Техномагия и другие превратности судьбы

Алекс Найт, 2019

Я встретил свою истинную пару на отборе. Мы провели вместе лучшую ночь в моей жизни, а на утро девушка исчезла. Вскоре выяснилось, что этой же ночью известный вор по кличке Безликий совершил во дворце очередное дерзкое ограбление. Как связаны эти события? И где теперь искать строптивую пару?

Оглавление

Глава 1. Счастливая встреча

Отбор этого квартала впечатлял масштабами. Я стоял на балконе второго уровня зала и рассматривал эту пеструю толпу, подсвеченную светом парящих над потолком осветительных кристаллов. Кого здесь только не было. В основном люди, но мелькали и сирены, оборотни, даже шаари. Внешние данные на любой вкус: темненькие, рыжие, светловолосые, худые, рослые, полненькие. На любой вкус, но для меня вся эта толпа разряженных девиц сливалась в неясное пятно. Какой по счету это отбор? Сороковой? Пятидесятый, может, сотый? Девушки участвовали в них в желании стать единственной кого-то из Стражей Мира, неутомимых воинов, арканов. А мы просто пытались выжить.

— Я сломала каблук! — раздался внизу истеричный вопль.

Мимолетно прикрыл глаза, тяжко вздохнув. Как мне все это надоело, кто бы знал.

— Как тебе отбор? — ко мне подошел мой брат Эрикес.

Он оперся на балюстраду балкона, оглядывая девушек довольным взглядом гранатового цвета глаз. Волосы заплетены в сложную косу. Бордовый с черным костюм сидел по фигуре. Вырядился, как на праздник.

— Как обычно, — отозвался я, почти не придав значения его приходу.

— Что за настрой? Уверен, внизу тебя ожидает твоя единственная.

— Конечно. Именно в этом году мне повезет, — язвительно пробормотал.

Наверное, только сейчас я осознал, как погряз в управлении страной, забыв о своих желаниях. Закостенел, устал, потерял желание продолжать. Идет очередной отбор, но женщины меня даже не заинтересовали. Может, слишком долго я живу на этом свете? Хотя, что это я? Девяносто пять лет еще далеко не старость для аркана.

Наш народ прибыл в этот мир двадцать лет назад в поисках спасения. Но Великий взрыв уничтожил открытый нами портал, не дав перейти остальным жителям. По эту сторону остались воины, а в умирающем мире — женщины, дети, простые жители, в том числе ученые, способные открыть новый переход. Так что на мои плечи легла непосильная задача по возрождению расы арканов в новом доме. Магия этого мира сыграла с нами злую шутку, вынуждая искать свою истинную пару. Для того и нужны эти отборы.

— Что ты такой хмурый? В последнее время ты вечно такой.

Надо же, младшенький замечает что-то помимо своей персоны. Вот откажусь от управления в его пользу, посмотрю, как часто он будет улыбаться. Эта мысль внезапно показалась заманчивой. Может не на постоянной основе, но что если временно отойти от дел? Заняться чем-то по душе. Если бы я еще знал, что мне придется по душе.

— Тебе просто нужно выпить и выбрать себе девушку, Кайрус, — брат перекинул руку через мое плечо и потянул прочь от балкона.

Эх, если бы проблемы действительно решались спиртным, я бы не просыхал после излияний. Но сегодня настроение было весьма унылым, так что я даже каким-то образом поддался на уговоры брата. И явно выпил лишнего.

***

Царил поздний вечер, когда Эрикес потащил меня в гостевое крыло, где разместили девушек. Каждой здесь выделили отдельную комнату, которую посещали арканы. Оборотни искали истинную пару по запаху, нам же такая роскошь недоступна. Пару мы могли определить единственным способом. Только с ней мы способны излить семя. В своем мире мы могли контролировать весь процесс, здесь же какие-то механизмы сдвинулись. Вот и приходилось пробовать с кучей девушек в надежде найти ту единственную. Шутка ли, обойти сотню девиц?

Может, конечно, это связано с тем, что мы близки к оборотням. Но думается мне, это наказание местных богов, разъяренных нашим вторжением, в результате которого была полностью уничтожена раса тессианцев-техномагов. По мне, так именно из-за нежелания тессианцев пропускать нас в этот мир погибли они сами, а большинство жителей нашего мира не смогли пройти через портал.

Исследования в этой области велись. По статистике, избранные девушки еще и привлекали внешне. Большего ученые не добились. Лишь строили предположения о смещении поля планеты после взрыва, сбоя в организме арканов из-за перемещения и прочего. Причины изменения механизма зачатия так и не нашли. Так что приходилось искать пару методом проб и ошибок.

— Светленькие на этаж выше, здесь темненькие. Рыжие внизу, — Эрикес вещал о новшествах, что ввел для отбора. Лучше бы он с таким же энтузиазмом занимался государственными делами.

Девушек только разводили по комнатам. Воины успели присмотреться и ждали, когда распределение завершится. Найти свою единственную я уже и не надеялся. Но провести приятно время был не против. Да и мне по сути почти все равно с кем. Потому выбрал комнату, возле которой не толпились взбудораженные отбором арканы.

Дверь открылась моментально, стоило поднести к инфопанели свой идентификационный браслет. Магические потоки этого мира можно было использовать только с помощью технических артефактов. С гибелью тессианцев техномагия пришла в упадок. Население планеты активно осваивало сложное ремесло, потеряв сильнейших техномагов, и в последние годы техномагический прогресс набирал обороты.

Дверь бесшумно распахнулась, пропуская меня в роскошно обставленную комнату. Девушка испуганно отпрянула от панели управления техномагическими приборами помещения, возле которой стояла пару секунд назад. Она была темноволосой и темноглазой, с красивым лицом, которое словно специально портила сложная прическа. Кожа смуглая. Фигуру скрывало мешковатое платье серого цвета. Несмотря на довольно непрезентабельный вид, девушка мне понравилась. Судя по ошарашенному выражению лица, гостей она не ожидала. И уж тем более не думала, что к ней заглянет сам правитель арканов.

— Красивые девушки в других комнатах, — скороговоркой заявила она, стрельнув глазками на дверной проем за моей спиной. Это что-то новенькое.

Коснулся панели, чтобы закрыть дверь, заметив, как она подобралась, явно намеренная ускользнуть в коридор.

— Вы не могли бы открыть дверку? — спросила она, невинно хлопая черными ресничками. Вместо этого я заблокировал дверь, чтобы нам никто не помешал. — Я передумала участвовать в отборе! — воскликнула, стоило мне сделать шаг к ней.

А я замер на месте, просто не веря своим ушам. Она мне отказывала?! Мне? Я никогда не получал отказов. И это… бодрило, будило охотничий инстинкт. Я вдруг жутко захотел эту серую мышку.

— Разве ты не знаешь, что арканам не отказывают? — вкрадчиво поинтересовался я, наблюдая за тем, как мрачнеет лицо девушки.

Ее взгляд теперь устремился к панели управления дверью. Появилось в черных глазах что-то хищное, холодное. Она действительно собиралась от меня сбежать? Смешная. Рванул на нее, но она каким-то чудом извернулась, ушла из моей хватки. Завидная реакция, учитывая, что я двигался намного быстрее человека. Она даже умудрилась добраться до панели. Пальцы с профессиональной быстротой забегали по кнопкам.

— Я заблокировал управление, — прижал ее спиной к своей груди, убрал проворные руки от панели, легко преодолевая неубедительное сопротивление.

Прикусил нежную кожу у ушка, отчего она вскрикнула и начала активно вырываться. Снова прикусил кожу уже у основания шеи, чуть сильнее, предупреждая. Мышка вдруг расслабилась, выгнулась в моих руках. Даже разочаровался, осознав, что это был лишь спектакль. Мышка отвела голову в сторону, подставляя шею для моих поцелуев. Разочарование быстро забылось, потому как она вдруг выскользнула в открывшуюся дверь. Впервые почувствовал себя идиотом. Она отвлекла меня, чтобы поднести мой браслет к панели. Вот ведь чертовка!

Бегала она резво, потому как успела достичь конца коридора, когда я только вылетел из комнаты. Но в дверях, ведущих на лестничную площадку, она налетела на внушительную фигуру моего брата. У того то ли сработали инстинкты воина, готового всегда к опасности, то ли пресловутый мужской хватательный рефлекс. Скорее второе, потому как он уже облапил мою девушку, тогда как я успел ее лишь разок приобнять.

— Куда спешишь, малышка? — промурлыкал Эрикес, при этом нагло сжав ладонями ягодицы девчонки.

К тому моменту я достиг их и отдернул ее за шкирку от брата, чем невольно спас его от подлого удара коленкой в пах. Девчонка явно вознамерилась бороться за свободу до последнего. Никакая она не мышка — котенок, маленький, милый, но храбрящийся.

— Брат, ты явно не в форме, раз от тебя начали сбегать девушки, — насмешливо заметил Эрикес, раздосадованный потерей.

— Заткнись, — рыкнул я, закидывая девчонку на плечо.

— Помогите, насилуют! — заверещала она, сжавшись на моем плече и спрятав лицо в ладошках.

Надо сказать, так она походила на ребенка, даже голос изменился. На крики кто-то выглянул из комнат. В коридор выбежали стражники, но замерли, не зная, что предпринять.

— Замолчи, — встряхнул ее для проформы, но она лишь заголосила сильнее.

Эрикес же просто хохотал, откинувшись на стену. Я поспешил скрыться за дверью комнаты, где начались наши военные действия. Снова заблокировал панель, а заодно и свой браслет, чего уже давно не делал. Девчонку поставил на ноги. И пока не опомнилась, под треск ткани рванул с нее платье и белье.

— Не трогайте меня! — взмолилась она, срываясь с места, чтобы подбежать к кровати и сорвать с него покрывало.

Она стыдливо им обернулась, скрывая от моего жадного взгляда обнаженное тело. Но я уже успел оценить и крепкую высокую грудь, и тонкую талию, и округлые женственные бедра, и стройные ножки. Не только платье скрывало фигуру, но и белье утягивало грудь, увеличивало талию. Она словно специально пыталась скрыть свою красоту.

— Пожалуйста, не трогайте меня, господин! — она бросилась на колени, сложив ладошки в просящем жесте. Снова что-то новое? — Я храню невинность для любимого. То есть верность! — осеклась она. — Конечно, верность! — нервно закивала головой, а черные глазки распахнулись в испуге.

Но я уже понял, что она не просто оговорилась. Значит, мышка еще и девственница. Готов был заурчать от удовольствия, осознавая, что стану у нее первым.

— Мы уже почти накопили на свадьбу. Но родители заставили пойти на отбор.

Это неудивительно. Семьи с низким достатком направляли своих дочерей на отборы, надеясь, что те привлекут внимание аркана, что позволит улучшить их финансовое положение. Правда, девственниц не посылали. Все же девушка может привлечь не одного аркана, а потеря невинности сопряжена и с болью, и с травмами. К тому же девственности от невест, как правило, требуют знатные семьи. Среди простых жителей царили более свободные нравы. Слышал, что только тессианцы требовали от своих дочерей хранить целомудрие до свадьбы. Им даже запрещались поцелуи. Стоит признать, в этом что-то есть. Глядя на обнаженную девушку, которой еще не коснулся ни один мужчина, меня одолевало почти нестерпимое желание.

— Позвольте мне уйти, — тем временем просила девушка, заглядывая в мои глаза. — Дома меня ждет любимый.

Так я и позволил, чтобы это сокровище досталось какому-то человечишке.

Решительно подошел к девушке, вздернул ее на ноги, взяв за плечи, и впился в ее губы поцелуем, наслаждаясь их сладостью и нежностью. Девчонка вновь начала вырываться, даже укусила меня. Во рту разлился металлический вкус моей крови. Внутренняя сущность встрепенулась. И только сейчас я осознал, что она все это время приглядывалась к девушке. Странно.

— Это так заводит, котенок, — проурчал я, крепко обняв ее.

Почти не позволял ей двигаться и вел губами по ее щеке, оставляя кровавый след. Черные глаза смотрели в мои испуганно и настороженно. Ничего, это пока.

— Скоро ты будешь стонать в моих объятиях, — пообещал, отчего ее щеки вспыхнули ярким румянцем.

— Отпустите, — прошептала она уже одними губами.

Ее глаза опасно увлажнились. Ну нет, вот плакать не надо. Я не делаю ничего плохого, лишь забираю то, что уже считаю своим.

Подхватив на руки, я бросил ее на кровать, навалился сверху, прежде чем она вскочила. Привязал ее руки к спинке кровати лоскутами порванной одежды. Мой котенок активно вырывался, чуть ли не рыча. Она даже умудрилась укусить меня в плечо. К тому моменту, как я отстранился, она уже была встрепана от активной борьбы и тяжело дышала. Связанной она определенно нравилась мне еще больше.

Теперь я без препятствий стащил с нее покрывало, наслаждаясь красотой стройного тела. Щеки ее запылали еще ярче. Уши и шея покраснели, когда я начал раздеваться сам. Она стыдливо отводила взгляд, но любопытство выигрывало. Она украдкой поглядывала на меня и снова отворачивалась. Совсем еще молодая, неопытная, невинная. Пусть забудет о женихе. Оставлю ее себе. Раньше у меня не было постоянной любовницы, теперь появится.

Терпение впервые подводило. Спешно сбросив одежду, я навис над ней и поцеловал истерзанные мной же сладкие губы. Жадно пил ее, изучал жаркий рот языком. Мышка терялась под моим напором, металась. Я же не давал ей опомниться, целовал, ласкал, гладил, мял. И мысленно возликовал, ощутив, как она несмело ответила на мои поцелуи, а с уст сорвался первый тихий стон. Моя страстная девочка просто не могла остаться безучастной. Ее дыхание сбилось, губы припухли, взгляд заволокла поволока страсти. Откровенные ласки перемежались поцелуями. Продолжай она вырываться, я бы еще мог остановиться, прекратить, но наблюдая за тем, как разгорается в ней желание, я просто физически не мог оторваться от нее. Такая горячая, нежная, хрупкая и только моя. Ни за что не отпущу.

— Нет… стойте… Так не должно быть… Это не по плану… — проговорила она, тяжело дыша, в попытке опомниться.

— Ты хочешь этого, котенок. Тело говорит за тебя, — в подтверждение припал губами к бархатной коже, срывая новый стон с припухших от поцелуев губ.

На этом выдержка меня оставила. Мы стали едины в один рывок. Перед глазами потемнело, я гулко простонал от наслаждения, настолько острым было удовольствие. Запах крови ударил по обонянию электрическими разрядами, и внутренняя сущность рванула, разъярилась, впитывая в себя моменты первого единения, но не пытаясь перехватить контроль. Девчонка вскрикнула, выгнулась в спине, а потом затихла. Она лежала неподвижно, лишь грудь вздымалась от учащенного дыхания. Сильно зажмурила глаза и сжала губы в тонкую линию.

— Посмотри на меня, — потребовал.

Она отрицательно замотала головой.

— Посмотри на меня! — уже прорычал, и она широко распахнула глаза.

Только тогда я продолжил. Тягуче, медленно, неторопливо, чтобы боль окончательно отступила, скользя взглядом по ее прекрасному лицу с тонкими чертами, чуть приоткрытым пухлым губам, иногда перехватывая взор загоревшихся глаз. Осознание того, что я у нее первый, пьянило не хуже самой крепкой настойки. Эта неспешность ломала, и я не срывался на бешеный ритм лишь потому, что желал смотреть, как страх уходит из ее взгляда, сменяясь желанием и страстью.

Путы были отброшены в сторону. Она больше не вырывалась, а двигалась со мной в едином ритме навстречу общему наслаждению. Тонкие руки обвили мою шею, коготки впились в кожу, а в ушах зазвучали ее стоны и прерывистое дыхание. Реальность терялась, просто исчезала под шквалом ощущений. Было ли когда-нибудь так хорошо? Сомневаюсь. А когда мы оба шагнули за черту, растворяясь в нахлынувшем общем удовольствии, я осознал главное. Она и есть моя единственная. Моя! Я нашел ее!

В порыве непередаваемого счастья я лежал рядом, оглядывал ее снова и снова, не веря в свою удачу. Зацеловывал ее губы, щеки, все еще влажные от слез, гладил шелковистые волосы, обнимал, не представляя, как выпустить ее из рук. Она вяло отзывалась на ласки, но молчала, стыдливо отводя взгляд.

Момент, когда все изменилось, я ощутил физически. Будто между нами рухнул железный занавес, развеивая негу близости. Девушка вдруг отвернулась от меня. Послышался тихий всхлип. Почему она плачет? До сих пор больно? Не может быть, чтобы не понравилось.

— Теперь мне можно идти? — спросила она срывающимся голосом.

— Нет, ты останешься со мной, — ответил я, обескураженный ее реакцией.

— Вы хотите еще? — в голосе прорвалось еле сдерживаемое негодование.

Неужели это все из-за потери невинности? По мне, так я больше достоин, чем ее жених, который даже не способен оплатить свадьбу. Я аркан, Повелитель. Судя по отражению в зеркале, привлекателен. Бываю, конечно, ужасающим. Когда злюсь, или когда раздражен, или когда меня раздражают, и еще с десяток таких «или». Но я не считаю это недостатком.

— Но потом-то я уйду? — не унималась она.

— Я же сказал — нет, — притянул ее к себе ближе за талию. — Ты остаешься, котенок. Будешь жить со мной в роскоши, комфорте.

— Да подавись ты своими роскошью и комфортом!

Она рванула было с кровати, но я не отпустил и перевернул на спину, нависнув сверху и удерживая руки, чтобы не вырывалась. Черные глаза яростно пылали, обжигая неприкрытой неприязнью.

— Чем ты недовольна? Любая была бы счастлива стать спутницей аркана.

— В том то и дело, что ты — аркан!

Она произнесла последнее слово с такой яростью, что оно звучало подобно ругательству. Я вздрогнул, пораженный ее ненавистью. Арканов не все любили. Многие считали наше перемещение причиной прогремевшего Великого взрыва и произошедших позже катаклизмов. Находились и недовольные тем, что мы заняли главенствующее положение в местном обществе, заменив исчезнувших тессианцев. Но мало кто рисковал заявлять о своей нелюбви в лицо аркану. Мы довольно вспыльчивые и к тому же злопамятные. Вот и сейчас ее откровенная неприязнь разозлила. Боясь поранить ее изменившимися когтями, я чуть ослабил захват. Мышка затихла подо мной, испуганно оглядывая мои изменившиеся черты.

— Чудовище, — на выдохе произнесла она.

— Напомнить, чем ты занималась с этим чудовищем? — слова звучали зловеще сквозь изменившуюся челюсть.

Девчонка дернулась от моих слов, как от удара, зажмурилась и заплакала. С рыком отстранился от нее. Ненавижу женские слезы, да и не знаю, как себя вести с ней. Еще никогда не встречал женщины, которая была бы не рада моему обществу. Прошелся туда-сюда по комнате, сбрасывая оборот и пытаясь успокоиться. Все Эрикес со своей выпивкой. А мой котенок все еще лежала и плакала. Прилег рядом, притянул к себе и укрыл одеялом, уткнувшись носом в растрепанные шелковые волосы. Абсолютно не представлял, что говорить, как успокоить. Потому мы молчали. Под ее тихие всхлипы я и заснул.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я