, глядя на девушку своими замечательными глазами. Неожиданно он сжимает ее в своих объятиях. Отчаянье, боль, желание простого человеческого тепла, но никакой похоти в этом прикосновении. Прижав его голову к себе, девушка вдохнула его аромат. Ее никто так не обнимал.

Работа, бесконечные звонки…Они могли говорить часами. Казалось, что он знает наперед, что она произнесет. Он понимает. Он поддерживает. Ей больше не нужно все решать самой. Не нужно всегда быть сильной.

Это неправильно, не честно! Она не может так поступить! Дома ждет мужчина, даже не догадываясь о ее чувствах к другому. Она пыталась разорвать эту связь. Как больно смотреть Максиму в глаза и произносить эти жестокие слова… «Ты мне не нужен! У меня семья. Ты мне не нужен!» «Как жаль, что ничего не было» добавляла про себя. Яростные объятия. Зеленые глаза полыхают. Он не отпустит ее. Он тоже любит.

Плывя по волнам воспоминаний, Ася заснула.

Юра смотрел на девушку и думал, что в этом безумном мире судьба, наконец-то, смилостивилась и дала ему шанс отомстить за все. За все обиды, за всю боль, что уничтожили человека, которым он мог стать. Невольно, он вспомнил, как это было.

Ему семнадцать. Совсем мальчишка. Светловолосый и по-юношески обаятельный. Рядом она. Его мечта, его муза, его ангел, его любовь. Волосы цвета пшеницы, голубые глаза и маленькие розовые губки. Он верил, что однажды женится на ней, что она подарит ему прекрасных детей, и они будут одной из немногих счастливых пар, вместе доживших до седин. И она ведь тоже верила. Или только казалось… Мария. Он таскал ей охапками розы, посвящал песни и писал стихи. Она дарила ему спокойствие и свою любовь. Она сделала ему самый большой подарок — подарила свою девственность. О, этот первый раз, наполненный нежностью и трепетом! Как сладко быть с любимой! Спустя год они стали жить вместе. Юра старался помогать ей, поддерживать и одаривать любовью и лаской даже больше чем раньше. Чего ей не хватало?

Все случилось, как в плохом анекдоте. Он, тогда еще студент дежурный на машине скорой помощи, прогулял пары и отпросился пораньше, зашел за цветами и направился к дому. Теребя заветную коробочку, он представлял, как Маша ахнет и скажет ему «да». Какими счастливыми они будут, сообщая родным о помолвке! А мама, Господи, мама-то заплачет! От счастья, разумеется. Маша всегда нравилась маме. Тихонько открыв дверь, Юра зашел внутрь. «Наверное, за компьютером сидит» улыбнулся он. Чужая куртка в прихожей. Сейчас это не важно. В груди все трепещет, и он хочет быстрее увидеть ее. Приоткрыв дверь в комнату, он замирает. Нет! Не может быть! Это не она! Только не его ангел! Этого не может быть!

На кровати двое мужчин и она. Увлеченные процессом, они даже не заметили стоящего в дверях парня. Букет безвольно повис в руке, бархатная коробочка с глухим стуком упала на паркет.

Прошло несколько лет. Ему двадцать три. Молодой, подающий надежды интерн, работающий не покладая рук. Ночные дежурства, работа в праздники, вся жизнь проходит в больнице. Годы, наполненные одиночеством и отчаяньем. Почему? За что? Он так и не узнал ответ. Случайная встреча, банально, в маршрутке, изменила его жизнь. Новая девушка. Лиза. Сколько же ей пришлось пробиваться через панцирь ненависти! Она смогла. Она почти вернула того парня, с искрящимися серыми глазами и верой в светлое будущее. Она стала для него всем. Добрая, мягкая, терпеливая, Лиза олицетворяла все, что он когда-либо искал. Ее любовь и вера в него давали силы вставать каждый день, заставляли снова полюбить жизнь. Ради нее. Спустя три года он сделал ей предложение. Она сказала «да».

Юра создал сказку для своей принцессы. Он хотел, чтобы этот день стал лучшим в ее жизни. Видя, как Лиза выходит в белом облаке кружева, как сияют счастьем ее глаза, он ощутил себя самым счастливым на свете.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Новый мир. Заражение предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я