Проект «Сколково. Хронотуризм». Книга 1
Александр Логачев, 2011

Ученые наукограда Сколково совершили революционное открытие. ПРОРЫВ, равного которому не было от сотворения мира! Отныне история – открытая книга. Людям стало подвластно само время. Открытие не стали прятать за заборами секретных лабораторий. Гостеприимно распахнула двери государственная компания «Сколково. Хронотуризм». Покупайте путевку в прошлое и в путь! Первопроходцы, испытатели. Кому-то всегда приходится первым протаптывать тропу. На сей раз – тропу в прошлое. Это вторым, третьим и так далее будет легче, а первых забрасывают с недоработанной методикой, в полную непредсказуемость. Это не просто риск, это игра с судьбой в орлянку. А обыграть судьбу совсем непросто… Более двадцати лет назад ушел из дома и бесследно исчез младший брат Игоря Коротина. По одной из версий, он стал жертвой неустановленного серийного убийцы. Игорь Коротин всю жизнь посвятил поискам истины. Безуспешно. Но сейчас у него появилась надежда – «Сколково. Хронотуризм». Он может вернуться в прошлое и узнать правду. А потом, вернувшись в день сегодняшний, наказать убийцу, если тот еще жив.

Оглавление

Из серии: Сколково. Хронотуризм

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Проект «Сколково. Хронотуризм». Книга 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ИСТОРИЯ 1.0

Президент смеялся. Президенту было весело. Утро задалось…

…Каждое утро с восьми до девяти утра глава государства российского проводил в Интернете. Прямиком из душа, в домашнем халате и тапочках, он направлялся в кабинет, где на столе поджидал поднос со сладким кофе и сдобными булочками.

Это было самое любимое его время. Кофе, сдоба, интернет — только один час в день Президент принадлежал самому себе, а не всей стране или семье. И никому нельзя было в это время его отвлекать. Ну разве что начнется Третья мировая.

Сегодня — да и который день подряд — Президент начинал виртуальные странствия с того, что забивал в Гугле «Сколково. Хронотуризм». После бродил по ссылкам, какие выдавал поисковик. Больше всего сейчас Президента занимало все связанное со Сколково и хронотуризмом.

Сегодня первым номером в реестре ссылок на слова «Сколково. Хронотуризм» поисковка вдруг предложила блог профессионального оппозиционера и бывшего чемпиона мира по шашкам господина Запарова.

— Ну понятно, куда же без него! — хмыкнул Президент, но по ссылке кликнул. Надо же знать, чем так заинтересовал народ, его народ, этот горлопан.

Президент зашел на блог Запарова, заранее морщась. Однако начал читать и не пожалел, что зашел. Чтение его развеселило.

Заметка, которую вывесил у себя на блоге отставной шашист Запаров, называлась «Время назад!» Она начиналась так:

«Все технологии давным-давно придуманы. В том числе и технологии обмана.

Все очень просто. Достаточно вспомнить классику — роман Марка Твена „Приключения Гекльберри Финна“. Там два мошенника странствовали на плоту по Миссисипи и в каждом городке зазывали народ на представление. Афиша обещала захватывающую трагедию „Королевский жираф, или Царственное совершенство“. Вместо обещанного совершенства на сцену выскакивал голый, в перьях, мужик, несколько минут кривлялся и… на этом представление заканчивалось. Однако — внимание! — одураченные зрители не бросались бить или хотя бы забрасывать помидорами обманщиков. Они, побурчав, расходились по домам. Во-первых, никто из них не желал становиться посмешищем для всего города, во-вторых, им хотелось, чтобы не только их, а и всех остальных одурачили точно так же, в-третьих, — да, каждому из них было жаль выброшенного доллара, так вот пусть теперь и другие останутся без этого доллара, мол, чем они лучше нас!

Спектакль „Королевский жираф“ обходился его зрителям всего в доллар. А теперь представьте, что вас одурачили на несколько тысяч этих самых долларов или даже на миллион. Я вас уверяю, признаваться в одурачивании вам захочется ровно в несколько тысяч раз меньше, чем простакам с Миссисипи. Вот потому-то они, эти сколковские выдумщики, и не боятся, что их мошенничество в ближайшее время вскроется.

Господа, государство нас опять пытается одурачить! Так было со всеми выборами последних лет, а еще раньше с обменом сторублевых купюр и ваучеризацией всей страны. Правда, теперь народ стал поумнее, на откровенной мякине его уже не проведешь, приходится изобретать что-то похитрее.

И тут как наконец-то пригодилось Сколково. Собственно надо же его было хоть к чему-то приспособить. Столько денег вбухано в эту грандиознейшую потемкинскую деревню и, получается, все зря?! А содержать дальше эту игрушку, доложу я вам, удовольствие накладное. Гениев науки Сколково так и не породило, зато породило гениев распила и пускания пыли в глаза. Вот они-то и придумали пустить в глаза бриллиантовую пыль.

Любому мало-мальски мыслящему человеку очевидно, что мы имеем дело с элементарным обманом. Ученые давно доказали невозможность путешествий во времени. Однако проект „Хронотуризм“ рассчитан на людей малообразованных, зато обладающих тугими кошельками. Увы, придется привести изречение недоброй памяти доктора Геббельса: „Чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее верят“. Сия истина в очередной раз нашла свое подтверждение. Тем более, когда ложь исходит от властей. Приходится в очередной раз констатировать: неистребимо в нашем народе языческое обожествление власти. Как и раньше, наш человек поверит всему, что скажет по „Первому каналу“ одна из двух руководящих страной голов.

Давайте зададимся вопросом: так что же такое на самом деле „Сколково. Хронотуризм“? Все очень просто. При современном развитии 40-технологий можно без труда создать иллюзию любого мира. Сходите в кино и посмотрите — сейчас на экране можно воплотить любые режиссерские фантазии, добиться эффекта присутствия, даже уже проводятся эксперименты с запахами. И это в кино! А теперь представьте, что к вашим услугам все новейшие видео — и аудиоразработки. Неужели тяжело смастерить павильон со стенами из экранов, на которых можно показывать все, что угодно? Остается совсем немного: возвести примитивные декорации, подогнать массовку с „Мосфильма“ и обрядить ее в халаты, доспехи, набедренные повязки или иные „исторические“ одежды. Безработных артистов пруд пруди, а на „Мосфильме“ найдутся тряпки для любых эпох. А если кто-то из туристов что-то заподозрит, то всегда можно огреть его „древней“ дубиной по голове — мол, ничего не поделаешь, мы же вас предупреждали обо всех рисках, вы даже расписочку в том давали…»

Вот тут-то Президент и рассмеялся. Заливисто и громко.

— Ну молодец Запаров, ну рассмешил! Мне такое и в голову не приходило!

А самое смешное заключалось в том, что отставной шашист писал это все всерьез. По-другому он и не умел. Да-а… Видимо, одно дело умело выстраивать многоходовые комбинации на клетчатой доске и совсем другое — обдумывать ситуации жизни обыкновенной, где фигурируют не только черно-белые фишки и ходят они не только взад-вперед и вправо-влево.

Ведь организуй подобный балаган на самом деле, что бы тогда было? Ладно, допустим, одураченные толстосумы станут держать рот на замке. Хотя не факт, но все же. Но так же свято тайну должны хранить участники массовки, поставщики и наладчики аппаратуры, весь обслуживающий персонал… словом, масса народа. Чтобы не допустить утечки, эту массу придется держать в каком-нибудь сколковском концлагере. К тому же любой обман рано или поздно откроется. Так неужели правитель страны, официально объявивший себя куратором госпроекта «Сколково. Хронотуризм», пойдет на то, чтобы выставить себя полнейшим клоуном? Перед всем цивилизованным миром причем!

Президент покачал головой и продолжил читать Запаровскую заметку: «Давайте спросим себя: для чего же властям понадобились эти наперстки в государственном масштабе, это нью-МММ с горьким привкусом нанотехнологий, эта самая грандиозная афера в мировой истории? Ответ очень простой — нефть. С тех пор, как рухнули цены на нефть, в казне образовалась гигантская брешь, стабилизационный фонд на глазах иссякает, а налоги повышать уже некуда, они и так задраны выше Останкинской башни. А главное — впервые за многие годы для правительства всерьез замаячила угроза массовых волнений, повторение сценария цветных революций или ливийско-сирийского сценария.

И вот тогда кто-то умный (объективности ради приходится признать, что там, наверху, сидят не одни дураки) предложил задействовать Сколково. Во-первых, какой-никакой доход. А во-вторых и в-наиважнейших, Сколково призвано стать атомной пропагандистской бомбой, способной надолго отвлечь и успокоить людей.

Уже сейчас повсюду раздаются ура-патриотические крики: „Россия, вперед! Мы снова впереди планеты всей! Был Гагарин, теперь Хронотуризм! Опять мы, россияне, открываем новые миры и пространства! Мы обогнали и перегнали… Россия поднимается с колен… Завтра мы наверняка ух как заживем! Так заживем, что весь мир обзавидуется! Ради этого стоит еще потерпеть, но мы правильным путем идем, товарищи! Слава партии и правительству, ведущему нас в светлое завтра!“ И эта патриотическая истерия, уверяю вас, будет только нарастать.

Увы, вместо того, чтобы решать накопившиеся проблемы, нам опять пытаются подсунуть радужный мыльный пузырь. И в очередной раз хочется спросить: доколе? Люди, обращаюсь я к вам, сколько можно позволять себя обманывать!

Только запомните мои слова, в первую очередь вы запомните, сколкововские горе-начальники: широко шагаешь — штаны порвешь. Очень скоро сколковские штаны разойдутся с треском и мы все увидим голую сколковскую… Впрочем, об этом мы поговорим в следующий раз».

Президент наполнил из кофейника опустевшую чашку. Откинулся в кресле, задумчиво потягивая кофе.

Как ни странно, а кое в чем шашечный клоун прав. Да, нефть в этой истории сыграла не последнюю роль. Нефтяной кризис здорово ударил по бюджету. Проведенное масштабное секвестирование мало что дало. Эпоха профицитного бюджета ушла в прошлое, и наступили скудные годы дефицита. Это и заставило зарабатывать на открытии, а не пользоваться им втихаря. А втихаря было бы, конечно, гораздо лучше…

Какие открывались перспективы для одной только разведки! Правда, и сейчас разведке никто не мешает действовать в прошлом, однако когда противник знает, что от тебя ожидать, — это одно, а когда противник ни о чем даже не догадывается — это совсем другая песня.

То судьбоносное решение они принимали втроем: Президент, Премьер и академик Гладышев. На немедленном коммерческом использовании открытия настаивал академик Гладышев. Мол, дальнейшие исследования требуют резкого увеличения финансирования, да что уж там говорить, колоссальных затрат они требуют, а в стране кризис и даже обычное финансирование поддерживать все труднее, а тут выпадает такой шанс — и себя обеспечить, и заработать для госбюджета весьма немалые деньги. Немалые — это сотни миллионов долларов только за первый год. Дальше доход будет только увеличиваться. У Гладышева и готовый бизнес-план был тогда с собой. Дельный бизнес-план. Впрочем, иного от Эдуарда Артуровича ожидать и не приходилось…

Эдуард Артурович Гладышев покинул страну в девяносто шестом. Получил предложение от Калифорнийского университета, забрал семью и уехал. Раздумывал он недолго. Прямо скажем, и вовсе не раздумывал: здесь все время и силы у ученого уходили на поиски приработка к нищенской зарплате заведующего кафедрой ЛТИ. Где уж тут заниматься чистой наукой, какие уж тут к чертям теории и гипотезы, найти бы еще учеников для репетиторства, чтобы свести концы с концами. К тому же у Гладышева, как и почти всех российских ученых, сложилось стойкое ощущение, что физики стране не нужны и это надолго.

Американцам Гладышева присоветовали его бывшие коллеги, уехавшие за океан чуть раньше и неплохо там устроившиеся (что характерно, не таксистами и грузчиками, а строго по профессии): мол, есть такой талантливый физик, человек энциклопедических познаний, к тому же свободно владеющий английским. Да, известен в научном мире сумасбродными гипотезами, однако в классической физике специалист каких мало и как преподаватель — отличная находка для любого ВУЗа.

Три года Гладышев отпреподавал в Беркли, в старейшем и самом авторитетном кампусе Калифорнийского университета. Оплачивался его профессорский труд весьма достойно, хотя Гладышева количество нулей в зарплатной ведомости нисколько не волновало: на жизнь хватает, семья обеспечена и ладно. Для него гораздо более важным было то, что, зарабатывая на жизнь и не при этом нисколько не перетруждаясь, он мог спокойно заниматься своей теорией биополярности времени. И работа продвигалась семимильными шагами. Обретя материальный и душевный покой, Эдуард Артурович понесся мыслью вперед, что твой локомотив.

Первый конфликт с руководством университета вышел из-за курения на территории учебного заведения в неположенных местах. Ладно, тогда Гладышев со всеми претензиями в свой адрес согласился, повинился и более не нарушал.

Второй конфликт вышел из-за детей, коих у Эдуарда Артуровича насчитывалось аж трое. Семья Гладышевах проживала в университетском городке, в отдельном доме, соседствуя с семьями других преподавателей. Супруга Гладышева, как и положено жене американского профессора, сидела дома, возилась с детьми. И вот однажды университетскому руководству поступил донос от соседей по этому академгородку: мол, миссис Гладышефф применяет насилие к детям. Строго говоря, доносчик был прав: женщина часто покрикивала на детей, могла оттаскать за ухо и отвесить подзатыльник. Сии действия по тамошним законам считаются самым что ни на есть злостным насилием над детской личностью.

Гладышев был вызван на ковер к руководству, где ему в резкой форме преподнесли: если хоть раз что-то подобное повторится — курение или насилие в семье — мы с вами немедленно расстанемся. «К преподаванию вопросы и претензии есть?» — спросил Гладышев. Сказали, нет. «К содержанию моих работ, которые публикуют в разных научных журналах в разных странах, вопросы и претензии есть?»

Сказали: «О, конечно, нет, мистер Гладышефф, мы рады, что такой авторитетный в научных кругах человек трудится в нашем учебном заведении». «А если я выпорю ремнем своего сына за то, что он в свои двенадцать повадится курить или попробует марихуану, вы меня выгоните?» Да, говорят, придется расстаться. «Я понял», — сказал Гладышев, повернулся и вышел из кабинета. И в этот же день подал заявление на увольнение.

Правда, на тот момент ему уже было куда отступать. Профессора Гладышева давно уже звали в Астану в тамошний университет. Денег, правда, против американских обещали в разы меньше, но вполне достаточно, а, как уже было сказано, за астрономическими суммами Гладышев и не гнался, гнался он за возможностью спокойно работать. К тому же жизнь в Казахстане дешевле американской, да и народ кругом свой, что немаловажно.

Из Казахстана он и перебрался в Сколково. Сманили его опять-таки не цифрами в трудовом контракте, а условиями работы — на тот момент теория биополярности времени была разработана и требовалось проверить ее на практике. А это подразумевало такое финансирование, какое не потянуть никакому Казахстану, и, разумеется, собственную лабораторию с немалым штатом сотрудников. Все это пообещали ему в Сколково. И — предоставили.

Президент узнал об открытии хроноперемещения уже после того, как прошли первые опыты на животных (мыши и собаки с закрепленными на них датчиками и видеокамерами исчезали из настоящего, а потом появлялись вновь, в живом или мертвом виде, привозя кадры из несомненно прошедших веков), после того, как доброволец-лаборант вопреки всем инструкциям и предписаниям «смотался» в прошлое — на год назад и вернулся оттуда невредимым и (сей факт известен только в сугубо узких кругах) вдрызг пьяным.

Кстати, история с этим лаборантом любопытна подробностями: как выяснилось, новую технологию намеревался испробовать на себе сам Гладышев по примеру иммунологов прошлого, прививавших себе желтую лихорадку и оспу. Однако молодые сотрудники лаборатории составили нечто вроде заговора. Они решили, что их любимый шеф не может подвергать себя риску (слишком велика будет потеря для мировой науки!), но и вместо себя Гладышев, ясное дело, никого из них не отправит. Выход один: опередить Гладышева и сделать это тайно. Тянули жребий. Счастливчик, вытянувший заветную бумажку с крестом, был отправлен в прошлое глубокой ночью. В прошлом его тоже ждала ночь — в одной из подмосковных деревень. Отправляли его, правда, в то же Сколково, но очутился он за сорок километров от него. Где-то там он сумел напиться. Поскольку при себе были деньги, это, думается, не представляло великого труда. А буквально перед возвращением «домой» поджег заброшенный колхозный коровник. На следующее утро сотрудники лаборатории вместе с тем самым лаборантом сгоняли в деревню, чтобы убедиться: коровник на месте, никаких следов пожара.

История вряд ли сохранит имя героического лаборанта, ибо выезд был абсолютно нелегальный, никоим образом не задокументированный, а потому и первый хрононавт останется для истории безымянным. Вернее, официально первым было суждено стать другому.

И вот только после всего этого о сенсационных результатах работы лаборатории Гладышева доложили главе государства.

Президент прекрасно помнил тот день. И дождь, и осеннюю листву на капоте президентского автомобиля, и сияющие лица молодых ученых, и нарядного, сурового, как курсант на параде, Гладышева. Президент слушал о том, что «они сделали это!», что теория биополярной природы времени полностью подтвердилась, переходы во времени действительно возможны, время — это ни что иное как, упрощено говоря, биологический магнит, имеющий «плюс» и «минус», и раз мы имеем возможность осязать «плюс», то можно добраться и до «минуса», если мы живем на Северном полюсе, то есть где-то полюс Южный и мы можем протоптать к нему тропу, вот мы и протоптали… Президент слушал о том, что эксперименты полностью подтвердили положения теории Гладышева и в отношении того, что прошлое изменить нельзя…

До Президента доносились слова о том, что это лишь начало великого пути, что это как первые мобильные телефоны — неудобные, большие, дорогие, с неустойчивой связью, а впереди — массовый выпуск, удешевление и обрастание возможностями, какие сейчас даже трудно себе представить. Что мы имеем сейчас? Возможность отправить в одну точку прошлого лишь одного человека, а максимальная продолжительность пребывания там строго ограничена сутками, меньше можно, больше — пока никак. И назад раньше программного срока никак не вернешься, попал — сиди там до тех пор, пока не растворится биоактивная оболочка кристалла. Как бы туго тебе там не приходилось — нет способа вернуться досрочно. Но это пока, а завтра… Даже трудно представить, до чего можно додуматься завтра. Конечно, при условии увеличения финансирования, расширения штата, приоритетной государственной поддержки на всех уровнях…

Президент слушал, просматривал разные видеозаписи. Слушал, смотрел… и не верил. Как в такое вот так вот запросто поверишь?!

— Так просто? — Таким был первый вопрос, который задал тогда Президент Гладышеву. — Проглотил кристалл и оказался в прошлом? Никаких машин времени, как в «Иване Васильевиче»?

— Машина внутри кристалла, — сказал Гладышев. — То есть вмонтированная в кристалл наноплата составляет с биоактивной оболочкой кристалла единое целое. Даже более того. Человек с кристаллом, в котором находится наноплата, — это единое и неразрывное целое и есть та пресловутая машина. А кто сказал, что машина — это обязательно что-то громоздкое с рычагами, с кабиной и креслом пилота? Раньше вот один компьютер занимал целую комнату, а теперь процессор с гораздо большей производимостью можно разместить на кончике иглы.

— Да-да, — согласился пораженный всем услышанным и увиденным Президент.

В конце концов, после длительных разъяснений, пояснений и демонстраций глава государства как-то уместил в голове, что все всерьез и все на самом деле, уверовал, что сказка и впрямь стала былью, понимаете…

А через месяц состоялось то историческое совещание. Без всякой иронии историческое: они решали, стать ли открытию всеобщим достоянием или наложить на него гриф строгой секретности со всеми вытекающими.

Президент тогда поддержал Гладышева: во-первых, потому что на тот момент доверял ему безоговорочно во всем, что касалось работы над проектом, во-вторых… А во-вторых, стоит проект засекретить, как он тут же перейдет под крыло силовых министерств, а те — всецело под Премьером. Стало быть, Президента постепенно отодвинут от Сколково, а потом и вовсе отстранят. И это «во-вторых», если уж честно, было намного важнее и «первых», и «третьих», и под иными номерами расположившихся доводов и аргументов (таких, скажем, как наполнение бюджета страны). Итог заседания два — один в пользу коммерческого использования открытия. Есть космический туризм, теперь быть туризму межвременному. Договорились, что сперва, конечно, все еще раз проверят и испытают, отработают и наладят, а потом, что называется, запустим в серию. Без промедления запустим. И значительную долю денежных поступлений необходимо будет вкладывать в новые исследования, потому что они сулили возможности гораздо более впечатляющие, чем краткосрочные поездки в прошлое. И вот этими-то открытиями можно будет не спешить делиться со всей общественностью.

В свое время трое политиков, лидеров государств подписали в Беловежское соглашение, ознаменовавшее конец супердержавы СССР. Другие трое уже в Москве, в кремлевском кабинете Президента, приняли судьбоносное решение об учреждении государственного проекта «Сколково. Хронотуризм». И теперь, как и в случае с развалом Советского Союза, назад уже не отыграешь…

…Президент поставил вновь опустевшую чашку на поднос. Ладно, хватит предаваться воспоминаниям. Эк, как Запаров зацепил за живое своим дурацким текстом!

Ну-ка, что еще говорят в сети? Он вернулся к компьютеру, пробежался по ссылкам.

Так. С новостной ленты: «Генеральный секретарь ООН предупредил, что необходимо принять срочные меры по предотвращению катастрофических изменений, которые могут вызвать опыты с физическим временем. Он призвал страны-члены ООН принять законодательные акты, запрещающие все формы темпоральных экспериментов, так как они „противоречат достоинству человека“ и выступают против „защиты человеческой жизни“. На ближайшей Генеральной Ассамблеи будет предложен проект резолюции, содержащей призыв к государствам-членам запретить все формы опытов со временем. Также будет предложено принять дополнительный протокол к Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства, касающийся запрещения опытов с физическим временем».

«Боятся, черти, — усмехнулся про себя Президент. — Боятся, что будем копаться в их прошлом. Знать, грешков-то там немерено у каждого». Впрочем, все это было предсказуемо — и реакция мировой общественности, и отдельных политиканов. Да только сделать они ничего не могут. А если попробуют — на каждого из них к тому времени будет уже накоплено пухленькое досье. Этим очень скоро займутся вплотную, ведь надо быть ко всему готовым…

Так, вот еще с новостной ленты: «Арнольд Шварценеггер подтвердил свое желание в следующем году совершить хронотуристический вояж по местам своей славы. В интервью агентству „Росбалт“ он сказал, что собирается посетить премьеру первого „Терминатора“, и „Конана-варвара“».

Ага, и тут же: «Боксер Николай Валиев заявил, что не исключает своей поездки в прошлое. Он заявил, что намерен посетить Куликовскую битву. Он подчеркнул, что за свою жизнь не боится и обвешиваться оружием не собирается. Он сказал, что хватит и кулаков».

Так, а это что за популярная ссылка? Футуролог Дергаев: «Что будет дальше? Этот вопрос мы задаем себе все чаще и чаще. Так называемый хронотуризм, никак не меняя настоящее (вроде бы все ученые в этом единодушны), все же оказывает на него все большее влияние. Начиная с мелочей, скажем, с того, что само слово „хронотуризм“ уже прочно вошло в нашу жизнь, а название города Сколково все больше ассоциируется исключительно с компанией „Хронотуризм“ и становится именем нарицательным. Что же кроме этого? Отмечено возрастание интереса к истории в школах, повышение спроса книг на историческую тему, вырос конкурс в вузы на исторических факультетах. Историческая наука покидает пыльные архивы и уходит в реальность. Скоро неминуемо изменится и подготовка историка как профессионала — упор будет делаться на изучение древних языков, на этнографию древних народов и даже на физическую и военно-техническую подготовку. Кабинетный историк уходит, ему на смену идет солдат истории. А научно-исторические споры уже не имеют смысла. Для примера, многолетние дебаты на тему, было ли на Руси татаро-монгольское иго, сейчас разрешить легче легкого: можно отправиться в интересующее время и все разузнать на месте.

Что же видится в далекой перспективе? Со временем (возможно, даже ждать придется совсем недолго) технология хроноперемещения станет общедоступной: кристаллы перемещения будут продаваться в каждом магазине и будут по карману любому гражданину. И вот тогда наше настоящее преобразится до неузнаваемости. Скорее всего, это приведет к краху нынешней валютной системы. Возникнет новая валюта — время. И на первых порах всеобщим эквивалентом как раз и станут те же кристаллы. Существующая финансовая система обрушится, и разразится невиданный в истории экономический кризис (особенно с учетом того, что многие люди начнут отправляться на заработки в прошлое так же, как сейчас отправляются на работу за границу, и будут привозить оттуда в больших количествах золото, бриллианты, иные материальные ценности). А любой мировой кризис чреват социальными потрясениями вплоть до новых глобальных войн. А если предположить, что все же (хотя нас и пытаются уверить в обратном) будет создано хронооружие… Тогда последствия для мирового порядка вообще трудно представимы».

— Любите же вы все сгущать и пугать народ, — вслух проговорил Президент. — Уж как стращали две тысячи двенадцатым годом. И что? Да ничего.

И дальше читать не стал. А перешел по новой ссылке.

Профессор-лингвист Шубина Л. Н.: «Я считаю, учредители фирмы ошиблись, выбрав проекту название „хронотуризм“. Они не учли возможную коннотацию данной языковой единицы. То есть не приняли во внимание дополнительную эмоционально-оценочную окраску слова с точки зрения русской традиции словоупотребления. А ведь совершенно очевидно, что в обиходном употреблении слово „хронотуризм“ неизбежно превратится в „хренотуризм“, что в общественном сознании может привести…»

И этот текст Президент не стал читать дальше.

— Да пусть хоть горшком называют! Вот уж наплевать!

Глава государства посмотрел на часы. Было без пяти девять. Счастливый президентский час подходил к концу. Через пять минут он перестанет принадлежать себе одному, начнет принадлежать президентскому расписанию. А весь день, как обычно, расписан от и до. И первым пунктом дня сегодняшнего значится посещение наукограда «Сколково-2».

Визит Президента в Сколково — дело обычное. Наукограды (и основной, и «Сколково-2») — они оба, в конце концов, его детища, поэтому ему необходимо время от времени напоминать об этом электорату, появляясь в новостях в окружении ученых на фоне сколковских декораций. Но сегодня предстояла весьма необычная поездка. Сколково они посетят вместе с Премьер-министром России. Премьер будет там впервые. И Президента, признаться, сей факт если не тревожил, то озадачивал. Почему Второй вдруг надумал проинспектировать «Хронотуризм», почему именно сейчас, что за этим кроется?

Ах да! Надо сделать запись в Твиттер. Каждый день в это время Президент обязательно что-нибудь писал в Твиттер. Народ привык, народ ждет.

По закладке сразу вышел на нужную страничку. Быстро заполнил окошко сообщений и нажал «Отправить». Сегодня Президент порадовал страну такой записью: «Вспомнилось: береги платье снову, а честь смолоду. Подумалось: береги и время смолоду».

Оставалась одна минуту свободного времени. Ладно, последний заход по ссылке и на выход. Для поднятия настроения Президент заглянул на сайт «Красноватой Бурды», зашел там в раздел «Сколково» (ну как же без этого, все шутники теперь отмечаются остротами про хронотуризм!), прочитал свежую шутку:

«Алкоголик Закусидзе наконец-то сдал бутылки и отправился в прошлое. Чтобы выкушать хотя бы по глоточку „Пшеничной“ по три шестьдесят две, портвейна „Дербент“ по четыре тридцать, легендарного „Яблочного“ по рубль ноль четыре и вспомнить изумительный вкус разбавленного „Жигулевского“».

И тут же ниже располагалась частушка из серии «Сколковские напевы»:

«Рыба плавает в томате,

Рыбе в банке хорошо.

Что же я, ядрены лапти,

В хронтуристы не пошел!»

Заразительный президентский смех слышать никто не мог — двери наглухо закрыты…

Оглавление

Из серии: Сколково. Хронотуризм

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Проект «Сколково. Хронотуризм». Книга 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я