Влюбленные в Атлантиду (Татьяна Абиссин, 2018)

Олег Крамер после переезда в Швейцарию живет спокойной, размеренной жизнью. Все меняется, когда он попадает под действие магического портала и переносится в прошлое, оказавшись в легендарной Атлантиде. Вскоре он узнает, что его перемещение было не случайным – Олега выбрал могущественный маг, чтобы заменить правительницу Атлантиды Лейлу, погибшую при загадочных обстоятельствах…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Влюбленные в Атлантиду (Татьяна Абиссин, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 3. Приветствие Серебряных

Ослепительно сверкающие в лучах солнца капли воды забрызгали лицо, попали в глаза. Ассель щурилась, чувствуя себя почти счастливой. Пусть она нарушила все правила, придя на старую пристань в одиночестве, к тому же сбежав с занятий, и её непременно накажут, но эти короткие минуты свободы того стоили.

Рейн и Трис – ее верные друзья, а также другие дельфины, жившие в море неподалеку от Атлантиса,  сегодня снова научили её улыбаться.

После смерти тети Лейлы, девочка чувствовала себя птицей, пойманной в силки.  Даже поплакать при слугах или посторонних было нельзя. Одна из Серебряных, надежда Атлантиса, должна проявлять спокойствие и выдержку, ведь на неё устремлены тысячи глаз. Как бы плохо тебе не было, как бы ни болело сердце, ты не имеешь права на слабость.

«Сплошные обязанности и никаких прав! Такова доля Серебряных, девочка…» Ассель словно снова услышала тихий грустный голос тети. Кто бы мог подумать еще месяц назад, когда они обсуждали летнюю поездку в горы, что этой молодой, красивой, полной сил женщины, вдруг не станет!

 Ассель прикусила губу. Только бы не расплакаться. Опухшие от слез глаза – то, что меньше всего сейчас нужно принцессе Серебряных. А ведь ей скоро возвращаться обратно, в Атлантис, к старым свиткам, магическим тренировкам.  Она должна вести себя, как обычно. Но кто бы знал, как Ассель устала, как ей хочется сесть на дельфина и уплыть, куда глаза глядят, подальше от города, траура и скорби, накрывшей его пеленой, задумчивого Вальдарента, мрачного Марко и даже собственного брата!

Только тетя Лейла, наивная и по-детски искренняя, понимала девочку. Она тяготилась обязанностями Обрученной, частенько шла против собственной воли, повинуясь нуждам государственной важности. Несмотря на свое величие, Лейла была несчастна. И, тем не менее, с ее лица никогда не сходила теплая улыбка. По крайней мере, Ассель ни разу этого не видела. Всесильная навсегда останется светлым примером для Ассель…

Рейн и Трис сегодня устроили гонки  вдоль морского берега. Одно время они просто развлекали девочку удивительными переворотами прямо в воздухе и глубоким нырянием в воду.  А потом Рейн предложил покатать ее: «Хочешь поучаствовать в гонке? Трис всегда ноет, что проигрывает. Дадим ему фору – я покатаю тебя на спине. Посмотрим, обгонит ли он меня тогда!»

Ассель на секунду  растерялась. Она  сбежала к морю с уроков, не взяв с собой никакой другой одежды, кроме платья. Но день  выдался теплым и солнечным, ноги, опущенные в воду, так приятно согрелись, что девочка быстро решилась. Она расшнуровала лиф платья, сняла верхнюю юбку, оставшись в одной короткой фланелевой рубашке. И ласточкой нырнула в теплую воду.

Рейн быстро подхватил ее и устремился вперед. Ассель вскоре  убедилась, что плавать медленно гораздо приятнее. Когда же тебя протаскивают по грудь в  соленой воде, точно на буксире, ты ощущаешь каждую волну.

«Лишь бы синяков не осталось», – думала девочка, прикрыв глаза, и обеими руками вцепившись в гладкую спину дельфина.

Несмотря на очевидные неудобства, катание превзошло все ее ожидания. Рейн то глубоко нырял, и приходилось задерживать дыхание, чтобы не наглотаться воды, то вдруг взлетал вверх. Гонки закончились тем, что он почти догнал Триса, когда они в очередной раз вынырнули и пристани. Но здесь их поджидал сюрприз.

Старая няня близнецов стояла на пристани, поджидая сбежавшую Серебряную:

– Госпожа Ассель! Вас ищут по всему дому! Хорошо еще, что я догадалась, где вы можете быть! – она  одернула длинную юбку, затем суетливо поправила выбившийся из прически  седой локон. – Ваш учитель музыки грозился запереть вас в комнате, если решите еще раз сбежать  с его занятий!

– У меня нет способностей  к музыке. И сомневаюсь, что в будущем мне это понадобится, – Ассель вылезла из воды, и принялась выжимать свою рубашку.

– В любом случае, ваше поведение недопустимо для Серебряной!  Эта старая пристань находится довольно далеко от города. А вы гуляете здесь, и купаетесь совершенно одна! Что, если вас тут видели? А вдруг бы на вас напали?

– Да все в порядке. Ты слишком переживаешь, Рози. Никто меня не видел. Можешь уже оставить меня в покое. Скоро я вернусь в свою комнату, переоденусь. Тебе правда-правда не о чем беспокоиться!

– Я надеюсь, что вы именно так и поступите, госпожа, – с каменным лицом прошелестела няня. –  У меня есть новость для вас. Древние выбрали нового Обрученного. Он пришел из другого мира. Вальдарент, первый Серебряный, просил вас оказать ему теплый прием.

Ассель, как раз пытавшаяся закрепить верхнюю юбку, которая норовила прилипнуть к ногам, резко замерла:

– Что ты сказала? Он – не из наших? Хочешь сказать, даже не атлант?

– Нет, госпожа.

Девочка в волнении тряхнула мокрыми волосами:

– Как он выглядит? Молодой или старый?

– Насколько мне известно, слишком молод для Обрученного, – поклонилась в ответ Рози.

– Я должна встретиться с ним! – внезапно воодушевилась Ассель. Ей вдруг показалось, что затянувшееся затворничество должно закончиться. Ведь сегодня в Атлантисе появился некто, еще более одинокий, чем она.

– Разумеется, госпожа. Но перед этим я лично прослежу, чтобы вы переоделись. Возражения не принимаются.

***

Эсенджан Ло сутки напролет торчал в своем рабочем помещении. Лейла обустроила его специально для младшего Серебряного. Она знала, что мальчику неплохо даются черчение и точные науки. И Эсенджан действительно любил этот уголок в Атлантисе,  больше всего остального.


Кроме рабочей, заваленной свитками и диковинными приспособлениями, комнаты,  было еще одно место, где ему нравилось находиться.  Место рядом с Ассель. Куда бы девочка ни пошла, он любил проводить время рядом с ней. Без сестры-близнеца Эсенджан бы, наверное, не выжил.

Из них двоих, очень похожих друг на друга, Ассель  всегда была ярче, сильнее. Именно она смело первой шагнула навстречу Лейле, когда та приветствовала их в Атлантисе, сидя на троне Атлантиды. Ассель была нужна ему, как солнце, восходящее над горами, и приносящее с собой свет.

Без сестры Эсенджан замыкался в себе и переставал интересоваться окружающим миром. Все, что он познавал, шло через Ассель. Близнец чувствовал, когда сестра злится, расстроена или нервничает. Именно через нее мальчик, сдержанный и холодный от природы, мог получать настоящие живые эмоции. Не говоря уже о том, что сестра была последним, что осталось от их прежде большой и счастливой семьи.

…В этот день, разбирая старые свитки, посвященные двуглавому Фениксу (магическому зверю, которого редко, но все же, удавалось вызвать Серебряным для защиты своих земель), он вдруг почувствовал душевный трепет Ассель. Кажется, она была удивлена и одновременно чем-то обрадована.

Эсенджану тут же захотелось бросить все и пойти узнать, что с ней. В последние дни Ассель почти не улыбалась, избегая и его, и других Серебряных. Но сейчас она изменилась.

Эсенджан напомнил себе, что теперь, после смерти Обрученной, защита сестры стала приоритетом в его обязанностях. Пусть они и одного возраста, и одинаковы по силе, но он – мужчина, и должен заботиться о ней.  По крайней мере, до тех пор, пока Ассель не выберет достойного супруга.

Пока брат Ассель осторожно складывал свитки – некоторые были очень хрупкими и грозили порваться от неосторожного прикосновения – в его комнату  заглянул Вальдарент:

– Юноша, у меня хорошие новости.  Сияние шара  не погаснет со смертью Лейлы Ло. Я привел в этот мир человека, который станет новым Обрученным. Ассель уже готова встретиться с ним, а ты?

***

Марко всей душой ненавидел это мрачное место. Все эти стены, скрывающие солнце, безумные громоздкие пыльные колонны, гробы династии Ло… Лучше бы Лейлу похоронили на высоком, залитом солнцем, холме, там, где много зелени и цветов. Например, рядом с оранжереей в парке, где они впервые заговорили друг с другом. Это случилось утром после церемонии, когда она получила силу Обрученной.

Тогда она плела венок из маргариток, словно обычная девушка, а не несчастная, на плечи которой легла ответственность за будущее целого материка. Марко подошел к ней и преклонил колени. Он ожидал ответа на невысказанный вопрос – его гордость  требовала подтверждения того, что одним из Серебряных он стал благодаря своему мужеству и смелости, проявленной в боях.

Но Лейла, казалось, не замечала воина. Её гораздо больше интересовали цветы в руках, которые она старательно скрепляла лентой. Марко  почувствовал обиду, но был не в силах подняться. Древние правила требовали дождаться разрешения от Обрученной.

И тут ему на голову лег венок, тот самый, который Лейла плела с таким упорством:

– Марко Ло, ты стал одним из Серебряных. Не скрою, ты достиг многого, как верный и благородный защитник Атлантиса. Но я выбрала тебя по другой причине. Вот по этой, – Лейла вдруг опустилась на траву рядом с ним и приблизила лицо, потянувшись к чужим губам. Но в последний миг остановилась.

Он впервые видел ее так близко – нежное, чуть удлиненное лицо, глаза, прикрытые темными, как глубины моря, ресницами.

Мир вспыхнул и рассыпался на тысячу радужных осколков.

 Впервые в жизни Марко забыл и о своей гордости, и даже о долге воина и Серебряного. Он потянулся к ней, не как к Обрученной, нет. Он потянулся к простой девушке по имени Лейла, всем сердцем.

…Марко сжимал в ладонях букет маргариток так крепко, что стебли погнулись и надломились. Шорох за спиной заставил его выронить букет.

Снова накатило то дурное предчувствие, что предшествовало смерти любимой.  Но сейчас казалось – хуже быть не может. Даже смерть была бы избавлением от этой тоски, рвущей сердце.

По стенам склепа заметался свет. Появился один из воинов, входивших в охрану дворца:

– Господин, вас ждут в Атлантисе. Время принять нового Обрученного.

Марко вздрогнул. Стихия льда, подчинявшаяся ему, на мгновение вышла из-под контроля. Он ощутил, как  пол под ногами подернулся кромкой  льда.

 Воин понял, что ошибался в своих оценках минуту назад.  Как оказалось, жизнь могла стать еще хуже. И стала.

***

Олег пришел в сознание от прикосновения чужой прохладной ладони  к своему лбу. Его тут же  ослепила острая боль в плече, словно в нем застрял раскаленный гвоздь. Раньше он считал, что настоящий мужчина стерпит всё без единого стона, но сейчас пришлось собрать в кулак всю волю, чтобы удержаться от крика.       – Больно? – участливо спросил  незнакомый голос, и парень, моргнув, попытался рассмотреть того, кто к нему обратился.


Сначала он увидел высокий потолок, поддерживаемый несколькими колоннами. Сквозь узкие просветы проникали солнечные лучи. Комната казалась просто огромной. Сам он лежал на возвышении, на чем-то мягком, а рядом сидел незнакомый старик.

Внешность и одежда седого деда заставили Олега подумать, что он оказался на съемках исторического фильма: из-под широкого серебряного обруча выбивались совершенно седые кудри, фигура была скрыта складками белоснежного одеяния, похожего на тунику.

– Что происходит?  Где я? Вы кто? – растерянно просипел Олег, с трудом шевеля губами. Реальность сейчас больше напоминала ему фантастический сон. Может, он умер и попал в рай? Например, та девушка с длинными темными волосами, вытащившая его из воды, вполне могла быть ангелом…

 Тут Олег вспомнил, что пытался спасти щенка, и чуть не утонул. Наверное, не стоит верить своим глазам. Возможно, сейчас он, напичканный медицинскими препаратами, лежит в больнице. А все, что он видит вокруг, – подбрасывает  воспаленный разум.

И, все равно, этот мир казался настолько живым и настоящим, что Олег чувствовал себя Алисой из сказки Льюиса Кэррола,  попавшей в Зазеркалье…

«Интересно, а Дружок жив?», – с ужасом мелькнуло в голове. Сосредоточившись, Олег вспомнил вспышку яркого света, водоворот, в который его затянуло со щенком на руках. Затем он потерял способность четко видеть из-за морской воды, и случился очередной провал сознания. А после над ним склонилась незнакомка с грустными глазами. А затем появились те люди в белом…

– Прости, что ты сказал? Впрочем, хорошо,  что ты вообще можешь говорить, и понимаешь нашу речь. Значит, я не ошибся во время ритуала, – с удовлетворением заключил старик. –  Меня зовут Вальдарент Ло. Могу я узнать твое имя?

– Олег Крамер, – машинально ответил тот. Ситуация нравилась ему все меньше. – Скажите, где я? Что вообще происходит?

Вальдарент вздохнул, рассеянно постучав  кончиками пальцев по столику у кровати.

– Это долгая история. Думаю, начать придется издалека. Ты слышал об Атлантиде?                                                                                                                                                    ***

Шанди Ло,  высокомерно вскинув голову, медленно шел по направлению к Храму, сухим кивком отвечая на низкие поклоны атлантов. Он старался сохранять на лице бесстрастное выражение, но, помимо воли, губы растягивались в довольной усмешке, глаза блестели ярче, чем обычно.

Сегодня был  его день, его праздник!  Все, кто прежде осмеливался говорить, что титул он получил благодаря сестре, преклонятся перед ним и будут лизать подошвы его белоснежных сапог. Атлантис получит, наконец, достойного владыку!

Но, оказавшись во внутренних покоях Храма, он,  к своему удивлению,  не заметил, ни траурных одежд, ни затемненных зеркал. Вместо запаха ладана, использовавшегося при погребальных церемониях, воздух был наполнен ароматами только что срезанных роз и фиалок. Не слышалось ни рыданий, ни печальных песен. Напротив, служившие в Храме атланты улыбались, вполголоса переговариваясь между собой.

«Какое досадное неуважение к моей сестре, – мрачно хмыкнул про себя Шанди. – Всего неделя прошла с  похорон. Пышная, но такая мрачная церемония. Лейла в окружении погребальных лилий… Как атланты так быстро забыли об этом?!  Их лица вновь озарились  улыбками. Более того, они даже не смотрят в мою сторону, как будто не хотят понимать, кому стоит кланяться и приносить клятву верности! Сегодня власть должна была перейти ко мне по праву крови. Я – самый близкий родственник Лейлы.  Тогда почему до сих пор никто из жрецов не подошел, чтобы приветствовать нового Обрученного?»


Шанди пришлось самому искать покои  Вальдарента. Что-то случилось за время его отсутствия в Атлантисе, и он должен немедленно это выяснить.                                                                                                                                                                                                                          ***

Олег нахмурился, вспоминая немногое, что читал в книгах по истории и фантастических романах про древнее государство, под названием «Атлантида».

– Ну, у нас мало кто в это  верит, но предполагается, что примерно десять  тысяч лет назад на Земле существовала развитая цивилизация. Центром её был остров, находившийся в Атлантическом океане между Европой и Америкой. После природной катастрофы, вызванной падением метеорита, остров оказался под водой.

– Вот, значит, как, – старик смотрел прямо перед собой, – что ж, будем надеяться, что это произойдет еще не скоро. Я даже не буду спрашивать о вашем летоисчислении и эпохе, в которой ты родился: чем меньше человек знает о грядущем, тем лучше. Сейчас ты находишься на земле атлантов, и это я, Вальдарент Серебряный, призвал тебя.

– Ничего не понимаю, – пробормотал Олег, – вы хотите сказать, что я – в прошлом?

– В твоем прошлом, – поправил старик, – для нас – это настоящее. Я приношу свои извинения за причиненные тебе неудобства. Если бы не крайность, никогда бы не рискнул призвать человека из другого времени. У меня не было выбора, или гибель моего мира, или… Но, я надеюсь, ты быстро здесь освоишься.

Олег резко дернулся, забыв про раненое плечо, и тут же поморщился от боли:

– Что за чушь? Не собираюсь я здесь осваиваться! Верните меня домой, немедленно!

– Боюсь, это невозможно, – тихо ответил старик, – прости.

Наступило неловкое молчание. Олег комкал в ладонях одеяло, испытывая желание разбить что-нибудь о голову этого атланта, наплевав на его почтенный возраст. К сожалению, ничего подходящего рядом не было, да и каждое  движение давалось с трудом.

«Неужели это правда? Я в прошлом, и не смогу вернуться? А как же мама одна останется? Хотя у нее есть Эрих. А как же московские ребята? Я их собирался пригласить к себе летом…»

Швейцария вдруг показалась ему родным домом по сравнению с этим чужим миром.


– Тебе нужно немного отдохнуть, – произнес старик, вставая, – но прежде необходимо назначить день церемонии Вступления.

Олег открыл, было, рот, чтобы высказать все, что думает об Атлантиде, её жителях и разных церемониях, в частности, когда вдруг распахнулась  скрытая в стене дверь. Тяжело ступая, в комнату вошел толстяк в таких же белоснежных, расшитых серебряной нитью, одеждах, как и у Вальдарента.

Смерив Крамера  подозрительным взглядом, незнакомец повернулся к его собеседнику:

– Что это значит, старик? Ты решил нарушить наши традиции? Всесильная умерла  от болезни. Теперь, по законам семьи Ло, власть должна перейти ко мне, как ближайшему родственнику. Что это за мальчишка? Откуда он взялся?

Крамер мгновенно почувствовал неприязнь к этому человеку. Роскошная одежда не смогла скрыть заурядную внешность атланта. У мужчины было круглое  лицо, обрамленное ярко-рыжими прядями волос с небольшими глубоко посаженными глазами и чуть приплюснутым носом.                                                           Повисла неловкая пауза. Затем Вальдерант разочарованно вздохнул, и, переведя взгляд на атланта, негромко произнес:

– Шанди Ло, твоя сестра погибла, но связь с шаром не прервалась…

– Что? Ты бредишь, – мужчина вздрогнул и суетливо переступил с ноги на ногу. – Всесильная скончалась от  неизвестной болезни, и даже твои знания не смогли её спасти.  Необходимо срочно собрать Форум Двенадцати, чтобы спасти Атлантиду, а не искать по побережью оборванцев! Ты, выживший из ума старик, вспомни о своих обязанностях  советника Серебряных!

– Из уважения к твоей сестре, я прощу тебя, Шанди. Но на будущее прошу выбирать выражения, – Вальдарент даже не повысил голос, но в комнате стало ощутимо прохладнее. Его пальцы сжались на висевшим на груди серебряном амулете.  Заметив это, толстяк попятился назад, сразу став меньше и незначительнее. – Я понимаю, горе затмило твой разум, но тебе придется научиться владеть собой, или Серебряные обойдутся без тебя.

Олег, не отрываясь, смотрел на старика. Куда делся тот добродушный человек, с которым он разговаривал четверть часа назад? Казалось, еще немного, и воздух между двумя мужчинами вспыхнет.                              Тот, кого назвали Шанди,  опустил глаза, с трудом переводя дыхание:

– Я прошу прощения за свою несдержанность. Эта  неделя выдалась сложной.  Всесильная была не только моей любимой сестрой, но и последней надеждой атлантов после того, как Золотой шар погас. Благополучие нашей страны во многом зависело от нее.

– Должен напомнить, что Лейла добровольно согласилась принять судьбу и стать  Всесильной. Хотя я не думаю, что именно сила шара привела её к гибели. – Вальдарент нахмурил брови.

– Она прожила бы гораздо дольше, если бы не стала Обрученной! Вы хладнокровно принесли её в жертву! Но возмездие неотвратимо!

Олег вздрогнул от этих слов. Даже то немногое, что он понял, давало повод для грустных мыслей. В какую авантюру  его собираются втянуть?

Тем временем старик одарил Шанди Ло полным презрения  взглядом:

– Ты прав, возмездие неминуемо, но бояться надо бы не мне…

«Интересно, а Ло – это титул?», – подумал Олег,  и тут же получил мысленный ответ: «Судя по всему, Ло – это принадлежность к семье Серебряных. Действительно, похоже на титулование».

«Ты кто?» – спросил парень, окинув комнату внимательным взглядом. Кроме  атлантов, рядом никого  не было.


 «Погоди, давай лучше послушаем, чем закончится беседа, интересно же. Потом я тебе все объясню».

«Ладно», –  Олег машинально кивнул невидимому собеседнику, глядя на Шанди. Брат неизвестной Лейлы снова вспылил:

– И все же, Вальдарент, что происходит? Почему в священном месте находится чужак?

– Олег, сними, пожалуйста, перчатку, – мягко попросил старик.

Вздохнув,  Крамер стянул с правой руки белоснежную перчатку, которую до этого даже не замечал. В ту же минуту яркий свет залил комнату, в витражах окон вспыхнули детали пентаграммы.

– Не может быть… – прошептал Шанди, прикрывая глаза рукой. – Новый Обрученный? Это невозможно…

– Возможно, – старший атлант  улыбнулся. Он подошел к кровати (так просто Крамер решил называть свое ложе), поправил покрывало, чтобы оно закрыло правую руку Олега.  Затем с холодной улыбкой обратился к Шанди:

– Церемония состоится через два дня. Надеюсь, тебе будет нетрудно сообщить об этом остальным Серебряным.

Олег, внимательно наблюдавший за толстяком, заметил, как выражение шока и недоверия на его лице сменилось притворной любезностью. Не прибавив ни слова, Шанди низко поклонился, и, прижав ладонь к груди чопорным жестом, повернулся и вышел.

– Прости, что тебе пришлось стать свидетелем  столь неприятной сцены, – виновато произнес Вальдарент. – К сожалению, мой племянник не слишком умен. Зато очень горяч и вспыльчив. Больше такого не повторится.

– Я мало что понял, кроме того, что ваш племянник не хочет меня здесь видеть. Но что за церемония, о которой вы говорили? – Олегу требовались ответы. – Бывшая правительница Атлантиды умерла при странных обстоятельствах, не так ли? Надеюсь, вы не хотите, чтобы я занял ее место?

Наступило неловкое молчание. Олег в упор смотрел на старика, тот в задумчивости  склонил голову:

– Поговорим об этом немного позже, хорошо? Сейчас тебе нужно отдохнуть, поэтому…– его губы шевелились, беззвучно произнося незнакомые слова.

Олег неожиданно почувствовал, что очень устал. Тело словно налилось свинцом, и все вокруг стало совсем неважным. Он безвольно откинулся назад, на мягкие подушки, глаза сами собой закрылись.

Сколько прошло времени – минуты или часы – он не знал. Олег очнулся от легкого ветерка, растрепавшего волосы. Открывшаяся ему картина ничем не напоминала древнюю Атлантиду. Под ногами была мягкая трава, впереди поблескивала полоска воды. Ветер обрывал с деревьев красно-желтые листья, в солнечных лучах сверкали купола высокой церкви.


«Это же Коломенское! Но как…?»

От радости сердце забилось быстрей, но затем пришло понимание, что что-то здесь не так. Во-первых, он не смог встать: каждое движение давалось с трудом, словно в замедленной съемке старого фильма. Во-вторых, рядом не было ни одного человека. Пейзаж вокруг был подобен миражу или старой фотографии. Казалось, лишний вздох, лишнее движение – и все исчезнет.

«Верно мыслишь, парень. Все, что ты видишь сейчас, – ненастоящее. Старик  решил, что ты быстрее восстановишься, если увидишь родные места. А красивая она – ваша Москва. Если вернёмся назад, отвезешь меня туда когда-нибудь?»

Олег похолодел. Все оказалось просто: нет  ни Москвы-реки, ни Коломенского, ни даже  тихого шелеста ветра. Он по-прежнему находится в Атлантиде, государстве, существовавшем за десять тысяч лет до его рождения. И этот глухой, словно тявкающий  голос, Олег сегодня уже слышал.                                                    «Дружок?», – мысленно спросил парень, решив, что медленно сходит с ума. «Не бойся, приятель, с тобой все в порядке. Ты не свихнулся. Просто старик  выдернул самую приятную картину из твоей памяти, немного исказив реальность. А я сейчас вижу то же, что и ты, потому что тоже пришелец в этом мире. По этой же причине могу с тобой общаться, правда, только телепатически. Похоже, у меня открылись новые способности. Кстати, с чего это ты вздумал прыгать за мной в воду? Как будто я просил  меня спасать, господин Одуванчик!»

– Решил  поиздеваться над своим спасителем? Мог бы проявить больше благодарности, раз уж мы застряли в этом прошлом только вдвоем. И, кстати, почему Одуванчик?

«Слабый, малохольный больно», – мысленно фыркнул щенок и пару раз тявкнул для убедительности.

Олег мрачно сдвинул брови:

– Лучше меня не зли. Я сейчас в плохом настроении.

«Гордись своей силой, своим зрением и способностями, человек, пока можешь. В этой реальности я различаю оттенки цветов и  читаю людские мысли. А у тебя, кроме уродливой татуировки на руке, я пока никакой сверхсилы не заметил! До волшебника  тебе, как до изобретения машины времени в будущем.

Кстати, ты спрашивал, как я здесь оказался. Я немного подумал и решил, что, раз мы вместе перенеслись, то и вернуться сможем только вдвоем. Поэтому, пока твое неподвижное тело грузили в лодку,  я спрятался в рыбацких снастях. Маленькой дворняжке это не составило никакого труда».

«Ох, – высказался Олег по поводу  длинной речи своего единственного знакомого  в этом мире.  – Хорошо, что у нас животные  – не телепаты. Представляю, чего бы мы от них наслушались. И откуда ты столько умных слов знаешь, а?»

«Это еще что! Я забыл сказать, что уже отплатил тебе за спасение, заставив  девчонку  вытащить тебя на берег. Я просто внушил ей ужас своим грозным воем! Так что теперь ты просто обязан сделать меня своим…ммм…помощником? Казначеем? Управляющим на кухне? Короче говоря, не забудь обо мне, когда начнешь делить должности!»

«Еще один политикан на мою голову, как будто мне мало этого Вальдеранта и Шанди. Лучше вспомни, кто тебя кормил в прошлом, вредный пес!»

 Рассматривая валявшиеся под ногами желтые листья,  Олег почувствовал себя почти счастливым. Интересно, сможет он однажды вернуться в свое время и снова увидеть Москву? По-настоящему, а не в фантазиях. Вот если бы его новая жизнь в Атлантиде оказалась просто дурным сном…


«Смотри, как бы тебе не стать героем Атлантиды и не остаться здесь навсегда», – мысленно усмехнулся пес, и это было последнее, что услышал «новый Обрученный», прежде чем провалиться в глубокий сон.

       Близнецы

– Привет, – послышался звонкий голосок от двери.

Олег повернул голову. Он надеялся увидеть Вальдарента, но эти легкие шаги  и стройная фигурка никак не могли принадлежать старшему атланту.

Дружок, о котором парень успел забыть, выскочил из-под кровати и с громким лаем бросился к двери.

– Ой, – Незнакомая симпатичная девочка от неожиданности отскочила, но потом протянула руку и осторожно погладила пса, – как ты здесь оказалась, собачка? Тебе нужно сбежать, пока тебя никто не видел. Животным запрещено находиться в священном месте.

«Фу, мелкая… Какая я тебе «собачка?» А ты что молчишь? Я, между прочим, ночь не сплю, тебя охраняю, хоть бы спасибо сказал!»

– Он со мной, – коротко бросил Олег, не обращая ни малейшего внимания на возмущение пса.

Улыбнувшись, девочка с любопытством посмотрела на него и подошла ближе. На вид ей было лет тринадцать: среднего роста, стройная, худенькая, с довольно приятным личиком, на котором выделялись светло-зеленые глаза. Если бы не  белоснежная туника до середины колена и коротко стриженые огненно-красные волосы, она бы ничем не отличалась от обычных  школьниц.  И все же, ни одна из его знакомых девчонок не держалась так прямо, с таким достоинством, словно была, как минимум, принцессой. Впрочем, как вскоре выяснилось, он не слишком ошибся.

– По-видимому, ты – тот  самый новый Серебряный, о котором так много говорят. Я – Ассель Ло, – она церемонно поклонилась.

– Э, очень приятно, я…– пробормотал Крамер, но договорить ему не дали. Девочка бросилась к нему и  порывисто обняла. Похоже, что Ассель не смущало, что Олег – парень,  и они только-только познакомились.

Покраснев, Крамер безуспешно пытался оттолкнуть нахальную девицу.

«Что за сумасшедшая…»

«Везет тебе, приятель, – не преминул ехидно прокомментировать Дружок, – девчонки сами на шею вешаются».

 «Заткнись».

«Да не переживай ты так, она довольно миленькая. Тоже не отказался бы погреться у нее на груди».

Олег резко дернулся на свободную часть кровати, морщась от боли в плече. Девочка, заметив его неловкие маневры, наконец, отодвинулась. Радостно улыбаясь, она присела на край постели, болтая  в воздухе ногами. Олег с удивлением заметил изящные серебристые крылья, украшавшие ее сандалии.

– Я решила опередить всех  и навестить тебя первой! Дедушка Валли – такой зануда! Он  запретил мне показываться в Храме  до церемонии. Как будто я – ребенок и не умею себя вести. Но это же неправильно! Знаешь, я ужасно рада, что у меня появился новый брат, кроме  Эсенджана. Сначала я испугалась, что ты можешь оказаться таким же противным, как Шанди. Ты мог мне не понравиться! Но как хорошо, что этого не случилось! Я права?


– Ну, – Олег попытался подобрать слова, чтобы не обидеть девочку, но та перебила его:                                – Ты даже лучше, чем я представляла! Ты и правда пришел из будущего? Ты даже краше, чем брат! Как же мне тебя называть…

– Олег?

– Хм, я слышала, но это имя звучит слишком официально. Может, Лучик? У тебя, по сравнению с нами, слишком светлый оттенок волос.

Помрачнев, Олег отдвинулся подальше. До чего же наглая особа! Видит человека первый раз в жизни и сразу дает прозвища.  К тому же, в его родной семье не были приняты сюсюканья  типа «солнышко», «зайка». И «лучика» тоже не надо. Он снова натянул на себя шелковое одеяло:

– Пожалуйста, уходи. Не хочу быть грубым, но я не собираюсь становиться частью вашей  семьи. Я хочу вернуться домой!

– Но это невозможно,  –  девочка обиженно надула губы, но, спустя минуту, с хитрой улыбкой на лице достала из кармана леденец  в виде сердца с крыльями. – Хочешь?  Уверена, таких ты не пробовал. Могу с тобой поделиться.

Отрицательно покачав головой, Олег нетерпеливо сдул челку с левого глаза. Всё же друг Сенька оказался прав, утверждая, что он, Олег, всегда отстаивающий свою точку зрения,  «шагая по встречной полосе», будет однажды сбит проезжающим мимо автобусом.

Похоже, девчонка не собиралась оставлять его в покое. Несмотря на то, что она гордо называла себя Серебряной, «принцесса» совсем не умела обижаться.  В школе подобная настойчивость была полезной (к примеру, она помогала уговорить преподавателя не проводить зачет для тех, кто посещал все занятия). Но постоянно общаться с человеком, который не обращает внимания на твои слова, утомительно.

– Я не люблю сладкое. К тому же, «изо рта в рот – получается микроб». Ты об этом не слышала?

– Микроб? – Ассель удивленно округлила глаза. – А кто это?

– Проехали, – пробормотал Олег.  – Кстати, что у вас за странная одежда? На тебе – простая туника, а я почему-то в рубашке с кружевом. Зачем Вальдерант выбрал для меня такую одежду?

– Так это не дедушка, это я распорядилась. Я выбрала для тебя одежду по собственному вкусу, – девочка продолжала наслаждаться конфетой, игнорируя брошенный на нее гневный взгляд, – Мой новый брат Лучик должен иметь все самое лучшее! Ты же мне благодарен, да? Ты – теперь часть семьи. Эсенджан вот почему-то совсем не рад твоему появлению … Но, я уверена, вы подружитесь!

– Все, надоело, – Олег стукнул кулаком по кровати, – сколько можно повторять одно и то же?! В моем времени Атлантида погибла, оказалась стёрта с лица земли. Это значит, что и ты, и вся твоя «семья» – не более чем призраки! А я, видимо, умер, и ты – моё наказание за  грехи!                                                              – Гибель Атлантиды? Какая глупость! – девочка не обратила внимания на его вспышку ярости, словно была к ней готова. – Как говорят наши предсказатели, все когда-то заканчивается, но до гибели нашей земли могут пройти тысячелетия. К тому же, будущее не постоянно, мы сами его создаем. Если ты откажешься стать Обрученным, будет одно, если согласишься – совсем другое…


– Но…как? – растерялся Олег.

– Очень просто. Все зависит от выбора  человека. Кстати, а интересно, – как у вас там? Хотя, ты, наверное, из бедных слоев, если судить  по одежде, в которой сюда попал. Чей-то слуга?

– У нас нет слуг в вашем понимании, разве только наемные работники за хорошие деньги… Да и королевская власть тоже не имеет той силы, что была в Средневековье или в дремучие… – он осекся.        – Дремучие времена? – Ассель хитро прищурилась. – Ты можешь так думать, но, если станешь Обрученным, тебе придется править в это время.

– С тобой просто невозможно разговаривать, – Олег устало прикрыл глаза.

Девочка легко поднялась:

– Хочешь, покажу трюк? –  не дождавшись ответа, она  провела пальчиком по серебряному перстню, украшавшему её левую руку. Находившийся в нём камень засветился,  Ассель  подпрыгнула, и, вопреки всем законам физики, не приземлилась обратно, а неподвижно зависла в  воздухе. Олег только хлопал глазами, смотря на неё.

– Ну как, разве летать – это не чудесно? И это только малая часть силы, которую мой шар получил от  Серебряного. То, чем будешь обладать ты, гораздо мощнее! Но если ты откажешься… Серебряный Шар выйдет из-под контроля, и не только Атлантис, но и  Атлантида, а, возможно, и вся планета окажется во власти стихии. И тогда ничего больше не будет. Никогда… Способность к левитации  досталась мне от рождения, но я покажу тебе, что  могло бы случиться, откажись я от неё.

Девочка сорвала перстень с пальца и, размахнувшись, швырнула его в стену. Послышался мелодичный звон, сияние, окружавшее её, исчезло. Ассель тут же  упала на пол и застонала.

– Да зачем ты, глупая…!  – Не договорив, Олег, бросился к ней и помог сесть. Чертыхнулся, заметив кровоточащую ссадину на чужом локте. Да, похоже, принцесса немного неуравновешенна. И почему в ее присутствии он не смог держать язык за зубами? Ведь она – всего лишь ребенок. Трудный ребенок!

«Хорошо, хоть обошлось без переломов», – мысленно обрадовался Крамер, заметив, что Ассель, несмотря на боль, не расплакалась.

– Ты в порядке?

Немного покраснев, принцесса кивнула и крепче сжала его ладонь:

– Скажи, а у тебя была девушка в том мире?

Олег растерялся. Что ответить на такой прямой вопрос? Ему редко кто-то нравился, а если и нравился, то по закону подлости человек был  не свободен. Впрочем, после переезда в Швейцарию он вообще ни с кем не встречался. В голове вдруг пронеслось воспоминание, голос незнакомки вытащившей его из морской пучины: «Только попробуй умереть, я сама тебя убью!»

– Длинные темные волосы и черные  глаза… – Олег задумчиво отстранился. – Скажи, ты не знаешь, что за девушка меня спасла? Я так и не успел сказать ей «спасибо».

– Что? – Ассель сдвинула брови. – Как ты смеешь вспоминать о  другой, когда я рядом?                              – Прости, но меня спасла девушка с длинными черными волосами. И я бы хотел увидеть её и поблагодарить. Хотя бы раз,  – твёрдо  повторил Крамер. Ассель впилась в него ревнивым взглядом, но тут за её спиной послышалось деликатное покашливание.

– Скорее всего, эта  девушка –  лишь плод вашего воображения, уважаемый Олег, – голос прозвучал обманчиво мягко. Поднявшись на ноги, Крамер обернулся. Ему навстречу шагнул стройный красноволосый парень, под внимательным взглядом которого Олег почувствовал себя неловко.                                                   – Эсенджан, – недовольно фыркнула Ассель, топнув прелестной ножкой. – Я же просила не следить за мной!


– Даже не думал, – холодно улыбнулся паренек, – но считаю своим  долгом сообщить, что не дело одной из Серебряных встречаться наедине с малознакомыми людьми.                                                                               Ассель показала брату язык, но всё же поднялась с пола  и отряхнулась:

– Нет, как будто у тебя нет других дел, кроме как доставать меня! Лучик,  познакомься, перед тобой главный зануда во всем Атлантисе! И, по нелепому стечению обстоятельств, мой брат. Мы близнецы.

– Вы похожи, – задумчиво пробормотал Олег, отметив бросающееся в глаза сходство не только внешности, но и характеров. Правда, создавалось впечатление, что паренек привязан к сестренке гораздо больше, чем она к нему. Впрочем,  чужая душа – потемки.                                                                                                          Но отличить их было нетрудно, несмотря на одинаковые черты лица: мальчик носил длинные тёмно-каштановые волосы, забранные в хвост, у Ассель была короткая стрижка.                                                          – Почему ты сказал, что девушка, которая меня спасла, мне почудилась?  –  Крамер, решил вернуть разговор в нужное ему русло. Ему показалось, что, несмотря на  некоторую взбалмошность, близнецы были вполне искренними.

– Почему? –  в темных глазах Эсенджана блеснул недобрый огонек, – жрецы, которые нашли тебя, никого не видели. А еще Атлантисе нет девушек  с темными волосами. У всех атлантов рыжие или каштановые волосы.

– Нет темноволосых, какая ерунда! – возмутился Олег. – У вас, что, краски нет? У нас можно перекраситься в любой  цвет, какой нравится, хоть в ядовито-зеленый!

– Краска? – Ассель насторожилась, забыв о конфете. – Нужно спросить деда Валли. Значит, тебе нравятся темные волосы?

Олег в эту минуту решивший выпить воды из серебряного кувшина, стоявшего у его кровати, закашлялся.  Эсенджан же возмущенно покачал головой:

– Ассель, если тебе нечего делать, займись лучше тренировками! Ты часто падаешь, когда поднимаешься в небо на занятиях с шаром. А ведь ты – одна из Серебряных! На войне от тебя не будет толку!

– Я устала  повторять, что не собираюсь сражаться. Я летаю ради удовольствия, –  Ассель, показав брату язык, бросилась к выходу, напоследок хлопнув дверью.

Крамер устало взъерошил пятерней волосы. Слишком много новостей за одно утро.

– Взбалмошная? – молодой атлант, казалось, прочитал его мысли. – Это еще что! Тебе не повезло, что она в тебя вцепилась. Теперь придется быть ее жилеткой, игрушкой и рыцарем  в одном лице. И только попробуй позволить себе лишнее. – Эсенджан сдвинул брови.  – Мы с ней росли без родителей. Тётя Лейла взяла на себя заботу о нас, но после  ее смерти у меня не осталось никого ближе Ассель. Поэтому мне плевать,  кто ты такой и откуда взялся, но очень советую быть осторожнее с ее чувствами. Для твоей же  безопасности!

Не дав Крамеру  и шанса ответить на свою угрозу,  Эсенджан коснулся висевшего на своей шее золотого медальона, и буквально растворился в воздухе.

Олег только вздохнул: «Ну, дела! Им бы в цирке выступать с такими-то способностями». От понимания того, что это не обычные фокусы, на душе стало еще тоскливее.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Влюбленные в Атлантиду (Татьяна Абиссин, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я