Провинциалка

Алена Вяткина, 2018

Вика живет в деревне и мечтает стать врачом. После окончания школы она едет за своей мечтой в Москву. Поступит ли она? Что ее ожидает в Москве? Чем обернется ее жизнь в столице? Сможет ли она отличить настоящую любовь от фальши? Что одержит победу: богатство или любовь?

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Провинциалка предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ЧАСТЬ

I

Глава 1

Деревенька под названием Васильки находилась в цветах и зелени. В этой деревеньке жила одна милая симпатичная особа по имени Вика. Она была брюнеткой с кудрявыми локонами, с зелеными изумрудными глазами, со стройной фигуркой и светлыми добрыми мыслями о жизни. Совсем недавно она окончила школу, и наступило время задуматься о дальнейшей жизни. Как и положено любой деревенской девушке она помогала родителям по хозяйству и даже испытывала удовольствие от этого. Она доила коров, занималась огородом, кормила курочек.

Стоял ясный солнечный денек. Как обычно, Вика зашла в сарай покормить своих любимых курочек:

— Цыпа, цыпа, цыпа! — приговаривала она и сыпала зерно на землю.

Внезапно она заметила взрослую женщину, которая с тоской наблюдала за ней чуть не плача.

— Ну что, доченька? Ты уже точно все решила? Свое решение не изменишь? — подошла Надежда Петровна к своей дочери.

— Нет, мам. Да все будет хорошо. Я поступлю в институт, буду к вам приезжать, а потом и вас заберу, — успокаивала она и гладила свою матушку.

— Значит в Москву? — посмотрела в глаза дочери мать.

— В Москву, — решительно сказала она. — Ты не волнуйся, там моя подруга Лизка, а она меня в обиду не даст. Ты же помнишь ее? Я пока поживу у нее, а потом поступлю и буду в общежитии жить.

— Да, помню ее, шебутная девка такая! Эх, Вика! Москва она коварная и опасная. Будь осторожна, дочка!

— Все будет хорошо, — улыбнулась Вика и обняла мать.

— Ладно, пойду собирать соленья, варенья тебе в дорогу, — сказала Надежда Петровна и удалилась.

Собрав вещи и попрощавшись с родителями, Вика села на поезд и поехала в Москву.

Москва встретила девушку большим потоком людей, машин и необычной архитектурой мегаполиса. Никогда в жизни она не видела этот город, а теперь она оказалась в столице. В столице нашей Родины.

Вика вышла из поезда и, вдохнув грудью столичный воздух, с улыбкой пошла, волоча за собой чемодан и сумку с продуктами.

— Вика! — радостно улыбнулась и вскрикнула рыжеволосая девушка и кинулась обнимать гостью. — Сколько лет, сколько зим! Ну как ты? Как добралась?

— Лиза, да все хорошо, — улыбнулась она, освобождаясь от объятий.

— Ну что, приехала покорять столицу? — с интересом спрашивала она.

— Я приехала поступать в медицинский. Сама же понимаешь, в Васильках с этим туго, а так, конечно, я бы там осталась.

— Ну, одно другому не мешает, — усмехнулась Лиза и повела подругу к машине. — Вот я и уехала из этих Васильков, и теперь живу в свое удовольствие. Садись в машину! — скомандовала она.

— Твоя? — удивилась Вика, глядя на блестящую красную иномарку.

— А то, — усмехнулась она.

Вика села в машину, и всю дорогу пока они ехали до места проживания Лизы, она рассматривала большие небоскребы этого великого города. Дух захватывало от красоты и величия этого города.

Добравшись до квартиры, Вика ахнула. Лиза снимала двухкомнатную квартиру в самом центре Москвы. Шикарная мебель, большой телевизор, да еще и на стене. Вика просто обомлела, увидев все это. Затем она прошла в ванную. Просторную ванную, и увидев биде, она вопросительно посмотрела на Лизу.

— Это биде, дурочка! Я потом тебе все расскажу.

Вика, вымыв руки, отправилась на кухню.

Кухня была современно обставлена новой бытовой техникой.

— Это мультиварка, соковыжималка, кухонный комбайн, — говорила Лиза и показывала каждую вещь.

— А зачем все это? — удивилась она.

— Вот, ты дуреха! Чтобы меньше было готовки и оставалось время на себя любимую.

— А у нас дома печка. Русская печка, из которой получаются такие вкусные шанежки. Кстати, я привезла их, и не только их, но и соленые огурчики, варенье, — говорила с наслаждением Вика и доставала стеклянные баночки из сумки.

— Ну, ты даешь, я-то думала, что ты шмотки с собой привезла, а здесь одни банки, да пирожки, — скептически говорила Лиза, поглядывая на Вику.

Внезапно раздался телефонный звонок. Лиза подошла к телефону.

— Алло! А, Леша, привет! Встретиться? Да, наверное, не получится. Понимаешь, ко мне подруга приехала. Что? Ты с Максом? Хорошо, а это идея! Ну, все, ждите нас через часик в кафе, — Лиза положила трубку и подошла к Вике:

— Давай, бросай свои эти банки-склянки, и мы пойдем на встречу с моими друзьями.

— Друзья? — удивилась Вика. — А может, я позанимаюсь? Скоро ведь экзамены, готовиться надо, — отнекивалась Вика от встречи.

— Слушай, ты в Москву приехала или куда? Здесь все стараются хоть как-то задержаться в Москве, а ты этого не понимаешь. Это мои однокурсники — хорошие парни. Глядишь, в Москве жениха себе найдешь, — улыбнулась Лиза.

Лиза взглянула оценивающим взглядом на подругу. Она была в сером свитере и юбке чуть ниже колен:

— Боже мой! Что на тебе надето? Нет. Так не пойдет, — она открыла шкаф и стала искать платье для Вики.

Найдя подходящее темно-синее короткое, обтягивающее платье, Лиза протянула его Вике.

— Вот. Иди, переодевайся! — командным тоном сказала она.

— А что? Я так плохо выгляжу? — не понимая поведения Лизы, говорила виновато Вика.

— Иди, давай уже! Парни нас ждут в кафе.

Вика, молча взяла платье и через некоторое время появилась во всей красе.

— По-моему, оно слишком короткое, — говорила Вика и поправляла платье, которое было намного выше колен.

— В самый раз. Вот туфли, надевай! — она протянула ей черные туфли на высоком каблуке.

— А может, я лучше в балетках? — спросила ее Вика, но, увидев грозный взгляд Лизы, покорно надела туфли. — Они мне жмут.

— Ничего. Красота требует жертв. Будешь? — сказала Лиза, подкрашивая губы красной помадой.

— Нет, спасибо. Обойдусь.

— Ну, тогда пойдем, — с улыбкой сказала Лиза.

Вика, ковыляя на высоких каблуках, отправилась вслед за Лизой.

Проехав немного на машине и остановившись возле суши-бара, девочки вышли из машины, и зашли внутрь.

— Привет! — улыбнулась Лиза двум высоким брюнетам. — Знакомьтесь! Это Вика. Вика — это Леша и Максим. Мои однокурсники.

— Вика, — протянула руку, улыбнувшись, Вика.

Молодой брюнет сжал ее маленькую ручку и, смотря в ее изумрудные глаза, сказал:

— Леша. Очень приятно.

Молодой человек был одет по последнему писку моды и излучал шик и блеск богатой жизни. Алексей относился к золотой молодежи. Его отец был банкиром. От жизни он получал все, что хотел.

— Максим, — подошел к брюнетке другой молодой человек и, улыбаясь, посмотрел на нее. «Это она! Она! Еще никогда я не видел такой милой и очаровательной девушки. В ее глаза изумрудного цвета хочется смотреть вечно»

«Это он! Он! Словно принц из сказки. Боже! Как он красив! Я теряюсь при его взгляде».

Максим не относился к золотой молодежи. Он старался добиться всего в жизни сам. Сам поступил в институт, вечерами подрабатывал и помогал родителям. Он мог надеяться в жизни только на себя.

Глаза в глаза. Сердца бешено стучали в унисон, а рукопожатие затянулось.

— Ну что? Пойдемте за столик? — улыбнулся Леша, наблюдая за долгим рукопожатием.

Ребята сели за столик. Им принесли по тарелочке суши и подали соус.

— Вика, а можно на «ты»? — нарушил молчание Леша.

— Конечно.

— Расскажи нам о себе. Откуда ты и какими судьбами у нас в Москве? — говорил Леша, оценивающе разглядывая девушку.

— Я из Васильков.

— Откуда? — усмехнулся Леша.

— Васильки — это деревня на Урале, — пояснила Вика.

Леша присвистнул от удивления.

— Я приехала сюда поступать в медицинский институт. Лиза — моя подруга. Она согласилась приютить меня. Мы же землячки!

Вика посмотрела на тарелочку и палочки, которые находились возле нее. Что это и как это есть? Она понятия не имела. Она посмотрела на Максима, который привычно распечатал упаковку палочек, и решила следовать его действиям.

— Лиза? Так ты тоже из Васильков? — удивлялся Алексей. — Не подумал бы.

— Это было давно. Я там уже сто лет не была, — сердито сказала Лиза.

— А вот и зря! У нас там знаешь, как хорошо! Такой свежий воздух! Молоко такое вкусное, парное! Не сравнить с городским. А вечерами мы всей деревней… — с упоением рассказывала Вика.

— Вика, пойдем в дамскую комнату! — Лиза забрала подругу и отойдя в сторонку, грубо взяв ее за локоть, пригрозила: — Замолчи! Это Москва. Забудь про Васильки. Не позорь меня! Все ясно?

Вика кивнула.

Девочки вернулись снова за стол.

— А что у вас вечерами в Васильках? — спросил Максим с интересом Вику.

Вика посмотрела с опаской на Лизу и тихонько сказала:

— Да ничего у нас. Все как обычно.

Она опустила глаза в тарелку и, посмотрев на Максима, который ловко орудовал палочками, тоже взяла палочки и попыталась приспособиться к ним. Руки дрожали. Подцепив один ролл неловким движением, она стала дотягиваться до соуса. Руки ее не послушались, и ролл оказался в тарелке Максима, а палочки выпали из рук и оказались на полу.

— Ой, извини! — замялась Вика, покраснев.

— Ничего страшного. Возвращаю, — с улыбкой произнес он и положил в тарелочку Вики ролл. — Да ну их эти палочки! — сказал Максим и, взяв вилку, стал обмакивать ролл в соус. — Попробуй!

Вика решила тоже взять вилку и, подцепив на нее ролл, попробовала его. Этот странный вкус, от которого ей стало дурно и захотелось как можно скорее запить его. Не найдя ничего на столе, она увидела возле себя небольшую тарелочку с соусом, вот его-то она и стала пить.

— Вика! Ты что? Это же соус! — расхохоталась Лиза, а затем уже и Леша поддержал смех однокурсницы.

Вике стало еще хуже от выпитого залпом соуса, и она мигом убежала в туалет.

— Угарная у тебя подружка! — смеялся Леша.

— Хватит вам! — вдруг вскрикнул Максим. Все это время он единственный не смеялся над поступком девушки. — Я тоже не люблю ваши роллы. Человек первый раз в Москве, а вы над ней так издеваетесь, — Максим сердито отодвинул тарелку с роллами.

Бледная Вика снова вернулась за стол.

Леша взглянул на бедную девушку и предложил:

— Слушайте, у меня идея! Давайте все вместе поедем на дачу. Думаю, Вике придется по вкусу. Там мы и устроим пикник.

— Дача? — удивилась Вика — А…

— Это, как деревня, Вика, — пояснила Лиза.

— Правда? — показалась улыбка на лице девушки.

Ее желудок уже начинал ныть от голода. Она вспомнила о своих любимых Васильках и обрадовалась, услышав это предложение.

Четверка отправилась на дачу к родителям Леши. Дача находилась на Рублевке. Большие дома, красивые изгороди. Вика еще не видела таких деревень. Она пришла в изумление от всего увиденного.

Все вместе они подъехали к кирпичному благоустроенному дому, с уютной беседкой и небольшим фонтаном во дворе.

— А это правда, деревня? — удивлялась Вика, увидев всю роскошь двора и летнего сада.

— Это богатая деревня, — говорил Леша, провожая ее в дом.

Они зашли в дом. Камин, позолоченная мебель, большая комната, статуэтки, деревянная лестница, которая вела на второй этаж. Вика все оглядывалась и не могла насмотреться на все это великолепие.

— Ну что? Будем отмечать знакомство? — сказал Леша и, заглянув в бар, достал оттуда горячительные напитки и поставил перед ребятами на стол. — Да, а вот и закуска… Макс, поехали, съездим за продуктами? — позвал Леша Макса.

— Леша, зачем ехать? У тебя, наверняка, здесь есть огород. Давай, мы выкопаем картошку, соберем огурцы, помидоры, — радостно предложила Вика.

— Погоди, ты что мне предлагаешь самому копать картошку? — возмутился Леша — сын банкира. — Вообще-то для этого есть другой человек, но она сейчас на выходном. Я пас. Лучше поехать в магазин.

— Я тоже против этой затеи. Урожай я еще только не собирала, — сказала Лиза и, положив ногу на ногу, достала сигаретку.

— Я могу помочь выкопать, — предложил Максим.

Вика взглянула на Максима с улыбкой. Ей было приятно, что этот человек вызвался помочь.

Вика и Максим отправились вместе на сбор урожая. Они заглянули в гараж, достали лопату, взяли ведро и отправились на поиски урожая. Собрав вдвоем урожай, они шли по направлению к дому и разговаривали:

— Максим, можно я туфли сниму? Ты будешь не против? Я в Васильках, люблю босыми ногами по траве ходить.

— Конечно. А я тоже сниму, — улыбнулся он, глядя на такую милую забавную девушку, и снял с себя обувь.

Вика, облокотившись на Максима, сняла туфли и пошла босыми ногами по траве.

— Знаешь, как у нас в Васильках хорошо. Машка, наверное, по мне скучает.

— А кто такая Машка?

— Коровка моя. Я ее доила, разговаривала с ней. Знаешь, какое у нее молоко вкусное! По утрам встаешь от петухов, потом идешь на речку, а вечерами дядя Коля всю деревню собирает. Он у нас гармонист. Мы все выходим во двор и пляшем, а еще мы всей деревней играем в домино, — с упоением рассказывала Вика. — Ой, извини! Я все про свое. Тебе, наверное, не интересно? — спросила Вика, понимая, что такому столичному парню нет дела до какой-то там деревни.

— Очень интересно! Я даже сам хотел бы побывать в этих Васильках.

— Правда? Так приезжай! У нас все очень гостеприимные, дружелюбные. Мы дяде Мише всей деревней собрали деньги на операцию по восстановлению зрения, и сейчас он видит, — восхищаясь, говорила Вика.

— Какое замечательное у вас место! Просто рай какой-то! А у нас суета, пыль и никому нет дела до проблем человека, — грустно сказал Максим.

Он посмотрел ей в глаза и задумался о том, что он еще не встречал такой милой, наивной девушки с чистыми, зелеными глазами. Она была особенной, необыкновенной для него. Девушкой его мечты.

Тем временем Леша и Лиза распивали спиртные напитки и общались:

— Интересная у тебя подружка! У нее парень есть? — потягивая виски, спрашивал Леша.

— Ты что? Какой парень у этой дурехи? — рассмеялась Лиза.

— Ну, я так и думал. Не удивлюсь, если у нее вообще никого не было, — задумчиво посмотрел в окно Алексей. — Я хочу, чтобы эта провинциалка стала моей.

— Что? — удивилась Лиза и отставила стакан с напитком. Она соскочила с дивана и стала, нервничая, кричать: — Да зачем она тебе? Она же наивная, глупая деревенщина!

— Вот именно поэтому она мне и нужна. Эксклюзив, понимаешь? Она нераскрывшийся цветок, который я хочу раскрыть первым. Она словно с другого мира, неиспорченная столичной жизнью. Ты же знаешь у меня было много девушек, но такой не было. — Леша подошел близко к Лизе и, убрав с ее лица прядь золотистых волос, развернул ее к себе: — Помоги мне, Лиза! Я хочу, чтобы она стала моей. Я хочу быть у нее первым.

— Тебе только она для этого нужна? — сглотнув, сказала Лиза.

— Конечно. Мне нужны новые ощущения. Ты — ее подруга. Ты можешь повлиять на нее. Ты же поможешь своему другу?

Лиза опустила молча глаза. Ей было тяжело. Разве ради дружбы делают такое? Снова, снова и снова наблюдать за его отношениями с очередной девушкой. Теперь уже не только наблюдать, но и помочь ему в достижении цели. Но почему он всех девушек замечает? Лишь только она для него просто остается верным другом вот уже на протяжении нескольких лет.

— Конечно, Леша. Я для тебя все сделаю, — сдавленно говорила Лиза.

— Спасибо, Лизка. Ты — настоящий, верный друг! — сказал он радостно и потрепал ее за щечку.

Чтобы не расплакаться от этих слов, Лиза взглянула в окно:

— Смотри, как бы дружок твой тебя не опередил.

Леша взглянул в окно. Он увидел, как Макс и Вика общаются, смеются и, пригрозив пальцем Лизе, сказал:

— Я буду у нее первым. Запомни это! — отчеканил Леша и выбежал из дома.

Вика заливисто смеялась над историей Максима, а Максим был прикован к взгляду девушки. Он был очарован ей.

— Цветы для прекрасной дамы, — услышала Вика и увидела, как Леша протянул ей букет из белых лилий.

— Спасибо, — скромно сказала она и приняла букет.

Леша оглядел Вику и удивленно произнес:

— Вика, ты почему босиком? Ты же ноги испачкала. Там напрямую баня есть. Иди туда, я тебе помогу привести себя в порядок.

Вика отправилась по направлению к месту, указанному Лешей.

— Слушай меня внимательно. Вика — моя! Если хочешь, забирай себе Лизку, но эта провинциалка — моя, — грозно сказал Леша, подходя к Максиму.

— Может девушка сама решит с кем ей быть? — говорил Максим, смотря на уходящую Вику.

— Нет. Она — моя. Ты же мне друг? Друг. Уступи другу.

— Лех, я не могу понять, зачем она тебе нужна? У тебя другой вкус.

— Мне она нужна. Она, словно нераскрывшийся цветок, который я хочу сорвать.

Максим не понимал слов и намерений Алексея. Алексей быстро догнал Вику и взял ее на руки.

— Опа! Позволь мне тебя донести до нужного места и поухаживать за тобой.

Вике было неловко от напористости Леши. У нее никогда не было парня, и она даже не знала, что делать в таких ситуациях. Она просто доверилась улыбке Леши и ничего не ответила.

Максим в это время наблюдал, как его лучший друг уводит от него девушку его мечты.

Глава 2

Алексей завел девушку в баню и, усадив ее на скамеечку, принес таз с водой. Он бережно стал обмывать Викины ножки и приговаривать:

— Какая у тебя нежная, гладкая кожа!

Вика молча смотрела на него и краснела, не зная, что ей делать.

Внезапно дверь открылась, и зашел Максим:

— Мне тоже надо вымыть ноги. Твои туфли. Ты их забыла, — Максим поставил туфли возле ее ног.

— Спасибо, — скромно сказала она.

— Давай, я помогу их тебе надеть, — сказал Леша, и ножки Вики оказались уже в туфлях. — Пойдем?

Леша взял за руку Вику, и они покинули это место, оставив одного Максима.

После того, как все собрались, начался пикник с закуской и выпивкой. Лишь только Вика отказалась от выпивки, как бы ее не уговаривал Леша, потому что ей нужно было подавать завтра документы и готовиться к поступлению.

В скором времени Вика попросила отвезти ее домой. Ребята отвезли девчонок домой.

Полночь. Вика сидела с книгой по анатомии и старалась вникнуть в этот сложный предмет, но перед строчками в книге возникал образ Максима. Его серые глаза, прическа"ежик"и его приятный голос.

Лиза в это время сидела на кровати и подтачивала ноготки:

— Вика! Скажи, кто тебе понравился из мальчиков? — вдруг спросила ее Лиза.

— Лиза, я приехала сюда поступать, а не о мальчиках думать, — старалась, как можно серьезнее, говорить Вика.

— Ну а все-таки, кто тебе из них понравился? Только честно, — не отставала Лиза от Вики.

— Если честно, то Максим, — загадочно улыбнулась Вика, и на ее щеках возник румянец.

— Максим? — вскинула брови от удивления Лиза. С одной стороны она была рада, что Вика не влюбилась в Лешу, а с другой стороны… — она помнила об уговоре с Лешей. Ей нужно было, как можно скорее Вику отдать Алексею, чтобы он по-быстрее с ней наигрался и потерял к ней интерес.

— Да, Максим. Он такой отзывчивый, хороший и мне с ним так легко, и в тоже время, когда я с ним, я просто теряюсь. Я даже, когда говорю о нем, у меня такое волнение, — засмущалась Вика.

— Вика, зачем тебе этот Максим? Леша — твой счастливый билет. У него отец — владелец крупного банка. У него столько денег, столько связей! А что взять с Максима? Живет с родителями в «хрущевке», вечерами где-то там подрабатывает. У него даже машины нет. Ездит на метро. Дам, как подруга, тебе совет: Леша — это твой шанс устроиться в Москве. Не упусти его! К тому же, ты ему понравилась. Он от тебя весь вечер не отходил.

— Нет. Мы с Лешей какие-то разные. Он меня не понимает. Он меня постоянно трогает. Я смущаюсь, мне тяжело с ним. Лиза, я же сама из деревни, и, поэтому, зачем мне богатый парень? — с улыбкой сказала Вика.

Лиза хмыкнула недовольно и решилась на ложь:

— Все равно вы с Максом не сможете быть вместе. У него девушка есть.

— Девушка? — упавшим голосом сказала Вика.

— Да. Красивая, длинноногая блондинка и он ее очень сильно любит.

— Но мне показалось… — возразила Вика.

— Нет, это он обходителен так со всеми. Он — рубаха-парень. Всегда поможет и простит. Так что мой тебе совет: обрати внимание на Лешу, — настоятельно говорила Лиза подруге.

Вика, обдумав все, что ей наговорила Лиза, сгоряча сказала:

— Знаешь что, Лиза, я поступать приехала, а не с мальчиками романы крутить, — Вика сердито уткнулась в книгу.

Лиза, хмыкнув и пожав плечами, ушла спать в свою комнату.

Ночь опустилась на город. Молодой человек сидел на подоконнике в своей комнате и загадочно смотрел на луну, вспоминая зеленые глаза провинциалки, ее улыбку, ее застенчивый наивный взгляд. Сердце его колотилось от приятных воспоминаний. Хотелось только одного: увидеть ее еще раз.

Солнечное утро озарило Москву, и, Вика, нервничая и волнуясь, отправилась в институт. Она подала документы, выписала даты сдачи экзаменов, а потом просидела до самого вечера в библиотеке института. Когда уже глаза слипались от многочасового чтения книг, Вика решила отправиться к Лизе.

Она вышла из института. Возле больших колон она вдруг увидела Максима, который переминался с ноги на ногу, а за спиной он что-то прятал от ее глаз.

— Макс? — удивилась Вика. — Привет! — улыбнулась она, и он увидел блеск в ее глазах.

— Привет! — радостно сказал Максим. — Ты как?

— Я документы подала. Скоро будут экзамены, а ты?

Максим не успел ответить, как Вику окружили Лиза и Леша.

— Привет! Это тебе! — сказал Леша и протянул ей большой букет из красных роз и поцеловал Вику в щечку, а потом удивленно посмотрел на Максима. — А ты что здесь делаешь? Кончай зубрить! Пойдем отдыхать. Поехали в боулинг с нами, — сказал Леша и взял Вику за руку.

— Вообще-то я хотела посмотреть достопримечательности Москвы.

— Проездом, все увидишь. Все расскажем, — говорил Леша и торопил девушку.

— Макс, а ты с нами поедешь? — с надеждой в голосе поинтересовалась Вика.

— Нет. У меня другие планы, — угрюмо произнес Максим, увидев сияющего, как «пятак» Лешу.

— Все, поехали! — сказал Леша и усадил девушку в машину.

Машина отъехала, и Максим с тоской посмотрел на букет из ромашек, который он держал в руках, но так и не смог его отдать Вике, потому что его ромашки ничто по сравнению с шикарным букетом роз от Леши. Максим выбросил букет и смял в руках билеты в кино. Именно в кино он ее хотел пригласить, но не вышло.

«Кто я и кто Леша? Эта девушка достойна большего, а не ромашки, походы в кино и поездки на метро», — грустно подумал Максим и отправился к себе домой.

Он шел к себе домой, а дождь накрапывал, не переставая, принося с собой одно разочарование и грусть.

Боулинг в центре столицы. Уютные столики, музыка, много людей. Вика сидела за столиком с Лизой, в то время как Леша увлеченно играл в боулинг.

— Как-то странно все это, я увидела Максима возле института. Зачем он приходил, интересно? — говорила Вика, задумчиво дергая трубочку в стакане с коктейлем.

— У него там девушка учится. Вот поэтому он там и находился, — недолго думая соврала Лиза.

— Девушка, — разочарованно произнесла Вика.

«Ну, конечно, девушка, а я такая дура подумала, что он ждал меня. Нет, Лиза права, я должна выбросить его из головы. Кто я по сравнению с этой белокурой, красивой девушкой?» — разочарованно думала Вика.

Внезапно к их столику подошел счастливый Алексей:

— Хочешь попробовать? — он взял Вику за руку и, дав большой шар, подвел ее к месту игры: — Давай, бросай!

Вика, тяжело вздохнув и оглядевшись по сторонам, бросила шар. Через некоторое время она радостно подпрыгнула и захлопала в ладоши:

— Получилось! Все кегли на месте, — сияла Вика.

Леша едва сдерживался от смеха:

— Глупенькая! Надо наоборот, сбить все кегли.

Вика снова почувствовала себя не в своей тарелке и приуныла.

— Не переживай, давай я тебя научу, — он подошел к ней, снова дал ей шар, и накрыл своими теплыми руками руки Вики, помогая ей справиться с этим заданием.

Они вместе бросили шар и сбили все кегли.

— Леша! Получилось, получилось! — ликовала от радости Вика. От переполняемой радости она обняла Лешу. Леша расценил такой порыв Вики, как знак к чему-то большему. Он задержал ее хрупкое тело в своих объятиях и, взглянув в испуганные глаза Вики, он прикоснулся к ее губам и поцеловал их с жадностью.

Острый колючий взгляд был направлен в сторону этой целующейся пары. Лиза сидела за столиком и наблюдала, как любимый Леша целует ее подругу. Боль ранила ей сердце, и она, не выдержав этого тяжелого момента, отвернулась, успокаивая себя тем, что это ненадолго.

«Это скоро пройдет», — думала про себя Лиза, залпом допивая стакан горячительного коктейля.

Глава 3

Леша оторвался от сладких губ Вики, и она удивленно посмотрела на него после произошедшего поцелуя:

— Зачем ты это сделал? — спросила она, одарив его обиженным взглядом.

— Вик, просто ты мне нравишься. Я влюбился в тебя с первого взгляда и поэтому я не удержался. Вика, будь моей девушкой! — говорил он, дотрагиваясь до ее щеки.

— Нет, — отпрянула от него Вика. — Думаю, нам лучше остаться друзьями, а там время покажет, — загадочно сказала она.

— Я буду тебе самым лучшим другом, — с коварной улыбкой сказал Алексей. — Поехали в клуб? Я тебе покажу замечательный клуб, где мы можем славно провести время.

— А Лиза? — с волнением спросила Вика.

— Лизку возьмем с собой, — он взял руку Вики, и они подошли к скучающей за столиком Лизе.

Приехав в клуб, Вика вкусила прелесть клубной жизни. Она попробовала коктейли, которые ей быстро вскружили голову. Под свет неоновых огней она танцевала с Лешей и уже не сопротивлялась его горячим прикосновениям и его жарким поцелуям. Лизе ничего не оставалось, как наблюдать за всем этим действием неподалеку, танцуя с неприметным пареньком.

Когда Вика едва держалась на ногах от многочисленных алкогольных возлияний, Леша и Лиза отвезли ее домой. Они уложили ее в постель, и Вика проспала до утра.

Утром, проснувшись от головной боли, которая ужасно сжимала ей виски, Вика взглянула на часы и, ужаснувшись, кинулась быстро собираться в институт на консультацию.

Прибежав в институт, она с трудом, но все-таки смогла отсидеть на консультации. Было нелегко, физическое недомогание сказывалось на ней. Консультация закончилась, и девушка вышла из института.

— Ну как? — стоял на крыльце Алексей, поджидая Вику.

— Голова болит, — измученно сообщила Вика.

— Знаешь, какое лучшее лекарство от головной боли? — с улыбкой произнес Алексей.

— Таблетка? — спросила Вика, ожидая банальный ответ на вопрос.

— Нет. Вот такое, — сказал он, притянув к себе Вику, и целуя ее в губы.

— Леша, перестань! — отбрыкивалась Вика от его объятий и поцелуев.

Именно эту сцену, скромно целующихся Лешу и Вику, застал Максим. Он решил в очередной раз встретить Вику и пригласить ее погулять в парке, показать достопримечательности Москвы, но Алексей снова его опередил. Теперь уже вообще он не видел смысла, что-то делать, он все понял и без слов. Вика стала за один вечер девушкой Леши.

— Макс, привет! — Вика была готова провалиться сквозь землю. Ей было ужасно стыдно, что именно Максим застал их целующимися.

— Я не понял? Вчера было можно, сегодня — нельзя. Ты что меня использовала что ли? — не унимался Алексей и закатывал ей сцену перед Максом, заставляя девушку краснеть. — Ты вчера согласилась быть моей девушкой, я за тобой приехал и так ты встречаешь своего парня? — отчитывал ее Леша.

Вика стала припоминать вчерашний вечер и в голове возникли отрывки, как они танцевали вместе, Леша ее обнимал, целовал, а затем она услышала этот вопрос и ответила: «Да!»

— Рад за вас! — горько сказал Макс и развернулся, чтобы уйти.

— Э, Макс! А ты зачем сюда приходил? — наконец обратил внимание на друга Леша.

— Да так. Прогуливался просто рядом и увидел вас, — пожав плечами, сказал Максим.

Леша, обхватив за талию Вику, сказал:

— Слушай, мы собираемся в киношку, кафе, клуб. Поехали с нами? — предлагал Алексей.

— Я не поеду в клуб, — сердито сказала Вика и убрала руку Леши со своей талии.

— Нет, ребят! Без меня как-нибудь, — грустно сказал Максим и поплелся домой.

Вика с тоской смотрела на уходящего Максима, а потом, обернувшись к Алексею, резко сказала:

— Леша, ты прекрасно знал, в каком я вчера была состоянии. Я была не в себе.

— Ну конечно, я лицом и ростом не вышел, да? — обиженно сказал Алексей и сел на лавочку. — Все девчонки одинаковы. Сначала нужен, потом не нужен. Почему мне так не везет? Я же для тебя все готов сделать, а ты… — театрально закатил глаза Алексей.

Вике стало жаль Лешу, и она, подсев к нему рядом, взяла его за руку:

— Леша, ты очень хороший, но давай останемся друзьями.

— Дурак! Билеты сегодня в кино купил, — сказал тоскливо Алексей и демонстративно показал их девушке.

Вике стало крайне неудобно, ведь этот человек тратит деньги и время на нее, а она платит ему такой холодностью.

— Леш, давай сходим в кино, и вообще ты мне так и не показал Москву.

Леша с улыбкой взглянул на девушку:

— Если хочешь, я готов стать твоим гидом.

Вика радостно кивнула.

Прошел месяц. За этот месяц многое поменялось в жизни героев. Вика по-прежнему ходила на подготовительные курсы в институт и проводила время с Алексеем. За это время он не только стал ее гидом, но и молодым человеком. Каждый раз, когда они посещали вместе музеи, театры, достопримечательности Москвы Вика все больше и больше заглядывала в его глаза и постепенно влюблялась в эти карие загадочные глаза. Случайные объятия Леши стали постепенно приятно радовать Вику. Ей уже нравилось, как он берет ее за руку, обхватывает ее талию. Тело Вики содрогалось от каждого прикосновения Леши. Поцелуи перед прощанием становились не просто дружескими, а превращались в романтичные и желанные поцелуи. Вика была влюблена. Она словно бабочка, парила по улицам Москвы и ждала уже с нетерпением встречи с Лешей.

Максим после той встречи с Викой больше ее не видел. Они встретились лишь единственный раз. В тот день он был расстроен, осознав, что Вика встречается с Лешей, и шел усталый и расстроенный по улицам Москвы, не замечая, как промок весь до нитки от сильного, проливного дождя. Максим слег в больницу с воспалением легких.

Максим лежал в палате, не подозревая о том, что сейчас откроется дверь, и он увидит ее — девушку своей мечты и своего лучшего друга, которые зашли к нему в палату, держась вместе за руки. Узнав о случившемся с Максимом, Леша с Викой решили его навестить. Они принесли ему фруктов и, сев рядом, Леша начал рассказывать о делах в институте, а Вика… Она была уже другой, заметил Максим. Она смотрела лишь на одного человека — Алексея. Глаза в глаза, рука в руке, ее счастливый наивный взгляд.

Максим наблюдал за ней, и ему становилось горько и больно, что всего лишь за несколько недель он упустил ее. Сейчас перед ним сидит уже другая Вика — влюбленная в его лучшего друга, модная и уже не похожая на ту девушку, которая только что приехала в Москву. Лишь только взгляд ее остался прежним — добрый, наивный взгляд из-под темных ресниц и скромность, которая напоминала ему ту девушку, которую он увидел полмесяца назад.

Вика с замиранием сердца слушала слова Леши и так надеялась, что он сообщит другу самое главное, то, что он ей уже говорит несколько дней подряд — скоро они поженятся. Вика все ждала, ждала, а Леша все отмалчивался и отмалчивался и говорил на другие темы с Максом, но только не об этом.

Вскоре Максиму надоело видеть этих гостей, и он сообщил своим друзьям:

— Мне пора идти на процедуры, — сухо сказал он, и, взглянув на эту пару на прощание, произнес: — Не приходите больше сюда. Меня скоро выпишут.

Он солгал своим друзьям, лишь бы не видеть эту воркующую милую парочку. Так закончилась эта встреча.

Леша привез Вику к Лизе после очередного похода на выставку. Вика отправилась принимать душ, а Алексей остался на кухне с Лизой. Она налила в кружки чай и, усевшись неподалеку от Леши, заметила его угрюмый вид:

— Леш, что-то случилось? — как всегда по-дружески спросила она его, видя его такой обеспокоенный вид.

Леша всегда знал, что от Лизки ему ничего невозможно утаить.

— Да, — Леша достал зажигалку и закурил, подходя к окну: — Вот уже целый месяц я ее вожу по всей Москве, а дальше поцелуев не заходит.

— Леш, ты хотел, чтобы Вика стала твоей. Она стала твоей девушкой. Может, тебе этот крепкий орешек не по зубам? Оставь ее! — молила Лиза.

— Нет, я не получил самое главное. Я не для того терпел все эти театры, музеи, галереи, ее капризы, прихоти, чтобы остаться ни с чем. Нет, Барышниковы так просто не сдаются. Я уже наплел ей, что женюсь на ней, а она все равно говорит мне: «Только после свадьбы» и все. Лиз, подскажи, как можно на нее подействовать? Ты всегда меня понимаешь и даешь дельные советы.

Знал бы он, как ей нелегко давать такие советы. Ей тяжело смотреть, что они вместе, и она только и ждет, когда ему надоест эта Вика. Сердце ее разрывает изнутри от мучительной боли и ревности.

— Есть один вариант. Завтра у тебя день рождения, а в этот день девушки обычно выполняют желания парней. Намек понят? — кокетливо спросила Лиза.

— Лизка! — поднял ее вверх Леша и закружил, радостно ликуя: — Ты — гений! Гений! — Леша поставил на ноги Лизу. Лиза поправила шелковый халатик: — Все. Спасибо тебе. Иду готовиться к вечеринке. Еще Морозу нужно позвонить, ну, и нашим с курса. До завтра!

Радостный Алексей, поцеловав Лизу в щеку, скрылся за дверью.

Глава 4

Вечеринка в доме на Рублевке собрала всех друзей и однокурсников Леши. Стол ломился от блюд, заказанных в ресторане. Вика сидела рядом с Лешей и смотрела в его глаза, которые блестели от удовольствия и счастья. Он слышал много красивых речей в свой адрес. Самолюбие поднималось все больше и больше. Вика то и дело накладывала в тарелку ему салатики и смотрела с улыбкой на счастливого Лешу. Совсем рядом от них сидели скучающие Макс и Лиза, которые с неохотой наблюдали за всей этой идиллией и ковырялись в тарелках.

— С Днем рождения, любимый! — произнесла Вика, закончив тост и поцеловав его, протянула Леше праздничную коробочку.

Леша открыл коробку и достал из нее большой шарф. Этот шарф Вика связала сама, думая о Леше. Она вложила всю теплоту и все ее чувства к Алексею. Конечно, это был не такой модный шарф, который продается в магазинах. Да и откуда Вике было взять денег, если она только училась, поэтому подарок она сделала своими руками. Леша, покрутив шарф, дежурно сказал: «Спасибо» и поцеловал Вику.

— Идем танцевать! — крикнул Алексей и включил музыку на полную катушку.

Леша вывел Вику в вечернем синем платье в зал и ребята стали танцевать.

Вечерние сумерки спустились на город. Звезды освещали и без того красивое небо, делая эту ночь волшебной.

Леша и Вика танцевали под медленную музыку. Он руками прижимал ее хрупкое тело, она смотрела ему в глаза, не замечая никого вокруг.

— Вик, ты не могла бы мне помочь? Нужно комнаты приготовить для гостей.

— Конечно, я помогу тебе, — улыбнулась Вика.

— Пойдем со мной! — Леша взял Вику за руку, и они поднялись по деревянной лестнице на второй этаж, оставив гостей одних.

Вика зашла в комнату и огляделась вокруг: большая двухспальная кровать с шелковым постельным темно-синим бельем, деревянный шкаф, туалетный столик с зеркалом.

Внезапно она услышала, как дверь закрывается на ключ, она почувствовала на себе руки Леши, которые обнимали ее тело и жар от горячих поцелуев в ее тонкую шейку:

— Вика, наконец-то мы одни! — шептал ей на ушко Алексей.

— Леш, нас могут потерять. Для кого эта спальня?

— Каждый занят своими делами. Никому нет до нас дела. Эта наша с тобой спальня. Тебе нравится?

Вика кивнула.

— Но я думала, буду спать в комнате с Лизой.

— Вика! — усадив ее на кровать, сказал Алексей. — Сколько ты меня можешь мучить? Я — мужчина. Я не могу так больше. Я хочу тебя. Я хочу, чтобы мы слились с тобой воедино.

— Лешенька, давай лучше после свадьбы. Я не готова к этому сейчас, — как обычно ответила на этот вопрос ему Вика.

— Вика, да свадьба у нас и так будет. Какая разница сейчас это будет или после свадьбы? Ты меня любишь? — он взял ее личико в свои руки.

— Конечно же, люблю, Лешенька! — покорно сказала она и стала обнимать его и трепетно целовать.

Леша отстранился от ее поцелуев и вернулся снова к теме разговора:

— Так давай мы по-настоящему будем вместе в эту ночь. Только ты и я и никого вокруг, — говорил он, целуя ее руки.

— Я не могу. Прости, — виновато сказала Вика, опустив голову вниз.

Все это начинало злить Алексея и он, сердито взглянув на нее, отошел к дверям и произнес:

— Не можешь? Тогда у меня нет другого выхода. Мне придется найти девушку, которая сможет. Вика, я не могу больше так. Я — мужчина. Мне тяжело тебя ждать и это влияет на мое здоровье.

Вика ахнула от его слов. Больше всего она не хотела расставаться с Лешей. Слезинки показались из ее глаз.

— Леша! Что ты такое говоришь? — она кинулась к нему и прижалась всем телом к его спине: — Не уходи, пожалуйста! — молила она его.

Леша стоял к ней спиной и делал вид, что он ее не слышит.

— Леша! — снова обиженное молчание. — Хорошо. Давай попробуем, — тихо вымолвила она.

От сказанных слов Вики у Алексея показалась ядовитая улыбка на губах, и он, развернувшись к девушке, поцеловал ее в манящие губы:

— Не волнуйся, все будет хорошо! — сказал он дрожащей Вике.

Ему было не понять, как Вика тряслась от страха, от безысходности и неподготовленности к этому моменту. Она просто боялась его потерять, а он как зверь добивался своей единственной поставленной цели.

Леша, целуя жадно Вику, уложил ее на кровать, лаская ее тело, руки его скользили под платьем, ощущая нежную кожу бедер Вики.

Она вся трепетала и дрожала, как осиновый лист на ветру, предчувствуя скорую боль, и постепенно сжималась всем телом, сопротивляясь этому моменту.

— Леш, может не надо, — молвила она.

Леша не хотел слышать ее слов, он просто был увлечен этим процессом.

— Ай! — вскрикнула громко от поражающей все ее тело боли Вика и вцепилась своими маленькими ручками, сжав шелковое покрывало от мучительной боли, а слезинки покатились по ее щекам.

Этот вскрик услышал Максим, который в это время курил на балконе на втором этаже, неподалеку от спальни, где были Вика и Леша. Он все понял и со злости сжал пустую пачку сигарет до хруста в костях. Ему стало мучительно больно от ее крика. Разозлившись, он ударил, что есть мочи по перилам балкона особняка. Разодрав кожу рук в кровь, по его телу пробежала физическая боль, но эта боль была ничто по сравнению с душевной.

Внезапно он уловил приближающийся к нему запах женских духов и цокот каблуков:

— Все еще мечтаешь быть на его месте? — спросила захмелевшая Лиза, подходя ближе к Максу.

— Точно так же, как и ты на ее? — спросил он, выпуская клубы дыма на улицу.

— Ты прав. Мы с тобой квиты, — констатировала факт Лизавета, и слегка поежившись от прохладного ветра, она направилась к выходу, но почувствовала, как ее руку грубо, крепко сжали и притянули ближе к себе. Максим, взглянув в голубые глаза Лизы, резко впился в ее губы и, взяв на руки девушку, занес в одну из комнат. Он бросил Лизу на постель, закрывая своим телом, все также яростно продолжая целовать ее в губы.

Глава 5

Яркие лучи солнца прокрались в спальню, и брюнетка открыла глаза. Она блаженно улыбнулась, потянулась и увидела сладко-спящего юношу рядом с собой. Вика нежно провела рукой по волосам Леши, а затем, прильнув к нему, стала легонько проводить своими пальчиками по его мужественным плечам, тем самым щекоча его кожу:

— Лешка! — ласково произнесла она ему на ушко.

— Который час? — недовольно услышала она в ответ.

— Шесть утра, — как ни в чем не бывало, сказала Вика.

— Ты что сдурела, поднять меня в такую рань? — возмутился он и повернулся на другой бок, укрываясь с головой одеялом.

— Мы в деревне всегда встаем в шесть утра.

— Тут тебе не деревня. Я хочу спать, а ты иди, займись чем-нибудь, — сердито сказал Алексей и поверх одеяла положил подушку.

Вика, тяжело вздохнув, надела шелковый халат и, сунув ноги в тапки, отправилась в ванную. По-прежнему тело ее внутри ныло от боли. Встав под струи воды, она вспоминала вчерашнюю ночь. В голове украдкой проносились мысли: а правильно ли она поступила, проведя ночь с Лешей?

«Неужели это и есть то самое блаженство, о котором говорят и пишут все вокруг?» — думала Вика, стоя у зеркала и расчесывая волосы цвета горького шоколада.

Вчера она испытала боль. Одну боль, которая до сих пор разрывает все внутри, а Леша после полученного для него удовольствия просто отвернулся и уснул, даже забыв ее спросить: хорошо или плохо, больно, не больно.

Закончив приводить себя в порядок, она спустилась на первый этаж, где ее ждал большой стол с оставленной грязной посудой после вчерашней вечеринки. Она тут же принялась убирать и мыть посуду. Прибрав первый этаж, она решила всем приготовить завтрак — пожарить блинчики.

Комната пропахла запахом табака. Лиза, лежа в постели, потягивала сигарету.

— Ты можешь не курить в комнате? — его раздражало, когда девушки курили. Брюнет молча надел брюки, рубашку и, даже не посмотрев на девушку, направился к выходу, но остановился и решил поговорить о том, что произошло вчера.

— Послушай, — произнес тяжело он, стараясь правильно подобрать слова: — то, что произошло вчера…

— Я знаю, — продолжила она за него, потушив сигарету: — Это все было на эмоциях. Мы это сделали от отчаяния. Макс, не волнуйся. Ты не в моем вкусе. Это было в первый и последний раз.

— Я рад, что мы поняли друг друга, — на душе стало легко, как будто камень упал с плеч, и Максим покинул спальню.

Вика, разложив по тарелочкам блинчики и поставив их на стол, услышала, как кто-то быстро спускается по лестнице. Это был Максим. Увидев его, она с улыбкой произнесла:

— Доброе утро, Максим! Я блинчики приготовила. Пойдем, позавтракаем?

Максим, увидев сияющую Вику, вспомнил о вчерашней ночи и, оглядев ее свирепым взглядом сверху донизу, процедил сквозь зубы:

— Не хочу я твои блинчики, поняла? Дура! Я думал, ты другая, а ты такая же, как все, — это было жестко, грубо и с криком. Он снова побежал наверх, лишь бы не встречаться с ней взглядом.

Вика просто обомлела, услышав такой тон и эти слова.

— А почему ты меня так оскорбляешь? Что я тебе такого сделала? — кричала она ему вслед.

Этот вопрос остался без ответа, Максим исчез из виду. В этот же момент появилась Лиза:

— Что за шум, а драки нет? — с любопытством спросила спускающаяся Лиза.

— Я Максу позавтракать предложила, а он посмотрел на меня волком, оскорбил и убежал, — сказала растерянная Вика.

— Не переживай, скорее всего у него похмельный синдром, а вот я от завтрака не откажусь, — с улыбкой сказала Лиза.

Девочки отправились в столовую и стали завтракать:

— Круто вы вчера зажгли с Лешей, — с ехидством сказала Лизавета, тем самым вогнав Вику в краску.

— Честно говоря, я не думала, что это случится так скоро, — говорила Вика, наливая в чашки свежесваренный кофе.

— Знаешь, мы вчера с Максом тоже зажгли, — улыбаясь, накручивая золотистую прядь волос, говорила Лиза.

Услышав эти слова, Вика чуть не выронила из рук сахарницу и спросила убитым голосом:

— То есть как?

— Мы провели вчера вместе ночь, также как и вы.

Вика ходила вокруг стола и места себе не находила:

— Лиза, как ты могла? У него же девушка есть.

Рыжеволосая девушка рассмеялась:

— Нет у него девушки. Они расстались.

— Почему ты мне не рассказала об этом?

— А зачем? У тебя есть Леша, ты с ним счастлива. К тому же, Макс не стал бы с тобой встречаться, зная, что ты — девушка его лучшего друга.

Вика схватилась за голову от бессилия:

— Все равно это как-то неправильно. Ты — моя подруга и вчера была…

— Я что у тебя разрешение должна спрашивать? — недовольно спросила Лиза.

— Нет, но как ты могла? — сказала Вика и убежала в свою спальню.

Почему-то узнав, что Лиза была с Максом, Вику это настолько задело, ранило. Она сама не понимала, что с ней происходит, почему слезы нещадно бегут по ее щекам, а на душе такая злость от несправедливости и обиды.

— Леша! — расталкивала она спящего Алексея.

— Да что случилось то? — наконец проснулся он.

— Ты должен выгнать Макса и Лизу, — говорила она, всхлипывая от досады. — Он меня оскорбил, накричал и не захотел завтракать со мной.

— Бред какой-то! Значит, ты его довела, — спокойно сказал он и стал одеваться.

— И вообще они твой дом превращают в бордель. Они вчера ночевали вместе.

— И что такого? Что тебя злит? Из-за чего ты плачешь? — не понимал никак поведения Вики Алексей.

— Я не хочу видеть их вместе.

— Что за утро! — заворчал он, выходя из комнаты. — Я уверен, они сейчас сами соберутся и уедут.

Леша вышел из комнаты и спустя некоторое время снова вернулся к Вике:

— Как я и говорил они уже уезжают. Попрощаться спустишься?

— Нет, — обиженно сказала она.

— Хорошо, скажу, что у тебя голова болит.

Леша скрылся за дверью. Вика мигом кинулась к окну. Она из окна наблюдала, как Максим стоит во дворе дома и прощается с друзьями, внезапно он встретился с ней взглядом, в эту же секунду она закрыла окно занавеской и снова села на кровать, дожидаясь своего молодого человека.

— Ну, вот и все! Проблема решена, — брюнет плюхнулся на кровать и заключил в свои объятия девушку, а затем поцеловал ее страстно.

— Леша, — сказала она, оторвавшись от поцелуя. — А они вместе поехали?

— Нет. Он поехал к себе домой, а Лизка по магазинам. Я бы не сказал, что они вместе. Скорее всего, алкоголь ударил в голову, вот и провели ночку вдвоем.

Вику это очень даже обрадовало. На лице появилась улыбка.

— У меня для тебя новость. Предки уехали отдыхать и оставили мне квартиру на три недели. Представляешь, ты и я три недели вместе в большой московской квартире. Я покажу тебе ночную Москву. Как тебе эта идея?

— Лешка! Это здорово! — взвизгнула Вика, а глазки заблестели от счастья.

— Иди ко мне! — притянул он к ее себе и уложил на кровать, развязывая поясок на ее халатике.

Глава 6

Прошло две недели.

За эти две недели Вика увидела всю ночную жизнь Москвы благодаря Леше. Они объехали все клубы, боулинги, посетили казино. Каждый вечер после занятий они пропадали в каком-нибудь клубе, а с утра Вика, не выспавшаяся шла на курсы, сдавала экзамены. Учеба ей давалась с трудом.

После ночных тусовок он молча брал ее тело, когда желал, Вика повиновалась и ждала, что скоро ее настигнет пик наслаждения, о котором она так долго мечтает, но она по-прежнему ничего не чувствовала.

Настала третья неделя, по окончании которой должны вернуться с отпуска его родители и Вика снова из роскошной квартиры Алексея возвратится к Лизе.

Леша вернулся с учебы и застал Вику, спящей на диване, с книгой на груди.

— Так, я не понял, мы идем сегодня в клуб или нет? — удивился он. — Вика, ты что как сонная муха?

Она открыла глаза и привстала с дивана:

— Лешенька, давай не сегодня. У меня завтра последний экзамен и я плохо себя чувствую.

В последнее время она действительно неважно себя чувствовала: ее постоянно клонило в сон, возникли боли в желудке. Все это она списывала на недосып и волнение перед экзаменом.

— Что ты мне прикажешь делать? Я хочу тусоваться, гулять. Ты уже второй день сидишь дома, — недовольно ходил по комнате Алексей, размахивая руками.

— Леш, а ты сходи с Лизой? — предложила вдруг Вика. — Я, правда, не могу. Мне нужно учить билеты.

— Да ну тебя! — психанул он и ушел, захлопнув дверь.

На часах было три ночи, она не услышала, как дверь открылась и в комнату зашли выпивший еле стоящий на ногах Алексей, а за ним смеющаяся Лиза:

— Хватит спать! — крикнул он, увидев снова спящую Вику, и стал дергать ее за ноги.

Вика мигом проснулась:

— Что случилось? — сонным голосом спросила она. — Лиза, привет!

Лиза кивнула.

— Пойдем с нами, выпьем! — сказал он и уселся за стол.

— Леш, я не буду пить. Меня тошнит.

Вике было тяжело и эти запахи табака и алкоголя еще больше усугубляли ее физическое недомогание.

— Ты не хочешь, а мы хотим. Неси нам выпивку, закуску и поживее! — Леша любил покомандовать и показать свою власть.

Вика направилась среди ночи на кухню, приготовить выпивку и закуску. Накрыв на стол, она села на диван и снова стала вчитываться в книгу. Строчки расплывались, и ее снова клонило в сон. Она снова уснула, не обращая внимания на смех Лизы и громкий голос Леши. Она проснулась, почувствовав на себе руки Алексея, которые блуждали по ее телу, его поцелуи и жаркое придыхание:

— Вика, я хочу тебя! — шептал он, расстегивая ее кофточку.

— А где Лиза? — удивилась Вика спросонья, увидев темную комнату.

— Она в другой комнате. Спать легла, — все, также целуя ее тело, говорил он. — Я соскучился.

— Леш, может, сегодня просто поспим? — боязливо предложила она.

— Сколько можно спать? Я тебя сюда привез для того, чтобы ты просто спала что ли? — негодовал Леша. — Иди завтра к врачу. Я устал от твоих недомоганий, — фыркнул он и лег в постель.

— Милый, я уверена, завтра я сдам экзамен, поступлю и сразу же поправлюсь. Мы снова пойдем с тобой в клуб, — с уверенностью говорила Вика, крепко прижимаясь к нему.

Леша уже спал и не слышал речей Вики. Увидев, что он заснул, она осторожно пробралась на кухню, и вновь открыв учебник, углубилась в изучение материала, превозмогая накатывающуюся на нее слабость и сон.

Наступило утро и Вика, не спав всю ночь, отправилась в институт на сдачу последнего самого важного для нее экзамена. Волнение охватывало ее с головы до ног. Пальцы рук дрожали, беря билет. На ее счастье ей выпал билет, тот который она отлично знала. С уверенностью она посмотрела на билет, а потом на людей из приемной комиссии:

— Васильева, отвечайте на вопрос! — седой профессор посмотрел на девушку поверх очков.

Внезапно голова резко закружилась, сознание ее стало туманным, а дальше темнота.

Девушка упала в обморок прямо перед комиссией, она так и не смогла ответить на билет.

Неприятный запах нашатырного спирта заставил ее очнуться.

— Где я? — устало спросила она, лежа на кушетке, увидев белый потолок, и женщину средних лет в медицинском халате, которая крутилась возле нее.

— В медпункте. Ты упала в обморок и попала сюда.

Вика вспомнила, что совсем недавно она была на экзамене и быстро соскочила с кушетки:

— Я должна идти. У меня экзамен.

— Экзамен закончился. Приемная комиссия ушла.

— Как? Что же делать? — ее охватило чувство паники, а на глаза наворачивались слезы.

— Если ты получила хорошие баллы за прошлые экзамены, то возможно ты и поступишь.

Вика поджала от досады губу и вспомнила, как она с натяжкой сдала те экзамены и очень надеялась, что сдача последнего экзамена все окупит.

— Голова болит? Тошнит? — спросила серьезно врач.

— Тошнит, — призналась Вика.

Врач многое повидала за свою жизнь и признаки все были на лицо, протянув листок девушке, предложила:

— Вот, что я скажу, тебе нужно показаться гинекологу. Это направление, иди.

Перед тем как отправиться к врачу, Вика в холле увидела списки поступивших в институт, среди которых ее фамилия не значилась. Вся в слезах она выбежала из института, понимая, что она упустила этот шанс. Только через год она сможет снова оказаться в этих стенах и испытать судьбу. Что теперь она скажет родителям? Этого она не знала.

Она не помнила, как пришла к врачу и после осмотра услышала еще одну новость:

— Поздравляю! Вы станете мамой! — радостно сообщила врач.

— Что? Быть этого не может! — Вика была шокирована этой новостью.

Она ехала поступать, а оказалось за такой короткий период в свои восемнадцать лет станет мамой. В ее голове эта информация сейчас не укладывалась. Она не знала, плакать ли ей от таких новостей или радоваться. У нее были смешанные чувства в этот момент.

В таком шокированном состоянии она пришла домой к Леше и стала готовить обед и ждать его возвращения. Лешка пришел даже раньше обычного. Он застал на кухне застывшую сидящую Вику, которая смотрела задумчиво в окно и думала, что это все происходит сейчас не с ней.

— Вика, мы обедать будем? — его объятия и голос вывели ее из коматозного состояния.

Она на автомате достала тарелки и стала наполнять их супом.

— Сейчас поедим и поедем в клубешник, — говорил он, с аппетитом смакуя солянку.

— Мы не поедем в клуб, — сказала, наконец, Вика. — У меня для тебя две новости. Я даже не знаю плакать мне или радоваться. Я не поступила в институт, — опустив голову, сказала она.

— Всего-то, подумаешь, — усмехнулся он и посадил ее к себе на колени. — В этом году не получилось, на следующий год получится.

— А вторая новость, — Вика загадочно улыбнулась, крепко обнимая его. — У нас будет малыш, — с этими словами она положила его руку на свой живот. — Ты рад?

— Что? — ложка выпала из его рук, он резко убрал Вику с коленей. — Ты что, спятила? Какие дети? Таблетки! Ты что не пила таблетки? — его буквально трясло от услышанной новости. Он просто рвал и метал.

— Какие таблетки? Леша, ты же мне сам говорил, что мы поженимся, и у нас будут дети. Да, это случилось раньше — до свадьбы. Что поделать, мы можем пораньше свадьбу сыграть, — предложила Вика.

— Какая свадьба? Я молод. Я не хочу жениться, а уж отцом становиться тем более. Мне рано, понимаешь ты? — кричал злобно Алексей. — Мне не нужны такие проблемы.

Он ходил кругами по комнате и искал решение этой проблемы. Его всего колотило и трясло. Дрожащими руками он налил себе из бара стакан виски. Осушив стакан, он стал отчаянно думать, что зря вообще он затеял с ней какие-либо отношения. Если б он только знал, к чему это приведет, он держался бы от нее как можно дальше.

— Что же делать? Я не могу вернуться в Васильки, меня опозорят, — сев на диван, всхлипнула Вика.

— Вот, — достав из бумажника большую пачку денег, кинул ей в руки. — Делай аборт, — это единственный выход из этой ситуации.

— Леша, я боюсь. У нас тетя Катя сделала аборт, и теперь не может иметь детей, а вдруг со мной будет то же самое? Мы же мечтали о детях. Это же твой ребенок. Одумайся! — горько заплакала Вика.

— Что ты слушаешь всех теть Кать и прочих? Значит так, пока ты не решишь эту проблему, сюда можешь не возвращаться, — решительно сказал он и открыл шкаф, доставая оттуда чемодан.

— Что ты делаешь? Твои родители еще не приехали, — удивлялась Вика, видя, как вся ее одежда из шкафа кубарем летит в чемодан.

— Все, уходи! Я все сказал, — он протянул ей чемодан и подтолкнул плачущую девушку к выходу из квартиры. — Давай, давай! Я уважаемый человек и мне такие проблемы не нужны. Как только все сделаешь, все вернется на круги своя, — он накинул на ее плечи куртку, и, даже не дав толком одеться, вытолкнул бедную девушку за дверь, как ненужного котенка, которого выбросили на улицу на произвол судьбы. Дверь захлопнулась. Стоя возле дверей, она горько заплакала, оставшись наедине с этой маленькой «проблемой». Она застегнула куртку, вышла из подъезда и покатила за собой чемодан по этим чужим для нее улицам Москвы.

Глава 7

Трель, раздающаяся от дверного звонка, не давала покоя, девушка быстро открыла дверь:

— Привет! — скрестив руки на груди, произнесла Лиза, увидев заплаканное лицо подруги, заприметив рядом с ней одинокий чемодан. — Проходи.

Вика прошла за Лизой на кухню, села и долго смотрела на стоящую кружку горячего чая для нее.

— Лиза… Я не поступила в институт, — всплакнула Вика.

— Хм, велика потеря. Потом поступишь. Это все? — Лиза ждала главной новости.

— Я беременна, — сказала Вика и, заплакав, опустила голову вниз.

— Что? Этого не может быть, — от этой новости у Лизы все рухнуло в душе. Она никогда бы не подумала, что именно подружка ее опередит и будет ждать ребенка от ее любимого сердцем парня. — Что ты такое говоришь? — уже не в силах сдерживаться, с криком спрашивала ее Лиза.

— Леша сказал, чтобы я делала аборт. Лиз, можно я у тебя поживу пока, вдруг он передумает? — маленькая надежда по-прежнему таилась в душе у Вики.

— Нет. Это исключено. Ты должна сделать аборт, — настаивала и кипела от несправедливости Лиза. — А если ты будешь плодиться, как кошка, я что должна буду это терпеть? К тому же мы с тобой договаривались, что ты поживешь у меня до поступления и за квартиру нужно платить. Чем ты будешь платить?

— Я найду работу. Вот, этого пока хватит на некоторое время, — она протянула большую пачку купюр Лизе.

Подружка сразу же смекнула, откуда деньги и незамедлительно вернула их Вике:

— Это тебе дал Леша на аборт, так что иди в больницу, а потом можешь снова возвращаться ко мне.

— Лиза, мне страшно.

— Думать надо было о последствиях, перед тем как ложиться в постель с Лешей. Ты вообще представляешь, как в таком возрасте иметь детей? Ты же ничего не знаешь. Это же такая большая проблема: бессонные ночи, плач младенца, памперсы. Нет, я на это не подписывалась, когда поселила тебя у себя. Все, давай иди! — Лиза стала выпроваживать подругу за дверь. — Избавишься от этой проблемы и можешь снова возвращаться ко мне.

— Лиза, пожалуйста! — умоляла ее Вика.

Дверь снова захлопнулась перед ней. Вот уже второй человек оставил ее в беде. Выход был только один — послушаться совета ее «друзей».

Легкий стук раздался в дверь, и в этот же миг она открылась и показалась голова улыбающегося юноши.

— Привет! — подошел он к темноволосой женщине средних лет в белом медицинском халате и поцеловал ее в щеку.

— Максим! — с улыбкой произнесла она. Мария всегда была рада видеть своего сына. Она сидела за столом в кабинете и заполняла медицинскую карту. Женщина занимала кабинет детского врача и любила свою профессию.

— Вызывала? — спросил Максим, напомнив ей о звонке.

— Ах, да! — растерянно сказала она. — Сынок, у меня сегодня столько больных ребятишек, что голова кругом идет.

— Да, видел я в холле, карапузы хотят попасть к тете Маше.

— У меня к тебе просьба. Ты бы не мог сходить сегодня на квартиру к Даше с Андреем? Там же Барсика покормить надо и цветы полить, а я поздно освобожусь.

— А что сеструха с муженьком укатила снова куда-то?

— Да. В клинику на лечение, — тяжело вздохнула Мария.

— Бедная Дашка, — промолвил он задумчиво.

— Будем надеяться, что все будет хорошо. После стольких лет ожиданий мы станем бабушкой и дедушкой, а ты будешь дядей.

— Я был бы рад за них. Дашка об этом так мечтает, — грустно сказал он. — Я пойду, у тебя уже обед заканчивается. Давай ключи!

Маша дала ключи сыну, и Максим стал выходить из детского отделения.

Печальная девушка сидела возле кабинета и ждала своей очереди. Ее взор был устремлен в пол, как будто она пыталась рассмотреть свое будущее:

«Господи! Дай мне знак, как мне нужно поступить? Не оставляй меня! Прошу тебя! — молила она про себя чуть не плача.

— Вика? — услышала она знакомый голос.

Она посмотрела наверх и увидела перед собой сияющего парня. Он сразу ее узнал. Эту брюнетку невозможно забыть.

— Макс! — слегка улыбнулась она. Она была рада встретить знакомого человека.

— Вика, ты извини меня. В прошлый раз я тебя обидел. Сам не знаю, что на меня нашло.

— Да, это все в прошлом, — ее глаза стали снова грустны и печальны.

— Как ты? Как Леха? Ты наверно поступила, вот и на медосмотр пришла? — засыпал ее вопросами Максим.

— Я не поступила, — она опустила голову, а на глазах ее навернулись слезы.

— Ты не расстраивайся. На следующий год точно поступишь, я уверен. Поэтому ты такая печальная, да? — спросил взволнованно он, взяв ее руки в свои. — У меня здесь мама работает, вот я к ней зашел, а ты какими судьбами здесь?

— А я… Я… — запиналась Вика, краснея, и не знала, как ему сказать об этом.

Дверь распахнулась и вышла женщина в белом халате, которая произнесла жестким тоном:

— Васильева, на операцию!

— Какую операцию? — по слогам спросил он.

Вика молчала, слезы катились по ее щекам, а Максим все также держал ее руки и смотрел ей в глаза, ожидая ответа.

— Сам же заставил девушку пойти на аборт, а теперь прикидываешься дурачком. Бессовестный! — злобно сказала врач.

— Что? — Максиму стало дурно, от всего услышанного. Возникло молчание.

— Макс, мне пора, — едва слышно сквозь слезы сказала Вика, выскальзывая из его теплых рук.

— Нет! — решительно сказал он, и, захватив ее чемодан, повел ее к выходу.

Молодая пара сидела на скамейке в раздумьях и кормила голубей. Желтая листва шуршала под ногами.

— Ты не должна этого делать. Ребенок — это дар, — хоть ему было нелегко и больно все осознавать, но он пытался ее отговорить от этого поступка.

— Если я этого не сделаю, то я потеряю Лешу и буду опозорена на всю деревню. У меня нет выхода.

— Знаешь, после всего рассказанного тобой, Леше ты не нужна хоть с ребенком хоть без. Какой же он подонок! — руки Максима так и сжимались в кулаки от ненависти.

— Не говори так! Он меня любит. Мы собирались пожениться с ним. Я сделаю то, о чем просит Леша, и мы снова будем вместе.

Вика была все также слепа и по-прежнему верила в чувства Алексея. Максим, не выдержав, встал со скамейки, сел перед ней на корточки и заговорил с мольбой в голосе:

— Вика, не убивай его! — он ухватился снова за ее руки. — Моя сестра с мужем уже много лет не могут иметь детей. Они ездят по клиникам, в церковь, по бабкам и ничего не помогает. Они ждут этого чуда, а тебе дано это свыше и ты хочешь избавиться от него. Не делай этого!

Она была удивлена его реакцией и, услышав такую семейную тайну, ей ничего не оставалось, как сказать:

— Хорошо, я подумаю, — сглотнув, сказала Вика. — Только мне некуда идти.

— Об этом не волнуйся. У меня есть идея. Пойдем со мной!

Вика послушно отправилась вслед за Максом.

Глава 8

Максим распахнул двери квартиры перед девушкой, и она покорно вошла. Он помог ей раздеться.

— Проходи! Барсик, встречай гостей!

Черный кот вышел в коридор и, промурлыкав, стал тереться об ноги Вики. Она с радостью взяла на руки к себе пушистого домочадца.

— Вообще-то он не любит чужих, но ты ему понравилась, — с улыбкой сказал Максим и отправился на кухню.

Вика прошла в комнату и с интересом стала рассматривать квартиру. Диван, ваза с цветами, телевизор. Все как у всех. Не такая роскошная квартира, в которой она жила до этого. С любопытством она взяла фоторамку, с которой смотрела, улыбаясь, симпатичная молодая блондинка, а рядом ее обнимал темноволосый парень.

«Красивая пара!» — подумала про себя Вика.

— А чья это квартира?

— Моей сестры и ее мужа. Они уехали и попросили присмотреть за квартирой. Можешь здесь жить. С тебя только поливать цветы и присматривать за Барсиком, — раздался голос с кухни.

— Спасибо. Я заплачу за проживание.

— Не надо никаких денег.

Закончив рассматривать жилье, Вика достала из сумочки телефон и набрала знакомый ей номер:

— Алло, Леша!

— Это кто? — спросил недовольный голос в трубке.

— Как кто? Я — Вика, — напомнила она молодому человеку о своем существовании.

— Ах, Вика! Ты сделала то, о чем я тебя просил?

— Нет.

— Тогда зачем ты мне звонишь? — крикнул в трубку свирепый голос, и послышались гудки.

Снова захлестнули девушку слезы, и она, всхлипывая, кинулась в коридор одеваться.

— Вик, тебе чай или кофе? Хотя, что я спрашиваю, конечно же, чай, — сказал он, выходя из кухни, и застал Вику в коридоре. — А куда это мы собрались?

— Макс, спасибо тебе большое за все. Я пойду.

— Ты что задумала? — почуяв недоброе, спросил он.

— Я должна это сделать, — призналась она.

— Ты же обещала.

— Я сказала, что подумаю. Я вообще не понимаю, что ты так печешься об этом ребенке? Он же не твой.

Эти слова задели чувства Макса.

— Да, ты права. Он — не мой, — с горечью произнес он. — Но глупости я тебе не позволю делать. Значит так, никуда ты не пойдешь, а будешь сидеть здесь до моего возвращения, — строго сказал он, заводя ее обратно в комнату.

— Как это я никуда не пойду? — удивлялась Вика. — Ты не имеешь права меня держать здесь.

— Обед на столе. Я в институт. Скоро приду, — сказал он перед тем, как захлопнул дверь.

— Выпусти меня, сейчас же! — она кинулась к дверям и стала стучать кулачками в дверь.

Девушка оказалась заперта в чужой для нее квартире.

Проехав несколько станций на метро, Максим вышел на привычной остановке и вошел в здание института. Он зашел в аудиторию и увидел человека, с которым он собирался поговорить.

Леша увлеченно рассказывал сокурснику об открытии нового клуба:

— Сокол! Сегодня нам повезло, пары отменяются. Препод заболел, — улыбаясь, говорил Леха.

— Слушай, я брал у тебя когда-то триста долларов, — серьезно сказал Максим и положил на стол деньги. — Вот, пересчитай!

— Ну, может и брал. Да все в порядке! — он забрал деньги.

— Значит мы в расчете. А это тебе за Вику, — раздался удар в челюсть.

— Ты чего творишь? — он был шокирован поведением Макса.

— Какой же ты мерзавец! Бросил беременную девушку, она же любит тебя!

— А, нажаловалась уже. На твоем месте я бы радовался. Путь свободен, Ромео. Ты же давно по ней сохнешь. Думаешь, мне нужна была эта провинциалка? Нет. Мне нужна была ее невинность. Я был у нее первым. Я получил все, что хотел и намеревался бросить ее после приезда родителей, но эта дура забеременела, и наш разрыв произошел раньше, — улыбаясь, проговорил Алексей, раскрыв все свои карты.

— Какая же ты сволочь! Ты же ей всю жизнь испортил. Ничтожество! — кипел от злости Максим и с кулаками бросился на друга.

— Ребята! Угомонитесь! — растаскивали сокурсники, дерущихся парней. — Вы же друзья!

— Никакой он мне не друг после всего, что сделал, — кричал Макс в сторону Леши.

— Предлагаю тебе вариант: ты просишь у меня прощение, мы идем в бар, напиваемся и забываем о том, что сейчас только что было, — говорил Алексей, вытирая кровь, капающую из разбитого носа. — Ну же, неужели из-за этой девчонки мы порвем нашу многолетнюю дружбу? — спросил Леша, подходя к Максу, протягивая ему руку.

Макс посмотрел колючим взглядом на Алексея.

— Прощение просить не собираюсь. С этого дня ты мне больше не друг! — резко сказал он и вышел из аудитории.

— Ну и катись ты! — выкрикнул злобно бывший друг.

Он знал, куда может пойти, но он не знал, как сказать этой милой девушке с зелеными глазами о том, что она сейчас никому не нужна. Она просто была игрушкой в руках человека, который сейчас сломал ей жизнь. В голове его до сих пор не укладывалось, как мог его лучший друг так поступить с этим человечком? В одночасье он разрушил ей жизнь: провал на экзаменах, нежданная беременность и разрыв отношений. Как она это переживет? Поверит ли ему? Эти вопросы, постоянно крутились в его голове.

Максим открыл дверь квартиры.

— Вика! — в ответ тишина. В гостиной ее не было, лишь только ветер гулял по всей квартире, принося морозную свежесть.

Почуяв недоброе, он прошел в спальню и увидел ее. Она стояла на подоконнике перед распахнутым окном:

— Что ж ты делаешь, глупенькая? — ухватив ее за талию, кинулся он спускать ее с подоконника. В этот момент страх прошелся по его коже. — Ты же разбиться могла.

— Отпусти меня! — кричала Вика, дергая ногами и вырываясь из его цепких рук. — В деревне я постоянно лазила на чердак и на дерево. Я хотела сбежать, а ты мне помешал. Я должна избавиться от него. Ты не имеешь права меня держать здесь. Я все Леше расскажу. Я не останусь здесь.

Усадив ее на диван, он достал из ящика ключи и закрыл на ключ окно.

— Успокойся! — прикрикнул он на нее, чтобы привести девушку в чувство. — Вика, мне нужно с тобой поговорить. Я видел Лешу и разговаривал с ним.

— Леша! — радостно вскрикнула Вика. — Он спрашивал про меня? Что он сказал? Когда он за мной придет?

— Никогда, — тяжело сказал Максим.

— То есть? Это почему?

— Потому что он не любит тебя и никогда не любил. Все, что ему нужно было, — он не знал, как подобрать слова и приумолк. — В общем, он хотел быть у тебя первым, поэтому он и был с тобой. Мне жаль.

— Нет, этого не может быть. Леша — он не такой! — мотала головой Вика, а слезы покатились из ее глаз.

— Мне тоже тяжело осознавать, что он поступил так с тобой. Сегодня я потерял друга. Вика, ты не нужна ему. Мы поругались с ним даже из-за этого. Он сознался мне во всем, — грустно сказал Максим.

Вика заметила опухшее лицо Максима:

— Ты что бил его? Как ты посмел? Как он? — трясла его Вика в негодовании.

— Да угомонись, ты! Все с ним в порядке. Он заслуживает большего. Он использовал тебя, пойми ты это! — пытался достучаться до ее разума Макс.

— Нет. Ты врешь! — выкрикнула она сквозь слезы. — Я не верю тебе. Ты просто завидуешь ему.

Вот такой реакции он не ожидал от Вики:

— Чему завидовать?

— Его положению в обществе. Он богатый, успешный человек. А чего добился ты? Считаешь, что ты обретешь успех, удерживая силой девушку, так? — пыхтела от негодования Вика. — Ты куда?

Ему было тяжело выслушивать эти хвалебные речи о Леше, и поэтому он направился к выходу из комнаты.

— До чего же ты слепа! Думаю, тебе лучше побыть одной. Добрых снов, Вика! — тяжело вздохнул Максим, закрывая ее в спальне.

— Выпусти меня! — стучала в дверь кулачками и ногами Вика.

Она плакала, страдала от бессилия и билась об закрытую дверь. Ему было тяжело слышать ее всхлипы, крики за дверью, но он считал, что поступает правильно. Пусть это и жестоко, но он не даст ей совершить ошибку, о которой она будет жалеть всю жизнь.

— Послушай музыку, тебе полезно! — сказал он и включил громче классическую музыку, чтобы меньше слышать ее плач, который так бередил ему душу.

— Отдай мне телефон. Я должна позвонить Леше, — выкрикивала из последних сил Вика, стуча найденными тапками по двери.

Устав стучать в дверь и осознав, что сегодня ее никто не выпустит, Вика легла на кровать, и, сжавшись в комочек, горько заплакала.

Стуки прекратились, и воцарилась тишина. Максим выключил музыку и открыл осторожно дверь. Он увидел спящего ангела, который сейчас мирно спал, скорчившись на подушке. Увидев эту картину, улыбка коснулась его губ, и, взяв теплое одеяло, он бережно укрыл ее, поглаживая пряди ее темных волос. Погасив в комнате свет, он вышел за дверь.

Город накрыла ночь, унося с собой сложный день.

Глава 9

С восходом солнца и показавшимися утренними лучами черная иномарка остановилась возле многоэтажного дома в центре Москвы. Из машины вышел мужчина зрелого возраста в начищенных до блеска ботинках и в дорогом строгом костюме. Он открыл дверцу автомобиля и подал руку белокурой особе среднего возраста с точеной фигуркой, одетой от кутюр. Она грациозно пошла под руку с этим мужчиной, направляясь не спеша к дому:

— Все-таки, Петя, надо было Лешу предупредить заранее о нашем приезде. Вдруг он не один, с девушкой? — тяжело вздыхала она.

— Лена, перестань! Даже если это и так, то он сейчас спит в своей комнате. Зачем нам его будить? Мы пройдем в свою комнату, выспимся, а потом уже и пообщаемся.

Они открыли ключом дверь квартиры, прошли в комнату и обомлели от увиденного погрома в комнате: на полу повсюду валялись пустые бутылки от горячительных напитков, разбросанная одежда. В комнате стоял едкий запах, и Елена тут же принялась открывать окна.

— Что это? А где Леша? — испуганно спросила Лена, увидев своего мужа, озадаченного находкой белого порошка на столе.

— Проклятье! Щенок! — выругался Петр Барышников, понимая, что означало это белое вещество, оставленное на столе.

Лена устало ушла в свою спальню. Через некоторое мгновение раздался визг и вопль женщины:

— Что это такое? Убирайтесь с нашей постели немедленно! — кричала и прогоняла полуголых девиц легкого характера.

— Мама? — удивленно спросил, едва открыв глаза Алексей, и вмиг соскочил с постели.

— Как ты посмел на нашу с отцом постель уложить этих развратных девиц? — плакала от досады Лена. — Тебя невозможно оставить одного.

— Лена, успокойся! — гладил по голове всхлипывающую женщину муж. — Мы вызовем горничную, она наведет здесь порядок и все будет по-прежнему. Присядь, пока на диван.

Успокоив супругу, Петр, взяв за ухо своего сына, направил его к выходу:

— С тобой, сынок, пойдем, поговорим! — сказал он жестким тоном.

Они спустились в гостиную:

— Что это? — кричал разъяренный отец, показывая горку на столе.

— Я только попробовал и все, — быстро сказал Леша, бегая глазами.

— Значит так, мне надоело, что ты ведешь такой образ жизни, где все тебе сходит с рук. Ты не знаешь никаких проблем. Вечерами пропадаешь в клубах. У тебя последний курс. Ты ни о чем не думаешь. Пора взрослеть, мальчик мой. Чаша моего терпения лопнула. С этого дня ты начинаешь жить по-новому. Я блокирую все твои банковские карточки, забираю машину. Все свои «хвосты» будешь сдавать сам, деньги заработаешь сам.

— Отец, ты что такое говоришь? Ты же не можешь меня лишить всего. Ты мне предлагаешь добираться на метро? — испуганно спрашивал он.

— Да, да, — твердо сказал Петр. — Пока ты свободен, у тебя нет ни жены, ни ребенка, я не буду тебе ни в чем помогать. Ты будешь рассчитывать только на себя. Тебе все ясно? — грозно посмотрел на своего сына Петр.

— Да, — Алексей понуро отдал кредитные карты отцу и ключи от машины.

Он вышел из дома и направился пешком в бар.

Солнечные лучи разбудили Викторию, и она, открыв глаза, увидела перед собой поднос с завтраком и серьезного Максима.

— Доброе утро! Извини, что вчера так вышло. Вот завтрак и фрукты. Тебе нужно есть много фруктов, вчера прочитал.

Вика взглянула на него обиженным взглядом.

— Ты меня девять месяцев собираешься здесь держать взаперти?

— Нет. Вика, у меня к тебе есть предложение. Роди этого ребенка.

Она тяжело вздохнула и закатила глаза.

— Подожди, выслушай вначале, — промолвил он, чувствуя пыл Вики. — Роди этого ребенка для моей сестры.

Она приоткрыла рот от изумления.

— Мне, конечно, Леша говорил, что ты со странностями, но не до такой же степени. Как ты это себе представляешь? Зачем нужен чужой ребенок твоей сестре? Девять месяцев Леша меня не будет ждать.

— Вика, — умолял он, — вот видишь, ты сама в нем не уверена. Я обеспечу тебя всем необходимым. Пойду на вторую работу, оплачу тебе жилье, питание, витамины — все, что угодно, только не делай этого. Когда ты родишь и если не изменишь своего решения, моя сестра возьмет на воспитание этого ребенка. Прошу тебя, подумай об этом.

— Это что типа «суррогатная мама»? Кино смотрела такое.

— Можешь понимать это так. Кстати, вот, твой телефон, — протянул он ей сотовый телефон. — Так ты согласна?

Вика посмотрела на него задумчиво и услышала мелодию вызова.

— Вот видишь, Лешка звонит, а ты говорил, что я ему не нужна, — показала она с достоинством на свой дисплей телефона. — Алло! Леша!

— Вика, ты где? — послышалось в трубке.

Вика немедленно назвала адрес и, положив трубку, с улыбкой на лице сказала Максиму:

— Сказал, что за мной приедет и заберет меня отсюда, — радостным тоном сообщила она.

Эта фраза задела за живое Максима.

— Что стоишь? Отвернись, мне нужно переодеться, — сказала она застывшему Максиму.

— Но, как же так? Он вчера мне говорил, что ты ему не нужна. Ты ему поверила? Тебя не настораживает его резкая перемена к тебе? — никак не мог прийти в себя Максим, выходя из комнаты.

— Скажем так, ему нужно было просто осознать эту новость, — говорила она, надевая платье.

Раздался звонок в дверь и на пороге появился довольный Алексей с букетом цветов:

— Здорова! Она у тебя? — спросил он.

В этот миг он увидел сияющую Вику и, протянув букет цветов, сказал:

— Викуля! Ты прости меня такого дурака. Скажи, ты аборт сделала? — напряженно спросил он.

— Леш, нет. Я не смогла, — поджав губы, произнесла она.

Казалось, от этих слов он стал еще счастливей и, обняв ее, произнес:

— Вот и молодец! — поцеловал он ее в макушку. — Умница! Викуля! Ты согласна выйти за меня замуж? — спросил он и уже надевал на ее безымянный пальчик драгоценное кольцо.

— Лешка, конечно же, да! — вскрикнула она от радости, в то время как он с трудом пытался натянуть на ее пальчик кольцо.

Оторвавшись от объятий и поцелуев, они увидели подошедшего Максима. Вика показала ему ручку, на которой красовалось кольцо, и с гордостью произнесла:

— Макс, мы с Лешей поженимся.

— Да, а не слишком ли быстро? Вчера ты говорил, что она не нужна, сегодня стала вдруг нужна? С чего вдруг такая перемена? — пыхтел от несправедливости Максим.

— Макс, просто на меня подействовал твой разговор, и твои кулаки возымели силу. Спасибо тебе за это. Спасибо, что присмотрел за ней и не позволил ей сделать глупость. Ну что, мир? Будешь свидетелем на нашей свадьбе? — спросил Леха, протягивая ему руку.

— Нет. Я не верю тебе. Здесь что-то не так, — мотал головой в знак отказа Максим.

— Дело твое, — раздраженно сказал Алексей. — Вика, давай собирайся, я жду тебя на улице. У нас впереди столько дел. Нам нужно заехать в ЗАГС, к моим родителям, к твоим и готовиться к свадьбе. — Алексей быстро покинул квартиру.

Вика стала поспешно собираться, на ходу напевая мотив веселой песни, а Максим молча стоял у окна. На душе его было ужасно тяжело, оттого что девушка не может разглядеть, что это скорое замужество неспроста. Она не полюбит его никогда. Она теперь стала не просто девушкой друга, а теперь еще чужой невестой, а впоследствии и женой. Безнадежность.

— Максим, — отвлекла она его от мыслей, заставив повернуться к ней и снова увидеть эти зеленые глаза, которые не дадут ему ночью покоя. — Я пойду. Спасибо тебе за все. Благодаря тебе, у нас с Лешенькой будет полноценная семья с ребеночком. Макс, может, ты будешь нашим свидетелем на свадьбе, пожалуйста? — этот жалобный тон и печальный взгляд терзал ему душу.

Она причиняет ему боль, не ведая об этом. Если бы только она знала, как ему в этот момент было тяжело, но он окунулся с головой в омут ее изумрудных глаз, и лишь только смог сказать ей, мысленно подумав перед этим «Что же ты со мной делаешь?»:

— Хорошо, я согласен, — тяжело сказал он.

— Максим! — вскрикнула она от радости. — Ты будешь самым лучшим свидетелем! Спасибо тебе, ты настоящий верный друг! — сообщила она и коснулась его щеки, оставив легкий поцелуй, который заставил вздрогнуть и взволновать все его тело. Она ушла, оставив за собой легкий аромат духов и нестерпимую боль, которая поселилась в его душе от одиночества.

Глава 10

Посетив ЗАГС, и успешно подав заявление, Леша привел девушку к себе домой:

— Мам, пап! Это Вика — моя невеста. Мы любим друг друга и сегодня подали заявление, а еще у нас будет ребенок.

Немая сцена. Елена и Петр переглядывались друг на друга и с интересом разглядывали улыбающуюся счастливую девушку со странным говором.

— Здрасьте! — сказала, улыбаясь, Вика.

— Очень приятно, — по слогам произнесли замешкавшиеся родители.

В квартире почувствовался запах гари, который заставил застывших родителей прийти в себя:

— Катя! — вскрикнула Елена и запричитала на свою горничную. — Ты опять испортила пирог? Мы останемся без ужина сегодня?

— Ой, простите, Елена Владимировна! Пирог опять не удался, — выскочила Катерина — девушка с бледным лицом.

— Елена Владимировна! А давайте я вам помогу с ужином? — в тот же миг вызвалась на помощь Вика.

Через несколько часов вся семья Барышниковых сидела за столом и с наслаждением уплетала пирог, салат и курицу из духовки.

— Да, повезло тебе с невестой, сынок. Умница, красавица и готовит она превосходно! Катерина, я надеюсь, ты получила от Вики мастер-класс. Ну, Викуля, за тебя! — сказал Петр и поднял вверх бокал с красным вином. — Даже не верится, что я скоро стану дедушкой. Я счастлив! Я уверен, теперь мой сын станет умнее и возьмет компанию в свои руки, а мы с Еленой будем вам помогать. Какое счастье, что тебе встретился такой ангел! — с нескрываемым удовольствием поглядывал на невестку будущий свекр.

Всего за несколько часов Вика смогла покорить сердце родителей Леши своей наивностью, хозяйственностью и добротой.

— Ну, нам пора, — сказал Алексей. — Нам еще нужно к Викиным родителям ехать. У нас поезд.

— Леша, куда так спешить? — забеспокоилась Елена. — Оставайтесь у нас, завтра поедите. Тем более в Викином положении нужно беречься, спешка ни к чему.

— Нет, нам пора! — настойчиво сказал Леша. — Вика, ты можешь идти, а я догоню, — он выпроводил девушку за дверь и вернулся к родителям.

— Как она вам? — спросил Алексей с нескрываемой улыбкой.

— Хороша, даже слишком хороша для тебя. Я надеюсь, ты сейчас возьмешься за голову и больше ни Вика, ни мы не увидим, то, что наблюдали сегодня утром, — серьезным тоном сказал отец.

— Пап, мы просто с Викой поссорились, вот я и накуролесил.

— Надеюсь. Банковские карты и машину я тебе возвращаю. Можете жить на Рублевке, и работать будешь в моей компании. Да, каждый месяц я буду выплачивать тебе пособие. Мне для будущего внука ничего не жалко, — прослезился отец и обнял крепко сына.

— Спасибо, пап! — похлопал отца по плечу сын.

Петр ушел в свой кабинет, а Алексей направился на кухню выпить стакан воды:

— Бедная девочка! — грустно сказала Елена, сидя за столом на кухне.

— Почему это бедная? — удивился Леша, поставив стакан на место.

— Потому что ты ее не любишь. Материнское сердце не обманешь. Не нужна она тебе. Я же вижу. Леша, оставь ее! Не ломай девочке жизнь, — молила мать сына.

— Мам, перестань! С чего ты это взяла? Мы любим друг друга и у нас будет ребенок, — сказал раздраженно сын.

— Ты хоть сам в это веришь? Брак без любви не приносит счастья, — сказала напоследок сыну Елена.

Леша лишь только хмыкнул и покинул квартиру Барышниковых.

Ранним утром автобус остановился возле остановки «Васильки» и из автобуса вышла молодая пара. Молодой человек шел, катя чемодан, и вдыхал незнакомый ему воздух свежескошенной травы, озирался с недовольством на проходящих мимо коров, гусей, коз и незнакомых ему людей. Все это было для него так чуждо и не приносило никакой радости. Девушка, которая шла с ним, буквально подпрыгивала от счастья и с наслаждением вдыхала полной грудью этот знакомый воздух, дотрагивалась до всей проходящей живности и разговаривала с каждым человеком из деревни, приговаривая: «Это Леша — мой жених!». Она была счастлива.

Брюнетка, зайдя к своим родителям, представила своего жениха и, поговорив немного с родителями, ушла в комнату собирать вещи.

— Ладно, пойду я картошку выкапывать. У нас огород. Наемной силы нет, — сказал отец невесты и вышел из-за стола, покидая невеселого жениха.

Жених так и остался сидеть на своем месте, не соизволив помочь будущему тестю.

— Дочка! Ты его хоть любишь? Ну, быстро все как-то у вас. Несколько месяцев знакомы и уже свадьба. Ты бы хоть к нему присмотрелась, — говорила мать, помогая дочери складывать вещи.

— Наверное, это и есть любовь, — загадочно произнесла брюнетка, таинственно улыбаясь.

— Ладно, пойду вам баньку истоплю, — сказала Надежда Павловна, обнимая дочь.

— Мам, не надо. Леша сказал, что нам нужно ехать. Мы приехали позвать вас на свадьбу и сегодня же уезжаем.

— Как сегодня? Мы же толком с ним не познакомились. Ты что же так рвешься в свою Москву и не можешь побыть с родителями? — обреченно сказала мать, чуть не плача. — Изменилась ты, дочка. Другая стала.

— Мам, — стала обнимать пригорюнившуюся женщину и гладить рукой по волосам.

— Вик, ну ты скоро нет? Нам ехать нужно, — зашел в комнату Леша, прервав разговор двух женщин.

— Леша, а давай еще на денек останемся? — промолвила Вика. — Я по родителям соскучилась.

Оставаться в этой деревушке у него не было никакого желания. Ему хотелось как можно быстрее покинуть это нецивилизованное общество.

— Нет, ты что? У нас в Москве столько дел. Мне нужно входить в курс дел компании отца, а родители приедут к нам на свадьбу. Вот там и увидишься. Все, поехали! — быстро сказал он, выхватывая сумку из ее рук, и направляя девушку к выходу.

Ничего не смогла сказать Леше Вика, она лишь последовала за ним, замечая на себе укоряющий взгляд матери и отца, которые толком даже не простились с дочерью.

— Все, ушла от нас Викуленька! — заплакала горько Надежда Павловна на плече мужа.

Красивая невеста сидела перед зеркалом в белоснежном платье, в то время как ее подруга Лиза прицепляла ей фату:

— Ай, Лиза! Больно же! — вскрикнула от боли Вика и коснулась своей макушки головы — Смотри, у меня даже кровь пошла.

Вика показала свою ладонь, на которой были капельки крови.

— А что ты хотела? — кипела от злости Лиза, стоя в вечернем платье. — Хочешь быть красивой невестой, терпи. Вообще тебе повезло, не успела приехать в Москву, такого жениха себе отхватила. Будешь богатой женой, жить на Рублевке припеваючи. Ты прям, как золушка. Такой куш отхватила. Не каждая так может, — с обидой в голосе говорила Лиза.

— Да, с Лешей мне повезло. Я сама не думала, что выйдет так, — улыбнувшись, скромно сказала Вика.

Раздался гудок подъезжающей машины, и Лизка, спохватившись, побежала к выходу:

— Все, подъезжают! Бегу, я же свидетельница. Без выкупа тебя не отдам.

Выкупив невесту, все поехали в ЗАГС, и под марш Мендельсона Вика и Леша произнесли заветное: «Да» и, обменявшись обручальными кольцами, стали танцевать первый их совместный танец.

— Как ты думаешь, долго продлится их брак? — шептала Лиза, обращаясь к свидетелю.

— Понятия не имею, — устало сказал Максим.

— Кстати, я удивлена, что ты вызвался в свидетели. По-моему, вы сейчас с Лешей не дружите.

— Вика попросила, я не смог отказать, — сухо сказал он, наблюдая, как прекрасная невеста кружится в танце. — А ты?

— Леша уговорил, — призналась Лиза.

После прогулки по Москве, все отправились в дорогой ресторан, где продолжили отмечать торжество. Шикарный ресторан, изысканные блюда, напитки, мыльные пузыри, светомузыка, которая переливала разноцветными огнями молодых. Торжество прошло прекрасно. Были крики «Горько!», танцы, развлечения, торт. Праздник подходил к концу. Вика и Леша сливались вместе в танце и душевно разговаривали между собой. В один момент Вика краешком глаза заметила, как Максим вышел из-за стола и стал собираться к выходу из ресторана:

— Леша, там, кажется, Максим уходит, — обеспокоено заговорила она. — Пойдем его проводим?

— Ну уходит, и уходит. Подумаешь. Хочешь, провожай, а я не пойду, — говорил захмелевший Алексей.

Вика устало вздохнула и побежала к выходу.

— Максим! — запыхаясь, произнесла она, догнав его возле дверей. — Ты уже уходишь?

— Да, мне пора. Торт мы продали, букет брошен, подвязку я поймал, — сказал он, улыбаясь, покрутив на пальце ее кружевную с розовой ленточкой подвязку, которая совсем недавно была снята с ее стройной ножки. — Моя роль свидетеля закончилась, — с некоторой долей грусти произнес он, заглядывая в ее такие манящие глаза. Никогда он не видел такой прекрасной невесты, и ему было тяжело быть свидетелем этого пиршества.

— Максим, спасибо тебе! Знаешь, я столько свадеб видела, а такого свидетеля, как ты не сыскать. Ты справился с этой ролью на пять с плюсом! — сияла она от счастья, заглядывая в серую дымку его глаз.

Наступило молчание. Легкий ветерок коснулся ее плеч, и наступило время расставаться.

— Ну, я пойду. Ты уже замерзла, наверное, да и гости заждались, — неловко переминаясь с ноги на ногу, произнес он. Затем он взял ее за руку и коснулся легонько губами ее тоненьких прохладных пальчиков. — Будь счастлива, Вика! Прощай! — горько произнес он и оставил ее в легком смятении.

Он уходил, а она смотрела ему вслед и ждала, что он обернется, но он так и не обернулся.

Дождь барабанил по крышам. Открыв ключом дверь, мужчина неслышно зашел в квартиру, шатаясь от принятой внутрь дозы алкоголя. Не включая свет, он сел на пол, облокотившись на стоящий рядом диван, и закрыл глаза, пытаясь забыть о сегодняшнем дне. В руках у него была бутылка с горячительным напитком, который хоть капельку согревал его душу и приносил небольшое спасение до завтрашнего утра. Внезапно послышались шаги, и темноволосая женщина присела рядом с ним:

— Максим, что случилось? Почему ты в таком виде? — волнуясь, спрашивала его мать, глядя на понурого сына.

Никогда она еще не видела Максима таким изрядно пьяным и тоскливым.

— Мама! Я люблю ее! — уставившись в одну точку, произнес он. — Скажи, чем я плох? Что во мне не так?

— Максим, ты замечательный! Кто она? О ком ты говоришь? — пыталась разузнать правду у такого скрытного сына мать.

— Вика. Мам, я полюбил чужую невесту. Сегодня я был на ее свадьбе. Знаешь, кем я там был? Свидетелем, — рявкнул Максим. — Я помогал ее выкупать, ездил с ними на лимузине, кричал им «Горько!» громче всех, произносил тосты, зажигал вовсю. Как мне вырвать ее из своего сердца? — его голос сорвался, и он закрыл лицо ладонями, скрывая свои накатившие слезы от мучительной боли.

— Максим, — прижала она его к себе, — тебе нужно это пережить. Не все то золото, что блестит. Многие девочки не замечают таких хороших парней, как ты. Они покупаются на красивую оболочку, не обращая внимания на то, что находится внутри. Я уверена, ты найдешь свое счастье. У тебя еще будет девушка. Ты забудешь эту Вику и будешь счастлив, а сейчас тебе нужно поспать, осмыслить все и пережить этот вечер.

— Да, ты права, — устало сказал он. — Все худшее позади. Свадьба сыграна. Ты извини, что я тебя разбудил. Не волнуйся, я посижу еще немного и пойду в свою комнату.

Мария кивнула и, поцеловав сына, произнесла, уходя:

— Доброй ночи, сынок!

Он снова остался один. Наедине со своей печалью, грустью и воспоминаниями о провинциалке.

Где-то на Рублевке под шум дождя сидела на большой кровати девушка в шикарном белоснежном свадебном платье и с тоской смотрела на ее новоявленного мужа, который сладко спал от большого количества алкоголя, выпитого на собственной свадьбе, и даже не удосужился раздеться на брачном ложе. Вокруг нее были лепестки роз, зажженные свечи, фрукты, шампанское — все, чтобы эта ночь стала незабываемой, но эта брачная ночь не состоялась. Брачная ночь оставила в одиночестве невесту.

Глава 11

Прошло полгода.

Весна вступала в свои права и отогревала солнцем замерзшую природу от студеной зимы. Наступила оттепель, но только не в жизни наших героев.

За эти полгода Вика вкусила все прелести богатой, красивой жизни, о которой люди могут только мечтать. Они с Лешей по-прежнему жили в роскошном особняке на Рублевке. Леша стал заместителем отца в управлении банка. Его бизнес развивался и расширялся. Отец каждый месяц выдавал ему пособие, лишь бы Вика ни в чем не нуждалась с малышом. Он настолько грезил о внуке, что готов был написать завещание и оставить все свое состояние еще неродившемуся малышу.

А как в это время жила в браке Вика? Первый месяц она наслаждалась беззаботной жизнью. Она ходила по бутикам, коротая время, пока Леша не придет с работы.

Второй месяц она провела в изготовлении кулинарных блюд. Каждый день она готовила какие-нибудь кулинарные изыски, но Алексей приходил домой поздно и чаще всего отказывался от всего. Он обычно ужинал в ресторанах.

Третий месяц совместной жизни принес отчуждение. Вика стала замечать, что Леше она становится не интересной и не желанной, как женщина. Он просто приходил домой выпивший и заваливался спать. Ни поцелуев, ни ласки, ни теплоты. Ей не помогало ничего: изысканное белье, ужин при свечах. Все это было впустую. С каждым днем он все меньше и меньше прикасался к ней, желал ее. Она это чувствовала и понимала.

На четвертый месяц Вика располнела, все-таки беременность сказывается на фигуре. Теперь она уже себя считала виноватой во всем. Она пыталась сохранить брак как могла, но с каждым разом все меньше и меньше это получалось.

Пятый месяц она провела за чтением книг. Она прочитала всю библиотеку в доме от мучительного одиночества. Она с тоской смотрела на людей, которые гуляли парами, а она днями и ночами страдала от одиночества. Одиночество сжигало ее изнутри. Соседи, которые находились на Рублевке, ее не понимали, а она не понимала их. За глянцевыми фото из журнала и красивыми интервью о счастливой семейной жизни скрывались скандалы, крики, измены. Леша говорил, что все так живут, и она ему охотно верила и считала, что это и есть счастливый брак, который всячески она пыталась сохранить.

Шестой месяц — полное отчуждение и непонимание друг друга. Алексей и Виктория поняли, что они совершенно разные. Настолько разные, что они не могли найти общих тем для разговора. Вика все чаще вспоминала свои Васильки и тосковала по родителям, а Леша все чаще уходил из дома от нелюбимой женщины, с которой ему приходится просто существовать рядом. Он заводил интрижки, приходил домой нередко пьяным, стал грубым, мог прикрикнуть на нее, а Вика все терпела и боялась себе признаться, что брак не удался и трещит по швам. Со стороны она походила на кроткую прислугу, которая покорно слушает мужа.

Вечер. Вика утюжила рубашку Леши, а ее муж в это время полностью был погружен в ноутбук.

— Леш, а ты знаешь какой завтра день? — кротко спросила она.

— Вик, не говори загадками. Какой? — раздраженно спросил он.

Его раздражал этот ее уральский говор.

— У меня завтра день рождения, — промолвила она, поджав губы.

— Точно! Устроим вечеринку: Толик, Леха, Димон, — воодушевленно затараторил он.

— Подожди, а мои родители? Лешенька, можно мои родители приедут к нам? Я их со свадьбы не видела.

— Нет! Это исключено, — он не хотел видеть ее родителей, потому что они могли ей открыть глаза, что так люди не живут — это несчастный брак. В его планах было дотянуть до рождения ребенка, а там развестись и отдать малыша его родителям.

— Ну, тогда, разреши мне съездить к ним, пожалуйста, — взмолилась Вика.

— Ты в своем уме? — прикрикнул он на нее. — Ты — жена богатого человека, будешь разъезжать по деревням. Нет и точка! — жестко сказал он.

— Но почему? Я скучаю по родителям. Мне одиноко в этом большом доме. Я так давно там никого не видела. Манечка — коровка моя, — всхлипнула Вика.

— Что за бред какой-то? — выругался Алексей. Его раздражало, когда она говорила о своих корнях. — А если ты родишь там? Совсем мозги отшибло?

— Леш, так ведь там баба Катя может принять роды, — искренне говорила Вика.

— Не зли меня лучше! Я сказал: «Нет», значит, нет! — рявкнул Алексей. — Рубашку погладила?

— Вот, — подала она ему сорочку.

— Лешенька, может, сходим куда-нибудь, а? — она посмотрела ему в глаза, но нашла лишь его отчужденный, холодный взгляд.

— Вот куда мы можем сходить с твоим пузом? В клуб, казино, куда? — кричал он.

Вика прикрыла большой живот ручкой и несмело предложила:

— Можем просто погулять.

Раздался вздох и послышался шелест купюр.

— Вот, иди сходи в магазин и купи себе чего-нибудь. Отдохни, развлекись, а я устал пахать на нас троих.

— Мне не нужны деньги. У меня все есть. Мне нужно твое внимание.

— Тебе нужно внимание, а мне нужен покой. Я пашу, как проклятый, каждый день, в то время как ты сидишь дома, а вечерами меня встречаешь с истериками о своих Бережках, Васильках как там их. Ты хорошо пристроилась, тебе заняться нечем, а я должен работать, как вол.

Алексей оделся и подошел к входной двери.

— Ты куда? Я пирог испекла, останься, — кинулась она к нему.

— На работу, — буркнул он недовольно.

— Но ты ведь только что пришел, уже поздно, — взмолилась она.

— А как ты хотела, моя дорогая? Хочешь красивой жизни и хочешь, чтобы я всегда был рядом? Не бывает такого. Приходится всегда выбирать. В данном случае ты при деньгах, но без внимания мужа. Пора тебе смириться с этим, все так живут.

— Ты меня не любишь больше? — едва слышно спросила она, посмотрев на него грустными глазами.

— Вика, — тяжело вздохнул он, — какая же ты глупая! Любви нет. Она есть в первые месяцы, а этот этап мы с тобой уже прошли. Любовь превращается во взаимоуважение. Буду поздно, — чмокнул в щеку он окаменевшую жену. — Кстати, ты давай готовься к завтрашней вечеринке.

— Леш, — задержала она его в дверях, — это мой день рождения и я бы хотела, чтобы пришли на вечеринку не только твои, но и мои друзья тоже.

— Это кто же? — поинтересовался он.

— Лиза и Максим, — это те люди, которых я знаю в Москве.

— Ладно, твоя взяла. Хочешь, приглашай.

Леша скрылся за дверью, а Вика стала набирать номера телефонов своих друзей.

Молодой человек явился поздно домой: учеба, работа. Все это отнимало у него силы и время. Усталый, он прошел на кухню, где находилась его мать. Она смотрела какой-то журнал и, увидев сына, улыбнулась:

— Вернулся. Сейчас ужинать будем, — она встала из-за стола и начала разогревать ужин. — Красивая жена у твоего сокурсника Алексея, и любовь у них, как в сказке.

Максим изменился в лице:

— С чего ты взяла?

— Да вот тут все написано, — протянула она ему журнал.

На развороте журнала красовалась в обнимку пара со счастливыми улыбками и надписью: «Мы нашли друг друга и счастливы!»

Он узнал ее, эту темноволосую брюнетку невозможно было забыть. Максим взял в руки журнал и стал вчитываться в каждую строчку интервью. Сердце его бешено стучало, а душа не хотела верить всем этим красивым словам о безмерном счастье супругов. Прочитав статью, он отбросил журнал на стол, пытаясь избавиться от напоминания о девушке, которую так и не смог забыть за все это время. Он молча отправился в свою комнату, сжимая кулаки от досады.

— Максим, ты куда? А ужин? — крикнула вслед ему Мария.

— Не хочу, — упавшим голосом сказал он.

Он ненавидел себя за то, что так и не смог вырвать ее из своего сердца. Напрасны были знакомства с новыми девушками, в каждой из девушек он искал ее: такую милую, наивную, добрую Вику. Он искал ее глаза, ее улыбку, но сердце молчало и ждало встречи с брюнеткой, и он снова оставался один со своими мыслями и неразделенными чувствами к провинциалке.

Его раздумья прервал звонок, и на дисплее высветилось: «Вика». Он долго смотрел на вибрирующий телефон, который находился на краю стола и захлебывался, пока хозяин раздумывал о важности телефонного звонка. Силы его не выдержали, и, взяв телефон, он произнес будничным тоном:

— Алло!

И снова он услышал ее ласковый голос. Спустя полгода.

Глава 12

Весенний день ознаменовался для Максима суетой и спешкой. Конечно же, он не смог отказать Вике и снова согласился увидеться с ней и прийти на ее день рождения. Он наглаживал свой костюм, начищал туфли до блеска, чтобы не упасть в грязь лицом перед этими богатыми людьми. С волнением и трепетом он ждал этой встречи. Зайдя в цветочный магазин, Максим выбрал не розы, а дивные, весенние тюльпаны. Мысленно он был готов к проявлению перед ним чувств Вики и Леши, изысканной обстановке, но позвонив в дверь дома, он увидел совсем другую картину.

Полдень. Алексей открыл дверь и изумился:

— О, какие люди! — еле связным языком от принятого на грудь алкоголя произнес он. — Проходи!

Вид его был помятым: наполовину расстегнутая рубашка, щетина.

Пройдя в дом, Максим заметил большой накрытый стол, за которым сидели ему неизвестные парни, лишь только Лизу он смог узнать, а именинницы не было видно.

— А где Вика? — спросил Максим.

— Вика, на кухне. Где ей еще быть? — с иронией сказал Алексей и закричал. — Вика! Сколько можно тебя ждать? Что ты как черепаха ползаешь?

В этот же момент появилась Вика. Она подошла к столу и, поставив очередное блюдо на стол, вдруг увидела Максима:

— Привет! — с таинственной улыбкой произнесла она.

Он ожидал, что перед ним по лестнице спустится грациозная леди, а вышла все такая же милая брюнетка с волнистыми локонами в свободном платье, из-под которого выглядывал округлившийся большой животик.

— Это тебе, — Максим застенчиво протянул ей букет цветов.

— Спасибо.

Она скромно приняла его цветы и вдохнула их весенний аромат.

Максим сел за стол, а вскоре присоединилась и Вика. Он не мог оторвать от нее глаз. Казалось бы, такой радостный день, а ее глаза окутаны необъяснимой печалью.

— Друзья! — выкрикнул Алексей и встал из-за стола. — Мы сегодня собрались…

Возникла пауза.

— А для чего мы здесь собрались? — пытался вспомнить Леша.

Вика с обидой посмотрела на Лешу и, увидев пустоту в его глазах, скрывая слезы от всех присутствующих, выбежала из-за стола и направилась в сторону кухни.

— Вика, ты все равно на кухню побежала, захвати бутылку текилы.

— Идиот! У нее день рождения, а ты, — прошипел от злости Максим, взяв Леху за грудки.

— Полегче. Ты — гость все-таки, не забывайся!

Максим отшвырнул своего бывшего друга и отправился на кухню.

Слезы катились по ее щекам, и она не могла поверить, что он так и не смог вспомнить, что у нее сегодня — день рождения. С самого утра он появился перед ней в нетрезвом виде со своими друзьями и ни слова не сказал о ее дне рождения. Хорошо, что многие ее не знают, исключая Лизу и Максима, меньше краснеть придется. Услышав чьи-то шаги, она открыла кран с холодной водой и стала быстро вытирать свои слезы, чтобы никому не показывать своего печального вида.

Шаги стали ближе. И, открыв холодильник, она почувствовала за спиной мужское придыхание:

— Леша, текилу просил, — сказала она, замешкавшись, доставая бутылку из морозилки.

Максим выхватил из ее рук ледяную бутылку и посмотрел на нее с укоризной:

— Значит интервью, фотографии — одно, а на деле совсем другое, да?

— Здесь все так живут, — призналась Вика.

— И что тебе нравится так жить с мужем-алкоголиком, который считает тебя прислугой? — спросил серьезно он ее.

— Не смей так говорить! — вспыхнула Вика. — Леша, он много работает, днями и ночами, и поэтому он забыл о моем дне рождения.

— А ты не думала, что он тебе изменяет? Невозможно сутками работать и не обращать внимания на жену.

— Хватит, перестань! Леша он не такой, — оправдывалась Вика, — все равно любви нет, как он говорит, мы прошли этот этап и сейчас между нами взаимоуважение.

— Что? Что за бред он тебе внушил? — он был поражен словами Вики, руками он обхватил девушку за плечи и развернул к себе: — Вика, любовь есть. Она существует. Пойдем со мной, я покажу тебе другую жизнь. Новую, счастливую жизнь, — он взял в ладони ее личико и посмотрел пристально в ее зеленые, испуганные глаза. — Вика, я…

Он не понимал, что своим поведением в этот момент переступает грань между дружбой и чем-то большим. Он прикасался руками к ее желанному телу, проводил костяшками пальцев по ее нежному личику, вдыхал яблочный аромат ее волнистых волос и все больше и больше он не мог сдержать свой напористый пыл. Сердце его учащенно забилось, Вика замерла, и его губы уже находились в нескольких миллиметрах от ее приоткрытых губ. Девушка спохватившись, резко отвернулась и дала ему пощечину, тем самым охладив его пыл:

— Ты что себе позволяешь? — тяжело дыша, спрашивала она, заикаясь, — Я… Я… Замужняя девушка и жду ребенка, а ты бесцеремонно меня трогаешь. Леша — мой муж, не забывай об этом.

— Вик, прости! Я просто давно тебя не видел, соскучился и немного вышел за рамки дозволенного, — схватился за голову Максим, пытаясь отыскать оправдание своему поступку.

— Надеюсь этого больше не повторится, и ты будешь держать себя в руках, — волнуясь, произнесла она.

Максим кивнул.

— Вик, я хотел тебе подарок вручить.

— Дари, — краснея, сказала она. Ей было неловко смотреть ему в глаза после того, что произошло. — Только без рук.

— Хорошо. С днем рождения! — он положил бархатную коробочку на стол и направился к выходу.

Вика открыла коробочку и увидела цепочку с милым кулоном в форме ангелочка. Она по-детски улыбнулась, глаза засияли и, обернувшись к уходящему Максиму, произнесла:

— Спасибо, Максим.

Почему-то ей было так приятно, что он пришел, подарил ей этот милый подарок, прикасался к ней. Снова эти мысли заставили ее покраснеть, а ее тело трепетать от восторга. Девушка с улыбкой надела кулон и отправилась за стол.

Тем временем гости тоже не скучали. Алексей находился в беседке и курил сигарету, а стоявшая неподалеку от него Лиза составила ему компанию:

— Хорошо же ты пристроился, Лешенька: деньги, слава, бесплатная прислуга. Интересно, а Вика знает, что ты каждый месяц получаешь денежное вознаграждение за проживание с ней?

— Что? Откуда ты это знаешь? — округлились глаза у Леши, он немедленно грубо схватил ее за руку: — Ты не скажешь ей ни слова, понятно?

— Ты же мне сам разболтал об этом на свадьбе. А что мне будет за мое молчание? Как думаешь, как повернулась бы ее судьба, если бы я не солгала ей тогда про Макса? Ты только представь, если я ей расскажу обо всем, о том из-за чего ты с ней живешь, она же кинет тебя и ты — мой дорогой, останешься ни с чем, — злобно усмехнулась Лиза и вскрикнула: — Вика!

— Замолчи! Что ты хочешь: деньги, тряпки? Что? — рвал и метал Алексей.

— Лешечка, не все продается и покупается, — она провела пальчиками по его шее. — Мне нужен ты. Я хочу, чтобы мы провели эту ночь с тобой вместе.

— Что? Ты спятила? Я не могу с тобой спать, ты — моя подруга.

— Опомнись, дружбы между мужчиной и женщиной не бывает. Ты всегда мне нравился, и что мне доставалось? Рассказы о твоих похождениях или еще хуже мне пришлось отдать тебя этой дуре — Вике.

— Послушай, Лиза, ты хочешь, чтобы я изменил Вике? Я не могу, — в голове никак не укладывался это шантаж Лизы.

— Не строй из себя примерного семьянина. Ты изменяешь ей направо и налево, я об этом прекрасно знаю. Может быть, тебе еще и понравится? Выбирай: либо я ей сейчас все рассказываю, либо этой ночью ты будешь моим, — настойчиво произнесла она.

— Хорошо, я согласен, — тяжело вздохнул Алексей. Спать с лучшей подругой ему не очень то, и хотелось. Вернее он не мог представить, как это может быть. Но и терять деньги ему тоже не хотелось. Если Вика от него уйдет, он лишится всего: дом, машина, деньги. Нет, он решился пойти на эту аферу. — Ну, ты и чертовка! В доме полно народу, как ты себе это представляешь?

— Не кипятись. Я же не требую этого прямо сейчас от тебя. Ночью, когда все уснут, мы с тобой встретимся в предбаннике, — с нескрываемой улыбкой произнесла она, глядя на обескураженного Алексея.

— Лиза, ты меня звала? — вдруг подошла к ним Вика.

— Ах, да! Я хотела у тебя спросить рецепт салата. Очень понравился! — мило защебетала Лиза, отводя подругу в дом.

Леша быстро потушил сигарету и отправился к гостям.

Глава 13

Поздний вечер укрыл сверкающими звездами дом на Рублевке. Праздник медленно подходил к концу, и Вика готовила комнаты для гостей.

Она снова услышала чьи-то шаги, и резко обернулась, заканчивая стелить постель.

— Я постелила тебе здесь, — замешкавшись, произнесла она, опуская голову, встретившись с пристальным взглядом Максима.

Он осторожно прошел в комнату, пропуская девушку к выходу.

— Вик, скажи мне: ты счастлива? — этот вопрос застиг ее перед выходом из комнаты и застал ее врасплох.

На этот вопрос она сама не могла ответить, ведь она представляла семейную жизнь совсем другой. Единственные мысли, которые грели ее душу, были такими: скоро она родит ребеночка, восстановит свою прежнюю фигуру и Леша посмотрит на нее, как когда-то раньше.

— Я не обязана тебе отвечать на этот вопрос, — сухо ответила она.

— Значит, нет. Почему ты боишься сама себе признаться, что этот брак был ошибкой? — не унимался Максим.

Его слова задели ее за живое. Почему он задает такие вопросы, которые она гонит от себя прочь? Ей стало страшно, что он оказался единственным человеком, который смог прочитать ее «тайные мысли». Почувствовав опасность, она начала обороняться.

— Кто ты такой, чтобы я перед тобой отчитывалась? Ты мне — никто! Как ты смеешь задавать такие мне вопросы? — она стала нервничать и ходить кругами по комнате, кипя от злости. — Вообще, знаешь что, уезжай завтра отсюда, чтобы я тебя здесь не видела, — выкрикнула она сгоряча.

— А что завтра-то, Виктория? Я могу хоть сейчас, — запыхтел Максим, собираясь.

— Сейчас не стоит, уже поздно, — она испытывала к нему двойное чувство. С одной стороны, ей было приятно его общество, а с другой стороны, эта его бестактность и прямолинейность приводила ее в ступор.

— Нет, уж, ты разберись вначале в своем отношении ко мне, то ты умоляешь меня приехать, теперь гонишь. Как мне тебя понять? — не унимался Максим.

Она и сама себя не могла понять. Выход был только один: закончить как можно скорее этот разговор и уйти из этой комнаты.

— Макс, ты меня сегодня утомил. Не забывай, я беременна, и мне нельзя волноваться. Спокойной ночи! До завтра! — приложив руку к округлившему животику и взглянув на него изумрудными загадочными глазами, она поспешно вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Он снова потерпел поражение, и, прислонившись лбом к двери, тихо сказал с отзывающей болью в голосе:

— Вика, как ты не поймешь, ведь я люблю тебя!

Эти слова он усиленно таил от нее, скрываясь за маской холодного, бестактного мужчины.

Полночь. Стало тихо в доме на Рублевке. Везде был погашен свет. Каждый находился в своей постели и видел свои сны. Брюнетка тяжело перевернулась на другой бок и удивленно произнесла, почувствовав недоброе:

— Леша! — в ответ была тишина, хотя совсем недавно они легли спать вместе.

В комнате Алексея не было. Вика быстренько надела халат, накинула на плечи теплый палантин и, сунув ноги в тапки, отправилась искать своего мужа.

Звездное небо навевало юноше один путь: уйти из этого дома как можно скорее. Слишком тяжело и больно было ему находиться рядом с ней. Он не смог ее забыть даже спустя полгода. Он корил себя, винил, но так и не смог справиться со своими чувствами. Если бы она только знала, если бы она только чувствовала то, что он испытывал к ней, но нет, глаза ее были холодны, мозг ее по-прежнему затуманен Лешей. Не помогло ни время, ни расстояние. Ничего не помогло.

«Да пошло оно все!» — сгоряча подумал Макс, и потушил сигарету во дворе дома.

Внезапно в ночной тиши он услышал женский вскрик, а затем небольшой грохот. Он отправился на звуки, которые разносились неподалеку. Эти звуки привели его к дверям бани. Открыв дверь, он был изумлен, увидев Леху с Лизкой, которые страстно целовались, закутавшись в одну простынь:

— Ну ты и сволочь! — прошипел Максим.

Парочка оторвалась друг от друга, и испуганно посмотрела на вошедшего Максима.

— Все, с меня хватит! Я сейчас же все рассказываю Вике и забираю ее из этого дома, — злостно отчеканил Макс и направился к выходу.

— Стой! Я не думаю, что она тебя сможет полюбить после того, как потеряет ребенка по твоей вине. Она тебя возненавидит, — запыхавшись, быстро произнес Алексей, на ходу одеваясь.

— Что? — окаменело сказал Макс, стоя возле двери.

— Да, у Вики плохо проходит беременность, и она в любой момент может потерять ребенка. Макс, подожди до рождения ребенка, а там я с ней разведусь. Она будет твоей. Я тебе обещаю. Просто ее нельзя сейчас волновать, — по-дружески говорил Алексей.

Макс с презрением посмотрел на когда-то бывшего друга и вздрогнул, услышав неподалеку знакомый голос:

— Леша, где ты? Ты здесь? — она ходила по двору и искала своего ненаглядного мужа.

Макс подошел к двери и, ухватившись за ручку, стал открывать ее решительно:

— Макс, сделай это ради нее, — трусливо говорил Алексей возле порога.

— Мразь! — рявкнул Макс, едва сдерживаясь.

Он вышел за дверь и снова их взгляды встретились друг с другом. Она удивилась, увидев его в ночной тиши:

— Опять ты? Почему не спишь? — недовольно спросила она.

— Да вот, не спится что-то, — сказал он, пытаясь прийти в себя от увиденного и услышанного ранее. — А ты почему не спишь?

— Я Лешу не могу найти. Макс, ты не знаешь где он? — взволнованно спросила она.

— Твой Леша… — произнес он, хватаясь за голову и пытаясь принять правильное решение. Несмотря на пронизывающий холод, он весь взмок, думая, что сказать. — Он…

Глава 14

Он посмотрел на нее и увидел такую беззащитную, милую девушку с округлившимся животиком, а ее глаза молили о помощи. Он не смог устоять и, сделав глубокий вдох, он решился и сказал:

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Провинциалка предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я