Пустота в квадрате. Книга 7. Плутон

Алексей Владимирович Галушкин, 2022

Основным лейтмотивом книги является тематика космической одиночной робинзонады, освоения космоса, исследования объектов Пояса Койпера, Плутона и его спутников, альтернативный взгляд на философию контакта с внеземным разумом, а также личные теории и взгляды автора, интегрированные в канву сюжета в легкой научно-популярной форме. Кроме непосредственно космической тематики, достаточно большой объем книги посвящен философским и теологическим аспектам пространства, времени, бытия, что выводит книгу за стандартные рамки развлекательных фантастических произведений. Книга 7. Плутон. Главная цель суперпутешествия – непланета Плутон. Любовь и паучки. Сигнал с Земли получен! Вредный хвост. С чистого листа – Life – в кайф. Крушение надежд. Плотность времени. Последний бросок – на Плутон. Последний из могикан в прериях Плутона.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пустота в квадрате. Книга 7. Плутон предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Доброе утро планета

Здесь не место романтику….1

7.1. Паучки

Неоново-желтый рассвет розовыми кругами пробивался сквозь мои плотно зажмуренные веки. Как же болит голова, словно ее раскололи на тысячу кусочков, потом кусочки, шкрябая по асфальту, смели жесткой пластиковой колючей метелкой и высыпали в гулкую металлическую урну.

Не хочу я открывать глаза — там же Солнце. Наверное, пока я спал, оно мне голову напекло. И потому я перевернулся. Только вот лучше совсем не стало. Теперь еще и бока болели. Такое ощущение, что я на голых камнях спал.

Но так и этого было мало! Как заезженная пластина на сломанном патефоне в голове зациклился кусок песни:

«Тонешь, тонешь, не потонешь.

Ты сломаешься однажды…»2

И так без конца. Да что же за день такой дурацкий?! Я продолжал пытаться уснуть, чтобы не просыпаться в столь паршивую реальность.

И что вы думаете?! Мне это удалось! И сон мой был куда лучше. Вот расскажу, пока не забыл хоть что-то, из того, что еще помню. Хотя, думаю, что помню я лишь только отдельные детали.

Хотя, может это и не сон вовсе был, слишком уж все по-настоящему все было, в отличие от сюра этой дурацкой желто-неоновой в розовых кругах реальности.

Дул приятный прохладный бриз. Море катило волны на песок идеального пляжа. Красота, рай земной, наверное…

Только пока что я этого не мог оценить. Потому что, выбиваясь из сил, выбирался из прибоя на берег. Кажется, моя яхта потерпела крушение. Но я спасся, доплыл до сюда. Дельфины, верно, дельфины меня спасли. Но я точно не помню.

И пусть я был измучен и совершенно без сил, мне было хорошо. Тепло, но не жарко — солнце грело так приятно, возвращая потраченные силы, волны освежали.

Все практически как в отпуске на курорте, только без пива, без отеля, и без туристов — дикие аутентичные условия. Очень хорошо, но не валяться же мне на пляже под пальмой целый день?

Встал, осмотрелся. Пляж был без конца и края. Красиво конечно, но не могу же я на нем так остаться на постоянно. Море тоже бескрайнее и красивое. Но ни паруса, ни островка на горизонте. Только плавники акул туда-сюда шныряют. Так что с купанием без вариантов.

С другой стороны пляжа в дали от моря виднелись горы. Справа горы, слева горы — горных хребет, достаточно высокий. Хотя без снегов во всяком случае.

Внизу что-то зеленое, выше в коричневых тонах. Ладно, раз здесь ничего нет, пойду туда, в горы. Может там есть что-то для меня? Но, скорее всего, для меня, если и есть что-то, то есть за горами. Именно такая мысль стойко держалась в моей голове. Значит надо лезть через горы. Там что-то будет для меня, типа приза. Здесь же, тоже вроде все красиво, но слишком уж пусто. Нет никого, да и вообще ничего здесь нет. Условия не для моего проживания.

Пойду к горам. Там по крайней мере акул не будет. Разве что медведи или барсы снежные. Хотя, откуда снежные барсы возьмутся, когда снега отсутствуют?

Может там бараны горные есть? Я бы от шашлыка сейчас, после купания с акулами, не отказался. В памяти стали всплывать какие-то картинки, как я плыл. Акулы, гигантские, то ли медузы, то ли осьминоги. И все то меня сожрать хотели или поймать. Но им не удалось. Меня дельфины отбили и до берега дотолкали. Дельфины хорошие.

Хотя, некоторые тоже страшные были. Может — это касатки? Я не разглядел там ночью в штормовом море. Хотя сейчас погода идеальная была, тогда плыл я в темноте, среди волн и пены, не видя ни неба, ни суши. Если б не братья дельфины, хана бы мне давно пришла.

Но нет, пока все нормально. Я в последний раз оглянулся на море, хотел еще раз их увидеть, поблагодарить. Но моих товарищей водоплавающих не было, лишь разрезали плавниками воду гигантские акулы. Ладно, пойду.

Пляж оказался куда шире, чем казался. Шел я уже полчаса по песку, а горы все как были далеко, так там и оставались. Но теперь еще и море было далеко. И это уже никакой не пляж был, а пустыня натуральная. Но я бы не сказал, что мне было чрезмерно жарко. Просто ноги в песке заплетались.

Солнце исчезло в каком-то мареве, хоть до гор я и не дошел, пусть и шел постоянно в гору. Думаю, поднялся уже высоко настолько, что достиг нижнего края туч. Либо тучи меня догнали сами. Но факт в том, что я уже не видел никакого моря, не видел откуда пришел. Но горы по-прежнему видел. И потому шагал дальше. Что-то мне подсказывало, что оставаться на ночевку здесь в пустыне ни в коем случае нельзя — это смертельно опасно. Уж не знаю почему.

Да и вообще, здесь ни спрятаться негде, ни попить нечего. А попить очень уже хотелось. И потому я плелся дальше.

Вскоре пейзаж сменился, и я добрался до некоей растительности. Что-то типа леса у подножия. Войдя в него, мне сразу стало ясно, что местечко не из приятных. Этот лес нормальный лес вовсе не напоминал. Больше всего он походил на иллюстрацию школьного учебника по биологии, где-то примерно 6-7 класса.

Это был лес какого-то архаичного периода с папоротниками гигантского размера и хвощами, высотой с хорошую елку. Под ногами был то ли мох, то ли лишайник какой-то густой. Ноги мои утопали в этой мягкой зеленой перине чуть ли не по колено. Так мало того, там в глубине под ногами что-то то ли чавкало, то ли хлюпало. Несмотря на то, что я зашел высоко, сыро здесь было. Не скажу, что прямо болото, но как-то топко, что ли.

А еще очень тихо. Если бы не приглушенное мхом хлюпанье под ногами, то я и сам себя бы не слышал. Птиц, щебета птиц, что всегда бывает в лесу, здесь тоже не было. Хотя, какие-то звуки все-таки были. Стрекотание какое-то, шелест.

Лес этот точно был не пустым. Кто-то его населял кроме растений. Но кто — вот вопрос. Пока я ничего не видел. Однако чуть углубившись в чащу, я вскоре увидел его обитателей.

Сначала пролетела огромная бабочка, сантиметров двадцать в размахе крыльев. За ней пронеслась стрекоза еще больших габаритов. С расстояния я бы сказал, что она точно не меньше полуметра была. Да я птиц таких здоровых не видывал, а тут стрекоза какая-то!

Но это ж сон, так что удивлению или отрицанию действительности особого места в нем не было. Тем не менее, дальше я шел, мягко говоря, с неохотой. Как-то мне было страшновато. И чем больше я углублялся в чащу, а это именно чаща была, состоящая из непонятного формата растений, тем больше жизни становилось вокруг меня.

Из-под ног выскочила и убежала гигантская черная многоножка метровой длины. Вокруг проносились мухи с хороший арбуз размером и кружились комарики, как воздушные шарики, примерно с кулак величиной и хоботком с мизинец. Дюжина таких в два счета обескровит меня под ноль не хуже киношного вампира. Что меня пока спасало, так это то, что особо они на меня внимания обращали. Тем не менее, я их очень боялся. Если такой укусит, мало не покажется, перевязку делать придется, чтобы кровь остановить. И то, если еще что останавливать будет, а не все залпом высосет.

Мне бы назад вернуться, но я понятия не имел, где зад, а где перед. Гор я больше не видел, прибоя не слышал. А от страха бежал куда глаза глядят, путаясь в лианах, хвощах и утопая во мху.

Начинало темнеть. Да здесь и в самый солнцепек сумерки стояли. Сейчас и подавно мерзко стало. Нужно было что-то решать. Ночью блуждать по этому лесу станет совсем уж, мягко говоря, не безопасно.

Насколько я помню, черные многоножки бывают сильно ядовиты. А если здесь еще какие-нибудь ракоскорпионы водятся? Даже думать об этом не хочется.

Короче говоря, плутал я, плутал и в конце концов нашел более-менее укромный уголок. Хвощ там завалился и образовал такую полуберлогу с полукрышей из корней. К тому же в этом месте совсем не было ни комаров, ни мух. Я очень боялся, что, если усну, эти твари смогут выпить из меня всю кровь досуха. Так что именно это место показалось мне максимально безопасным, и я расположился там на ночлег.

Скажете — неправильно сделал?! Но у меня ровным счетом ничего не было, только лохмотья одежды, что болтались на мне и все. Ни ножика, ни зажигалки — ничего. Я даже нормальной дубинки найти не смог — палок вообще не было, лишь один рыхлый хлам валялся.

Так что собрал мха посуше, постелил лежанку и улегся, положив под бок какой-то хлыст для обороны, что удалось отломать, да лист-ветку некрупного папоротника, чтобы комаров отгонять и прочую летучую тварь.

И вот лежу я так, успокоился немного. Никто меня не трогает. Дыхание перевел, жую молодой росток папоротника. Трава конечно, но так, ничего, вкусная. Поднимаю глаза и храбрость моя уходит куда-то вниз, вслед за съеденным папоротником…

Надо мной висит здоровенный паук. Терпеть я не могу этих пауков! Никогда не любил. Даже вовсе не из-за того, что они ядовиты или кусаются больно. Пауки никогда на меня не нападали, даже не кусали. Тем не менее, моя антипатия к ним всегда была максимальна. Арахнофобия — это кажется называется. Каковы ее причины, мне не известно. Самая правдоподобная версия, на мой взгляд, это генетическая память. Говорят, что когда-то эти твари были такими большими, что могли и человека поймать в свои сети и сожрать, высосав подчистую все соки — у них же внешнее пищеварение, почти как у Чужих. Это они сейчас измельчали, на комаров, да мух охотятся. А раньше о-го-го были, и я, верно, генетически это хорошо помнил.

И вот вам здрасте-приехали — я нашел укрытие ровно в логове гигантского арахнида, точно крупнее метра. Одно брюхо с волейбольный мяч, только мохнатый. Лапищи, что мои руки, только с когтями, по габаритам, словно пальцы. Но хуже всего морда, или что там у него вместо нее — пасть с клыками — ужас, и глазищи. Хотя это не глаза в понимании глаз. Это что-то иное. Я понимаю, что он ими глядит. Только по ощущениям это не глаза животного или человека. Это абсолютно жуткое зрелище — волосатая клыкастая морда в таких полусферах: две большие, под ними четыре поменьше, плюс с боку еще средние. И ничего-то в них не отражается, чувств имею ввиду. Только жуть из них исходит. Ну ладно, глаза акулы — это глаза хладнокровного убийцы. Здесь нет, просто холодная жуткая пустота.

Как я мог не заметить паутины сверху? Это же не полупрозрачны нити, здесь лески рыболовные были, причем для ловли крупной, очень крупной рыбы. Сплел он из них уже порядочную сеть, здоровую такую. И как мне теперь отсюда вылезать, скажите на милость?! Он весь свободный проход напрочь заплел.

Я лежал тихонько, не дыша и наблюдал за этой жуткой тварью. Постепенно даже немножко успокоился и смог воспринимать реальность вполне адекватно. Во всяком случае без истерической паники. Ну, а что делать — жизнь не без дерьма.

Не то, чтобы на меня приступ храбрости накатил. Это просто приступ паники прикатил, прокатил и укатил куда-то вдаль к неведомым берегам. А я остался один на один с чертовым паучком.

Спать мне уже не хотелось. Как никак выброс адреналина еще не сошел на нет. Вот и смотрел он-лайн новую серию «Чужих», только не по телевизору, а прямо живьем — из ВИП-ложи.

Тем временем паук все работал. Уж не знаю, то ли он меня не видел, то ли плевать хотел на всяких там зрителей — двуногих, калек, видимо, по его мнению, надеюсь, опять же, зрителей не съедобных. У него было дело и он его делал.

Его делом была сеть, как у рыбака. И он очень лихо ее плел. Мне даже нравиться это стало. Пока он суетился и носился из конца в конец, протягивая очередную нить, о какой-либо охоте говорить было преждевременно. Ни комаров, ни мух здесь вообще не наблюдалось. Думается, они боялись его еще больше, чем я.

Ведь я что, если взять волю в кулак, а лучше и дубинку еще в кулак добавить, то пауку против меня точно не выстоять. И даже если их с десяток будет. Кто тут из нас охотник, а кто жертва, сказать еще сложно. Если я жертву из себя делать не буду, так и не стану ей. На то мне Бог мозги в голову и вложил, чтобы не жертвой быть, а царем природы. Думаю, как-то так исходно было задумано. А если и не исходно задумано, значит тогда обезьяна прочла Ницше и сотворила из себя суперчеловека. Суперчеловеку разве какие-то твари волосатые помеха? Нет, конечно. Они добыча. Как-то так.

«Все идет по плану!

За рулем кабриолета я врубаю Летова,

И пускай уже не лето — это фиолетово!

Все идет по плану!»3

Сейчас я уже был не добыча, но пока еще и не охотник. Я был путник, наблюдатель этого сюрреалистического театра сумеречных теней. И мне оставалось как Ницше4, смотреть и воспринимать посыл. Случайный или нет — неизвестно. Хотя, случайностей же не бывает. А потому вскоре наведший меня на некоторые совершенно странные для меня мысли и выводы о жизни и ее дополнительных смыслах.

О чем же еще там мне было думать?! Сам удивляюсь, что о такой ерунде в посткритической ситуации моего плачевного положения. Однако в тот момент никакой плачевности бытия я не ощущал, расслабившись после схлынувшего напряжения. Ведь паук на меня не нападал и, похоже, в перспективе также не собирался. Более того, меня посетила мысль, что паук все разумно делал, то есть и меня использовал вполне разумно в своих целях — в качестве наживки для мерзких слонопотамов-комариков и тупорылых мух-супермутантов.

Думаю так — эти твари должны были ночью попробовать наброситься на меня спящего и высосать всю кровь до скелета или, по крайней мере, до состояния мумии. Мне не хотелось бы оставаться здесь навечно в таком стремном мумифицированном виде. Ведь свои же потом найдут, заберут и вместо почестей с захоронением на пару с Тутанхамоном выставят в музее на всеобщее обозрение, а чего хуже, с его сушеным ручным крокодилом. Как-то несолидно это. Ладно я — обычный демократический гражданин, но для фараона вообще позорно… Короче, я так не согласен. Согласен, но не так. И вообще, я тут оставаться не собирался.

Близилась ночь и я планировал провести ее под защитой личного телохранителя, что из расы арахнидов будет. Он теперь мне даже в профиль вполне симпатичным казался, если к деталям не приглядываться и слишком много не думать, что твой «паук — дядя Шнюк»5 из мультика про сиреневого пришельца Лунтика, который в передаче «Спокойной ночи, малыши» крутят детям младшего дошкольного возраста на сон грядущий.

Но какой сон после мультов в стилистике «Чужих» с ужасными пауками у детишек будет — мне не понять этой продюссерской высокоинтеллектуальной идеи. То ли дело добрая и поучительная сказка под названием «Листик Терракота»6, про нормальных зверят — Лисенка и Котенка, живущих в настоящем сибирском лесу — красота ведь, российская природная аутентичность!

Но да ладно о добром и вечном «Терракоте», вернемся к нашим баранам, пока меня не занесло совсем не в те степи. Короче, если слишком много и не по теме думать, то обязательно выползет откуда-нибудь дурацкая нехорошая мысль. Например, а вдруг он ждет, пока я засну, чтобы тяпнуть и начать переваривать дистанционно. Проснусь и оп — уже мумия в экспозиции музея рядом с сушеным крокодилом Тутанхамона. Ведь не зря в песне поется, что:

«Правда всегда одна» —

Это сказал фараон.

Он был очень умен,

И за это его называли —

Тутанхамон.»7.

По мне, так нет — слишком много умничал, вот в экспозиции и оказался. Хотя лапшу я вам на уши вешаю — «он был очень умен», а потому вместо себя золотую маску подсунул и какую-то воблу, а поскольку в Древнем Египте с воблой плохо было, они ее из крокодилов делали. Ну, а горе-археологам еще и проклятье бацильное в нагрузку досталось, что-то типа короновируса.

Короче, крокодил — да, наверное, его личный, маска — тоже, а вот мумия — раб, поди, похожий на… Без понятия на кого. Так вот к чему я — не по статусу мне с рабами и домашними животными на стенде красоваться.

А что Тутанхамон — он фараон, он умный, продвинутый, значит переродился, реинкарнировался, возродился и ходит где-то среди нас, возможно. Нет-нет, не среди нас, а среди вас. Там, на Земле, предположу, что в ВИП-зоне, он же фараон — значит мудрый.

Но может и не среди вас? Может он и есть этот паук? Почему бы и нет. Мог бы быть и баобабом, но это если бы был тупым.

А паук этот — точно умный. Как Тутанхамон. Ну, а я больше на баобаб смахиваю, тот, что сподобился пытаться на Северном полюсе сам лично культивироваться.

Нет, ну серьезно, я про фараона. Вдруг, например, пирамида забарахлила, рабы там что-нибудь из запчастей свистнули и его, как меня, зафутболили вместо Юпитера на Плутон. Если рассуждать в его реальности, вместо фараона-царя в фараона-мусора, логику понимаете? С понижением статуса, то есть. Ну ладно, хоть не в баобаб впечатали.

Тем временем паук закончил свое дело и примостился по самому центру, отдохнуть верно, да полюбоваться своим шедевром. Однако не долго он был один.

Откуда-то сверху появился второй паук, еще больше и страшнее моего и быстро полез к первому. Меня посетили нехорошие предчувствия, что зря я тут сижу, они загородили выход и теперь всей стаей нападут на меня и сожрут.

Нет конечно, о том, что пауки стаями охотятся — это я уже сам в тот момент присочинил. Но ведь кто его знает, может, просто никто этого факта уже просто рассказать не смог? Как-то так выходило.

Но нет, похоже я зря снова впал в панику раньше времени. Они и не думали на меня нападать. Вероятнее всего, это была пара, а спустилась это самка к своему спутнику. То ли похвалить, то ли работу принять. С виду было похоже именно на такой вариант.

Странные они были конечно, просто пипец. Но у них явно была любовь. Или я ничего в этой жизни не понимаю. Короче говоря, эти «голубки» минут пять пообжимались и подружка снова исчезла где-то в своей укромной норке, а мой бодигард отполз к краю паутины, спрятался за выступ и затаился, приготовившись к охоте. Ну, а я ждал, чтобы лицезреть это, не думаю, что слишком приятное глазу действо.

Но все же я рассчитывал на удачную охоту паучка, иначе автоматически мишенью большегрузных вурдалаков становился я сам. И, если хоть кто-то из них тяпнет меня своим «слоновьи» хоботочком, я точно не оклемаюсь.

Не прошло и десяти минут, как появились комарики. Практически совсем стемнело, наступила ночь, и я совсем плохо видел в этой полумгле сумерек. Видел лишь хаотично мельтешившие силуэты крылатых тварей на фоне чуть светлеющего проема с паутиной.

Вскоре первый, пожелавший отведать моей кровушки вампир воткнулся в паутину и накрепко влип. Может и нее накрепко, но уже через пару мгновений его настиг Охотник с восемью когтистыми лапами.

Деталей расправы я не видел, слишком темно было. Судя по шорохам, там быстро все закончилось. Комар был замотан, как положено мумии и отправлен в экспозицию, а может на склад или кухню. Не возьмусь вам описать домашнее хозяйство и культуру питания расы арахнид. Тем не менее, процесс еще много раз повторился в кромешной темноте.

Мне было жутковато, но я уже считал паучка чуть ли не своим ангелом-хранителем в этом ужасном месте. Вскоре остатки сил моих душевных и физических окончательно исчерпались и я уснул.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пустота в квадрате. Книга 7. Плутон предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Группа «Мумий Тролль». Слова из песни «Доброе утро планета».

2

Группа «Мумий Тролль». Песня «Дельфины».

3

Сергей Шнуров. «Кабриолет».

4

Фридрих Ницше. Аллюзия с книгой «Странник и его тень».

5

Паук — Шнюк. Персонаж мультфильма «Лунтик и его друзья»

6

Алексей Галушкин. Рекомендовано к прочтению — серия добрых и веселых сказок для детей «Листик Терракота».

7

Группа «Наутилус Помпилиус». Слова из песни «Тутанхамон».

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я