Мои короткие истории

Алексей Раздорский

В книге собраны как последние, так и ранее изданные рассказы автора – японоведа-филолога и профессионального переводчика, в которых он делится с читателями наиболее запомнившимися эпизодами своей практики и историями, в основном реальными, но иногда немного разбавленными элементами фикции собственных умозаключений, дополняющих картины повседневных жизненных ситуаций.

Оглавление

© Алексей Раздорский, 2020

ISBN 978-5-4498-6799-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Бимка

Он появился у меня во дворе, когда вокруг ещё шумела стройка и не было заборов. Соседский пёсик, щенком подаренный солидному генералу, превратившийся не как было обещано — в дорогого породистого пса, а в обычную беленькую небольшую собачку непонятного происхождения. Как говорят, «дворянин». Да и кличку дали ему простенькую — Бимка. Я часто приезжал смотреть, как подрастает мой домик, многое делал сам в перерывах, когда одни рабочие уезжали или сбегали, прихватив мои инструменты, а другие пока не приехали, или их надо было ещё поискать. Каждый раз, увидев меня, Бимка несся мне навстречу с приветливым лаем, виляя хвостиком и делая вид, что в моё отсутствие он охранял мой ещё строившийся дом. Это, наверное, так и было, поскольку он не только лежал у крылечка, но постоянно бегал вокруг моего домика, облаивая притаившихся котов или ходивших привычной старой тропинкой по моей территории незнакомых мне местных жителей. В хозяйский особняк он убегал только после того, как я уезжал. Мне пёс очень нравился, и я, возвращаясь в Москву, вновь ждал встреч со своим загородным знакомым. Однажды он приполз ко мне, скулил и вообще ничего не стал есть. Я по внешним признакам понял, что пёс «траванулся». На следующий день привёз таблетки бисептола, растительное масло и, как опытный собачник, провёл курс лечения. Через пару дней Бимка вновь встречал меня радостным лаем.

Поначалу я удивлялся: почему пёс прибегает ко мне, а не сидит у дома хозяина. Но вскоре я увидел, как генерал выводит гулять на цепи большую немецкую овчарку, а его адъютант — какого-то декоративного бульдога. Видно, Бимка пришёлся им не ко двору. У меня было желание взять пса к себе домой, но я даже и не думал идти к генералу и упрашивать его отдать мне своего пса — и неуместно, и не поймут… А ещё у меня в Москве у самого уже было две собаки: бассет и спаниель. Да и вообще, держать в квартире много собак — это настоящее безумие и для хозяина, и для соседей.

Моя дружба с Бимкой продолжалась месяцами. Наконец мой дом стал приобретать жилой вид, и я решил брать с собой за город и своих собак. Сначала я приехал с девочкой-бассетом. Бимка с ней подружился, радовался, как будто я специально для него привёз собачку-невесту. Но через пару дней я взял с собой и кобеля-спаниеля. Бимка, встретив нас, агрессивно залаял и даже пытался наброситься на огрызавшегося спаниеля, но увидев, как я его поглаживаю, очевидно, понял, что он больше здесь не главный, и, приняв позу побеждённого, лёг на спину, расставив лапы в стороны — сдаюсь! В конце концов после взаимного обнюхивания и виляния хвостами псы разобрались меж собой и Бимка, грустно поджав хвостик, убежал на территорию своего хозяина. Через несколько дней я вновь приехал один. Бимка встретил меня, но уже не громким радостным лаем, а просто улегся недалеко от дома и даже не подошёл к миске с едой, которую я каждый раз ставил для него и наполнял всякими «вкусняшками».

Потом он как-то пришёл уже не один, а привёл с собой лохматого бродячего пса, очевидно, местную бездомную сучку. Мне это не понравилось, и я её прогнал. Бимка обиделся и убежал вместе с ней. С тех пор целый месяц ко мне не прибегал. Но откуда-то появилась целая стая бродячих собак. Генерал был этим явно недоволен и приказал адъютанту избавить территорию от незваных гостей. Адъютант — прапорщик с лицом рецидивиста-уголовника, мужик очень прямолинейный и грубый. Что он сделал — не знаю, но однажды я услышал звуки десятка выстрелов боевого оружия. Больше бродячих псов в округе не было. Но совсем исчез и Бимка. Он не бегал ни у соседа, ни на участках поблизости. Я, конечно, каждый раз при встрече спрашивал адъютанта: «Куда подевался Бимка?» Но он уверял меня, что давно его не видел и не знает, где пёс. Но что-то мне подсказывало, что без участия адъютанта не обошлось. Как-то я увидел, как он хладнокровно из пистолета Макарова стрелял по воронам. Шансов у них не было… А у меня так и остался скребущий душу осадок — почему я не оставил Бимку себе? Он ведь меня выбрал своим хозяином, был готов служить и слушаться, а я не решился его приютить… Прошло более двадцати лет, а я о нём вспоминаю и жалею, что однажды прогнал его с бродячей невестой… Может, этот рассказ как-то облегчит не покидающее меня чувство вины перед Бимкой…

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я