Криминология (Е. О. Алауханов, 2013)

В предлагаемом учебнике, подготовленном автором на основе программы курса криминологии для высших учебных заведений, освещаются все основные вопросы этой дисциплины. В книге на базе современных подходов к структуре и содержанию криминологии рассматриваются предмет, система, методология и история криминологии, задачи и перспективы ее развития. Анализ преступности, личности преступников, причин и условий преступлений дается как в общем плане, так и применительно к конкретным видам преступлений. С этих же позиций рассматривается проблема предупреждения преступности. Учебник отличает оригинальный подход автора к решению некоторых проблем криминологии. Приводятся статистические данные и привлекается большое количество научных и литературных источников. Книга написано живым, образным языком. Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов, специалистов в области криминологии, а также для всех интересующихся проблемами предупреждения преступности. Рекомендовано к печати Международным центром научных исследований и правовой экспертизы Республики Казахстан

Оглавление

Из серии: Учебники и учебные пособия (Юридический Центр Пресс)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Криминология (Е. О. Алауханов, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Общая часть

Глава I

Криминология как наука, ее предмет и метод

1. Понятие, предмет и структура криминологии

Слово «криминология» при ближайшем анализе состоит из двух корней. Crimen (латинский) – преступление, преступное поведение. logos (греческий) – наука, учение, знание. Следовательно, «криминология» – это учение о преступлении или преступном поведении.

Интерес вызывает история появления науки криминологии.

Одни исследователи полагают, что рождение криминологии связано с выходом в свет в 1764 году совсем небольшой, но богатой по содержанию книги итальянского гуманиста, публициста и юриста Чезаре Беккариа «О преступлениях и наказаниях», когда ее автору исполнилось всего 26 лет.

Через 120 лет, в 1884 году, в г. Турине (Северная Италия) итальянский судья Р. Гарофало выпустил в свет солидную книгу под названием «Криминология: природа преступности и теория наказания», состоявшую из трех частей: «Преступность», «Преступник» и «Репрессия». В любом случае мы можем констатировать тот факт, что итальянцы могут гордиться своим первенством в появлении науки криминологии.

Представляется, что такое первоначальное понимание криминологии соответствует реальности, ибо наука «уголовное право» по существу должна заниматься главным образом определением самого понятия преступления и уголовного наказания, их признаков и условий реализации.

Человеческое поведение есть нечто целостное, его нельзя разбивать именно как поведение на отдельные части: на социальное, биологическое, психологическое, нравственное, физиологическое и т. д. Люди (субъект познания) делают такую разбивку лишь условно, для более детального изучения тех или иных сторон поведения. Потому и немало наук, которые интересуются человеческим поведением (философия, религия, социология, медицина, педагогика, психология, юриспруденция и т. д.).

Американский профессор-криминолог Верон Фокс, склоняясь к непознаваемости мира, писал с иронией: «Попытка понять его (поведение человека. – Е. А.) с позиции какой-либо одной из них (т. е. различных наук. – Е. А.) напоминает стремление пятерых слепцов описать слона» (Фокс В. Введение в криминологию. М.: Прогресс, 1985, с. 17).

Каждое конкретное преступление – «элементарная частица» преступности (Кудрявцев В. Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. М., 1998, с. 16). Любое преступление представляет собой акт поведения человека. В психологической литературе под поведением понимается так называемая произвольная активность личности, т. е. такая активность, при которой осознана преследуемая цель и есть возможность контроля за ходом разворачивающихся процессов. Если несколько уточнить и сузить это понимание, то человеческим можно назвать и такое поведение, которое обладает для субъекта смыслом (Хеккхаузен X. Мотивация и деятельность. Т. 1. М., 1986, с. 14). Другими словами, речь идет о сознательном поведении личности, в том числе и ошибочном, негативном и противоправном (Каиржанов Е. И. Криминология (общая часть). Алматы: Өркениет, 2000, с. 6–7).

В криминологии как социальной, юридической, естественной науке имеются общие моменты, которые объединяют точки зрения различных направлений.

Основной вопрос той или иной науки состоит в том, насколько выявлен ее предмет и, следовательно, насколько в процессе научного исследования его возможно определить и точно описать. Предмет науки определяется с позиций установок, которые вместе с тем являются исходными данными, принципиальными теоретическими и методологическими аспектами любых исследований. Постановка целей и задач исследования позволяет конкретно определить предмет науки, ее метод. Таким образом, становится ясно, какие явления исследует данная наука, какой инструментарий она для этого использует. Все высказанное полностью относится и к криминологии.

В настоящее время специализация науки – достаточно условное понятие. Интеграционные процессы, происходящие в человеческом сообществе, касаются всех ее институтов, в том числе и такого социального явления, как наука.

Продолжающееся совершенствование правовой сферы Республики Казахстан в соответствии с Концепцией правовой политики, а также последние инициативы Главы государства Н. А. Назарбаева по реализации стратегии вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, в свою очередь, предопределяют необходимость в выработке научно обоснованных и практически значимых предложений в административно-правовой сфере деятельности уполномоченных органов по дальнейшему укреплению законности и правопорядка, усилению борьбы с преступностью и административной деятельностью, повышению качества профилактической работы.

Специфика предмета криминологии раскрывается в ее соотношении с системой смежных наук как по предмету, так и по другим признакам. Со всей определенностью можно заявить, что криминология есть наука юридическая – она находится в тесной связи с такими отраслями права, как уголовное право, уголовно-исполнительное право, правовая статистика, уголовный процесс, криминалистика, административное право и др. При этом криминология, являясь самостоятельной отраслью знания, использует, тем не менее, методы таких наук, как философия, социология, психология, медицина, педагогика и др.

Криминология представляет собой научный институт, изучающий преступность, личность преступника, причины и условия преступности, методы и средства ее предупреждения.

Предметом криминологии, как и любой другой науки, является исследование роли и места криминологии в жизни социума, ее целей и задач, функций, влияния на социальную политику. Конкретным предметом криминологической науки является специфическая область общественных отношений, связанных с таким социальным явлением, как преступность, и системой мер по ее предупреждению. Именно эти отношения представляют собой ядро предмета криминологии и определяют особенность данной науки.

Исследование преступности, в том числе и прогностическое, включает в себя следующее:

– преступность как социальное явление;

– преступление как индивидуальная форма преступности;

– причины и условия преступности конкретных преступлений;

– личность преступника;

– меры предупреждения преступности и профилактика отдельных преступлений.

Указанные элементы характеризуют также структуру криминологии как отрасли знания. Область научных исследований в криминологии включает в себя различные аспекты:

– профилактический;

– прогностический (входящий в структуру управленческого);

– изучение преступности и ее причин;

– личность преступника;

– виктимология;

– суицидология и т. д.

Естественно, каждый из указанных аспектов требует самостоятельного научного исследования, образуя в ряде случаев предмет особого изучения и предмет относительно самостоятельной учебной дисциплины. Но, прежде всего, каждый из этих аспектов является криминологическим.

Понятие предмета науки криминологии формулируется на основе установки четких научных критериев для определения отношений, составляющих этот предмет. Данный принцип действует в любой науке. Комплексный анализ всех отношений, составляющих предмет криминологии, связан с ее междисциплинарным характером.

В любой науке важно четко определить цели, чтобы дать надежные ориентиры ее развития и сделать невозможным отклонение от избранного пути. Глобальная цель криминологии – построение модели будущего результата научной деятельности в указанной сфере. Постановка и обоснование такой цели на теоретическом уровне осуществляются на основе научного познания с учетом потребностей и интересов данной науки. При этом обосновывается также и последовательность соответствующих практических действий. Теоретическое знание (сама криминология как система знаний) связано с практикой не прямо, а через деятельность (в области борьбы с преступностью) по выработке практических целей на основе этого знания. Прикладная деятельность криминологии связана с организацией, управлением и планированием в сфере противодействия преступности. Отсюда и необходимость согласования теоретических и практических целей.

Конечная цель криминологии как науки определяет ее ориентацию в целом, от которой зависит вся логика процесса познания, вся организация научных исследований в данной сфере. Известно, что конечной целью уголовной политики является контроль над преступностью и порождающими ее причинами и условиями. Отсюда вытекает конечная цель криминологии – вооружение практики всеми необходимыми научными знаниями для претворения в жизнь общей цели уголовной политики, создание соответствующей научной базы. Указанные цели соответствуют интересам общества, носят глубоко нравственный, гуманный характер.

Перспективные цели теоретического и практического характера сводятся к осознанию разносторонней, многоуровневой системы предупреждения преступности как явления, профилактики отдельных видов и категорий правонарушений, совершаемых лицами различных социальных и возрастных групп. Сюда же относятся и нейтрализация криминогенных факторов, усиление влияния на преступность антикриминогенных факторов.

Перспективные цели предусматривает и объединение всех мер социальной профилактики: моральной, правовой и т. д. Однако такая система должна постоянно коррелировать как с изменениями общественного и государственного развития в целом, так и преступности и мер, связанных с контролем над ней. Поэтому обязательными предпосылками построения названной системы с расчетом ее эффективного действия на длительный период являются криминологическое прогнозирование и основанное на нем перспективное планирование в области теории и практики противодействия преступности. Здесь криминология должна видеть свои специфические цели – научное решение не только теоретических, но и практических задач: как должна строиться система предупреждения и контроля над преступностью, чтобы удовлетворить требования правовой политики в данной сфере, нужды и запросы правоприменительной практики. При этом криминология должна предлагать варианты решения и давать соответствующую информацию. Практика же использует указанные материалы для постановки и распространения передового опыта.

Таким образом, совместная деятельность теории и практики осуществляется для перспективного развития процесса контролирования преступности.

Основная задача криминологии заключается в получении достоверных знаний о преступности и мерах ее предупреждения. Несомненно, конечная задача криминологии – быть наукой высокодейственной, способствовать, решая свои проблемы, созданию такой методики, которая даст практике возможность эффективного контроля над преступностью.

Среди задач, поставленных Президентом нашей Республики Н. А. Назарбаевым в области противодействия преступности, в первую очередь следует назвать выявление и научное изучение причин и условий преступности, ее состояния, уровня и структуры. К числу таких задач относится также выявление лиц, способных в силу их поведения совершить преступление, их изучение с целью оказания воспитательного, профилактического воздействия. Следовательно, наука призвана обеспечить практику конкретными рекомендациями и адекватной оптимальной информацией.

Криминология, изучая вопросы, входящие в ее предмет, осуществляет научные исследования с различных позиций: раскрывает основные признаки преступности, анализирует причинно-следственные связи, изучает тенденции и закономерности данного явления, причем не только с точки зрения его прошлого и настоящего, но и будущего. Таким образом, криминология имеет три основные функции: описательную (диагностическую), объяснительную (этиологическую) и предсказательную (прогностическую). Иными словами, в развитии данной науки условно можно выделить три стадии:

– эмпирическую (собирательную), когда исследователь выясняет, как протекает тот или иной процесс;

– теоретическую (объяснительную), когда исследователь стремится выяснить, почему данный процесс протекает так, а не иначе;

– прогностическую (предсказательную), когда исследователь стремится заглянуть в будущее и раскрыть перспективы развития изучаемого явления, процесса.

На последней, высшей стадии в полной мере выявляются возможности самой криминологии как науки. Названные три стадии (функции) криминологии всегда совмещаются. В единстве они могут быть представлены как познавательная функция, имеющая и так называемый практический выход.

2. Современное состояние отечественной криминологии

История криминологии свидетельствует о постоянном расширении горизонтов и диапазона охватываемых ею проблем. Это расширение в немалой степени является отражением более широких интересов, привнесенных в изучение проблем криминологии, во-первых, учеными, чьи профессиональная подготовка и опыт предыдущей работы не были связаны с криминологической проблематикой; во-вторых, учеными-юристами, представителями цикла криминальных наук. По мере того, как раздвигались горизонты криминологии, росли также и ее теоретические ресурсы. В настоящее время криминология представляется как солидарная юридическая наука с большим научным потенциалом. И чем больше отдаляется от нас время создания криминологии как науки, тем ощутимее ее влияние на теорию и практику процесса осуществления контроля над преступностью.

В России, как известно, классическое направление сформировалось весьма основательно. У его истоков стояли первые представители русского уголовного права: С. Десницкий, А. Куницын, Г. Солнцев[2]. Наиболее выдающимся представителем его был профессор Н. С. Таганцев, обогативший науку уголовного права ценнейшими произведениями и стремившийся не только определить юридические признаки субъекта преступления, но и проникнуть в причины человеческого поведения.

Отвергая френологическую концепцию Гоммеля и Галя, доказывавших, что человек совершает преступления потому, что не смог быть иным, антропологическую теорию Ч. Ломброзо о «врожденном преступнике» и др., Н. С. Таганцев видел детерминизм преступного поведения в подчинении человеческих поступков «закону достаточной причины». Этот закон он объяснял так: «… то, что совершилось в данном месте, в данное время и при данных обстоятельствах, всецело определилось теми условиями, при которых оно совершилось»[3].

Но в России XVIII–XIX веков существовали и более радикальные социально-критические взгляды в области идей криминологии. О причинах преступлений в условиях царской России, о гуманизме средств предупреждения преступности высказывались такие выдающиеся мыслители и общественные деятели, как В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. А. Добролюбов, А. Н. Радищев, Н. И. Тургенев, Н. Г Чернышевский и др.

Так, Н. Г. Чернышевский писал, что «если бы устранить одну эту причину зла, быстро исчезло бы из человеческого общества, по крайней мере, девять десятых всего дурного; число преступлений уменьшилось бы в десять раз, грубые нравы и понятия в течение одного поколения заменились бы человеческими…»[4]

Заметим, что в дореволюционной России концепции Ч. Ломброзо не нашли сторонников. А. А. Жижиленко отмечал, что «новизна взглядов Ч. Ломброзо и кажущаяся научность его метода привлекает на первых порах большой интерес к его учению, подрывающему совершенно основные начала уголовного права… постепенно развенчивает все учение, и в настоящее время только некоторые взгляды Ч. Ломброзо сохраняют свое значение и принимаются во внимание отдельными криминалистами – в целом его учение почти отвергнуто»[5].

Известно, что Ч. Ломброзо был в России и в августе 1907 года посетил в Ясной Поляне Л. Н. Толстого. По поводу этого визита Л. Н. Толстой записал в своем дневнике: «Был Ломброзо ограниченный, наивный старичок».

К слову сказать, у Льва Николаевича были все основания сделать такую запись, ибо ему удалось наблюдать «теорию» Ломброзо в действии.

Для казахстанских юристов было бы весьма полезным освоить труды таких известных ученых, как академики НАН РК С. З. Зиманов, С. Сартаев, С. Н. Сабикенов, Н. Т. Баймаханов, Г. С. Сапаргалиев, М. К. Сулейменов и д. ю. н. профессора У. С. Джекебаев и Е. И. Каиржанов, много сделавших для прогресса науки Казахстана, в том числе и криминологической мысли в республике. До сих пор наблюдаются пробелы в разработке проблем уголовной политики и наказания, что является наследием репрессивного тоталитарного режима. В силу этого назрела необходимость коренной перестройки всей пенитенциарной системы.

Известно, что криминология была «стеснена» прежним режимом, где отдельные ее представители пытались «поправить» диктат власти (чего, например, стоит идея социально генетической концепции профессора И. С. Ноя (Саратов), не получившая при его жизни признания). Ныне все чаще возникает идея создания политической криминологии, что не было бы лишним и для Казахстана[6].

И. С. Ной еще в 20-е годы XX века изучал причины преступности на конкретном фактическом материале и, прежде всего, на материале изучения личности преступника. Исследование преступности носило комплексный характер и ставило своей задачей выявление как криминогенных качеств среды, так и социальных и психофизических свойств человека, способного совершить преступление.

Создание науки криминологии в Казахстане связано с именем С. Я. Булатова. Он старался дать криминологическое направление исследовательской работе своих учеников. Непререкаемый авторитет, плодотворное научное творчество С. Я. Булатова дали толчок зарождению криминологии как учебной дисциплины в Казахстане. Такие работы С. Я. Булатова, как «Уголовная политика эпохи империализма», «Военно-уголовное законодательство французской революции 1789–1791 гг.», «Каролина», «Возрождение Ломброзо в советской криминологии» и множество статей на актуальные темы того периода, заложили основу криминологическому направлению отечественной правовой науки.

Критичность взглядов С. Я. Булатова привлекала особое внимание со стороны ведущих ученых Советского Союза и России (И. С. Ной, А. А. Герцензон и др.), свидетельством этому служат диспуты и споры на тему вопросов изучения преступности (по мнению С. Я. Булатова, «оторванность» научных исследований от вопросов уголовного права и его теории, проблемы биологизации социальных аспектов преступности и т. д.).

С. Я. Булатов как создатель научной школы подготовил много учеников, в числе которых можно назвать Б. С. Бейсенова, исследовавшего алкоголизм как один из главных факторов причин преступности в республике и предложившего смелые научные идеи борьбы с этим социальным злом.

Не менее известным ученым-криминологом является ученик С. Я. Булатова Е. М. Каиржанов, автор ряда научных трудов по проблемам криминологии, в том числе первого учебника по криминологии в Казахстане, внесший большой вклад в развитие и становление отечественной криминологической науки, автор более 30 монографий и учебников.

Весомый вклад С. Я. Булатова в развитие криминологической науки еще ждет своих исследователей, готовых изучить, осмыслить и всесторонне рассмотреть его наследие.

На сегодняшний день в Казахстане проблемами правовых наук в целом и криминологии в частности занимается целая плеяда ученых. Проблемам криминологии посвящено большое количество исследований, касающихся разных направлений.

Определенная группа ученых, являясь специалистами широкого профиля, исследуют вопросы уголовного права и криминологии. К ней относятся:

– У. С. Джекебаев – доктор юридических наук, профессор, специалист в области проблем мотивации преступного поведения, социально-психологических аспектов преступности, опубликовавший более 20 учебников и монографий, соавтор Модельного Уголовного кодекса СНГ;

– Е. О. Алауханов – доктор юридических наук, профессор, член Союза писателей Казахстана, исследующий проблемы хищений, корыстно-насильственных и коррупционных преступлений. Одним из первых издал на государственном и русском языках многотиражные учебники «Криминология»;

– З. О. Ашитов – доктор юридических наук, профессор, специалист по проблемам изучения причин и предупреждения воинских и служебных преступлений;

– Н. М. Абдиров – доктор юридических наук, профессор, основатель криминологической школы по изучению проблем предупреждения наркомании, борьбы с наркобизнесом;

– К. Ж. Балтабаев – доктор юридических наук, профессор, судья Конституционного Совета Республики Казахстан, исследовавший проблемы предупреждения преступности в системе уголовно-исполнительных учреждений;

– С. Х. Жадбаев – кандидат юридических наук, доцент, автор ряда научных трудов по уголовному праву и криминологии, а также Комментария к Уголовному кодексу Республики Казахстан;

– Б. Ж. Жунусов – доктор юридических наук, профессор, который занимается проблемами уголовной, криминологической и уголовно-исполнительной политики, проблемами наказания как специальной меры предупреждения преступности;

– И. И. Рогов – доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель наук РК, Председатель Конституционного Совета РК, разносторонний ученый, в частности, исследующий проблемы предупреждения экономической преступности;

– М. С. Нарикбаев – доктор юридических наук, профессор, президент Казахского гуманитарно-юридического университета; его научные труды посвящены проблемам причин и мер предупреждения преступности среди несовершеннолетних, вопросам коррупционной и организованной преступности, внес большой вклад в реорганизацию судебной системы в Республике Казахстан;

– А. Х. Миндагулов – доктор юридических наук, профессор, специалист в области социальных проблем профилактики правонарушений, управления правоохранительной деятельностью;

Существенное влияние на развитие научных основ предупреждения организованной и коррупционной преступности внесли такие ученые, как:

– Д. С. Чукмаитов – доктор юридических наук, профессор, начальник Костанайского юридического института КУИС МЮ РК, специалист в области проблем предупреждения рецидивной и пенитенциарной преступности;

– Н. Н. Турецкий – доктор юридических наук, специалист в области применения обстоятельств, исключающих преступность деяния, по уголовному законодательству РК.

Таким образом, изменения в жизни нашего общества, отразившиеся на науке и на ее практической значимости, повлияли и на криминологию. Криминологические исследования (теоретические и прикладные) становятся реальным научным и практическим делом, а сама криминология превращается в серьезную науку, оказывающую возрастающее воздействие на процесс контроля над преступностью.

Профессор Каиржанов Е. в своей работе «Причинность в криминологии» отметил, что «в Республике Казахстан исследовались в целом более частные теории причин преступности: Н. М. Абдировым (наркопреступности), А. Н. Агыбаевым (служебной преступности), Е. О. Алаухановым (хищение, корыстно-насильственной и коррупционной преступности), З. О. Ашитовым (воинской преступности), Б. С. Бейсеновым („фоновой“ преступности), К. А. Бегалиевым и М. С. Нарикбаевым (преступности несовершеннолетних), И. Ш. Борчашвили (экологической преступности), С. Я. Булатовым (роль социальной среды), У. С. Джекебаевым (социально-психологические аспекты), И. В. Корзун (женской преступности), Г. М. Мукашевым („уличной“ преступности), Р. Т. Нуртаевым (неосторожной преступности), Б. М. Нургалиевым (организованной и коррупционной преступности), И. И. Роговым (экономической преступности), Г. Р. Рустемовой („медицинской“ преступности), Б. Х. Толеубековой („компьютерной“ преступности), Д. С. Чукмаитовым и Б. Н. Накиповым (рецидивной преступности)»[7].

Рассмотренный выше широкий спектр направлений, исследуемых отечественными криминологами, иллюстрирует заметный поворот к рассмотрению вопросов, выдвигаемых социальной практикой; свидетельствует о проведенной значительной работе по совершенствованию системы криминологических исследований, осуществляемой на различных уровнях. Отечественная криминология и ее представители пользуются большим авторитетом как в нашей стране, так и за рубежом. Основанные ими научные школы и направления представляют собой завтрашний день отечественной криминологии.

Наука криминология среди других юридических наук сравнительно молода. Отсчет ее жизни начинается примерно со второй половины XIX века. Человечество жило и живет в страхе перед преступностью и всегда искало и ищет методы и средства борьбы с ней.

Научные учреждения, занимавшиеся проблемами криминологии, стали создаваться с 1922 года в виде Кабинетов по изучению преступника и преступности. Первым в указанном году был создан такой Кабинет в Саратове.

В 1923 году при МУРе был организован научный Кабинет с клиникой по изучению преступности и преступника.

25 марта 1925 года постановлением Совета Народных Комиссаров РСФСР был организован Государственный институт по изучению преступности и преступника при НКВД РСФСР.

Тем не менее в прошлом работа института подвергалась резкой критике. Так, критическому разбору его деятельности была посвящена статья С. Я. Булатова. Правда, автор сделал оговорку, что он не имел в виду дать оценку всей деятельности Московского кабинета по социологическому изучению преступности. Он констатировал в некоторых работах сотрудников Кабинета воспроизведение при объяснении преступности тезисов об «атавизме» и обусловленности ее отклонениями в психике эпилептоидного характера. Тезис о «нарушении гармонии социального пространства» он толковал таким образом, что этот тезис предполагает и требует признания биологической дисгармонии.

После статьи С. Я. Булатова в 1929 году на заседании секции права и государства Коммунистической академии под председательством Е. Б. Пашуканиса был проведен диспут по вопросу изучения преступности в СССР. На нем были сделаны определенные выводы, которые можно выразить в виде следующих тезисов: работа по изучению преступности в этот период в основном была оторвана от вопросов советского уголовного права и его теории; некоторые научные сотрудники, преимущественно психиатры, стремились изучать социальные проблемы преступности, стремились к возрождению ломброзианства. Выступивший на диспуте А. А. Герцензон, в частности, говорил: «Объектом криминологии может явиться лишь преступность в качестве социального явления, а исследование личности преступника имеет строго ограниченные задачи, ни в какой степени не могущие решить вопроса о причинах преступности». На этой позиции он стоял до конца своих дней.

«Если в определениях науки криминологии в учебниках 1966 и 1968 гг. отсутствовало указание на личность преступника как на элемент ее предмета, то этот элемент оказался восстановленным в учебной программе по курсу криминологии под редакцией профессора В. Д. Меньшагина, изданной в 1972 г.»[8].

«В последнее время доказано, что к содержанию криминологии относится проблема прогнозирования преступности. Много сделавший для разработки указанной проблемы Г. А. Аванесов внес существенное дополнение в раскрытие содержания криминологии, указав на наличие трех ее функций – описательной (диагностической), объяснительной (этимологической) и предсказательной (прогностической). При этом Г. А. Аванесов оценил само прогнозирование как метод осуществления предсказательной функции криминологии»[9].

Профессор Л. Лернелль под предметом криминологии понимает «круг проблем, которые надо решить, вопросов, на которые следует ответить». Под криминологией в широком значении он понимает «науку о генетических факторах преступности (криминальная этиология), о разнородных чертах и признаках криминальных поступков (криминальная феноменология), о структуре и динамике уголовной преступности». Проблематику методики изучения преступности, а также средств ее предупреждения профессор Л. Лернелль оставляет за рамками предмета криминологии[10].

«Аналогичный подход мы встречаем и в труде венгерского криминолога М. Вермеша „Основные проблемы криминологии“. Предмет криминологии он представляет себе следующим образом: а) преступность как массовое явление; б) преступление как индивидуальное явление, как индивидуальное проявление преступности; в) государственные и общественные методы и средства предупреждения преступности»[11].

С 1960 года криминологией стал заниматься один из секторов Института государства и права АН СССР, который возглавлял А. А. Герцензон. Отдельные проблемы криминологии включались в планы работы Института криминалистики Генеральной прокуратуры СССР и ВНИИ МВД СССР.

В 1962 году в Институте государства и права А. А. Герцензоном была написана вводная глава для создававшегося учебника по криминологии. Это был первый реальный шаг на пути возрождения криминологии.

Постановлением Совета Министров СССР от 30 мая 1963 года Институт криминалистики Генеральной прокуратуры СССР был реорганизован во Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности при Генеральной прокуратуре СССР (г. Москва). Первым директором этого института был приглашенный из органов МВД полковник милиции – Игорь Иванович Карпец.

С 1963 года криминология стала преподаваться в вузах союзных республик СССР.

В Казахстане в 2000 году впервые создана Криминологическая ассоциация. Ее первым президентом избран доктор юридических наук, профессор Игорь Иванович Рогов. При Ассоциации с августа 2000 года издается юридический журнал «Предупреждение преступности», первым главным редактором которого являлся доктор юридических наук Н. Н. Турецкий.

3. Методы криминологических исследований

В каждом конкретном криминологическом исследовании может использоваться комплекс различных методов, которые позволяют решать самые сложные и неординарные задачи. Объекты криминологического исследования представляют собой многоаспектные явления, требующие комплексного междисциплинарного подхода. Активное развитие науки криминологии привело к тесным контактам с философией, социологией, историей, социальной психологией, статистикой, математикой, демографией, наукой управления, экономикой, медициной, а также с другими отраслями знания. Каждая из названных наук может подходить к проблемам криминологии со своих собственных, совершенно отличных позиций. Задача криминологии – использовать понятийный и методологический аппарат других наук как инструментарий для решения собственных проблем. Криминолог обязан знать в известной степени (помимо юридических наук как юрист) те проблемы, которые так или иначе связаны с преступностью, ее природой и сущностью, а также вопросы, связанные с организацией и проведением криминологических исследований, следовательно, с использованием богатого арсенала общенаучных и частнонаучных методов познания действительности. Таковы требования науки криминологии, такова ее позиция.

С этой точки зрения основным методом познания, общим для всех наук, предстает философия. Философия не дает готовых методов для частных наук, но вооружает все отрасли знания общей теорией мышления. Философия ориентирует криминологию на более точное постижение явлений преступности во всей их объективности, конкретности, диалектической противоречивости. Возрастающий интерес криминологов к обобщающим фундаментальным вопросам, стремление развить методологию познания специфики преступности как явления говорят о значительном расширении философской проблематики в криминологии. Общие понятия и принципы философии имеют направляющее значение в криминологическом научном исследовании.

В целом философская методологическая база необходима криминологии для того, чтобы она окончательно оформилась в отдельную правовую научную отрасль. На сегодняшний момент криминология часто воспринимается как вспомогательная прикладная отрасль уголовного права, смежная дисциплина. Но количество накопленной информации позволяет криминологии по состоянию на сегодняшний день уже претендовать на звание отдельной научной отрасли. И здесь на помощь может прийти философия как теоретическая и методологическая база любой науки как социального явления. С этой позиции вопрос применения общенаучных методов в криминологии остается в настоящее время одним из неразработанных.

В философии под методологией понимается учение, система теорий, наука о методах познания и преобразования действительности. Проблемы, исследуемые наукой криминологией, могут быть познаны на основе правильно выбранной методологии познания. Методологической основой криминологии, как и любой другой науки, являются законы и категории диалектики. На этой базе определяются пути к пониманию происхождения преступности, ее природы и социальной сущности, причин и условий, особенностей личности преступника, возможностей профилактической работы. Прежде всего, это такие категории, как сущность и явление; единое, особенное и общее; необходимое и случайное и др. Закон единства и борьбы противоположностей служит, в частности, методологической предпосылкой для изучения причин преступности и личности преступника, его положительных и отрицательных свойств, раскрытия факторов, детерминирующих конкретное преступное деяние. Закон перехода от количественных изменений к качественным объясняет изменения в структуре преступности, тенденции в качественной характеристике ее видов и т. д.

Вопрос о методологических основах криминологических исследований важен не только с теоретической, но и с практической точки зрения. Философские знания об основах закономерностей социального развития, функционирования общества необходимы как исходные позиции при изучении преступности как социального явления, личности преступника, причин и условий преступности и мер предупреждения преступлений.

Методология может выступать в широком и узком плане. В широком смысле это учение о принципах и методах научного исследования, в узком – изучение конкретных методов научного исследования.

В процессе познания и практической деятельности общество ставит перед собой определенные цели, выделяет те или иные задачи. Это первый этап. Далее очень важно найти наиболее целесообразные пути и цели, эффективные приемы решения задач. Они составляют суть метода (от греч. «methodos» – «путь к чему-либо»).

Решение любых научных задач обусловлено применением определенных методов. В значительной степени метод детерминирован природой изучаемых явлений, присущими им закономерностями. Поэтому каждая область науки стремится к выработке своих особых методов. Криминология не составляет исключения.

В науке нет единого и точного определения понятия метода. Наиболее общее понятие метода разработано в философии, где под методом подразумевается совокупность приемов, операций, способов практического или теоретического освоения действительности.

Поскольку криминология представляет собой отрасль правовой науки, для ее методов характерно сочетание как юридического, так и общетеоретического подходов к изучению ее объектов.

Так, при анализе отдельного преступления, в профилактической работе следственных и судебных органов по уголовному делу изучение организуется, в первую очередь, применительно к материалам дела. Однако, основываясь на изучении отдельных уголовных дел, нельзя вскрыть закономерности и типичные черты как преступности, так и практики борьбы с нею, поскольку эта закономерность проявляется только при более или менее массовом наблюдении.

Для методики изучения криминологических объектов характерны две специфические черты. Во-первых, комплексность. Она предполагает выявление и изучение удельного веса каждого из взаимодействующих социальных факторов. Во-вторых, использование теории и методики других, прежде всего общественных, наук. Это означает, что преступность должна рассматриваться как следствие комплекса ряда негативных социальных явлений – экономических, идеологических, психологических, правовых и др. Личность преступника должна рассматриваться как совокупность социально-демографических, уголовно-правовых, культурно-образовательных, нравственно-психологических качеств и т. д.

Поэтому в криминологии широко применяются не только правовые, психологические, социологические методы, но и статистические, логико-математические методы познания, т. е. как «качественные», так и «количественные» способы изучения и выработки мер предупреждения преступности.

Как известно, метод науки не может разрабатываться вне связи ее с предметом, так как именно последний определяет особенности первого. Предмет криминологии детерминирован ее методами и может быть окончательно определен только в процессе применения этих методов.

Методы криминологического исследования определяются в науке как система приемов, способов и средств сбора, обработки и анализа информации, применяемых с целью познания преступности, ее причин и условий, личности преступника и выработки мер предупреждения преступности.

В конкретном криминологическом исследовании используется комплекс различных методов, позволяющих решить сложные и неординарные задачи. Как правило, объекты криминологического исследования – явления многоаспектные, требующие комплексного подхода. При изучении преступности криминологи используют методы социологии, статистики, психологии, прикладной математики и некоторых других наук.

Методы криминологии делятся на общенаучные и специальные.

Общенаучными методами криминологии признаются общие способы и пути исследования процессов и явлений, определение тенденций их изменений, которые используются в различных отраслях научного знания. К ним относятся: анализ и синтез, индукция и дедукция, гипотеза, обобщение, абстракция, эксперимент, формализация, аналогия, исторический подход, системный подход, системный анализ, методы моделирования и др., т. е., те методы и приемы, которые предлагают философия, социология, математика и т. д.

Специальными (частнонаучными) методами криминологических исследований признаются способы и приемы конкретного исследования объекта или процесса с целью его оптимального регулирования. Криминология ставит перед собой задачу получения репрезентативного по объему, глубокого по информационному содержанию материала, который основан на выявлении глубинных, системообразующих связей.

С целью решения этой задачи криминология делит свою систему методов на три основные группы:

– социологические;

– психологические;

– статистические.

Социологические методы исследования включают в себя массовые опросы, анализ документов, прямо или косвенно содержащих интересующую информацию, метод экспертных оценок, наблюдение и др.

Массовые опросы делятся на методы анкетирования и интервьюирования. Анкетный опрос может быть групповым или индивидуальным. Качество получаемой при анкетировании информации во многом зависит от самой анкеты, содержащей вопросы, направленные на выявление количественных и качественных характеристик изучаемого объекта.

Все вопросы, используемые в анкетах, можно разделить по содержанию, по форме, по функции. Основные преимущества анкетного метода заключаются в следующих аспектах:

а) возможность в короткий срок при сравнительно небольших материальных затратах охватить вполне репрезентативную группу изучаемых лиц;

б) возможность проведения повторных опросов;

в) возможность с максимальной тщательностью и заранее подготовить опросные листы;

г) соблюдение при необходимости анонимности респондентов;

д) легкость статистической обработки заполняемых анкет.

При разработке анкеты особое внимание обращается на ее структуру. При большом количестве вопросов целесообразно провести их группировку по соответствующим разделам. В процессе криминологических исследований применение метода анкетирования наиболее удобно.

Интервью имеет как свои достоинства, так и недостатки по сравнению с анкетированием. Достоинства заключаются, прежде всего, в том, что интервью дает возможность достичь более глубокого психологического контакта с респондентом, что, безусловно, сказывается на качестве получаемой информации (прежде всего ее надежности). Но интервьюирование возможно не во всех случаях криминологического исследования. Например, в случаях исследования личности преступника интервьюирование бывает затруднено в силу ряда обстоятельств: психологические комплексы интервьюируемых, открытость общения (неанонимность), недоступность респондентов в некоторых случаях и др.

Метод наблюдения связан с непосредственным восприятием изучаемой ситуации, группы, событий повседневной жизни. Задачей является анализ поведения людей в определенных ситуациях, например, в условиях исправительного учреждения.

Метод экспертных оценок заключается в получении, обработке и интерпретации суждений специалистов в какой-либо отрасли знаний или практической деятельности по конкретным вопросам, представляющим интерес для исследователей. Так, для криминологов большое значение имеет мнение специалистов в области уголовного права, сотрудников правоохранительных органов и др.

Метод анализа документов дает определенный объем важной информации, характеризующей те или иные стороны изучаемого объекта, например, изучение материалов уголовных дел, нормативных правовых актов и т. д.

Методы психологии имеют особенное значение как для криминологии в целом как науки, так и в процессе криминологических исследований, как набор специальных методик. Наиболее необходимы методы психологии в процессе изучения личности преступника. Сам термин личность в первую очередь взят из психологии. Способ мышления, мотивации, установки, ценностные ориентации личности дают основу для криминологической характеристики личности преступника. Таким образом, в теоретическом плане методы психологии являются родственными криминологии.

В частнонаучном плане психологические методы изучения криминологических проблем состоят из личностных характеристик и анализа межличностных связей и отношений в так называемых малых группах. Криминология использует такой прием психологии, как метод психологического тестирования. Психологические тесты – это методы, с помощью которых измеряется степень выраженности психических свойств личности, а также совокупности свойств лиц и психических состояний малых групп.

По предмету исследования выделяют в теории три основные группы тестов: общеличностные, личностные, групповые. Метод психологического тестирования наиболее удобен в процессе изучения лиц, склонных к совершению преступлений либо уже осужденных за совершение преступления. На основе такого анализа возможна выработка общей криминологической характеристики лица с девиантным типом поведения.

Методы правовой статистики, используемые в криминологии, основаны на сборе и изучении сведений о преступлениях и иных правонарушениях, ставших известными и рассматривающихся правоохранительными органами, а также осуществлении учета результатов деятельности указанных органов. Система правовой статистики состоит из уголовной статистики, гражданско-правовой статистики, статистики административных правонарушений, дисциплинарных правонарушений и статистики органов дознания, следствия, судов, прокурорского надзора, исправительных учреждений.

К методам правовой статистики относятся: статистическое наблюдение, сводка и группировка собранного материала, вычисление обобщенных показателей, качественный анализ общественных явлений.

Статистическое наблюдение – это организованный сбор информации о массовых социальных процессах и явлениях, имеющих отношение к криминологическому исследованию. Статистическая информация о преступности зависит от того, что и как учитывается. Отсюда главная задача статистического наблюдения в области преступности – регистрация каждого выявленного преступления и лица, его совершившего, выступающих в качестве единиц ее совокупности в соответствующих документах учета.

Статистическая сводка представляет собой научную обработку материалов статистического наблюдения, сведение отдельных единиц в различные совокупности в целях получения обобщенной характеристики изучаемого явления по ряду существенных для него признаков.

Статистическая группировка – это распределение единиц совокупности на однородные, качественно различающиеся между собой группы по тем или иным существенным для данного исследования признакам.

Основная задача группировок в криминологическом исследовании – дать наиболее полную и всестороннюю количественную характеристику преступности, личности преступников, жертв преступлений, причин и условий преступлений и реакции общества на них.

В зависимости от задач исследования различают три вида группировок:

– типологические;

– вариационные;

– аналитические.

Типологические группировки – это расчленение изучаемых явлений на однородные группы, типы по существенному признаку (например, полу, наличию судимости).

Вариационные группировки – это распределение типически однородных групп по количественным признакам, которые могут изменяться. С их помощью изучают состав преступников по возрасту, образованию, числу судимостей, по срокам лишения свободы и другим количественным признакам.

Аналитические группировки – это распределение по зависимости, взаимосвязи между двумя или несколькими разнородными группами.

Следующий этап обработки статистического материала – получение обобщающих характеристик. Они могут быть выражены:

– в абсолютных (суммарных) величинах;

– в относительных величинах (например, отношение части к целому);

– в средних величинах, когда обобщенную характеристику совокупности изучаемого явления относят к какому-либо количественному признаку.

В криминологии используются и современные методы математического моделирования, информатики и др. Данные методы помогают в обработке собранной информации средствами современного научно-технического арсенала.

Любое исследование начинается с составления плана, организующего весь научный процесс, т. е. с организации самого исследования, обусловливающего качество и объем получаемой в этом процессе информации. Таким образом, криминологическое исследование носит плановый характер, криминолог заранее определяет характер и объем информации, ее основные источники, для чего составляет план и программу исследования.

Программа исследования есть научная основа процесса исследования на всех его этапах: сбора, обработки, анализа полученной информации, теоретических и практически реализуемых выводов.

Криминологическое исследование – это изучение и познание закономерностей развития такого комплексного негативного социального процесса, как преступность; причин и условий ее возникновения и развития, места и роли в этом процессе личности преступника, выработки оптимальных решений по предупреждению и профилактике правонарушений.

Организация процесса изучения преступности и выработки мер ее предупреждения, как основная задача криминологии, состоит из трех этапов:

– подготовительного;

– рабочего;

– заключительного.

На подготовительном этапе расписывается последовательность проведения исследования, формулируются основные проблемы, осуществляется постановка научной гипотезы, разрабатываются основные направления исследования. Иными словами, составляется конкретный план исследования:

– общая постановка задачи;

– составление программы – построение гипотезы, определение основных направлений исследования;

– определение методики исследования – род информации, способы ее получения, оценка и определение объема информации, составление рабочего плана.

На рабочем этапе криминологического исследования осуществляются непосредственные действия по реализации плана исследования:

– разработка инструментария – подготовка анкет, опросных листов, бланков интервью и т. д.;

– уточнение (проверка) методики;

– сбор информации – наблюдение, опрос, изучение документов;

– статистическая обработка информации.

На заключительном этапе криминологического исследования осуществляются:

– формулирование выводов исследования;

– составление отчетов по результатам исследования;

– разработка конкретных предложений по результатам исследования и внедрение их в практику;

– составление заключительного отчета по общим результатам исследования.

Внедрение результатов криминологического исследования в правоприменительную практику представляет собой один из наиболее важных этапов деятельности криминологов. Внедрение может быть представлено в различных формах, к каковым относятся:

– подготовка законодательных предложений, ведомственных нормативных правовых актов и других управленческих документов по актуальным проблемам противодействия преступности;

– подготовка планов социального развития, комплексных планов предупреждения преступлений и иных правонарушений, республиканских и региональных программ борьбы с преступностью, перспективных и текущих планов работы правоохранительных органов;

– подготовка аналитических справок, докладных записок, обзоров, методических писем и т. п.;

– проведение научно-практических конференций и семинаров, использование результатов исследований в учебном процессе;

– подготовка научных рекомендаций, предусматривающих совершенствование форм, средств и методов деятельности по противодействию преступности.

Итак, как определить состояние преступности, и что в нее входит? Для убедительности своих выводов профессор Е. Каиржанов подкрепляет их утверждениями теоретиков-криминологов, таких как И. И. Карпец, Г. А. Аванесов, для ясности приводя цифровые данные уровня преступности и число лиц, их совершающих, по годам их фиксации, в том числе учитывая их возрастной цикл[12].

Итоги и выводы криминологических исследований имеют важное значение в процессе социальных преобразований. Роль криминологии как социального института заключается в составлении диагноза такой «болезни» общества, как преступность, и предложения конкретных методов предупреждения и «лечения» указанной «болезни».

Учет криминологических рекомендаций свидетельствует о готовности общества идти по пути научно обоснованного, прогрессивного преобразования общественных отношений при помощи цивилизованных и гуманных методов, соответствующих стандартам правового государства и гражданского общества.

С 1 января 1998 года в Казахстане действуют новые Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, 2 июля 1998 года принят Закон Республики Казахстан «О борьбе с коррупцией». 13 декабря 2001 года принято нормативное постановление № 18 Верховного Суда Республики Казахстан «О практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, связанных с коррупцией». Принятие этих правовых актов свидетельствует о том, что в республике принимаются необходимые меры борьбы с преступностью.

В своем интервью в республиканской газете «Отечество» № 49 от 15 декабря 1999 года Министр внутренних дел Республики Казахстан К. Ш. Сулейменов заявляет: «… стоило законодателю соседней Республики Узбекистана определить смертную казнь в отношении угонщиков автомобилей, как прекратилось это вызывающее безобразие…». Мы далеки от критики законодателя данной республики за такое решение в отношении похитителей автомобилей, но факт остается фактом, действительно, угонщики ныне остудили свой прежний пыл.

Автор сохранил традиции преемственности, заложенной в лучших учебниках по криминологии и трудах известных ученых-криминологов Г. А. Аванесова, Ю. М. Антоняна, А. И. Алексеева, М. М. Бабаева, В. В. Бабурина, Ю. В. Голика, Д. А. Шестакова, Ю. Д. Блувштейна, А. И. Долговой, А. Э. Жалинского, К. Е. Игошева, С. М. Иншакова, И. И. Карпеца, Е. В. Квашиса, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, B. C. Комиссарова, Ю. М. Каракетова, Т. В. Кленовой, В. В. Лунеева, С. Я. Лебедева, Н. А. Лопашенко, А. Б. Сахарова, Г. М. Миньковского, B. C. Овчинского, В. Е. Эминова, А. С. Шляпочникова, A. M. Яковлева, О. Н. Ведерниковой, Э. Ф. Побегайло и А. И. Рарога, З. С. Зарипова, предпринявших попытку изложить основные положения данной науки (Общей и Особенной частей).

В период становления независимого Казахстана нашими учеными Н. М. Абдировым, А. И. Агыбаевым, Е. О. Алаухановым, К. Ж. Балтабаевым, Г. И. Баймурзиным, И. Ш. Борчашвили, Н. О. Дулатбековым, Р. Е. Джансараевой, А. Ш. Ещановым, А. А. Смагуловым, Б. Жунусовым, Е. И. Каиржановым, К. А. Мами, А. Х. Миндагуловым, Г. С. Мауленовым, С. С. Молдабаевым, М. С. Нарикбаевым, И. И. Роговым, Г. Р. Рустемовой, С. М. Рахметовым, Е. А. Онгарбаевым, Д. С. Чукмаитовым, Н. Н. Турецким были изданы ряд монографий, учебников и учебных пособий по криминологии. Активная работа в этой отрасли науки продолжается.

Глава II

Преступность и ее основные характеристики

1. Понятие преступности

Преступность представляет собой социально-правовое, исторически изменчивое негативное массовое явление, которое слагается из всей совокупности совершаемых в определенный период преступлений, имеющих количественные (состояние, динамика) и качественные (структура и характер преступности) показатели. Указанное понятие преступности доминирует в науке криминологии, но наряду с определением преступности как социального явления она рассматривается и через иные родовые понятия, например:

– состояние и параметры общества;

– социальная система;

– социальный процесс;

– побочный продукт цивилизации;

– показатель социальной патологии и т. д.

Несмотря на существенные различия перечисленных родовых понятий, характеризующих преступность, ее видовые отличительные признаки:

– социальность;

– изменчивость;

– массовость;

– совокупность деяний и др., – как правило, совпадают. Данная тенденция более значима для криминологии как науки, чем различия абстрактных родовых понятий.

Известно, что преступность, в первую очередь, явление социальное. Данный тезис означает, что преступность обусловлена не биологической природой человека, хотя последняя может оказывать определенные криминогенные влияния на генезис преступного поведения, а природой и содержанием общественных отношений и противоречий.

Преступность имеет историческое происхождение. Она причинно связана с общественными явлениями и процессами. Ее уровень и характер в различных социально-экономических системах и в разных странах серьезно коррелирует с конкретными обстоятельствами жизнедеятельности членов общества. Конкретные формы (виды) преступности определяются обществом и государством. В разных культурах имеются разные подходы к пониманию преступного и непреступного поведения.

Изменения показателей преступности во времени (по годам) и в пространстве (по территориям) в пределах одного государства зависят от соответствующих конкретных условий существования индивидов общества. Преступность представляет собой общественно опасный продукт их социальной жизни и деятельности, причиняет вред обществу, и контроль над ней требует главным образом применения социальных мер. Именно они обусловливают результаты процесса контроля над преступностью, и только ими в достаточной мере располагает общество.

Преступность – явление не только социальное, но и правовое. И хотя право также является социальной категорией, указание на правовой характер преступности носит не просто дополнительный, но принципиальный характер. Данное указание логично вытекает из древнего и общепризнанного принципа «Nullum crimen sine lege» (от лат. «нет преступления без указания в законе»), который закреплен в правовых системах большинства стран мира, в том числе и в УК Республики Казахстан (ст. 9).

Преступность также рассматривается как разновидность отклоняющегося поведения. Последнее существует объективно, независимо от того, признано оно уголовно наказуемым или нет. Но только криминализация его особо опасных форм в уголовном законе делает определенные виды отклоняющегося поведения преступными, а преступность становится конкретным правовым явлением. При отступлении от принципа законности преступность утрачивает этот основополагающий признак. Поэтому она не может рассматриваться как любое поведение, отклоняющееся от общепринятых моральных, религиозных и иных норм и установок, существующих в том или ином обществе, хотя последнее может и должно изучаться в связи с преступностью.

Преступность является исторически изменчивым явлением. В связи с изменениями культурных, идеологических, организационно-управленческих, научно-технических и иных объективных условий существования общества, качественно и количественно меняется преступность. Вместе с тем идет процесс криминализации и декриминализации определенных форм преступного поведения. Например, в УК Республики Казахстан появилась ст. 227 «Неправомерный доступ к компьютерной информации, создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ».

Таких нововведений в уголовном законодательстве было много, и они оказали определенное влияние на количественные и качественные показатели преступности. И хотя исчезновение и появление деяний есть лишь властная декриминализация или криминализация реально существующих форм человеческого поведения, данный процесс по большей части объективно задан.

Анализ уголовно-правовых сдвигов показывает, что они главным образом были детерминированы существенными изменениями социально-экономических, политических и иных условий. Вместе с тем некоторые изменения были вызваны субъективными причинами, связанными с коллизионными особенностями уголовной политики Республики Казахстан.

В целях организации и формирования эффективного государственного и общественного противодействия фактам проявления отрицательных, криминологенных последствий, расширяющихся масштабов глобализационных процессов в стране, конкретизации и упорядочения мер профилактического воздействия правонарушений и преступлений, связанных с глобализацией в Казахстане, необходимо:

– разработать Государственную программу противостояния преступности XXI века в Республике Казахстан;

– разработать региональные программы профилактики преступности. Преступность – однозначно негативное явление. Преступления наносят невосполнимый ущерб личности, экономике, экологии, общественному порядку, общественной безопасности, государственной власти и другим объектам посягательства. В оценку преступности включаются и затраты общества, направляемые на меры по контролю над ней, восстановление справедливости, наказание виновных и содержание их в исправительных учреждениях УКУИС.

Другой характеристикой преступности выступает ее массовость. Преступность как массовое явление представляет собой совокупность преступлений и лиц, их совершивших, в определенных пространственно-временных границах, на территории страны (региона) в течение года (квартала, месяца). Будучи совокупностью отдельных преступлений, она не является их механической суммой. Преступность как массовое социальное явление имеет свои специфические признаки (количественные и качественные), которых нет в единичных преступлениях. Деление признаков преступности на группы условно. Преступность представляет собой целостное явление, и все ее признаки взаимосвязаны между собой.

Преступность измеряется тремя основными показателями – состоянием (уровнем, структурой и динамикой). Кроме того, отдельно выделяются такие дополнительные показатели, как объем или размер и характер причиненного ущерба. Иногда сюда же относят стоимость всей борьбы с преступностью.

К понятию состояния преступности можно подходить с двух позиций: широкой и узкой.

В широком значении состояние преступности охватывает не только уровень, но структуру и динамику.

В более узком же значении состояние преступности отражает уровень преступности в определенное время, исторический момент. Но что же входит в состояние преступности? Только ли преступления, их совокупность? Или и совокупность преступлений, и совокупность всех преступников?

И. И. Карпец, писал: «Состояние преступности – это число совершенных преступлений и лиц, их совершивших» («Проблема преступности». М., 1969, с. 109). При более общем определении состояния преступности можно согласиться с таким подходом. Но в литературе имеются стремления конкретизировать понятие состояния преступности, в частности, определением уровня преступности.

Так, профессор Аванесов Г. А. писал: «Уровень преступности исчисляется из количества преступлений, совершенных на той или иной территории… в расчете на то или иное количество жителей». Показатели уровня отражаются только в относительных цифрах. Для более точного определения уровня преступности следует учитывать не все население, а лишь те возрастные группы, представители которых могут быть привлечены к ответственности за преступление в соответствии с действующим уголовным законодательством («Криминология и социальная профилактика», с. 60).

2. Количественные признаки преступности

Количественные признаки преступности характеризуют ее состояние и динамику. Состояние преступности в криминологии измеряется в абсолютных (общее число преступлений, уровень преступности) и относительных (число деяний на 100 тыс. населения, индекс преступности) показателях.

Динамика преступности исчисляется в абсолютном числе прироста (снижения) уровня преступлений или в относительных числах (процентах, среднегодовых темпах прироста или снижения) указанных изменений, рассчитанных к базовому году, в тенденциях и закономерностях преступности (см. табл. 1).


Таблица 1

Динамика коэффициентов преступности в государствах – участниках СНГ (число зарегистрированных преступлений в расчете на 100 тыс. всего населения)[13]


При оценке показателей в таблице 1 необходимо учитывать существенные различия уголовного законодательства, а также общей социальной ситуации и ее изменений, практики борьбы с преступностью.

Поэтому приведенные статистические данные по разным государствам – участникам Содружества Независимых Государств несопоставимы.

Одним из обобщающих количественных признаков преступности является ее состояние. Состояние преступности представляет собой общее число преступлений или лиц, их совершивших, за определенный период времени и на определенной территории. При профессиональной оценке состояния преступности обращаются:

– к зарегистрированной и латентной преступности;

– к структурным параметрам преступности и совокупности правонарушителей;

– к процентам, коэффициентам, индексам;

– к другим обобщающим относительным показателям.

В широком понимании состояние преступности нельзя объективно оценить вне ее реальной динамики, темпов ее роста или снижения, темпов роста (снижения) отдельных групп и видов преступлений. Объективная оценка возможна лишь при комплексном подходе к состоянию преступности в стране, регионе или населенном пункте.

Общее число зарегистрированных преступлений и общее число выявленных лиц, совершивших преступления, выражаются в абсолютных показателях.

Такие обстоятельства, как:

– неполная регистрация преступлений;

– частичная раскрываемость учтенных деяний;

– наличие совокупности преступных действий у одних и тех же субъектов и совершение их в соучастии группой лиц;

– сведения об учтенных преступлениях и выявленных лицах, – не отражают в полном объеме криминологических реалий, более того, они несопоставимы между собой.

При оценке состояния преступности в абсолютных показателях, кроме зарегистрированных преступлений, следует также учитывать латентные деяния, число которых может в несколько раз превышать количество официально зафиксированных преступлений.

Зарегистрированные и латентные преступления определяют состояние реальной преступности. Доля невыявленных лиц, совершивших преступления, в структуре реального числа правонарушителей еще выше. Общее число реальных правонарушителей во много раз превышает число выявленных лиц, причастных к совершению преступлений.

Важное значение при оценке состояния преступности имеют сведения:

– об удельном весе преступлений по степени тяжести;

– по формам и видам вины;

– по видам и группам преступлений;

– по видам мотивации;

– по субъектам преступления;

– по месту и способам совершения преступления;

– по количеству жертв преступлений;

– по характеру и размерам причиненного вреда (ущерба) и т. д.

Другим индикатором общего состояния преступности является ее распределение по:

– административно-территориальным образованиям;

– сферам социальной жизни;

– отраслям производства;

– формам собственности;

– другим важным параметрам жизнедеятельности общества.

Необходимо учитывать тот факт, что абсолютные и относительные сведения о преступлениях и лицах, их совершивших, не всегда дают возможность объективно оценивать и сравнивать преступность в разных регионах, так как на сопоставляемых территориях может проживать разное количество жителей. Для преодоления указанной несопоставимости показателей рассчитывается уровень, или коэффициент, преступности, т. е. число преступлений или выявленных лиц на одно и то же число населения.

Уровень преступности есть один из важных ее показателей, который раскрывает общее число учтенных преступлений в абсолютных величинах. Наряду с уровнем учтенной преступности можно говорить об уровне:

– корыстных преступлений;

– насильственных преступлений;

– неосторожных преступлений.

Можно также говорить об уровне преступности среди:

– несовершеннолетних;

– женщин;

– жителей сельской местности;

– горожан;

– других групп правонарушителей.

Об отдельных видах преступлений:

– убийствах;

– кражах;

– разбоях;

– изнасилованиях;

– других видах, предусмотренных уголовным законом.

Более объективным показателем уровня преступности можно считать число преступлений в расчете на душу населения (коэффициент преступности). Коэффициент преступности и уровень преступности не случайно используются в криминологии как синонимы, хотя они и не идентичны друг другу. Уровень преступности, рассчитанный на душу населения, – это не только более объективный показатель, но и более сопоставимый, позволяющий сравнивать преступность в разных регионах, городах и других населенных пунктах.

Коэффициент преступности – это конкретный обобщающий показатель общего количества учтенных преступлений, соотнесенного с численностью населения. Он расшифровывается как число преступлений на 100 тыс., 10 тыс. или 1 тыс. населения и является объективным измерителем преступности, позволяющим сопоставлять ее уровни в разных регионах и в разные годы.

Для комплексных качественных сравнений уровня криминализации деяний, полноты их регистрации, эффективности работы правоприменительных органов и т. д. необходимы объективные количественные сравнения, т. е. без коэффициента преступности это сделать трудно.

Коэффициент преступности помогает более адекватно оценить и динамику уровня преступности, рассчитанного на душу населения.

Коэффициент преступности рассчитывается по формуле:

КП = (П × 100000) : Н,

где П – абсолютное число учтенных преступлений; а Н – абсолютная численность всего населения.

Оба показателя берутся в одном и том же территориальном и временном объеме. Число преступлений обычно рассчитывается на 100 тыс. населения. Но при малых числах преступлений и населения (в городе, районе, на предприятии) коэффициент преступности может рассчитываться на 10 тыс. или на 1 тыс. жителей. В любом случае эти числа означают размерность рассматриваемого коэффициента, которая обязательно указывается: число преступлений на 100 тыс. или 10 тыс. населения.

При расчете и оценке коэффициента преступности в криминологических целях необходимо знать некоторые статистические, демографические и иные особенности.

Преступления, взятые за тот или иной год, представляют интервальные ряды, характеризующие динамику деяний, которые суммируются в течение всего года. Неточности в этом показателе могут быть связаны лишь с неполнотой и недобросовестностью регистрации преступлений.

Численность населения представляет собой моментный ряд, характеризующий его на определенную лишь дату. В начале года численность населения одна, в середине – другая, а в конце года вообще может быть третьей. Коэффициент, рассчитанный на население по состоянию на начало года, как правило, будет завышенным. Он будет более адекватным, если его рассчитать на численность населения конца года или на среднегодовую численность населения, которая берется в виде полусуммы численности населения в начале и в конце года.

В демографических исследованиях различают население постоянное и наличное. Это имеет особое значение для регионов с высоким уровнем временного населения, например, в крупных городах.

Уголовная ответственность наступает с 14 лет (за преступления, перечисленные в ч. 2 ст. 15 УК РК) и с 16 лет за все преступления. При сравнении разных по рождаемости регионов коэффициент преступности желательно рассчитывать на население в возрасте уголовной ответственности, например с 14 лет и старше. В противном случае в регионе с высокой рождаемостью число преступлений на 100 тыс. всего населения будет фактически заниженным, так как дети до 14 лет субъектами преступлений не являются и к уголовной ответственности не привлекаются.

Вместо общего числа зарегистрированной преступности при расчете коэффициента может быть взято общее число:

– раскрытых преступлений;

– выявленных правонарушителей;

– предварительно арестованных;

– всех осужденных;

– осужденных только к лишению свободы;

– заключенных и др.

В указанном случае мы будем иметь дело с числом раскрытых преступлений на 100 тыс. жителей, с числом выявленных правонарушителей на ту же численность населения и т. д.

При расчете коэффициента осужденных необходимо иметь в виду, что их число в местах лишения свободы также представляет собой моментный ряд: в начале года оно может быть одним, а в конце года – другим. При расчетах коэффициента обычно берется число осужденных, находящихся в местах лишения свободы по состоянию на 31 декабря анализируемого года, или среднее арифметическое число из данных на начало и конец года.

Коэффициент осужденных может рассчитываться также на 100 тыс. зарегистрированных преступлений или выявленных правонарушителей. В этом случае он показывает интенсивность репрессивности судебной системы.

Коэффициент преступности может быть рассчитан в отношении:

– несовершеннолетних;

– женщин;

– мужчин:

– ранее судимых;

– безработных;

– студентов;

– военнослужащих;

– других групп населения по той же формуле.

Только в этом случае символ «Л» будет означать число преступлений, совершенных изучаемой группой граждан, а символ «Н» – общее число граждан данной категории в стране, регионе, городе.

Для объективной оценки уровня отдельных групп и видов преступлений рассчитывается коэффициент:

– насильственных преступлений;

– корыстных преступлений;

– экономических деяний;

– умышленных убийств;

– изнасилований;

– краж;

– других видов преступлений, указанных в уголовном законе.

Совокупность различных коэффициентов помогает более объективно оценивать уровни преступности и ее видов и сравнивать их во времени (по годам) и в пространстве (по территориям).

Интенсивность преступности (интенсивность – от лат. intensio – напряжение, усиление) представляет собой сложный качественно-количественный параметр криминологической обстановки в стране, регионе, районе или населенном пункте, указывающий на:

– уровень преступных проявлений;

– темпы их роста;

– степень их общественной опасности (тяжести).

В связи с этим конкретные показатели интенсивности преступности могут быть индикаторами и уровня, и динамики, и структуры.

В криминологии интенсивность преступности обычно идентифицируется с коэффициентом преступности, т. е. с числом преступлений на 100 тыс. или 10 тыс. жителей. Коэффициент преступности, таким образом, является одним из базовых показателей интенсивности преступности.

Сопоставляя коэффициенты преступности разных регионов или населенных пунктов, можно получить достаточно объективные основания для определения того, на какой территории интенсивность преступности выше или ниже. Следовательно, об изменении интенсивности преступности могут свидетельствовать не только показатели уровня преступности и ее отдельных видов, но и соответствующие изменения в динамике и структуре преступности, измеряемые в темпах роста (прироста) или снижения, а также в удельном весе деяний небольшой и средней тяжести, тяжких и особо тяжких в общем числе преступлений.

Динамические и структурные сдвиги прямо или косвенно могут указывать на увеличение или уменьшение интенсивности преступности. Раскрытие интенсивности преступности через конкретные показатели уровня, динамики и структуры преступности придает рассматриваемому признаку наиболее полное и адекватное содержание.

В теории криминологии употребляется такой количественный показатель, как индекс преступности. Его часто идентифицируют с коэффициентом преступности.

В широком понимании слово «индекс» (от лат. index – указатель, список, реестр) означает любой обобщающий показатель, характеризующий изучаемое явление.

В статистике, особенно в экономической, где индексы имеют самое широкое распространение, они чаще всего понимаются как обобщающие показатели двух и более совокупностей, состоящих из элементов, которые не поддаются суммированию. Например, нельзя суммировать цены разных товаров, но есть необходимость в сводной характеристике динамики общего уровня цен при продаже разных товаров, акций, облигаций с разными ценами. В таких или аналогичных случаях рассчитываются специально разработанные показатели – индексы. Они делятся на:

– индивидуальные;

– групповые;

– агрегатные (совокупные).

Исчисляются указанные показатели в долях, процентах, разах, коэффициентах.

Интерес для криминологии и уголовного права представляют индексы, отражающие степень общественной опасности разных преступлений, совершаемых в разных регионах или в разные годы. Они рассчитываются на основе общего числа учтенных деяний, санкций за их совершение и других признаков, влияющих на общественную опасность преступлений.

Использование индекса тяжести преступлений для пространственных и временных сравнений помогает наиболее адекватно оценить реальную криминологическую обстановку в стране, регионе, городе или любом ином населенном пункте либо выявить уровень эффективности процесса контроля над преступностью со стороны правоохранительных органов.

Широкому применению в аналитической работе индекса тяжести преступлений может способствовать разработка специальных таблиц, упрощающих его расчет.

Следующим комплексным качественно-количественным показателем предстает динамика преступности. Она отражает изменение преступности во времени.

Во времени изменяется как состояние (уровень) преступности (количественный показатель), так и ее структура (качественный показатель). За временной интервал обычно принимается год. Но изменение преступности может отслеживаться по пятилетиям, что сглаживает ее динамику, по месяцам и даже по дням, что дает возможность выявить все ее колебания. Выбор интервала зависит от цели и характера исследования преступности.

Динамика уровня преступности, выраженная в абсолютных именованных числах зарегистрированных преступлений, выявленных лиц, их совершивших, и т. д., чаще всего излагается в виде статистического временного ряда по годам или другим периодам. Динамика преступности, выраженная в процентах, более понятна и наглядна, если изображена графически.

Интегрированный показатель роста или снижения преступности – это среднегодовые темпы ее прироста (снижения). Он рассчитывается по средней геометрической формуле, которая выражается корнем в степени общего числа показателей из их произведения. Избежать сложных расчетов помогают специальные таблицы.

Перевод абсолютных показателей в относительные (в проценты, коэффициенты, разы) дает возможность сопоставлять динамику уровня преступности по разным, большим и малым регионам, административно-территориальным единицам. В абсолютных показателях очень трудно сопоставить динамику преступности, которая в одной области может исчисляться миллионами, а в другой сотнями. Но если данные о преступности базового года в той и другой области принять за 100 %, то сопоставимость темпов роста и снижения преступности становится достаточной для их оценки.

Динамика преступности может быть отражена в изменениях коэффициента преступности (числа преступлений на 100 тыс. жителей). Рост или снижение преступности связаны с увеличением или уменьшением численности жителей за счет высокой рождаемости (смертности) или миграции населения. Расчет динамики преступности с учетом механических изменений численности населения помогает объективно выявить картину действительного роста или снижения преступности.

Не менее важно проследить динамику удельного веса выявленных правонарушителей разных категорий:

– женщин;

– несовершеннолетних;

– ранее судимых;

– безработных;

– лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;

– групповой и организованной преступности;

– сельской и городской преступности;

– уличной преступности;

– преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ;

– других категорий.

Доли многих из названных групп преступлений в последние годы интенсивно возросли, что свидетельствует о серьезных негативных сдвигах в структуре регистрируемой в стране преступности. На их формировании может сказаться рост латентности некоторых преступлений, в том числе преступлений средней и небольшой тяжести. В связи с этим общий рост преступности внешне может и не вызывать особой тревоги, тогда как внутренние сдвиги свидетельствуют о серьезном ухудшении криминологической обстановки.

К динамике преступности относятся территориальные изменения преступных проявлений. Например:

– в одних областях преступность интенсивно растет;

– в других областях сокращается;

– в третьих областях имеется относительная стабильность;

– в четвертых областях регистрируется ее качественное изменение и т. д.

Отдельное место в динамике преступности занимают изменения в уровне латентной преступности. Рост удельного веса латентной преступности (незаявленной, неучтенной, неустановленной) является серьезным симптомом ухудшения криминологической обстановки в стране или регионе.

Динамика уровня и структуры преступности, имеющая относительно устойчивый и продолжительный характер, свидетельствует не только о негативных или позитивных изменениях, но и о важных тенденциях и закономерностях изменения преступности, на основе которых можно прогнозировать ее развитие на ближайшее будущее.

Тенденции преступности раскрывают основную направленность развития преступности и ее отдельных видов в прошлом, настоящем и как прогнозов в возможном будущем. Тенденции преступности раскрываются на основе динамики уровня преступности в целом, а также ее отдельных групп и видов, на основе динамики структурных сдвигов внутри самой преступности.

Основная тенденция преступности всегда сопровождается теми или иными частными тенденциями. Например, более высокими темпами растет число преступлений, совершенных:

– женщинами («феминизация» преступности);

– несовершеннолетними (омоложение преступности);

– лицами, не имеющими постоянного заработка (люмпенизация преступности) и т. д.

При этом нельзя забывать о том, что выявленные лица, как известно, не характеризуют всех преступников, а только тех, кого сумели задержать, а задерживают чаще всего случайных и слабо защищенных правонарушителей.

Каково же состояние преступности в Республике Казахстан?

За 2007 год в стране, согласно официальным данным КПС и СУ ГП РК, зарегистрировано 128 064 преступления, что на 9,3 % меньше аналогичного показателя 2006 года (141 271 факт). Кроме того, поставлено на учет 9572 преступления, по которым отказано в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (в 2006 году – 12 491).

Уровень преступности на 10 тыс. населения по сравнению с 2006 годом уменьшился и составил 83 преступления (92). Анализ, проведенный специалистами КПС и СУ ГП РК, свидетельствует об уменьшении преступлений, совершенных в отношении женщин, с 40 394 до 35 034 фактов, и в отношении несовершеннолетних – с 6488 до 6274 фактов.

Из общего числа зарегистрированных доля тяжких и особо тяжких преступлений составляет 22,7 %. Наибольший индекс преступности имеет место в ВКО (132), Павлодарской (130) и Костанайской (109) областях, г. Алматы (117).

За истекший период количество зарегистрированных умышленных убийств снизилось на 4,7 %, при этом практически каждое четвертое убийство совершено в семейно-бытовой сфере. Раскрываемость общеуголовных преступлений составила 63,4 % против 61 %. Ухудшился процент раскрытых преступлений в ЮКО, Атырауской области, Западном и Центральном транспортных регионах.

Приостановлены производством уголовные дела о 1056 преступлениях. Разыскивались органами следствия (дознания) и суда в 2007 году 8364 лица после избрания меры пресечения, в том числе 2972 человека, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Ввиду действия непреодолимой силы приостановлены дела о 25 преступлениях, из которых 6 – в г. Алматы, 5 – в ВСУ, 4 – в ВКО, по 3 – в Акмолинской и Карагандинской областях и по 1 – в г. Астане, Жамбылской, Актюбинской и Западно-Казахстанской областях.

Снизилось общее количество преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения и наркотического возбуждения, – на 8,7 %; на 15,8 % – количество преступлений, совершенных лицами, ранее совершавшими преступления; на 7,4 % – совершенных несовершеннолетними; на 5,5 % – совершенных в группе. Обращает на себя внимание тот факт, что из общего числа выявленных лиц, совершивших преступления, 73,3 % составляют безработные.

В общественных местах совершается каждое седьмое преступление, а на улицах, площадях, в парках, скверах – каждое десятое[14].

Выявление общих и частных тенденций в уровне и структуре преступности имеет исключительное значение для адекватной оценки состояния преступности, ее прогноза на ближайшее и отдаленное будущее, разработки стратегии и тактики процесса контроля над преступностью, расчета сил и средств для обеспечения правоохранительной деятельности.

3. Качественные признаки преступности

Качественные признаки преступности раскрывают структуру и характер преступных деяний.

Структура преступности измеряется в удельном весе или долях различных групп и видов преступлений к их общему числу.

Характер преступности выражается в качественных оценках, таких как:

– общественная опасность преступления;

– тяжесть преступления;

– рецидивность и др.

При рассмотрении количественных признаков преступности в той или иной мере раскрываются ее качественные показатели, поскольку они нередко неразрывно связаны друг с другом. В таком случае раскрывается целостная картина преступности.

Анализ качественных признаков за длительный период помогает вскрыть реальные тенденции и закономерности преступности. Показатели преступности в разных регионах неодинаковы. Это зависит от организации и полноты учета преступлений, причин преступности и других обстоятельств. Например, в промышленно развитых районах может быть высоким уровень умышленных убийств и других насильственных деяний, а в сельской местности – краж и корыстных преступлений (структурный качественный показатель).

Высокий уровень криминального насилия делает преступность по своему характеру (качественный показатель) более опасной, чем преступность с высоким уровнем имущественных деяний, хотя с точки зрения уголовного закона уровень общественной опасности и тех, и других деяний может быть одинаковым.

Структура преступности (преступников) раскрывает соотношение групп или видов преступлений в общей совокупности зарегистрированной преступности, либо соотношение различных категорий лиц, совершивших преступления, в общей структуре выявленных правонарушителей.

Зарегистрированная преступность или выявленные правонарушители берутся за определенный период (за год, квартал, месяц) на определенной территории (страна, регион, город).

В течение лишь одного (1989) года на планете Земля общее число регистрированных преступлений, по данным иракского ученого М. Раишахри, достигло 500 млн. И если такой темп продержится, то в первой половине XXI века эта цифра может перешагнуть миллиардный рубеж (Иншаков С. М. Криминология. М., 2000, с. 20.) По данным В. Лунеева, за последние 25 лет преступность в мире в расчете на каждые 100 тыс. населения возросла в 4 раза.

Структура преступности измеряется в абсолютных (общих числах) и относительных (процентах, долях, коэффициентах, индексах) показателях, которые характеризуют преступность не только с качественной, но и с количественной стороны.

Структура преступности может включать в себя:

– удельный вес различных видов (по статьям УК) и групп (по главам и разделам УК) преступлений;

– соотношение преступлений по категориям (небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие, особо тяжкие);

– распределение преступлений по территориальному признаку (город, село, экономический район);

– распределение преступлений по социальным сферам;

– распределение преступлений по временам года;

– соотношение умышленных и неосторожных преступлений;

– удельный вес корыстных, насильственных и других видов (по мотивации) преступлений;

– доли ситуативной, рецидивной, профессиональной, групповой, организованной или вооруженной преступности;

– удельный вес раскрытых и нераскрытых преступлений;

– доли мужчин, женщин, несовершеннолетних, ранее судимых, безработных;

– лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;

– других категорий граждан в структуре выявленных правонарушителей;

– удельный вес лиц, освобожденных от уголовной ответственности, осужденных к лишению свободы и другим видам наказания.

Структура преступности может быть рассчитана также по многим другим уголовно-правовым, криминологическим, процессуальным, социально-демографическим и иным признакам.

Для оценки некоторых структурных показателей в криминологии иногда используют вспомогательный коэффициент склонных к совершению преступления различных групп, категорий и слоев граждан. Данный показатель представляет собой отношение удельного веса преступников из определенной категории граждан ко всем гражданам данной категории в структуре населения.

Например, можно высчитать коэффициент склонных к совершению преступлений женщин или мужчин. Аналогичным образом можно рассчитать данный коэффициент применительно к:

– несовершеннолетним;

– безработным;

– ранее судимым;

– жителям городов;

– жителям сельской местности;

– учащимся (студентам, школьникам) и т. д.

Структура преступности включает в себя:

– характер преступности;

– степень опасности преступности для различных объектов посягательства;

– причинные связи преступности с различными явлениями и процессами.

Например, корыстная преступность в значительной мере детерминируется экономическими процессами, а насильственная преступность – социально-демографическими и социально-психологическими процессами.

Изучение структурных показателей во времени дает возможность выявить реальные тенденции составных частей преступности, опираясь на которые, можно более точно прогнозировать преступность, ее отдельные группы и виды.

Характер преступности представляет собой ее особый качественный показатель, тесно связанный со структурой преступности, но акцентирующий внимание не столько на количественном распределении деяний по видам, сколько на основном содержании видов преступного поведения, доминировании этих видов в структуре учтенной и реальной преступности, на распределении преступлений по группам населения, социально-экономическим сферам и т. д.

Характер преступности, как правило, определяется основными направлениями процесса контроля над преступностью по ее группам, видам и содержанию. В связи с этим характер преступности как показатель адекватно отражается в Особенной части криминологии, в которой рассматриваются основные виды реальной преступности.

Критериев выделения таких видов много. Исходным критерием является уголовно-правовой. В этом случае виды преступного поведения чаще всего повторяют групповые и видовые объекты посягательства, т. е. разделы и главы Уголовного кодекса Республики Казахстан.

Но с криминологической точки зрения уголовно-правовой критерий недостаточно продуктивен.

Преступления совершаются конкретными лицами для достижения своих субъективных целей, сформированных объективными условиями их жизнедеятельности, которые не всегда совпадают с уголовно-правовыми установлениями.

Имея то или иное уголовно-правовое единство преступлений различных видов и групп, для криминологии важно определить, где основным является совокупность причин, условий, мотивов и вытекающих из их содержания мер предупреждения преступлений и контроля над преступностью.

Например, обратимся к деянию из раздела преступлений против личности – к убийству. Убийство может быть:

– простым;

– квалифицированным;

– совершаемым из корысти;

– совершаемым из мести;

– совершаемым из хулиганских побуждений;

– совершаемым в связи со служебной деятельностью жертвы;

– совершаемым по другим мотивациям, каждая из которых имеет свой причинный комплекс.

Убийства совершаются:

– из корысти;

– в состоянии аффекта;

– с превышением пределов необходимой обороны;

– при задержании преступника;

– при причинении смерти по неосторожности.

При этом комплекс причин убийств из корыстных побуждений будет ближе к разбою, грабежу и даже к краже, чем к убийству, совершенному в состоянии аффекта, а неосторожное убийство – к автотранспортным деяниям, повлекшим смерть потерпевшего, чем к умышленным убийствам.

Наиболее подходящим криминологическим критерием предстает социальное содержание мотивации преступного поведения. Исходя из него, как субъективного отражения объективных причин и как результата взаимодействия личности преступника и криминогенной среды, можно выделить следующие, наиболее распространенные виды преступлений:

– политические;

– насильственно-эгоистические (агрессивные);

– корыстные;

– анархическо-индивидуалистические;

– легкомысленно-безответственные.

Указанные виды преступлений открывают многие криминологические возможности, но данная классификация не является исчерпывающей. Она обычно сочетается с уголовно-правовой систематизацией.

В криминологии, кроме этого, используется деление преступлений по следующим критериям:

– экономическая преступность;

– коррупционная преступность;

– групповая преступность;

– организованная преступность;

– профессиональная преступность;

– повторная или рецидивная преступность;

– преступность, связанная с алкоголизмом;

– преступность, связанная с наркотиками;

– преступность, связанная с незаконным хранением оружия;

– преступность несовершеннолетних;

– молодежная преступность;

– женская преступность;

– городская преступность;

– уличная преступность;

– сельская преступность;

– преступность, связанная с низким уровнем жизни;

– преступность, связанная с высоким уровнем жизни;

– преступность власти;

– раскрытая преступность;

– латентная преступность и т. д.

Распределение преступлений по их многообразному качественному содержанию дает возможность глубоко проникнуть в суть криминологической обстановки в стране, регионе, городе и выработать эффективные меры контроля над преступностью и предупреждения преступлений.

4. Латентная преступность

Латентная преступность представляет собой реальную, но скрытую или незарегистрированную часть фактически совершенных преступлений.

Фактическая преступность нередко многократно превышает преступность, которая зарегистрирована правоохранительными органами, а известные по материалам оперативно-розыскной деятельности преступления – от тех преступлений, которые регистрируются и расследуются. Разность между фактической и учтенной преступностью и составляет латентную преступность.

По механизму образования латентная преступность распадается на три составные части:

– незаявленные преступления, т. е. те, которые были совершены, но потерпевшие, свидетели, должностные лица и другие граждане, в отношении которых они совершены, очевидцами которых они были или о которых они осведомлены, не сообщили об этом в правоохранительные органы;

– неучтенные преступления, т. е. те, о которых правоохранительные органы были осведомлены (имели поводы и основания к регистрации преступления и возбуждению уголовного дела), но не зарегистрировали и не расследовали;

– неустановленные преступления, т. е. те, которые были заявлены, зарегистрированы, их расследовали, но в силу халатности либо безответственности оперативных и следственных работников, их слабой профессиональной подготовки, ошибочной уголовно-правовой квалификации и иных причин в фактически содеянном преступлении не было установлено события или состава преступления.

Масштабы латентной преступности практически невозможно в точности установить. Максимально приближенный к реальному уровень латентной преступности определяется путем применения различных социологических, статистических и аналитических методик:

– сравнительный анализ взаимосвязанных показателей уголовной статистики;

– сопоставление сведений уголовного учета с данными административных и дисциплинарных нарушений, с данными медицинских учреждений об оказании помощи по поводу телесных повреждений, со статистикой жалоб, заявлений, писем граждан в правоохранительные и другие государственные органы;

– опросы граждан, осужденных и заключенных;

– экспертные оценки специалистов и др.

Принято считать, что чем серьезнее категория преступлений, тем ниже для нее коэффициент латентности. Подобная зависимость существует, но она не является абсолютной. Примером могут служить самые тяжкие преступления – умышленные убийства, сокрытые под несчастными случаями, естественной смертью, безвестными пропажами людей и другими способами.

Незаявленные преступления в основном связаны:

– с недоверием граждан и жертв преступлений к правоохранительным органам;

– с неверием к способности правоохранительных органов раскрыть преступление и защитить заявителя;

– с нежеланием связываться с правоохранительными органами («затаскают»);

– с опасением мести со стороны преступников;

– с нежеланием огласки факта посягательства, например изнасилования;

– с заключением компромиссной сделки с преступником;

– с тем, что лицо не вполне осознает себя жертвой преступления, и с другими причинами.

Наличие высокой латентности преступности свидетельствует о неудовлетворительном состоянии государственной статистики о зарегистрированной преступности. Общество и государство, не имея полного и реального представления о действительной криминологической обстановке в стране, не могут принять адекватных мер по контролю над преступностью.

Кроме того, латентная преступность является серьезным криминогенным фактором, детерминирующим дальнейшее распространение преступности. И, что особенно важно, наличие высокой латентной преступности существенно нарушает права человека, т. е. реально пострадавшие от преступлений граждане не получают от государства необходимой правовой помощи и защиты, задекларированной в Конституции Республики Казахстан.

Снижение уровня латентной преступности и систематический мониторинг ее состояния дадут возможность более адекватно реагировать на явления преступности и принимать меры по контролю над ней.

Глава III

Причины преступности

1. Понятие причин и условий формирования преступности

Причинность – это объективная, всеобщая генетическая (производящая, порождающая) связь между двумя явлениями – причиной и следствием. Процесс причинности последовательно развивается во времени, и причина всегда предшествует следствию. Перенос информации и психофизической энергии – типичное свойство причинности в сфере общественных отношений. Сведения о нормах поведения, системе ценностей, о текущей действительности устраиваются лицами через различные источники и каналы информации, формируя мировоззрение и психологию общества, общностей и личности.

При использовании причинно-следственной связи происходит вычленение в бесконечной цепи причинности данного звена «причина – следствие». При этом нельзя забывать, что у каждой причины, в свою очередь, есть ее причина и т. д. Такое вычленение необходимо, ибо позволяет познать систему ближайших причин явления, непосредственно определяющих данное взаимодействие.

Взаимодействие «причина – следствие» зависит от условий, т. е. совокупностей явлений, обстоятельств, которые образуют его «среду», сопутствуют и обеспечивают определенное его развитие. Это взаимодействие реализуется только при достаточной совокупности необходимых условий. Место причин и условий в механизме причинности различно: причина порождает следствие, условие этому способствует, но речь всегда идет о совместном их действии, необходимой связи как элементов одной действующей системы. Комплексы причин и условий, совместное действие которых вызывают следствия – преступность и преступление, называют криминологическими (или криминогенными) детерминантами (от лат. «determinare»«определяют»)[15].

Причинное образование социальных явлений исходит из методологических и базовых понятий причинности, учитывает особенности их применения к обществу. В частности:

а) два типа причинно-следственных закономерностей: динамическая (однозначно и линейно необходимые для порождения следствия) и статическая (вероятностные), выражающие тенденции развития и проявляющиеся именно в их массе и допускающие возможность отклонения конкретных случаев;

б) при исследовании социальных детерминаций обязателен системный подход, ибо он позволяет раскрыть взаимодействие как внутри изучаемого социального явления, так и вовне, с крупными системами «общество», «социально-экономическая формация», «мировое сообщество»;

в) содержание социальных детерминант более всего определяется противоречиями общества и эффективностью их разрешения[16];

г) поскольку социальные явления представляют собой различные системы деятельностей на уровне общества, общностей (групп) и личностей, выбор характера деятельности в конечном итоге определяется интересами и мотивацией людей. Эти социально-психологические феномены и оказываются непосредственной причиной поведения людей в обществе;

д) анализ социальной детерминации предполагает применение метода историзма, т. е. познание явления в развитии от прошлого к настоящему и от него к будущему, что позволяет обоснованно не только объяснять детерминацию, но и прогнозировать ее дальнейшее развитие.

С учетом изложенного, причины и условия преступности – это система негативных для соответствующей общественно-экономической формации и данного государства социальных явлений, детерминирующих преступность как свое следствие. Причины и условия преступности по происхождению и сущности социальны. Они всегда включены в систему социальных противоречий общества. Соответственно социальна, как отмечалось, природа порождаемого ими следствия – преступности.

Криминогенные детерминанты (причины и условия преступности) образуют относительно целостное множество составляющих их компонентов, т. е. систему. Сюда входят комплексы причин и условий отдельных видов преступлений, например насильственных, корыстных, рецидивных и пр.; различаются и уровни криминогенных детерминант. Причины и условия конкретных преступлений выступают первичным элементом криминогенной системы. Между элементами последней существует сложное многоуровневое взаимодействие. В силу этого криминогенная система не может быть сведена к арифметической сумме причин и условий конкретных преступлений. Она обладает качественно новыми интегральными свойствами социального явления. В ней различаются по механизму действия (характеру детерминации) два вида элементов: порождающие преступность (причины) и обусловливающие, содействующие, способствующие этому (условия). Они наличествуют и проявляются как на уровне преступности в целом, так и на уровнях видов преступлений и отдельного преступления. Налицо так называемый изоморфизм (тождественность структуры) на всех уровнях детерминации.

Таким образом, причины преступности – это те социально-психологические явления, которые непосредственно порождают, воспроизводят преступность и преступления как свое закономерное следствие. Чуждые господствующим в обществе идеологии и психологии, его системе ценностей, но объективно существующие и воспроизводимые в нем в силу ряда «своих» причин традиции, нравы, привычки, интересы и мотивации составляют причины преступности. Наиболее распространены в этой системе корыстолюбие, стяжательство, паразитизм, антигуманная агрессивность, национализм, пренебрежение к правилам безопасности и публичного спокойствия, легкомыслие и безответственность в угоду сиюминутным удовольствиям. Как ранее отмечалось, будучи системой, причина преступности не есть простая арифметическая сумма мотивов конкретных преступлений. Она представляет собой новое интегральное качество именно социально-психологического явления – криминогенную социальную мотивацию. Однако в силу системного закона изоморфизма (однородности) противопоставление мотиваций конкретных преступлений социальной криминогенной мотивации преступности также недопустимо.

Условия преступности – такие явления, которые сами не порождают преступность и преступления, а способствуют формированию и действию причины, облегчают и интенсифицируют. Таковы, например, недостатки хозяйственной деятельности, которые способствуют формированию «группового эгоизма» в виде психологии ведомственности и местничества, реализуемые, например, в должностных злоупотреблениях. Недостатки хозяйственной деятельности одновременно представляют собой и условие, которое способствует посягательствам на собственность, создавая, в частности, обстановку бесконтрольности в хранении, учете и использовании материальных ценностей.

Между причинами и условиями существует тесное взаимодействие, наличие которого позволяет использовать обобщенное понятие «криминогенные детерминанты», охватывающие и те, и другие. Условия сами не могут породить преступления и преступность. Однако без их наличия причина не может ни сформироваться, ни реализоваться. Но внутри взаимодействующей системы «причины – условия» всегда сохраняется качественное различие как в механизме детерминации причинения и обусловливания, так и в содержании. Причины по содержанию носят социально-психологический характер. Условия имеют также экономическое, политическое, правовое, организационное и иное содержание.

При изучении преступности нередко на первый план выступают и обнаруживаются так называемые корреляционные зависимости. Например, корреляция между структурой населения по полу и преступностью фактически выражает причинно обусловленную зависимость преступности не от биологического признака, а от ряда социально-психологических и иных характеристик мужчин и женщин, связанных с особенностями их воспитания и жизнедеятельности.

Причины и условия составляют со своим следствием – преступностью двухзвеньевую «цепь причинения». Если же продвигаться по ней и дальше в обратном направлении, то причины и условия преступности в свою очередь рассматриваются как следствие социальных явлений, их порождающих (при наличии способствующих к тому условий), т. е. как следствие предшествующего звена детерминации. Например, так называемая «пьяная» преступность детерминируется алкогольными традициями в групповом и индивидуальном сознании и явлениями, содействующими их воспроизведению. В свою очередь, существование этих деформаций детерминируется их причинами и условиями и т. д.

Причины и условия преступности – всегда негативные явления с точки зрения господствующих социальных интересов. Поэтому все государства ведут с ними более или менее успешную борьбу.

2. Классификация причин и условий формирования преступности

Причины и условия преступности многообразны и имеют разные уровни. В силу этого для их научного и практического познания требуется определенная классификация. Последняя проводится по: а) уровню действия (субординации); б) содержанию и природе. Применительно к реальным процессам детерминации преступности необходим комплексный анализ с использованием всех этих подходов.

По уровню действия (субординации) различаются причины и условия:

а) преступности в целом, называемые иногда общими;

б) видов преступлений;

в) отдельных преступлений.

Различие и в то же время взаимосвязь понятия причин и условий преступности в целом, видов и отдельных преступлений отражают сложную диалектическую связь общего и единичного, общего и особенного, целого и части, системы, подсистем и элементов.

Высшая ступень обобщения заключена в явлениях и понятиях причин и условий преступности в целом. Максимально конкретизированы причины и условия отдельных преступлений. Среднее положение занимает характеристика причин и условий видов преступлений, например корыстных и насильственных, несовершеннолетних и взрослых, первичных и рецидивных, умышленных и неосторожных. По количеству и содержанию элементы причин и условий преступности на каждом из этих уровней не совпадают.

Причины и условия как преступности в целом, так и видов преступлений функционируют в относительно больших регионах и в масштабах страны. Причины и условия отдельных преступлений действуют применительно к данному преступлению.

По содержанию криминогенные детерминанты подразделяются на действующие в сферах социально-экономической, идеологической, политической, социально-психологической, воспитательной, социально-управленческой.

В качестве причин преступности и преступлений здесь выступают явления социально-психологического характера, а именно криминогенная формация группового (общностей) и индивидуального сознаний в виде традиций, нравов, привычек, мотиваций, противоречащих социальной психологии общества, а также уголовно-правовым запретам государства.

Трактовка причин и преступлений как криминогенных социально-психологических явлений не означает, что проблемы борьбы с преступностью замкнуты на них, сводятся к коррекции социально-психологических деформаций. Последние проявляют себя в качестве причин преступности в двухзвенной «цепи причинения». Но, как об этом уже говорилось, в свою очередь они представляют собой следствия определенных явлений: экономических, идеологических и иных негативных условий их формирования и проявления. Многие экономические, идеологические и другие негативные социальные явления, формирующие социально-психологические по природе причины преступности и преступлений, относящиеся не к историческому прошлому, а к настоящему, продолжают существовать и действовать.

Выделяются две группы условий преступности и преступлений:

а) формирующие в качестве предшествующего звена социально-психологические явления (причины), которые продуцируют преступность и преступления;

б) способствующие проявлению преступности и преступлениям, наступлению последствий преступности и движению преступных результатов.

Первая группа условий связана с формирующими общественное, групповое и индивидуальное сознание социально-экономическими, политическими, идеологическими, управленческими, культурно-воспитательными противоречиями общества. Вторая группа условий – это проблемы, ошибки, недочеты в системе профилактики правонарушений и в организационно-управленческой сфере, например, неэффективная система охраны, учета и контроля материальных ценностей, слабая охрана порядка в общественных местах.

Обе группы условий тесно взаимодействуют. Так, плохая организация охраны имущества не только облегчает преступные посягательства на него, но и отрицательно воздействует на неустойчивых, корыстолюбивых лиц, в психологии которых в результате этого укореняется преступное отношение к собственности.

Таким образом, вторая группа условий не только облегчает саму преступную деятельность и достижение ее результатов, но и фактом своего существования оказывает информационно-формирующее воздействие на социально неустойчивые элементы общества, способствует возникновению у них готовности совершить преступление, вселяя надежду на безнаказанность.

Социальная сущность криминогенных причин и условий определяется во взаимосвязи с основными закономерностями развития общества, прежде всего, как отмечалось, его противоречиями.

В криминологии в зависимости от задач исследования используются и иные классификации причин и условий преступности и преступлений. Например, по близости к событию преступления или к их определенной совокупности причины и условия подразделяются на ближайшие и отдаленные, непосредственные и опосредованные.

Причины и условия преступности различаются также по источникам на внутренние и внешние. Внутренние детерминанты преступности связаны с внутренними противоречиями нашего общества, внешние – с противоречиями на международной арене.

3. Причины и условия преступности в период экономической реформы

Отправляясь от провиденных и сходных методических позиций, причины и условия преступности следует раскрывать, во-первых, путем анализа обострения социальных противоречий, во-вторых, базируясь на статистических данных о преступности и криминогенных условиях, наконец, в-третьих, используя криминологические показатели личности субъектов преступности. Причины и условия преступности, как было показано выше, прежде и более всего проистекают из обострения противоречий в обществе на соответствующий период его развития. На переходном этапе реформирования общественных и экономических отношений криминогенно деформированная психология общества и общностей выражается более всего в корысти, агрессии, безответственности и пренебрежении уголовно-правовыми запретами.

Корысть имеет несколько разновидностей: корысть-стяжательство, составляющая причину организованной преступности; корысть-паразитизм, порождающая профессиональную и рецидивную преступность; «хозяйственная» корысть, заключающая в себе психологию узковедомственности, местничества, группового эгоизма, противопоставляющая экономические интересы группы лиц интересам общества; корысть-легкомыслие, свойственная «пьяной» преступности, ситуативным разбоям и грабежам подростков. На корысть приходится 70 % всей совокупности причин преступности в настоящее время. В системе причин насильственной преступности обращает на себя внимание постоянное увеличение веса корыстно-насильственной мотивации.

Криминогенная безответственность, самонадеянное либо легкомысленное пренебрежение правилами безопасности на производстве, на транспорте и в быту выступает причиной неосторожной преступности. Ущерб от нее может во много раз превышать физический и материальный вред от всех преступлений против жизни и здоровья вместе взятых.

Сопричину всех без исключения преступлений составляет правовой нигилизм: утрата правонарушителями страха перед наказанием, расчет на безнаказанность. Высокая латентность преступлений, низкая раскрываемость, рассогласованность профилактических усилий правоохранительных органов между собой, слабое участие общественности в предупреждении преступности – все это способствует формированию правового нигилизма и откровенного его выражения в преступности.

В результате экономического кризиса, связанного с разрывом экономических связей между бывшими союзными республиками после распада СССР, многие производственные предприятия были вынуждены приостановить, снизить свое производство из-за несвоевременного приобретения сырья, горючего и запасных частей. Появился еще один негативный процесс – безработица, которая оказывает влияние на формирование антисоциальных взглядов, приводящих часть населения к выбору незаконных путей удовлетворения своих интересов и потребностей, к социальному расслоению общества.

Прогресс развития мира показывает, что основной путь выхода из создавшегося кризиса – это переход на рыночные отношения. Только организованная экономика раскроет трудовые и творческие возможности населения, даст преграду иждивенчеству, заново возродит потерянные чувства к хозяйству и инициативности, подчинит производства интересам потребителя.

Вместе с тем переход на рыночные отношения приведет, наравне с положительными изменениями в социальной жизни общества, и к конкретным негативным последствиям. «Рынку сопутствуют, особенно на стадии его становления, затяжные и глубокие экономические кризисы, рост безработицы, инфляция, банкротство многих предприятий и разорение предпринимателей, резкое расслоение населения по уровню его материального достатка, активизация противоправных действий и преступности. Эти пороки рынка надо знать, быть к ним готовыми, уметь находить правильные решения по их нейтрализации»[17].

Следует, однако, подчеркнуть, что безработица является следствием не только перехода на рыночные отношения, но и допущенных недостатков и ошибок со стороны должностных лиц, руководителей предприятий, учреждений, организаций, государственных органов. Исследования показывают, что численность безработных среди совершивших преступления в данное время увеличивается, и было выявлено, что в середине 90-х годов больше половины имущественных преступлений (кража, растрата, разбой) совершены нигде не работающими, не учащимися лицами выше 16-летнего возраста. Эти данные указывают на негативное воздействие безработицы на преступность.

Еще одним негативным последствием перехода на рыночные отношения является все более усиливающееся социальное расслоение в обществе. Являясь объективным процессом, оно, конечно, тоже считается явлением, воздействующим на преступность и способствующим ее причинам. Усиление этого негативного процесса связано с рядом факторов.

1. Процесс перехода на рыночные отношения начался в Казахстане в не лучших социально-экономических условиях. «Основная масса населения проживала за чертой бедности. Демографическая структура населения предопределяет и высокий процент иждивенцев. Почти три четверти населения республики были не в состоянии обеспечить самих себя в самых элементарных потребностях и нуждались в поддержке государства».

2. Пороки прежней системы распределительных отношений породили у людей уравнительскую психологию, утрату правильной мотивации труда. В результате «человек уже не вырабатывал свой потенциал, а старался найти не очень приемлемые методы обеспечения своего достатка за счет „рвачества“, присвоения незаработного дохода, паразитируя на общественных выплатах. В условиях уравниловки, когда труд не оценивается по достоинству, человек начинает комплексовать, изменяется его мышление».

3. Должностными лицами были допущены ошибки и недостатки при выполнении ответственных задач по осуществлению реформ во время перехода на рыночные отношения.

4. Как было сказано выше, одним из последствий кризиса, возникшего под воздействием административного командования и трудностей перехода на рыночные отношения, явилось повышение уровня преступности. Но «у преступности есть скрытая и самая гнусная форма. Это – коррупция и взяточничество. Эта форма может вывести из строя не только управленческий аппарат, но и все рыночные основы. Если бюрократ может замедлить темпы процесса из-за боязни или безответственности, то взяточник чаще всего думает только о своей пользе и принимает решения, которые наносят ущерб интересам государства и народа»[18].

5. Переход на рыночные отношения требует выбора пути приведения этого процесса в порядок обществом, государством и выбора такого пути, который не приведет к усилению расслоения общества. Поэтому Президент Республики Н. А. Назарбаев, учитывая возникшие в Казахстане социальные, экономические, политические, нравственные, культурные, демографические обстоятельства, разработал пять основных принципов перехода на рыночные отношения и обосновал их всесторонне и конкретно в своей работе «Казахстан – собственная модель перехода на рыночные отношения»:

– приоритет экономики над политикой;

– главным реформатором должно выступать государство;

– верховенство закона, законопослушание;

– реализация сильной социальной политики с учетом демографической структуры населения;

– осуществление перехода к рыночной экономике продуманно и поэтапно, с учетом требований объективных экономических законов, без прошлых «революционных скачков», т. е. «эволюционным путем»[19].

Эти пять принципов обеспечивают быстрое устранение кризиса в экономике и ослабление воздействия негативных последствий, возникающих при переходе к рыночной экономике, а также своевременно предупреждают многие причины и условия преступности.

Глава IV

Личность преступника в системе общественных отношений

1. Понятие личности преступника

Самыми общими, ключевыми понятиями в области изучения личности преступника являются два: «преступник» и «личность преступника». В известном смысле эти понятия приобрели характер криминологических категорий.

Во-первых, преступники – это только вменяемые лица. Другими словами, в их число не включаются те, которые во время совершения общественно опасного деяния не могли отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие хронической душевной болезни, временного расстройства душевной болезни, слабоумия или иного болезненного состояния.

Во-вторых, преступники – это лица, виновно нарушившие уголовный запрет, умышленно или по неосторожности. К их числу не относятся те, которые действовали в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости.

В-третьих, криминологическое понятие «преступник» включает как осужденных, так и лиц, совершивших деяния, содержащие признаки преступления, и освобожденных от уголовной ответственности и наказания по нереабилитирующим основаниям. Осужденный – это преступник, в отношении которого имеется вступивший в законную силу обвинительный приговор суда. Данные судебной статистики, касающиеся только осужденных, должны дополняться данными единого статистического учета всех преступников.

Понятие «личность преступника» означает, что речь идет о социальных качествах человека, совершившего преступление, «социальном лице» этого человека. Поэтому, когда говорится о характеристиках личности, не упоминаются такие данные, как рост, цвет глаз и т. п.

Соотношение между понятиями «личность преступника» и «преступник» такое же, как между «личностью» и «человеком». «Человек» – более широкое понятие, чем «личность». «Личность» – более конкретная социальная характеристика «человека», относительно более поздний продукт развития человека, ибо «личностью» не рождаются, ею становятся.

Более того, категорию «личность», очевидно, невозможно исчерпывающе определить в рамках любой одной науки. Скорее надо согласиться с тем, что изучение личности отдельными отраслями человеческих знаний есть лишь частное решение проблемы.

Человек изучается многими науками – педагогикой, медициной, биологией, физиологией, психологией, этикой, социологией, эстетикой, правом, философией и др., но каждая наука интересуется им по-своему.

Так, этика изучает личность как носителя и творца материальных ценностей.

Психология определяет личность с позиции и в связи с психической деятельностью.

В социологии личность – это определенная форма общественных отношений, а в юриспруденции – лишь носитель определенных прав и юридических обязанностей.

Наиболее общее определение личности призвана, конечно, дать философия – наука об общих закономерностях природы, общества и познания. Но и здесь мы встречаем немало различных объяснений.

Личность – это не просто совокупность сформированных в социальной среде характеристик человека, но такая совокупность, которая дает основание говорить о личности как определенной целостности, в которой все характеристики взаимосвязаны и взаимно обусловлены.

Преступное поведение, как и общественно приемлемое, реализуется в пределах физических и психических возможностей человека. Преступление совершает человек, при этом он учитывает и свои физические возможности. Не случайно, например, на совершение разбойных нападений, грабежей в основном решаются молодые люди, обладающие силой, ловкостью, способностью подавить сопротивление жертвы и быстро скрыться с места происшествия. Однако все-таки суть отличия преступного поведения от правомерного заключается не в специфических физических и психических возможностях субъекта, а в мотивации, направленности поведения. Преступление – это вовсе не какой-то особый вид деяний, требующих необычных психофизиологических качеств. Преступников, как показывают криминологические исследования, отличают от иных граждан, прежде всего, ценностные ориентации, потребности, интересы, взгляды, социальные установки. Другими словами, речь идет о социально приобретенных характеристиках, отражающих личностные особенности.

Указанный подход к пониманию личности преступника является по существу единым, общим. В то же время разными авторами это понятие наполняется все-таки разным содержанием. Можно выделить три значения понятия личности преступника в советской криминологии. В первом значении «личность преступника» – это личность человека, совершившего преступление. Имеется в виду, что каждый человек, поскольку он формируется и живет в обществе, является личностью. В том числе и каждый преступник. Поэтому указанное определение в равной мере относится ко всем лицам, виновно нарушающим уголовный запрет и являющимся субъектами преступления. Такая трактовка рассматриваемого понятия представляется наиболее правильной. В целях обеспечения большей строгости понятия «личность преступника» следует употреблять его именно в этом значении.

Во втором значении понятие «личность преступника» отражает лишь ту совокупность его социальных свойств, связей, отношений и т. п., которые во взаимодействии с социальными условиями определили совершение преступления. В монографии «Личность преступника» отмечается, что «личность преступника» – наиболее широкое и емкое понятие, выражающее социальную сущность лица, сложный комплекс характеризующих его признаков, свойств, связей, отношений, его нравственный и духовный мир, взятые в развитии, во взаимодействии с социальными и индивидуальными жизненными условиями и в той или иной мере определившие совершение преступления. Словом, речь идет о специфическом, «урезанном» социальном «лице» преступника. Стремление к подобной конкретизации понятно. Личность – явление многогранное, и важно понять, что именно подлежит в ней изучению при криминологическом исследовании. Однако вряд ли комплекс только криминологически значимых признаков правильно называть «личностью преступника».

В третьем значении понятие «личность преступника» сужается еще более, чем во втором, и означает лишь определенный специфический тип личности, имеющий качественные отличия от личности человека, ведущего себя правомерно. Вообще говоря, выделение такого специфического типа личности, который отличается от иных социальных типов и обладает характеристиками, обусловливающими большую вероятность преступного поведения в определенных условиях, и возможно, и правомерно. Криминологические исследования показывают, что у значительной части лиц, преступающих уголовный запрет, фиксируются заметные особенности потребностей, интересов, нравственных, правовых взглядов, ценностных ориентаций, отличающие их от тех, кто ведет себя устойчиво правомерно. В то же время вряд ли правильно этот социальный тип личности называть личностью преступника. Выявление указанных особенностей наиболее эффективно, когда оно осуществляется заблаговременно, до совершения преступления и позволяет своевременно оказывать положительное влияние на личность и на ее социальную среду. Констатация у конкретных лиц соответствующих личностных особенностей может давать основания относить этих лиц к специфическому социальному типу, но называть этих лиц представителями типа «личность преступника» до совершения преступления было бы неправильно. К тому же сами по себе отрицательные личностные качества, как бы они ни были выражены, еще однозначно не определяют совершение преступления. Надо, чтобы такое лицо находилось в подходящих для совершения преступления условиях.

В самом общем виде можно сказать, что понятие «социальный тип криминогенной личности» отражает определенную целостность социально приобретенных, относительно устойчивых характеристик, определяющим в которой является несоответствие содержания сознания и поведения человека ценностно-нормативной системе, сложившейся в обществе. Это в некоторых условиях повышает вероятность совершения преступления, по сравнению с иными социальными типами личности.

Представители социального типа криминогенной личности, как показывают криминологические исследования, вполне адаптированы к той конкретной социальной среде (и, прежде всего, микросреде), в которой они сформировались и где протекает их жизнедеятельность. С этой точки зрения недопустимо применение к таким лицам термина «ущербная личность», а также утверждение, что для них характерно «соединение атавистических черт личности прошедших эпох». Пережиточные явления в такой личности проявляются лишь постольку, поскольку они сохраняются в социальной среде.

2. Структура личности преступника

Взгляд на личность преступника в криминологии исходит из общего тезиса о том, что делинквентную личность следует рассматривать как единство организма и окружающей его среды. Неотделимой составной частью такого целостного общественного существования человека являются его специфические отношения к человеческому обществу. У преступника часто социальные отношения деформированы. Как правило, отсутствуют нормальные отношения с коллективом, нет надлежащего отношения к труду и ценностям (материальным, моральным и культурным), к человеку как к личности и т. д. Преступник представляется как индивид с дефектом структуры личности, взглядов, оценок и действий, ведущим к нарушениям (деформациям) социальных отношений, в которых выражается конкретная антиобщественная деятельность. Компоненты и структура личности преступника, его специфические психологические или биологические факторы, врожденные или приобретенные в процессе формирования, нормальные или патологические, а также конкретные делинквентные действия изучаются рядом научных дисциплин.

Преступная деятельность является результатом взаимодействия личности преступника и общественной среды. Именно поэтому криминология изучает личность преступника в тесной связи с разработкой вопросов преступности, ее причин и условий, способствующих ей, а также со средствами ее предупреждения. Ведь действия человека всегда являются результатом выбора определенного варианта поведения, исходя из ряда возможностей, созданных в условиях социальной среды.

На сегодняшнем уровне разработки структура личности с точки зрения ее криминологической характеристики включает:

1) социально-демографические и уголовно-правовые признаки;

2) социальные проявления (главным образом отношения, имеющие место в различных сферах общественной жизни);

3) нравственные свойства.

Указанные признаки являются взаимообусловленными и взаимосвязанными.

Так, социально-демографические признаки (возраст, образование, профессия, местожительство и т. д.) в некоторой степени определяют положение личности в различных сферах общественной жизни и вместе с этим являются основными факторами формирования и развития нравственных свойств человека. Нравственно-психологические качества являются, несомненно, отражением социальных условий жизни индивида, того, каким влияниям и воздействиям он подвергается, в какой социальной роли он выступает и как ее выполняет.

Взаимодействие всех сторон личности достаточно ярко проявляется в случаях преступного поведения. Человек становится субъектом преступного деяния под влиянием неблагоприятных внешних условий и воздействий (которые он иногда создает сам или же «отыскивает» их вследствие своих нравственно-психологических свойств). Это влияние, а также реакция на него зависят от нравственных взглядов, свойственных индивиду, от его интеллектуальных и эмоциональных свойств. Иными словами, речь здесь идет не столько о простом комплексе признаков, сколько об определенной системе, создающей структуру личности преступника. В рамках этой системы рассматриваются связь и зависимость ее элементов.

3. Соотношение социального и биологического в личности преступника

Соотношение социального и биологического в личности в последние десятилетия привлекло значительное внимание ученых-биологов, социологов, медиков, юристов и др. Специфическим для криминологии основанием повышения интереса к социально-биологической и социально-психологической проблематике выступает необходимость более глубокого объяснения насильственной (в том числе бытовой) преступности, рецидива преступности несовершеннолетних и неосторожной преступности с использованием источников повышенной опасности, а также потребность в дальнейшем повышении эффективности всех видов и форм предупреждения преступлений на основе максимальной увязки их с личностными особенностями преступников. Здесь важно обеспечить точный методологический подход к этой проблеме. В истории криминологии, как уже отмечалось, в прошлом были распространены идейно-методологические ошибки, связанные с переоценкой биологических факторов в системе причин преступности и в личности преступников, что послужило одним из поводов свертывания в 30-х годах криминологических исследований. К примеру, переоценка биологических свойств личности и недооценка социальных фактов при анализе причин и условий преступности допущена И. С. Ноем[20].

У каждого человека социальная программа, заданная внешним миром, преломляется через интеллект и чувственно-эмоциональную сферу, постепенно становится внутренним содержанием личности. Биологическое в человеке выступает в качестве материальной предпосылки для развития его социальной сущности.

Практическая необходимость определять влияние биологических факторов на преступное поведение возникает тогда, когда у преступника имеются физические или психические аномалии, которые влияют на поведение, облегчая или стимулируя действие криминогенных личностных ориентаций. Физические свойства, не изменяющие психологического состояния виновного или потерпевшего, по сравнению с нормотипическими для данной социальной общности (группы), как правило, не имеют существенного значения для объяснения преступного поведения, хотя могут быть учтены при дифференциации мер профилактики.

Так, к психическим аномалиям (пограничным состояниям), которые должны учитываться при изучении механизма преступного поведения личности, относятся психопатия, хронический алкоголизм, наркомания, слабоумие в слабой форме дебильности, не исключающее способности лица осознавать свои действия и руководить своими поступками, травмы центральной нервной системы. Они снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных; создают препятствия для развития социально полезных черт личности, особенно для ее адаптации к внешней среде; ослабляют механизм внутреннего контроля; облегчают реализацию случайных, в том числе правонарушающих, действий.

Таким образом, указанные психические отклонения могут существенно способствовать неправильному развитию личности и непосредственно ее преступному поведению. Однако они не определяют социальное содержание личности и потому не могут быть признаны причиной, порождающей такое поведение. При психических аномалиях, не исключающих вменяемости, сохраняются (хотя и с определенными изменениями) общие механизмы осознания и руководства преступным поведением.

Изучение показало, что психические аномалии относительно часто встречаются у лиц, совершающих тяжкие насильственные преступления (убийства, изнасилования, телесные повреждения) и хулиганство, у рецидивистов, а также у виновных в бродяжничестве. Относительно часто распространены они и у несовершеннолетних преступников. Так, из числа признанных вменяемыми лиц, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу в связи с совершением убийства, изнасилования и тяжких телесных повреждений, около трех пятых имели различные психические аномалии, не исключающие вменяемости, но облегчающие реализацию преступных действий. По данным различных обследований подростков-правонарушителей, состоящих на учете в ПДН, у 23–43 % из них констатированы психопатические признаки.

Осуществлены и некоторые исследования доли различных видов психических аномалий у лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления. Психопатии и психопатоподобные состояния составили у исследованного контингента лиц, имевших аномалии, около 33 %, органическое поражение центральной нервной системы – около 19 %, ушибы мозга – 18 %, хронический алкоголизм – около 17 %[21]. Наличие психических аномалий у преступников не должно отождествляться наследственностью. Значительная их часть носит приобретенный характер (алкоголизм, травмы, часть психопатий и т. д.).

Психические аномалии создают только фон, воздействуют на степень интенсивности формирования и проявления тех или иных личностных черт. Они не касаются качественных сторон содержания сознания, которые определяются участием человека в социально-историческом процессе, не определяют сами по себе социальное содержание личности и не порождают преступного поведения (как равно и положительного). Сущность человека социальна. Нет корректных данных о том, что духовный мир человека, его трудовая деятельность биологически детерминированы. На самом же деле вся специфика человека, все человеческое в нем – продукт человеческих отношений.

Учение о личности преступника в криминологии базируется, таким образом, на концепции социальной сущности человека и рассматривает личность преступника как результат негативных отношений с обществом, конфликта связей и отношений с ним. На этой основе строится и система предупреждения преступлений.

4. Основные черты криминологической характеристики личности преступника

Многообразие связей, свойств и типичных признаков, которые определяют личность преступника, криминология изучает в двух аспектах: юридическом и социолого-психологическом.

Она рассматривает проблемы личности преступника только в контексте его общественно опасного, виновного и противоправного деяния, а не вне его. О личности преступника можно говорить лишь в связи с совершением преступления, так как анализ этой проблемы строится на уголовно-правовой концепции субъекта преступления. Криминология изучает, прежде всего, социально значимые черты и свойства лиц, совершивших преступления, прослеживает типологические особенности личности преступника, характеризуя его как особый социальный тип, который объединяет типичные, раскрывающие сложный механизм преступного поведения, социально-правовые признаки всех лиц, совершивших преступления, в данный период времени.

Теория личности преступника объединяет лиц, совершивших преступление. Поэтому необходим анализ всей совокупности антисоциальных взглядов, навыков, привычек и наклонностей, ценностей и убеждений, деформированных потребностей и интересов, мотивов и целей, которые порождают преступное поведение личности. Таким способом можно раскрыть те социальные связи и отношения, которые, в конечном счете, сформировали антисоциальную направленность личности преступника, его негативное или нигилистическое отношение к определенным общественным отношениям. И поскольку всякий преступный акт отражает, прежде всего, интеллектуальные, эмоциональные, волевые и нравственные качества человека, для криминологии важно установить объективные характеристики этих качеств, проследить этапы их деформации. На основе этого она может построить целостную классификационную систему криминогенных обстоятельств в социальной сфере, которые детерминируют личность преступника и его преступное поведение.

Главной отличительной чертой личности преступника является его деформированное нравственное и правовое сознание. В соответствии с этим и совершенным конкретным преступлением личность преступника следует ограничивать от личности остальных людей. Личность преступника – это личность человека, который «самовольно порвал какой-нибудь узел из множества социальных узлов», связывающих его с государством и обществом.

Изучение личности преступника охватывает и исследование видов социальных характеристик, которые помогают выяснить все ее структурообразующие элементы.

Система этих социальных характеристик (по поводу которой существуют различные точки зрения) включает:

а) социально-демографическую;

б) уголовно-правовую;

в) социально-психологическую;

г) социально-нравственную.

а) социально-демографическая характеристика представляет богатую эмпирическую информацию о социальном статусе, множестве связей и социальных ролей, которые определяют личность преступника как субъект и объект общественных отношений. С помощью социально-демографических признаков – пола, возраста, семейного и социального положения, образования, профессии и др. выясняется преступная активность различных социальных слоев населения, прослеживаются возрастные и половые особенности лиц, совершивших преступления, и т. д. Их образование, например, часто находится ниже среднего уровня: мужчины, в сравнении с женщинами, проявляют значительно большую криминальную активность. Разумеется, это объясняется не какой-то биологической предрасположенностью, а социальными факторами.

Исследование семейного и социального положения позволяет выяснить ряд криминогенных обстоятельств, под воздействием которых сформировалась личность конкретного преступника. Это имеет большое значение для организации и тактики профилактики преступлений.

б) уголовно-правовая характеристика личности преступника основывается на уголовно-правовых категориях, таких, как вид совершенного преступления, соучастие, рецидив, вид и размер назначенного наказания. Сведения о наказаниях дают возможность для выводов об эффективности самих уголовно-правовых норм.

в) социально-психологическая характеристика способствует изучению механизмов взаимодействия «личность – среда», выяснению неблагоприятных условий, под воздействием которых формируется личность преступника. Анализ эмоциональной, волевой и интеллектуальной сфер позволяет сделать выводы о процессах мотивации индивидуального преступного поведения, раскрыть конкретные мотивы и цели преступления.

Социально-психологический анализ позволяет, в конечном счете, понять механизм действия непосредственных причин и условий, влияющих на преступное поведение личности. Он помогает раскрыть содержание антисоциальной направленности личности преступника, его эрозированных взглядов и наклонностей, извращенных потребностей и интересов. Все это в свою очередь содействует определению мотивации преступления.

г) социально-нравственная характеристика. Любое поведение, в том числе и преступное, всегда имеет социально-этические содержание и оценку: оно несет печать нравственных особенностей и черт личности, всяческие их дефекты существенно влияют на ее поведение.

Нравственная характеристика охватывает все этические качества, создающие духовный, моральный облик, в основе которого лежат представления о добре и зле, совести и долге, чести и достоинстве. Эти качества отражают степень нравственной зрелости личности и обусловливают любой поведенческий акт. В сознательной деятельности человека проявляются и нравственные чувства, настроения, оценки. Поэтому их криминологическое изучение особенно необходимо.

Личность преступника характеризуется такими отрицательными нравственными качествами, как скупость, малодушие, подлость, нескромность, авантюризм, нигилизм, духовная пустота и циничное отношение к нравственным ценностям общества и т. д. Но у нее сохраняются и положительные нравственные качества, на которые опирается процесс перевоспитания преступников, их ресоциализации.

В связи с этим следует знать, что подавляющая часть случаев отклоняющегося поведения формально контролируется семьей и другими социальными группами. С раннего детства человек усваивает образцы поведения и ценностные представления, принятые в обществе, от своих родителей, сверстников, коллег по работе или друзей, с которыми проводит свободное время. Между уголовным законодательством и неформальным социальным контролем обнаруживается вместе с тем довольно тесное взаимодействие. «Уголовное законодательство создает и поддерживает основополагающие ценностные представления, которые в протекающем всю жизнь процессе социализации передаются другим поколениям. Оно решает свою задачу формирования и поддержания ценностей в очень продолжительных и сложных социальных процессах, в которых значительное участие принимает уголовная юстиция, общественное мнение и средства массовой информации»[22].

Разумеется, каждое общество индивидуально. Образцы поведения и ценностные представления, которые тесно связаны целой системой обычаев и традиций, одобряемые в одном обществе, могут быть признаны криминалом в другом. В зависимости от этих обстоятельств очерчиваются границы преступного и непреступного. Однако во всех социумах к таковым причисляют поступки, противоречащие ценностным представлениям и образцам поведения.

Глава V

Причины и условия конкретного преступления

1. Понятие причин и условий отдельного преступления

Любое антиобщественное проявление, в том числе преступление как человеческий поступок, представляет собой результат взаимодействия индивидуальных свойств личности и объективной, внешней для индивида ситуации, в которой субъект общественных отношений принимает конкретное поведенческое решение. В результате каждое отдельное преступление детерминируется, с одной стороны, личностными особенностями данного индивида – его взглядами, интересами, мотивами, потребностями, целями, а в конечном итоге – ориентирами и установками к различным социальным ценностям, даже к правовым предписаниям и запретам. С другой стороны, оно обусловлено совокупностью внешних, объективных обстоятельств, которые, взаимодействуя с личностными особенностями, вызывают намерение и решимость совершить умышленное преступление, а равно действие или бездействие, приводящее к преступному результату по неосторожности. Причем с позиций изучения причин отдельного преступления и прикладных задач предупреждения личностные особенности интересуют криминологию не только в застывшем виде, как уже сложившиеся, а главным образом в их динамике – зарождении и развитии, т. е. в связи с условиями нравственного формирования личности.

Таким образом, совершение конкретного преступления является результатом взаимодействия отрицательных нравственно-психологических свойств личности, сложившихся под влиянием неблагоприятных обстоятельств морального формирования индивида и внешних объективных обстоятельств, образующих ситуацию преступления (криминогенную ситуацию). Такой вывод указывает на два уровня взаимодействия личности с социальной действительностью при совершении конкретного преступления: уровень условий нравственного формирования индивида и уровень конкретной ситуации совершения преступления. На первом уровне создаются психологические предпосылки, возможность совершения преступления данным лицом. На втором уровне подобная возможность реализуется в действительность. Но на обоих уровнях проявляется связь причин преступности и условий, ей способствующих, с причинами и условиями отдельного преступления.

Причины преступности и условия, ей способствующие, различными своими сторонами «входят» в индивидуальные условия нравственного формирования личности, проявляются в их содержании. В то же время они определяют конкретные ситуации, в которых оказывается и действует индивид. В свою очередь, причины отдельных преступлений отражают на индивидуальном уровне причины преступности и конкретные ситуации, возникающие в реальной действительности.

Правоохранительные органы, особенно органы внутренних дел, осуществляют свою предупредительную деятельность на обоих указанных уровнях, выявляя условия, отрицательно влияющие на нравственное формирование людей (при индивидуальной профилактике – на конкретное профилактируемое лицо) в семье, учебном или производственном, в том числе предпринимательском, коллективе, бытовом окружении, иных сферах социальной жизни, принимая меры по их устранению, а также предупреждая возникновение или нейтрализуя возникшие криминогенные ситуации, способствующие проявлению негативных нравственных качеств в конкретном преступном посягательстве.

Причем различные службы органов внутренних дел осуществляют указанную деятельность в соответствии со своей компетенцией:

– ОКП-УКП – в отношении тех условий и ситуаций, которые могут привести к совершению краж, грабежей, насильственных преступлений против личности, хулиганства;

– ПДН – с учетом условий нравственного формирования и ситуаций поведения подростков;

– участковые инспектора полиции ООБ – по наиболее широкому кругу условий нравственного формирования и ситуаций поведения, проживающих на административном участке лиц, со стороны которых можно ожидать совершения различных преступлений.

Именно с учетом названных уровней взаимодействия личности с социальной действительностью должен вестись анализ причин отдельного преступления. Такой анализ предполагает рассмотрение социально-психологического механизма индивидуального преступного поведения и условий, под влиянием которых формируются негативные нравственно-психологические свойства людей, являющиеся субъективной причиной подобного поведения, а также внешних (объективных) ситуаций и обстоятельств, вызывающих, облегчающих совершение конкретного преступления или способствующих ему.

2. Социально-психологический механизм совершения конкретного преступления

Каждый человеческий поступок, в том числе преступление, имеет определенный механизм совершения. Социально-психологический механизм конкретного преступления складывается из ряда элементов и этапов. Элементами психологического механизма конкретного поступка являются нравственные свойства личности, среди которых с этим поступком непосредственно связаны потребности, интересы, мотивы, цели. Этапами функционирования механизма являются: формирование нравственных свойств, их актуализация, принятие поведенческого решения, его реализация.

Криминальная направленность поступка обусловлена не особым характером психологического механизма его совершения, отличного от механизма правомерного поведения, а дефектами отдельных звеньев общего механизма и искажениями на различных этапах его формирования. Аналогичные дефекты и искажения, превращающие поступок в преступление, могут относиться к любому названному звену психологического механизма, к одному или нескольким этапам его функционирования, иметь различный «удельный вес», различную продолжительность действия. Однако нельзя не учитывать и то, что дефекты и искажения в условиях нравственного формирования обычно отдалены по времени от самого преступления и в момент его совершения, особенно взрослыми лицами, уже отсутствуют.

В то же время не так часто и в меньшем масштабе «сдвиг во времени» в действии причин и условий индивидуального преступного поведения имеет место и применительно к этапам актуализации потребности и принятия решения: они тоже иногда отстоят от преступления на определенный промежуток времени, в течение которого происходят обдумывание, подготовка, приискание средств, выжидание удобного момента и т. д. Для этапа осуществления преступного решения, который обычно совпадает с самим преступлением, подобный разрыв во времени нехарактерен.

При исследовании звеньев и этапов психологического механизма преступного поведения можно выявить его дефекты и искажения, приводящие к преступлению, определить, в чем кроются причины и условия подобного искажения, и на этой основе осуществить необходимые предупредительные меры. Психологический механизм совершения конкретного преступления отчетливо обнаруживает социальную природу подобного поведения.

Как всякий поступок, преступление представляет собой акт сознательной волевой человеческой деятельности. Каждый такой акт связан с удовлетворением какой-либо испытываемой лицом потребности. Потребности людей многочисленны и разнообразны – от элементарных, жизненно необходимых биологических и физиологических потребностей в самосохранении (пища, тепло, одежда) и размножении (любовь, материнство, дети) до сложного переплетения социальных потребностей материального и духовного характера (информация, знания, труд, творчество, общение, самовыражение, самоутверждение, общественная деятельность и др.).

Осознанная и осмысленная человеком потребность, признанная им существенной, лично значимой и подлежащей удовлетворению, обретает значение интереса. Интерес – это непосредственная субъективная причина конкретного поступка или определенной линии поведения.

Дисгармония индивидуального и общественного интересов, противопоставление и предпочтение индивидуального интереса общественному, закрепленному и охраняемому правом, создают конфликт, который может привести к преступлению. Поэтому каждому человеку необходимо тщательно регулировать свои потребности и интересы, удовлетворять их только законопослушным поведением, отказываясь от тех из них, удовлетворение которых противоречит интересам общества. Само законопослушание должно стать неотъемлемой частью жизни общества.

Следовательно, непосредственной психологической причиной отдельного преступления является стремление лица удовлетворить свою потребность вопреки и в ущерб общественным интересам.

Исходя из социального содержания и значимости для общества, все потребности можно классифицировать на следующие:

– жизненно необходимые, обеспечивающие условия существования человека (еда, тепло, самозащита и т. п.);

– нормальные, социально одобряемые (приобретение знаний, общение, самовыражение, стандартные бытовые условия);

– деформированные, искаженные за счет гипертрофирования жизненно необходимых нормальных потребностей;

– извращенные, антисоциальные потребности, удовлетворение которых объективно противоречит как общественным интересам, так и подлинным интересам личности (пьянство, паразитизм, сексуальная распущенность, наркомания, токсикомания и др.).

Наиболее общественно опасны и чреваты криминальными проявлениями антисоциальные, извращенные потребности. Однако их удовлетворение в общей массе всех преступлений составляет не более 15 %. В подавляющем большинстве случаев преступность деяния связана не с содержанием потребности, а с характером, способом ее удовлетворения.

С целью получения желаемого результата в своей потребности индивид осмысливает имеющиеся для этого объективные возможности, оценивая все, что способствует и препятствует этому, и ставит перед собой конкретную цель, для достижения которой он избирает определенные пути и средства. Важной особенностью такого психологического процесса, ведущего человека от ощущения потребности и осознания интереса к конкретному поступку, является то, что на всем его протяжении индивид неоднократно осуществляет выбор соответствующего решения: удовлетворить потребность или воздержаться, каким путем ее удовлетворить, какие средства для этого избрать и т. п. Возможность данного выбора определена наличием различных вариантов решения. Если их нет, поступок вынужден в некоторых случаях не являться преступным. Необходимость выбора связана с различной социальной значимостью этих решений, а сам выбор зависит от нравственной сущности человека.

Так, любой человек в большей или меньшей мере испытывает потребность в самовыражении и самоутверждении. На основе этой потребности у него формируется интерес проявить себя, привлечь к себе внимание, заставить считаться с собой. В связи с этим один поставит перед собой цель занять престижное служебное или общественное положение, другой пойдет иным путем – попытается выделиться среди окружения озорными действиями, хулиганством и т. п. Но и тот, кто решит занять престижное положение, может избрать для этого социально одобряемые, легальные средства (овладение знаниями, профессиональное совершенствование, активную общественную деятельность и т. п.), а может добиваться этого путем обмана, взяток, различных злоупотреблений и превышения власти.

Выбор зависит от ряда объективных обстоятельств, в которых находится человек, в частности от наличных возможностей для удовлетворения испытываемой потребности. Но в еще большей степени выбор зависит от нравственных свойств индивида. При этом преступность совершаемого деяния определяет преимущественно не сам по себе характер испытываемой потребности, а то, что она удовлетворяется недозволенными способами и средствами, ценой существенного нарушения общественных интересов.

Например, в основе присвоения или растраты лежит стремление к приобретению материальных благ, которое само по себе не является антисоциальным. Но удовлетворение данной потребности должно согласовываться с возможностями общества, производиться в соответствии с установленными принципами распределения. Игнорирование такого положения, получение материальных благ обходным путем нарушают общественные интересы и образуют криминал. Даже жизненно необходимая потребность, если она удовлетворяется ценой существенного нарушения общественных интересов (например, приобретение средств на существование путем разбоя, спасение собственной жизни за счет причинения смерти другому и т. п.), как правило, не исключает преступности содеянного. В еще большей степени это относится к случаям удовлетворения гипертрофированных потребностей, хотя и социально приемлемых, но не соответствующих общественным возможностям, и тем более потребностей антисоциальных.

Отсюда следует, что важным направлением профилактики преступлений являются надлежащее нравственное формирование личности, выработка у каждого индивида социально оправданных потребностей, умения регулировать и согласовывать их с общественными интересами, подчинять требованиям социальной необходимости.

Значит, нравственные свойства человека, влияющие на совершение им конкретного поступка, не даны ему от рождения и не возникают неожиданно, а складываются на протяжении всей предшествующей жизни индивида, под влиянием совокупности условий, в которых эта жизнь протекает. От того, какими окажутся эти условия, с чем и с кем сталкивается индивид на своем жизненном пути, зависит формирование его личности. Случайность, конечно, не исключена. В ряде случаев ее бывает достаточно много, но в этой случайности проявляется определенная закономерность, состоящая в том, что пока в социальной действительности сохраняются условия, способные питать и поддерживать индивидуалистическое сознание и различные нравственные пороки, лежащие в основе преступного поведения, определенные лица становятся его носителями. Задача состоит в том, чтобы устранить подобные условия или максимально ограничить их отрицательное воздействие, обеспечив тем самым формирование высоконравственной личности, не только не способной совершить преступление, но и способной противостоять издержкам, встречающимся в общественных отношениях. Важная роль в этом принадлежит органам внутренних дел.

3. Неблагоприятные условия нравственного формирования личности

По мнению Б. Г. Ананьева, классификация возрастов по психофизиологическим характеристикам развития включает следующую цепь фазных преобразований жизненного цикла человека: младенчество (от рождения до 18 месяцев), раннее детство (от 19 месяцев до 5 лет), детство (от 5 до 12 лет), отрочество (12–15 лет), юность (16–19 лет), молодость (20–30 лет), средний возраст (30–40 лет), пожилой, старческий, престарелый.

Для каждого возраста присущи особенности, которые проявляются в поведении.

Личность определяется тем, что и как она знает (гносеологический потенциал), что и как она ценит (аксиологический потенциал), что и как она созидает (творческий потенциал), с кем и как она общается (коммуникативный потенциал), каковы ее художественные потребности и как она их удовлетворяет (художественный потенциал). Таким образом, выделяются пять основных видов деятельности: преобразовательная, познавательная, ценностно-ориентационная, коммуникативная и художественная.

Для каждого периода развития личности характерны определенные соотношения различных видов деятельности и их специфическое содержание.

Человеческая жизнь начинается, как установили психологи, с формирования коммуникативной деятельности и овладения ее механизмами.

Новый этап развития ребенка начинается в 3-летнем возрасте, который характеризуется переходом к творческой деятельности (рисунки на стенке, «резьба по мебели»). Наиболее отчетливо это выражается в ролевой игре. В этот период развития начинается эмансипация ребенка от взрослых, что приводит к определенной самостоятельности и появлению потребности общения не только со своими сверстниками, но и со взрослыми.

Как показывают криминологические исследования, многие родители несовершеннолетних правонарушителей не знали или не задумывались о правильном правовом воспитании детей, вследствие чего в одних семьях детей окружали чрезмерной заботой и любовью, не контролировали их поведение, не интересовались их друзьями, внешними влияниями и т. д. Между тем, как показывает практика, и излишняя забота порождает эгоизм, иждивенчество, неуважение к другим, отвращение к физическому труду.

Не случайно, по данным М. М. Бабаева и Г. М. Миньковского, «потребительское воспитание» имело место в 3/4 семей, в которых воспитывались несовершеннолетние, совершившие преступление. Установлено, что из семей, в которых бытует атмосфера взаимной грубости, преступник выходил в 10 раз чаще, чем из семей с нормальными взаимоотношениями.

Нравственное формирование личности нельзя рассматривать в отрыве от социальной микросреды, так как различные типы или виды этой среды постоянно воздействуют на становление индивида. Как правило, руководствуясь содержанием деятельности человека, в социологии выделяют следующие типы микросреды: семейно-бытовая, учебно-воспитательная, производственно-трудовая, общественно-политическая, культурно-просветительная, воинская, спортивная, религиозная. Для криминологического изучения из выделенных типов наибольший интерес представляют семейно-бытовая, учебно-воспитательная и производственно-трудовая. А поскольку криминология непосредственно связана с борьбой с преступностью, в том числе с рецидивом преступления, к этим типам нужно добавить еще один своеобразный вид социальной микросреды – воспитательно-принудительный.

В семье, как виде социальной микросреды, человек получает первоначальные знания об окружающем мире, представления о нормах поведения, подвергается первым воспитательным влияниям и делает первые шаги как личность.

Существуют объективные и субъективные обстоятельства, способствующие неблагоприятному нравственному формированию личности в семье. Хотя такие обстоятельства первой группы, как неполнота семьи, болезнь родителей, материальные затруднения, имеют определенное криминогенное значение, решающую роль все-таки играют нравственно-педагогическая позиция семьи, сложившийся в ней уровень воспитывающих отношений. Причем нравственно-педагогическая ущербность семьи как одной из основных ячеек воспитания может проявляться по-разному. Самым опасным ее симптомом является прямое вовлечение одних членов семьи, особенно несовершеннолетних, другими в преступную деятельность, пьянство, попрошайничество, проституцию и иные антиобщественные занятия. Хотя такие случаи встречаются не часто, но они наиболее опасны.

К нравственно-педагогической ущербности этого типа социальной микросреды относятся и случаи, когда члены семьи совершают преступления, иные противоправные деяния, аморальные поступки, не предпринимая попыток прямого вовлечения других ее членов в антиобщественную деятельность. Примерно в 30 % случаев лица, ставшие преступниками, воспитывались в семьях, где они сталкивались с постоянным отрицательным примером родителей – систематическими пьянками, проявлением жестокости, развратным поведением родителей или лиц, их заменяющих, и т. д. Почти в каждой пятой, а в отдельные годы – и в каждой шестой семье лиц, отбывающих наказание или ведущих антиобщественный образ жизни, были судимы родители или братья либо сестры. Между тем криминологической наукой доказано и подтверждено практикой, что чем в более раннем возрасте несовершеннолетний совершит первое преступление, тем больше вероятности, что он встанет на путь рецидива преступления.

Нравственно-педагогическая ущербность семьи может выражаться также в том, что в ней имеются антиобщественные взгляды, привычки, нравы и традиции, проявляющиеся не в виде конкретных антиобщественных и противоправных действий, а в форме соответствующих моральных оценок, высказываний, симпатий и антипатий (например, одобрение чужих безнравственных поступков, пренебрежительного отношения к интересам других, к труду, к исполнению общегражданских обязанностей).

Наконец, нравственно-педагогическая ущербность семьи может проявляться и в том, что в ней сложились нездоровая морально-психологическая атмосфера в целом, ненормальные взаимоотношения, постоянно имеют место конфликты, ссоры, скандалы, грубость, отсутствуют сплоченность, забота друг о друге и т. д. Выборочные криминологические исследования показывают, что в семьях, в которых бытует атмосфера взаимной грубости, преступники появляются в десять раз чаще, чем в семьях с нормальными взаимоотношениями. Не менее опасны, хотя и не так заметны, косвенно отрицательные влияния семьи как следствие ее неправильной воспитательной позиции. Опасность «просто» неправильной воспитательной линии семьи состоит, с одной стороны, в том, что это в целом широко распространенное явление нередко характерно и для так называемых благополучных семей, а с другой стороны, такая линия может охватывать самые различные стороны процесса формирования личности, ее жизнедеятельности, имеет множество трудноуловимых проявлений, которые иногда житейски оправданы. Кроме того, неправильная линия семейного воспитания действует, по общему правилу, спонтанно, исподволь, ее зачастую трудно распознать и своевременно принять меры упреждающего характера.

Типичными проявлениями неправильной линии семейного воспитания являются: балование детей, потакание их капризам и прихотям, создание для них «тепличных условий», освобождение от каких-либо обязанностей, «оберегание» даже от посильного труда, неумеренное удовлетворение материальных потребностей, воспитание детей эгоистами, бездельниками, потворство таким отрицательным чертам формирующейся личности, как индивидуализм, безразличное отношение к интересам и целям других.

Развитие рыночных отношений в некоторых семьях поняли так, что нужно наживаться любым путем, в том числе используя детей. Поэтому многие дети с раннего возраста стали заниматься мелкой торговлей, не посещают школы, все свободное время проводят на рынке или за прилавком коммерческого торгового предприятия.

Частными случаями неправильной линии семейного воспитания могут рассматриваться воспитательная бездеятельность семьи, игнорирование родителями конституционной обязанности заботиться о детях, их невнимание к несовершеннолетним, пренебрежительное отношение к их интересам. По сути дела, речь идет об отсутствии какой-либо воспитательной позиции семьи.

Как свидетельствуют выборочные исследования, безразличное отношение членов семьи к воспитанию и поведению опрошенных правонарушителей отмечается примерно у 12 % осужденных и 20 % лиц, ведущих антиобщественный образ жизни. Наиболее типичное проявление такой позиции – безнадзорность из-за отсутствия со стороны семьи контроля за поведением, знакомствами, времяпрепровождением детей. Она зафиксирована не менее чем в 4/5 случаев совершения преступления несовершеннолетними.

Не вызывает сомнений, что важную роль в нравственном формировании личности играют общеобразовательная и профессиональная школы. В настоящее время, как известно, произошли коренные изменения в системе образования. Кроме школ, появились лицеи, гимназии, колледжи с различной специализацией. В некоторых из них работают вузовские преподаватели с учеными степенями и званиями. Появились и образовательные фирмы. Обучение стало частично оплачиваться родителями, что позволяет привлечь в средние и средние специальные учебные заведения квалифицированные кадры из числа профессорско-преподавательского состава.

Интересы дальнейшего построения гражданского общества требуют нового, более широкого подхода к обучению и воспитанию подрастающего поколения. Однако педагогическая позиция ряда школ еще остается подчас слабой. Это способствует неблагоприятному нравственному формированию личности. Сказываются и недостатки в трудовом воспитании, которое является важнейшим фактором формирования личности. Не случайно поэтому ЗРК «О труде в Республике Казахстан» предусматривает возможность приема на работу с письменного согласия одного из родителей или заменяющего его лица несовершеннолетних, достигших пятнадцати лет. А для подготовки молодежи к труду допускается прием на работу учащихся общеобразовательных школ, колледжей для выполнения легкого труда, не причиняющего вреда их здоровью и развитию, не нарушающего процесса обучения, в свободное от учебы время – по достижении ими четырнадцатилетнего возраста (также с письменного согласия одного из родителей или заменяющего его лица).

К недостаткам воспитательной работы школы можно отнести:

– применение неправильных методов и упрощенных форм воспитания, отрыв его от обучения;

– подмена воспитательного воздействия «голым» администратированием;

– отсутствие индивидуального подхода к учащимся, нежелание или игнорирование особенностей детской психики, подавление самостоятельности и инициативы учащихся;

– предвзятое отношение к детям, недооценка опоры на положительное в личности и поведении школьников, пресловутая «показуха», «замазывание» отрицательных фактов;

– снижение требовательности к учащимся, неадекватное реагирование на нарушения дисциплины, правил поведения; слабые связи с семьями и общественными организациями по месту жительства школьников и работы их родителей;

– нездоровая моральная атмосфера в отдельных педагогических коллективах, отступление некоторых воспитателей от норм профессиональной этики.

Слабо используются воспитательные возможности школы во внеучебной работе с учащимися. От многих внеучебных мероприятий нередко веет скукой, формализмом, казенщиной. Они порой откровенно примитивны в этическом и эстетическом отношениях. Не случайно многие школьники и учащиеся не любят школьные кружки и вечера, а некоторые отрицательно относятся к школьным концертам. Большинство же равнодушны к этим «мероприятиям». В результате учащиеся заполняют свой досуг отнюдь не должным образом. В лучшем случае они бесцельно проводят свободное время, которое как раз не нейтрально для нравственного формирования и развития подрастающего поколения. Еще более опасны связанная с этим ориентация подростков на неформальные группы с антиобщественной направленностью поведения, попадание под влияние рецидивистов.

Исключительного внимания заслуживают вопросы правовоспитательной работы с учащимися. Школа, лицеи и колледжи во взаимодействии с правоохранительными органами и другими субъектами профилактики преступлений призваны многое делать для формирования у своих питомцев развитого, цельного правосознания, которое должно адекватно отражать правовую действительность и обеспечивать законопослушное поведение учащихся, более того, – способствовать вовлечению их в борьбу с криминальными проявлениями.

Между тем многочисленными исследованиями выявляются существенные пробелы правосознания учащихся: незнание элементарных правовых понятий и норм, неумение правильно ориентироваться в простейших юридически значимых ситуациях, довольно туманные представления о деятельности правоохранительных органов. Правовоспитательную работу следует начинать с начальной школы, используя специфические формы и методы, ориентированные на учащихся младших классов. На занятиях и во внеучебное время школьникам разъясняют сейчас преимущественно основы государственного устройства и наиболее общие понятия уголовного права. Но крайне мало уделяется внимания воспитанию и обучению в области административного, гражданского, семейного права.

Нередко правовоспитательная работа сводится к разъяснению правовых принципов и требований, а такая ее сторона, как раскрытие актуальности юридической действительности, вопросов применения правовых норм в жизни, судебной практике, в деятельности государственных органов и общественных объединений по профилактике преступлений, явно недооценивается. Основными формами правовоспитательной работы являются, кроме классных занятий, лекции и беседы. Однако использование только этих сравнительно простых форм не всегда обеспечивает должную эмоциональную привлекательность и доходчивость правовой информации, не пробуждает у учащихся устойчивого интереса к ней. Отсутствует и четкая система правовой работы с родителями.

Другой тип микросреды, во взаимодействии с которой формируется личность, – производственно-трудовая сфера. Коллектив как одна из основных ячеек общества, играет решающую роль в нравственном формировании и развитии людей, так как выступает в качестве основной сферы приложения способностей, реализации потребностей и интересов личности и, следовательно, продолжает оказывать определяющее воздействие на поведение индивида. В деятельности коллективов еще встречаются разнообразные недостатки, неблагоприятно влияющие на нравственное формирование личности:

– неудовлетворительная организация производства, низкие экономические показатели, бесхозяйственность и безответственность руководителей;

– нарушение демократических принципов управления производством, отсутствие гласности;

– слабые учет и охрана материальных ценностей, порождающие хищения;

– недостаточное внимание администрации и профсоюзной организации к условиям производственной и непроизводственной деятельности работников, повышению их профессионального мастерства, обеспечению безопасности труда, внедрению его прогрессивных форм, к организации досуга и т. д.;

– упущения в индивидуальной воспитательно-профилактической работе;

– бюрократическое отношение к людям, безразличие к материально-бытовым нуждам и духовным запросам работников, грубость, зажим критики, насаждение подхалимства и угодничества;

– недостатки в подборе кадров, в частности назначение на руководящие должности лиц с антиобщественными установками и нечистоплотно-корыстной ориентацией;

– слабая сплоченность коллектива, наличие в нем склок, враждующих группировок, семейственности, клановости, протекционизма;

– распространенность в коллективе таких антиобщественных явлений, как злостные нарушения дисциплины, недобросовестное отношение к труду, пьянство, проявление нечестности при определении качества и количества выполненной работы и т. п.;

– слабая работа администрации, общественных объединений по борьбе с негативными явлениями, безнаказанность нарушителей дисциплины и других лиц, совершающих антиобщественные действия, попустительство им, низкая социальная активность граждан.

Другой тип микросреды, подлежащий криминолого-педагогическому анализу, – это бытовое окружение вне семьи, которое ближе всего стоит к ней и в совокупности с нею может, как это нередко делается, рассматриваться как единая сфера семейно-бытовых отношений. Вместе с тем, между указанными элементами социальной микросреды существуют и заметные различия. Более того, их влияние на личность, ее нравственное формирование и развитие может иногда характеризоваться состоянием противовеса, являться разнонаправленным. Если быт в целом может быть представлен как сфера личной жизни людей, как часть непроизводственной сферы, которая связана с личным потреблением материальных и духовных благ, то бытовое окружение представляет собой область личного непроизводственного потребления за «минусом» семьи. Такое бытовое окружение тесно соприкасается с досугом. Это позволяет рассматривать их вместе как единую сферу, на которую приходится значительная часть свободного времени и в которой видное место занимают так называемые неформальные малые группы.

Данный тип или вид микросреды выполняет важные социальные функции, причем и восстановительные, и созидательные. Нормальное, т. е. вполне здоровое, бытовое окружение, продуманный досуг способствуют нравственному, физическому, эстетическому и иному развитию личности, обогащению ее духовной культуры, повышению уровня внутренней и внешней воспитанности.

Однако ближайшее бытовое окружение, сфера досуга могут быть источниками и проводниками весьма многочисленных и довольно интенсивных отрицательных влияний на личность.

Заметим, что быт является наиболее консервативной сферой социальной жизни. В нем, а также в сфере досуга, как нигде более, сохраняется почва для явлений так называемой антикультуры, в частности для «питейных» традиций, с которыми связано значительное число преступлений. Одним из самых опасных в силу своей аморальности и удивительной способности к социальной мимикрии «продуктов», производимых нездоровым бытовым окружением, которое в данном случае действует, как правило, вместе с ущербной в нравственно-педагогическом отношении семьей, является мещанство. Оно характеризуется прежде всего гипертрофией потребления, исключительно потребительской психологией, сочетающейся с бездуховностью, общественной инфантильностью.

Не меньшей проблемой отрицательного влияния ближайшего бытового окружения на нравственное формирование личности является функционирование неформальных малых групп антиобщественной направленности. Особенно опасно такое влияние на несовершеннолетних.

В подавляющем большинстве антиобщественные группы характеризуются довольно пестрым составом. В них входят судимые и несудимые, опасные рецидивисты и начинающие правонарушители и т. д. Для них характерны отсутствие жесткой регламентации отношений, неспециализированность антиобщественного поведения (такие лица легко переходят от кражи к хулиганству, и наоборот). Существенным является тот факт, что общение лиц в составе указанных групп имеет свою социально-психологическую основу, осуществляется на базе общности взглядов, потребностей, интересов, жизненных целей, прошлого опыта и поведения. Объединяет участников антиобщественных группировок также стремление стать недосягаемыми для традиционных форм социального контроля со стороны семьи, школы, трудового коллектива, ближайшего бытового окружения (в той части, в какой оно ориентировано положительно), т. е. данный элемент социальной микросреды противопоставлен всем остальным. В этом его существенное своеобразие.

Из-за этих причин отрицательное влияние антиобщественных группировок на личность, как «выбранное» самим индивидом поведение, сравнительно легко, охотно воспринимается, усваивается и является важным фактором в формировании личности как по широте, так и по глубине. Поэтому вывести человека из-под такого влияния бывает очень трудно.

Да и сам факт существования антиобщественных группировок свидетельствует о том, что соответствующие социальные институты в их конкретном бытии (определенная семья, данная школа и т. д.) где-то не сработали и не смогли полностью или частично исполнить свою социальную роль. Иногда положение усугубляется еще и тем, что отрицательное влияние антиобщественной группировки может сочетаться с продолжающимися, а иногда по различным причинам и усиливающимися негативными воздействиями со стороны неблагополучной семьи, нездорового коллектива по месту работы или жительства. Подобная концентрация отрицательных влияний на личность ставит ее в плане нравственного формирования и развития в очень тяжелые условия. В таких ситуациях меньше всего приходится рассчитывать на то, что со временем все встанет на свои места, «образуется» само по себе.

Для восстановления взаимоотношений данной личности с нормальной социальной средой требуется кропотливая, настойчивая, разноплановая работа, включающая комплекс мер воздействия на все основные элементы «личность – среда».

Помимо рассмотренных аспектов проблем отрицательных влияний бытового окружения на нравственное формирование личности относительное самостоятельное значение имеет вопрос о таком распространенном в быту явлении, как пьянство. Эта проблема никогда не теряет своей актуальности, так как пьянство и тем более его крайняя форма – алкоголизм дезорганизуют отношение личности с социальной микросредой, способствуют снижению социальной активности людей, их моральной деградации, порождают разнообразные конфликтные ситуации. «Питейные традиции», уходящие своими корнями в далекие времена, получили наибольшее распространение как раз в сфере семейно-бытовых отношений. Именно в этой сфере они оказывают самое интенсивное отрицательное влияние на нравственное формирование и развитие личности.

Как раз на семейно-бытовую сферу приходится значительная доля потребления спиртных напитков, причем такого, которое «приукрашивается», получает своеобразные житейские оправдания в виде ссылок на укоренившиеся традиции, «культуру» застолья и т. п. Существенным элементом антисоциальной бытовой психологии являются взгляды на пьянство как на неизбежное и непреодолимое явление. Эти несостоятельные взгляды требуют решительного отпора.

Со сферой семейно-бытовых отношений в первую очередь связаны такие острые и «продуктивные» в криминогенном отношении аспекты проблемы пьянства, как женский, подростковый и юношеский алкоголизм.

Своеобразным типом микросреды является воспитательно-принудительный, который складывается в местах отбывания наказания, прежде всего в колониях исполнения наказания. Осужденные к лишению свободы изолируются от общества и помещаются в колонии исполнения наказания и даже тюрьмы с присущими им специальным режимом и условиями труда, особыми формами воспитательной работы, общеобразовательного и профессионального обучения. В установленном законом порядке эти лица подвергаются определенным правоограничениям в сфере производственных, имущественных, социальных, семейных и других отношений, включаются в коллективы особого рода – коллективы осужденных.

Усилиям указанных учреждений могут противостоять отрицательные влияния на осужденного со стороны его окружения, в первую очередь лиц, которые не встали на путь исправления (злостных преступников-рецидивистов, носителей воровских традиций, нравов преступного мира, нередко объединенных в антиобщественные группировки, насаждающих псевдоколлективизм, навязывающих свою волю другим людям, используя для этого самые низкие средства и изощренные приемы).

Негативное влияние на личность в колониях исполнения наказания усугубляется в том случае, когда здоровое ядро коллектива осужденных недостаточно связано и сплочено или оно распадается на враждующие между собой группировки, а также при наличии различных организационных недостатков. В частности, не во всех колониях исполнения наказания обеспечена полная трудовая занятость осужденных, имеются просчеты в их трудовом воспитании, обучении и повышении квалификации. Сама воспитательная работа проводится иногда на низком профессиональном уровне, в отрыве от иных мер исправления, с элементами формализма. Не всегда еще достаточно глубоко и всесторонне изучается личность осужденных, вследствие чего сотрудники колоний не располагают информацией, позволяющей целенаправленно организовать индивидуальное воспитание. К этой работе мало привлекаются сотрудники различных служб учреждений исполнения наказания, представители шефских организаций, члены наблюдательных комиссий, коллективы предприятий, учреждений, организаций, в которых осужденные работали до совершения преступления. Низка осведомленность о намерениях лиц, освобождаемых из колоний исполнения наказания и тюрем.

Крайне отрицательно воздействуют на личность факты нарушения отдельными работниками этих учреждений требований служебного долга, норм морали, случаи вступления в запрещенные связи с отдельными представителями тех, кто отбывает наказание.

Однако ни один из рассмотренных типов социальной микросреды, отрицательно влияющей на неблагоприятное нравственное формирование личности, нельзя оценивать при криминологическом анализе однозначно, т. е. только положительно или только отрицательно. В каждом типе микросреды действуют педагогические факторы разной направленности, как позитивные, так и негативные, которые способствуют воспитанию личности в соответствии с имеющимися в обществе нравственными идеалами или затрудняют такое воспитание. Причем даже все рассмотренные типы социальной микросреды далеко не исчерпывают всего ее многообразия, поскольку существуют еще общественно-политическая, культурно-просветительская, воинская, спортивная, религиозная микросреда. Микросреда может также выделяться по территориальному, национально-этническому, половому, возрастному и другим признакам.

Воздействие этих типов социальной микросреды на личность осуществляется по различным направлениям и каналам, так как личность взаимодействует с различными типами социальной микросреды, а они взаимодействуют между собой. Такое взаимодействие может характеризоваться разными отношениями: положительное влияние одного типа может дополняться и приумножаться аналогичным влиянием другого типа микросреды; отрицательное влияние одного типа усугубляется отрицательным влиянием другого; отрицательное влияние одного типа может нейтрализоваться или компенсироваться положительным влиянием другого типа микросреды; положительное влияние одного типа может нейтрализоваться или даже сводиться на нет отрицательным влиянием другого типа. В связи с этим можно считать своеобразной закономерностью «цепную реакцию», взаимное дополнение различных отрицательных влияний, исходящих из разных типов микросреды.

Так, незанятость общественно полезным трудом и отсутствие позитивных влияний со стороны коллектива по месту работы «пробуждают» воспитательное воздействие со стороны антиобщественных групп в сфере досуга и т. д.

4. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления

Совокупность отрицательных свойств личности дает о себе знать в определенных жизненных ситуациях или так называемых криминогенных ситуациях. Отсюда ситуация совершения преступления – это особый уровень взаимодействия личности и конкретной социальной микросреды. В ней отрицательная направленность личности реализуется в действительность. Причем ситуация может быть на обширной территории, например, дефицит некоторых товаров, невозможность удовлетворить спрос. Она может иметь длительный характер (кризис семейных отношений, разлад в семье) либо кратковременный характер (внезапно возникающая ссора).

В последних примерах в одном случае возникновение ситуации отделено от преступления определенным промежутком времени, в течение которого она воздействует на лицо, как бы психологически «подготавливает» его к совершению преступления. В другом случае данный промежуток сокращается до минимума и ситуация как бы сливается с самим преступлением.

По объему своего действия ситуация может быть локальной, т. е. затрагивать только данное лицо или несколько лиц (болезнь, гибель близких, ссора), а может касаться многих (интриги в коллективе, стихийное бедствие и т. п.).

По источнику возникновения ситуации можно подразделить на созданные людьми и вызванные действием стихийных сил природы, посторонних явлений (землетрясение, наводнение, пожар, ливневые дожди, молния и т. д.). Причем ситуации, созданные людьми, могут быть связаны с действиями самого виновного или иных лиц. Но и в том, и в другом случае эти действия могут быть правомерными, противоправными или даже преступными, хотя возможны и смешанные ситуации – связанные как с действиями людей, так и с проявлением стихийных сил природы (например, автоавария, совершенная в условиях непогоды).

По содержанию принято выделять следующие ситуации:

– проблемная, при которой человек сталкивается с определенными трудностями и препятствиями в достижении преследуемой цели (например, какие-либо требования родственников невесты или жены к мужчине для создания нормальной обстановки в будущей семье);

– конфликтная, т. е. связанная с острым противоречием и прямым столкновением интересов и позиций виновного и других лиц либо государственных органов и общественных объединений (семейный конфликт, ссора по месту работы и т. п.).

В зависимости от характера воздействия на виновного ситуация может быть:

– экстремальной, т. е. необычной, исключительной для данного лица, оказывающей на него особо сильное воздействие;

– соблазняющей или провоцирующей, побуждающей к совершению преступного посягательства;

– разряжающей, вызывающей разрядку психологического напряжения, обусловленного иными обстоятельствами.

Все эти виды криминогенных ситуаций играют роль повода к совершению преступления, который формирует соответствующий мотив и определяет характер и цель преступного посягательства. При этом следует иметь в виду, что ситуация совершения преступления наряду с объективным содержанием, определяемым физическими событиями и обстоятельствами, имеет также и личностное значение, обусловленное ее восприятием. Объективное содержание и субъективное значение могут совпадать, а могут и расходиться, и зачастую весьма существенно.

Субъективное восприятие ситуации зависит от личностных нравственно-психологических свойств индивида (зависти, злобности, злоупотребления алкоголем, нечестности и т. п.), или является результатом чисто психологических дефектов восприятия (преувеличение значения опасности при превышении пределов необходимой обороны, неправильная оценка автодорожной обстановки и т. д.).

Наконец, ситуация может содержать в себе не только то, что способствует принятию решения, но и то, что противостоит этому. В зависимости от соотношения этих двух видов обстоятельств ситуация может иметь различную степень криминогенности: толкать (выполнять роль толчкового момента для совершения преступления), провоцировать на преступление или только способствовать, облегчать его совершение или противостоять, препятствовать ему. Однако как поступит человек, зависит не только от степени криминогенности ситуации, но и от ее соотношения с его нравственно-психологическими свойствами. Например, в случае неблагоприятной, тяжелой ситуации преступление может совершить лицо, характеризуемое в целом положительно, но не устоявшее перед подобной ситуацией. И наоборот, человек с глубокими и стойкими антисоциальными свойствами (преступник-рецидивист, морально опустившийся алкоголик и т. п.) способен совершить преступление даже в ситуации, противостоящей ему.

Таким образом, для предупреждения преступлений необходимо, во-первых, устранение криминогенных и усиление антикриминогенных условий, образующих конкретные ситуации, а во-вторых, надлежащее нравственное формирование людей: подавление отрицательных нравственных условий и усиление положительных качеств.

Кроме того, к элементам криминогенной ситуации относятся также обстоятельства, способствующие совершению преступления. Это – различные недостатки организационно-хозяйственной деятельности, поведение отдельных лиц, явления природы и т. д. В частности, беспечность, проявленная при охране склада, слабые учет и контроль, элементарная бесхозяйственность облегчают присвоение или растрату; пребывание потерпевшего в состоянии опьянения влечет за собой ограбление его; ненастная погода или халатность часового – побег из колонии исполнения наказания. Аналогичные обстоятельства могут иметь противоправный характер или даже стать преступным проявлением. Данные обстоятельства являются не причиной, а условием совершения преступления, так как сами по себе не вызывают его совершения, хотя и способствуют этому. Виновное лицо может даже не знать об их наличии. Однако в тех случаях, когда подобные обстоятельства повлияли на решение лица совершить преступление, они включаются в психологический механизм индивидуального преступного поведения.

Сотрудники правоохранительных органов должны уметь выявлять причины и условия индивидуального преступного поведения и адекватно реагировать на них. Без этого невозможна целенаправленная профилактика преступлений, особенно индивидуальная. Более того, научно обоснованное знание этих причин и условий нужно не только для успешного решения задач профилактики, без него невозможно и правильно организовать процесс исполнения наказания. Закономерности социально-психологического механизма должны учитываться при разработке оперативно-розыскных версий, при выборе тактических приемов раскрытия и расследования преступлений.

Обстоятельства, обусловливающие индивидуальное преступное поведение, представляют собой довольно сложный причинный комплекс, состоящий из разнообразных по содержанию и характеру действия факторов (организационно-управленческие, педагогические, социально-психологические, экономические и др.), которые проявляются в различных сферах общественной жизни. Соответственно, нужно комплексное противодействие этим факторам. Устойчивые результаты в воспитательно-профилактической работе достигаются там, где она охватывает все стороны жизнедеятельности людей, включая их труд. семейно-бытовые отношения, досуг, способствуют формированию здорового нравственного климата во всех видах социальной микросреды.

Отдельные звенья преступной цепочки срабатывают очень быстро. Это особенно характерно для действия криминогенных ситуаций. Отсюда необходимость их своевременного выявления и оперативного профилактического реагирования, предупреждающего дальнейшее неблагоприятное развитие событий.

Необходимым условием обоснованности мер предупреждения преступлений является объективная оценка обстоятельств, которые могут обусловить совершение уголовно наказуемых деяний. Правильно судить о мотивах, взглядах, привычках личности можно только на основе анализа ее поступков. Это в полной мере относится к антиобщественному, противоправному поведению.

Глава VI

Организация и методика изучения преступности

1. Задачи и теоретические основы изучения преступности

Изучение преступности вызывается практическими потребностями предупреждения и пресечения преступлений, искоренения порождающих их причин. Научный подход к анализу состояния правопорядка и разработке мер по его укреплению, познание лежащих в его основе объективных закономерностей и роли субъективного фактора в преодолении антиобщественных явлений обеспечивают успех дела. Пренебрежение же научным анализом, всякого рода волевые решения оказываются на деле чаще всего неэффективными, влекут нерациональную трату сил и средств.

Известно, что, например, в военном деле непременными условиями планирования операции являются прежде всего анализ и оценка сил и позиций противника, театра военных действий, собственных сил и средств. Нечто аналогичное можно выделить и при планировании мер борьбы с преступностью, хотя содержание этих мер, естественно, будет иным.

Для определения эффективных мер укрепления правопорядка необходимо прежде всего иметь достоверные и полные данные о состоянии преступности, ее структуре и динамике, об общих и частных (непосредственных) причинах и условиях совершения правонарушений. Важно рассмотреть территориальный и отраслевой разрез преступности, ее отличия по разным регионам, отраслям и объектам народного хозяйства, определить места наибольшего количества преступных проявлений и применительно к этому анализу уточнить условия, способствующие этим проявлениям. Наконец, следует критически проанализировать применявшиеся до сих пор организацию, средства и методы борьбы с преступностью, их эффективность и достаточность в системе мер преодоления преступности.

Изучение преступности является необходимым условием успешной деятельности органов внутренних дел. Осуществляется оно практическими работниками на различных уровнях – от изучения причин и условий, способствующих совершению конкретного преступления, до статистического анализа всей преступности. Углубленным изучением преступности, ее различных аспектов и составляющих занимаются специализированные научные учреждения.

Изучение преступности следует рассматривать на разных уровнях – от оценки отдельных преступлений до анализа всей их совокупности, образующей преступность.

В соответствии с законом орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны выявлять причины и условия, способствующие совершению преступлений, и принимать меры по их устранению. Очевидно, что это предполагает изучение преступности прежде всего на уровне единичного преступления, а результатом является вывод, например о хищении как результате запущенности учета материальных ценностей, о хулиганстве как следствии пьянства и т. п. Ценность такого изучения – во всесторонности анализа именно конкретного преступления с его подчас неповторимыми личностными и ситуативными обстоятельствами, в непосредственности выводов о причинах и условиях, способствовавших совершению данного преступления, в конкретности адресата представления и предлагаемых в нем мер профилактики аналогичных преступных проявлений. Однако на основании одного конкретного фактора не следует торопиться делать заключение относительно состояния и причин совершения всей совокупности аналогичного характера преступлений.

Изучение преступности начинается с обобщения и анализа данных учета зарегистрированных преступлений и лиц, их совершивших, в масштабе города, района, отдельного производственного или иного объекта. Именно обобщение, при котором исследователь абстрагируется от случайных обстоятельств конкретных преступлений, позволяет выявить типичные характеристики преступности в данном регионе или на данном объекте, более глубоко проникнуть в сущность этого явления, составить более полное представление о его причинах и условиях. Сравнение по отдельным микрорайонам и объектам позволяет выявить «горячие точки», конкретные адреса для первоочередных мер профилактики преступности.

Возможности выявления закономерностей состояния и динамики преступности, углубление знаний о причинах и условиях, способствующих совершению преступлений, появляются при изучении особенностей отдельных видов преступлений, отдельных структур преступности на уровне всей страны или крупного региона. Выполняют эту задачу управленческие подразделения соответствующих органов внутренних дел и специализированные научные учреждения. Исследованию подвергаются здесь если и не все, то значительное число зарегистрированных преступлений того или иного вида. Оно дает цельное представление о том или ином структурном элементе преступности (рецидивной преступности, преступности несовершеннолетних, кражах из квартир, хулиганства в общественных местах и др.), о причинах и типичных условиях совершения соответствующих преступлений. Статистическая обработка полученной информации выявляет закономерности состояния и динамики данного вида преступности. Все это позволяет оптимизировать меры борьбы с конкретной ее разновидностью, на научной основе создавать и совершенствовать комплекс этих мер.

Однако цельное представление о состоянии и динамике преступности проявляется лишь тогда, когда на уровне страны или крупного региона анализируются вся преступность и ее структура во взаимосвязи. Именно в этом случае путем статистического анализа в полном объеме выявляется картина закономерностей преступности, формируется концепция ее предупреждения, управления правоохранительной деятельностью органов внутренних дел.

Сказанное выше подчеркивает, что изучение преступности важно на всех уровнях, которые дополняют друг друга. На уровне единичного преступность предстает перед исследователем во всей непосредственности и полноте разнообразия, со всеми обстоятельствами совершения преступления. На уровне особенного теряются многие индивидуальные характеристики, но выявляются типичные черты преступности. И, наконец, на уровне всеобщего выявляются сущность и закономерности преступности. Необходимость здесь окончательно пробивает себе дорогу через массу случайностей.

Преступность – социально-правовое явление. Это означает, что при изучении преступности необходимо анализировать и социальную, и юридическую стороны этого явления.

В качестве социального явления преступность связана с большим числом социальных факторов, в свою очередь объединенных в сложное динамическое взаимодействие. Поэтому важно иметь в виду основные особенности социальных явлений вообще и преступности, в частности.

Во-первых, в отличие от явлений природы социальные явления есть результат сознательной деятельности людей, поведение которых формируется, проходит через их волю и сознание. Индивид в принципе свободен в выборе альтернатив своего поведения в тех или иных конкретных жизненных обстоятельствах. Обстоятельства совершения конкретного преступного деяния обусловлены поэтому многими случайными обстоятельствами. А это приводит к своеобразию проявления в преступности категории причинности. Вместо жестко детерминированной причинности, господствующей в явлениях природы, здесь проявляется вероятностная причинность. В данной ситуации данная личность может совершить или не совершить преступление с определенной степенью вероятности. Преступность же в целом как массовое социальное явление приобретает статистические закономерности.

Во-вторых, социальные явления есть результат поведения человека в обществе. Поэтому, рассматривая причины преступности в личностном плане, криминология придает важное значение уровню социализации личности, способности индивида найти себя как члена общества, согласовать свои притязания с общественными идеалами и потребностями.

В-третьих, социальные явления имеют исторический характер, зависят от типа общественно-экономической формации, от достигнутого уровня развития общества внутри этой формации, от конкретных исторических условий данного периода времени.

Указанные особенности лежат в основе понимания сущности преступности и ее взаимодействия с другими социальными явлениями. Они должны непременно учитываться при изучении преступности.

В качестве правового явления следует рассматривать изменения законодательства и эффективности правоприменительной деятельности. Изменения уголовного законодательства, дополнительная криминализация либо декриминализация тех или иных видов антиобщественных проступков непосредственно отражаются прежде всего на количественных характеристиках преступности. Нельзя недооценивать влияние на состояние преступности и таких показателей результатов правоохранительной деятельности, как своевременность и полнота регистрации совершенных преступлений, уровень их раскрываемости, эффективность профилактических мер, степени достижения цели исправления и перевоспитания осужденных и др. Именно этим профессионально значимым при изучении преступности явлениям необходимо уделять особое внимание.

2. Криминологическая информация

Непосредственная цель изучения преступности – это получение информации о ее состоянии, уровне, структуре, динамике, о причинах и условиях, способствующих преступности, об эффективности применяемых мер борьбы с нею. Информация – это не просто сообщение, сумма каких-либо данных. В отдельных случаях сообщение может вообще не содержать для получателя информации. Информация – это всегда получение содержания, которое уменьшает неопределенность знаний о том или ином факте, событии. Чем в большей степени изменяется в результате получения сообщения неопределенность относительно того или иного факта, тем больше информации содержит данное сообщение.

Информация о преступности и мерах по ее предупреждению – это криминологическая информация. Следовательно, криминологическую информацию можно определить как содержание, устраняющее неопределенность знаний об указанных явлениях.

Для того, чтобы криминологическая информация правильно (адекватно) отражала состояние и другие характеристики преступности и меры по ее преодолению, она должна отвечать по крайней мере трем главным методическим требованиям: полноте, своевременности и достоверности.

Очевидно, что сделать правильное заключение о состоянии преступности можно только получив достаточный объем информации об этом явлении. Неполная, тем более односторонняя информация может привести к искаженному представлению, послужив основой ошибочных выводов и рекомендаций. Однако требование полноты криминологической информации не должно трактоваться по принципу «чем больше – тем лучше». Чрезмерное обилие информации, в которой присутствует равным образом и существенное, и несущественное для познания данного явления и практических выводов, не только ведет к непроизводительным затратам материальных ресурсов и времени, но и осложняет сам процесс познания. Требование полноты информации должно определяться экономно, исходя из конкретных задач того или иного исследования по принципу «необходимо и достаточно». Необходимо – для познания данного явления в его существенных чертах и достаточно – для этих целей.

Своевременность криминологической информации определяется в зависимости от задач конкретного исследования.

При изучении преступности практически невозможно получать достаточно полную информацию о ней тотчас же при возникновении соответствующих фактов или событий. Оперативная информация о совершенных преступлениях, собираемая дежурными частями органов внутренних дел, не может служить надежной базой для изучения преступности; она служит целям управленческой деятельности. Требование своевременности криминологической информации не должно приниматься столь категорично. Чтобы иметь суждение о состоянии преступности, надо накопить и суммировать данные о совершенных преступлениях за определенный, относительно продолжительный период времени. Поэтому своевременной будет и такая криминологическая информация, которая поступает из отчетных данных за прошедший период времени или полученная в результате исследований предшествующей практики борьбы с преступностью. Следует иметь при этом в виду, что хотя характеристики преступности относительно устойчивы во времени, важно путем сравнения двух или более временных периодов получать дополнительную информацию о тенденциях их изменения.

Важнейшим требованием к криминологической информации является ее истинность, достоверность. Искажения информации при ее первичной регистрации, при передаче для последующей статистической обработки, а равно возникающие вследствие нарушения технологического процесса ее обработки, могут привести к неверным суждениям и практическим выводам.

Достоверность криминологической информации обеспечивается прежде всего умелым и добросовестным отношением к ее регистрации в первичных документах. Всякого рода ошибки, небрежность и недобросовестность в их заполнении, а тем более укрытие совершенных преступлений от учета и регистрации, если они получают распространенный характер, способны нанести существенный вред достоверности получаемых сведений о преступности. В связи с этим наука и практика выработали ряд специальных приемов программирования и контроля за качеством процесса сбора и обработки информации.

Так, первичная регистрация совершенных преступлений и других фактов, представляющих интерес для криминологической информации, ведется на единых по форме карточках, реквизиты которых содержат программу описания данного события, факта, его общих и особенных признаков.

Лицо, оформляющее такую карточку, должно заполнить все ее реквизиты и тем самым зафиксировать всю информацию, которая необходима и достаточна для последующего анализа всей совокупности первичных документов учета. В научных исследованиях преступности документами, программирующими сбор необходимой информации, являются опросные листы, анкеты и др.

Контроль за достоверностью криминологической информации обеспечивается на всех стадиях ее сбора, обработки, анализа. Он заключается в сплошной либо выборочной проверке полноты заполнения документов, дублирующих процессы переноса информации о них на машинные носители, в использовании в статистических таблицах так называемых контрольных реквизитов, других специальных контрольных приемов.

Частным случаем заботы о достоверности информации является обеспечение ее однозначности для восприятия любым пользователем. Язык общения людей при характеристике того или иного факта, признака чрезвычайно богат различными оттенками. Это богатство языка в информационных процессах таит в себе опасность. Одно лицо, передавая словесное сообщение другому, может быть неправильно понято получателем этого сообщения. Невольно возникает искажение информации: достоверное превращается в недостоверное. Для предупреждения таких нежелательных явлений в информационных процессах предпочитают пользоваться заранее обусловленной стандартной терминологией, которая и употребляется в программированных документах сбора информации. Она обеспечивает одинаковость (однозначность) восприятия этого документа (сообщения) любым его пользователем.

Закономерности преступности проявляются только при достаточно большом числе наблюдений. В связи с этим главными источниками криминологической информации являются: во-первых, статистическая отчетность о преступности и результатах борьбы с нею и, во-вторых, результаты научных криминологических исследований.

Статистика преступности организована как единая общегосударственная система, но ведется тремя ведомствами: МВД, Генеральной прокуратурой и Министерством юстиции Республики Казахстан.

В МВД Республики Казахстан осуществляются учет и статистическая обработка данных о всех зарегистрированных преступлениях и всех выявленных лицах, совершивших преступления. Статистическая отчетность о преступности в МВД Республики Казахстан включает в себя также данные об основных результатах деятельности органов внутренних дел по охране правопорядка. В Генеральной прокуратуре Республики Казахстан сосредоточиваются сведения о движении уголовных дел и основных результатах работы по расследованию преступлений. В Министерстве юстиции Республики Казахстан накапливается статистика об осужденных.

В совокупности эта статистика, именуемая уголовной, содержит необходимые для правоохранительных органов сведения о состоянии и динамике преступности, о составе лиц, совершивших преступления, и принимаемых мерах по борьбе с преступностью. Статистика преступности является важнейшим источником криминологической информации. Ее достоинства – в сплошном охвате статистическим наблюдением всех факторов преступных проявлений, в регулярности поступления информации, ее сопоставимости за длительный период наблюдения, в отлаженной системе обработки и выдачи аналитических данных по назначению.

Однако для суждения о закономерностях преступности и личности преступника, для выявления причин преступности, разработки и оценки эффективности мер по ее предупреждению имеющихся статистических данных недостаточно. Здесь важны дополнительные криминологические исследования, которые проводятся специализированными научными учреждениями. Научные криминологические исследования, проводимые по правилам выборочного статистического обследования, но по более широкой программе, с привлечением данных других видов социальной статистики (демографии, здравоохранения, образования и др.) позволяют глубже проникать в предмет исследования, разрабатывать конкретные рекомендации по повышению эффективности мер борьбы с преступностью.

3. Методы криминологических исследований

Исходя из конкретных задач научного криминологического исследования, помимо использования имеющейся в отчетности правоохранительных органов статистической информации, применяются специальные методы сбора информации. Поскольку эта информация подлежит в конечном итоге обязательной статистической обработке, предпочтение отдается методам программированного сбора информации (наблюдение, изучение документов, опрос соответствующих лиц). Определенное место в криминологических исследованиях занимают также социометрия и эксперимент.

Наблюдение – это непосредственное восприятие самим исследователем и прямая регистрация им фактов, касающихся изучаемого объекта и значимых с точки зрения целей исследования.

Очевидно, что, приступая к наблюдению, исследователь должен заранее определить программу (перечень и способ фиксации) интересующих его факторов, их признаков и характеристик. Однако непосредственное восприятие дает такую богатую по разнообразию и содержанию информацию, что в процессе наблюдения эта программа может существенно расширяться за счет выявления ранее не предполагавшихся, но существенных, с точки зрения целей исследования, обстоятельств. В богатстве картины наблюдаемого объекта, в возможности выявления неожиданного – основное достоинство наблюдения как метода криминологического исследования.

Но далеко не все события и факты, интересующие исследователя, поддаются наблюдению, а само наблюдение требует значительных затрат времени и потому затруднительно для получения информации о большом числе объектов. Кроме того, на результаты наблюдения могут оказать отрицательное влияние сам факт присутствия наблюдателя при интересующем его событии, а также личностные качества наблюдателя, его, возможно, неосознанное желание увидеть заранее заложенные в программу исследования стороны и качества объекта, в то время как более существенными могут оказаться совсем иные, не предполагавшиеся ранее его характеристики. В этом – определенные недостатки наблюдения как метода криминологического исследования, накладывающие ограничения на практику его применения.

Изучение документов – распространенный и наиболее надежный метод криминологического исследования.

В документах фиксируются факты, которые, как правило, уже проверены и потому заслуживают доверия исследователя. Наиболее значимые для криминологического исследования документы содержатся в материалах расследования и рассмотрения в суде дел о совершенных преступлениях, в личных делах осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях. В этих же целях могут использоваться и другие документы о деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, по устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений.

Для того, чтобы вести изучение документов целеустремленно, а впоследствии иметь возможность статистической обработки полученной информации, эта работа заранее программируется. Составляется вопросник, по которому и ведется фиксация интересующих исследователя фактов, извлекаемых из содержания документов. Однако указанные выше документы не рассчитаны на будущий интерес криминолога. В них, как правило, содержится только часть необходимой ему информации. В этом обстоятельстве – ограниченность изучения документов как метода криминологического исследования.

Опрос как метод криминологического исследования имеет по форме две разновидности: очный опрос-интервью и заочный опрос-анкетирование. И в том, и в другом случае опрос, исходя из конкретной цели исследования, заранее программируется. Составляются вопросник, карточка, анкета, которые после заполнения подвергаются статистической обработке.

Интервью проводится в форме беседы с опрашиваемым, в ходе которой выясняются и фиксируются в документе (карточке, справке) интересующие исследователя факты и характеристики. Результативность интервью, получение в ходе его достоверной информации во многом зависят от опыта и искусства исследователя.

В связи с этим рекомендуется соблюдать следующие основные методические требования проведения интервью. Вначале важно установить с опрашиваемым психологический контакт, снять напряженность, естественную при беседе с незнакомым человеком, добиться готовности дать правдивые ответы. В продолжение этой линии на адаптацию первые вопросы следует задавать об очевидном, о том, о чем скрывать опрашиваемому нет никакого смысла. Затем осуществляется переход к главному для исследователя. При этом вопросы комбинируются таким образом, чтобы некоторые из них перепроверяли правдивость ответов на ранее заданные. В конце интервью важно снова снять напряжение опрашиваемого, побудить его дополнительно высказаться в произвольной форме по теме беседы. Здесь могут быть обнаружены новые факты, новые характеристики изучаемого явления, не предусмотренные программой интервью, но существенные для целей исследования.

Нетрудно заметить, что в некоторых элементах интервью приближается к непосредственному наблюдению. Только при наблюдении исследователь занимает пассивную позицию, а при интервью играет активную роль в получении информации от опрашиваемого. Сходство этих методов криминологического исследования порождает в определенной степени и общность их недостатков, ограничивающих возможности применения. Тем не менее интервью – важный и распространенный на практике метод криминологических исследований.

Анкетирование – заочный метод опроса. Как правило, оно осуществляется анонимно. Анкетирование существенно экономит время для сбора интересующей исследователя информации, так как одновременно большее количество анкет может заполняться без его непосредственного участия. Для получения достоверной информации следует основательно продумать форму и содержание анкеты. Без преувеличения можно сказать, что успех исследования зависит от методически правильно составленной анкеты.

Прежде всего, анкету нужно составить экономно, по принципу «необходимо и достаточно», чтобы при всех условиях она не отпугивала громоздкостью. Вопросы должны быть ясными и понятными, обеспечивать однозначное их восприятие всеми опрашиваемыми, а порядок их постановки, в том числе и включение «контрольных вопросов», – соответствовать тем же основным методическим требованиям, что и при проведении интервью.

Вопросы в анкете могут быть поставлены в различной форме. Для удобства последующей статистической обработки рекомендуется, однако, пользоваться так называемыми закрытыми вопросами, в которых для опрашиваемого заранее сформулированы возможные ответы (альтернативные, шкальные вопросы, вопрос-меню).

Простейший альтернативный вопрос требует от опрашиваемого выбора положительного или отрицательного ответа (да – нет). Более сложный альтернативный вопрос предоставляет ему возможность выбора из нескольких вариантов того или иного ответа (ранее судим за хулиганство, кражу, грабеж, разбой, иные преступления).

Шкальный вопрос ставится обычно для оценки интенсивности какого-либо явления (осужденный доказал свое исправление – 5 баллов, встал на путь исправления – 4, недостаточно изучен – 3, не встал на путь исправления – 2, злостный нарушитель – 1 балл).

При подготовке вариантов ответов на шкальный вопрос следует позаботиться о четкости критерия их разделения между собой и соблюдении примерного равенства интервалов по интенсивности изучаемого явления.

Вопрос-меню предлагает несколько возможных ответов, но при этом не требует выбора только одного из них (например: «В чем Вы видите причины совершенного Вами преступления?»). Далее предлагаются возможные ответы. Опрашиваемый может подчеркнуть (или отметить иным образом) все, что соответствует его мнению по данному вопросу, один, два, три и более ответов-утверждений.

В некоторых случаях в анкету также включаются так называемые открытые вопросы. Для ответа на них опрашиваемому не предлагаются какие-либо заранее сформулированные варианты. Ему предоставляется возможность самому сформулировать ответ (например: «Укажите, где или у кого Вы намерены поселиться после освобождения?»).

Иногда анкетирование может быть проведено и без заранее составленных вопросов анкеты. Например, осужденным, если они согласны на это, предлагается самим изложить свою автобиографию с указанием ранее совершенных ими преступлений и их причин, либо воспитанникам воспитательно-трудовых колоний с целью выяснения уровня их правосознания задается школьное сочинение на соответствующую тему. Анализ полученных таким образом материалов имеет несомненно познавательное значение.

Эксперимент на математической модели нашел применение главным образом в научных исследованиях. Примером такого эксперимента являются работы в области прогнозирования преступности и вероятности индивидуального преступного поведения, которые будут рассмотрены в девятой главе.

4. Организация криминологического исследования

Для успеха криминологического исследования его необходимо методически правильно организовать. Основным обеспечивающим документом является план (рабочая программа), в котором определяются цели и задачи исследования, объем и методика его проведения, порядок обработки информации, реализация итогов исследования. План (рабочая программа) необходим не только для планирования соответствующих работ с указанием конкретных сроков и исполнителей. Одновременно он является творческим документом, позволяющим вести исследование целенаправленно, экономно и методически правильно.

При разработке плана (рабочей программы) следует иметь в виду, что криминологическое исследование, как правило, разделяется на четыре последовательных этапа: подготовительный, пилотажное исследование, сбор эмпирического материала и обработка, анализ результатов и его подготовка выходных документов.

1. Подготовительный этап криминологического исследования. В содержание его входит прежде всего уточнение целей и задач исследования. Для этого, с одной стороны, необходимо выяснить, какие именно конкретные вопросы ставятся перед исследователем, а с другой – в какой мере эти вопросы ранее уже исследовались и какая при этом получена информация. Вначале цель исследования формируется обычно в более или менее общей форме. Затем путем изучения литературы и материалов ранее проведенных исследований по данной проблеме выясняется, имеются ли и в какой части уже готовые ответы на возникающие вопросы, а в какой – таких ответов либо вообще нет, либо они недостаточны. Такая предварительная проработка необходима не только потому, что каждое новое знание должно базироваться на прочном фундаменте ранее накопленного наукой. Она позволяет конкретизировать цели планируемого исследования.

Следующим элементом исследования является конкретизация его задач. Этому служат разработка, формулирование так называемой рабочей гипотезы, т. е. предположение о наличии тех или иных ранее неизвестных характеристик и связей изучаемых явлений (преступлений, лиц, их совершивших, результатов правоохранительной деятельности и т. п.), о лежащих в основе этого статистических закономерностях. Задача исследования и будет заключаться в проверке рабочей гипотезы, ее подтверждении или опровержении.

Когда цель криминологического исследования конкретизирована, а задачи определены окончательно, возникает вопрос, где и каким образом можно и нужно провести исследование, чтобы получить необходимую информацию. Исследователь, прежде всего, обращается к анализу данных, ранее полученных другими авторами. Лишь завершив эту работу, он приступает к определению объема и методики своего исследования, к разработке рабочего инструментария (программы наблюдения, опросные листы, анкеты и т. п.).

2. Пилотажное исследование. Анкеты, опросные листы и другие документы программированного сбора информации, как уже говорилось, требуют творческого подхода и тщательной разработки. Но как бы добросовестно они ни были подготовлены, желательно заранее провести их апробацию на практике. Этому и служит пробное или так называемое «пилотажное» исследование на ограниченном по объему материале. Оно преследует цель практической проверки подготовленных для сбора информации исследовательских документов, предполагает их возможную доработку и совершенствование.

3. Сбор эмпирического материала и его обработка. Сбор эмпирического материала в процессе криминологического исследования осуществляется главным образом с помощью заранее подготовленных программированных документов. Эта работа может выполняться не только самим исследователем, но, по его поручению, и другими лицами. Исследователь должен позаботиться лишь о надлежащем инструктаже исполнителей относительно порядка и методики инструкциями (рекомендациями) по данному вопросу. Такие инструкции (рекомендации) могут помещаться в самом бланке анкеты, опросного листа.

Заполненные документы программированного сбора информации проверяются на предмет полноты и качества. Не удовлетворяющие этим требованиям документы отсеиваются, остальные подлежат статистической обработке. Такая обработка включает в себя сводку, группировку, составление таблиц с использованием как абсолютных, так и относительных величин, вычисление различного рода коэффициентов и других обобщающих показателей.

4. Анализ результатов криминологического исследования и подготовка выходных документов. Это наиболее ответственный этап исследования, который предполагает творческий подход, соединение эмпирического материала с теоретическими знаниями. Собранный эмпирический материал подвергается всестороннему анализу. Особое внимание обращается на установленные статистическим анализом связи изучаемых явлений и тенденций их развития. Исследуются причины этих явлений, дается оценка их закономерного или случайного характера, формулируются выводы из проведенного анализа. Все эти вопросы отражаются в итоговом документе: справке или отчете.

Криминологическое исследование не может считаться завершенным, если оно ограничивается фотографией положения дел. Во всех случаях оно завершается разработкой предположений по улучшению деятельности государственных органов или общественных объединений, в компетенцию которых входит соответствующая деятельность по предупреждению или пресечению преступности. Результаты исследования могут послужить основанием для внесения предложений по совершенствованию нормативного регулирования правоохранительной деятельности, использоваться в обучении кадров, в правовой пропаганде.

Криминологические исследования – задача не только специализированных научных учреждений. Такие исследования могут и должны проводиться и заинтересованными практическими работниками правоохранительных органов. Вот почему овладение методикой изучения преступности сотрудниками органов внутренних дел является необходимым условием повышения эффективности их служебной деятельности.

Глава VII

Предупреждение преступности

1. Понятие предупреждения преступности

Еще на ранних этапах своего существования человечество осознало, что сдерживать преступность только с помощью наказания трудно и почти невозможно. Складывалось понимание, что рациональнее предупреждать преступления.

Древнегреческий философ Платон и выдающийся мыслитель древности Аристотель полагали, что в обществе должны действовать законы, отвращающие людей от преступлений. Просветитель XVIII века Монтескье сформулировал требование, что «хороший законодатель заботится не столько о наказании за преступление, сколько о предупреждении преступлений. Он постарается не столько карать, сколько улучшать нравы»[23]. Эта идея получила развернутую правовую аргументацию в работе Ч. Беккария «О преступлениях и наказаниях». Комментируя ее, Вольтер сформулировал принципиально важное положение о том, что предупреждение преступлений есть истинная юриспруденция в цивилизованном обществе.

Глобальная проблема предупреждения преступности находит интенсивное развитие в трудах известных ученых-юристов и обществоведов XIX–XX веков. Сейчас предупредительная деятельность рассматривается как одно из средств социального регулирования общественных отношений в целях устранения причин преступности; как взаимодействие мер экономико-социального, воспитательно-педагогического, организационного и правового характера; как сочетание различных уровней предупреждения преступлений.

Вот почему в ряду важнейших задач, стоящих перед нашим государством, стремящимся к всемерному стимулированию наиболее прогрессивных тенденций в своем развитии, стоит проблема предупреждения преступности. Идя к рынку, к многоукладной экономике, к дифференциации доходов, нельзя предаваться иллюзии, что на этом сложном пути будут исчезать причины правонарушений, а наша правоохранительная система сможет остановить объективно неизбежный рост преступности. Тем не менее усилия нашего общества по строительству правового государства должны быть постоянно сосредоточены не только на выявлении преступлений, изобличении виновных, их исправлении и перевоспитании как одном из направлений предупреждения преступности, обеспечивающих принцип неотвратимости наказания за совершенное преступление.

В широком плане уголовная ответственность – одна из форм профилактики, поскольку, наказывая преступника, общество стремится предупредить совершение им новых преступлений и на его примере удержать от подобных деяний других нравственно неустойчивых лиц. Однако ведущую роль в борьбе с преступностью играют ее предупреждение, профилактика, т. е. устранение или нейтрализация причин и условий преступлений, прежде чем они привели к совершению общественно опасного деяния. В литературе и нормативных актах можно встретить термины «предупреждение», «профилактика», «предотвращение» преступности или конкретных преступлений. Они близки по смысловому значению и часто употребляются как взаимозаменяющие, но имеют определенные нюансы и несут соответствующую смысловую нагрузку[24].

Предупреждение преступности – это стройная многоуровневая система мер государственного и общественного характера, направленных на устранение причин и условий преступности либо их нейтрализацию (ослабление, ограничение) и тем самым способствующих сокращению преступности. Предупреждение преступлений предполагает: осуществление глубоко продуманных и взаимно связанных мероприятий; взаимодействие государственных и общественных мер; проведение мер экономического, воспитательного и культурного характера в сочетании в необходимых случаях с мерами принуждения, играющими вспомогательную роль; ликвидацию причин и условий, способствующих совершению правонарушений или преступлений; своевременное реагирование общественности на те или иные проступки людей, их аморальное поведение с целью не допустить более глубоких конфликтов с обществом, ведущих к нарушениям закона и правопорядка[25].

Вопросы предупреждения преступности должны находиться в центре внимания общества и государства. Предупреждение преступности может и должно планироваться. Однако планы должны носить не декларативный характер, а конкретный, с учетом материально-технического и кадрового обеспечения правоохранительной системы.

Борьба с преступностью, ее планирование, координация между регионами, внутри них и органами, ведущими эту борьбу, необходима, ибо преступность не признает границ. Вот почему предупреждение преступности требует скоординированной работы, прежде всего, правоохранительных и других государственных органов, местного самоуправления в сочетании с целенаправленной деятельностью общественных формирований на территории всей страны.

В криминологической литературе имеется немало суждений о понятии предупреждения преступности, но нет устоявшегося общепризнанного определения этого понятия (см.: Филимонов О. В. Индивидуальная профилактика преступлений. Томск, 1985, с. 5–7; Аванесов Г. А. Криминология. М., 1984, с. 334).

Г. А. Аванесов, автор самого крупного труда по профилактике, назвал первый выпуск своей книги «Криминология и социальная профилактика» (М, 1980).

Вопрос действительно не праздный, поскольку неточность исходного понятия может повлечь серьезные последствия для нормальной практической деятельности правоохранительных органов и самого государства. Ввиду отсутствия методически единообразного подхода к самим терминам на поставленный вопрос даются не только разноречивые, но даже диаметрально противоположенные ответы.

Какова же эволюция научных суждений?

Одним из первых научных трудов, опубликованных по проблемам предупреждения преступлений, явилась коллективная монография киевлян И. А. Гельфанда и П. П. Михайленко «Предупреждение преступлений – основа борьбы за искоренение преступности» за 1964 г., выпущенная издательством «Юридическая литература».

В ней авторы, рассуждая о терминологии, применяемой в области предупреждения преступлений, утверждали, что не следует искать различия в содержании терминов «предупреждение», «предотвращение», «профилактика», «пресечение», и содержание этих терминов едино – в этом смысле они являются синонимами, выражающими мысль о необходимости предпринять такие меры, которые бы предупреждали, а потом и совершенно исключили появление у отдельных лиц каких-либо проступков, наносящих вред обществу (с. 12–13).

Другие авторы, труды которых появились в 1970-е годы, наоборот, подчеркивают различие смысла указанных терминов. В частности, А. Г. Лекарь и А. Ф. Зелинский, разграничивая термины «предотвращение» и «профилактика», под «предотвращением» подразумевают воспрепятствование совершению конкретного преступления, под «профилактикой» – устранение причин и условий, способствующих совершению преступления.

По их мнению, к «профилактике» следует отнести процесс выявления, устранения причин и условий преступности, а к «предупреждению» – недопущение замышляемых и подготавливаемых преступлений (Лекарь А. Г. Профилактика преступлений. М.: Юридическая литература, 1972, с. 45; Зелинский А. Ф. Значение нормы уголовного права для предупреждения преступлений: Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1966, с. 4).

Т. А. Аванесов, отметив, что все указанные термины не исключают друг друга и между ними больше сходства, чем различия, что по существу это – смежные понятия, вместе с тем определение профилактики преступлений дает в двояком значении. В широком смысле слова профилактика – это недопущение конкретных преступлений, предохранение отдельных членов общества от совершения ими правонарушений, виновных противоправных деяний, представляющих собой преступления. Другими словами, это – деятельность по недопущению нарушений норм права, в частности уголовного права (уголовного законодательства). В этом смысле в содержание профилактики входит и правоохранительная деятельность. В узком же смысле слова под профилактикой нужно понимать деятельность, во-первых, по выявлению причин преступлений, условий и обстоятельств, способствующих их совершению; во-вторых, по выявлению лиц, могущих совершить преступление (в силу их антиобщественной направленности), и проведению с ними необходимых предупредительных мероприятий. В совокупности эти два понятия, по утверждению Г. А. Аванесова, образуют единое понятие «профилактика правонарушений» (см.: Аванесов Г. А. Криминология. М., 1984, с. 339).

Однако рассмотрение этих понятий на уровне индивидуального предупреждения преступлений имеет, по мнению ГА. Аванесова, свои особенности. В частности, индивидуальное предупреждение преступлений, как считает он, включает в себя и профилактику, и предотвращение, и пресечение. При этом профилактика – это устранение возможности совершения лицом преступления, предотвращение, реакция на готовящееся преступление, а пресечение – недопущение перерастания покушения в окончательное преступление (с. 340).

Аналогичной точки зрения придерживаются и другие авторы. Как нам представляется, нельзя вкладывать различный смысл в термин «предупреждение», «профилактика» и «предотвращение», поскольку в общеполитической, юридической и филологической литературе они имеют одинаковое значение.

В законодательстве мы также не находим различия между указанными терминами.

Наконец, и филологическое значение терминов «предупреждение», «предотвращение», «профилактика» является единым. Например, «Словарь современного русского литературного языка» дает такое толкование термину «предупреждение»: «Своевременными мерами опережать чьи-либо действия, предотвращать что-либо». В Энциклопедическом словаре термин «предупреждение» является синонимом «профилактики» (от греческого – предохранительный), как мера предупреждения болезней в медицине, поломки и повреждения механизмов и узлов в технике. Таким образом, однозначны не только термины «предупреждение», «предотвращение», «профилактика», но и «предохранение».

Но из этих трех терминов наиболее общераспространенным остается «предупреждение». Об этом говорят многие авторы (Антонян Ю. М. О понятии профилактики преступлений, – в кн.: Вопросы борьбы с преступностью. М., 1977, вып. 26, с. 27–29; Филимонов О. В. Индивидуальная профилактика преступлений. Томск, 1985, с. 8).

Вместе с тем, на наш взгляд, целесообразно отличать термин «пресечение» от терминов «предупреждение», «предотвращение» и «профилактика». Необходимость такого различения вытекает из установлений действующего законодательства. В соответствии с требованием материального уголовного права и в уголовно-процессуальном законодательстве термин «пресечение» применяется в тех случаях, когда речь идет о приостановлении или прерывании уже начатой преступной деятельности. Поэтому, например, невозбуждение уголовного дела по прерванной преступной деятельности даже на стадиях приготовления или покушения на преступление является нарушением требований законности.

Да и филологическое значение слова «пресечение» в этом нас убеждает: «Пресекать – прекращать, прерывать на каком-либо месте, останавливать ход, развитие, течение чего-либо» (Словарь современного литературного русского языка. М., 1959, т. 2, с. 277).

Н. Г. Кобец, рассматривая вопросы профилактики правонарушений вообще, справедливо заметил: «Близкими, но не однозначными являются понятия „предупреждение“, „пресечение“ правонарушений, поскольку предупредить правонарушение значит не допустить его возникновения, а пресечь правонарушение значит прервать его, принять меры к тому, чтобы готовящееся или начавшееся правонарушение не было доведено до конца, чтобы его не удалось осуществить полностью» (Кобец Н. Г. Предупреждение правонарушений в производственном коллективе: Вопросы теории и практики. М.: Юридическая литература, 1982, с. 38).

Касаясь соотношения понятий «профилактика преступлений» и «предупредительная деятельность» органов внутренних дел, А. В. Крючков правильно отмечает: «Первый вид деятельности осуществляется на той стадии генезиса антиобщественного поведения, когда есть объективные основания считать, что лицо может встать на преступный путь. Этот вид деятельности составляет содержание понятия, которому соответствует термин „профилактика преступлений“. Деятельность на стадиях покушения на преступление и оконченного преступления принято обозначать термином „пресечение преступлений“» (Крючков А. В. Профилактическая служба горрайонов внутренних дел. М., 1982, с. 12).

Определив предварительно свое отношение к значению и содержанию терминов, теперь можно перейти к определению самого понятия «предупреждение», или, что одно и то же, «профилактика» преступлений.

В специальных исследованиях о понятии предупреждения или профилактики высказано немало суждений. Но наиболее распространенным является определение его как «меры или совокупности мер» государственных и общественных органов и организаций, направленных на устранение либо нейтрализацию причин и условий преступлений.

Авторы первого в Советском Союзе учебника криминологии (1966 г.) отмечали, что в правовой литературе можно встретить ряд определений понятия предупреждения преступности: исправление и перевоспитание данного правонарушителя и оказание этим одновременного воздействия на других граждан; совокупность специальных мер, могущих предотвратить конкретные преступления, комплекс мероприятий, проводимых государственными органами и общественностью в целях искоренения преступности и устранения порождающих причин, но определение его как «комплекса мер» прочно стало входить в криминологию (Советская криминология. М.: Юридическая литература, 1966, с. 111).

В самом деле, давая понятие предупреждения преступлений, авторы учебника 1976 года писали: «Предупреждение преступлений – это совокупность государственных и общественных мер, направленных на устранение или нейтрализацию причин и условий преступлений» (Криминология. М.: Юридическая литература, 1976, с. 203).

В учебнике криминологии 1979 года находим определение предупреждений преступлений уже как «системы государственных и общественных мер, устраняющих причины и условия преступности, либо ослабляющих (блокирующих) их действие и тем самым обеспечивающих снижение, а в перспективе – окончательное искоренение преступности» (Криминология. М.: Юридическая литература, 1979, с. 124). Наконец, авторы курса советской криминологии (1986 г.) пишут: «Предупреждение преступности… – широкое собирательное понятие. Оно включает в себя:

а) общегосударственные мероприятия экономического, социального, идеологического, культурно-воспитательного порядка, законодательного правового плана, сочетающие убеждение и принуждение в процессе борьбы с преступностью;

б) деятельность государственных органов и общественных организаций, а в частности, МВД, прокуратуры, юстиции, суда, по выявлению причин и условий совершения преступлений и принятию мер к их устранению, раскрытию, расследованию и судебному рассмотрению дел о преступлениях, наказанию преступников, по исправлению и перевоспитанию их, надзору за законностью поведения лиц, освобожденных из мест лишения свободы, а также по воспитанию лиц, приговоренных судами к мерам наказания, не связанным с лишением свободы, либо неустойчивых людей, еще не совершивших преступления, но ведущих себя антиобщественно либо аморально;

в) осуществление иных мер, вызываемых конкретной обстановкой» (Курс советской криминологии. Предупреждение преступности. М.: Юридическая литература, 1986, с. 22–23).

Как нам представляется, нельзя отрицать тесную связь между понятиями «предупреждение преступлений» и «меры предупреждения».

Первое означает более общее понятие, тогда как во втором определении подчеркивается роль конкретных мер в предупреждении преступлений.

Вместе с тем едва ли нужно ставить знак абсолютного равенства между ними. Чтобы убедиться в этом, целесообразно рассмотреть более детально «внутреннюю» структуру самого понятия предупреждения. (Каиржанов Е. И. Криминология. Алматы: Өркениет, 2000, с. 169–175).

2. Система профилактики преступлений

Идеи общесоциологического предупреждения преступности и криминологической профилактики преступлений, получившие широкое распространение во всех республиках бывшего Союза, особенно в 60-е годы, совершенно справедливо рассматривались как главное направление в борьбе с ней. Однако и здесь не обошлось без перегибов. Программа КПСС выдвинула абсурдную и нереальную задачу «полной ликвидации» преступности. Это привело к замене конкретных программ профилактики преступлений политическими лозунгами и бесполезной шумихой о «ликвидации» преступности, что по сути дела являлось утопией, не основанной на глубоком анализе общественных явлений.

Нельзя забывать, что преступность – явление, борьба с которым требует усилий всего общества, и что предупреждение преступлений – одна из важнейших форм этой борьбы. Вот почему предупреждение преступности связывается в теории, прежде всего, с совершенствованием экономических, социальных отношений в направлении преодоления конфликтов человека с обществом и людей друг с другом.

Государство и общество, принимая все меры к тому, чтобы устранить различные негативные явления, правонарушения, преступность, формируют определенную систему государственных учреждений и общественных институтов, осуществлявших предупредительную деятельность. Принципы построения и функционирования ее имеют вполне конкретную практическую направленность. Это – сложная система органов, организаций и учреждений, осуществляющих профилактику преступлений (правонарушений) в интересах государства и общества.

Она (если говорить о ней в самом общем плане) может быть представлена как своеобразная теоретическая, методологическая и практическая ориентация профилактики, основанная на рассмотрении субъектов и объектов профилактического воздействия в виде подсистем, т. е. совокупности и элементов, связанных взаимодействием и в силу этого выступающих как единое целое – именно как система. При этом система профилактики правонарушений (преступлений) оценивается с позиций системного анализа, предполагающего, что каждый элемент указанной системы описывается с учетом его места и роли в ней, иерархичности строения, наличия подсистем (прежде всего, подсистемы субъектов и объектов). Это позволяет вести предметный разговор об организационной структуре системы профилактики. Именно организационная структура отражает данную систему в целом и отдельные ее элементы. Она также воплощает в себе определенную устойчивость связей между субъектами профилактики (в рамках системы этих субъектов) и «замыкает» их на соответствующие объекты (систему объектов).

Здесь неизбежно встает вопрос о содержании профилактики (методы, меры, мероприятия, виды, формы) и об обеспечении профилактической деятельности (организационные средства – материальные, так называемые людские, правовые и многие другие). Все это дает возможность обеспечить «механизм действия» системы профилактики преступлений в целом. Сама же профилактика (в виде системы) становится процессом управляемым[26]. В этом смысле мы и говорим об управлении профилактической деятельностью. А такая деятельность есть деятельность практическая.

Профилактика правонарушений (функционирование системы профилактики) буквально на каждом шагу дает подтверждение правильности положений о том, что она имеет именно практическую ориентацию и приводит к тем или иным результатам. И эффективность системы управления в сфере профилактики правонарушений можно определить как результат воздействия управляющей системы (субъектов) на управляемую (объекты) с целью добиться желаемого результата.

В Казахстане, где осуществление реформ не носит обвального характера, а происходит целенаправленно под контролем государства, субъекты профилактики, действующие на уровне государственных структур, получили дальнейшее развитие в сфере общественных институтов (имеются в виду такие общественные формирования, как советы аксакалов, добровольные отряды охраны правопорядка и т. п.). В совокупности эти государственные учреждения, общественные институты и осуществляемые ими профилактические меры и составляют ныне систему предупреждения преступлений.

При всей неустойчивости нынешних общественных отношений совершенно очевидно, что основными элементами системы должны быть: субъекты предупреждения преступлений, их взаимодействие друг с другом и с субъектами более общих систем; осуществляемые ими общие, специализированные и индивидуальные меры предупреждения преступлений; внедрение комплексных и целевых профилактических программ; социально-экономическое, правовое и ресурсное обеспечение предупредительной деятельности. Без понимания этого невозможна борьба с преступностью.

Система предупреждения преступлений, как и всякая социальная система, проявляет себя через конкретные формы деятельности. Профилактика преступлений корректирует взаимоотношения людей, воздействует на их поведение в обществе. Целевая предназначенность системы, ее отдельных субъектов, профилактических мер состоит в том, чтобы не допустить перерастания возникающих криминогенных ситуаций в конфликты, приводящие к нарушению уголовно-правовых запретов. В тех же случаях, когда преступление совершено, задача состоит в нейтрализации их причин, осуществлении профилактико-воспитательных мер, предотвращающих рецидив преступления. Таким образом, система предупреждения преступлений выполняет регулятивные, охранительные и воспитательные функции[27].

Регулятивная функция профилактики состоит в создании таких условий, которые позволяли бы людям решать возникающие у них противоречия и конфликты в рамках требований закона. Предупредительная деятельность в данном случае является одной из гарантий обеспечения принципов верховенства закона.

Выполняя охранительную функцию, профилактика ограждает свободы и права граждан от правонарушений, защищает социально значимые ценности. В этом проявляется гуманистическая направленность предупреждения преступлений. Это же должно быть целью правового государства.

Воспитательная функция профилактики состоит в том, что она широко использует методы убеждения, коррекции поведения людей, приведения их поступков в соответствие с требованиями права и гуманистической морали. Эффективность профилактики составляет существенный атрибут уровня жизни людей в обществе. Чем результативнее эта форма социальной деятельности, тем лучше защищены люди от преступных посягательств на основные человеческие ценности. Следовательно, профилактика преступлений – необходимая часть любого истинного гуманистического и правового государства. Отсюда система предупреждения должна не только эффективно действовать, но и постоянно совершенствоваться. Это совершенствование должно стать органичной частью общего процесса формирования демократического правового государства.

Необходимым элементом системы являются субъекты профилактики преступлений. К ним, в широком смысле слова, относятся все государственные и общественные институты, формирования граждан, своей деятельностью влияющие на предупреждение преступности. Среди этих субъектов есть такие, которые специально созданы для этих целей либо в их компетенцию, наряду с другими полномочиями, входит и обязанность осуществления в определенных рамках криминологической профилактики. Поэтому в дальнейшем мы рассмотрим характеристики лишь субъектов криминологической профилактики.

Классификация указанных субъектов может быть осуществлена по различным основаниям. Представляется возможным разделить их на три следующие группы. Первая – те субъекты, которые непосредственно ведут индивидуальную профилактику. Ко второй группе относятся субъекты, осуществляющие профилактику в ходе выполнения своих контрольных правоохранительных функций. Третью группу составляют субъекты, занятые преимущественно руководством или координацией деятельности по предупреждению преступлений. Такое деление в известной мере условно, так как отдельные аспекты непосредственной профилактики, контрольной и правоохранительной деятельности, ее координация проявляются при функционировании субъектов в каждой из трех названных групп. Кроме того, субъекты профилактики действуют не изолированно, а во взаимодействии друг с другом. В самой системе имеются как горизонтальные, так и иерархические вертикальные взаимосвязи (в зависимости от уровня решаемых задач)[28].

Профилактика преступлений относится к динамичным системам. Для того, чтобы достигать своей цели, она должна быть гибкой и постоянно совершенствоваться в зависимости от уровня структуры, динамики и других характеристик преступности. На нее активно воздействуют происходящие в обществе процессы, особенно состояние экономических и политических отношений, рост или снижение конфликтности, степени социальной напряженности, расширение либо свертывание демократизации и т. д. В целом субъекты предупреждения преступлений обязаны действовать в рамках своей компетенции, установленной законом. Характер компетенции (наличие властных или рекомендательных полномочий, их специализация) также может служить основанием для классификации и структур субъектов профилактики преступлений. Их можно различать и по ведомственной принадлежности, профессиональной специализации, территориальным границам деятельности.

3. Виды преступлений как объекты профилактического воздействия

Осуществляя свои функции, субъекты профилактики воздействуют на «поведение» объектов профилактического воздействия и таким образом пытаются контролировать их отклоняющееся противоправное поведение. Их непосредственный контакт «субъект – объект» дает начало целому ряду проблем, относящихся к функционированию системы профилактики в целом. Взаимодействие субъектов и объектов профилактики, их механизм можно представить в самом общем плане как процесс профилактического воздействия субъекта на объект, т. е. воздействие на источники и причины преступности, причины и условия преступлений, факторы, способствующие формированию личности правонарушителя и, наконец, на конкретную личность и ее поведение.

Следует подчеркнуть, что различные направления профилактического воздействия на причины, условия, факторы и т. д., с одной стороны, и на личность – с другой, дополняют друг друга и в значительной степени смыкаются. Вот почему в таких случаях (конкретизируя понятие объекта) говорят о профилактическом воздействии на личность. Именно личность правонарушителя (преступника) и выступает как основной объект профилактического воздействия. В связи с этим оказываемое профилактическое воздействие на антиобщественное поведение личности должно осуществляться через принципы, нормы, безусловные требования, оценки, идеалы и т. д.

Воспринимает или нет человек такое воздействие, зависит от его личностных особенностей и некоторых других обстоятельств (интеллекта, характера, среды общения, мотивов поведения и т. п.). Однако в любом случае профилактическое воздействие должно быть комплексным и учитывать не только саму личность правонарушителя, но и ее окружение (микросреду), что позволяет более широко трактовать понятие объекта воздействия.

Нельзя забывать, что профилактическое воздействие – особая форма социального регулирования и является, по сути дела, первым и незаменимым признаком соответствующего управления. Причем осуществляться такое воздействие должно на основе достоверной информации об объекте и условиях его функционирования и соответствовать реальным возможностям деятельности субъекта. Только тогда осознанное воздействие на объект можно отнести к сфере научного управления.

Профилактика направлена на самые различные объекты. Каждый из них имеет свои особенности, от которых зависит правильный выбор средств и форм воздействия на него. Значит, говорить надо не только об общем, но и о конкретных объектах профилактического воздействия. Отсюда – необходимость классификации преступлений.

Относительно классификации объектов профилактического воздействия высказано множество различных мнений[29]. Как правило, они сводятся к следующему: в качестве конкретизированных объектов профилактического воздействия могут выделяться однородные преступления (правонарушения).

Опыт показывает, что целесообразно выделить такие объекты, как преступления взрослых и несовершеннолетних, мужчин и женщин, первичные и рецидивные преступления, так называемые групповые преступления.

Детализируя же такую классификацию, обычно преступления группируют так:

– корыстные (все виды краж и иных ненасильственных хищений);

– насильственные против личности (все виды убийства, изнасилования и тяжкие телесные повреждения);

– корыстно-насильственные (грабежи и разбои);

– хулиганство;

– неосторожные преступления;

– другие группы и виды преступлений.

В целях профилактики допускается и классификация по территориальному признаку: сельская преступность, городская и т. д. Могут быть, конечно, и иные классификационные группы, зависящие от конкретно поставленных целей и задач профилактики. Например, довольно часто выделяются в самостоятельную группу преступления, совершаемые в сфере семейно-бытовых отношений, групповые преступления. Но в любом случае классификация должна обеспечивать дифференцированный подход к осуществлению профилактического воздействия. Объект такого воздействия должен быть конкретно-однородным.

С учетом предшествующего опыта и современного уровня разработки понятий криминологической характеристики систематизация преступлений в Особенной части предусматривает их группировку в рамках двух крупных блоков: по признакам, выступающим в качестве оснований для классификации, либо, при их совпадении, по приоритетному значению[30].

Первый блок охватывает преступность: организованную; профессиональную; рецидивную; несовершеннолетних; неосторожную; женскую и др. Главным основанием для данной классификационной модели выступают особенности профилактики; особенности личности преступника; причины преступлений и т. д.

Второй блок объединяет преступность: экономическую; тяжкую насильственную; корыстно-насильственную; экологическую; военнослужащих и др.

Для названной совокупности преступлений приоритет имеют следующие классификационные основания: объект преступления; социальная сфера деятельности; причины; мотивация и т. д.

Понятием вида (групп) преступлений охватываются такие их разновидности, которые объединяются сходностью признаков их криминологической характеристики. Представляется, что и эта классификационная модель нуждается в определенном совершенствовании, однако в предлагаемой структуре в значительной степени учтен систематизированный опыт предупреждения преступлений.

4. Виды и классификация мер профилактической деятельности

Предупреждение преступности – специальный вид деятельности государства и общества, направленный на определение путей и средств, а также иных возможностей эффективного воздействия на преступность.

Основа предупреждения преступности заложена в подъеме благосостояния народа, его культурного уровня и сознательности, в упрочнении правовых основ государственной и общественной жизни, дисциплины и т. д. Предупреждение преступности предполагает, в частности, эффективную систему, во-первых, мер общей профилактики как совокупности социально-экономических, идеологических, культурно-воспитательных, организационно-управленческих, правовых мероприятий; во-вторых, мер индивидуальной профилактики. Целям предупреждения преступности подчинены и многие другие меры и мероприятия общегосударственного значения. Если говорить об организационно-правовой стороне борьбы с преступностью, то к таким мерам можно отнести, например, обеспечение неотвратимости наказания за совершенное преступление, исправление и перевоспитание осужденных и др.

В широком смысле слова профилактика – это недопущение преступлений, предохранение членов общества от совершения ими противоправных деяний (представляющих собой преступления). Профилактика – это и деятельность по недопущению нарушений норм уголовного права. В этом смысле в нее входит правоохранительная деятельность. В узком смысле под профилактикой преступлений надо понимать деятельность, во-первых, по выявлению и устранению причин преступлений, условий и обстоятельств, способствующих их совершению, во-вторых, по определению круга лиц, могущих совершить преступление (в силу их антиобщественной направленности), и проведение с ними необходимой профилактической работы.

Если рассматривать в совокупности эти понятия (в широком смысле слова), то они образуют единое содержание понятия «профилактика преступлений».

В профилактике преступлений можно выделить два вида деятельности: профилактическую и правоохранительную. Профилактика правонарушений – это деятельность по выявлению и устранению причин, их порождающих, иначе говоря – предотвращение возникновения правонарушений. Основной метод профилактики – убеждение, а в правоохранительной деятельности – принуждение.

Таким образом, профилактика правонарушений – это совокупность мер, разрабатываемых и проводимых государственными органами, учреждениями, общественными формированиями, направленная на выявление и устранение причин, условий и обстоятельств, способствующих совершению правонарушений. В этом плане важное значение имеет классификация мер предупреждения преступности. Она дает возможность все многообразие предупредительных мер свести в определенную систему, разграничить компетенцию различных организаций по предупреждению преступлений, способствует четкому определению границ такой деятельности, формулирует требования, рассчитанные на определенные группы предупредительных мер. Классификация необходима и для того, чтобы систематизировать результаты осуществляемых криминологических исследований и наметить дальнейшие их направления для успешной разработки предупредительных мер.

Профилактические меры классифицируются по ряду признаков:

а) цель и уровень предупредительных мероприятий;

б) их масштаб;

в) правовая регламентация;

г) характер мер;

д) момент (стадия) применения;

е) субъекты предупредительной деятельности.

В литературе встречаются более десятка различных классификаций мер предупреждения преступности. Несмотря на те или иные недостатки, они представляют определенный интерес.

Целью классификации мер предупреждения преступлений является разделение на группы, каждая из которых обладает некоторыми специфическими свойствами.

Классификация мер предупреждения как прием научного исследования подчиняется строгим требованиям: она должна, в частности, охватывать весь круг мер, осуществляемых самыми различными субъектами, облегчить практическое применение мер предупреждения преступности; создавать теоретическую основу совершенствования методики их проведения. Максимальное удовлетворение этих требований возможно при построении классификационных систем, основанных на различных критериях.

Меры предупреждения преступности могут быть классифицированы и по различным признакам (с учетом предмета воздействия, области регулирования и т. д.). Так, все меры подразделяются на социально-экономические, культурно-воспитательные, идеологические, организационные, правовые и т. п.

Одним из непременных условий обеспечения наибольшей точности классификации специальных мер предупреждения преступлений является группирование их с учетом области применения, объектов воздействия, параметров и масштабов функционирования.

К этому перечню можно добавить различные мотивы преступного поведения (ревность, корысть, месть и т. п.); разные по правовому положению группы преступников (отбывающие наказание в местах лишения свободы, по месту работы, лица, в отношении которых после отбытия наказания применяется административный надзор).

Думается, что меры по предупреждению преступности должны быть классифицированы прежде всего по их основным направлениям и задачам как общие и специально-криминологические. Они могут быть классифицированы по:

– характеру решаемых вопросов (социально-экономические, культурно-воспитательные, правовые, организационные и т. п.);

– отрасли (в целом и по конкретным предприятиям и учреждениям);

– характеру регулирования нормативными актами (процессуальные и непроцессуальные; запрещающие, ограничивающие, обязывающие и т. п.);

– характеру направленности воздействия (меры воздействия на лиц, совершивших преступления; меры по пресечению отдельного преступления; меры по устранению причин преступлений и условий, способствующих их совершению);

– характеру воздействия на факторы, порождающие преступность (нейтрализующие, если эти факторы пока невозможно полностью искоренить; компенсирующие, предупреждающие возникновение обстоятельств, способствующих совершению преступлений; ликвидирующие такие обстоятельства);

– субъекту (осуществляемые государственными органами, общественными формированиями, администрацией и др.);

– различным категориям преступлений (умышленные, неосторожные, корыстные, насильственные);

– социальному положению, возрасту и иным демографическим данным личности преступника, например по социальному положению, прошлой судимости, по неработающим и неучащимся, ведущим паразитический образ жизни и т. п.;

– характеру направленности на причины преступности (ликвидация негативных явлений; устранение субъективных причин преступлений; устранение условий, способствующих совершению преступлений).

Общие меры по предупреждению преступности по своему характеру, содержанию и значимости весьма разнообразны. Это социально-экономические и культурно-воспитательные мероприятия, которые способствуют устранению причин и условий преступлений. Они составляют социально-экономическую и идеологическую основу специальных мер. Без них любые специально предпринимаемые средства устранения причин и условий преступлений малоэффективны. По нашему мнению, здесь необходимо указать на такие важнейшие цели общих мер профилактики, как социальная защита наиболее уязвимых групп населения, индексация доходов населения, политика налогообложения, контроль за занятостью населения и его материальными условиями, трудоустройство и помощь безработным, совершенствование общественных отношений, дальнейшее духовное обогащение людей, повышение правовой культуры всех слоев населения и др.

Следует подчеркнуть, что стремление к устранению противоречий между растущим уровнем потребностей людей и реальными возможностями, которыми они располагают, может быть осуществлено именно путем повышения уровня материальной жизни людей. Однако значение повышения уровня жизни населения заключается не только в этом, ибо оно еще обеспечивает материальные условия для дальнейшего развития и совершенствования личности, для все большего удовлетворения духовных, интеллектуальных потребностей и запросов человека, что крайне важно для ликвидации преступности и порождающих ее причин.

Необходимо обеспечить такой нравственный климат в обществе, который в большей степени исключал бы возможность проникновения в сознание и поведение людей антиобщественных взглядов и привычек, извращенных и гипертрофированных потребностей и, наоборот, способствовал бы нравственному формированию человека с положительными социальными качествами, богатыми духовными потребностями, положительными ценностными ориентациями и жизненными планами. Эти меры призваны в конечном итоге преодолеть значительное отставание общественного сознания от общественного бытия.

Важное место здесь занимают общий уровень сознательности людей, их нравственность и культура, особенно правовая. Вот почему нельзя оставлять без внимания вопросы воздействия на окружающую человека микросреду, ее влияния на формирование личности, в том числе борьбу с такими явлениями, как нечестность, формализм, безразличное отношение к судьбам конкретных людей и т. п. К такого же рода мерам относятся пропаганда законов, массово-разъяснительная работа, проводимая учеными, судьями, прокурорами, следователями, работниками органов дознания в форме лекций, докладов, бесед, выступлений в печати, по радио, телевидению.

Говоря о мерах общего предупреждения правонарушений, мы должны остановиться и на организационных мерах, например, меры по повышению социальной активности, участию общественных формирований в предупреждении преступности; меры по совершенствованию стиля и методов работы управленческого аппарата. Кроме того, на общесоциальном уровне немаловажную задачу решает звено правовых мер предупреждения преступности. Здесь речь идет только о тех из них, которые влияют на предупреждение преступности посредством регулирования отношений между гражданами или между гражданами и общественными органами, а также между государственными и общественными органами.

К правовым мерам общего характера можно отнести: издание нормативных актов, направленных на совершенствование и дальнейшее развитие ряда институтов гражданского, трудового, семейного, административного права.

Специально-криминологические меры могут носить экономический, социальный, культурно-воспитательный, организационный, правовой характер и иметь свои особенности. Во-первых, все они непосредственно направлены на преодоление причин и условий преступлений, воздействие на лиц, совершивших преступление или покушавшихся на него, а также на лиц, склонных к такому деянию, с целью их исправления и перевоспитания. Во-вторых, в этих мерах, по сравнению с общесоциальными, преобладают элементы принуждения. В-третьих, масштабы применения этих мер и их результаты сравнительно ограничены.

Первая особенность заключается в том, что она есть самая существенная черта специально-криминологического уровня мер предупреждения преступности, именно здесь проходит граница между данным и общесоциальным уровнем.

Вторая особенность состоит в том, что меры, относящиеся к социально-криминологическому уровню предупреждения, направлены в основном на лиц, уже совершивших общественно опасные деяния, в отношении которых меры убеждения далеко не всегда результативны. Поэтому привлечение виновных к уголовной ответственности, а также назначение наказания и его реализация строго регламентированы законом, исполнение которого неосуществимо без принуждения.

Известно, что общие меры предупреждения преступности создают реальные предпосылки и условия для повышения эффективности специально-криминологического предупреждения. Например, общие меры по дальнейшему укреплению государственной и трудовой дисциплины способствуют активизации деятельности со стороны государственных органов и должностных лиц, связаны с представлениями, частными определениями правоохранительных органов по конкретным фактам нарушений.

Вместе с тем специально-криминологические меры оказывают воздействие на общие. В связи с этим необходимо отметить, что кроме представлений и частных (особых) определений, предусмотренных законом, правоохранительные органы и должностные лица этих органов предпринимают и другие эффективные меры: знакомят с материалами по состоянию борьбы с преступностью вообще или с отдельными категориями преступлений руководителей предприятий, ведомств, акиматов и местных органов самоуправления; организуют выступления прокуроров, судей, руководителей органов внутренних дел на собраниях общественности об итогах комплексной проверки состояния законности на данном предприятии, учреждении и о мерах, необходимых для устранения вскрытых нарушений и недопущения таковых и т. д.

Значение таких мер заключается главным образом в том, что в результате их реализации те или иные аспекты предупреждения преступности становятся, как правило, предметом специального обсуждения со стороны руководителей государственных органов, общественных формирований, коллективов, хозяйственных или иных должностных лиц, разрабатываются конкретные меры по устранению причин и условий правонарушений, укреплению законности и правопорядка.

Выше отмечалось, что специально-криминологические меры могут носить экономический, материальный, организационно-управленческий, правовой, воспитательный характер. Например, к мерам экономического и материального характера на уровне специально-криминологического предупреждения могут быть отнесены такие, как введение индексации зарплаты в связи с инфляционными процессами, повышение минимальных размеров заработной платы, стипендий и пенсий и т. п.

Организационно-управленческие меры на уровне специально-криминологического предупреждения направлены на организационно-управленческое укрепление государственных органов, борющихся с преступностью, создание новых органов или новых звеньев и подразделений в системе уже существующих органов (межрегиональные управления по борьбе с организованной преступностью, профилактические подразделения в органах внутренних дел, подразделения по борьбе с наркоманией и др.). Такими же мерами можно считать: создание в областных центрах и крупных городах специальных частей полиции для несения патрульной службы; мероприятия по координации усилий различных правоохранительных органов; использование достижений научно-технического прогресса для устранения тех или иных обстоятельств, способствующих совершению преступлений, а также для обнаружения, фиксации и исследования следов преступления и иных доказательств, используемых в уголовном процессе. Например, специальные технические средства сигнализации, применяемые для охраны различных объектов и квартир, дающие значительный эффект в предупреждении и пресечении краж имущества; использование на промышленных предприятиях различных устройств, позволяющих определить количественные, а иногда и качественные показатели производимого, транспортируемого и иного имущества.

К мерам правового характера относятся те, которые:

а) устанавливают ответственность и регламентируют порядок ее применения за правонарушения;

б) обеспечивают широкое участие органов самоуправления граждан и общественных формирований в деятельности по борьбе с преступностью и предупреждению преступлений;

в) организационно укрепляют государственные органы, ведущие борьбу с преступностью, и т. п.

К числу этих мер можно отнести и такие, которые направлены на подготовку и совершенствование кадров правоохранительных органов, на улучшение условий содержания и перевоспитания осужденных, на повышение эффективности мер наказания, на создание условий, ограничивающих возможности рецидива преступности.

Они, в том числе уголовно-правовые, уголовно-процессуальные и уголовно-исполнительные, определены в ряде правовых актов. Это – целая система мер предупреждения правонарушений в деятельности правоохранительных органов.

5. Роль общественных формирований в профилактической деятельности

Важное место в системе профилактики правонарушений и предупреждения преступности призваны занимать местные органы власти и самоуправления, общественные формирования граждан. Они должны разрабатывать и организовывать исполнение комплексных планов предупреждения преступлений, а исполнительные и распорядительные органы – осуществлять непосредственное руководство борьбой с преступностью. В сегодняшних условиях наступление на преступность следует вести, как говорят в народе, всем миром. Именно взаимодействие правоохранительных органов с законопослушным населением по месту жительства, общественными формированиями и гражданами, производственными коллективами становится все более значимым.

Наряду с органами самоуправления граждан субъектами профилактики преступлений являются и первичные ячейки гражданского общества: семья, учебные и общественные коллективы, образуемые ими объединения граждан. В их число входят добровольные дружины или отряды охраны общественного порядка и др.

Задача укрепления связей с населением имеет решающее значение для повышения эффективности деятельности органов внутренних дел. Сотрудникам органов внутренних дел следует помнить, что главное в их деятельности – это работа с правонарушителями, с членами дружин и отрядов по охране правопорядка, другими общественными формированиями. Общая и индивидуальная профилактика должна охватывать все население. Она может быть эффективной, если только включает в себя и работу с правопослушным большинством населения. Как показывает опыт, максимальные результаты в борьбе с преступностью и нарушениями общественного порядка достигаются там, где большинство людей поддерживают усилия правоохранительных органов в проводимой работе, помогают им осуществлять индивидуальную и общую профилактику преступлений и правонарушений.

Для того, чтобы добиться хороших результатов в предупреждении правонарушений на конкретном участке, необходимо, прежде всего, увеличить информированность общественности и населения об оперативной обстановке, конкретном содержании работы с профилактируемыми лицами. Надо стремиться к тому, чтобы озабоченность состоянием правопорядка в поселках, районе, городе, области разделяло большинство населения. Этого можно добиться только при тесном повседневном взаимодействии с добровольными отрядами по охране правопорядка и т. д.

Необходимо систематически доводить до сведения представителей общественных формирований состояние оперативной обстановки в микрорайоне, обращая особое внимание на причины и условия, способствующие совершению преступлений и правонарушений. При этом следует организовать дело так, чтобы соответствующую информацию от общественных формирований и населения получали и правоохранительные органы. От общественных формирований и населения, как свидетельствует опыт, может быть получена достаточно разнообразная, объективная информация по широкому кругу вопросов, важных для организации эффективной профилактической работы.

6. Средства массовой информации в системе профилактики правонарушений

Профилактика правонарушений, как мы уже отмечали, обеспечивается различными методами: экономическими, социально-политическими, государственно-правовыми, социально-психологическими, культурно-воспитательными, специальными. Они реализуются через многообразные формы практической деятельности, которые делятся в основном на две группы: общую и индивидуальную профилактику. Однако известны и другие виды: виктимологическая профилактика, самопрофилактика, специальная профилактика[31].

Значительные возможности в проведении общей и индивидуальной профилактики имеют средства массовой информации, которые положительно воздействуют на чувства, интеллект, волю, поведение людей с целью предупреждения возможных нарушений социальных норм, а также развития активности граждан в борьбе с правонарушениями. В сочетании с объективными условиями жизни и другими субъективными факторами это постепенно приводит к изменению психологии различных слоев населения, мотивов поведения, взглядов, убеждений, привычек. В результате формируются социально полезные свойства личности, которые сами по себе имеют немаловажное значение в предупреждении правонарушений.

Основные направления профилактики правонарушений средствами массовой информации обусловлены задачами, стоящими перед правоохранительными органами в сфере борьбы с преступностью, создании в республике необходимых условий для ликвидации причин, ее порождающих, воспитании у людей высоких нравственных качеств, строгого соблюдения правовых моральных и этических норм.

В. Т. Томин выделяет два основных направления, по которым может идти использование органами внутренних дел средств массовой информации:

1) это усилия, имеющие своей непосредственной задачей правовое воспитание населения;

2) побуждение населения к оказанию помощи государственным органам в раскрытии отдельного преступления, расследовании конкретного уголовного дела[32].

Ф. К. Рябыкин называет следующие направления общепрофилактического использования средств массовой информации:

а) устранение, блокирование либо нейтрализация обстоятельств, способствующих совершению преступлений;

б) предупреждение преступных проявлений на основе конкретной ориентирующей граждан информации о способах преступлений и лицах, их совершивших;

в) показ неотвратимости наказания за совершенное преступление;

г) создание обстановки нетерпимости и общего осуждения вокруг нарушителей правопорядка и лиц, им попустительствующих;

д) правовое воспитание граждан;

е) распространение передового опыта и прогрессивных форм профилактики правонарушений;

ж) повышение авторитета органов уголовной юстиции и общественных формирований, принимающих участие в борьбе с правонарушениями;

з) установление обстоятельств, имеющих значение для раскрытия, расследования преступлений и розыска преступников[33].

Характеризуя участие печати в предупреждении преступлений, Г. М. Ярош исходит из того, что она осуществляет профилактику опосредованными способами:

1) формируя общественное сознание, участвуя в создании атмосферы, исключающей нарушение закона;

2) сигнализируя компетентным органам о выявленных криминогенных факторах[34].

Каждый из названных авторов по-своему верно называет направления профилактической деятельности средств массовой информации в соответствии с целями и задачами проводимых ими исследований. Хотя наиболее полно, на наш взгляд, они сформулированы Ф. К. Рябыкиным, сумевшим достаточно емко определить основные направления профилактической работы средств массовой информации.

Указанные направления тесно связаны между собой и в совокупности образуют органическое единство, но все они являются общими, так как схематично отражают лишь главные направления использования средств массовой информации. Между тем каждое сообщение печати, радио, телевидения преследует свои цели, вытекающие из общих, связанных с познанными закономерностями происходящих в обществе социальных процессов, криминологическими тенденциями в динамике и структуре преступности, особенностями оперативной обстановки, складывающейся в конкретном регионе.

Особые цели применения печати, радио, телевидения в профилактике правонарушений определяют специфику содержания каждой публикации и передачи, обусловливают их направленность, усвояемость и те критерии, которым они должны соответствовать. Благодаря средствам массовой информации правоохранительные органы получают возможность осуществлять свои специфические цели через общий поток идеологических целей нашего общества. Все это предопределяет значительное количество направлений использования массовой информации в профилактике правонарушений.

Изучение большого массива газетных и журнальных публикаций, радио и телепередач по вопросам профилактики правонарушений, обобщение опыта, накопленного органами внутренних дел и учреждениями массовой информации в этом деле, а также литературы по данной проблеме показывает, что печать, радио и телевидение осуществляют свою профилактическую деятельность по следующим направлениям:

– пропаганда (разъяснение) законодательства;

– формирование правосознания граждан;

– выявление и разъяснение сущности причин, порождающих правонарушения (преступления), и условий, способствующих их совершению;

– участие граждан в устранении этих причин и условий;

– воспитание активности населения в борьбе с правонарушениями;

– воспитательно-профилактическое воздействие на лиц, склонных к преступлениям или совершивших какие-либо правонарушения;

– формирование общественного мнения с целью создания обстановки нетерпимости и осуждения вокруг лиц, нарушающих правопорядок, и тех, кто им попустительствует;

– удовлетворение поисковых потребностей органов внутренних дел (розыск преступников, установление свидетелей и потерпевших, обнаружение похищенного и вещественных доказательств);

– профилактика преступных проявлений на основе конкретной ориентирующей граждан информации о способах преступлений и лицах, их совершивших;

– обеспечение благоприятного морально-психологического климата среди населения в целях создания оптимальных условий для деятельности органов внутренних дел;

– информирование населения о действительном положении дел для того, чтобы пресечь ложные слухи;

– практическое вмешательство в конкретный юридический конфликт;

– пропаганда высоких нравственных аспектов социальной активности, эффективных форм работы общественности;

– разъяснение новых традиций и обычаев, формирующих организованность и дисциплину;

– борьба с нравственными антиподами и др.

Каждое из перечисленных направлений использования средств массовой информации имеет свои особенности. Их обусловливает специфика целей и способов воздействия на те криминогенные факторы, которые нуждаются в соответствующем реагировании.

Эти направления не могут охватить всего многообразия возможных аспектов использования средств массовой информации в профилактике правонарушений, ибо непрерывный процесс общественного развития обусловливает неизбежность исчезновения одних и возникновения других факторов, влияющих на проявление тех или иных негативных явлений. Это, в свою очередь, требует совершенствования форм и методов профилактики правонарушений и борьбы с преступностью, в том числе использования печати, радио и телевидения, и как следствие – выработки новых направлений и аспектов профилактической деятельности учреждений массовой информации.

Органами внутренних дел и учреждениями массовой информации Казахстана накоплен определенный опыт деятельности по названным направлениям. Имеющиеся в этом плане возможности используются еще недостаточно и далеко не повсеместно. Причин тому много и в основном они субъективного характера. Некоторые руководители правоохранительных органов недооценивают возможности средств массовой информации, не добиваются эффективного сотрудничества с ними. Однако такое сотрудничество возможно лишь там, где редакции, их руководители и сотрудники понимают социальную полезность взаимодействия с правоохранительными органами.

Представляется, что использование средств массовой информации в предупредительно-профилактическом плане в настоящее время может стать более ощутимым и действенным, так как с принятием Конституции Республики Казахстан они получили полную свободу и действуют в соответствии с законом.

Анализируя формы и методы профилактической деятельности средств массовой информации, можно сделать вывод, что печать, радио и телевидение принимают участие в общесоциальной и специально-криминологической профилактике, оказывают воздействие на аудиторию как на общем, так и на индивидуальном уровне. Характер и направленность их влияния полностью зависят от содержания публикаций и передач.

Средства массовой информации осуществляют профилактику правонарушений путем активного формирования общественного мнения, создания атмосферы, исключающей нарушения закона, сигнализируя компетентным органам специфическими журналистскими способами о криминогенных обстоятельствах и путях их устранения. Широкая аудитория, которую обеспечивают печать, радио и телевидение, позволяет привлечь внимание государственных органов и общественности к причинам и условиям, способствующим правонарушениям, не только там, где совершено конкретное преступление, но и во многих других местах, где существуют те же обстоятельства и могут быть применены аналогичные меры по их устранению[35].

Наряду с республиканскими, областными редакциями газет, телевидением и радиовещанием в городах и районных центрах, на многих промышленных предприятиях, в крупных учреждениях и вузах действуют многотиражные газеты и радиоредакции, локальные узлы связи. Всю эту систему средств массовой информации надо оптимально использовать в профилактике правонарушений и борьбе с преступностью.

Глава VIII

Прогнозирование в криминологии

1. Понятие и задачи прогнозирования

Слово «прогнозирование» является производным от слова «прогноз», по буквальному смыслу термина – «предсказание» или «предвидение» (от греч. prognosis). Первоначально предсказание касалось лишь хода болезни (в медицине), затем стало обозначать вообще всякое конкретное предсказание о состоянии какого-либо явления в будущем.

Прогнозы бывают различными. Имеются, например, предсказатели, ясновидцы, экстрасенсы. Но речь должна идти о научном прогнозе.

Прогнозирование – процесс самого поиска установления будущего, процесс познания будущего явления.

Существуют научное, волюнтаристическое (ненаучное) и эмпирическое (элементарное, визуальное, простое) прогнозирование.

Действительное прогнозирование проводится на основе научного анализа закономерностей и условий их реализации. Научное прогнозирование объективно вытекает из развития изучаемого явления, его прошлого и настоящего. Поэтому только научные прогнозы могут быть истинными, обоснованными и надежными.

Ненаучное (волюнтаристическое) прогнозирование основывается на принципах индивидуально-интуитивного познания мира, порой искусственно сконструированных взаимосвязях явлений. К такому прогнозированию относятся и различного рода пророчества, гадание, ясновидение и прочие манипуляции.

Эмпирическое (элементарное) прогнозирование основывается на повседневном опыте людей, примерах, случайных житейских наблюдениях, предположениях, не имеющих научной основы. Несмотря на то что эмпирические прогнозы сомнительны и неопределенны, они иногда могут оправдаться. Это происходит либо случайно, либо в силу бессознательного отражения фактических закономерностей взаимосвязей.

Таким образом, можно сделать вывод, что научное прогнозирование – это постоянный, сложный творческий процесс или деятельность по познанию будущего, а прогноз – результат этого процесса, полученный в виде вывода или ряда выводов о будущем развитии или состоянии тех или иных явлений, процессов, событий.

Поскольку криминология изучает в основном явления преступности, то под криминологическим прогнозированием в целом следует понимать теорию и практику непрерывного получения и обработки информации о будущем состоянии преступности. Другими словами, криминологическое прогнозирование – это научное предсказание изменений, тенденций и закономерностей преступности в целом как социального явления, отдельных видов, групп преступлений в будущем, перспектив (путей) предупреждения преступности, ее различных сторон.

Объектами криминологического прогнозирования являются органы, ведущие борьбу с преступностью, научные коллективы либо отдельные люди.

Прогнозируемые процессы и объекты должны полностью соответствовать реальности, быть объективно изучены и правильно оценены. Содержание прогноза может быть полным и недостаточно полным. Все зависит от объема использованной информации, примененных методик, от целого ряда других условий, в которых начинался и проходил процесс прогнозирования или которые влияли на этот процесс. Если правильно поняты и изучены все эти важнейшие условия, то содержание прогноза считается полным. В этом случае будет дано и объективное прогностическое заключение, которое обязательно должно быть соответствующим образом оформлено. Результаты прогнозирования должны быть выражены в конкретной форме, в каком-либо документе. Форма прогноза, однако, не может быть постоянной, так как в сам прогноз постоянно вносятся коррективы и изменения.

Криминологическое прогнозирование в реальной действительности может иметь общие и частные цели и задачи, в зависимости от которых избирается объект исследования. Наиболее общими целями прогнозирования преступности являются: выявление возможных изменений в состоянии, уровне, структуре, характере и динамике преступности в будущем, а также обстоятельств, способствующих этим изменениям; установление возможностей появления новых категорий преступников. Все другие задачи и цели отдельных криминологических прогнозов вытекают из этих основных.

В зависимости от целей, объекта исследования, а также от срока предвидения, содержания и задач криминологическое прогнозирование может быть различным. Чем длительнее, например, срок прогнозирования, тем более общие задачи ставятся перед ним. И наоборот, прогнозирование на короткий срок предполагает постановку конкретных задач. Но независимо от того, на какой срок проводится криминологическое прогнозирование, основными его задачами являются получение информации об изучаемом будущем, ее соответствующая обработка и анализ, подготовка обоснованных выводов и предложений как конечный результат прогнозирования для практических органов, ведущих борьбу с преступностью, определение сферы деятельности научных коллективов и практических учреждений на данный период времени и на будущее в соответствии с полученным прогнозом, т. е. разработка стратегии и тактики борьбы с преступностью.

Таким образом, основная задача криминологического прогнозирования состоит в том, чтобы на основе выявленных тенденций и закономерностей будущего изменения преступности определить наиболее важные и эффективные пути борьбы с правонарушениями в прогнозируемом периоде.

2. Виды прогнозирования и источники

Криминологические прогнозы могут классифицироваться по различным признакам, образуя определенную систему. Например, общий криминологический прогноз распадается на прогноз науки криминологии и прогноз преступности. Прогноз преступности, в свою очередь, подразделяется на прогноз первичных и прогноз рецидивных преступлений. В рамках первичных и рецидивных возможны прогнозы состояния преступности, ее структуры, характера и динамики.

Виды прогнозирования преступности могут различаться по срокам. В зависимости от сроков можно выделить долгосрочное, среднесрочное и краткосрочное прогнозирование преступности. Совершенно самостоятельным являются прогнозы индивидуального поведения, которые делятся на прогнозы поведения лиц, ранее совершивших преступления, и лиц, не осуждавшихся ранее к наказанию. Классифицировать криминологические прогнозы можно и по целому ряду других признаков: по виду преступлений, полу и возрасту совершивших их лиц и т. д., но в конце из частных прогнозов должен складываться совокупный прогноз преступности, причем этот прогноз должен содержать в себе основные признаки как первичной, так и рецидивной преступности.

Краткосрочное криминологическое прогнозирование имеет большое значение для определения тактики борьбы с преступностью, так как на его основе разрабатываются краткосрочные планы по борьбе с преступностью. Краткосрочное прогнозирование преследует цель научно предсказать не общие закономерности изменения преступности, а конкретные изменения по отдельным показателям преступности на ближайшее время, а именно от одного года до пяти лет, в том числе отдельно на первый, второй, третий, четвертый и пятый годы.

Среднесрочные прогнозы, также как и долгосрочные, определяют стратегию борьбы с преступностью, они, как и долгосрочные прогнозы, направлены на определение основных тенденций и закономерностей изменения преступности в достаточно отдаленном будущем. С одной стороны, среднесрочное криминологическое прогнозирование позволяет корректировать показатели долгосрочных прогнозов, а с другой – способствует разработке соответствующего планирования борьбы с преступностью. Среднесрочное прогнозирование проводится на срок от шести до десяти лет.

В отличие от краткосрочного и даже в какой-то мере среднесрочного, долгосрочное криминологическое прогнозирование основывается на анализе наиболее общих социальных явлений, и потому долгосрочные прогнозы не могут быть более точными, как прогноз на средние сроки. Долгосрочное прогнозирование преступности может осуществляться только на основе комплексного анализа всей совокупности фактов, влияющих на правонарушения. Прогнозы этого вида имеют практический срок от 10 до 15 и даже 20 лет. Они имеют более вероятностный характер, потому что основываются на анализе общих социальных закономерностей развития общества, закономерностей не только демографических, но и экономических, политических, идеологических, культурно-образовательных и др.

Информационными источниками или предпосылкой криминологического прогнозирования являются: статистические данные и результаты выборочных исследований не менее чем за 10 предшествующих лет о состоянии и тенденциях основных социальных процессов, устойчиво влияющих на преступность (социально-экономических, социально-психологических, демографических, организационно-управленческих и др.), а также данные о состоянии и тенденциях так называемых «фоновых» явлений преступности (алкоголизм, наркомания, токсикомания, проституция и др.); статистические данные и результаты выборочных исследований по определенным регионам и показателям, характеризующим не менее чем за 10 лет состояние, структуру и динамику преступности; аналогичные данные об объеме, структуре и тенденциях в применении мер профилактики, в том числе и мер уголовного наказания; данные о состоявшихся за 10 лет изменениях в правовом регулировании и ресурсном обеспечении борьбы с преступностью и их влиянии на состояние преступности; данные об общественном мнении о преступности и мерах борьбы с нею, в том числе о роли правоохранительных и иных органов, организаций в этой борьбе; данные о новых видах, формах и способах преступности; данные о преступности, имеющей межгосударственный характере и прогнозах преступности и борьбе с нею в определенных странах.

3. Методы криминологического прогнозирования

Результативность изучения преступности и разработка мер по ее предупреждению во многом зависят от правильного использования методов, техники и процедуры криминологического прогнозирования. С учетом цели, задач изучения и характера необходимой информации определяются методы исследования.

Само криминологическое прогнозирование является одним из методов криминологической науки и применяется в ней наряду с другими методами научного познания. Однако, если рассматривать прогнозирование как процесс познавательной деятельности, то становится ясным, что для получения прогноза требуется использование специфических методов, выработанных теорией и практикой прогностики. Криминологический прогноз не осуществляется без качественного анализа изучаемых явлений, а качество всегда обладает количественной характеристикой. В преступности количество и качество всегда находятся в диалектической взаимосвязи и взаимозависимости. Используя количественный метод, чтобы выявить свойства общего, нужно провести исследование массы преступлений и получить средние величины, которые дают обобщающую характеристику изучаемого явления.

Следовательно, статистический метод обобщающих показателей является одним из важных методов прогнозирования преступности.

Обобщающие показатели освобождены от фактов, которые имеют второстепенное значение для выведения основной тенденции. Статистический метод дает в криминологическом прогнозировании цифровое выражение будущей преступности и отражается в различного рода таблицах, диаграммах, графиках.

В криминологическом прогнозировании применяется и метод экстраполяции. Это, по существу, продолжение статистического ряда. Экстраполирование осуществляется путем проекции на будущее закономерностей развития уровня и структуры преступности в прошлом и настоящем. Для этого образуются статистические ряды по годам за определенный (продолжительный) период, непосредственно предшествующий прогнозируемому периоду, которые выражают направленность, характер и темп изменений преступности. Ряды формируются на основе абсолютных данных и коэффициентов. При этом необходим учет различий статистической и реальной картины преступности (вероятный уровень скрытой преступности).

Однако экстраполяция наиболее эффективна для прогнозирования более или менее устойчивых процессов и явлений, а преступность часто подвергается значительным колебаниям в зависимости от многих факторов. Поэтому данный метод чаще применяется при краткосрочном прогнозировании отдельных видов или групп преступлений.

Успешно решаются задачи криминологического прогнозирования сочетанием метода экстраполяции с моделированием.

Непосредственное изучение преступности будущего затрудняется тем, что такая преступность не существует. Для этого нужно создать модель прогнозируемой преступности. Вместе с тем следует иметь в виду, что основные элементы прототипа существующей преступности выражаются в основном количественно. Полученная модель преступности переносится на будущее, в процессе этого она совершенствуется и уточняется. Помимо входящих в нее характеристик преступности, модель дополняется и изменяется в соответствии с установленными тенденциями развития преступности в целом и единичных явлений, типичных для будущей преступности, с учетом данных социального, демографического и других прогнозов. Моделирование может осуществляться путем разработки с помощью программистов системы математических формул, описывающих динамику преступности, исходя из взаимодействия различных факторов, существенно влияющих на преступность.

За последнее время получает определенное распределение в криминологическом прогнозировании и метод экспертных оценок.

Прогнозирование этим методом проводится путем выяснения мнения специалистов, научных и практических работников, отобранных по определенным показателям – стажу, квалификации, кругу знаний и способностей и др., о будущем уровне и структуре преступности, о процессах и явлениях, наиболее активно влияющих на ее основные тенденции. Экспертная оценка может быть формализована путем заполнения специально разработанных матриц, требующих количественной интерпретации их мнения по шкале отобранных фактов (детерминантов). Метод прогнозирования при помощи экспертных оценок имеет и определенные недостатки. Разработка вопросов требует много времени: трудно сформулировать вопросы так, чтобы они могли позволить дать ответ в количественной форме; иногда не слишком компетентные эксперты могут снизить уровень достоверности полученных оценок и т. д.

К методам криминологического прогнозирования можно отнести и метод выдвижения гипотез. Криминологическое прогнозирование, как уже было отмечено выше, – это процесс научного познания будущей преступности. Познание же любого объекта или явления никогда не бывает совершенно новым. При решении новых задач их всегда сравнивают с теми, которые приходилось решать ранее. И в ряде случаев находят в них явления, похожие на явления прошлых задач.

Для решения новой задачи выдвигается определенная гипотеза, которая применяется как метод познания еще неизвестного в теории и практике прогнозирования преступности. Здесь прослеживается связь гипотезы с моделированием. Однако гипотеза не требует обязательного доказывания. Она приводит только к предположению о существовании тех или иных фактов, событий, процессов явлений, т. е. в процессе прогнозирования служит ориентиром, указывающим путь для выполнения поставленных задач и цели.

Таким образом, криминологическое прогнозирование позволяет выдвигать гипотезы о природе будущей преступности, предсказывать существование новых явлений и процессов. Выдвижение гипотезы дает возможность построить модель будущей преступности, исследовать ее и получить прогноз интересующего нас явления.

Дальнейшее развитие теории и практики криминологического прогнозирования будет, несомненно, совершенствовать применение всех названных методов, будут разработаны и новые методы. Каждый из них, однако, будет иметь значение не сам по себе, а только во взаимосвязи с другими.

4. Прогнозирование индивидуального преступного поведения

В целях достижения результативности в борьбе с преступностью необходимо определять заранее причины и меры предупреждения отдельного преступного поведения. Определение вероятности совершения в будущем преступления тем или иным конкретным лицом составляет прогнозирование индивидуального преступного поведения. Главное внимание при этом переносится на особенности личности.

Основная задача прогнозирования индивидуального преступного поведения распадается на две части: установление вероятности совершения преступления со стороны лица, которое ранее было осуждено за совершенное преступление (прогноз рецидивного преступного поведения) и определение вероятности преступного поведения со стороны лица, которое ранее не совершало преступления, но по многим характеристикам склонно к совершению преступления (прогноз первичного преступного поведения).

Поведение любого человека – это результат взаимодействия различного рода обстоятельств, среди которых важную роль играет сама личность. Развитие личности зависит от развития общества точно так же, как и поведение личности связано с поведением членов общества. Это и облегчает решение проблемы прогнозирования индивидуального преступного поведения.

Прогнозирование будущего поведения человека, ранее не привлекавшегося к уголовной ответственности, не осужденного к лишению свободы, представляет значительную трудность, хотя в принципе такое прогнозирование возможно. Эту трудность можно преодолеть посредством глубокого изучения всех или основных действующих на него внешних и внутренних факторов.

Поведение человека определяется множеством различных обстоятельств, а чтобы их знать, предвидеть, необходимо глубокое и всестороннее изучение личности на протяжении более или менее длительного времени. Поэтому гораздо легче прогнозировать будущее поведение осужденного к лишению свободы. Во время отбывания наказания изучением его личности активно занимается прежде всего начальник отряда и весь коллектив работников ИК – выясняются связи осужденного, его характер, цели, стремление, желание, воля. Анализируются также обстоятельства, которые могут положительно или отрицательно повлиять на его поведение как во время, так и после отбытия наказания.

Среди них более важными считаются следующие:

– отношение к труду;

– дисциплина;

– отношение к работе в самодеятельных организациях осужденных;

– отношение к обучению;

– наличие специальности или отношение к учебе на профессионально-технических курсах;

– наличие семьи и характер связи с ней;

– наличие родственников и отношение к ним;

– отношение к совершенному преступлению, приговору суда;

– количество судимостей;

– тяжесть совершенного преступления;

– срок наказания по приговору суда и фактически отбытый срок лишения свободы;

– наличие связи до осуждения с лицами, ведущими антиобщественный образ жизни;

– место жительства (город, район, село);

– место работы после освобождения;

– продолжение учебы после отбытия наказания;

– различного рода социально полезные связи.

В литературе прогноз, даваемый работниками КУИС, получил название «интуитивный».

Большое значение для достижения высокого качества прогнозирования индивидуального преступного поведения имеет так называемое обобщение независимых характеристик, когда одного и того же осужденного характеризуют независимо друг от друга представители разных служб колонии.

5. Прогнозирование и планирование борьбы с преступностью

Прогнозирование преступности – не самоцель. Оно нужно для реальной работы по борьбе с преступностью. А для этого необходима определенная система мер и способов, не случайных, а глубоко продуманных и научно обоснованных. Основой такого планирования является прогноз преступности.

Криминологическое планирование – научная разработка целей и задач в сфере борьбы с преступностью, основных направлений, путей и средств решения этих задач, а также их нормативного, информационного, организационного, методологического и ресурсного (финансового, людского, материального) обеспечения на определенную перспективу.

Субъектами криминологического планирования являются сами органы, ведущие борьбу с преступностью, коллективы ученых и практических работников. Как правило, субъекты планирования являются и субъектами прогнозирования. В зависимости от объектов и субъектов планирования определяются масштабы работы, применяемые методы и возможные сроки планирования.

Криминологическое планирование может иметь следующие основные виды:

– по масштабу или уровню – на отдельном объекте, по району, области, региону или по республике в целом;

– по составу участников и их роли – ведомственное, межведомственное или общегосударственное;

– по предмету и задачам – по борьбе с отдельными видами преступности (например, с организованной преступностью, с экономической преступностью либо автотранспортными преступлениями и т. д.), по борьбе с преступностью в целом;

– по срокам – долгосрочное (10–20 лет), среднесрочное (3–5 лет), краткосрочное (месяц, квартал, год, 2 года).

Реальное проявление криминологического планирования может иметь место в общих государственных системах экономического и социального развития страны (например, по управлению миграционными процессами, по развитию системы образования, культуры, спорта и т. д.), в детализированных планах борьбы с преступностью правоохранительных органов (как по отдельным ведомствам – КНБ, МВД, юстиция, прокуратура и т. д., так и совместно), в определенных целевых программах по отдельным направлениям предупреждения преступности (среди несовершеннолетних, молодежи, рецидивной, групповой, «пьяной» преступности и т. д.).

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Учебники и учебные пособия (Юридический Центр Пресс)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Криминология (Е. О. Алауханов, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я